Содержание материала


 
«Вниманию читателей представляется уникальная документальная дилогия О.Ю Козинкина «Тайна трагедии 22 июня». В книге «Внезапности не было» автор, используя ответы комдивов, комкоров и командармов июня 1941 г. на вопросы начальника Военно-научного управления Генштаба генерал-полковника А.П. Покровского, показывает, почему накануне войны наши войск не были приведены в боевую готовность и почему был сорван организованный по приказу И.В. Сталина вывод войск к границе перед нападением Германии.
В своей книге автор также показывает, что никакой внезапности нападения не было и называет ответственных за первые неудачи.»

 

 

 


 

 

Анотация автора:

 «Впервые в истории изучения трагедии 22 июня все о предвоенных и первых днях войны словами-показаниями самих командиров отвечавших на послевоенном расследовании Генерального Штаба.

Впервые более чем через полвека после расследования публикуются и разбираются некоторые полные ответы на «вопросы Покровского» – комдивов, комкоров и командармов июня 41-го.

Командиры полков, дивизий, корпусов, армий и штабов округов развенчивают старые «традиционные» мифы о предвоенных днях и начале войны, и показывают:

– о том, как на самом деле проходил вывод войск по планам прикрытия перед нападением Германии – о том, как срывался этот вывод, как командующие округами дивизии гнали к границе с учебным хламом вместо боеприпасов, как было предписано в директивах Москвы;

– о событиях вечера 21 июня и ночи на 22 июня – о том, как предупрежденные с вечера 21 июня самим Жуковым о нападении в ночь на 22 июня, командующие округами шли в театры или умудрялись пропасть так что их сутки найти не могли, как получившие в полночь на 22 июня прямой приказ Жукова командующие не поднимали свои войска до самого нападения Германии;

– о том, в какое же время началась война на самом деле – в «4 часа утра» или раньше;

– о том, кто на самом деле запрещал вести ответный огонь по напавшему врагу даже в то время когда враг перешел границу, чуть не до обеда 22 июня – Сталин или командование на местах получившие прямые приказы и разъяснения Москвы по применению оружия;

– что на самом деле требовала знаменитая «Директива б/н» от командиров на местах и почему ее текст опубликованный  Жуковым в его «бессмертных» мемуарах и действительно отправленные в округа тексты этой директивы, не соответствуют тому, что отвечают командиры штабов округов о том, что требовалось от них в ту ночь Москвой на самом деле … какая директива ушла следом за ней в округа до нападения Германии – что было в настоящей «Директиве №1», в той которую Жуков нес к Сталину вечером 21 июня!

В книге также будет дан ответ – на фактах, документах и прочих источниках – так кто же виноват в трагедии 22 июня!

Никаких мифов или маршальских баек! Только факты и документы!»

 

Уважаемый читатель!

Перед Вами книга, которую я прочел с огромным интересом, притом, что в деталях знаю многое из написанного в ней. Да практически все. Тем не менее, читал, не отрываясь.

Талантливый автор этой книги – Олег Юрьевич Козинкин – за последние пять лет подготовил и издал уже семь книг: Кто проспал начало войны? М., 2011, Адвокаты Гитлера. М., 2011, Мифы и откровенная ложь о русской истории сфабрикованная нашими врагами. М., 2012, Сталин. Кто предал вождя накануне войны? М., 2012, Почему не расстреляли Жукова? В защиту маршала победы. М., 2013, Мировой заговор против России. М., 2014, Защита Сталина. Кто пытается опорочить страну и Победу? М., 2015.

Но книга, которую Вы, уважаемый читатель, держите в руках, особенная. И не только тем, что столь же интересна, как и все предыдущие книги этого автора. Их общая отличительная особенность в том, что они книги честные. В них нет никаких мифов, маршальских или генеральских баек и сказок, и особенно нет всевозможных толкований их не в меру мудрых «воспоминаний и размышлений» прикормленных историков. И эта книга точно такая же.

Но она еще важна именно тем, что в ней впервые детально проанализированы наконец-то рассекреченные материалы опроса командиров на ставшие знаменитыми пять вопросов комиссии Генерального штаба во главе с генералом А.П.Покровским. Вот перечень этих вопросов комиссии Покровского:

1. Был ли доведен до войск в части, их касающейся, план обороны государственной границы; когда и что было сделано командованием и штабами по обеспечению выполнения этого плана?

3

2. С какого времени и на основании какого распоряжения войска прикрытия начали выход на государственную границу и какое количество из них было развернуто до начала боевых действий?

3. Когда было получено распоряжение о приведении войск в боевую готовность в связи с ожидавшимся нападением фашистской Германии с утра 22 июня; какие и когда были отданы указания по выполнению этого распоряжения и что было сделано войсками?

4. Почему большая часть артиллерии находилась в учебных центрах?

5. Насколько штабы были подготовлены к управлению войсками и в какой степени это отразилось на ходе ведения операций первых дней войны?

Отличаясь дотошной въедливостью в изучаемые материалы, Олег Юрьевич проанализировал ответы на эти вопросы в теснейшей увязке с не менее тщательным анализом предвоенных планов и директив высшего советского командования, а также приказов и директив командования округов. В результате ему удалось установить:

- каким в реальности было предвоенное планирование в высшем командном звене;

- что на самом деле происходило на командно-штабных играх в Генеральном штабе, по каким реально сценариям они проводились;

- почему Сталин не давал провести мобилизацию до нападения Германии;

- как войска приграничных округов приводились в боевую готовность в предвоенные дни;

- как на самом деле происходил вывод войск по планам прикрытия перед нападением Германии;

- кто и как срывал приведение войск в боевую готовность и их вывод на рубежи обороны;

- в какое на самом деле время началась война;

- вводился ли запрет на открытие ответного огня или нет, кто на самом деле запрещал вести ответный огонь по напавшему врагу даже тогда, когда он уже перешел границу;

4

– что на самом деле представляла из себя пресловутая «Директива б/н», почему приведенным в мемуарах Жукова текстом этого документа и текстами отправленных в округа директив впечатляющая разница;

- какой на самом деле была настоящая Директива № 1;

- реконструировать события вечера 21 июня и ночи на 22 июня, в результате чего были достоверно выявлены ошеломляющие факты: предупрежденные с вечера 21 июня самим Жуковым о нападении в ночь на 22 июня, командующие округами ушли в театры или умудрились пропасть так, что их сутки найти не могли;

- как получилось, что получив приказ Жукова, командующие не поднимали свои войска до самого нападения Германии и даже до середины дня 22 июня.

И еще много чего удалось установить этому пытливому автору. А в итоге приведенный в книге детальный анализ позволяет точно установить, кто же на самом деле виноват в трагедии 22 июня 1941 года.

Можно только поздравить Олега Юрьевича с отличной книгой. И пожелать ему дальнейших успехов на непростой стезе независимого историка.

А Вам, дорогой читатель, желаю не только внимательно прочесть эту книгу, но и обогатиться большим багажом проверенных данных о нашей не простой недавней Истории. Мы обязаны знать о своей Истории все – и белое, и черное, и красное.

С уважением,

Арсен Мартиросян, историк, писатель

 

5

 

 

 

 «В 1953 в СССР произошёл госпереворот. Преступники во главе с Хрущёвым убили Сталина и Берию и вопреки решениям 19 съезда восстановили в СССР диктатуру партаппарата. Овладев контролем над СМИ и вычистив архивы, они стали убеждать народ СССР в том, что во всём виноват Сталин, в том числе и в катастрофе 22 Июня. Однако, расследование, организованное под видом военно-научного исследования под руководством генерала А.П.Покровского, выявило истинных виновников поражения наших вооруженных сил в начале войны. Оно было начато в конце 40х, но было свёрнуто в 1956 году новым министром обороны  Жуковым. О том на какие 5 вопросов генерала Покровского отвечали участвовавшие в предвоенных событиях командиры и генералы и почему Жуков был заинтересован в сокрытии результатов этого расследования вы узнаете, прочитав  новую книгу Олега Козинкина, которую держите в руках.»

Я.Е.Джугашвили

 

 

6

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ, ИЛИ 22 ИЮНЯ В ПОКАЗАНИЯХ ГЕНЕРАЛОВ НЕЗАКОНЧЕННОГО РАССЛЕДОВАНИЯ (ответы генералов на «пять вопросов Генерального штаба»)

 

Как можно разобраться в «трагедии 22 июня»? В общем, «несложно». Надо выяснить как «оно должно было быть» на «бумаге», что было в тех же «планах» СССР на случай войны с Германией, разобраться с тем, какие приказы шли в западные округа в предвоенные дни, а затем выяснить, что творилось в войсках на самом деле с выполнением этих приказов и планов. Таким образом, если вы знаете что требовалось от войск и командиров, и что произошло на самом деле, вы в принципе сможете выяснить «разницу» – найти объяснение и причины разгрома РККА в первые же дни войны. Хотя между понятиями – что требовали, что требовалось в реальности, и что могло быть выполнено, конечно же, существует огромная разница. Но чтобы увидеть, где присутствовал примитивный «бардак», а где явный саботаж, и надо – сначала выяснить, что же требовалось от армии в те дни, перед войной.

Данная книга – прямое продолжение исследования «Зашита Сталина. Кто пытается опорочить страну и победу?» (М., АСТ, 2015г.), в котором достаточно подробно рассматривалось предвоенное планирование нашего Генштаба перед неизбежной войной с Германией. А теперь пора рассмотреть – а что же было дальше? Как эти предвоенные планы наших стратегов в ГШ реализовывались, когда враг напал. И помогут нам с этим разобраться ответы командиров Красной Армии на послевоенном расследовании. Незаконченном до сих пор.

7

Итак….

В конце 1940-х – первой половине 1950-х годов Военно-научное управление Генерального штаба Вооруженных Сия СССР под видом «обобщения» опыта сосредоточения и развертывания войск западных приграничных военных округов по плану прикрытия государственной границы 1941 года накануне Великой Отечественной войны и провело некое расследование. Для чего были заданы пять вопросов участникам указанных событий, зани­мавшим в начальный период войны различные должности в войсках военных округов:

1. Был ли доведен до войск в части, их касающейся, план обороны государственной границы; когда и что было сделано командованием и штабами по обеспечению выполнения этого плана?

2. С какого времени и на основании какого распоряжения войска прикрытия начали выход на государственную границу, и какое количество из них было развернуто до начала боевых действий?

3. Когда было получено распоряжение о приведении войск в боевую готовность в связи с ожидавшимся нападением фашистской Германии с утра 22 июня; какие и когда были отданы указания по выполнению этого распоряжения и что было сделано войсками?

4. Почему большая часть артиллерии находилась в учебных центрах?

5. Насколько штабы были подготовлены к управлению войсками и в какой степени это отразилось на ходе ведения операций первых дней войны?

 

Руководил этим «расследованием» А.П.Покровский –1898 -1979г.г. – генерал-полковник с 1944г., член ВКП (б) с 1940. В 1915 призван в армию, окончил школу прапорщиков в 1915г. В Советской Армии с 1919г., участник Гражданской войны. С октября 1940г. адъютант, затем генерал-адъютант заместителя наркома обороны СССР маршала С.М. Буденного. Всю войну начальник

8

штабов различных армий. С 1946 помощник начальника Генштаба по военно-научной работе, с 1953 начальник Военно-научного управления Генштаба. С 1961 в отставке. Умер в 1979.

 

Практически все командиры от дивизии (и даже полка) и выше западных округов июня 1941 года отвечали на эти вопросы. Отвечали вплоть до штабов округов на июнь 41-го. Офицеры званием на начало 1940-х выше звания генерал-полковника А.П. Покровского – генералы армии, на эти вопросы также отвечали. А вот такие как маршал К.К. Рокоссовский и прочие маршалы вроде как официально на эти вопросы ответы не давали. При этом формально это не было все же расследованием как таковым, ведь ответы генералов назывались не «показаниями», а «воспоминаниями». Особенно после 1953 года. Однако в 1956 году, в то время когда министром обороны СССР стал маршал Жуков, данное расследование было свернуто. Само «расследование» так и осталось «для служебного пользования», все ответы получили гриф «секретно» и «совершенно секретно» (особенно это касалось, например дивизий в Бресте) и все ответы-показания командиров на долгие годы легли в архив.

Впервые эти вопросы-ответы были опубликованы только в 1989 году в «Военно-историческом журнале» (ВИЖ), в №№ 3 и 5 в статье «Фронтовики ответили так! Пять вопросов Генерального штаба» (В.П. Крикунов. Размещено на http://liewar.ru/content/view/186/2 в 2011 году по «милости» автора этой книги). Однако ВИЖ в тех номерах опубликовал частично лишь отдельные ответы отдельных командиров (генералов) и только на первые два вопроса. С частичными ответами на вопрос №3. Видимо кому-то «наверху» показалось ненужным «ворошить прошлое» и как только дело дошло до ответов на самые интересные вопросы, публикация была прекращена. Хотя в ВИЖ, в конце статьи в №5 было указано «продолжение следует».

Первым об этих вопросах в своих исследованиях написал Ю.И.Мухин, в своей книге «Если бы не генералы» (М. 2006г.). Вторым и наиболее полным исследованием этих «вопросов Покровского» и ответов командиров на них были работы военного историка, про-

 

9

фессора и преподавателя военной истории академии им. Фрунзе, полковника В.А. Рунова. Который провел свое исследование начала войны уже на полных ответах командиров в своих книгах «1941. Первая кровь» (М. 2009г.), «Жуков против Гальдера» (М. 2010г.), «Линия Сталина в бою» (М. 2010г.) и других. Но, к сожалению, профессор Рунов не только цитировал эти ответы, но и давал свои изложения их содержания. И цель его книг несколько отличается от того что мы попытаемся выяснить данным исследованием.

Также, часть полных ответов отдельных генералов и маршалов в конце 2014 года выложили на сайте МО РФ «Документы. Накануне войны»: Собенникова. Морозова, Шумилова  (ПрибОВО); Фомина (ЗапОВО), Лукина (Брест); Пуркаева, Баграмяна, Шерстюка, Абрамидзе, Рогозного (КОВО). Ответы командиров – имели гриф «секретно» и даже «сов.секретно». Особенно ответы командиров Бреста как нш 26 ск Лукина, или нш 22 тд Кислицын, или тех, кто видимо показывал не очень удобные факты, о «странных» командах комокругов – Баграмян, Пуркаев, Шерстюк или Абрамидзе и Рогозный из КОВО.

Т.е. в конце 2014 года все ответы данного расследования Покровского были рассекречены, и сегодня любой желающий имеет возможность отправиться в ЦАМО и изучать эти ответы в полном объеме.

 

Разбирая вопрос с приведением в боевую готовность войск западных округов, предвоенные планы РККА в книгах «Кто „проспал” начало войны» ( М., 2011г.), «Адвокаты Гитлера» ( М., 2012г.) «Сталин. Кто предал вождя накануне войны?» (М., 2012г.), «Почему не расстреляли Жукова? В защиту маршала Победы» (М., 2014г.), «Защита Сталина. Кто пытается опорочить страну и Победу?» (М., 2015г.) были рассмотрены мемуары генералов и документы тех дней. Также в этих книгах ответы генералов в публикации ВИЖа также частично приводились и разбирались. Ну а здесь попытаемся собрать в «кучу» все ранее опубликованные ответы командиров (до сих пор они в полном виде не публиковались именно отдельно и собранные вместе никем именно для расследования причин «трагедии 22 июня» не рассматривались) и посмотрим, что же происходило в предво-

10

енные и в первые дни войны не по мемуарам генералов написанных ими спустя чуть не полвека и подверженных политической и военной цензуре, а все же на официальном расследовании. Буквально «по горячим следам», спустя всего 8-12 лет после июня 41-го, на расследовании, начатом еще при жизни Сталина. Когда врать командирам не очень хотелось.

Попробуем сделать то, что не успело сделать Военно-научное Управление Генштаба, пока им руководил генерал Покровский, помощник начальника Генштаба по военно-научной работе с 1946 года, с 1953 начальник Военно-научного управления Генштаба. Попробуем – обобщить полные ответы отдельных командиров приграничных округов на том незаконченном расследовании и сделать «выводы» по этим ответам – о причинах трагедии 22 июня 1941 года.

Посмотрим, что же сделали наши генералы, как было сорвано повышение боевой готовности перед нападением Германии, с чем пришла армия к 22 июня, разбирая ответы самих генералов на расследовании. Также, данная книга будет и неким «окончательным» обобщением всего, что было исследовано в предыдущих моих книгах о предвоенных днях.

 

(Примечание: Кстати, надо сказать важную вещь. О том, что никакой «внезапности нападения» для РККА и Москвы не было 22 июня, первым написал, конечно же, не я. Я не более чем «развернул» идеи Ю.Мухина на эту тему, прочитав его книгу «Если бы не генералы». Отписав ему письмо с разбором т.н. «Директивы№1», которое Мухин опубликовал в своей газете «Дуэль» в ноябре 2007 года, и это письмо став статьей и стало потом основой моей первой книги «Кто проспал начало войны?» (М. 2011 г.). Которая в черновом варианте называлась – «Внезапности не было. Кто проспал начало войны». Но за несколько лет до Мухина, в «Независимом военном обозрении» (№ 15) в ноябре 2002 года появилась статья «Поражение было неизбежным». В ней подполковник Генерального штаба Российской армии написал о том, что никакой «внезапности» нападения не было 22 июня. И в этой статье подполковник «Славин» (псевдоним автора статьи), имевший возмож-

11

ность изучать по роду службы архив Генштаба, и писал – о том, что с 18 июня войска приграничных округов и приводились в боевую готовность. До 21 июня еще.

Вот что он сам написал автору этой книги о том, как появилась в 2002 году та статья: «Готовил доклад, как самый подкованный в ГОУ по военной истории, для нГШ, к годовщине начала ВОВ. Ну, переписывать болтовню не хотелось, подписал разрешение и пошел в архив. Начал изучать и ...., мать твою, так все не так… Накропал первый вариант, понес, ну как на меня наехали, где взял такой бред, пришлось докладывать детально, защищая каждый пункт и тезис документально! Как та сова, ну не только я охренел!!! Получил задачу детализировать и пунктуально по всем ссылкам! А потом нГШ и нГОУ  выступили, тут охренели уже все, но с нГШ ведь спорить никто не был готов, но шум поднялся и все кинулись разбираться, а кто знал, тот понял – уже можно и рассказать! А потом, что статье то пропадать, спросил разрешения, разрешили напечатать в газете, но под псевдонимом!!!! И началось....! Ржешевский и Гареев разразились матерными опровержениями, пришлось добавить второй статьей и их задев! Квашнин просто хохотал, ему самому стало интересно, потом диссертации написал .....одному, второму! Ну как то так!».

Вполне может быть что Мухин и «сам» догадался о том что войска до 21 июня приводились в боевую готовность, но факт есть факт – «все началось» с той статьи «Славина», которая, к сожалению, не вылилась в серьезное исследование-книгу. Ведь архив Генштаба, что в Москве – так и засекречен в основной массе своих документов. Я же в эти годы только собирался увольняться из армии и ни сном, ни духом не помышлял интересоваться такими вопросами…)

 

Ю.И. Мухин в своей книге разбирал некоторые ответы генералов из ВИЖа, но он не ставил себе задачу (и не мог) подробно разобраться с предвоенными днями и что натворили павловы в западных округах с приведением в боевую готовность своих войск до начала Великой Отечественной войны. Профессор В.А. Рунов

12

 также (хотя уже и достаточно подробно) используя эти ответы, не исследовал этот вопрос – о приведении в боевую готовность «до 21 июня» и не стал подробно исследовать именно по вопросам-ответам предвоенные дни. Но сейчас стоит, собрав все опубликованные до этого в различных источниках ответы командиров привести их максимально без сокращений и как можно больше. Хотя тот же ВИЖ в 1989 году опубликовал ответы всего лишь нескольких генералов, и лишь малую часть показаний этих генералов (хотя даже то, что опубликовано о многом говорит), но дополнив их полными ответами, попробуем выяснить – так что же происходило в предвоенные дни в западных округах, и как готовились генералы к отражению агрессии, о которой, как оказывается, все прекрасно знали и были заранее предупреждены.

Итак, в этой книге впервые будут показаны и разобраны полные ответы тех командиров, что частично приводил и ВИЖ, а также некоторые из тех, что никогда до этого вообще не публиковались. И это будут максимально полные ответы генералов на все пять вопросов Покровского. И по этим ответам картина предвоенных дней и первых часов войны предстанет несколько в другом свете, чем это нам рассказывали с детства на уроках в школе.

Посмотрите на сами вопросы. Они действительно уже в самих своих формулировках несут информацию и выглядят как вопросы для студентов-двоечников: «Уж не в вольтах ли измеряется напряжение?». Т.е., командирам отвечая сложно было юлить, хотя некоторые и пытались, особенно после смерти Сталина, когда расследование было свернуто, а тем более возможное наказание виновных в трагедии 22 июня стало нереальным.

Если внимательно почитаете ответы генералов и командиров, то не сложно заметить что они отличаются в манере изложения и иногда достаточно сильно. Например, ответы, данные при жизни Сталина вполне подробные и обстоятельны, в них указаны точные даты и часто точное время в описании событий. Хотя есть среди

13

 них и просто «отписки». Ответы же генералов и командиров после смерти «тирана» практически всегда именно отписки. Хотя и среди них попадаются очень интересные подробности. Также надо учитывать, что те, кто продолжал служить, не торопились показывать на своих вчерашних командиров и начальников как на виновников в невыполнении или срыве предвоенных директив Москвы – это не только в армии не приветствуется («корпоративная солидарность»). Ну а те, кто уже отслужил, или ничего не боялся, пройдя тот же немецкий плен, или не имел личной зависимости от находящихся у власти маршалов – те давали самые сильные и интересные показания.

Однако нас в данных ответах интересует, прежде всего, описание фактов, а не личные оценки генералами и командирами своих начальников июня 41-го. Тем более что отвечающие чаще всего именно описанием конкретных событий и фактов и занимались. Стараясь как раз и не давать своих оценок и тем более выводов. Одни ответы интересны тем, что по ним видно как должны были отрабатываться те или иные мероприятия, а на других видно, где шли нарушения или даже воинские преступления. Ну а, зная, какие директивы или устные команды перед войной проходили в западные округа несложно выяснить, что же на самом деле произошло. А зная, что требовали директивы и приказы от командования округов легко понять, что было сделано или не сделано по их выполнению на самом деле.

Так как вопросов было пять, то по этим вопросам и сделаем отдельные главы, в которых разбор будет идти по округам.

Тут надо пояснить – опрос командиров и генералов шел не только по западным приграничным округам июня 1941 года. Опрашивались и командиры внутренних округов, особенно те, кто в мае-июне выдвигались в сторону границы на усиление западных округов. Но ответы этих командиров приводить не станем – чем дальше от границы, тем меньше было «разгильдяйства» в действиях военных. Так что, разбирать будем ответы командиров приграничных округов, и это будут как опубликованные еще в ВИЖ №№ 3 и 5 в 1989 году, так и полные ответы этих и других командиров, ранее не публиковавшиеся в таком виде. Также опрашивались и командиры приграничных полков и ответы некоторых из них мы тоже глянем…

14

Сразу оговорюсь – как и в предыдущих книгах «о 22 июня», так и в этой все выжернения и подчеркивания что в приводимых документах и мемуарах, что в «авторском» тексте, сделаны мною. Сделаны по простой причине – нельзя писать о проблеме 22 июня пересказывая «своими словами» содержание документов и тех же мемуаров очевидцев или давая выжимки из «источников». Документы надо приводить максимально полно, а не в «пересказе» исследователя. Тем более что исследователи именно слишком часто и дают именно свою личную трактовку и документов и слов очевидцев. Заменяя тексты документов своим личным и часто предвзятым «авторским текстом», изложением данных документов, мемуаров или тем более показаний так, как «видится автору». А этого делать, говоря о проблеме 22 июня нельзя.

Большая часть читателей подобных исследований читают подобные работы с карандашом в руках, но чтобы читатель не выискивал важные пункты в документах или словах очевидцев которые и важны для данной работы, я и взял на себя некую смелость выделить или подчеркнуть эти самые важные места. Уж больно много придется цитировать важных документов и показаний командиров, чтобы читатель сам смог оценить атмосферу тех дней в деталях. При этом каждый читатель, видя перед собой эти документы или показания уже сам сможет делать свои выводы, если не согласен с моими. Но сделать их на основе показанного оригинала, а не моих «пересказов» этих первоисточников. Тем более что писать о проблеме «22 июня» в принципе нельзя авторским пересказом документов или воспоминаний и тем более показаний. Т.е. – необходимо максимально полное именно цитирование документов связанных с такой датой как «22 июня».

Также заранее прошу прощения у читателя за возможные и неизбежные в таких исследованиях «повторы» в этой книге, которые уже читатель встречал в предыдущих моих книгах по теме «22 июня». Тем более что данная книга в основе своей выстроена «на базе» отдельной главы из книги «Адвокаты Гитлера», в которой и была сделана первая попытка подробно разобрать ответы генералов из публикации ВИЖа от 1989 года. Опять же, некие повторы из

15

предыдущих книг увидят только те читатели, кто имеет эти предыдущие книги автора. А вот те, кто только начал интересоваться историей вопроса как раз и получат всю информацию с «чистого листа». При этом в данной книге некоторые утверждения и выводы могут не иметь «ссылок на источники» в виде цитат, т.к. «источники» приводились именно в предыдущих книгах уже. И ради экономии объема здесь они могут пропускаться.

И еще раз – не забывайте, что командиры давали свои ответы пока еще не на  прокурорском расследовании. Поэтому многие ответы выглядят иногда не более чем некие «воспоминания». Так что не ждите в этих ответах командиров «страшных разоблачений» их старших начальников, или откровенных рассказов о воинских преступлениях этих начальников. Но если вы понимаете, о чем идет речь, и какие предвоенные приказы и директивы лежат в основе описываемых событий, то многое будет восприниматься уже по-другому. И напоследок – прошу заранее извинить за то, что главы в итоге получились очень большие. А книга в итоге совсем не проста для чтения.

 

Кстати, поднятая Мухиным, Мартиросяном и продолженная мною тема о том, что никакой «внезапности» нападения для Кремля-Сталина и Тимошенко-Жуковых не было, что до 21 июня приграничные округа получали распоряжения Москвы о приведении войск в боевую готовность и выводе по Планам прикрытия, для практически всех пишущих сегодня «историков» и исследователей так и осталась «запретной». На книжных полках вы так и не увидите книг, в которых об этом пишется.

Однако в 2014 года вышло переиздание книги В.В Карпова «Генерал армии Черняховский» (серия «Путь русского офицера», Вече, М.2014г.), в которой в виде некоего «романа» рассказывается о жизни одного из блистательных советских полководцев, который мог стать самым молодым маршалом Победы в Великой Отечественной войне, если бы не его ранняя гибель на фронте (приказ на маршала был уже подписан Сталиным, но не опубликован в газетах). Там есть такая фраза: «Утверждение некоторых историков

16

 и журналистов о том, что нападение немцев для советского командования было полной неожиданностью, не соответствует действительности».

Первоначально эта книга выходила в ЯУЗЕ в 2008 году. До этого она же выходила в издательстве ЛитРес в 2013 году, и там было указано, что написана она в 2006 году еще. И во всех вариантах Карпов это все и писал, что нападение на ССР было неожиданностью для нашего командования и соответственно Сталина, есть глупость! И показывал, как шло приведение войск в боевую готовность с 18 июня в Прибалтике.

Но – «некоторые историки и журналисты» похоже, эту книгу-исследование Героя Советского Союза и писателя В.В. Карпова «не заметили». Как не «замечают» работы Мухина, Мартиросяна и мои до сих пор. Продолжая нести чушь о том что нападение на СССР было «неожиданностью» для Сталина и наших военных соответственно, что войска до вечера 21 июня не приводились в боевую готовность и тому подобное из старых баек о начале войны времен Хрущева-Брежнева…

Точнее, спустя какое-то время будет примерно так – какой-нибудь очередной министр-историк выдаст «сенсационное» исследование на эту тему, разоблачит всех и вся и покажет, что и никакой неожиданности нападения не было ни для Кремля-Сталина, ни для военных, и приведение в б.г. до 21 июня должно было проводиться и проводилось по указаниям Сталина. Выдаст, правда, как это принято у некоторых «историков» как собственное «открытие»! Сделав вид, что до него не было исследователей и писателей, которые все это уже показали за несколько лет до данного «историка», и естественно не удосужится указать, что данный вопрос уже подробно изучался и показывался до него, пошло присвоив себе «первенство» в этом вопросе.

Но чтобы таким «историкам» и «исследователям» проще было писать через пару лет свои «сенсации», мы и разберем по полным ответам командиров то, что происходило в те предвоенные и первые дни войны реально и на самом деле. Облегчим так сказать кому-то их труды.

17

Работа исследователя истории схожа с работой следователя прокуратуры. Так что наберитесь терпения – придется разбираться с каждой «запятой» в документе, сличать показания командиров с известными на сегодня документами тех дней по тем же событиям, с мемуарами написанными спустя годы и под приглядом цензуры ЦК КПСС. В общем, хочется сразу предупредить читателя – чтение данного исследования, состоящего из двух больших книг, будет не из легких…

(Хотелось бы также сказать читателю – все возможные «ошибки», нескладности речи в изложении в приводимых текстах ответов командиров, или в документах – приводятся точно и дословно. Как было в оригиналах документов – со всеми зачеркиваниями, отсутствием запятых и т.п. «описках». Т.е. – если сегодня мы говорим фразу – «диверсионные отряды», а вы в тексте увидите – «диверсантские отряды», то это не недогляд редакторов книги, не исправивших безграмотного «писателя» О. Козинкина, а – так в те годы просто говорили и писали в своих документах сами военные. Если явно не хватает в документе – показаниях командира «запятой» то эту запятую не поставила некая машинистка в те годы и исправлять мы такие «ошибки» в историческом документе не имеем права…)

 

18

 

 

 

Вопрос № 1. БЫЛ ЛИ ДОВЕДЕН ДО ВОЙСК В ЧАСТИ ИХ КАСАЮЩЕЙСЯ, ПЛАН ОБОРОНЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ГРАНИЦЫ; КОГДА И ЧТО БЫЛО СДЕЛАНО КОМАНДОВАНИЕМ И ШТАБАМИ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ ВЫПОЛНЕНИЯ ЭТОГО ПЛАНА?

 

 

«План обороны государственный границы» применительно к приграничным округам  – это «Планы прикрытия и обороны госграницы» округов. Эти планы были составной частью только одного утвержденного общего «плана войны»  – «Соображений об основах стратегического развертывания Вооруженных Сил СССР на Западе и на Востоке на 1940 и 1941 годы» от августа – сентября 1940 г. Который разрабатывался в Генштабе. Об этих «Соображениях», их вариантах и о том, какой вариант наши стратеги в ГШ пытались реализовать на начало войны, достаточно подробно и отдельно уже мною разбиралось в книге «Защита Сталина. Кто пытается опорочить страну и победу», о «пяти планах генерала Жукова» (М., 2015г.). Так что тут мы попробуем рассказать об этих «планах войны» ГШ РККА несколько короче.

Данные «Соображения» предусматривали в окончательном виде, от 18 сентября 1940 года, два варианта развития событий – нанесение Германией Главного удара из Восточной Пруссии и Польши по Прибалтике и Белоруссии (по ПрибОВО и ЗапОВО), и Главного удара из южной Польши по Украине (по КОВО с ОдВО). При этом основной разработчик этих «Соображений» начальник Генштаба в августе 1940 года маршал Б.М. Шапошников, четко прописал,

19

что Главным ударом Германии надо считать удар (как «наиболее вероятным») именно по Прибалтике и Белоруссии. И соответственно там размещать наши главные силы. И это его утверждение-предположение осталось и в новых «Соображения» сентября-октября 40-го нового начальника Генштаба Мерецкова. Но если у Шапошникова основным принципом его «вариантов» было – против главных сил противника выставлять свои главные силы, то Мерецков предложил, при том, что если немцы нанесут свой главный удар севернее Полесья, иметь два варианта нанесения своих ответных ударов – размещения своих главных сил – либо против Главных сил немцев, в Прибалтике и Белоруссии, как и предлагал Шапошников, либо южнее Бреста, на Украине. При том, что главные силы немцев будут размещаться все равно севернее Полесья.

Вот что показано об этом в исследовании «1941 год — уроки и выводы» (М, 1992г.  На титульном листе этого исследования указано – «Генеральный штаб Объединенных Вооруженных Сил СНГ» и «Для служебного пользования». Есть в интернете.): «оперативный план, как главный документ плана войны, представлял собой совокупность документов, обеспечивающих при их выполнении организованное развертывание и вступление в боевые действия армии и флота в соответствии с целями и задачами первых стратегических операции. Он включал:

директиву правительства об основах стратегического развертывания Вооруженных Сил;

записку, разработанную начальником Генерального штаба и утвержденную наркомом обороны СССР, о порядке стратегического развертывания Вооруженных Сил (задачах фронтов и флотов) с приложением карты и сводной таблицы распределения войсковых соединений, авиации и частей РККА по фронтам и армиям;

план стратегических перевозок для сосредоточения Вооруженных Сил на театрах военных действии; планы прикрытия стратегического развертывания;

план устройства тыла и материального обеспечения действующей армии;

планы по связи, военным сообщениям, ПВО и др.

20

В отличие от оперативного плана в плане стратегического развертывания не определялись замысел первых операции и задачи фронтам. <…>

Во исполнение решения Главного военного совета от 16 августа 1940 г. 18 сентября Советскому правительству был представлен доклад «Об основах стратегического развертывания Вооруженных Сил Советского Союза на Западе и Востоке на 1940-1941 гг.». При разработке этого документа прежде всего тщательно изучались наиболее вероятные противники на главных и второстепенных театрах военных действий. Оценивались предполагаемые ими замыслы, количество противостоящих сил и средств на каждом стратегическом направлении.<…>

Наиболее сильным противником на Западе считалась Германия. Всего же на границах Советского Союза, по оценке Генерального штаба, вероятные противники могли сосредоточить 280—290 дивизий, 11750 танков, 30 тыс. орудий и 18 тыс. самолетов. При этом фашистская Германия с сателлитами (Финляндия, Румыния, Венгрия) будет способна выставить 233 дивизии, 10550 танков, 15100 самолетов, а на Востоке Япония — до 50 дивизий, 1200 танков и 3 тыс. самолетов.

Не исключалось, что в сложившейся обстановке нападение фашистской Германии на СССР возможно еще до окончания войны с Англией.» (с.52-53)

 

Как видите, даже в «планах войны» военными вполне допускалось, что нападение Гитлера на СССР вполне возможно и без окончания войны Германии с Англией. И если внимательно почитаете сами текст этих «Соображений» то там четко написано – Германия в случае нападения на СССР может выставить против нас свои основные силы оставив в Европе, против Англии минимум войск…

И тот же Молотов также показывал, что и они в Кремле понимали, что Гитлер вполне может напасть на СССР и без заключения «официального» мира с Лондоном или без «победы» над Англией. Ведь что Наполеон, что Гитлер понимали – не «разобравшись» с Россией-СССР, c Англией не сладить.… Да и как «победить» Англию – это ж не просто остров, это империя по всему миру – Ве

21

ликая Британия. А «остров» Англия как таковой в принципе никому не интересен. И Гитлер понимал – он захватит «остров», а колонии прихватит Америка. Поэтому ему придется сначала уничтожить Россию-СССР на континенте, которая может, если он завязнет в Англии и врезать в спину, а затем пытаться договариваться с Англией и стоящими за ней США по остальному разделу Мира. Т.е., байки о том, что Сталин считал, что Гитлер не нападет, не заключив мира или не победив Англию – глупость.

Была ли «директива правительства об основах стратегического развертывания Вооруженных Сил»? Как показывает архивный копатель С. Чекунов – «Политическое решение (в простонародье "директива Правительства") о военном планировании, на базе которого Генштаб осуществлял планирование в 1941 г., существует "с подписью Сталина". Оформлено правда "коряво"…». И при этом Чекунов также показывал что «в СССР стратегические планы Правительство  НЕ РАССМАТРИВАЛО .... По оперативному планированию был всего ОДИН случай, когда планы ОФИЦИАЛЬНО рассматривались на Политбюро, и было это в далеком 1927 году («год тревожных ожиданий» – К.О.). Мало того, даже мобилизационные планы после 1936 года в СНК НЕ РАССМАТРИВАЛИСЬ. Они утверждались ТОЛЬКО в политическом порядке.»... К мобпланам мы вернемся в следующих главах, а пока глянем, что показывает дальше исследование «Уроки и выводы»….

 

«Главным вопросом в оценке оперативно-стратегических замыслов противника являлось определение его главного удара. Анализ данного доклада и предшествующих планов показывает, что Генеральный штаб достаточно обоснованно определил развертывание главных сил фашистской Германии к северу от устья р. Сан в целях нанесения и последующего развития главного удара в направлении на Ригу, Каунас и далее на Двинск, Полоцк или на Каунас, Вильнюс и далее на Минск. Удар на Ригу мог быть поддержан высадкой морских десантов в районе Либавы и захватом островов Даго и Эзель в целях последующего развития наступления на Ленинград.

22

Вспомогательные удары вероятны из районов Ломжи и Бреста на Барановичи, Минск. Считалось, что одновременно с главным ударом следует ожидать удара из Восточной Пруссии в целях выхода в тыл львовской группировке советских войск и овладения Западной Украиной.

Не исключалась возможность, что противник с целью захвата Украины, может нанести главный удар в общем направлении на Киев. В этих условиях наступление из Восточной Пруссии рассматривалось как вспомогательное. Однако в докладе подчеркивалось, что «наиболее политически выгодным для Германии, а следовательно, и наиболее вероятным является первый вариант ее действий, т. е. с развертыванием главных сил немецкой армии к северу от устья р. Сан». При этом учитывались удары со стороны Финляндии на Ленинград и наступление из районов Северной Румынии на Жмеринку.

При разработке документов Наркомат обороны и Генеральный штаб в отличие от германского командования руководствовались тем, что будущая война примет продолжительный характер.<…>

При этом признавалось, что война может начаться внезапно. На это указывали как практика осуществления Германией своей военной доктрины, так и состояние армий государств фашистского блока.» (с.54)

 

Как видите, первое – направления главных ударов Шапошников просчитал вполне точно, и Мерецков повторил это в своих «Соображениях». Немцы действительно реально главные удары нанесли по Прибалтике и Белоруссии, и по ПрибОВО ударило сразу две танковые группы немцев. Второе – Шапошников точно просчитал, что нападение на СССР произойдет до «окончания» войны Германии с Англией. Против Англии Гитлер оставит в Европе минимум войск, т.к. Англии особо и не собиралась воевать в Европе на тот момент (она и потом не собиралась воевать – до 1944 года, пока Сталин не вышел к границам Польши), а основные бросит на СССР. Третье – Шапошников и НКО с ГШ вполне понимали, что нападение будет именно «внезапным». Т.е. без

23

 всяких «прелюдий» в виде «нот протеста», «ультиматумов» и т.п. приграничных сражений-стычек, малыми силами – то есть внезапно с этой точки зрения и достаточно мощными силами, но не «внезапно» в смысле «неожиданно» для Кремля и военных, как потом маршалы стали в мемуарах врать. В конце концов, уже в «Директиве б/н» от 22.20 21 июня 1941 года и в директивах округов, за несколько часов до нападения сообщалось войскам – «В течении 22-23.6.41 возможно внезапное нападение немцев».

 

(Примечание: Кстати, Жуков потом болезненно реагировал, читая слова адмирала Н.Г. Кузнецова который и писал, что никакой неожиданности-внезапности нападения и, тем более что немцы ударят «блицкригом» для НКО и ГШ не было. Он оставил свои пометки на полях книги Кузнецова на эти утверждения адмирала в виде «?» и «Это преувеличение», «Опять болтовня», «Вот это да!» и зря (данные личные пометки Жукова показал исследователь А.Исаев на своем сайте в «Живом журнале»17 января 2013 года). Только себя «потомкам» выставил не в лучшем свете.… Но о какой «неожиданности» нападения можно говорить, если сам же Жуков вечером 21 июня обзванивал округа и сообщал им что в ночь на 22 июня возможно нападение, если сам Жуков обзванивал округа в полночь на 22 июня и давал указания о немедленной передаче в войска приказа о приведении в полную боевую готовность?? И об этом мы дальше и будем говорить подробно…)

 

  • Тут

    на покупку экшн камер Gopro Hero в фирменном магазине

    clamppro.ru

  • Цены на фейерверки

    Театр фейерверков. Салюты, фейерверки, петарды, ракеты, хлопушки

    pyroshara.com.ua