Содержание материала

Музыченко Иван Николаевич, род. 29.10( 10.11).1901 г. в г. Ростов-на-Дону. Служил рядовым в старой армии. В Красной Армии с 1918 г. Участвовал в Гражданской вой­не. С 1919 г. по 1926 г. проходил службу красноармейцем, затем военным комиссаром полка. После окончания в 1927 г. кавалерийских курсов усовершенствования комсо­става РККА к началу Великой Отечественной войны про­шел путь от командира эскадрона до командира стрелко­вого корпуса. В советско-финляндской войне 1939гг. командовал стрелковой дивизией. В Великую
Отечественную войну вступил в должности командующего 6-й армией Юго-Западного фронта. С августа 1941 г. по апрель 1945 г. находился в плену. В 1947 г. окон-

 

* Так в стенограмме.

56

 

чил Высшие академические курсы при Военной академии Генштаба. В октябре 1947 г. уволен в отставку. Генерал-лейтенант (1940). Награжден 2 орденами, медалями. Умер 8.12.1970 г.

 

И. Н. МУЗЫЧЕНКО, генерал-лейтенант, командующий 6-й армией Киевского особого военного округа

 

Боевые действия нашей Красной Армии на полях Монголии и особенно в войне с белофиннами еще раз показали нам, что в конечном итоге участь боя, как и в прошлом, решает мужество, храбрость, отвага и выучка пехоты. Это бесспорно. Пехоте отводилось в прошлом, отводится в настоящем и будет отводиться в будущем решающее место в бою и в сражении. Пехотинец обязан в динамике боя сказать свое решающее слово. Он обязан штыком наперевес сойтись с врагом, вцепиться в горло врага и уничтожить его, преодолевая при этом все препятствия, которые он встретит на своем пути. А современный бой — очень сложный бой. Он требует от современной пехоты больших фи­зических, моральных и психологических напряжений. Сойтись с врагом, вце­питься в горло врага — вещь нелегкая. Эту задачу может выполнить только физически сильный, ловкий, мужественный боец, политически хорошо воспи­танный. Физически слабый боец очень часто не выдерживает моральных по­трясений, напряжений в бою.

И вот в свете этого рассматривая комплектование нашей пехоты, нужно сказать, что признать комплектование нашей пехоты, которое существует на сегодня, нормальным нельзя.

Что получается в действительности? А получается то, что к этой тяжелой службе в пехоте приходит молодежь нашей страны после отсева от комплек­тования авиации, артиллерии, танковых частей, конницы, инженерных частей, частей местной охраны и т. д. В результате — слабый, малорослый боец. Не секрет, товарищи, что, сплошь и рядом, мы можем наблюдать в частях такого бойца, который по своему росту, по своей комплекции настолько жиденький, ну, просто неоформленный ребенок, причем порой он даже ниже винтовки. (Смех в зале). Бесспорно, что такой боец вынести всю тяжесть тяжелого напряжения боя пехотинца не может. Эта задача ему не по силе.

Мы ясно понимаем качество, которое необходимо для бойца авиации, танковых частей, конницы, инженерных частей. Ясно понимаем. Но, в то же время мы хотим сказать, что служба ручного пулеметчика, станкового пуле­метчика в нашей славной пехоте, а также и минометчика, требует очень рослого, сильного, физически хорошо развитого бойца. Отсюда необходимо пересмотреть вопросы комплектования. Не претендуя на комплектование всей пехоты отборными людьми, это не нужно и это невозможно, и нам этого никто не позволит сделать, мы в тоже время можем претендовать и просить Народного комиссара обороны комплектовать нас так, чтобы все те люди, которые непосредственно идут в атаку, были бы подобраны из числа физически крепких, рослых людей, которые смогли бы вынести на своих плечах тяжесть и трудность пехотной атаки.

Во-вторых, я считаю целесообразным целый ряд наших бойцов, которые, в силу своей физической слабости, но которые не имеют каких-нибудь ограничений в своих умственных способностях, нужно вкрапить в различные рода войск для различных неответственных функций, как то в мотопехоту, местные войска, под­разделения авиабаз и т. д. Таким образом, мы могли бы создать, комплектуя дифференцированно, обсасывая каждого бойца, сильную пехоту, способную сбли­жаться с врагом и в рукопашной борьбе быть физически сильнее врага.

Рассматривая комплектование комсостава пехоты, ,мы должны с вами придти к одному заключению: мы очень много с вами говорим, что непосредственно

57

 

взаимодействие на поле боя организует командир батальона. Это пехотный командир, являющийся хозяином, организатором боя. А между тем эта сложная ответственная командная функция сплошь и рядом находится в руках мало­грамотного, вы извините меня за смелость, порой и неграмотного командира. Выполняя указания Народного комиссара обороны мы, конечно, бесспорно работаем над командными кадрами, повышаем его искусство, но тем не менее здесь, как и в комплектовании рядового состава, мы имеем крупнейшие недочеты.

Нужно будет признать, на мой взгляд, правильным такое положение, что пехотный командир должен быть очень грамотным, я бы сказал, должен по своей грамотности быть выше специалиста любого рода войск и вот почему. Потому, что он является организатором, на основе его решений концентри­руются усилия всех остальных родов войск. Раз он является организатором, он должен быть по своему уровню — и по общеобразовательной подготовке, и по общевойсковой — чрезвычайно сильно грамотным человеком. А между тем при комплектовании наших пехотных военных училищ не считаются, на мой взгляд, с этими простыми вещами, наши военные училища и с точки зрения продолжительности обучения, и с точки зрения общеобразовательного уровня того контингента, который туда идет, не решают задачу отбора лучшей молодежи.

Мне кажется, что, поднимая на щит нашу пехоту, нужно будет построить все дело таким образом, чтобы к этому тяжелому роду войск, который несет больше всех потерь на фронте, благодаря мужеству и отваге которого в конечном итоге решается успех боя и сражения, были бы созданы условия соответствующей тяги нашей молодежи к получению звания командира со­ветской пехоты.

Второй вопрос — это вопрос одиночной подготовки. Мне кажется, что мы очень много говорим об одиночной подготовке, но когда начинаем анализировать в чем дело, то видим, что в этой области занимаемся как-будто бы немало, но не ощущаем достаточной эффективности. Мы получаем слабо обученного бойца. В чем дело? Мне кажется, что это получается потому, что мы сплошь и рядом мало натаскиваем бойца. Порой натаскивают его плохо. Боец не знает сознательно своих обязанностей. Почему? Потому что он не обучен, не обучен также и младший командир своим обязанностям в различных видах боя. Боец, как правило, членораздельно о своих обязанностях в различных видах боя сказать не может. А