Содержание материала

* Слова «в командировке» написаны Я. В. Смушкевичем при правке стенограммы вместо слов «в Испании».

47

 

округов. В годы Великой Отечественной войны командо­вал армией, войсками военного округа, был заместителем командующего войсками ряда фронтов. Генерал-полков­ник (1943). Награжден 6 орденами. Погиб в автомобиль­ной катастрофе 15.10.1944 г.

 

И. Г. ЗАХАРКИН, генерал-лейтенант, заместитель командующего войсками Московского военного округа

 

Товарищ Нарком обороны, боевая подготовка частей Московского военного округа в 1940 году была перестроена в соответствии с Вашим приказом № 120. Но следует оговориться, что эта перестройка шла весьма медленно и неуверенно. Коренное изменение в боевой подготовке в частях произошло после проведенных Вами учений в 137-й стрелковой дивизии.

Это учение не только было смотровым, но оно показательно для всего командного состава округа — как надо обучать войсковые подразделения. Главным образом, сейчас уже произошло резкое изменение в качестве боевой подготовки. В частях округа командный состав понял эти задачи, и войска настойчиво продолжали выполнять их в связи с Вашими указаниями — сделать всесильным взвод, роту, батальон, полк.

За 1940 учебный год части Московского округа, как и все части Красной Армии, имеют ряд достижений. В частности, неплохая огневая подготовка стрелковых частей, огневая подготовка артиллерии, резкий перелом в качестве боевой подготовки — тактической, улучшилась дисциплина с проведением в жизнь Дисциплинарного устава и Вашими приказами.

Однако, товарищ Народный комиссар обороны, это только еще улучшение, но далеко до выполнения требований Ваших приказов, в частности, в такти­ческой подготовке я отмечаю два основных недочета. Еще над целым рядом командиров довлеет шаблон, допускается вредная условность как следствие упрощенчества в боевой подготовке в прошлом — это условное самоокапывание, условное устройство препятствий и их преодоление, замена ночных занятий дневными и т. д. Это — группа командиров еще не перестроилась методически, и вторая группа командиров, что отмечалось начальником Генерального штаба, еще не подготовлена сама понимать сущность современного боя. В частности, вопрос предполья, как новый вопрос, — как создавать это предполье и пре­одолевать его, значительная часть командного состава знает слабо. Как с той, так и с другой группой этих командиров должны быть проведены занятия, и в этом заключается основная работа командиров, штабов, управлений, отделов и инспекций округов. Необходимо практически это проводить в жизнь.

У нас сейчас имеется другой порядок отклонения в боевой подготовке — это вынести занятия в поле, а заниматься по классному. Вредная, ненужная словесность и болтовня переносится в поле. Имеет место такой порядок, что выйдя в поле, продолжается та же самая теория, которая велась до этого. Имеет место вредная словесность: из двух учебных часов 50 процентов времени уходит на рассказы, 20 процентов времени уходит на всевозможные органи­зационные мероприятия и незначительная часть времени — на практическую работу.

По Вашему примеру в 137-й дивизии Военным советом округа были про­ведены учения во всех частях дивизии, а также со сбором командного состава, командирами батальонов и начальниками полковых школ. Это несомненно помогло командному составу разобраться в задачах, как их провести в жизнь.

Вопрос, товарищ Народный комиссар обороны, взаимодействия в частях округа отработан слабо, как это докладывал начальник Генерального штаба. Труднее работа взаимодействия с танками. Генерал-лейтенант т. Федоренко ограничивает ресурсы. У нас дивизии не имеют танков и не во всех гарнизонах

48

 

имеются танковые части. Вопрос весьма сложный, чтобы в гарнизонах иметь танковые части и вести работу. Надо предусмотреть увеличение ресурсов, чтобы выбросить условность и совместно с танковыми частями организовать взаимодействие в поле.

Планирование боевой подготовки. Совершенно правильно, что многие имеют недочеты. Но основной недочет не в том, как указал т. Курдюмов, что коряво выражена учебная цель, а в том, что и хорошо запланированные учения не выполняются самими исполнителями. Еще имеет место механический переход на следующий этап учения, не проконтролировав предыдущего. Этапы учений не отражаются старшим командиром в каких-либо документах.

Например, 15 января должна быть закончена одиночная подготовка, а сами планирующие не знают, каково качество этой одиночной подготовки. Такие случаи имеют место. Поэтому нужна борьба за то, чтобы каждое учение было проконтролировано сверху донизу, и чтобы было известно, что одиночная подготовка или в составе отделения отработана по-настоящему, и можно пе­реходить к следующему этапу.

Подготовка штабов. В Московском военном округе следует считать, товарищ Народный комиссар, что подготовка штабов корпусов и дивизий удовлетвори­тельная. Слабее подготовка штабов полков и плохая — батальонов. Каковы причины? Причины следующие. Штабы корпусов и дивизий более стабильны в своем личном составе и больше изменений в штабе полков, а штабы батальонов имеют адъютантов, новых на каждое учение. А таких постоянных, которые проработали бы один год, очень мало, к тому же общая культура этих командиров, выделяемых на штабные работы, весьма низкая.

Я лично считаю, что необходимо закрепить как можно дольше начальст­вующий состав на штабных должностях и не менять их так часто. Надо хотя бы один учебный год провести. Иначе, товарищ Народный комиссар, они не являются штабными работниками и штаб для них является таким, я бы сказал, переходящим пунктом: он прибыл в штаб, а через некоторое время ему дают новое назначение и штаба, как такового, для него не существует.

Я хотел бы, товарищ Народный комиссар, также затронуть вопрос тыловой подготовки. Тыловые вопросы у нас, начиная с батальона до корпуса и даже выше включительно, не отработаны. Опыт же войны с белофиннами показывает, насколько наши тылы громоздки, насколько они неподвижны, насколько они тормозят дело обеспечения Красной Армии. Больше того, попробуйте правильно направить наш транспорт, когда на дорогах скапливается много транспорта. Его трудно повернуть, трудно разъехаться.

Я считаю, что у нас тыл изучают только в отдаче приказа, то есть только, чтобы не забыть про тыл. Это касается наших войсковых частей. Это касается также и наших учебных заведений. О тыле вспоминают только тогда, когда отдают в приказе, когда выполняют схему приказа. А так, как это требуется в действительности, по-настоящему, — этого нет, нет того, чтобы тыл дейст­вительно мог жить и работать, практически осуществлять возложенные на него задачи. Мне кажется, что надо покончить с этой наследственной услов­ностью. Надо заставить, чтобы наш тыл действительно работал, чтобы он не демаскировал фронта, не забивал дороги и мог бы планово снабжать части Красной Армии.

Следующий вопрос, товарищ Народный комиссар обороны, огневая подго­товка. Огневая подготовка в Московском военном округе как будто неплохо поставлена. Однако, если взять боевые стрельбы, то у нас много недочетов. В боевых стрельбах еще существует шаблон. Именно природа современного боя не всем командным составом усвоена. Шаблон существует. Он является следствием прошлого упрощенчества, старинки, когда была установка: как можно меньше заботиться о том, чтобы приблизить боевые стрельбы к условиям действительной обстановки. Огневая подготовка пестрит в корпусах, дивизиях и даже в самих частях. У нас нет единого метода обучения.

Основная причина заключается в том, что наш младший командный состав слабо подготовлен. Методическая подготовка в военных училищах также слаба. С выпущенными лейтенантами много тратится времени на личную огневую

49

 

подготовку. Много рассказа или личного показа, начиная каждый раз сначала, а не то, чтобы хорошо научить младший и средний командный состав стрелять. Имеют место случаи, когда командный состав выходит на огневую подготовку лично сам не подготовленным.

Часто нет и учебных патронов. Их нет не потому, что их не достает. Их нет потому, что их не взяли со склада. Командир части не знает, что у него на складе имеются тысячи патронов. Когда доберешься до склада, вытащишь их оттуда, он удивляется: «Откуда это?» То же самое относится и к приборам. Часто приборы заброшены. Командир части также не знает о наличии их на складе. Когда вытащишь какой-нибудь прибор, командир не знает, как с ним обращаться. Такой случай был и с диафрагмой Янковского*. Командир взвода не знал как с этим прибором обращаться. Он применял его от стыда: хоть что-нибудь с ним сделать. В этом отношении начальники боепитания в частях тоже не занимаются. Они удалены от огневой подготовки, никакого участия в этом деле не принимают, даже не проверяют состояние оружия перед стрельбой, чтобы оно соответствовало нужным требованиям.

Я хотел бы, товарищ Народный комиссар, остановиться и на авиации. Может быть с вопросом техническим в авиации обстоит неплохо, но огневая подготовка, т. Смушкевич, по-моему, во всех частях авиации поставлена очень слабо. Я присутствовал вместе с т. Гусевым на проводившихся в Гороховце учениях, на которых были собраны все-таки лучшие наши авиационные части, и надо сказать, что качество выполнения ими задач было очень низкое. Огневая подготовка стоит еще далеко не на должной высоте, в частности, по Военно-Воздушным Силам нашего округа. Основная причина этого заключается в том, что еще на низком уровне воинская дисциплина в частях авиации.

Если посмотреть на Военный совет МВО, то надо сказать, что занимались наведением порядка в авиационных частях больше всего. Если посмотреть на чрезвычайные происшествия, то авиационные части имеют больше всего рас­пущенности и недисциплинированности как на земле, так и в воздухе. Задача летать звеном не выполняется. Командир оторвался от звена и говорит: «Просто упустил из виду». Два самолета летают, а он решил самостоятельно сесть. Внутренний порядок очень плохой в частях ВВС, и мне кажется, приказ нам зачитанный** принесет большую пользу. Выполняя его, воинская дисциплина в частях авиации будет улучшена, а вместе с тем будет улучшена и боевая подготовка авиационных частей.

Далее. Тактическая подготовка также на низком уровне. Наши командиры-авиаторы еще далеко не подготовлены к тому, чтобы самостоятельно решать так­тические задачи в разрезе тех общевойсковых задач, которые перед ними стоят.

Мне кажется, нужно усилить совместные занятия, именно решить вопрос взаимодействия в зимний период, исходя из необходимости претворять в жизнь Ваши указания.

РГВА, ф. 4, оп. 18, д. 55, л. 88—94.

 

  • eastec.ru

    греющий кабель для труб, зимний обогрев канализации

    eastec.ru