Попытки понять причины катастрофического поражения Красной Армии летом 1941 г. неоднократно предпринимались советскими и российскими историографами. Однако исследования осложнялись тем, что большая часть документов приграничных дивизий, армий и военных округов была утрачена в ходе боевых действий.

В 1949–1957 гг. Военно-научное управление Генерального штаба Советской Армии обратилось с вопросами о начале войны к командирам, принявшим первый бой на границе. Участники событий отвечали на поставленные вопросы, опираясь исключительно на память, не пользуясь документальными источниками. Эти материалы, публикуемые в настоящем издании, долгое время оставались на секретном хранении. Сегодня эти документы можно считать одним из важнейших источников по начальному периоду Великой Отечественной войны.

 

(Текст книги отсканирован неким "К. Закорецким". Окончательно проверен и исправлен О. Козинкиным.)

 

 

2

 

СОДЕРЖАНИЕ

Том 1

 

ПРЕДИСЛОВИЕ ........................................................................................................................ 6

ФОРМЫ ПИСЕМ, РАЗОСЛАННЫХ ОФИЦЕРАМ И ГЕНЕРАЛАМ .......................... 13

ВОСПОМИНАНИЯ ................................................................................................................. 19

 

А.   Северо-западное направление ........................................................................................ 19

Каргополов Т. П. — начальник кафедры службы связи Военно-

электротехнической академии (с августа 1941 г. — начальник связи

Северо-Западного направления) ............................................................................................... 20

 

Б.   Ленинградский военный округ ...................................................................................... 45

Лейчик Д. О. — начальник инженерных войск 14-й армии .................................................. 46

Щербаков В. И. — командир 50-го стрелкового корпуса ...................................................... 56

Пядусов И. М. — начальник артиллерии 19-го стрелкового корпуса  ................................. 62

Коньков В. Ф. — командир 115-й стрелковой дивизии  92

 

В.   Прибалтийский особый военный округ ....................................................................... 99

Полубояров П. П. — начальник автобронетанкового управления

Прибалтийского особого военного округа ............................................................................ 100

Деревянко К. Н. — помощник начальника разведывательного отдела

штаба Прибалтийского особого военного округа ................................................................. 110

Афанасьев П. В. — заместитель начальника инженерных войск

Прибалтийского особого военного округа            ............................................................................ 117

 

B1. 11-я армия  ........................................................................................................................ 177

Морозов В. И. — командующий войсками 11-й армии ....................................................... 178

Шлемин И. Т. — начальник штаба 11-й армии .....................................................................182

Агафонов В. П. — начальник связи 11-й армии ................................................................... 188

Фирсов С. М. — начальник инженерных войск 11-й армии ............................................... 196

Гребнев А. И. — командир 374-го стрелкового полка 128-й стрелковой

дивизии ...................................................................................................................................... 226

Бочков П. А. — командир 533-го стрелкового полка 128-й стрелковой

дивизии  ..................................................................................................................................... 242

Бурлакин И. И. — командир 523-го стрелкового полка 188-й стрелковой

дивизии  ..................................................................................................................................... 247

 

В2. 8-я армия              257

Собенников П. П. — командующий войсками 8-й армии .................................................... 258

Андреев А. П. — командующий ВВС 8-й армии             ................................................................ 266

Дорофеев Н. А. — начальник артиллерии 8-й армии ........................................................... 270

Фадеев И. И. — командир 10-й стрелковой дивизии ............................................................ 275

Шумилов М. С. — командир 11-го стрелкового корпуса ..................................................... 281

Полянский Н. И. — командир 9-й отдельной противотанковой

артиллерийской бригады .......................................................................................................... 286

 

3

 

Содержание

__________________________________________________________________________

 

В3. 27-я армия   ........................................................................................................................ 295

Бабкин К. А. — начальник связи 27-й армии ......................................................................... 296

Ксенофонтов А. С. — командир 22-го стрелкового корпуса ................................................ 309

Г.    Западное направление   ..................................................................................................... 333

Пигаревич Б. А. — слушатель Академии Генерального Штаба, с июля

1941 г. начальник оперативной группы Главного командования

Западного направления ............................................................................................................ 334

 

Д.   Западный особый военный округ ................................................................................. 343

Семенов И. И. — заместитель начальника штаба по оперативным

вопросам — он же начальник оперативного отдела штаба Западного

особого военного округа .......................................................................................................... 344

Фомин Б. А. — начальник 1-го отделения оперативного отдела штаба

Западного особого военного округа ........................................................................................ 347

Васильев П. М. — начальник инженерных войск Западного особого

военного округа ......................................................................................................................... 356

Ермаков А. Н. — командир 2-го стрелкового корпуса .......................................................... 370

Ревуненков Г. В. — начальник штаба 37-й стрелковой дивизии .......................................... 376

 

Д1. 3-я армия              381

Кондратьев А. К. — начальник штаба 3-й армии ................................................................... 382

 

Д2. 4-я армия              387

Попов В. С. — командир 28-го стрелкового корпуса ............................................................. 388

Лукин Г. С. — начальник штаба 28-го стрелкового корпуса ................................................. 393

Игнатов А. М. — начальник штаба 6-й стрелковой дивизии ................................................. 397

Гуров С. И. — начальник штаба 49-й стрелковой дивизии .................................................... 402

Коваленко Н. И. — командир 212-го стрелкового полка 49-й стрелковой дивизии ............ 417

Кислицын А. С. — начальник штаба 22-й танковой дивизии ................................................ 424

 

Д3. 10-я армия ............................................................................................................................ 435

Ляпин П. И. — начальник штаба 10-й армии ........................................................................... 436

Барсуков М. М. — начальник артиллерии 10-й армии ........................................................... 516

Бобков М. В. — начальник штаба 5-го стрелкового корпуса ................................................. 521

Мишин Г. Ф. — начальник связи 5-го стрелкового корпуса .................................................. 526

Зашибалов М. А. — командир 86-й стрелковой дивизии            ....................................................... 539

 

Д4. 13-я армия ............................................................................................................................ 553

Матвеев В. Н. — начальник артиллерии 13-й армии ............................................................... 554

 

 

Том 2

 

Е.   Резерв Главного Командования ........................................................................................... 5

Милов Ю. И. — начальник инженерной службы 34-го стрелкового

корпуса .............................................................................................................................................. 6

Ивашечкин М. В. — начальник штаба 45-го стрелкового корпуса .......................................... 12

Сазонов К. П. — начальник штаба 51-го стрелкового корпуса ................................................. 43

Андреев Д. И. — командир 52-го стрелкового корпуса ........................................................... 104

 

4

 

Содержание

_____________________________________________________________________________

 

Ж. Киевский особый военный округ ...................................................................................... 109

Пуркаев М. А. — начальник штаба Киевского особого военного округа .............................. 110

Баграмян И. Х. — начальник оперативного отдела штаба Киевского

особого военного округа ............................................................................................................. 118

Добыкин Д. М. — начальник связи Киевского особого военного округа ............................. 123

Парсегов М. А. — начальник артиллерии Киевского особого военного

округа   .......................................................................................................................................... 139

Корнилов И. А. — командир 49-го стрелкового корпуса           ....................................................... 168

Символоков В. Н. — начальник штаба 49-го стрелкового корпуса ....................................... 176

Фекленко Н. В. — командир 19-го механизированного корпуса ........................................... 182

 

Ж1. 5-я армия ............................................................................................................................. 199

Рогозный З. З. — начальник штаба 15-го стрелкового корпуса ............................................. 200

Шерстюк Г. И. — командир 45-й стрелковой дивизии ........................................................... 206

Новичков П. А. — начальник штаба 62-й стрелковой дивизии ............................................. 216

Смехотворов Ф. Н. — командир 135-й стрелковой дивизии .................................................. 241

 

Ж2. 6-я армия ............................................................................................................................. 249

Иванов Н. П. — начальник штаба 6-й армии ........................................................................... 250

Некрасов К. А. — начальник химической службы 6-й армии ................................................ 268

Логинов Н. Л. — командир 139-й стрелковой дивизии ........................................................... 273

 

Ж3. 12-я армия ........................................................................................................................... 283

Хрюкин Т. Т. — командующий ВВС 12-й армии .................................................................... 284

Гавриленко Н. В. — начальник артиллерии 12-й армии ......................................................... 288

Баранов А. М. — командир 17-го стрелкового корпуса .......................................................... 292

Владимиров В. Я. — начальник штаба 96-й горно-стрелковой дивизии .............................. 308

 

Ж4. 26-я армия ........................................................................................................................... 319

Семенов Н. Н. — начальник артиллерии 26-й армии ............................................................. 320

Боровягин Н. П. — старший помощник начальника связи 26-й армии ................................ 345

Абрамидзе П. И. — командир 72-й горно-стрелковой дивизии ............................................ 355

Черноус П. В. — начальник штаба 72-й горно-стрелковой дивизии .................................... 367

Горохов С. Ф. — начальник штаба 99-й стрелковой дивизии ............................................... 372

Рябышев Д. И. — командир 8-го механизированного корпуса ............................................. 377

 

З.   Одесский военный округ .................................................................................................. 401

Кузнецов С. Н. — начальник артиллерии Одесского военного округа ................................ 402

Рыжи Н. К. — начальник артиллерии 14-го стрелкового корпуса ........................................ 420

Верхолович П. М. — начальник штаба 35-го стрелкового корпуса ...................................... 452

Батюня А. Г. — начальник штаба 48-го стрелкового корпуса ............................................... 457

Литвинов К. Д. — начальник 1-го (оперативного) отделения штаба 48-го

стрелкового корпуса ................................................................................................................... 468

Белов П. А. — командир 2-го кавалерийского корпуса .......................................................... 498

Осликовский Н. С. — помощник командира 9-й кавалерийской дивизии ........................... 513

Земляной А. Г. — начальник штаба 16-й танковой дивизии ................................................. 527

 

И.   Южный фронт ................................................................................................................... 551

Воробьев В. Ф. — начальник штаба 61-го стрелкового корпуса,

с 22.06.1941 начальник оперативного отдела штаба Южного фронта ................................ 552

 

ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ     558

 

5

 

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

__________________________________________________________________________

 

Перед созданным в мае 1946 г. на базе Военно-исторического отдела Генерального штаба Военно-историческим управлением были поставлены задачи осуществления общего руководства военно-исторической работой в Советской Армии, составления описания Великой Отечественной войны (краткого и полного), отдельных важнейших операций и наиболее поучительных боев, разработки отдельных тем по истории военного искусства до Великой Отечественной войны и некоторые другие1. Для работы Военно-исторического управления был разработан четырехлетний план деятельности управления на 1947–1951 гг., который был утвержден начальником Генерального штаба. Одним из пунктов этого плана было издание «Краткого стратегического очерка Великой Отечественной войны» объемом 30 печатных листов2. Основной целью труда было дать краткое описание событий Великой Отечественной войны, а также представить выводы по развитию советского военного искусства.

В рамках запланированной работы была осуществлена периодизация Великой Отечественной войны на четыре периода. Для работы над каждым периодом были выделены отдельные сотрудники Военно-исторического управления.

Приказом министра Вооруженных Сил СССР № 057 от 22.03.1949 было организовано Главное военно-научное управление, в его состав были включены: Военно-историческое управление, Управление по исследованию вопросов тактики и оперативного искусства, а также Уставное управление. Кроме того, начальнику Главного военно-научного управления были подчинены архив Военного Министерства, архив Генерального штаба, Военно-научная библиотека3. Начальник Главного военно-научного управления являлся помощником начальника Генерального штаба Советской Армии по военно-научной работе. Работу над «Кратким стратегическим очерком» осуществляли сотрудники 1-го отдела Военно-исторического управления, на который была возложена задача стратегического описания кампаний Великой Отечественной войны и стратегических операций4.

Уже в начале работы над трудом перед сотрудниками Военно-исторического управления встал вопрос наличия документального материала, кроме того, возникла проблема с доступом к необходимым материалам (например,

__________

 

1 Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (далее — ЦА-

МО). Ф. 15. Оп. 178612. Д. 28. Л. 159.

2 ЦАМО. Ф. 15. Оп. 178612. Д. 28. Л. 161.

3 ЦАМО. Ф. 15. Оп. 178612. Д. 45. Л. 36.

4 ЦАМО. Ф. 15. Оп. 178612. Д. 45. Л. 49.

 

6

 

Предисловие

________________________________________________________________________

 

к материалам Ставки Верховного Главнокомандования, Главного оперативного управления Генерального штаба, Главного организационно-мобилизационного управления Генерального штаба, 8-го управления Генерального штаба и некоторых других). В частности, авторы столкнулись с недостатком материалов по фактическому ходу событий, особенно в начальный период войны. С целью восполнения отсутствующей информации в 1949 г. Военно-историческое управление разослало письма офицерам и генералам, занимавшим командные должности в приграничных округах в 1941 г., с просьбой представить воспоминания по начальному периоду войны (с июня по сентябрь 1941 г.). К сожалению, абсолютное большинство запросов осталось без ответа. Всего в течение 1949–1950 гг. было направлено 202 письма, прислали воспоминания 33, 15 человек отказались отвечать по различным причинам, от 164 ответы не были получены (из них пять человек к тому времени умерли). Так, например, из 7 запросов, направленных бывшим руководителям приграничных округов (командующий войсками, начальник штаба), ответ был получен только один — от бывшего начальника штаба Киевского особого военного округа М. А. Пуркаева. Два военачальника — М. В. Захаров и Ф. И. Кузнецов — отказались письменно отвечать на отправленные запросы, и руководством Военно-научного управления с ними были проведены беседы. К сожалению, никаких документов по итогам этих бесед на настоящее время обнаружить не удалось.

К концу 1950 г. работа по созданию рукописи «Краткого стратегического очерка Великой Отечественной войны» не была завершена. Работавшая в январе 1951 г. комиссия Генерального штаба подвела итоги четырехлетней работы Военно-исторического управления по выполнению плана и констатировала, что по изданным работам план выполнен всего на 10%5. Основными причинами невыполнения плана стали: недоукомплектованность управления (в среднем за указанный период она была в районе 80% от штата), отсутствие у почти половины сотрудников необходимых навыков и опыта, возложение на управление дополнительных задач, не предусмотренных четырехлетним планом, нечеткое планирование работы управления6.

С учетом результатов работы по выполнению плана 1947–1951 гг. был составлен трехлетний перспективный план работы, который был утвержден начальником Генерального штаба 7 июля 1951 г.7. В этом плане были определены основные задачи Военно-исторического управления на 1951–1953 гг. Одним из основных трудов, над которым должны были работать сотрудники Военно-исторического управления по этому плану, остался «Краткий стратегический очерк», переименованный в «Краткое стратегическое описание», при этом объем труда был увеличен до 110 печатных листов.

___________

 

5 ЦАМО. Ф. 15. Оп. 178612. Д. 28. Л. 163.

6 ЦАМО. Ф. 15. Оп. 178612. Д. 28. Л. 165–166.

7 ЦАМО. Ф. 15. Оп. 178612. Д. 45. Л. 54.

 

7

 

Предисловие

________________________________________________________________________

 

В соответствии с полученными указаниями руководства сотрудниками Военно-исторического управления имевшаяся рукопись «Краткого стратегического описания» во второй половине 1951 г. коренным образом перерабатывалась с учетом уточненной периодизации Великой Отечественной войны, кроме того, в рукопись были включены разделы по развитию военного искусства в каждом периоде войны8. Одним из существенных недостатков подготовленной рукописи оставалось описание событий в общих чертах, особенно это относилось к начальному периоду войны. Для устранения этого недостатка было решено усилить работу по сбору и обработке воспоминаний генералов и офицеров. В отчете Главного военно-научного управления за 1951 г. было отмечено, что работа над «Кратким стратегическим описанием» тормозится из-за неподготовленности авторов, а также отсутствия необходимого материала9. Задачей на 1952 г. было поставлено издание проекта рукописи для обсуждения10.

В начале 1952 г. была завершена работа по обработке поступивших воспоминаний о начальном периоде войны. По результатам обработки воспоминаний было принято решение об отправке напоминаний офицерам и генералам о необходимости высылки воспоминаний, которые были оформлены в виде писем с конкретными вопросами, которые интересовали Военно-историческое управление. В частности, были разработаны отдельные формы писем с вопросами для общевойсковых командиров, командиров-артиллеристов, командиров военно-воздушных сил. Письма-напоминания с вопросами были разосланы в первой половине 1952 г. В ноябре 1952 г. были составлены обобщающие справки по полученным ответам с изложением их краткого содержания 11.

Во втором квартале 1952 г. рукопись труда дорабатывалась по замечаниям начальника Военно-исторического управления и подготовлена для доклада начальнику Главного военно-научного управления.

На запланированном на август 1952 г. заседании Военно-научного совета Советской Армии предполагалось заслушать доклад начальника Военно-исторического управления генерал-лейтенанта С. П. Платонова (возглавлявшего это управление с января 1951 г.) о состоянии работы над «Стратегическим описанием по истории Великой Отечественной войны», однако заседание Военно-научного совета было отложено на неопределенный срок. Работа по созданию «Стратегического описания по истории Великой Отечественной войны» была приостановлена и исключена из плана работы Военно-исторического управления на 3-й и 4-й кварталы 1952 г. Во второй половине 1952 г. доклад о состоянии работы несколько раз перерабатывался, наконец

____________

 

8 ЦАМО. Ф. 15. Оп. 178612. Д. 45. Л. 54–55.

9 ЦАМО. Ф. 15. Оп. 178612. Д. 26. Л. 3.

10 ЦАМО. Ф. 15. Оп. 178612. Д. 26. Л. 7.

11 ЦАМО. Ф. 15. Оп. 178612. Д. 50. Л. 1–8, 10–16.

 

8

 

Предисловие

________________________________________________________________________

 

10 января 1953 г. он был направлен начальником Военно-научного управления генерал-полковником А. П. Покровским начальнику Генерального штаба Маршалу Советского Союза В. Д. Соколовскому для ознакомления и рассылки членам Военно-научного совета для предварительного ознакомления 12.

В своем докладе начальник Военно-исторического отдела 13 изложил состояние дел по подготовке «Краткого стратегического описания», которое к тому времени представляло собой труд объемом 110 печатных листов и 99 схем14. Автор доклада констатировал, что «Краткое стратегическое описание» является «первой попыткой разработать по первоисточникам фундаментальный труд, освещающий в крупном плане ход военных действий в течение всей Великой Отечественной войны». При этом отмечалось, что при составлении труда использовались только те архивные документы, публикация которых была возможна на момент написания рукописи15. В целях выявления недостатков труда было предложено отпечатать подготовленную рукопись тиражом 500 экземпляров и разослать руководящему командному составу Советской Армии (руководству Министерства обороны, Генерального штаба, центральных и главных управлений, командованию военных округов, начальникам военных академий и т.п.) для рецензирования. Кроме того, начальник Военно-исторического отдела попросил обязать руководителей, которым мог быть выслан труд для рецензирования, помимо рецензии представлять документальный материал (выписки из архивных документов) и свои предложения о дополнении труда 16.

В марте 1953 г. заместителем начальника Военно-исторического отдела генерал-майором С. С. Лотоцким была составлена обобщающая справка о направленных запросах и полученных ответах 17. На основании этой справки было принято решение и в течение апреля–июня 1953 г. направлены адресатам напоминания о направлении в Военно-научное управление ответов на запросы. Кроме того, были разработаны соответствующие вопросы и разосланы генералам, которые занимали руководящие должности в разведывательных органах приграничных округов. Непосредственную работу по направлению запросов, а также сбору и обработке поступивших воспоминаний вели генерал-майор С. С. Лотоцкий, полковники К. А. Черемухин, В. П. Морозов и др.

Очередное заседание Военно-научного совета Советской Армии несколько раз переносилось и наконец состоялось в мае 1953 г. На нем был заслушан

__________

 

12 На основании полученных замечаний начальника Генерального штаба доклад был изменен, его новая редакция была направлена для рассылки 28 февраля 1953 г.

13 К указанному времени Военно-историческое управление было переформированов Военно-исторический отдел.

14 ЦАМО. Ф. 15. Оп. 178612. Д. 85. Л. 77.

15 ЦАМО. Ф. 15. Оп. 178612. Д. 85. Л. 78.

16 ЦАМО. Ф. 15. Оп. 178612. Д. 85. Л. 100.

17 ЦАМО. Ф. 15. Оп. 178612. Д. 45. Л. 62–88.

 

9

 

Предисловие

________________________________________________________________________

 

доклад начальника Военно-исторического отдела о состоянии работы над «Кратким стратегическим описанием».

Со второй половины 1953 г. работа над рукописью «Краткого стратегического описания» была продолжена. Согласно плану работы Военно-исторического отдела на 4-й квартал 1953 г. особое внимание должно было уделено доработке глав, посвященных 1-му и 2-му периодам войны18, в связи с чем был продолжен сбор и обработка материалов по этим периодам.

С 1954 г. работа над трудом велась согласно директиве министра обороны СССР № 316895 (1954 г.), в соответствии с которой он получил новое наименование — «Стратегический очерк Великой Отечественной войны», а также новый срок выхода — 2-й квартал 1957 г. 19.

Работа над трудом была начата практически заново, весь 1954 г. Военно-исторический отдел работал над новым структурным планом рукописи. В отчете начальника Военно-исторического отдела генерал-лейтенанта С. П. Платонова о работе отдела за 4-й квартал 1954 г. отмечалось: «Разработка нового структурного плана не закончена. Эта работа будет продолжаться и в 1 кв. 1955 года» 20. И только во 2-м квартале 1955 г. была завершена разработка структурного плана и соображений по организации разработки труда 21.

В 1956 г., после смены руководства Военно-научного управления22, в очередной раз было принято решение об уточнении рукописи23 и интенсификации работы над трудом. Учитывая объем предстоящей работы и возможности Военно-исторического отдела, срок выхода труда был отнесен на три года. С целью улучшения работы над трудом был вновь сформирован авторский коллектив, улучшены условия работы, в том числе получены все необходимые разрешения на работу с архивными документами. В 1955–1956 гг. была продолжена работа по сбору воспоминаний о начальном периоде войны. С этой целью были разосланы письма с вопросами лицам командного состава полкового и дивизионного звена. На завершающем этапе работы (1957–1960 гг.) работу над главами о начальном этапе войны (в том числе по обработке полученных документальных материалов) вели полковники А. Н. Грылев, К. А. Черемухин, Н. М. Черепанов. Работа над «Стратегическим очерком» была завершена в 1960 г. и в 1961 г. труд был издан «Воениздатом» под грифом «Совершенно секретно» под названием «Стратегический очерк Великой Отечественной войны. 1941–1945 гг.»24.

___________

 

18 ЦАМО. Ф. 15. Оп. 178612. Д. 60. Л. 55.

19 ЦАМО. Ф. 15. Оп. 725588. Д. 31. Л. 50.

20 ЦАМО. Ф. 15. Оп. 725588. Д. 5. Л. 7.

21 ЦАМО. Ф. 15 Оп. 725588. Д. 5. Л. 51.

22 Заместителем начальника Генерального штаба по военно-научной работе — он же начальник Военно-научного управления — был назначен генерал армии В. В. Курасов, генерал-полковник А. П. Покровский был назначен заместителем начальника Военно-научного управления.

23 В т.ч. с учетом доклада Н. С. Хрущева на XX съезде КПСС.

24 Стратегический очерк Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. М., 1961.

 

10

 

Предисловие

________________________________________________________________________

 

Воспоминания офицеров и генералов о начальном периоде войны, собранные за 1949–1956 гг. для написания «Стратегического очерка», использовались Военно-научным управлением и в других целях. Например, в 1956 г. начальником Военно-исторического отдела генерал-лейтенантом С. П. Платоновым был сделан доклад «О некоторых уроках из опыта подготовки к Великой Отечественной войне и ее начального периода», в котором использовались полученные Военно-научным управлением воспоминания генерала армии М. А. Пуркаева, генерал-полковника В. С. Попова и других военачальников. Сотрудниками Военно-исторического отдела неоднократно делались предложения руководству об использовании собранных в рамках работы над «Стратегическим очерком» материалов, в том числе и воспоминаний и ответов на вопросы по начальному периоду войны. На основании одного из предложений, высказанных на партсобрании Военно-научного управления в сентябре 1956 г., было принято решение о публикации собранных воспоминаний военачальников о начальном периоде войны. С этой целью сотрудниками Военно-научного управления были отобраны наиболее интересные воспоминания и произведено их редактирование (в настоящее время материалы с редакцией сотрудников Военно-научного управления сосредоточены в делах ЦАМО 25. Редактирование было завершено в 1959 г., однако издание воспоминаний так и не было осуществлено.

В 1989 г. в «Военно-историческом журнале» 26 были опубликованы выдержки из ответов генералов и офицеров на вопросы Военно-научного управления, заданные в 1952–1953 гг. (публикация была подготовлена редактором по проблемам истории стратегии и оперативного искусства журнала полковником В. П. Крикуновым), однако публикация была сопровождена неточной информацией о причинах возникновения публикуемых материалов.

К сожалению, составителю данного сборника не удалось обнаружить все материалы о начальном периоде войны, направленные в адрес начальника Военно-научного управления в рамках работы над «Кратким стратегическим очерком», в частности, не обнаружены ответы бывшего начальника связи Северо-Западного фронта генерал-лейтенанта войск связи Н. С. Матвеева, бывшего командира 128-й стрелковой дивизии генерал-майора А. С. Зотова, бывшего начальника штаба 44-го стрелкового корпуса генерал-майора А. И. Виноградова, бывшего командира 51-го стрелкового корпуса генерал-майора А. М. Маркова, бывшего начальника штаба 8-го механизированного корпуса генерал-лейтенанта танковых войск Ф. Г. Каткова, бывшего начальника штаба 34-го стрелкового корпуса генерал-майора А. З. Акименко, бывшего начальника инженерных войск Южного фронта генерал-майора инженерных войск А. Ш. Шифрина и некоторых других. Работа по их поиску продолжается.

__________

 

25 ЦАМО. Ф. 15. Оп. 977441. Д. 2, 3.

26 Военно-исторический журнал. 1989. № 3. С. 62–69; № 5. С. 23–30.

 

11

 

Предисловие

________________________________________________________________________

 

В предлагаемом сборнике публикуются ответы военачальников в авторских редакциях, вместе с сопроводительными письмами. Для удобства изучения материалы расположены по географическому признаку (с севера на юг) и в порядке подчиненности (направление, округ, армия и т.д.). Архивные ссылки даются на каждый документ в отдельности, в конце текста документа. В отдельных случаях составителем даются необходимые пояснения по тексту воспоминаний. Географические наименования приведены по документам, исправления наименований в случае несовпадения с действующим на дату событий, на момент написания воспоминаний или в соответствии с современным наименованием не производилось. Воспоминаниям предшествуют разработанные в Военно-научном управлении образцы писем, которые направлялись военачальникам.

Научно-справочный аппарат издания состоит из вводной статьи и именного указателя.

 

12

 

Формы писем,

разосланных

офицерам и генералам

_______________________________________________

 

13

 

Формы писем, разосланных офицерам и генералам

_____________________________________________________________________

 

А. Форма письма, направленного в 1952 году

офицерам и генералам

 

ГЕНЕРАЛ-МАЙОРУ /ЛЕЙТЕНАНТУ/ _____________

ПОЛКОВНИКУ _______________

При разработке описания Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. встречается ряд неясных и документально неполно освещенных вопросов, относящихся к начальному периоду войны.

К таким неясным вопросам относятся:

  1. Был ли доведен до Вас и частей Вашего соединения в части их касающейся план обороны государственной границы. Если этот план был известен Вам как командиру соединения, то когда и что было сделано Вами по обеспечению выполнения этого плана?
  2. В какой мере был подготовлен оборонительный рубеж по линии государственной границы и в какой степени он обеспечивал развертывание и ведение боевых действий частями вверенного Вам соединения?
  3. С какого времени и на основании какого распоряжения части вверенного Вам соединения начали выход на государственную границу, и какое количество из них было развернуто для обороны границы до начала военных действий и какую задачу они получили?
  4. Когда было получено Вами распоряжение о приведении частей вверенного Вам соединения в боевую готовность? Какие и когда были отданы частям соединения указания во исполнении этого распоряжения и что было ими сделано?
  5. В каких условиях обстановки части вверенного Вам соединения вступили в бой с немецко-фашистскими войсками?
  6. Где находилась артиллерия вверенных Вам частей и соединений к моменту начала боевых действий? Если она находилась в учебных артиллерийских лагерях, то когда она присоединилась к своим частям и соединению? Какова была обеспеченность боеприпасами частей и в целом соединения к началу боевых действий?

Прошу Вас, как бывшего командира /начальника штаба/ ____________ дивизии /корпуса/, осветить, по мере возможности, эти вопросы и тем самым помочь полнее и объективнее разработать описание Великой Отечественной войны.

Ваш ответ на перечисленные вопросы желательно получить не позднее _____1953 года.

ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИК                 /ПОКРОВСКИЙ/

 

14

 

Формы писем, разосланных офицерам и генералам

_____________________________________________________________________

 

Б. Форма письма, направленного в 1952 году командирам-артиллеристам

 

ГЕНЕРАЛ-МАЙОРУ /ЛЕЙТЕНАНТУ, ПОЛКОВНИКУ/ ______________

 

При разработке описания Великой Отечественной войны 1941—1945 годов, встречается ряд неясных и документально неполно освещенных вопросов, относящихся к периоду сосредоточения и развертывания артиллерии приграничных военных округов по «Плану обороны государственной границы 1941 года» накануне Великой Отечественной войны.

К таким неясным вопросам относятся:

  1. Почему большая часть артиллерии стрелковых корпусов и дивизий _______ находилась на учебных сборах в артиллерийских лагерях?
  2. Из каких общевойсковых соединений артиллерия не выводилась в учебные лагеря?
  3. Когда было отдано распоряжение о приведении в боевую готовность артиллерии соединений и частей? Что и когда было сделано частями во исполнение этого распоряжения?
  4. Какой запас боеприпасов имели артиллерийские части, привлеченные в учебные лагеря. Была ли возможность пополнить боеприпасами эти части в то время, когда они с началом войны выдвигались из лагерей к своим дивизиям и корпусам?
  5. Когда находившаяся в лагерях артиллерия присоединилась к своим частям? С какой артиллерией части прикрытия вступили в бой с немецко-фашистскими войсками, вероломно нарушившими наши границы?
  6. В какой мере артиллерийские части были обеспечены средствами тяги?
  7. Были ли определены по плану обороны государственной границы огневые позиции артиллерии частей прикрытия, а также был ли разработан план огня артиллерии и план вывоза ее в районы огневых позиций?

Прошу Вас, как бывшего начальника ________ артиллерии , осветить, по мере возможности, эти вопросы и тем самым полнее и объективнее разработать описание Великой Отечественной войны.

Ваш ответ на перечисленные вопросы желательно получить не позднее «__» ___ 1952 года.

ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИК                                       /ПОКРОВСКИЙ/

 

15

 

Формы писем, разосланных офицерам и генералам

_____________________________________________________________________

 

В. Форма письма, направленного в 1952 году бывшим командующим ВВС армий

ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТУ АВИАЦИИ ______________

При разработке описания Великой Отечественной войны 1941-1945 годов, встречается ряд неясных и документально неполно освещенных вопросов, относящихся развертыванию и сосредоточению ВВС приграничных военных округов по «Плану обороны государственной границы 1941 года» накануне Великой Отечественной войны.

К таким неясным вопросам относятся:

  1. Обеспеченность аэродромной сетью ВВС ____ армии накануне войны?
  2. Укомплектованность авиасоединений и частей ВВС ____ армии материальной частью и ее качество? Насколько самолеты новых типов, поступавших на вооружение ВВС армии, были освоены летным составом. Подготовленность личного состава ВВС ____ армии к ведению боевых действий?
  3. Было ли известно командованию ВВС ____ армии о возможном нападении фашистской Германии с утра 22 июня?
  4. Когда было получено распоряжение о приведении ВВС ____ армии в боевую готовность и что было сделано командованием ВВС ____ армии во исполнение этого распоряжения?
  5. В какой мере к утру 22.6 были подготовлены ВВС ____ армии к отражению внезапных налетов фашистской авиации?
  6. Насколько был авиационный отдел штаба ____ армии подготовлен к управлению авиацией в боевых условиях и в какой мере это отразилось на ее боевых действиях первых дней войны?

Прошу Вас, как бывшего командующего ВВС ____ армии, осветить, по мере возможности, эти вопросы и тем самым помочь полнее и объективнее разработать описание Великой Отечественной войны.

Ваш ответ на перечисленные вопросы желательно получить не позднее «__» ___ 1952 г.

ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИК                           /ПОКРОВСКИЙ/

 

16

 

Формы писем, разосланных офицерам и генералам

_____________________________________________________________________

 

Г. Форма письма, направленного в 1953 году бывшим начальникам разведывательных отделов приграничных округов

ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТУ

При разработке описания Великой Отечественной войны 1941-1945 годов встречается ряд неясных вопросов, относящихся к оценке штабом _______ группировки и возможных действий немецко-фашистских войск накануне войны.

К таким неясным вопросам относятся:

  1. Насколько в штабе округа была известна группировка немецко-фашистских войск накануне войны.
  2. Как расценивалась вскрытая группировка войск противника и возможный характер его действий.
  3. Имелись ли в штабе округа данные о времени начала военных действий со стороны гитлеровской Германии.
  4. Какой порядок существовал в штабе округа с использованием разведывательных данных /кому докладывались, посылались ли в войска, представлялись ли в Генеральный Штаб/.
  5. Как командование войсками округа оценивало выводы штаба округа по разведданным.
  6. Насколько своевременно поступали разведданные от войск в первый месяц войны и степень полноты и ценности этих данных.
  7. Как работал разведотдел в первый месяц войны.

Прошу Вас, как бывшего начальника разведывательного отдела штаба _______, осветить, по мере возможности, эти вопросы и тем самым помочь полнее и объективнее разработать описание Великой Отечественной войны.

Ваш ответ на перечисленные вопросы желательно получить не позднее «__» _____ 1953 года.

ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИК                           /ПОКРОВСКИЙ/

 

Д. Форма письма-напоминания, направленного в 1953 году военачальникам, не ответившим на первоначальный запрос Военно-Научного Управления

 

_______ 1949 г. Вам, как участнику начального периода Великой Отечественной войны была направлена просьба написать воспоминания о первых месяцах войны /до сентября месяца включительно/.

 

17

 

Формы писем, разосланных офицерам и генералам

_____________________________________________________________________

 

До настоящего времени по неизвестной причине ответа от Вас не поступило.

Учитывая важность разработки и обобщения в военно-исторических трудах особенностей и хода боевых действий начального периода Великой Отечественной войны, Главное Военно-Научное Управление считает необходимым вторично просить Вас написать воспоминания в пределах вопросов, поставленных в указанном выше письме.

 

ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИК                           /ПОКРОВСКИЙ/

 

Е. Форма письма, направленного в 1956 году лицам командного состава дивизионного и полкового звена

 

Учитывая настоятельную необходимость всестороннего и правдивого исследования событий начального периода Великой Отечественной войны, Военно-исторический отдел обращается к Вам, как участнику войны, бывшему командиру ___________, с просьбой поделиться своими воспоминаниями примерно по следующим вопросам:

— Пункты дислокации полка и где он находился в момент начала войны.

— Степень подготовленности штабов и командного состава в звене взвод-дивизион.

— Материальное и техническое обеспечение /наличие средств тяги, боеприпасов на складах, при орудиях и у личного состава, обеспеченность транспортом, средствами связи и т. д./.

— Когда и от кого было получено распоряжение /приказ/ о приведении полка в боевую готовность и какую задачу он получил.

— Имелись ли заранее подготовленные огневые позиции, степень их инженерного оборудования и когда они были заняты.

— Краткий обзор боевых действий полка в июне-июле 1941 г. с большей подробностью желательно осветить события с 22 июня по 10 июля.

Поставленные нами вопросы не должны ограничивать описание Ваших воспоминаний. Целесообразно было бы осветить и те вопросы, которые на Ваш взгляд заслуживают внимания.

Воспоминания от Вас желательно получить __________ 1956 г.

ЗАМ НАЧАЛЬНИКА ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКОГО ОТДЕЛА

ГЕНЕРАЛ-МАЙОР                           СЫЧЕВ

 

18

 

 

 

ВОСПОМИНАНИЯ

__________________________________________________________________________

 

А. СЕВЕРО-ЗАПАДНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ

 

* Каргополов Т.П. — начальник кафедры службы связи Военно-электротехнической академии (с августа 1941 г. — начальник связи Северо-Западного направления).

 

19

 

 

КАРГОПОЛОВ Тихон Павлович

01.09.1896-08.02.1972

_______________________________

 

Родился на ст. Березняги (в настоящее время Петропавловский район, Воронежская область).

В Русской Армии в 1915-1918 гг.: прапорщик, помощник командира роты 22-го инженерного батальона.

В Красной Армии с июня 1918 г.

Окончил школу «Выстрел» (1928), академические курсы усовершенствования при Военно-технической академии (1931), Военную академию им. М.В.Фрунзе (вечернее отделение, 1939).

В Гражданскую войну командир взвода 2-го революционного отряда, затем на различных должностях в 10-й стрелковой дивизии: адъютант командира батальона, помощник командира роты, командир отдельной роты связи, начальник связи бригады, командир батальона связи.

С апреля 1922 г. в 18-й стрелковой дивизии: помощник командира батальона связи, командир отдельной роты связи, командир отряда, для поручений.

В 1924-1928 гг. командир и комиссар 1-го отдельного полка связи. После окончания курсов «Выстрел» назначен помощником начальника связи Сибирского военного округа, затем на должностях в ОКДВА: помощник начальника связи армии, врид начальника связи армии.

С 1933 г. проходил службу в Ленинградской объединенной школе связи: заместитель начальника военного комиссара, врид начальника и комиссара школы, заместитель начальника и военного комиссара. С января 1935 г. по май 1936 г. начальник штаба академии связи. С мая 1936 г. начальник и военный комиссар Ульяновской школы особой техники (с мая 1937 г. Ульяновского военно-технического училища связи). В период с октября 1937 г. по сентябрь 1938 г. в распоряжении управления по командно-начальствующему составу РККА. С сентября 1938 г. старший преподаватель кафедры службы связи Военной академии им. М.В.Фрунзе. С 30.12.1939 начальник войск связи 13-й армии. С августа 1940 г. начальник кафедры службы связи Военной электротехнической академии РККА.

В начале Великой Отечественной войны на прежней должности. Приказом НКО СССР № 02074 от 03.08.1941 г. назначен начальником связи Северо-западного направления. С сентября 1941 г. по февраль 1942 г. в резерве

 

20

 

КАРГОПОЛОВ Тихон Павлович

______________________________________________________________________

 

Главного управления связи Красной Армии. С 19.02.1942 г. начальник связи Волховского фронта. С июня 1942 г. начальник 2-го управления Главного управления связи Красной Армии.

В апреле 1946 г. назначается исполняющим обязанности начальника управления боевой подготовки начальника связи Сухопутных войск, с мая 1946 г. — председатель научно-технического комитета войск связи Сухопутных войск. С 1949 г. — исполняющий обязанности заместителя начальника войск связи Сухопутных войск.

Уволен в запас приказом министра обороны СССР № 364 от 15.04.1959.

Комбриг (приказ НКО СССР № 2484 от 26.11.1935), комдив (приказ НКО СССР № 01288 от 01.04.1940), генерал-майор войск связи (постановление СНК СССР № 945 от 04.06.1940), генерал-лейтенант войск связи (постановление СНК СССР № 1540 от 02.11.1944).

Награды: орден Ленина (21.02.1945), орден Красного Знамени (07.04.1940, 03.11.1944, 20.06.1949), орден Отечественной войны I степени (04.02.1943), медаль «XX лет РККА» (22.02.1938), медаль «За победу над Германией» (09.05.1945), медаль «30 лет Советской Армии и Флота» (22.02.1948).

Похоронен на Введенском кладбище г.Москвы.

 

21

 

Воспоминания: А. Северо-Западное направление

____________________________________________________________________

 

Бланк Заместитель начальника войск связи сухопутных войск 1

 

«29» Ноября 1949 г.

№ 534087

СЕКРЕТНО.

экз. № 1

НАЧАЛЬНИКУ ГЛАВНОГО ВОЕННО-НАУЧНОГО УПРАВЛЕНИЯ

ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА МВС СССР

ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИКУ

тов. ПОКРОВСКОМУ

На № 194745 от 19.9.49 г.

При сем представляю свои воспоминания о боевой деятельности войск связи Северо-Западного и Ленинградского фронтов в первые месяцы Великой Отечественной войны. ПРИЛОЖЕНИЕ: Воспоминания на 38 листах.

ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТ ВОЙСК СВЯЗИ автограф /КАРГОПОЛОВ/

 

СЕКРЕТНО.

экз. 1

ВОСПОМИНАНИЯ

О БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВОЙСК СВЯЗИ

СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО И ЛЕНИНГРАДСКОГО ФРОНТОВ

В ПЕРВЫЕ МЕСЯЦЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ.

 

Прежде чем начать изложение боевой деятельности войск связи в первые месяцы Великой Отечественной войны, считаю необходимым кратко остановиться на некоторых выводах по связи из опыта Советско-финской войны 1939-1940 гг.

Выводы эти относятся к организационно-штатной структуре армейских и фронтовых частей связи и количеству этих частей для обеспечения связи во фронте и в армии, и должны были получить свое отражение в организации частей войск связи на военное время.

В 1939 году Штаб Северо-Западного фронта, стоящий в Ленинграде, имел связь с 7 и 13 армиями, действовавшими на фронте от Ладожского озера до полуострова Рыбачий.

Проводная связь штаба СЗФ и Генерального штаба страны со всеми армиями до госграницы обеспечивалась по проводам Министерства

____________

 

1 На листе имеются штампы: 1/ Вх. № 02672 «13» 9 1950 Главное военно-научное управление Генштаба ВС; 2/ Вх. № 01078 «5» 5 1952 г. Военно-исторического управления Генштаба Вооруженных Сил СССР.

 

22

 

КАРГОПОЛОВ Тихон Павлович

______________________________________________________________________

 

связи СССР2, укрепленных районов и пограничных войск, за пределами госграницы по проводам, построенным или восстановленным силами войск связи армий.

Радиосвязь фронта с армиями обеспечивалась войсковыми радиостанциями.

Участвовавшие в войне 7, 13, 15, 8, 9 и 14 армии имели в своем составе войска связи для обеспечения связи с своими соединениями. Все стрелковые корпуса и дивизии в своем составе имели укомплектование и снабжение по штатам военного времени части и подразделения связи.

Судить о наличии имущества связи можно по следующему: в частях и подразделениях войсковых соединений 13 армии на 15.2.40 г. насчитывалось около пяти тысяч радиостанций различных типов.

Для обеспечения связи 13 армия имела войска связи в составе: 346 отдельный телеграфно-телефонный батальон, 461 отдельный радиодивизион, 15 отдельный батальон связи корпусного типа, 334 и 383 отдельные линейные батальоны связи, 696, 409, 634, 401, 636 отдельные телеграфно-строительные роты, 305 отдельная телеграфно-эксплоатационная рота, 40, 31, 414 и 16 отдельные кабельно-шестовые роты. Эти части предназначались для обеспечения связи командования и штаба 13 армии с 3, 15, 19, 23 ск, 142-й стр. дивизией, танковыми, артиллерийскими и инженерными соединениями и частями усиления, и соединениями и частями авиации.

Для организации связи войска связи 13 армии распределялись:

а) 346 отд. тел. телеф. батальон, 461 орд и 15 обс обеспечивали развертывание и службу узлов связи штаба армии, наблюдательного пункта командарма, штаба артиллерии армии, штаба авиации армии, управления тыла армии.

б) 334 олбс, 409 и 634 отср обеспечивали телеграфно-телефонные провода от пунктов управления 13 армии к Штабу СЗФ, Штабу Тыла СЗФ, Штабу ВВС СЗФ и с соседом 7-й армией.

в) 383 олбс, 636 отср, 305 отср обеспечивали строительство, восстановление и эксплоатационную охрану ОСИ связи армии, начиная от госграницы (район Бол. Коркомяки).

г) 696, 401 отср, 40, 31, 414 и 16 окшр обеспечивали проводную связь Штаба Армии и НП командарма с штабами и НП командиров соединений, связь командующего артиллерией с арт. группами, связь штаба ВВС армии с соединениями и аэродромами.

Другие армии, участницы войны, имели такие же части связи, как и 13 армия, НО ВСЕ АРМИИ, как и 13-я, обязательно часть своих частей расходовали на обеспечение связи вверх.

__________

 

2 До 1946 г. Министерство Связи именовалось «Народный Комиссариат Связи».

23

 

Воспоминания: А. Северо-Западное направление

____________________________________________________________________

 

Подводя итоги боевого опыта организации связи в высшем звене за период с ноября 1939 г. по 13 марта 1940 г. — на совещании в Управлении связи КА (май 1940 г.) начальники связи, участники войны — ныне генералы войск связи — Найденов И.А., Псурцев Н.Д., Мирошников П.Д., Добыкин Д.М., Стрелков А.М., Каргополов Т.П., Матвеев Н.С., Ковалев И.Н., Муравьев К.Х., Ткаченко АВ.3, Борисевич В.А. и др. единогласно высказались за то, чтобы организационно-штатная структура отдельных частей связи была пересмотрена, а также чтобы мобрасчетами были определены состав и количество частей связи армии и фронта.

По частям связи предлагались следующие изменения:

а) Отдельный т/т батальон и отдельный радио дивизион армии объединить в полк связи. Полки связи по своей штатно-организационной структуре должны подразделяться на фронтовые и армейские.

б) Отдельные линейные батальоны иметь двух видов: первый в составе двух строительных рот и одной эксплороты, предназначенный на тыловую магистраль, второй в составе одной строительной, одной эксплоатационной [в те времена слово "эксплУатация" писали как "эксплОатация" – прим. "К.Закорецкий"] и одной кабельно-шестовой роты для оси связи армии.

Для обеспечения связи армии с корпусами предлагались иметь в армии на каждый корпус одну кабельно-шестовую или кабельно-телеграфную роту и один взвод телеграфно-строительной роты.

Совещание высказалось также и по следующим вопросам:

  1. В армии должен быть начальник войск связи, в руках которого должны быть сосредоточены ВСЕ ВОПРОСЫ ОРГАНИЗАЦИИ СВЯЗИ,, снабжения войск имуществом связи, укомплектование войск офицерами и специалистами связи.
  2. Связь фронта с армиями должна обеспечиваться в основном войсками связи, а не средствами и силами Министерства связи.
  3. Звенья и эскадрилий самолетов связи должны быть подчинены начальнику связи.
  4. Линейные части войск связи должны иметь комбинированный транспорт (авто и конный).

Итоги майского совещания руководство УСКА в том же 1940 году начало проводить в жизнь.

В декабре 1940 г. на сборе начальников связи округов и армий в УСКА на играх по связи расчеты количества частей связи в армии и во фронте исходили из рекомендаций майского совещания участников войны.

После окончания Советско-финской войны все линейные части связи, принимавшие участие в войне, были расформированы, а части войсковых соединений переведены на штаты мирного времени.

__________

 

3 Так в документе. Правильно Ткаченко В. А.

 

24

 

КАРГОПОЛОВ Тихон Павлович

______________________________________________________________________

 

Перед началом Великой Отечественной войны в Прибалтийском и Ленинградском Военных Округах телеграфная и телефонная связь с воинскими гарнизонами в основном обеспечивалась через узлы связи Штабов округов по арендованным у Министерства связи проводам. Связь работала круглосуточно или по расписанию в зависимости от значимости гарнизона и предоставленного местными учреждениями Министерства связи времени на право использования проводами.

Ленинградский Военный Округ имел свои провода на Карельском перешейке — Белоостров — Выборг — Энсо, Кексгольм — Сортовала. Радиосвязь обеспечивалась по практическим (учебным) радиосетям округа, армий, корпусов и дивизий. Связь эта осуществлялась по расписанию.

Штабы армий и стрелковых корпусов имели телеграфно-телефонную связь с штабами дивизий по арендованным проводам. 50 и 19 стрелковые корпуса Ленинградского военного округа, расположенные на Карельском перешейке, имели для связи с дивизиями свои провода из числа восстановленных войсками бывших финских проводов низовой связи.

Перед началом войны войска связи Ленинградского военного округа состояли из 2 отд. полка связи Округа (Ленинград), отдельного батальона связи4 14 А (Мурманск), отдельных батальонов связи при корпусах и дивизиях и отдельной роты связи 8 стр. бригады на полуострове Ханко 5.

За несколько дней до 22.6.41 г. начат был формированием батальон связи6 для 23 армии в Перк-Ярви. В состав 23 А. вошли 50-й /Выборг/ и 19 /Кексгольм/ стрелковые корпуса. Окружной склад связи размещался в г. Ленинграде7. В штабе Округа был развернут узел связи, обеспечивавший связь во время Советско-финской войны. В 1941 г. особое внимание начальника связи ЛенВО генерала Ковалева было обращено на работу связи с 14 А. Мурманск, с 168 сд. Сортавала, 65 ск г. Ревель и 1-м ТК Псков — Остров и 8-й стр. бригадой полуостров Ханко.

Штаб Прибалтийского Военного Округа, расположенный в г. Риге, использовал для связи провода, обслуживаемые непроверенным персоналом учреждений связи Латвийской и Литовской республик, проникшие в ряды служащих местных контор связи агенты немецкого фашизма вредили воинским связям, особенно с утра 22 июня 1941 года.

____________

 

4 В составе 14-й армии был 498-й отдельный батальон связи.

5 Перед войной в состав Ленинградского военного округа входила также 7-я армия. В составе 7-й армии был 326-й отдельный батальон связи.

6 В составе 23-й армии был 566-й отдельный батальон связи.

7 Окружной склад связи № 123.

 

25

 

Воспоминания: А. Северо-Западное направление

____________________________________________________________________

 

Начальник связи Прибалтийского военного округа полковник Курочкин к июню 1941 г. имел в своем подчинении: 17 отд. полк связи округа (г. Рига), отд. батальон связи 8 8-й армии (Елгава), отд. батальон связи9 11 армии (Каунас) и формирующийся батальон связи10 для 27 армии. 17-й опс имел в своем составе: т/т батальон и подвижный узел связи на автомашинах, радиобатальон, полковую школу. Радиобатальон имел 2-е рации РАТ, 2 рации РАФ, 3 рации 11 АК, 1 рацию ЗД длинноволновую, 6-7 радиостанций РСБ и две РУК по 5 приемников в каждом. Линейный батальон в составе кабельно-шестовых и строительной рот. Окружной склад связи 11 размещался в г. Риге.

Корпуса и дивизии ПрибВО имели части и подразделения связи, укомплектованные имуществом связи по табелям военного времени.

Кроме связи командования в ПрибВО перед войной широко была организована связь службы ВНОС. Для этой связи из всех частей были выделены радиостанции, установлены дежурства. Особо четко эта связь в мирное время работала в пограничных гарнизонах 8 А.

Из вышесказанного можно сделать заключение о том, что накануне войны начальники связи Ленинградского и Прибалтийского ПОГРАНИЧНЫХ военных округов имели в своем распоряжении весьма НЕЗНАЧИТЕЛЬНОЕ число частей и учреждений ВОЙСК СВЯЗИ. Эти части связи не могли обеспечить непрерывно-действующую связь для управления мобилизацией и формированием войск округов. Эти части не могли полностью обеспечить управление войсками в начавшихся 22.6.41 г. пограничных сражениях. Эти части также не могли обеспечить потребности в кадрах военных специалистов связи для формируемых с объявлением мобилизации армейских и фронтовых частей.

Батальоны связи корпусов и дивизий ЛенВО, стоявшие во внутренних гарнизонах Округа, должны были при отмобилизовании выделить кадры специалистов для формирований второй очереди.

По мобрасписанию, большинство линейных частей связи армий и фронтов (олбс, отср, отэр) должны были формировать областные управления связи Министерства связи (в том числе и приграничных областей). Эти же управления обязаны были выделить для войсковых формирований: инженеров и техников связи, механиков и телеграфистов всех систем телеграфных аппаратов и радиоспециалистов.

___________

 

8 В составе 8-й армии был 496-й отдельный батальон связи.

9 В составе 11-й армии был 943-й отдельный батальон связи.

10 В составе 27-й армии был 571-й отдельный батальон связи.

11 Окружной склад связи № 947.

 

26

 

КАРГОПОЛОВ Тихон Павлович

______________________________________________________________________

 

20.6.1941 г. штаб Прибалтийского Особого военного округа выбыл из г. Риги в район г. Поневеж 12.

КП штаба округа разместился в заранее устроенных блиндажах и землянках в лесу, что около 18 клм. южнее г. Поневеж. Между городом и КП была построена постоянная многопроводная линия связи. Контора связи г. Поневеж являлась для КП основным линейно-техническим узлом связи, обеспечивающим выход проводных связей командного пункта на Москву, Ригу, к штабам соединений.

Отсюда имелась телеграфно-телефонная связь:

— со штабом 8 А. в районе Шауляй;

— со штабом 11 А. крепость Каунас;

— со штабами ТК13 и авиасоединений.

Проводная связь дублировалась радиосвязью. Радиосвязь с г. Ригой, тыловым штабом округа, обеспечивалась радиостанциями РАТ. (В Риге, в 8 км. от города была установлена стационарная рация РАТ, которая работала до оставления нашими частями города). Кроме узла в районе Поневеж, был подготовлен узел связи в г. Двинске.

В районе Поневеж штаб ПрибВО оставался до 25.6.41 г. Штаб ЛенВО в эти же числа июня месяца 1941 г. дислоцировался в г. Ленинград. 22.6.41 г. начальник связи ЛенВО выслал своих представителей на узлы связи Министерства связи — Выборг, Петрозаводск, Мурманск, Псков, Луга, Дно, Чудово, Тихвин, Бологое.

Все телеграфные и телефонные станции Министерства связи по ПрибВО и ЛенВО были переведены на круглосуточную работу.

8, 11, 14 и 23 армии, начавшие бои 22-26 июня 1941 г., имели в своем распоряжении для управления подчиненными соединениями в боевой обстановке ТОЛЬКО по одному армейскому батальону связи, со средствами связи на одно положение. Обеспечить бесперебойное управление при маневре батальоны связи этих армий из-за своей малочисленности и отсутствия необходимых проводных средств не могли. Они имели приличный состав радиосредств, но использовать радиосвязь для управления войсками в бою не умели штабы и командиры.

Штабы округов и армий требовали для осуществления управления войсками, ведущими сражения, проводную связь (телефон, телеграф).

Проводная связь в этом звене до штабов корпусов осуществлялась по проводам Министерства связи. Противник авиацией и диверсантами разрушал постоянные линии связи, для восстановления их

__________

12 На основании директивы Генерального штаба от 19.06.1941 было выделено полевое управление Северо-Западного фронта, которое 20.06.1941 выдвинулось в г.Паневежис. В г.Риге осталось управление Прибалтийского военного округа.

13 Так в документе. В июне 1941 г. в составе РККА не было танковых корпусов, соединения имели наименование «механизированный корпус».

 

27

 

Воспоминания: А. Северо-Западное направление

____________________________________________________________________

 

требовалась организованная воинская сила в виде линейных частей связи — а ее в это время еще не было в распоряжении начальников связи округов и армий. С потерей же проводной связи из-за неумения использовать радиосвязь терялась всякая связь, нарушалось управление войсками.

Это подтверждается примерами из действий 8 и 23 А. — пока штабы корпусов стояли в пунктах, с которыми была организована связь еще в мирное время, до тех пор штабы армий имели с ними проводную связь и управляли ими, как началось перемещение штабов соединений — связь была потеряна. Штаб Прибалтийского В.О. потерял проводную связь со своими соединениями к исходу 22.6.41 г. в районе Поневеж, и после этого впервые восстановил проводную связь со всеми подчиненными соединениями только 7-8 июля, когда располагался в г. Новгороде.

Отношение к радиосвязи в это время характеризуется следующим:

штабы Прибалтийского и Ленинградского округов и их соединения работали по радио на связь учебными радиоданными весь начальный период войны, приблизительно до 10.7.41 г., а связь ЛФ со штабом 8 стрелковой бригады на полуострове Ханко осуществлялась учебными радиоданными до эвакуации нашими войсками полуострова.

Почти все штабы страдали радиобоязнью: штаб ПрибВО, находясь в районе Поневеж, держал свои радиостанции в 14 клм. от КП. В частях и штабах запрещали работать по радио (12314 сд, 3 стр. б-ра, 10 сд, 31115 сд и другие), радиостанции, особенно авторации, как более мощные, как только начинался бой, отсылали в тыл под видом развертывании на ТЫЛОВОМ пункте управления. Очень часто было, что между двумя радиостанциями армии и корпуса была установлена связь — но обмен оперативной корреспонденции не производился, потому что услугами станций штабы отказывались пользоваться за неимением данных об обстановке.

Все это происходило еще и потому, что в мирное время вопросы управления по радио не имели должного внимания не только у общевойсковых и специальных начальников, но и у самих связистов. Ведь работа с начала войны учебными радиоданными прежде всего свидетельствует о том, что начальники связи армий, корпусов и дивизий не занимались в мирное время изучением вопросов работы радио в военное время и выезжая в пограничные пункты — оперативные таблицы с радиоданными забыли на постоянных квартирах.

__________

 

14 Так в документе. В составе ПрибОВО (СЗФ) в указанное время не было 123-й стрелковой дивизии. Речь идет о 23-й стрелковой дивизии.

15 Так в документе. В составе ПрибОВО (СЗФ) в указанное время не было 311-й стрелковой дивизии. Речь идет об 11-й стрелковой дивизии.

 

28

 

КАРГОПОЛОВ Тихон Павлович

______________________________________________________________________

 

Чтобы закончить воспоминания о начале войны, остановлюсь на составе основных руководящих генералов и офицеров войск связи Ленинградского и Прибалтийского военных округов, с которыми мне пришлось работать сначала как представителю Начальника связи Советской Армии, а затем как начальнику войск связи Главнокомандующего СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО НАПРАВЛЕНИЯ.

Войска связи Ленинградского военного округа возглавлял (с 1938 г.) начальник войск связи округа генерал-майор войск связи КОВАЛЕВ И.Н. его заместителем был полковник Бахилин (б. начсвязи 65 ск). В Управлении связи работали: Начальником телеграфно-телефонного отдела полковник Лолоко (впоследствии начсвязи армии), заместитель начальника т/т отдела майор Красавин И.Т., начальником радио отдела полковник 16 ЖУКОВ В.В. (впоследствии замначсвязи фронта по радио); начальником отдела снабжения имуществом связи подполковник Полтараус; начальником узла связи подполковник ИЛЬИЧЕВ. 2 опс командовал полковник КОРОВНИКОВ.

С началом войны на усиление аппарата начсвязи округа были прикомандированы из Военной Академии связи:

— комбриг Лапкин А.В.17 ст. преподаватель кафедры связи;

— полковник Иванов (кавказский)18 преподаватель кафедры связи;

— полковник Мирошников П.Д. начальник факультета;

— полковник Зефиров А.К. преподаватель кафедры связи;

— майор Краснов — адъюнкт 19;

— подполковник Кожетев В.Г. 20 слушатель Курсов усовершенствования.

Начальники связи соединений, входивших в состав ЛенВО, затем Северного, переименованного в Ленинградский фронт:

— 14 армия — начсвязи комбриг БОРИСЕВИЧ до июля 1941 г., с июля майор ЕКИМОВ, остававшийся в этой должности до конца войны.

__________

 

16 Так в документе. Правильно «подполковник». Звание «полковник» Жукову В. В. было присвоено только в 1942 году.

17 Так в документе. Правильно Лапкин А. Г.

18 Полковник Иванов П.А.

19 Майор Краснов А.Е. являлся начальником спецотделения факультета проводной связи Военно-электротехнической академии.

20 Полковник Кожетев В. Г. был помощником начальника по учебно-строевой части Васильковских курсов усовершенствования командного состава связи запаса, приказом НКО СССР № 0056 от 01.04.1941 назначен начальником отделения отдела связи Ленинградского военного округа.

 

29

 

Воспоминания: А. Северо-Западное направление

____________________________________________________________________

 

— 23 армия — начсвязи полковник Монягин 21, сменил его б. начсвязи 19 ск полковник ТИМОФЕЕВ, остававшийся в этой армии и должности до конца войны.

— 7 армия — начсвязи полковник Лагодюк Яков.

— Начсвязи 1 т.к. подполковник Борисов П.П.

— Начсвязи 10 тк подполковник Чешев.

— 42 армия — комбриг Лапкин, сменен полковником Ивановым (кавказский), которого сменил полковник Лолоко.

— Невская оперативная группа Начсвязи полковник Зефиров.

— Приморская оперативная группа (бывшая 8 армия) начсвязи полковник Чехов.

Войска связи Прибалтийского военного округа возглавлял (с 1940 г.) полковник КУРОЧКИН П.М., его заместителем был полковник СЕЛЬКОВ И.П.

В Управлении связи работали: начальником т/т отдела майор ЗВЕНИГОРОДСКИЙ В.В.; начальником радио отдела полковник 22 ЗАХАРОВ Н.П.; начальником отдела снабжения майор ЯРЕНА23; начальником строевого и учебного отдела полковник АКИМОВ, после осуждения на 8 лет за безобразную эвакуацию из Риги имущества связи был заменен подполковником КУДРЯВЦЕВЫМ (б. начальник связи 12 тк); начальником узла связи майор МАКАРЕНКО. 17 опс командовал полковник СЕМЕНИХИН.

С началом войны на усиление аппарата начсвязи округа были прикомандированы: полковник Матвеев Н.С. старший преподаватель кафедры связи Академии связи, полковник Дадерко, представитель Управления связи Советской Армии.

Начальники связи соединений, входивших в состав ПрибВО, а затем Северо-Западный фронт:

— 8 армия полковник Чехов;

— 11 армия полковник Медников, заместитель подполковник Агафонов;

— 27 армия полковник Бабкин Кирилл;

— Начсвязи 3 тк подполковник Румынский 24;

— Начсвязи 12 тк полковник Кудрявцев;

— Начсвязи Штаба ВВС округа (фронта) подполковник Хрусталев.

Заместитель начсвязи округа полковник Сельков П.И. 1-2 июля был ранен легко и убыл в тыл, на его место был назначен полковник Матвеев Н.С. (19 августа 1941 г. сменивший полковника Курочкина).

__________

 

21 Так в документе. Правильно Манягин В. В.

22 Так в документе. Захаров Н.П. имел звание «военинженер 1-го ранга».

23 Так в документе. Правильно Ярына К.Г.

24 Так в документе. Правильно подполковник Рубанский А.Ф.

 

30

 

КАРГОПОЛОВ Тихон Павлович

______________________________________________________________________

 

15-18 июля 1941 г. было сформировано Управление Начальника войск связи Главнокомандующего войск Северо-Западного направления.

Начальник войск связи — генерал-майор войск связи Каргополов Т.П., заместитель начальника войск связи полковник Макаров А.П. (зам. нач-ка кафедры связи Академии связи); начальник узла связи полковник Виноградов; начальник оперативно-технического отдела полковник Монягин (б. начсвязи 23 А.); и.о. начальник радио отдела военный инженер 1 ранга Алесковский, и.о. начальника телеграфно-телефонного отдела военный инженер 2 ранга Дворкин. Командиром 80 отдельного полка связи военный инженер 2 ранга СТАВРОВ А.Н.

В состав войск Северо-Западного направления под командованием Маршала Советского Союза тов. Ворошилова К.Е. и члена Военного Совета направления т. Жданова А.А. правительством СССР были назначены:

— Северо-Западный фронт в составе 11, 27 и вновь формируемой 48 армий, танковых, артиллерийских, авиационных соединений фронта.

Штаб фронта г. Новгород, ВПУ фронта Шимск, ЗКП фронта Валдай.

— Северный переименованный в дальнейшем в Ленинградский фронт в составе 8, 23, 14 армий, Лужской опергруппы и вновь формируемых 7 и 42 армий.

Штаб фронта Ленинград-Шувалово, ВПУ Луга, Пулково, Петрозаводск.

— Балтийский Краснознаменный военно-морской флот.

— Северный военно-морской флот.

На начальника войск связи СЗН было возложено обеспечение Командованию и Штабу СЗН непрерывно действующей оперативной связи с Генеральным Штабом, Командующими и штабами фронтов и флотов и, если требовала обстановка, с любым соединением фронта или кораблем флота.

В специальном отношении начальнику войск связи СЗН подчинялись начальники связи фронтов, армий, флотов, он же решал вопросы использования средств и личного состава связи гражданских органов связи на всей территории войск Северо-Западного направления.

В самом начале своих воспоминаний я указал, что вопросы структуры штатов и количества частей войск связи для обеспечения связи армии и фронта нами впервые поверялись во время Советско-финской войны.

На основе этого опыта и были уточнены разработанные на военное время штаты и табели армейских и фронтовых частей связи. По этим уточненным штатам и табелям и должны были быть проведены формирования отдельных полков связи фронта и армии, линейных

 

31

 

Воспоминания: А. Северо-Западное направление

____________________________________________________________________

 

батальонов, телеграфно-строительных и телеграфно-эксплоатационных и кабельно-шестовых рот.

Формирования войск связи должны были вестись исходя из следующего положения об обеспечении связи в военное время.

Проводная телеграфно-телефонная связь Ставки с фронтами и фронтов с армиями обеспечивалась полевыми органами Министерства связи.

Проводная телеграфно-телефонная связь командования и штаба армии с подчиненными соединениями обеспечивалась силами и средствами войск связи армий.

Радиосвязь полевыми радио-средствами от Ставки до фронта, от фронта до армии и ниже обеспечивалась радио частями и подразделениями войск связи Вооруженных Сил.

По этой причине части войск связи формировались: а) обеспечивающие строительство, восстановление, ремонт и эксплоатацию линий связи от Ставки до армий органами Министерства связи; б) предназначенные для развертывания и обслуживания узлов связи фронта, армии, а также и для строительства линий связи от армии и ниже — органами Министерства Обороны.

Для всех формирований частей связи основная военно-полевая аппаратура проводной и радиосвязи, военно-полевые кабели, шестовая линия, артиллерийское вооружение, предметы вещевого довольствия и интендантского снабжения выделялись из ресурсов Министерства Обороны. Конский состав и автомашины мобилизовались из народного хозяйства.

Министерством связи для формирований частей связи выделялись: телеграфные аппараты Бодо, Морзе, телеграфные и телефонные коммутаторы большой емкости, линейные материалы для постоянных линий.

В силу отхода с своей территории и оставления баз формирования, Прибалтийский Военный Округ никаких формирований частей связи, положенных по военному времени фронту и армиям не вел.

Распоряжением Командующего 32 опс округа был переформирован по штату фронтового полка связи (под № 32), а армейские батальоны связи (8, 11, 27 А.) по штатам полков связи армий. Роты линейного батальона 17 опс были переформированы в отдельные линейные роты фронта.

По этой причине потребность СЗФ в частях связи была покрыта распоряжением Ставки за счет формирований в ЛенВО, ПриВО и МВО.

Большое количество формирований фронтовых и армейских частей связи для войск Северо-Западного направления было произведено в ЛенВО.

 

32

 

КАРГОПОЛОВ Тихон Павлович

______________________________________________________________________

 

На базе 2 опс округа, призыва из запаса и мобилизации из органов МС 25 были сформированы в первые недели войны: 26 опс Ленфронта, 80 опс Северо-Западного направления, полки связи 23, 42 армий.

Из запаса в основном поступали офицеры, сержанты и рядовые, служившие в частях связи во время войны 1939-1940 гг. Из органов МС брались инженеры, техники, телеграфисты, телеграфистки-бодистки и др. специалисты. Наличие такого состава для укомплектования позволило сформировать вполне боеспособные четыре полка связи.

Хуже дело обстояло с формированием отдельных линейных частей. Эти части формировались во всех городах областей, входивших в состав ЛенВО. Укомплектование этих частей велось в основном за счет призыва из запаса всего личного состава части, в части, формировавшиеся органами связи МС помимо запасных назначались от 10 до 6 человек специалистов линейных техников.

Призываемые в линейные части запасные в основной своей массе ранее в войсках связи не служили и обучения по специальности связи не проходили. Это было подтверждено формированиями не только ЛенВО, но и других округов.

Для примера о том, как происходило формирование линейных частей, остановимся на истории только одной части.

411 отдельная телеграфно-строительная рота, предназначенная для производства строительства, восстановления и ремонта магистральных линий связи, была сформирована в г. Новгороде и поступила в распоряжение Ленфронта.

Формирование роты было возложено на Новгородскую контору связи. Рота под командованием ст. лейтенанта т. Худякова /командир запаса, помощник начальника новгородской конторы связи/, при военном комиссаре политруке т. Иванов /рядовой запаса, профработник связи/ приступила к формированию 24 июня 1941 г., закончила его 6 июля 1941 г., имея некомплект 29 чел. в основном младших командиров. Личный состав на укомплектование роты поступил: 11 человек специалистов техников связи Новгородской конторы связи, 7 человек офицеров и 65 человек сержантов и рядовых Новгородского РВК, 110 человек рядовых при одном офицере из Ульяновского РВК Куйбышевской области. Личный состав из Куйбышевской области и конский состав из Новгородской прибыли 3 июля.

Прибывший на укомплектование роты рядовой состав в большинстве своем не отвечал требованиям для специалиста телеграфно-строительных рот, часть запасных никогда не проходила войскового обучения.

___________

 

25 Министерство Связи.

 

33

 

Воспоминания: А. Северо-Западное направление

____________________________________________________________________

 

Нужно к этому добавить, что если формируемые полки связи, корпусные и дивизионные батальоны связи имели вполне удовлетворительную партийно-комсомольскую и рабочие прослойки, то в линейных частях рядовые коммунисты почти отсутствовали, а рабочая прослойка не превышала 0,5 процента.

В силу этого узловые части связи скорей сколачивались и подтягивались к уровню кадровых.

Линейные части, сформированные в июне-июле месяцах, закончили свое окончательное сколачивание только к ноябрю 1941 г.

Вышеупомянутая 411 отср, равные ей 602 отср, 604 отср, сформированные в Ленинграде, 303 отср, сформированная в Вологде, 597, 598 и 934 отср, все семь рот практическое обучение строительству и эксплоатации постоянных линий прошли на линиях:

1) Новая Ладога - Тихвин - Борисово Судское - Вологда; (вторая половина июля и августа 1941 г.).

2) Новая Ладога - разъезд Оять - Алеховщина; (август — сентябрь 1941 г.).

3) Алеховщина - Шимозеро - Вытерга - Борисово Судское – Вологда (октябрь 1941 г.)

4) Волхов - Тихвин - Ефимовская - Кадуй - Вологда; (с июля 1941 г. по январь 1942 г.)

На эти вновь выстроенные или реконструированные т/т линии, после разрушений авиацией противника магистралей связи Ленинград - Москва, вдоль Октябрьской ж.д. - было возложено обеспечение оперативной телеграфной и телефонной ВЧ связи Ставки с Штабами Ленфронта, Балтфлота, Опергруппы генерала Цветаева, 7, 4, 52 армий, а также связи Правительства СССР с т.т. Ворошиловым и Ждановым.

Нужно прямо сказать, что понимание всем личным составом 411, 602, 604, 303, 597, 598 и 934 рот значения той большой задачи, которая возложена на них — определило успешность работы всего состава и быстрое освоение им своих специальностей.

Советские солдаты, вчерашние колхозники, самоотверженно работали, добиваясь непрерывности связи. В таких районах, как Тихвин, ст. Ефимовская, ст. Кадуй, авиация противника часто, что называется, свирепствовала, пользуясь отсутствием активных средств ПВО, и мало обстрелянные связисты, несмотря на ранения от бомбежки авиации, не уходили с работ. Люди 303 отср капитана Парунова в сентябре м-це на восстановление 12 пролетов постоянной многопроводной магистрали, разрушенной авиацией противника, тратила до 8 часов, а в октябре тот же состав на ликвидацию подобного разрушения тратил 1 ч. 30 м. — 2 часа.

 

34

 

КАРГОПОЛОВ Тихон Павлович

______________________________________________________________________

 

О высокой сознательности и понимании своих задач говорит и история первого периода 80-го отдельного полка связи. Этот полк был сформирован в июле м-це 1941 г. в г. Ленинграде. Основа его кадров — добровольцы Ленинградцы и работники связи Ленинградского телеграфа. Полк имел большую прослойку членов и кандидатов ВКП/б/, членов ВЛКСМ, ленинградских рабочих. Полк был на 100% укомплектован техникой связи, автотранспортом и имел в своем составе автобронероту для обеспечения выездов Маршала Советского Союза т. Ворошилова и тов. Жданова А.А. в передовые части.

Ленинградская промышленность связи дала полку лучшую технику связи.

Этот полк по поручению Командования за время с 1-го августа по 1 декабря 1941 г. выделил из себя КАДРЫ и технику для формирования трех армейских полков (54, 59, 4 А.).

Силами и средствами этого полка, в июле-октябре с привлечением малообученного состава корпусного батальона связи, отдельного линейного батальона обслуживались узлы связи: в Ленинграде в Смольном Штаб СЗН, ВУС-ы в Тихвине, Волхове, Жихарево, Вологде, ВПУ Главкома СЗН в Луге, Петрозаводске, Лычково.

После расформирования Штаба СЗН полк до прибытия Штаба Волховского фронта обслуживал узлы связи Опер-пунктов ГШ КА в Волхове, Алеховщине и Вологде; 54 и 59 армий.

Оба этим примера по формированию линейных частей и 80 отдельного полка связи говорят за то, что несмотря на многие положительные мероприятия и высоко сознательный личный состав, сформированные после начала войны части войск связи не могут сразу же начать обеспечение требуемой оперативной обстановкой непрерывности связи.

Приведенные примеры определяют, что на боевое сколачивание и обучение частей связи необходимо время от одного до трех месяцев, при условии обязательного укомплектования части вполне подготовленными офицерами и старшими специалистами.

Отсутствие в первоначальный период войны должной боевой сколоченности армейских и фронтовых частей связи и привело к тому, что в июне, июле, августе, сентябре м-цах 1941 г. связь фронт — армия — корпус работала с большими перебоями.

Из предыдущих разделов наших воспоминаний видно, что в начальный период войны Ленинградский и Северо-Западный фронты и их армии не имели потребного количества частей связи. Весь начальный период шло формирование частей и они, находясь в стадии своего формирования, должны были обеспечивать связь для управления фронтами, армиями, соединениями и частями.

 

35

 

Воспоминания: А. Северо-Западное направление

____________________________________________________________________

 

Рассмотрим кратко, как организовывалась связь в начальный период войны.

 

СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ

 

22.6.41 г., располагаясь на КП в районе Поневеж, командование округа имело связь с соединениями по телефону, телеграфу и радио. Начиная часов с 10-ти утра — нарушения проводной связи участились, а к вечеру она была потеряна. Связь по радио работала со всеми соединениями.

23.6.41 г. было приказано подготовить управление из Рокишкис. куда начсвязи и направил свои средства.

24.6.41 г. начсвязи полковник Курочкин выслал в Двинск начальника т/т отдела майора Звенигородского для подготовки запасных связей с соединениями из этого пункта и руководства ликвидацией нарушений связи противником по постоянным линиям Министерства связи.

В г. Двинске проводной узел связи штаба был развернут в подвальном помещении Двинской конторы связи. Отсюда были получены связи с Москвой, Ригой, Рокишкис.

24.6.41 г. вечером штаб округа выбыл из Поневежа и не останавливаясь в Рокишкис 25.6.41 г. прибыл в г. Двинск, 26.6.41 г. штаб отходил по шоссе Двинск — Резекне и останавливался на 22 и 44 клм. На 44 км начсвязи полковнику Курочкину удалось по радио связаться с 8 и 11 армиями и по телефону с Ригой и Москвой.

27 июня узел связи был развернут в Резекне и в то же время началось развертывание запасного узла в г. Пскове.

28 июня узел связи был развернут в лагерях под Черехой (на шоссе Остров — Псков).

29 июня 1941 г. штаб перешел в г. Псков, а в Черехе расположился штаб 42 ск 26. В это время штаб 8 А. проходил линию г. Рига, а штаб 11 А. был в районе юж. Двинска — проводной связи со штабами этих армий не было. Дальняя проводная связь с перебоями работала с Москвой, с штабом ЛенВО, 42 ск. Далеко не все потребности управления войсками обеспечивались по радио, офицерами связи.

2 июля 1941 г. начсвязи ПрибВО по приказанию Наштаокра выслал под командой полковника Додерко27 часть своих средств для подготовки Узла связи в г. Луга.

3 июля 1941 г. начсвязи получил приказание готовить Узел связи штаба в г. Старая Русса, куда и выслал средства связи под командой своего заместителя полковника Матвеева Н.С. При этом полковнику

__________

 

26 Так в документе. Правильно 41-й стрелковый корпус.

27 Так в документе. Правильно Дадерко К.Д.

 

36

 

КАРГОПОЛОВ Тихон Павлович

______________________________________________________________________

 

Кчрочкину было подтверждено, что в Луге все же надо будет иметь готовым пункт управления.

6 июля 1941 г. новое командование округа-фронта решило перейти из Пскова в г. Новгород.

По создавшемуся положению на фронте 8, 11 армий, 42 ск — это решение было безусловно верным. Однако об этом решении полковнику Курочкину стало известно за час — полтора до выезда штаба из Пскова. Это решение поставило полковника КУРОЧКИНА в весьма затруднительное положение, так как задействованные в Пскове средства связи он снять не мог, а резерв свой он израсходовал на развертывание узлов связи для штаба в г. Луге и в г. Ст. Русса. От г. Луга по шоссе до г. Новгорода через Шимск, с. Медведь было около 200 клм., что требовало 12-15 часов на переход средств связи из Луги в г. Новгород. От г. Ст. Русса по шоссе до г. Новгород через Шимск было 80 клм., что требовало 5-6 часов на переход средств связи, из Ст. Руссы в г. Новгород, но в момент получения приказания о переходе в Новгород — Псков не имел связи со Ст. Руссой.

С началом войны Новгородская контора связи своими телеграфными и телефонными узлами входила в систему вспомогательных оперативных узлов связи Ленинградского Военного Округа. Контора имела телеграфные или телефонные выходы по следующим направлениям:

Новгород — Шимск — Сольцы — Порхов

Новгород — Шимск — Медведь — Луга

Новгород — Медведь — Оредж — Ленинград

Новгород — Чудово — Ленинград

Новгород — Шимск — Старая Русса

Новгород — Валдай.

Через Валдай, Новгород мог получить Бологое, Москву, Ленинград, Великие Луки.

Учитывая изложенное и исходя из оперативной обстановки, создавшейся к 6 июля 1941 г. на Северо-Западном фронте, расположение штаба фронта в г. Новгороде, с точки зрения организации связи, являлось самым приемлемым.

По прибытии штаба в г. Новгород проводная связь сначала обеспечивалась средствами конторы, а с прибытием из Пскова и Ст. Руссы был развернут нормальный узел связи.

10 июля 1941 г. начат был подготовкой запасной узел в районе г. Валдая, а 14-го июля для управления боями под Сольцы и Дно был развернут узел связи при ВПУ фронта в г. Шимск.

10 июля было решено перенести базирование связи фронта с магистральных линий, идущих вдоль шоссе и железных дорог, на телефонные линии районного и сельского значения.

 

37

 

Воспоминания: А. Северо-Западное направление

____________________________________________________________________

 

Первой такой линией была линия для связи с левым флангом фронта в районе Пушкинские горы.

Линия эта проходила — Новгород — Пролетарская Слобода — Зайцево — ст. Пола — Старая Русса и далее на юг.

До создания этой линии пришлось строить небольшие участки от Зайцево до ст. Пола и в других местах.

С переходом на использование низовых линий фронту пришлось развернуть свои контрольно-испытательные пункты в Ст. Руссе, Пролетарской слободе и др.

В это время фронт, кроме своих 3-х рот, сформированных из кадров линейного батальона 17 отдельного полка связи округа — получил несколько отдельных рот и один линейный батальон из ЛенВО.

15 августа начсвязи СЗФ должен был обеспечить оперативную связь из г. Демьянск.

— Оперативной группой генерала Коровникова, оборонявшейся по р. Волхов против г. Новгорода на стыке с Ленфронтом;

— с 11 армией генерала Морозова (штаб в р-не г. Ст. Русса).

— с Кавалерийской дивизией комбрига Гусева 28 (ныне генерал-полковник, командует армией), прикрывавшей разрыв по болотам между 11 и 27 армией.

— С 27 армией (штаб в р-не 30 км. ю-з Демьянская).

— С 34 армией (ст. Лычково), находившейся во втором эшелоне фронта.

— С боевой авиацией, располагавшейся на линии г. Валдая.

— С тылами фронта — Валдай — Бологое.

— С соседями Ленинградским и Западным фронтами.

— С Штабом войск Северо-Западного направления г. Ленинград.

— С Генеральным Штабом г. Москва.

Связи с Генштабом, СЗН и Ленфронтом обеспечивалась ВОУ Министерства связи до г. Валдая, а далее средствами войск связи СЗФ.

Все связи Штаба фронта должны были обеспечиваться по проводам и радио одновременно.

Проводная связь фронта вверх, вниз и с соседями в дневное время очень часто нарушалась авиацией противника, а так как линейные части фронта были плохо обучены, а линейно-технические узлы Министерства связи ввиду призыва в армию имели очень малое количество монтеров (на 10-15 клм. линии один человек), то восстановление проводных связей происходило очень медленно.

Радиосвязь хотя и работала, но штабы еще не умели ее использовать.

____________

 

28 Комбриг Гусев Н.И. командовал 25 кавалерийской дивизией.

 

38

 

КАРГОПОЛОВ Тихон Павлович

______________________________________________________________________

 

В августовской наступательной операции 34 армии с рубежа р. Ловать в направлении на ст. Дно — начсвязи СЗФ не сумел обеспечить бесперебойную связь штаба фронта с командованием армии (ни проводную, ни радио). Штаб фронта по 3-5 часов не имел никаких сведений о событиях на фронте 34 армии, которая сначала успешно и быстро двигалась вперед, а затем еще быстрей отступила за р. Ловать.

Проводная связь штаба 34 А. с подчиненными соединениями почти не работала, так как в распоряжении начсвязи было около 60 клм. телефонного и телеграфного кабеля. Это количество кабеля имел полк связи армии29, в ходе наступления формировавшийся из корпусного батальона. Из положенных 34 А. частей связи к началу наступления прибыл отдельный линейный батальон связи (ОЛБС), сформированный в г. Ульяновске Приволжским военным округом30. Этот ОЛБС имел полностью положенный по штатам состав людей, лошадей, повозок, инструмент для постройки линий связи. Но этот ОЛБС почти не имел людей, знающих строительство и эксплоатацию линий связи. ОЛБС не имел ни одного телефонного и телеграфного аппарата, ни одного километра кабеля или провода.

Начсвязи фронта 15 августа — принявший 34 А. — выделил некоторое количество имущества связи для укомплектования ОПС и ОЛБС армии, но выделенное находилось в эшелонах склада связи, дислоцированного под г. Рыбинском.

Доставленные 16 августа для 34 армии, по приказанию начальника связи Советской Армии Пересыпкина И.Т., на автомашинах из г.г. Москвы и Ленинграда телефонные аппараты, переносные радиостанции, полевой телефонный кабель — были обращены на укомплектование стрелковых и артиллерийских полков. Дивизии, вошедшие в состав 34 А., формировались из частей войск НКВД, а по их штатам, вместо роты связи СП и взводов связи сб — в полку имелся один взвод связи с очень малым количеством средств связи.

Части связи дивизий также имели не все положенное им имущество связи и кроме того большая часть связистов была слабо подготовлена по специальности.

Танковый батальон 34 А. имел танки без радиостанций. Командование армии весь автотранспорт с имуществом связи из Москвы и Ленинграда направило на укомплектование соединений и их частей.

___________

 

29 Отдельный полк связи 34-й армии сформирован на базе 273-го отдельного батальона связи 47-го стрелкового корпуса, в декабре 1941 г. переименован в 95-й отдельный полк связи.

30 Речь идет о сформированном на основании директивы Генерального штаба № орг/1074 от 27.06.1941 655-м отдельном линейном батальоне связи (ЦАМО. Ф. 48а. Оп. 3408. Д. 23. Л.л. 19-20).

 

39

 

Воспоминания: А. Северо-Западное направление

____________________________________________________________________

 

Вместо подвижных средств связи частям были выданы седла, полученные из Москвы, и было приказано выделить команды конных связных, изъяв лошадей для этих команд из обозов.

Такое положение в 34 армии с частями и подразделениями связи и средствами связи привело к тому, что как только части встретили (на 2-й день наступления) упорное сопротивление пр-ка и начали подвергаться длительным бомбежкам, кое-как организованная связь радио и проводными средствами стала нарушаться, командование армии и командование дивизий стало терять управление.

Потеря управления привела к катастрофическому отходу армии.

18 и 19 августа (не помню точно) Штаб СЗФронта в г. Демьянске подвергся налету авиации противника. Узел связи, размещавшийся по отдельным домам — понес потери в людях и в технике. При налете был ранен начсвязи фронта полковник Курочкин. Через час после налета Штаб фронта перешел в район запасного узла связи на кладбище д. Пески, откуда в двадцатых числах перешел в район Валдая.

На этом, собственно, и закончился маневренный период обороны СЗФ и началась стабилизация обороны, обеспечивавшая все возможности к организации устойчивой связи от фронта и до полка.

 

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ФРОНТ

В первые недели войны Командование Северного фронта, располагаясь стабильно в Ленинграде и в Шувалове, имело лучшие возможности к установлению непрерывной связи с своими соединениями, чем командование Северо-Западного или другого какого фронта.

Город Ленинград давал армии прекрасные кадры, транспорт, вооружение и боевую технику. В Ленинграде были самые мощные заводы средств связи (радио, телефонная аппаратура, полевые кабели).

Территория Северного фронта имела довольно развернутые сети различных учреждений связи и телеграфно-телефонных линий.

Кадровые соединения и части фронта начали пограничное сражение против наступавших финов, занимая заранее подготовленную, глубоко-эшелонированную оборону. Все войска фронта имели опыт войны 1939-1940 гг.

Партия и Правительство СССР на помощь фронту командировала товарищей Ворошилова и Жданова.

Взоры Ленинградцев с начала войны были обращены на события под Выборгом, Сартовалой, Мурманском, а затем были повернуты и на юг, так как войска Северо-Западного фронта не выдержали внезапного нападения и превосходства противника и стали с боями отходить на территорию Северного фронта (Псковской, Великолуцкой, Ленинградской области).

 

40

 

КАРГОПОЛОВ Тихон Павлович

______________________________________________________________________

 

За пределами г. Ленинграда проводные линии связи Северного фронта с 14 армией (Мурманск), с 168 сд (Сартавала), с 23 армией на Карельском перешейке, с гарнизонами Ревеля, Пскова, Новгорода, Бологое, с Москвой — подвергались разрушениям от авиации противника, но возможность маневра обширной сетью гражданских т/т проводов позволяла быстро находить обходные провода.

С приближением войск СЗФ к Ленинграду, возможность нахождения обходных проводов стала снижаться, это и заставило Управление связи Северного фронта в середине июля м-ца приступить к постройке новых обходных линий.

Первой такой линией была т/т Батецкая, Оредж, Вырица. Эта линия была построена на низких (2-3 м.) опорах, по полям, болотам, лесам. По этой линии была установлена связь с войсками левого фланга Лужской опергруппы и соседом. Вскоре после постройки этой линии, оказавшейся весьма устойчивой и мало заметной с воздуха, было построено на других участках фронта еще несколько коротких «МАЛОГАБАРИТНЫХ» линий.

В тоже время Управление связи обратило внимание на умощнение выходов т/т связей из Ленинграда на юг и на восток. Начата была реконструкция магистрали на Пороховые, Шлиссельбург, Волховстрой, Тихвин; Пороховые, Мга, Будогощь.

По причине того, что немецко-фашисткая бомбардировочная авиация, начиная с первых чисел июля, почти ежедневно стала наносить бомбовые удары по Октябрьской ж.д., идущие вдоль нее магистральные линии связи также ежедневно подвергались разрушениям. По приказанию Москвы — Управление связи Северного фронта в июле м-це приступило к постройке новой линии Ленинград — Вологда, на нормальных опорах, с подвеской на ней одной бронзовой телефонной цепи.

Трасса для этой линии, протяжением около 650 км., была набрана вдоль проселочных и лесных дорог, обходя встречающиеся по пути населенные пункты.

Строительство новой столбовой линии было начало от кабельного перехода через р. Нева линии Ленинград — Шлиссельбург у д. Марьино, что южнее города Шлиссельбурга.

Трасса линии проходила вдоль следующих пунктов — Марьино, Торфянские поселки, Войбакало, Чернецкое, Гостинополье, Усадище, Зеленец, Усть Шомуненко, Березовик, (шлейф в Тихвин) Сарька, Великий Двор, Ефимовская, Сомино, Коробище, Борисово Судское, Чирок, Белозерск, Кубенское, Вологда (контора связи). (Все пункты названы по стотысячное карте).

Строительство линии до Борисово Судское было произведено вновь сформированными 411, 602, 604 и др. отдельными телеграфными строительными ротами, под руководством управления связи фронта.

/41/

От Борисово-Судское до Вологды работы по строительству вели вновь сформированные 934 отср, 303 отэр и ремонтеры Вологодского областного Управления связи. Общее руководство на этом участке осуществлялось начальником Вологодского областного Управления связи. Линия была построена в минимально возможный срок.

Новая телефонная линия Ленинград — Вологда, начиная с 25-26 августа 1941 г. и до прорыва кольца блокады в ОБЕСПЕЧЕНИИ СВЯЗИ НА СЕВЕРО-ЗАПАДНОМ ОПЕРАТИВНОМ НАПРАВЛЕНИИ сыграла большую роль.

По этой линии обеспечивалась трехканальная ВЧ телефонная связь и телеграфная Генерального Штаба Вооруженных Сил с:

— командованием и штабом Ленфронта,

— командованием и штабом Волховского фронта,

— командованием и штабами 52-й, 54-й, 4-й, 7-й армий, оперативной группы Мерецкова, опергруппы Цветаева и др.

По этой же линии была обеспечена связь Правительства СССР с Ленинградом.

Говоря о большем значении линии Ленинград — Вологда, следует кратко остановиться и на тех способах, какими эта линия была введена в Ленинград при окружении его противником с суши.

В начале августа 1941 г. Управление связи СЗН, исходя из создавшейся оперативной обстановки и по плану, утвержденному Главнокомандующим, предложило Управлению связи Северного (Ленинградского) фронта построить в Берозовике (св. г. Тихвин) ЗАПАСНЫЙ УЗЕЛ СВЯЗИ фронта и испытать возможность использования полевого телеграфного кабеля и речного кабеля для обеспечения связи через Ладожское озеро.

Опытная прокладка кабеля была произведена на участке от МАЯК ОСИНОВЕЦ — (на Ленинградском берегу Ладожского озера) до КОБОНА (на южном берегу озера, западнее Новая Ладога). По карте длина избранного участка равнялась 35-36 км., кабеля же прокладываемого по дну озера — потребовалось до 45 км.

Тогда же было решено подвести бронзовые телефонные цепи по линии Всеволожская — МАЯК ОСИНОВЕЦ и от КОБОНА до выхода на линию Ленинград — Вологда.

Опытная прокладка кабеля через озеро показала, что полевой телеграфный и речной кабели, уложенные по дну озера, работают исправно на связь 8-9 суток, после чего ЗАМОКАЮТ и связь прекращается.

С первых чисел сентября 1941 г. (после занятия немцами района г.Шлиссельбурга) проложенный через Ладожское озеро полевой (речной) кабель являлся единственной проводной линией связи Ленинграда,

 

42

 

Воспоминания: А. Северо-Западное направление

____________________________________________________________________

 

в которую и БЫЛА ВКЛЮЧЕНА бронзовая телефонная линия ЛЕНИНГРАД - ВОЛОГДА.

В октябре месяце 1941 г. по решению Правительства СССР в Ленинграде был изготовлен морской многожильный кабель 45 клм. длины и 21 ОКТЯБРЯ 1941 г. связистами Ленфронта и моряками Ладожской Краснознаменной Флотилии был проложен по трассе маяк Осиновец — Кобона.

В июле, августе и сентябре м-цах 1941 г. с обеспечением связи на Северном (Ленинградском) фронте, в боях на Мурманском, Олонецком направлениях, на Карельском перешейке, в Эстонии (8 армия), под ЛУГОЙ положение было следующее:

а) ФРОНТ с 14, 23, 8 армиями, Олонецкой, Лужской группой, несмотря на малоудовлетворительную подготовку своих линейных частей, благодаря наличию большой сети т/т проводов, имел удовлетворительную проводную связь и радио.

б) АРМИИ с корпусами и дивизиями. Из-за отсутствия положенных армейских частей связь не была в состоянии обеспечить непрерывность управления. По этой причине, как только штабы соединений ушли от постоянных линий, Штаб 23 А. потерял управление.

в) КАДРОВЫЕ ДИВИЗИИ с полками и полки с батальонами во всех положениях обороны имели связь; во второочередных дивизиях, как правило, связь техническими средствами работала с большими перебоями (311 сд, 246 сд, Ленинградские добровольческие дивизии) и обеспечивалась в бою только посыльными и офицерами связи.

Во исполнение приказа товарища Сталина об использовании в бою РАДИОСВЯЗИ, Ленинградским фронтом была сформирована Школа по подготовке радиоспециалистов и начато было изготовление командирских бронемашин с радиостанциями. Кроме того, серьезное внимание всех начальников связи было обращено на организацию и проверку работы радиосредств в подразделениях, частях и соединениях всех родов войск. Управлениям связи фронтов (ЛФ и СЗФ) были проведены сборы радистов, где позволила обстановка и проверка действующих радиосвязей.

Проведение этих мероприятий сказалось на улучшении использования радиосвязи в последующих боях.

На описание этих событий я и заканчиваю свои воспоминания.

Они мною начаты с воспоминаний о связи во время Советско-финской войны 1939-1940 гг. затем, чтобы подчеркнуть, что к началу Великой Отечественной войны вопрос об обеспечении связи фронтов и армий только средствами и силами войск связи решен ЕЕ БЫЛ. По этой причине не был определен состав КОМПЛЕКТА войск связи для фронта и армии. По этой причине формирования

 

43

 

КАРГОПОЛОВ Тихон Павлович

______________________________________________________________________

 

частей войск связи для фронтов и армий велись чуть не в 3-ю и 4-ю ОЧЕРЕДЬ.

Все это в начальный период войны привело к ряду неприятностей в обеспечении связи фронтов и армий, а затем и ускорило решение вопроса об ответственности ЗА СВЯЗЬ и о частях связи в звене ставка-фронт, фронт-армия, армия-соединение.

 

ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТ ВОЙСК СВЯЗИ автограф /Т. КАРГОПОЛОВ/

«29» Ноябрь 1949 г.

________________________________________________________________________

 

ЦАМО, фонд 15, опись 178612, дело 44, листы 65-103.

 

44

 

 

ВОСПОМИНАНИЯ

___________________________________________________________________

 

Б. ЛЕНИНГРАДСКИЙ ВОЕННЫЙ ОКРУГ

 

* Лейчик Д.О. — начальник инженерных войск 14-й армии.

* Щербаков В.И. — командир 50-го стрелкового корпуса.

* Пядусов И.М. — начальник артиллерии 19-го стрелкового корпуса.

* Коньков В.Ф. — командир 115-й стрелковой дивизии.

 

45

 

ЛЕЙЧИК

Дмитрий Онуфриевич

 

07.11.1900-1972

_____________________________

 

Родился в д. Ясиновка (в настоящее время Брестская область, Республика Беларусь).

В Красной Армии с октября 1918 г.

Окончил 5-ю Елизаветградскую кавалерийскую школу (1922), разведывательное отделение при курсах усовершенствования командного состава Ленинградского военного округа (1922), Военно-инженерную академию (1936).

Красноармеец 1-го Варшавского кавалерийского полка 1-й стрелковой дивизии, с декабря 1918 г. командир взвода в том же полку. В октябре 1919 г. назначен помощником командира отдельного кавалерийского эскадрона 52-й стрелковой дивизии.

После завершения обучения в школе, в октябре 1922 г. назначен командиром взвода 20-го кавалерийского полка 4-й кавалерийской дивизии, с апреля 1923 г. заместитель начальника разведки этого полка. После окончания обучения на курсах усовершенствования назначен заведующим разведкой того же полка.

С апреля 1925 г. в резерве назначений Туркестанского фронта. С мая 1925 г. помощник начальника штаба 44-го кавалерийского полка 8-й кавалерийской дивизии, с июля 1925 г. временно исполняющий должность начальника штаба 43-го кавалерийского полка той же дивизии. С сентября 1925 г. вновь помощник начальника штаба 44-го кавалерийского полка, с декабря 1925 г. помощник начальника штаба 47-го кавалерийского полка той же дивизии. В апреле 1926 г. назначен помощником начальника штаба 76-го кавалерийского полка 6-й отдельной кавалерийской бригады, с октября 1926 г. командир эскадрона 77-го кавалерийского полка той же бригады, с января 1929 г. командир эскадрона 77-го кавалерийского полка 11-й кавалерийской дивизии. В июле 1929 г. назначен начальником полковой школы 67-го кавалерийского полка.

После окончания инженерного факультета Военно-технической академии, в январе 1937 г. назначен инженером лаборатории в этой академии, с февраля 1937 г. начальник отделения прикладной электротехники там же, затем начальник лаборатории электротехники, с августа 1938 г. начальник инженерно-командного факультета той же академии. В феврале 1941 г. назначен начальником отдела инженерных войск 14-й армии.

 

46

 

ЛЕЙЧИК Дмитрий Онуфриевич

__________________________________________________________________________

 

В начале Великой Отечественной войны в той же должности. В октябре 1945 г. назначен начальником инженерных войск 2-й Ударной армии. С апреля 1946 г. начальник инженерных войск Архангельского военного округа, с февраля 1948 г. начальник инженерных войск Дальневосточного военного округа, с февраля 1952 г. начальник инженерных войск Одесского военного округа.

Уволен в запас приказом министра обороны СССР № 4 от 10.01.1961.

Капитан (1936), майор (приказ НКО СССР № 194/п от 15.01.1938), полковник (приказ НКО СССР № 04826 от 29.11.1939), генерал-майор инженерных войск (постановление СНК СССР № 1540 от 02.11.1944).

Награды: орден Ленина (02.11.1944, 21.02.1945), орден Красного Знамени (24.09.1943, 03.11.1944, 20.06.1949), медаль «XX лет РККА» (22.02.1938), медаль «За оборону Заполярья» (05.12.1944), медаль «За победу над Германией» (09.05.1945), медаль «30 лет Советской Армии и Флота» (22.02.1948), медаль «40 лет Вооруженных Сил СССР» (18.12.1957).

 

47

 

Воспоминания: Б. Ленинградский военный округ

____________________________________________________________________

 

 

«17» Сентября 1955 г.

№  461c

г. Одесса

 

Угловой штамп

Одесский военный округ

Начальник инженерных войск1

 

СЕКРЕТНО

экз. №  ___

ВОЕННО-НАУЧНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГЕНЕРАЛЬНОГО

ШТАБА МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ СССР.

ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИКУ

тов. ПОКРОВСКОМУ

гор. Москва

На № 648077 от 11.7.1955 г.

 

В соответствии с Вашим письмом представляю краткий доклад об инженерном обеспечении боевых действий 14 Армии в начальный период Великой Отечественной войны.

Одновременно докладываю, что воспоминания составлены исключительно по памяти, без наличия фактических материалов, ввиду чего ряд вопросов освещен не достаточно полно и не исключены отдельные неточности.

ПРИЛОЖЕНИЕ: 1. Краткая характеристика инженерного обеспечения боевых действий 14 А на 12 листах по ж.р. 982 в одном экземпляре адресату, на 12 листах экземпляр второй в дело.

  1. Карта 1:100000 — Положение сторон и ход боевых действий на 2-х листах (Р-35, 36, а-35, 36) только адресату. По ж.р. № 63.

 

НАЧАЛЬНИК ИНЖЕНЕРНЫХ ВОЙСК ОдВО

ГЕНЕРАЛ-МАЙОР ИНЖЕНЕРНЫХ ВОЙСК автограф /ЛЕЙЧИК/

отп. 2 экз.2

экз. № 1 — адрес

экз. № 2 — дело

17 9 55 №  980

 

СЕКРЕТНО

экз. № ____

КРАТКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

инженерного обеспечения боевых действий 14 Армии

в начальный период Великой Отечественной войны.

 

При рассмотрении вопроса инженерного обеспечения боевых действий 14 А в начальный период войны, прежде всего, необходимо

___________

 

1 На листе имеются пометы: 1/ т.Платонову. Для изучения. 26.9 Автограф Покровского; 2/ Учтено. В дело. 27.9.55 Автограф Лябина.

2 На листе имеется штамп: Вх. № 02854 «26» 9 1955 г. Военно-научное управление Генерального штаба.

 

48

 

ЛЕЙЧИК Дмитрий Онуфриевич

__________________________________________________________________________

 

отметить особенности местности, климатические и географические условия данного операционного направления.

Основными особенностями, влиявшими на проведение боевых действий и их инженерное обеспечение, являлись:

— суровый климат Заполярья;

— горно-тундровый на крайнем севере и горно-лесистый южнее характер местности;

— отсутствие темного времени в мае-июне и светлого времени в декабре-январе месяце;

— изрезанность всей территории озерами и болотами;

— крайне ограниченная проходимость местности и отсутствие дорожной сети.

Все перечисленные факторы требовали специальной организации и подготовки войск, их боевого и материально-технического оснащения: транспортом повышенной проходимости, средствами механизации для постройки оборонительных и вспомогательных сооружений, машинами для постройки дорог и их содержания, особенно в зимних условиях, в периоды снежных заносов.

Между тем войска 14 А имели обычную организацию и все виды боевого и материального обеспечения, что, несомненно, ограничивало их боевые возможности.

  1. К началу войны 14 А в своем составе имела пять дивизий и армейские части, из которых двумя дивизиями (14 и 52) прикрывалось Мурманское направление и тремя дивизиями (54, 122 и т.д.), объединенными в 41 ск, прикрывалось Кандалакшское направление. Один сп 54 сд прикрывал Кестеньгское направление (см. схему).

Против 14 А немецкое командование развернуло два горных корпуса Лапландской армии.

В составе 14 Армии имелись следующие инженерные части:

— 31 армейский инженерно-саперный батальон, численностью 950 человек;

— корпусной и дивизионные саперные батальоны численностью около 550 человек каждый.

В оперативном подчинении армии находились:

— управление оборонительного строительства с двумя военно-строительными участками;

— военно-строительный батальон, выполнявший работы Управления оборонительного строительства, численностью 1100 человек.

На вооружении инженерно-саперных частей имелось обычное инженерное вооружение: шанцевый инструмент, подрывные, электро-технические и лесопильные средства, прицепные грейдеры, легкие переправочные парки на надувных лодках А-3 и др.

 

49

 

Воспоминания: Б. Ленинградский военный округ

____________________________________________________________________

 

Количество инженерных частей, в основном соответствовало требованиям инженерного обеспечения боевых действий войск армии.

Что же касается инженерной техники, то она в большинстве своем совершенно не отвечала требованиям механизации инженерных работ в условиях Заполярья.

Совершенно не было эффективных средств для механизации дорожных работ и содержания дорог в зимних условиях. Строительство, ремонт и содержание дорог, а также расчистка их от снежных заносов проводились исключительно вручную, что отвлекло большое количество войск на выполнение дорожных работ, не обеспечивало необходимого маневра и подвоза.

Землеройных машин для производства позиционных работ на вооружении инженерных частей не было. Вопросы необоронительного строительства по обеспечению войск жильем из-за отсутствия средств механизации решались примитивно. Боевой и хозяйственный транспорт армии обладал низкой проходимостью и мог двигаться только по дорогам.

Никакой новой современной техники в инженерных войсках к началу войны не было и в последующем не поступало.

  1. Непосредственно перед войной снабжение в целом, в том числе и инженерными средствами, осуществлялось по схеме округ — дивизия.

Армейских складов, а следовательно и необходимых запасов, не было. Такое положение привело к крайне тяжелым последствиям. На складах дивизий имелось инженерное имущество в объеме, обеспечивающем только ход боевой подготовки.

Необходимых запасов взрывчатых веществ, противотанковых и противопехотных мин в Армии не было. В связи с этим, производить разрушения дорожно-мостовых объектов и минировать доступные направления, что в данных условиях местности было исключительно эффективным, в начальный период не представлялось возможным. Минно-взрывные средства из округа поступить не успели, так как вскоре на Петрозаводском направлении была перерезана Кировская железная дорога. До поступления этих средств по другим путям пришлось организовать производство суррогатного ВВ и мин на местных предприятиях, на что потребовалось значительное время в наиболее критический период войны.

  1. Боевая и специальная подготовка инженерных войск была вполне удовлетворительная. Кроме выполнения обычных инженерных работ с табельными средствами, инженерные части обучались устройству дорог и колонных путей на болотах и в условиях глубокого снежного покрова. Инженерные части были обучены строительству оборонительных сооружений (дерево-земляных и из камня на цементном растворе),

 

50

 

ЛЕЙЧИК Дмитрий Онуфриевич

__________________________________________________________________________

 

что в ходе войны обеспечило большую эффективность оборонительных работ на крайнем севере в безлесных районах.

  1. Дислокация инженерных частей, в основном, соответствовала обеспечению необходимой боеготовности, но отсутствие средств заграждений делало усилия инженерных частей малоэффективными.
  2. Оборонительные рубежи на Кандалакшском направлении строились инженерными частями с привлечением всех родов войск. Инженерные части дислоцировались в районах работ, где не только строили оборонительные сооружения, но и занимались другими видами боевой и специальной подготовки. Производство оборонительных работ на месте возглавлялось непосредственно командирами соединений, а руководство и материально-техническое обеспечение осуществлялось Командующим войсками армии через Начальника инженерных войск.
  3. Состояние оборонительных рубежей к началу войны:

а) На Мурманском направлении:

В 1940 году было развернуто строительство укрепленного района, предназначенного для прикрытия подступов к Мурманску и полуострову Рыбачий из северной Финляндии (схема № 1 руб. № 1). Строительство осуществлялось управлением оборонительного строительства ЛВО, дислоцировавшимся в г. Мурманск. Несмотря на то, что для строительства было выделено достаточное количество сил и средств, строительство велось нерационально и крайне медленно.

В условиях севера можно было применить кладку сооружений из местного камня на цементном растворе, что намного бы упростило и ускорило производство работ. Вместо этого монолитный гранит дробился на щебень, сооружения строились из железобетона, что осложнило производство работ, увеличило их стоимость, а главное, не обеспечивало необходимых темпов строительства. По этим причинам к началу войны на полуострове Рыбачий, а также в районе Титовка было построено всего лишь 10-12 сооружений, которые не могли представлять никакой оборонительной системы и никакой роли практически не сыграли.

б) На Кандалакшском направлении западнее Куолоярви строился силами войск оборонительный рубеж полевого типа, состоящий из дерево-земляных, преимущественно пулеметных сооружений. Недостаток этого рубежа состоял в том, что он строился непосредственно у границы на виду у противника (схема № 1 рубеж № 1) и проходил по местности, не являвшейся естественным рубежом.

Второй оборонительный рубеж такого же типа строился в районе Кайрала, по восточному берегу озера.

Горно-лесистый характер местности, наличие сильных естественных рубежей, ограниченная проходимость местности и отсутствие

 

51

 

Воспоминания: Б. Ленинградский военный округ

____________________________________________________________________

 

разветвленной сети дорог способствовали организации устойчивой обороны на данном направлении.

Хотя оба рубежа были полевого типа и не имели долговременных сооружений, однако они обеспечили своевременное развертывание войск, позволили сдержать натиск противника с нанесением ему серьезных потерь.

  1. Наступательные действия немецких войск в полосе 14 А начались на несколько дней позже общего наступления.

К этому времени характер действия врага, в основном, определился. Что же касается предварительных сведений о противнике, то в этом отношении никаких конкретных данных не было.

Первое указание о приведении войск в боевую готовность и о подготовке к боевым действиям было дано Командующим армией рано утром 22.6.1941 года.

Инженерным войскам была поставлена задача обеспечить выдвигаемые войска в предназначенные районы и минировать подступы со стороны противника. Установка минно-взрывных заграждений проводилась в небольших масштабах из-за отсутствия мин.

  1. Боевая деятельность инженерных войск в начальный период войны сводилась к инженерному обеспечению боевых действий родов войск и состояла:

а) в строительстве и заграждении оборонительных рубежей;

б) в устройстве и маскировке пунктов управления;

в) в устройстве и ремонте дорог, колонных путей и мостов, имевших решающее значение для обеспечения маневра войск;

г) в устройстве жилья и хранилищ;

д) в маскировке действительных и устройстве ложных объектов, что в условиях отсутствия темного времени имело актуально значение.

На меня лично, кроме общих вопросов инженерного обеспечения, Военный Совет армии возложил организацию и руководство строительством оборонительных рубежей на Кандалакшском направлении, которому придавалось важнейшее значение.

В качестве рабочей силы было придано около 15000 заключенных с административным составом, которые до войны находились на строительстве гидроэлектростанции.

Для выполнения рекогносцировочных работ и посадки сооружений, кроме инженерных офицеров и частей, мне были подчинены заместители командиров частей и соединений от полка до корпуса включительно, из которых было создано ряд рекогносцировочных групп. Такая система обеспечила грамотный выбор и целесообразное построение оборонительных рубежей. Большой недостаток ощущался в техническом руководстве.

 

52

 

ЛЕЙЧИК Дмитрий Онуфриевич

__________________________________________________________________________

 

Управление оборонительного строительства с началом войны по непонятной причине было расформировано, а спустя два месяца сформировано вновь, уже в составе армии. Такая организационная неразбериха нанесла серьезный ущерб делу.

В течение июля и августа месяца были построены достаточно развитые оборонительные рубежи полевого типа:

а) № 3 по системе озер Верхний Верман и Нижний Верман;

б) № 4 у озера Каменное.

Рубеж № 3 сыграл решающую роль в стабилизации фронта. Именно на этом рубеже наступление противника было окончательно задержано, и на нем фронт стабилизировался до разгрома немцев на этом направлении.

Рубеж № 3 проходил по системе озер Верхний и Нижний Верман и перехватывал основные коммуникации: грунтовую и железную дорогу.

Рубеж состоял из системы траншей, на глубину главной полосы обороны; усиленной дерево-земляными сооружениями (ДЗОТ) 8-10 на 1 км. фронта. Передний край прикрывался проволочными заграждениями, противотанковыми и противопехотными минными полями.

Правый фланг рубежа упирался в труднопроходимый горно-болотистый район, а левый в озеро Толванд.

Одновременно с рубежами были построены радиальные и рокадные дороги, обеспечивавшие быстрый маневр войск к любому угрожаемому участку фронта. Совокупность этих мероприятий явилась важным фактором в обеспечении стабилизации фронта на Кандалакшском направлении.

На Мурманском направлении в начальный период войны оборонительные рубежи строились силами войск и до начала 1942 года были крайне примитивны.

В начале 1942 года было начато укрепление главной полосы обороны (руб. № 2) и строительство второго оборонительного рубежа (№ 3).

За короткий срок около 1,5-2 месяцев было построено более 200 огневых сооружений из местного камня на цементном растворе. Для кладки сооружений и выполнения наиболее сложных работ использовались инженерные части, а для вспомогательных работ — все рода войск. Одна огневая точка, выдерживавшая 1-2 прямых попадания 150 м/м снаряда, строилась одним саперным взводом за 6-7 суток.

На построенном рубеже фронт удерживался до разгрома немцев.

Этот опыт подтвердил возможность строительства достаточно мощных оборонительных рубежей в условиях Заполярья, в ограниченные сроки и доказывает всю нецелесообразность возни с железобетонными

 

53

 

Воспоминания: Б. Ленинградский военный округ

____________________________________________________________________

 

сооружениями, которые строились на этом направлении медленными темпами до войны.

  1. Инженерные войска оказали большую помощь всем родам войск в организации обороны на первом этапе войны.

Особенно большие работы были проведены инженерными войсками по оборонительному и дорожно-мостовому строительству, а позднее и по устройству всех видов заграждений.

Общим недостатком в инженерном обеспечении было отсутствие необходимой техники для механизации инженерных работ в специфических условиях.

  1. Количество войск (соотношение), вооружение и боевая подготовка, на мой взгляд, обеспечивали возможность удержания пограничных рубежей. Некоторые продвижение противника в полосе армии обусловлено следующими недостатками:

а) на Мурманском направлении к началу войны границу прикрывало часть сил 14 сд, которые должны были противостоять горному корпусу немцев до подхода 52 сд (позднее 10 гв. сд). Естественно, что эти силы сдержать натиск корпуса не могли, и только с подходом 52 сд, которая дислоцировалась в районе Мончегорск, удалось стабилизировать фронт. (см. схему).

б) На Кандалакшском направлении сил и средств было вполне достаточно. Против горного корпуса немцев действовал 41 ск в составе 122 сд, 54 сд и ТД.

Неуспех, на мой взгляд, объясняется неправильным построением боевого порядка 41 ск, обусловленным боязнью окружения, особенно парашютистов.

Так, например: 122 сд занимала оборону в пограничном районе западнее Куолаярви, 54 сд занимала рубеж у Кайрала в 25-30 км от 122 сд и ТД была сосредоточена в Алакуртти в 30-40 км от 54 сд.

Такое построение боевого порядка не обеспечивало взаимодействия его элементов и позволяло противнику наносить удары нашим войскам по частям.

Практически так и получилось. Вначале была окружена превосходящими силами 122 сд, которая, оставив тяжелое вооружение и транспорт, лесами отошла, а затем повторилось то же с 54 сд.

При этом помощь вторых эшелонов была, ввиду их большого удаления, несвоевременной и неэффективной.

 

КРАТКИЕ ВЫВОДЫ:

 

  1. Организация, боевая и специальная подготовка войск, а также их всестороннее боевое и материально-техническое обеспечение должны соответствовать климатическим географическим и другим особенностям ТВД.

 

54

 

ЛЕЙЧИК Дмитрий Онуфриевич

__________________________________________________________________________

 

  1. Снабжение войск всеми видами материального обеспечения, и в особенности боевыми, должно полностью обеспечивать ведение боевых действий войск в начальный период войны.

Схема снабжения округ — дивизия не может считаться удовлетворительной.

  1. Главным оперативно тактическим требованием к оборонительным работам в своевременных условиях является мобильность их производства в ограниченные сроки, без чего эти работы теряют свое значение.

Отсюда необходимость пересмотреть удельный вес и значимость полевой и долговременной фортификации в пользу первой.

ПРИМЕЧАНИЕ: Поздней осенью 1941 г. 41 ск на Кандалакшском направлении был развернут в 19 Армию. С этого времени 14 А обороняла только Мурманское направление.

 

ГЕНЕРАЛ-МАЙОР ИНЖЕНЕРНЫХ ВОЙСК автограф /ЛЕЙЧИК/

_____________________________________________________________________________

 

ЦАМО, фонд 15, опись 725588, дело 13, листы 86-98

 

56

 

 

ЩЕРБАКОВ

Владимир Иванович

 

14.07.1901-04.11.1981

_____________________________

 

Родился в д. Урывки (в настоящее время Липецкая область).

В Красной Армии с апреля 1919 г. Окончил Елецкие пехотные курсы красных командиров (1920), курсы «Выстрел» (1927), факультет заочного и вечернего обучения Военной академии имени М.В.Фрунзе (1938), Высшие академические курсы при Высшей военной академии имени К. Е. Ворошилова (1947).

Красноармеец Елецкого заградительного отряда. После окончания курсов, с июля 1920 г. командир маршевой роты 2-го запасного полка, с ноября 1923 г. командир взвода, затем командир роты 212-го Московского полка. После окончания курсов «Выстрел», с февраля 1928 г. командир батальона, затем временно исполняющий должность начальника штаба 286-го стрелкового полка 96-й стрелковой дивизии, с ноября 1930 г. преподаватель тактики школы имени В. И. Ленина. В июне 1932 г. назначен преподавателем тактики курсов переподготовки командиров запаса г. Ленинграде.

В июле 1938 г. назначен временно исполняющим должность командира 90-й стрелковой дивизии, с июня 1938 г. помощник командира 90-й стрелковой дивизии, с февраля 1939 г. командир 104-й стрелковой дивизии. В январе 1941 г. назначен командиром 50-го стрелкового корпуса.

В начале Великой Отечественной войны в той же должности. С августа 1941 г. исполняющий должность командующего 42-й армии, затем командующий 8-й армией. С сентября 1941 г. командир 11-й стрелковой дивизии. В марте 1942 г. назначен командующим 23-й армией, а в апреле 1942 г. командующим 14-й армией.

С сентября 1945 г. в распоряжении Главного управления кадров НКО СССР, с октября 1945 г. заместитель командующего войсками Прибалтийского военного округа. После окончания Высших академических курсов, в феврале 1947 г. назначен командующим войсками Архангельского военного округа, с мая 1949 г. командующий войсками Горьковского военного округа, с октября 1953 г. первый заместитель командующего войсками Воронежского военного округа.

Уволен приказом министра обороны СССР № 01936 от 22.08.1957.

Полковник, комбриг (приказ НКО № 0638 от 10.02.1939), генерал-майор (постановление СНК СССР № 945 от 04.06.1940), генерал-лейтенант (постановление СНК СССР № 463 от 28.04.1943).

 

56

 

ЩЕРБАКОВ Владимир Иванович

________________________________________________________________________

 

Награды: орден Ленина (21.02.1945), орден Красного Знамени (05.02.1940, 06.02.1942, 03.11.1944, 20.06.1949), орден Суворова I степени (02.11.1944), орден Красной Звезды (24.07.1981), медаль «XX лет РККА» (22.02.1938), медаль "За оборону Ленинграда" (22.12.1942), медаль «За оборону Советского Заполярья» (05.12.1944), медаль «За победу над Германией» (09.05.1945), медаль "30 лет Советской Армии и Флота" (22.02.1948), медаль «За боевые заслуги» 28.10.1967). Иностранные награды: орден Святого Олафа (Норвегия, 1945). Похоронен в г.Ленинграде.

 

57

 

Воспоминания: Б. Ленинградский военный округ

____________________________________________________________________

 

 

СЕКРЕТНО.

Экз. № 1

 

ГЛАВНЫЙ ШТАБ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ СОЮЗА ССР1.

НАЧАЛЬНИКУ ВОЕННО-НАУЧНОГО УПРАВЛЕНИЯ

Генерал-полковнику товарищу ПОКРОВСКОМУ

Направляю Вам свои воспоминания за действия 50 стрелкового корпуса в первые месяцы Великой Отечественной войны.

ПРИЛОЖЕНИЕ: На 5 листах, по журналу учета размножения № 182.

ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТ автограф ЩЕРБАКОВ

 

«10» ноября 1955 года

Гор. ВОРОНЕЖ

Исх. № 1/0113

Отп. 2 экз.(2)

Экз. № 1 адресату

Экз. № 2 в дело

10 XI 1955 г. № 183

 

к №/011

СЕКРЕТНО

Экз. № 1

  1. СОСТОЯНИЕ ВОЙСК 50 КОРПУСА

К НАЧАЛУ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

 

а) 50 стрелковый корпус к началу войны состоял из двух дивизий (43 Ордена Красного знамени и 123 Ордена ЛЕНИНА сд), корпусного артполка и других корпусных частей. В каждой дивизии было по два артполка, по одной зенитной батарее 37-и мм. пушек, а в стрелковых полках были счетверенные зенитные установки. Противотанковой артиллерии как специальных подразделений не было. Стрелковым вооружением части корпуса были оснащены полностью по штату. Все вооружение личным составом было освоено. Общая укомплектованность войск личным составом доходила до 80-85% к штатной численности военного времени. После того, как Финляндия объявила, что она

___________

 

1 На листе имеются пометы: 1/ т.Сычеву. Воспоминания весьма скудные. Необходимо подготовить карту крупного масштаба с дислокацией 50 ск перед войной, а также после выхода в назначенные районы и послать т. Щербакову для проверки. Предусмотреть направление т. Щербакову на проверку описания хода действий 8 А начиная с сентября м-ца и до того момента пока командармом оставался т. Щербаков. 16.11. Автограф Покровского; 2/ т.Лябину. Для исполнения по резолюции ген. полк. тов.Покровского. 17.11. Автограф Сычева; 3/ Учтено, подшить в дело. Подп. автограф Лябина.

2 Имеется штамп: Вх. № 03309 15 11 1955 г. Военно-научное управление Генерального штаба.

 

58

 

ЩЕРБАКОВ Владимир Иванович

________________________________________________________________________

 

находится в состоянии войны с СССР, в состав корпуса была передана 70 стрелковая дивизия, примерно такого же состава.

б) Стрелковые дивизии, корпусные части к началу войны имели боевой опыт, так как все они активно участвовали в войне против белофиннов в 1939-1940 гг. Большинство командного состава и все штабы также имели боевой опыт. До начала Великой Отечественной войны все войска корпуса регулярно занимались боевой подготовкой, со штабами частей и соединений проводились плановые штабные и командно-штабные занятия. Весной 1941 года части и соединения подвергались проверке Управлением Боевой Подготовки Ленинградского военного округа, на которой показали удовлетворительные результаты. Управление 50 Стрелкового корпуса в период с 17 по 21 июня участвовало на армейской полевой поездке со средствами связи, которую проводил штаб Ленинградского Военного округа.

На разборе 21 июня Управление корпуса получило положительную оценку. Связь штаба корпуса со штабами дивизий поддерживалась по телефону и по радио, а с отдельными корпусными частями только по телефону.

в) В материально-техническом отношении войска корпуса, в основном, были обеспечены, однако совершенно не было в войсках колючей проволоки, противотанковых и противопехотных мин.

 

  1. II. ДИСЛОКАЦИЯ ЧАСТЕЙ

 

К началу войны войска корпуса дислоцировались:

43 стрелковая дивизия располагалась отдельными гарнизонами побатальонно в населенных пунктах от р. ВУОКСИ до линии железной дороги ВЫБОРГ — ТАВЕТТИ. Штаб 43 сд располагался в ЮСТИЛА;

123 стрелковая дивизия имела один стрелковый полк и два артполка в городе ВЫБОРГ в военном городке, а два стрелковых полка западнее и юго-западнее ВЫБОРГ до Финского залива также гарнизонами по-батальонно в приспособленных финских домах. Штаб 123 сд дислоцировался в СОРВАЛИ (пригород ВЫБОРГА). Штаб корпуса и все корпусные части дислоцировались в городе ВЫБОРГ.

 

III. КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ КОРПУСНОГО ПЛАНА ПО ОБОРОНЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ГРАНИЦЫ

 

а) Планом прикрытия границы предусматривались задачи и варианты действия войск на случай войны, этим же планом были определены полосы обороны стрелковых дивизий и полков включительно до ротных оборонительных районов.

Были определены огневые позиции как наземной, так и зенитной артиллерии до батареи включительно, были выбраны и оборудованы

 

59

 

Воспоминания: Б. Ленинградский военный округ

____________________________________________________________________

 

командные и наблюдательные пункты во всех звеньях. Связь была подготовлена заранее. Планом прикрытия предусматривался порядок выхода войск из постоянных пунктов дислокации на границу в свои полосы и районы обороны, планом также предусматривался порядок прикрытия войск с воздуха. В плане прикрытия была дана оценка рубежей и позиций, определены места расположения вторых эшелонов и резервов, а также определены и изучены направления контратак.

Планом прикрытия предусматривалось занятие и приспособление строящихся в полосе корпуса долговременных сооружений в случае их неготовности к началу войны. С выходом войск на границу строящиеся долговременные сооружения не были закончены, и их войска приспосабливали и оснащали своими силами и средствами.

Планом прикрытия предусматривалась вторая полоса обороны корпуса. Эта полоса проходила по бывшей линии Маннергейма, но она была только обрекогносцирована, работ по ее приспособлению до начала войны никаких не проводилось, и только с начала войны на эту позицию была выведена 70 сд, которая производила на ней оборонительные работы.

Подготовленные рубежи и районы обороны постоянно войсками не занимались, однако войска выводились подразделениями периодически в свои районы для их оборудования. Выводились части в свои районы обороны, как правило, по боевой тревоге.

б) 43 и 123 сд, а также корпусные части начали выдвижение на границу по моему сигналу, который был предусмотрен планом прикрытия на основании полученной директивы Наркома Обороны3.

Директива была передана из штаба Ленинградского военного округа около 4-х часов 22 июня, в которой говорилось: вывести войска на границу, но сухопутными частями границу не переходить до особого распоряжения. В соответствии с этим мною были даны указания войскам прочно оборонять свои полосы и районы, организовать наблюдение за противоположной стороной.

Выход войск на границу начался в 6 часов 30 минут 22 июня.

  1. Части корпуса выходили в свои районы в спокойной обстановке, так как на границе к этому времени боевых действий не велось, но поскольку немецкие самолеты периодически появлялись в воздухе, были приняты меры по прикрытию войск с воздуха. К началу Великой Отечественной войны в штабе корпуса имелись данные о том, что немцы уже перебросили в Финляндию до семи пехотных дивизий с танками

____________

 

3 Речь идет о директиве Народного Комиссара Обороны СССР б/н, переданной в приграничные военные округа ночью 22.06.1941. Директива передана из шифровального отдела оперативного управления Генерального штаба на узел связи Генерального штаба в 00 часов 30 минут 22.06.1941 (ЦАМО. Ф. 48а. Оп. 3804. Д. 3. Л.л. 257-259). (Не верно! Директива о которой показывает С.Чекунов не ставит задач, о которых показывает Щербаков — выдвижение на границу по сигналу, который был предусмотрен планом прикрытия! Ведь как раз в Плане прикрытия как раз и предусмотрен некий "сигнал"—- на начало вывода войск по ПП на границу! Выполнение вывода войск по ПП может быть только по специальному приказу Генштаба и как раз этого не было прописано в директиве НКО и ГШ б/н от 22.20 21.06.1941г.! Ведь директива б/н не требовала от штабов округов — вывести войска на границу, и тем более в ней не указывалось — сухопутными частями границу не переходить до особого распоряжения! Данные указания могли бы быть только в директиве НКО и ГШ на вскрытие "красных" пакетов, на ввод Планов прикрытия! И по некотрым данным такая директива ГШ, директива №1, около 3.30-4.00 ушла из Генштаба в округа! — К.О.)

 

60

 

 

ЩЕРБАКОВ Владимир Иванович

________________________________________________________________________

 

и что действия немецких войск по соглашению с Финским правительством должны были проводиться за Полярным Кругом, в Средней и Южной Финляндии должны были действовать финские войска.

Что касается данных о финских войсковых частях в полосе корпуса, то они были к началу войны очень скудны. За несколько дней до начала войны пограничными постами и войсковым наблюдением отмечалось некоторое оживление на границе: передвижка отдельных небольших подразделений, движение отдельных групп офицеров, которые, по-видимому, проводили рекогносцировку.

  1. С первого дня войны и до ликвидации корпусной системы (первая половина августа) части корпуса крупных боевых действий, заслуживающих внимание, не проводили.

Со стороны финнов было несколько попыток вести разведку боем, но они, как правило, отражались нашими частями с большими для финнов потерями.

  1. После ликвидации корпусной системы на основе управления 50 СК было сформировано управление 42 Армии. Я лично в сентябре месяце был назначен Командующим 8 Армии.

 

ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТ автограф (ЩЕРБАКОВ)

"10" ноября 1955 года

гор. ВОРОНЕЖ

к № 1/0013

Отп. 2 экз. (4)

экз 1 адресату Гл. Штаб ВС СССР

экз 2 — в дело

10.XI.1955 г. № 183

______________________________________________________________________________

 

ЦАМ0, фонд 15, опись 725588, дело 13, листы 240-245

__________

 

1 На листе имеется штамп: К Вх. № 03309 15 11 1955 г. Военно-научное управление Генерального штаба.

 

61

 

 

ПЯДУСОВ

Иван Миронович

 

10.06.1901-23.03.1964

_____________________________

 

Родился в д. Парадино (в настоящее время Мстиславский район, Республика Беларусь).

В Красной Армии с 1920 г.

Окончил: Ленинградская артиллерийская школа (1924), Военная академия им. М.В.Фрунзе (1939), Высшие академические курсы при Высшей военной академии им. К.Е.Ворошилова (1952).

Красноармеец в штабе морской Кронштадтской базы, 16-м запасном стрелковом полку, с августа 1920 г. курсант Ленинградской артиллерийской школы.

С декабря 1924 г. начальник разведки дивизиона 57-го артиллерийского полка 57-й стрелковой дивизии, затем помощник командира батареи, командир батареи, помощник командира дивизиона в той же дивизии. С августf 1931 г. командир дивизиона в 65-м артиллерийском полку 65-й стрелковой дивизии, с марта 1933 г. начальник полковой школы того же полка. С января 1934 г. начальник полковой школы 94-го артиллерийского полка 94-й стрелковой дивизии, с мая 1935 г. начальник штаба 93-го артиллерийского полка 93-й стрелковой дивизии.

С мая 1936 г. преподаватель тактики 1-й Ленинградской артиллерийской школы (с 1937 г. 1-е Ленинградское артиллерийское училище), с мая 1938 г. начальник учебного отдела училища. В сентябре 1939 г. назначен начальником штаба артиллерии 53-го стрелкового корпуса, с ноября 1939 г. командир 311-го пушечного артполка РГК, с декабря 1939 г. начальник артиллерии 11-й стрелковой дивизии. В июне 1940 г. назначен начальником артиллерии 19-го стрелкового корпуса.

В начале Великой Отечественной войны в той же должности, с декабря 1941 г. заместитель командующего артиллерией 23-й армии, с апреля 1942 г. командующий артиллерией 23-й армии. С декабря 1942 г. командующий артиллерией 67-й армии, с марта 1943 г. командующий артиллерии 23-й армии. В сентябре 1944 г. назначен командиром 8-го артиллерийского корпуса прорыва. Отстранен от должности командира корпуса приказом № 0871 от 22.11.1946.

С января 1947 г. начальник военной кафедры Ленинградского политехнического института. С декабря 1951 г. слушатель Высших академических курсов при Высшей военной академии им. К.Е.Ворошилова.

 

62

 

ПЯДУСОВ Иван Миронович

_________________________________________________________________________

 

После окончания курсов в 1952 г. назначен старшим преподавателем военной кафедры Ленинградского государственного университета им. А. А. Жданова.

Уволен в запас приказом министра обороны СССР от 07.09.1953.

Капитан (приказ НКО СССР № 01511/п от 10.05.1936), майор (приказ НКО СССР № 1102/п от 31.03.1937), полковник (приказ НКО СССР № 01785 от 05.05.1939), генерал-майор артиллерии (постановление СНК СССР № 615 от 03.05.1942).

Награды: орден Ленина (06.11.1945), орден Красного Знамени (07.04.1940, 21.01.1943, 03.11.1944, 29.05.1945, 15.11.1950), орден Суворова II степени (22.06.1944), орден Кутузова II степени (05.10.1944), орден Кутузова I степени (10.04.1945), медаль «XX лет РККА» (22.02.1938), медаль «За оборону Ленинграда» (22.12.1942), медаль «За победу над Германией» (09.05.1945), медаль «За взятие Кенигсберга» (09.06.1945), медаль «30 лет Советской Армии и Флота» (22.02.1948).

Похоронен на Богословском кладбище в г.Ленинграде.

 

63

 

Воспоминания: Б. Ленинградский военный округ

____________________________________________________________________

 

 

«8» февраля 1956 г.

№ 0186

 

Штамп

Ленинский районный военный

комиссариат г. Ленинграда1

 

Исп. вх. № 2632

СЕКРЕТНО

Экз. № 1

 

НАЧАЛЬНИКУ ВОЕННО-НАУЧНОГО УПРАВЛЕНИЯ

ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА

Генерал-полковнику т. ПОКРОВСКОМУ

Высылаю материал, написанный генерал-майором тов. ПЯДУСОВЫМ И.М., а также возвращаю письмо и карту.

Приложение: На 40 листах и карта на 4-х листах — только адресату.

 

ЛЕНИНСКИЙ РАЙВОЕНКОМ

Полковник автограф (Симачев)

 

МОИ ВОСПОМИНАНИЯ О ДЕЙСТВИИ АРТИЛЛЕРИИ 19 СК

ЗА ИЮНЬ, ИЮЛЬ и АВГУСТ МЕСЯЦЫ 1941 г.

 

Командующим артиллерией 19 стрелкового корпуса (в то время назывались начальниками) я был назначен сразу же после финской компании. Штаб 19 ск дислоцировался в Эстонии, но вскоре после моего назначения был перемещен в г. Кексгольм на Карельский перешеек.

В состав корпуса входили 142 и 115 стр. дивизии, причем последняя — 115 сд была где-то на Западе 2, и мы о ней сведений не имели. Она прибыла за несколько дней до начала войны (3). Все части и соединения корпуса были укомплектованы по штатам военного времени и имели опыт войны — части и подразделения 142 сд участвовали в финской кампании, 115 сд в так называемом «Западном походе».

Каждая стрелковая дивизия состояла из трех стрелковых и двух артиллерийских полков — пушечного и гаубичного. Пушечный полк был двух-дивизионного состава и гаубичный — трех-дивизионного состава.

___________

 

1 На листе имеются пометы: 1/ т.Платонову СП. 13.2.56. Автограф (неразборчиво);

2/ т.Лябину. Изучить и доложить возможность использования в сборнике. 15.2. Автограф Платонова. На обороте листа имеется помета: Справка. 1. Одна карта на 4-х листах отправлена при исх 168745 от 4.05.56 г. Автограф (неразборчиво), 2. Два листа из приложения уничтожены по акту вх 01177-56 г. Автограф (неразборчиво). Кроме того, на оборота листа имеется штамп: Вх. № 0410 13 2 1956 г. Военно-научное управление Генерального штаба 41+карта 4 л.

2 115-я стрелковая дивизия дислоцировалась в Прибалтийском особом военном округе.

3 На 01.06.1941 управление 115-й стрелковой дивизии дислоцировалось в н.п.Сайрала, 37 км западнее г. Кексгольма.

 

64

 

ПЯДУСОВ Иван Миронович

_________________________________________________________________________

 

В пушечном полку (ЛАП) на вооружении состояли 76 мм пушки. Дивизион трехбатарейного состава, в каждой батарее по четыре орудия. Всего в ЛАП имелось батарей — двадцать четыре орудия.

Гаубичный артиллерийский полк (ГАП) трехдивизионного состава, из них: два дивизиона были вооружены 122 мм гаубицами, третий дивизион трехбатарейного состава по четыре 152 мм гаубицы. Всего в гаубичном полку 36 орудий (24 — ста двадцати двух миллиметровых и 12 — 152 мм орудий). Кроме этого, в стрелковой дивизии имелись: четырехорудийная противотанковая батарея, вооруженная 45 мм пушками, и шестиорудийная зенитная батарея, вооруженная 37 мм зенитными орудиями. В стрелковых полках: полковая 76 мм четырехорудийная батарея; противотанковая четырехорудийная 45 мм батарея и минометная 120 мм батарея (шесть минометов). В каждом стрелковом батальоне имелась рота тяжелого орудия, в составе трех взводов: взвода противотанковых ружей, минометного 82 мм взвода и взвода 45 мм противотанковых орудий.

В корпусе — корпусная артиллерия, в составе двух полков и зенитного артиллерийского дивизиона.

Пушечный артиллерийский полк (ПАП) трехдивизионного состава: первый и второй дивизионы трехбатарейного состава были вооружены 122 мм пушками и третий дивизион вооружен 152 мм пушками-гаубицами. Всего в полку: двадцать четыре 122 мм пушки и двенадцать 152 мм гаубиц. Корпусный тяжелый артиллерийский полк (КТАП) трехдивизионного состава. Два дивизиона (по три четырехорудийных батареи) 152 мм гаубиц и третий дивизион трехбатарейного состава (по два орудия в батарее) 203 мм гаубиц. В полку двадцать четыре 152 мм гаубиц и шесть 203 мм гаубиц. Отдельный зенитный артиллерийский дивизион (ОЗАД) трехбатарейного состава; в дивизионе двенадцать 76 мм зенитных пушек.

Я не упомянул о 37 мм зенитных взводах, которые имелись в каждом артиллерийском полку для прикрытия командных пунктов штабов, не упомянул и о вооружении разведывательных батальонов стрелковых дивизий. Записей у меня не осталось и не потому, что они не велись, а по секретности их характера. Вся организация артиллерии корпуса мною дана, что называется, «по памяти», да и то по прошествии более 14 лет и все же она дана верно.

 

Боевая подготовка артиллерийских частей и подразделений.

 

По плану штаба артиллерии округа в январе месяце 1941 года были проведены сборы командиров артиллерийских дивизионов, на которые были привлечены и командиры — начальники артиллерии стрелковых полков. Перед этим были проведены сборы командиров артиллерийских полков и начальников артиллерии стрелковых дивизий. Ход учебы

 

65

 

Воспоминания: Б. Ленинградский военный округ

____________________________________________________________________

 

проверял генерал-инспектор артиллерии, генерал-лейтенант Парсегов, подготовка командиров была признана хорошей.

После сборов командиров дивизионов, по плану корпуса, штабом артиллерии 19 ск была проведена поверка хода боевой и политической подготовки артиллерийских частей, а также проведена была поверка тактической и стрелковой артиллерийской подготовки батарей. Большинство командиров батарей в стрелково-артиллерийском отношении были подготовлены хорошо и отлично. Эту же оценку подтвердила и комиссия штаба артиллерии округа. Комиссией округа боевая и политическая подготовка рядового и командного состава артиллерии была признана хорошей. В апреле и мае месяцах проводилась поверка хода боевой и политической подготовки артиллерийских частей и подразделении на местности — в своих позиционных районах. Командный состав свои позиционные районы знал хорошо. Усиленно шла подготовка оборудования, а вернее сказать, совершенствование огневых позиций, командных и наблюдательных пунктов. Особое внимание в апреле и в мае месяцах было обращено на подготовку штабов. Штабы проверялись по функциональным обязанностям работников штаба, но самое главное внимание обращалось на знание работниками штабов своих позиционных районов управления со средствами связи на местности и знание противника. Весенняя поверка показала, что штабы сколочены, функциональные обязанности работниками штабов усвоены твердо, а самое главное, штабные работники отлично знали свою местность и местность финских частей. Все командиры хорошо знали организацию финской армии, состояние б/подготовки и режим пограничных частей финнов. При каждой поверке и при каждой поездке в позиционные районы мною обращалось внимание командного состава на тесную связь артиллерийских подразделений и частей с пограничными войсками. Надо отдать должное, что связь с пограничными войсками была тесной и постоянной. Даже корпусные части, которые дислоцировались в Сертолово, и те отлично были связаны с пограничными войсками, а начиная с мая месяца штабы и взводы управления дивизионов и батарей жили в своих позиционных районах.

В мае месяце 1941 года 47 4 ктап вышел в лагеря. Лагеря 47 полка находились недалеко от Кивиниеми, и здесь же был выбран артиллерийский полигон для всей артиллерии 19 стрелкового корпуса. 28-й корпусной артиллерийский полк находился на зимних квартирах в Сертолово. Все дивизионные артиллерийские полки в своих позиционных районах.

Состояние материальной части комиссией артиллерии округа был признано хорошим. Проволочной и радиосвязью части и подразделения

__________

 

4 Так в документе. В 19-й стрелковый корпус входил 43-й корпусной артиллерийский полк.

 

66

 

ПЯДУСОВ Иван Миронович

_________________________________________________________________________

 

были укомплектованы по штатам военного времени. Серьезное опасение у меня вызывало состояние тяги. Все корпусные артиллерийские части на вооружении имели трактора ЧТЗ. Неоднократно с командиром корпуса генерал-лейтенантом Герасимовым мы ставили вопрос о замене тракторов ЧТЗ, но наша просьба к началу войны не была удовлетворена. В зиму сорок первого года огромная работа была проведена по подготовке шоферов и трактористов. Уже в то время, в январе 1941 года у нас — у работников штаба 19 ск возникало опасение, что с имеющимся количеством шоферов и трактористов мы можем не справиться в случае внезапного столкновения с врагом и тем более внезапного нападения финнов. Было приказано при каждой артиллерийской части организовать курсы шоферов и трактористов.

Это мероприятие с лихвой оправдало себя.

Если боевая подготовка, готовность позиционных районов, командных, наблюдательных пунктов, подходов и подъездных путей, состояние маскировки и ведение круглосуточного наблюдения не вызывали опасений, то вопрос с тылами чрезвычайно беспокоил.

Стрелковые дивизии свои базы снабжения имели вблизи своих зимних квартир, т.е. недалеко от границ (40-50 км), то корпусные же части все еще продолжали базироваться на Ленинград, вернее на свои зимние квартиры, что почти одно и то же. По согласованию с командиром корпуса весной 1941 года 47 ктап из Сертолово был переведен в лагерь, в район Кивиниеми. Командиру 47 ктап майору Городовенко5 было приказано приготовить промежуточную базу для себя и для 28-го кап в районе своих лагерей. 28 кап находился в Сертолово.

 

Дислокация артиллерии 19 ск накануне войны.

 

Штаб 19 ск, штабная батарея и отдельный зенитно-артиллерийский дивизион — в Кексгольме.

Штаб артиллерии 142 сд — в районе Хитола.

Штаб артиллерии 115 сд в своем позиционном районе (115 сд прибыла на Карельский перешеек накануне войны и расположилась в своей оборонительной полосе подготовленной ей 142 сд и корпусными частями) в лесу южнее Энсо.

Штаб 28 кап — в лесу 6 км юго-восточнее Энсо, в оборонительной полосе 115 стрелковой дивизии.

Штаб 47 ктап — в лесу 4 км южнее — Элисенваара.

Такое близкое расположение штабов от границы объяснятся тем, что накануне войны все звенья управления находились в своих позиционных полосах и оборонительных районах для более тщательного изучения своих районов и противника.

_________

 

5 Так в документе, правильно Гордовенко Н.М.

 

67

 

Воспоминания: Б. Ленинградский военный округ

____________________________________________________________________

 

Короче, все занятия проводились в реальных условиях их предстоящей боевой деятельности.

Командиры соединений и частей.

Командир 19 ск генерал-лейтенант Герасимов.

Начальник штаба 19 ск подполковник 6 Большаков.

Заместитель командира корпуса по п/ч полковник Писклюков.

Начальник артиллерии 19 ск полковник Пядусов.

Начальник штаба артиллерии 19 ск — майор Казнов7.

Командир 142 сд — полковник Микульский.

Начальник артиллерии 142 сд полковник Кодюков.

Командир 115 сд — генерал-майор Коньков.

Начальник артиллерии 115 сд — полковник Шемарин8.

Командир 28 кап — подполковник Козиев.

Командир 47 ктап — майор Городовенко.

Командир 19 9 озад — капитан Кочубей.

Задача 19 стрелкового корпуса совместно с пограничными частями заключалась в жесткой обороне и прочном удержании госграницы в полосе: справа — граница с Карельским фронтом (7 арм), слева: Энсс и по реке Вуокса. Ширина оборонительной полосы 19 ск достигала более 100 км. К началу войны была подготовлена только главная полоса обороны корпуса. Вторая оборонительная полоса была намечена, и к подготовке ее только-только приступили. Основу обороны составляли батальонные противотанковые узлы, границы которых не соприкасались между собой, а были только в огневой связи. В каждом батальонном противотанковом узле было построено 5-6 ДЗОТ"ов, по одном основной и двум запасным огневым позициям для батарей, взводов отдельных орудий. Батальонные узлы между собой не были связаны траншеями и ходами сообщения. Батареи дивизионной и корпусном артиллерии имели по три хорошо оборудованных огневых позиции. С точки зрения емкости и доступности местности в оборонительной полосе 19 корпуса с успехом могли занять оборону три стрелковых корпуса.

Мы точно знали противостоящего противника перед войной и знали состояние его позиционных районов.

Поразительно, что главная оборонительная полоса 19 ск (да и 50-го также) «примыкала» буквально к самой границе. Все наши оборонительные работы велись на глазах у финнов. Когда я обратил внимание

____________

 

6 Так в документе. Приказом НКО СССР № 01016 от 29.02.1940 Большакову Д.М. присвоено звание «полковник».

7 Так в документе, правильно Кознов Б. И.

8 Так в документе, правильно Шумарин И.А.

9 Так в документе, правильно 27-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион

 

68

 

ПЯДУСОВ Иван Миронович

_________________________________________________________________________

 

командира корпуса на недопустимость организации инженерных работ на глазах у противника, он ответил, что им доложено командованию округа, и что главная полоса обороны с передним краем по самой границе утверждена округом. Однажды, проверяя ход оборонительных работ и намечая дополнительные огневые точки в промежутках между батальонными узлами, мы обнаружили косаря. Непосредственно на самой границе, против нашей огневой точки. Мы обратили внимание на то, что у финна «косаря» слишком белые руки — не рабочие руки. Впоследствии мы узнали, что такие же «косари» наблюдались во всей полосе корпуса и притом против ДЗОТ"ов. В других местах, в промежутках между огневыми точками, никто не занимался сенокошением.

Естественно, что это не крестьяне, а переодетые финские офицеры, которые со всей тщательностью изучали как направление амбразур, так и всю систему огня на переднем крае. Сигналы о неблагополучии на границе серьезно не воспринимались. Тонкая цепочка по «окарауливанию» границы выполнялась пограничниками. Мое предложение при первой еще рекогносцировке переднего края главной оборонительной полосы отнести передний край на 10-15 км от границы вызывало только недоумевающие взгляды. Словом, оборонительные работы начали вести у самой границы и на виду у наблюдающего противника. Если учесть, что противник (финны) отлично знали занимаемую нами полосу, отлично видели оборонительные работы, нетрудно будет догадаться, что они имели на своих картах не только наши узлы обороны, но и всю систему огня долговременных точек.

За несколько дней до войны штабом округа была проведена поверка частей 19 и 50 ск. Поверку проводил штаб округа, инспектировала группа генералов и офицеров Генерального штаба. В начале поверялся 19 ск, а за 4 дня до войны 50 ск.

При поверке 50 ск я был назначен посредником за действием артиллерии 123 сд. Казалось, все шло нормально, и ничего не предвещало начала войны. Учение должно было продолжаться (как это было и в 19 ск) пять дней. И вдруг на третий день был дан отбой. В начале сигнал отбой был воспринят радостно, быстро проведен разбор, и мы разъехались по своим местам. После такого несвоевременного отбоя, а еще больше после не бывало поспешного разбора, каждый из нас начал задумываться и спрашивать друг друга, а не случилось ли что? Быстро опустел район учения.

По приезде в Кексгольм я доложил командиру корпуса об окончании своей работы и спросил нет ли чего нового? Командир корпуса удивленно посмотрел на меня и ответил — ничего нового нет.

Ночью все офицеры штаба корпуса вызваны в штаб, где было объявлено о начале войны с финнами.

 

69

 

Воспоминания: Б. Ленинградский военный округ

____________________________________________________________________

 

Артиллерия стрелковых дивизий находилась в своих позиционных районах и готовность ее к открытию огня исчислялась минутами. Штаб корпуса, штаб артиллерии корпуса и все подразделения управления корпуса, поднятые по тревоге через полтора часа, выступили в Хиттоло в район командного пункта корпуса.

47 ктап, извещенный по телефону через два часа, был в движении из лагерей в свои позиционные районы

28 кап, находившийся в Сертолово, извещенный штабом артиллерии округа (связи из Кексгольма в Сертолово не было), по тревоге выступил в свой позиционный район.

Командный пункт корпуса представлял собой лагерь захудалого подразделения. К началу войны на командном пункте было подготовлено только два блиндажа для размещения средств связи и управления корпуса.

Офицеры штаба и штабные подразделения разместились в палатках. Спешно было приступлено к созданию круговой обороны командного пункта корпуса.

Наблюдательных пунктов — своих наблюдательных пунктов корпус не имел. При такой протяженности и при таком удалении КП, даже при наличии наблюдательных пунктов видеть бой в полосе корпуса было невозможно.

Невозможно не только по ширине полосы обороны корпуса и лесисто-болотистых условий местности, но и по средствам связи (наличию офицерского состава и штатным средствам связи). Зная эти условия, мною еще в мирное время были выделены офицеры — по одному от штаба артиллерии стрелковых дивизий и корпусных артиллерийских полков.

С выделенными офицерами, начиная с января м-ца, проводились краткосрочные сборы при штабе артиллерии корпуса. Каждый из них знал свое направление и обязанности во время боя, по информации штаба артиллерии корпуса о ходе боя тех частей, за которыми они закреплены.

Группировка артиллерии. Раньше, чем написать о ней, я хочу еще раз напомнить о наличии артиллерии в корпусе. Каждая сд имела два артиллерийских полка (2-х и 3-х дивизионного состава) — 5 дивизионов 24 июня в мое распоряжение прибыл 577 гап трехдивизионного состава, вооруженный 152 мм гаубицами. Об усилении артиллерии 577 гап до начала войны было неизвестно и в мобилизационном плане 577 гап не отражен.

В каждом стрелковом полку 142 сд группа пехотной поддержки состояла из двух дивизионов (один дивизион 47 ктап был дан в группу пехотной поддержки 425 сп).

 

70

 

ПЯДУСОВ Иван Миронович

_________________________________________________________________________

 

В 115 сд группы пехотной поддержки в 34510 и 34311 сп имели по два дивизиона в каждом, а в 344 12 сп один дивизион.

Дивизионные артиллерийские группы: ДАГ 142 — два дивизиона 47 ктап, ДАТ 115 - 28 кап.

К исходу 24 июня выявилось направление главного удара противника. Главный удар финны нанесли в стык между 142 и 168 сд и вспомогательный удар в направлении Элисенвара. К этому же времени прибыл 577 гап, который был дан НАД 142 на усиление групп пехотной поддержки стрелковых полков.

Корпусной артиллерийской группы не создавалось. Все артиллерийские части имели два боекомплекта снарядов, а с 25 июня была открыта станция снабжения на полустанке Саккала ив 10 км северо-восточнее Кивиниеми. Перебоев в снабжении боеприпасами не было.

Ход боевых действий. Утром 23 июня, когда не успел еще рассеяться туман, финны открыли огонь по всему фронту и, хотя командный пункт глубоко был расположен от переднего края, однако сразу же можно было определить неодинаковую интенсивность огня финнов. После первых пяти минут можно было безошибочно сказать, где будет нанесен главный удар. Когда я говорю о главном ударе, я не имею в виду весь Карельский перешеек, а только полосу 19 стрелкового корпуса.

Более интенсивный огонь был на правом фланге, там, где-то за Лахденполье, в центре обороны 142 сд в направлении Ристалахти и на левом фланге дивизии в направлении Элисенвара. Перед фронтом 115 стрелковой дивизии огонь был значительно слабее, и только в направлении Энсо огонь противника достигал особой напряженности. На "слух" — по разрывам, можно было определить, что главным оружием финнов являются минометы. Надо прямо сказать, что искусством ведения минометного огня финны владели хорошо.

От всех видов разведки мы не имели данных о начале наступления противника. Изменение жизни противника накануне наступления не наблюдалось. Самое худшее состояние любого начальника слышать ход боя, но не видеть его и не иметь средств и возможностей воздействовать на ход боя. После начала артиллерийской подготовки было отдано распоряжение полковнику Кодюкову (начарту 142 сд). Подавить минометный огонь противника, вести только сосредоточенный огонь и не на всем фронте, а по отдельным очагам. Полковник Кодюков опытный командир, участник финской компании, хорошо знал характер действия финнов, и я уверен был, что опрометчиво действовать не будет. Сразу же после открытия огня финнами, я был вызван на узел

___________

 

10 Так в документе, речь идет о 638-м стрелковом полке.

11 Так в документе, речь идет о 576-м стрелковом полке.

12 Так в документе, речь идет о 708-м стрелковом полке.

 

71

 

Воспоминания: Б. Ленинградский военный округ

____________________________________________________________________

 

связи, где по «СТ» от командующего артиллерией 23 армии полковника Богомолова получил приказание начать контрартподготовку. Мной доложено о направлениях готовящихся ударов и распоряжениях, отданных мной начарту 142. Вести контрартподготовку в масштабе корпуса и на таком широком фронте бессмысленно. На этом наш разговор по «СТ» окончился. О нашем разговоре доложил генерал-лейтенанту Герасимову.

Велась ли артподготовка противником? Нет, не велась. С началом открытия огня началось и его наступление /противника/. Специальной, своей связи штаб артиллерии корпуса не имел. Связь была одна — общевойсковая связь. Узел связи работал бесперебойно и с огромным напряжением. В ходе боевых действий начали поступать сведения, что противник ведет наступление по балкам, лощинам отдельными мелкими группами, что вдоль основных дорог никакого движения крупных сил противника не заметно. Потери от огня противника незначительные. Тактика финнов заключалась в том, чтобы по трудно проходимым и совершенно закрытым от наблюдения участкам просачиваться одиночками и мелкими группами и выходить на фланги и в тыл нашего расположения. Так они и поступали. Завязались бои по отдельным очагам. Наши части были готовы к такому действию противника, но противник вел борьбу не за всякий очаг, а только за наиболее уязвимый и тогда только, когда накапливанием мелких групп создавал превосходство в своих силах. Противник вел наступление только на узких участках — клиньями, выходил в тыл и из тыла вел бой на окружение и на изоляцию отдельных очагов обороны. Артиллеристам пришлось вести комбинированный бой. У орудий командиры оставляли минимальное количество людей (по три человека из орудийного расчета), а остальные и взводы управления вели бой вместе со стрелковыми частями. Иногда (даже часто) вели бой по отражению атак на огневые позиции без пехоты. Примером такого ведения боя является бой 3-го дивизиона 260 гап (командир дивизиона капитан Певнев). Противник одиночками и мелкими группами, просочившись через боевые порядки 424 сп, стал окружать огневые позиции. Подразделения 424 сп не могли оказать поддержки командиру дивизиона — они сами были разобщены и вели бой в окружении. Перестроив боевые порядки батарей, дивизион в упор расстреливал противника, а взводы управления неоднократно ходили в атаку, вырвались из окружения и заняли оборону по защите огневых позиций. Видя, что атаки противника не прекращаются, а возрастают, зная положение стрелкового полка, т. Певнев принял героическое решение взорвать все гаубицы. Когда все было готово к взрыву, он еще медлил и выяснял обстановку, но помощи ждать не откуда. Заплакал и дал сигнал к взрыву. Отдав приказание взять раненых, т. Певнев повел дивизион в атаку.

 

72

 

ПЯДУСОВ Иван Миронович

_________________________________________________________________________

 

Неся большие потери и будучи сам раненым, т. Певнев вырвался из окружения. Лежа на носилках, он все еще продолжал отдавать распоряжения.

Орудийный расчет 45 мм противотанкового орудия 425 сп в ходе боя израсходовал все снаряды, вел ожесточенный рукопашный бой с финнами и весь погиб. Когда отходящие части атаковали противника, то на подступах к огневой позиции нашли груды тел, а каждый боец из расчета имел несколько ран. Если бой в полосе 142 сд велся по отдельным очагам, то на левом фланге 115 сд начался упорный кровопролитный бой. С командного пункта корпуса была слышна артиллерийская канонада. По разрешению командира корпуса я выехал на командный пункт начартдива 115. На командном пункте командира 28 кап застал начальника штаба полка майора Степанова и группу бойцов. Доложив обстановку, майор Степанов дал проводника для сопровождения меня на наблюдательный пункт.

На наблюдательном пункте командира полка меня встретил командир дивизиона. На мой вопрос, где командир полка — указал мне на Энсо. Подъезжая к Энсо (по лесной дороге), остановил машину в лесу, я увидел возвращающегося командира полка и начартдива 115 сд полковника Шумарина. Оба забрызганные кровью, а у полковника Шумарина и голова забинтована. Выяснилось, что финны начали атаку Энсо не отдельными группировками, как это имело место в полосе 142-й стрелковой дивизии, а целым батальоном. Неся больше потери, противник продолжал атаки. Видя, что финны начинают подходить к электростанции, командир 28 кап подполковник Козиев не выдержал, оставил за себя командира дивизиона, собрал взводы управления двух дивизионов, часть штабной батареи, прикрытие, выделенное от пехоты, повел их в атаку и отбросил противника, при этом сам был ранен. Начартдив полковник Шамарин знал о положении у Энсо и об атаках противника, выехал со своего командного пункта на наблюдательный пункт командира артиллерийского полка. При подъезде к Энсо осколком мины было разбито переднее стекло машины. Мелкие осколки стекла попали в лицо, вылезая из машины, был ранен. Ругать их у меня не хватило сил. Указав на недопустимость такого самовольства и на то, что они могли отбить атаку противника другими средствами, потребовал каждому отправиться на свое место.

Выяснил обстановку, отдал распоряжение о привлечении артиллерии (огня) с группой пехотной поддержки соседнего стрелкового полка, пошел на узел связи и доложил обстановку командиру корпуса. Связь к этому времени была восстановлена. Командир корпуса потребовал моего возвращения на командный пункт.

Шел второй день боя. Энсо два раза переходило из рук в руки и на третий день под действием превосходящих сил противника Энсо было нами оставлено.

 

73

 

Воспоминания: Б. Ленинградский военный округ

____________________________________________________________________

 

Положение в полосе 142 сд резко ухудшилось, характер действий все тот же. Финны по лесным трущобам поодиночке просачивались в тыл, накапливались и окружали отдельные очаги. Командир корпуса генерал-лейтенант Герасимов был назначен командующим 23 Армии (генерал-лейтенант Пшенников получил приказание принять 8-ю армию). Перед отъездом генерал-лейтенанта Герасимова я убедительно просил его доложить Военному Совету фронта о невозможности дальше вести так борьбу, что срочно, пока не поздно, надо оторваться от противника и отойти на Вуоксу. Этим бы мы достигли сокращения фронта, не имели бы оборону в виде прерывчатой линии, когда боец от бойца находится на удалении 25-30 метров друг от друга, при условии, что весь корпус будет вытянут — построен в одну линию. Весь корпус, т.е. 100% людского состава. Но это же не война! А самое главное, отходом на Вуоксу мы могли бы иметь в резерве в дивизиях и полках. При теперешних условиях ни один командир дивизии и ни один командир стрелкового полка не имеет своего резерва и не может влиять на ход боя.

Все это для командира корпуса было не ново, и все это он знал лучше меня. Только значительно позже я узнал, что т. Герасимов и как командир корпуса, и как командующий армии докладывал свои соображения Военному Совету фронта. В каком виде и как, этого я не знаю, я только видел одну его шифровку примерно с таким же предложением. Еще до отъезда т. Герасимова противник отрезал 168 сд от 7 армии. Решением командующего 23 армии (она была подчинена ВС фронта 23 армии) 168 сд придана командиру 19 ск (командир дивизии генерал-майор Бондарев, начартдив полковник Лысов).

В это же время в состав 19 ск была передана 198-я мотомех дивизия в составе двух мотомех полков и одного артиллерийского полка. 198 мд с ходу была введена в бой в районе Лахденпохье. Ввиду краткости описания на этом, хотя и поучительном периоде, я останавливаться не буду. 168 сд под ударами противника отошла к Сартовало, где была погружена на транспорт Ладожской флотилии и направлена на южное направление Ленинградского фронта, точнее на Невское направление. Слово южное я употребил по отношению расположения 19 ск.

С выводом 168 сд правый фланг 19 ск был обнажен. На смену генерал-лейтенанта Герасимова командиром корпуса прибыл генерал-майор Стариков. Следующий удар противник нанес в стык между 115 и 142 стрелковыми дивизиями и вышел к Ладожскому озеру. 142 сд и 198 мд отрезаны. Штаб корпуса из района Хитола перешел в район Кивиниеми. Находясь еще на старом пункте и наблюдая за сложившейся обстановкой, я установил, что 142 сд и 198 мд не отрезаны, что по этой дороге, где по донесениям командиров 142 сд и 198 мд находился противник, все еще продолжалось движение тыловых подразделений, как

 

74

 

ПЯДУСОВ Иван Миронович

_________________________________________________________________________

 

по направлению к Кексгольму, так и от Кексгольма в 142 сд и 198 мд. Уточнив это, я немедленно доложил командующему армии и просил его приказать немедленно 142 сд и 198 мд отходить с боями на р. Вуокса. Подробно доложил, кто проезжал по якобы отрезанной дороге и что они видели. Ответа на свое донесение в этот день не получил. Утром я был вызван командиром корпуса генерал-майором Стариковым и получил приказание командарма немедленно выехать в расположение 142 сд и 198 мд и на месте принять решение. Распоряжение командирам дивизий о моем полномочии принять решение было дано. Но это же прошли сутки после моего доклада! Выехал на катере по Ладожскому озеру в расположение 142 и 198 дивизий. Командиров дивизий застал з своих блиндажах....

Из беседы с ними узнал, что они давно отрезаны (по их словам). Когда я стал проводить примеры о движении их же тылов туда и обратно сутки тому назад, они в начале отнеслись с недоверием, а потом Крюков 13 заявил, что, возможно, финны это умышленно сделали. Не удовлетворившись этим, я пошел в район НП. Из докладов командиров стрелковых и артиллерийских полков подтвердилось мое мнение, что вчера, т. е. сутки тому назад, совершенно свободно можно было отходить в направлении Кексгольм и что вчера, возможно, дорогу перехватили только одиночные автоматчики противника. Но все в один голос заявили, что теперь этого сделать уже нельзя. Теперь они по-настоящему отрезаны. Переползая и идя по траншеям к передовым частям и беседуя с офицерами и бойцами, все они подтвердили, что вчера они могли свободно пройти даже без боя и что сегодня этого сделать уже нельзя. И правда огонь противник вел убийственный. И не мудрено, на сравнительно небольшом полуострове уплотненные боевые порядки. Полуостров простреливается — прочесывается артиллерийским огнем. Убедившись, что выход с полуострова плотно закрыт и что прорыв будет стоить больших жертв, я отправил донесение командующему армией, где изложил все, что выяснил.

Ответ получил — на месте примите необходимые меры, составьте план вывода из боя, план погрузки и очередность перевозки Ладожской флотилией. Назначьте старшего начальника, а сами немедленно возвращайтесь.

И действительно, кого-то надо назначить старшим, потому, что бой вели каждый самостоятельно. У командира 142 сд полковника Микульского полностью сохранена своя и приданные части. У генерала Крюкова один мотомехполк и один артиллерийский полк. Старшим начальником был оставлен полковник Микульский. Вместе с начальником штаба

___________

 

13 Командир 198-й моторизованной дивизии генерал-майор Крюков В. В.

 


75

 

Воспоминания: Б. Ленинградский военный округ

____________________________________________________________________

 

142 сд т. Уваровым, начальником штаба 198 мд 14 и начартдивами был составлен план; установлена очередность, составлен план прикрытия выхода из боя, противовоздушного прикрытия пристани. Было особо подчеркнуто на погрузку в первую очередь людского состава и материальной части. План шифром был передан командующему армией и утвержден им. В командование вступил командир 142 сд полковник Микульский. Дисциплина и порядок на полуострове был отличный. Каждый боец понимал все значение этого «марша». Можно только удивляться выдержке и упорству в бою. А еще больше надо удивляться тому, как это противник окруженным войскам дал возможность спокойно погрузиться и выйти из боя!! Огонь наших войск не прекращался ни на минуту. Образцово работала артиллерия. Звукометрической станции на полуострове не было, и борьбу с минометами и артиллерией противника вели по звуку, по вспышкам и по провешиванию направлений. В засечках целей участвовали не только артиллеристы — участвовали все. Стрелок, лежащий в окопе, провешивал направление звука выстрела противника и немедленно сообщал артиллеристам.

Густая сеть НП артиллеристов давала возможность быстро и точно определять направление выстрела, а офицерам стрелковых частей, если они обнаруживали цель, не приходилось долго разъяснять, где обнаружена цель, достаточно было отойти несколько шагов и уже на НП артиллериста. Подошла первая баржа. Приступили к погрузке и посадке. Изумительное самообладание, выдержку и настойчивость проявлял комендант посадки начальник штаба артиллерии 142 сд майор Березуцкий. Знал я его как волевого командира и в мирное время, но в этом море огня он был неподражаем. Была получена вторая шифровка командующего армией о моем немедленном отъезде и прибытии на командный пункт корпуса.

Противник, окружив полуостров (слово окружил полуостров хоть и неуместно, но на самом деле это так, противник место посадки мог обстреливать не только минометами и артиллерией, но и пулеметом), основное усилие начал развивать на кексгольмском направлении и теснить правый фланг 115 сд. В прорыве на фронте между Ладожским озером и правым флангом 115 сд действовал пограничный отряд 15. Погранотряд с упорством сдерживал натиск противника. Тактика действия противника пограничниками была в совершенстве изучена. Здесь уже не просочишься. Одно плохо — мало минометов и артиллерии. По мере прибытия артиллерии с полуострова погранотряд немедленно усиливался. Ожили пограничники.

___________

 

14 Начальник штаба 198-й моторизованной дивизии подполковник Синюк П. А.

15 102-й пограничный отряд НКВД СССР. Начальник отряда полковник Донсков С.И.

 

76

 

 

ПЯДУСОВ Иван Миронович

_________________________________________________________________________

 

По прибытии на КП уже не в Хиттолово, а в Саккала, мне вручена телеграмма командарма о сдаче своих обязанностей начарткора и прибытии в штаб армии. Вследствие того, что командир корпуса, зная о моем отзыве в штаб армии, до моего прибытия в штаб корпуса отдал распоряжение начальнику штаба артиллерии т. Казнову и начальнику связи корпуса полковнику Тимофееву немедленно отправиться на полуостров, в расположение 142 и 198 дивизий «наблюдать» за переброской частей корпуса, я не мог выехать в армию и просил командарма разрешить мне остаться в корпусе до прибытия начальника штаба и организовать ввод в бой прибывающих с полуострова артиллерийских частей. Разрешение дано. В прорыве между 115 сд и погранотрядом противник подходил к Вуокси.

Погранотряд с боями отходил к Кексгольму. До сосредоточения и развертывания частей 142 сд, погранотряд был усилен 260 гап. Таким образом, группа ПП погранотряда состояла из двух полков 577 гап и 260 гап, но, несмотря на усиление, погранотряд не смог приостановить наступление противника.

Финны, зная, что корпус не успел еще сосредоточиться вели наступление на узком фронте. Погранотряд в угрозе окружения отошел на Вуокси. Противник и на этом направлении овладел Кексгольм, стремительно продвигался вперед. Подведя итог полуторамесячным боям, надо оказать, что противнику удалось нанести ряд последовательных ударов по 19 стрелковому корпусу, выйти на линию Кексгольм — р. Вуокси. В артиллерии 19 ск потерял 12 — 152 мм гаубиц, причем это нельзя отнести к потерям. Дивизион нанес слишком большие потери противнику, взорвал материальную часть и с честью вышел из боя. Первый дивизион 112-го артиллерийского полка, ведя бой в окружении, взорвал (по докладу командира дивизиона) материальную часть и вышел из окружения.

Если капитан Певнев действительно был окружен и в окружении сумел продержаться двое суток, израсходовал все снаряды и, понеся большие потери и видя, что выхода никакого нет, только тогда с большой мукой решился подорвать материальную часть, то про капитана Вишнецкого16 (командира дивизиона 577 гап) сказать этого нельзя. Дивизион капитана Вишнецкого был окружен редкой цепочкой и имел связь с поддерживаемыми их частями (правда тоже окруженными), имел боеприпасы и почти никаких потерь в людском составе, решил подорвать материальную часть и без боя выйти с так называемого окружения. Это просто трусость. Отходящая колонна этого дивизиона попалась мне навстречу, в начале подумал, что стрелковый полк идет, оказалось, что эту огромную колонну вывел из боя капитан без доклада

___________

 

16 Так в документе. Правильно капитан Вишнев П.М.

 

77

 

Воспоминания: Б. Ленинградский военный округ

____________________________________________________________________

 

даже своему командиру полка. На мой вопрос, где ваша материальная часть? — ответом было молчание. Командир дивизиона промямлил, что держаться не было возможности, а люди вторые сутки ничего не ели. Остановил проходящую кухню, которая на счастье оказалась 577 полка, и приказал кормить людей, а затем отправил в распоряжение командира полка 17 с приказом вернуть матчасть. Командира дивизиона приказал отстранить от командования и произвести расследование. Вот это надо отнести к потерям. Всего артиллерия корпуса потеряла 12 — 152 мм орудий и 2 — 45 мм пушки — подбитые прямой наводкой противника.

Причины успеха противника в первоначальный период войны лежат, прежде всего, в его заблаговременной подготовке, в коварном нарушении мирного договора с Советским Союзом и самое главное в том, что все наше внимание было сосредоточено на отражении гитлеровских полчищ. Гитлеровское командование помогало готовить Финляндии внезапный удар. Финны отлично знали местность в расположении наших войск. Они точно знали не только расположение наших точек, но и систему огня. Финны вели борьбу с открытыми глазами, как бы в своем доме. Зная наше линейное расположение, расположение наших точек, финны смогли сосредоточить превосходные силы, нанести ряд последовательных ударов по 19 ск и разорвали — разобщили фронт 19 ск. Да и немудрено, они отлично знали нашу оборону и знали, что мы не собирались на них нападать.

Но даже в этих условиях — в условиях точного знания нашей обороны и знания об отсутствии резервов у нас, даже в этих условиях финны не могли разбить 19 стрелковый корпус. Смешно сказать — упустили две полуокруженные дивизии! «Дали» возможность произвести перевозку дивизий по Ладожскому озеру, притом получили — имели большие потери в живой силе и технике.

Через сутки после организации групп — создания артиллерийской группировки — сдал обязанности командующего артиллерией стрелкового корпуса начальнику штаба (к этому времени он возвратился с полуострова), я выехал в штаб армии, где вступил в исполнение обязанностей командующего артиллерией армии. Противник начал сосредотачивать свои войска против 50 ск. Мое внимание было сосредоточено на действии артиллерии 50 ск и такого внимания артиллерии 19 ск, как прежде, я уделять не мог. Начались бои в полосе 50 стрелкового корпуса.

Уезжая в армию, у меня была какая-то раздвоенность. Жаль — бесконечно жаль понесенных неудач и гордость за людей. Герои же ведь люди!!! И как они дрались! В группе пехотной поддержки 461 стрелкового полка почти все наблюдательные пункты батарей и дивизионов

___________

 

17 Командир 577-го гаубичного артиллерийского полка майор Федотов Ф.Я.

 

78

 

ПЯДУСОВ Иван Миронович

_________________________________________________________________________

 

были отрезаны противником. Не имея связи друг с другом и со своими огневыми позициями, голодные, они в течение двух дней вели ожесточенный бой в окружении и к концу второго дня прорвались и вышли к своим огневым позициям. В этих условиях командир группы полковник Кривошеенко, тревожась о судьбе личного состава взводов управлений, с редкой выдержкой и упорством умело вел огонь по обеспечению боя 461 сп. Можно прямо сказать, что мужество, уменье и упорство в бою полковника Кривошеенко спасло 461 сп от окружения и обеспечило ему отход на следующий рубеж.

Перед отъездом в штаб армии я уточнил расположение частей на левом фланге и выехал в штаб 23 армии. Подъезжая к Кивиниеми, я услышал бой. Мост у Кивиниеми охранялся разведывательным батальоном 142 сд. На мой вопрос: что здесь происходит? Командир разведывательного батальона18 142-й стрелковой дивизии ответил, что его подразделение ведет бой у г. Раямо-мяки 1,5 км северо-западнее Кивиниеми и что противник вышел к р. Вуокси. К Кивиниеми спешно подходили подразделения 22 укрепленного района. Это временно и спасло положение. Эти подразделения закрыли образовавшуюся брешь между 142 и 115 стрелковыми дивизиями. По прибытию в Кусса, явился к командующему армии генерал-лейтенанту т. Герасимову. От командующего армии узнал о моем назначении командующим артиллерией армии. Находясь еще под впечатлением боев на фронте 19-го ск и докладывая о положении соединений и частей, у меня невольно вырвалось, а ведь этого могло и не быть! И здесь же я напомнил о моем предложении во время транспортировки 142 сд и 198 мд по Ладоге занять оборону по р. Вуокси. Командарм не отвечая на мой вопрос показал мне шифровку, отосланную им Военному Совету фронта. Из шифровки я узнал, что подобное предложение им было сделано, но в какой форме и с каким обоснованием из шифровки узнать не мог.

Ознакомившись с обстановкой, я попросил разрешения выехать в соединения части 50 стрелкового корпуса. Мне это нужно было не только потому, что я лично должен был узнать, на месте, положение артиллерии, но и потому, что ведь корпуса по сути дела не существовало. 43 и 123 стрелковые дивизии подчинялись непосредственно командующему армии. Управление корпуса в первые дни войны Ставкой было выделено на организацию армейского аппарата. Разрешение на мой выезд в 123 и 43 дивизии было дано. Здесь же выездом командарм 23 предупредил меня, что сам он часа через полтора выезжает на ВПУ армии, и что я должен буду прибыть туда.

_________

 

18 Командир 172-го отдельного разведывательного батальона 142-й стрелковой дивизии полковник Колыбанов Я. И.

 

79

 

Воспоминания: Б. Ленинградский военный округ

____________________________________________________________________

 

По дорогам от фронта в тыл и из тыла к фронту шло нормальное для боевой обстановки движение. Гул минометных и артиллерийских разрывов все время нарастал. 43 и 123 стрелковые дивизии вели тяжелые бои. Первый, кого я встретил, был начартдив 43 полковник Лукин. Полковника Лукина до войны встречал два раза: на сборах в мае месяце 1941 года и при проверке мною по приказу штаба артиллерии округа, артиллерии 43 сд.

На меня он тогда произвел хорошее впечатление: дисциплинирован, без сухости сдержан, внимательный и вдумчивый командир. На этот раз я был несколько удивлен его взволнованным и раздраженным видом. Даже при докладе обстановки мое удивление не проходило. На мой вопрос, где командир дивизии19 пренебрежительно и отчужденно махнул рукой. Подробно расспросить не удалось. К т. Лукину подходили командиры стрелковых и артиллерийских полков. Из докладов я узнал, что противник с началом военных действий и до второй половины июля перед фронтом дивизии вел бой на отдельных направлениях и только со второй половины июля начал вести бои по всему фронту. Первый удар он нанес в направлении Сяккиярви — Сурпеля, Сантайски и вышел на берег Финского залива. Второй удар нанес в направлении Тиенхара, Выборг. Встреча и разговор происходил в лесу юго-восточнее Выборг — точно где не помню.

Боевые порядки артиллерии находились по опушкам леса, юго-восточнее Сяйне, на северной и северо-восточной окраинах Сяйне.

Потери в материальной части: три полковых (76 мм) орудия, две 45 мм пушки и два 82 мм миномета. Потери в людском составе в дивизиях незначительные. Управление артиллерией к этому моменту было централизовано в руках начартдива. Видя, что распоряжения полковника Лукина правильны и соответствуют сложившейся обстановке, и связь со штабами полков была устойчивой, как проводная, так и по радио. Предупредив т. Лукина, чтобы он меня ожидал на этом же месте, сам направился в штаб дивизии, расположенный невдалеке от места нашей встречи. В штабе хотел точно нанести обстановку на карту и выяснить взаимоотношения т. Лукина с командиром дивизии, т.к. т. Лукин явно уклонился от прямого ответа, и затем уже отправиться к командиру дивизии вместе с начартдивом. В штаб дивизии мне надо было идти еще и потому, что командиры стрелковых полков, минуя штаб и командира дивизии, получали указания от полковника Лукина. Указания я находил разумными и соответствующими данному положению и видел, что командиры стрелковых частей внимательно выслушивали эти указания и охотно шли выполнять их. Я был рад, что потери в артиллерии незначительны, и управление артиллерией в надежных руках, однако

___________

 

19 Командир 43-й стрелковой дивизии генерал-майор Кирпичников В. В.

 

80

 

ПЯДУСОВ Иван Миронович

_________________________________________________________________________

 

уклончивость командиров от ответа, что делает командир дивизии, меня явно тревожила. Не успел отойти и пятидесяти метров, как на то место, где я оставил начартдива, был произведен огневой налет. Навстречу мне шел офицер штаба дивизии, который доложил, что штаб дивизии и штаб артиллерии дивизии меняют командный пункт, а он послан начальником штаба дивизии к полковнику Лукину с докладом и для связи со штабом. Почему не к командиру дивизии? Офицер штаба мне ответил, что командир дивизии второй день никого к себе не пускает и пьет. Кто видел, что он пьян? Никто. К нему никого не пускают. Только полковник Лукин заходит, но каждый раз выходит оттуда злой. Я с офицерами штаба быстро направились к полковнику Лукину и к командиру дивизии. На оставленном мной месте полковника Лукина не было. Офицер связи повел меня к командиру дивизии. На встречу два санитара и медсестра несли носилки. На носилках весь залитый кровью лежал т. Лукин.

По моему знаку носилки опустили на землю. На мой вопрос, где и как это произошло, медсестра ответила: «После вашего ухода полковник Лукин отправился к командиру дивизии. Через минут пять-шесть побежала туда и я. За несколько шагов до палатки генерала я слышала гневные и громкие слова полковника — вы притворяетесь пьяным и целую неделю не командуете дивизией. Это похоже или на трусость или еще хуже, и с этими -словами выскочил из палатки и направился на свой пункт, туда, где Вы с ним разговаривали. Не успел он отойти и десяти шагов, как был осколком мины ранен в живот». Т. Лукин открыл глаза и с трудом произнес «Там, кажется, предательство». Медсестре приказал бережно нести полковника на ближайший пункт медицинской помощи, а сам с офицером штаба побежал по указанному направлению, к палатке Кирпичникова. Навстречу шла группа 5-6 человек кр-цев. По словам сестры, они несли охрану палатки. На мой вопрос — где командир дивизии? — удивленно переглянулись. Старший ответил, а разве вы его не встретили? Он недавно — минуты две тому назад вышел из палатки, приказал мне вести группу к-цев за ним и ушел вот по этой тропинке, по которой пришли вы сюда. Нет, вы его должны были встретить! Идти к палатке было невозможно. Противник начал сильный обстрел, а в просветах деревьев мелькали фигуры финнов. Густые заросли укрыли нас, и мы вовремя унесли ноги.

Офицерам штаба дивизии я приказал немедленно идти в штаб и доложить обо всем начальнику штаба, а сам направился на наблюдательный пункт командира полка подполковника Кабачинова. Подполковник знал уже о ранении начартдива. Его НП находился вблизи наблюдательного пункта Лукина. В обстановку вводить его не нужно было, он ее знал лучше меня. Т. Кабачинову я приказал вступить в исполнение обязанностей начартдива и выполнять задачу, поставленную т. Лукиным, сам же выехал на ВПУ армии в Мякеля. На ВПУ застал командира взвода

 

81

 

Воспоминания: Б. Ленинградский военный округ

____________________________________________________________________

 

связи, который руководил снятием проводов. Командир взвода вручил мне письменное распоряжение командарма о немедленном моем выезд в Усикиркко, где был промежуточный узел связи армии.

В районе Мякеля встретил командира 101 ап 20. 101 ап прикрывал выход из боя частей 123 сд, вел борьбу с артиллерией и минометам противника в районе ст. Кямяри. Ознакомившись с обстановкой перед фронтом дивизии и положением в дивизии, а также и перед фронтом 19 ск, я указал командиру полка на необходимость более тесной связи с частями 123 сд, усиления прикрытия огневых позиций и немедленного перемещения боевых порядков к югу. Взгляды наши в оценке обстановки полностью совпали и, условившись о перемещении боевых порядков по рубежам, я выехал в Усикиркко. Движение по шоссе Ленинград -Сестрорецк — Выборг было нормальное. Перед моим отъездом прошла колонна с боеприпасами в 43 сд. Каково же было мое удивление, когда не доезжая одного км до Сумма, машина была обстреляна автоматным огнем. Две пули попали в кузов машины (к счастью, не в мотор). Воистину повезло... На всю жизнь запомнил, что кратчайшая дорога не всегда ведет к цели, и что информация только что проехавших не всегда бывает верна. И «только что» имеет какой-то промежуток, который не известен проехавшим.

В Усикиркко узнал, что командный пункт армии переместился в Агалатово. По пути в Агалатово, перебирая в памяти весь ход боевых действий за полтора месяца, я видел основное зло в построении обороны на глазах у противника и занятие ее тремя дивизиями (43, 123 и 142). 115-ю я не считаю. Она пришла на Карельский перешеек к началу боевых действий и не смогла изучить свою полосу обороны. Да если бы офицерский и рядовой состав и изучил бы свою оборонительную полосу, все равно общее положение от этого не улучшилось бы. Протяжение обороны армии по переднему краю (госграница) было более 200 км. Следовательно, полоса обороны каждой стрелковой дивизии была более 50 км. При таком положении говорить об устойчивой обороне было невозможно. Это ничто иное как пренебрежение противником. Пренебрегать даже «малым» пр-м нельзя. Тем более нельзя пренебрегать противником, действующим на территории, которую он получил и приспосабливал к обороне на протяжении двадцати лет.

Если учесть, что часть финнов нелегально проживала на Карельском перешейке и являлись резидентами различных государств, станет понятным, что наше расположение, расположение оборонительных сооружений и огневых точек они знали отлично. Сказанное мной

____________

 

20 Командир 101-го Краснознаменного гаубичного артиллерийского полка подполковник Жданов Н.И.

 

82

 

ПЯДУСОВ Иван Миронович

_________________________________________________________________________

 

подтвердили и карты, найденные в финских землянках (офицерских) при нашем наступлении в 1944 году. На этих картах совершенно точно нанесена вся система нашей обороны.

Едучи в штаб армии, сопоставляя виденное мной, и, очевидно, в сотый раз анализируя действие артиллерии, я не видел каких либо существенных ошибок. Командиры частей и подразделений хорошо были подготовлены в тактическом и стрелково-артиллерийском отношении. Личный состав подготовлен хорошо и действовал умело и самоотверженно. В искусстве стрельбы, в маневре огнем наши артиллеристы значительно превосходили противника, и все-таки факт на лицо. Мы «шли» к старой границе. Сила обороны заключается в наиболее выгодном использовании всех видов огня местности и инженерного дела. Как эти справедливые требования устава применить в данных условиях? Была ли оборона на Карельском перешейке на нормальном или на широком фронте? Нет!

Если в мирное время не построили оборонительной полосы там, где ее следовало построить, то с началом военных действий немедленно надо было перейти к единственному (в этих условиях) виду ведения боя – к подвижной обороне. Мы занимали оборону по всему фронту, противник вел наступление по балкам, лесным чащам и болотам, да и наступал мелкими группами (правильно сказать проходил) с целью выхода в тыл и создания условий для изоляции и окружения отдельных очагов. При подвижной обороне противник не смог бы создать таких условий, а сам бы попадал в условия окружения или в огневые мешки и уничтожался бы по частям. Слепое следование нормам, правилам без учета условий и особенностей во всех случаях приводило к плачевным последствиям, а в военном деле в особенности.

Правил и норм ведения оборонительного боя армии в полосе шириной более 200 км никто не устанавливал. Значит, надо было к общим уставным указаниям подойти творчески, а не слепо применять их в данных условиях. Смешно требовать проведения контрартподготовки на фронте более 200 км в условиях лесисто-болотистой местности, однако такое требование с началом боевых действий имело место.

По прибытии на командный пункт армии в Агалатово, сразу же доложил командарму о виденном мной и свою оценку обстановки. Оценка обстановки, сделанная мной, была верна только для левого фланга и только для того времени, в которое я был в 43 стрелковой дивизии, и совсем не верна в момент моего доклада. За это время (за время моего следования на командный пункт) противник овладел ст. Кямяря, Сумма, и не встречая не только сопротивления, а и вообще наших войск, продвигался в общем направлении на Койвисто с целью отрезать 43 и 123 сд и не дать им возможности отхода на юг.

 

83

 

Воспоминания: Б. Ленинградский военный округ

____________________________________________________________________

 

О командире 43 сд сведений все еще не поступало. В штабе армии уверены были в его гибели. Никому в голову не приходило подозревать Кирпичникова в предательстве. Переданные мною слова Начартдива, пытались объяснить тяжелым состоянием полковника — бредом. Уж слишком чудовищным было предположить измену... Только через два месяца предательство и измена Кирпичникова стало фактом. В конце октября месяца 1941 года он выступил по радио с обращением к войскам 23 армии, в котором призывал немедленно прекратить сопротивление. Ленинград де окружен. Немцы беспрепятственно идут к Москве. Дни Советской власти сочтены. Предатель Кирпичников стал готовить разведчиков и диверсантов для перехода через линию фронта и засылки их в тыл 23 армии. Чувство полковника Лукина, чувство патриота, горячо любящего свою родину, не обмануло его. Смерть помешала довести до конца разоблачения изменника. Его не обмануло симуляция пьянства Кирпичникова и притворное сожаление о создавшемся положении. Но фактов у т. Лукина не было. Кирпичников, видимо, знал о настороженности своего начартдива, его недоверии к нему и, воспользовавшись ранением Лукина, приказал охране следовать за ним и, пока снимались посты, сбежал. (Кирпичников несколько дней изорбражал запой, не выходил из палатки самоустранившись от командования дивизией, а затем сбежал к финам. — К.О.)

Положение армии к концу августа и началу сентября было следующим:

142 сд. с боями отходила. Она остановила противника и заняла оборону в полосе: справа Ладожское озеро, слева — восточный берег озера Лемболовское. Передний край проходил по линии маяк Аргул, восточная и южная окраина болота Луми-суо, ручей Вийски-Йоки, Васкелово, отметка 72 на восточном берегу озеро Лемболовское.

123 сд, прорвавшись через кольцо окружения, с боями отходила в направлении Охта и заняла оборону в полосе: справа — западный берег озера Лемболовское и озеро Ройка, слева — Термолово, Охта, Елизаветинка. Передний край проходил от западного берега озера Лемболовское до Ридзалимяки и далее до Рюне-мяки, Кюляятка.

198 сд занимала оборону в полосе: справа — левая граница 123 дивизии; слева — Камешки, Черная речка. Передний край: Кюляятка, отметка 107, Бараки (южные).

9221 стрелковая дивизия, в конце августа из резерва фронта переданная в 23 армию, заняла оборону в полосе: справа — левая граница с 198 стр. дивизии; слева — Аллила, Белоостров, Ольгино. Передний край проходил от отметки 57, по западной опушке леса, что восточнее Александровка.

55 отдельная стрелковая бригада22, прибывшая в первых числах сентября, заняла оборону в районе Сестрорецка.

____________

 

21 Так в документе. Речь идет о 291-й стрелковой дивизии.

22 Так в документе. Речь идет об отдельной пограничной бригаде войск НКВД.

 

84

 

ПЯДУСОВ Иван Миронович

_________________________________________________________________________

 

Артиллерия: 123, 198 и 92 дивизии имели по одному артиллерийскому полку. 142 дивизия имела два артиллерийских полка, впоследствии 260 гаубичный полк был из дивизии изъят и стал армейским полком. Материальная часть 260 гаубичного полка пошла на доукомплектование артиллерийских полков других дивизий, а он был вооружен 152 мм гаубицами-пушками образца 1937 года.

Район огневых позиций: 260 гап в районе Ниж. Никулясы, Катулы, Сала-Кюля.

12323 артиллерийский полк: Мал. Коросары, Грузино, Перемяки.

495 артиллерийский полк 24 в районе: Лемболово, Лавозем, Кюляятка, Елизаветинка.

Артиллерийский полк25 198 б. мотострелковой дивизии в перелесках у Сарженского и Меднозаводского озер.

588 26 артиллерийский полк 92-й стрелковой дивизии занимал огневые позиции в лесу восточнее Мертуть.

Артиллерия 55 бригады в районе Сестрорецка.

22 укрепленный район был довооружен материальной частью и приступил к строительству ДЗОТов.

Система наблюдения и оповещения были доведены до совершенства. Документация в армии была единой. Поверка совершенствования и состояние обороны проводились систематически как днем, так и ночью. В этот период особое внимание было обращено на повышение стрелково-артиллерийской подготовки командиров взводов и младшего командного состава. Мы добивались такого положения, что огонь отдельным орудием и взводом мог вести даже командир отделения связи.

Каждая батарея имела не менее трех огневых позиций и трех наблюдательных пунктов. С основных огневых позиций, как правило, огонь не велся.

Наблюдение было установлено не только за поведением противника на переднем крае, но и за его поведением в глубине. В армии широко применялось выдвижение подвижных наблюдательных пунктов. Высылались наблюдатели с определенным заданием в так называемую «Ничейную полосу», т. е. за передний край, откуда можно было слышать разговор противника в его траншеях. Мы знали время смены наблюдателей,

___________

 

23 Так в документе. Речь идет о 334-м артиллерийском полке 142-й стрелковой дивизии.

24 495-й легкий артиллерийский полк входил в состав 123-й стрелковой дивизии.

25 В состав 198-й моторизованной дивизии входил 704-й гаубичный артиллерийский полк.

26 Так в документе. Речь идет о 838-м артиллерийском полке 291-й стрелковой дивизии.

 

85

 

Воспоминания: Б. Ленинградский военный округ

____________________________________________________________________

 

время поверок офицерским составом боевой готовности войск (кстати сказать, что впоследствии эти поверки носили эпизодический характер), время завтраков, обедов и ужинов. К большому сожалению, у нас было очень мало людей, знающих финский язык.

Результаты наблюдения пехоты, артиллерии и укрепленного района два раза в сутки анализировались в штабе армии, сопоставлялись, и если нужно было, то высылались специальные наблюдатели от штаба армии для уточнения противоречивых сведений.

Во время длительной обороны армия превратилась в своеобразную боевую школу. На территории армии размещались фронтовые резервы. Здесь же, на территории армии — на Токсовском полигоне проводилась подготовка разведывательных поисков и частных операций. На Токсовском полигоне проводилась подготовка прорыва блокады, организация взаимодействия, постановка огневого вала, движение пехоты и танков за огневым валом. Организатором таких учений был командующий артиллерии фронта генерал-майор Одинцов Г.Ф.

Однако вернемся к сентябрю 1941 года.

С выходом армии к 22 укрепленному району в поддержку левого фланга армии была включена часть артиллерии Балтийского флота. Балтийский флот во время блокады Ленинграда нес огромную работу по поддержке наземных войск и сыграл большую роль в стойкости блокады и ее прорыве.

Для поддержки 23 армии в оперативное подчинение ей была выделена артиллерия двух ближайших фортов, часть корабельной артиллерии и четыре 180 мм батареи (4 орудия) на железнодорожных платформах. Две батареи на железнодорожных платформах базировались на ст. Левашево, а две на станцию Пери. Вернее, на железнодорожную дугу Осельки — Кискилево. Правда, эти две батареи в армии были недолго и распоряжением командованием фронтом перебазировались на Невское направление.

Состав артиллерии Балтийского флота, приданной в оперативное подчинение армии, был следующий:

180 мм орудий на железнодорожных платформах            — 4.

от фортов и корабельной — 155 мм пушек           — 16

                                                           130 мм пушек — 16

                                                           120 мм пушек — 18

                                                           Всего                     54 орудия.

Для более правильного использования морской артиллерии в штаб артиллерии армии был выделен от Балтийского флота капитан первого ранга (артиллерист) Зевельт Н.Н. через него и проходила вся работа поддерживающей армию артиллерии. Связь с Кронштадтом и двумя ближайшими фортами до Ольгино осуществлялась по подводному кабелю,

 

86

 

ПЯДУСОВ Иван Миронович

_________________________________________________________________________

 

от Ольгино и до командного и наблюдательного пунктов обычным способом. Линии связи обслуживали моряки. Связь была надежной и на протяжении всего времени работала бесперебойно.

Постановка задачи поддерживаемой артиллерии проходила на наблюдательном пункте армии, непосредственным исполнителем являлся капитан Зевельт. Карта разбивалась на квадраты, которые именовались различными названиями или давалась условная нумерация им. Доставка кодированной карты в Кронштадт и на форты осуществлялась через офицеров связи.

После установления взаимодействия была проведена пристрелка. Пристрелка обычно проводилась одним орудием от группы и, как правило, одним выстрелом, и затем вводились поправки, цели давались соответственно калибрам. Кстати о соответствии..., вспомнился случай из прорыва блокады. Перед прорывом мной ставилась задача морской артиллерии. Адмирал внимательно записывал называемые цели, но вот упомянулась 75 мм батарея, и обстановка изменилась. Адмирал резко ответил «Это ваша цель! Давите ее своей артиллерией». Почему?, «по инструкции не положено». Значит, мала? «Да, мала!» Т. адмирал, не все ли равно: солдату, офицеру, вам, мне, каким калибром нас ранят? Ответ был «не моя цель»... «инструкцией запрещено по таким мелким (малым) целям стрелять». Пришлось переменить цель.

В повседневной жизни целями для артиллерии Балтийского флота являлись: артиллерийские батареи противника от 75 мм и выше, командные пункты и районы скопления войск противника. Во время частных операций на эту артиллерию возлагалась борьба с артиллерией противника и подавление отдельных очагов сопротивления. Цели, как правило, давались не ближе 500 метров от переднего края. Надо отдать должное, морская артиллерия работала четко и на вызов огня реагировала быстро.

Взятие Белоострова. В конце сентября фронтом была поставлена задача овладеть Белоостровом. И пора... Нахождение противника в Белоострове ставило под угрозу Сестрорецк. С наступлением холодов и покрытием Сестрорецкого и Финского заливов льдом, противник смог бы обойти Сестрорецк, отрезать и овладеть им. Задачу по овладению Белоострова командование армии возложило на 92 сд (к-р дивизии полковник Буховец), которая для этой цели была усилена отрядом морской пехоты. Наблюдательный пункт армии находился в ДОТе на западной окраине Каменка. После короткой, но мощной артподготовки началось наступление. Началось... так, по крайней мере, думали творцы этого наступления, но не так думал командир отряда морской пехоты. На вопрос командарма, почему отряд не переходит в наступление? тот ответил, что не получил орудий сопровождения.

 

87

 

Воспоминания: Б. Ленинградский военный округ

____________________________________________________________________

 

А ваш доклад штабу армии и лично мне? Вы же докладывали, что все орудия сопровождения прибыли в ваше распоряжение! Ошибся, был ответ командира отряда. Командарм — вас же поддерживает два артиллерийских полка, минометы и артиллерия 92 стрелковой дивизии и морская артиллерия... что вам еще нужно? В ответ последовало – сейчас начну наступать.

Приказал продолжать подавлять минометный и ружейно-пулеметный огонь противника, держать под огневым наблюдением его артиллерию, сам по указанию командира направился в отряд морской пехоты, чтобы на месте установить причину задержки наступления и верно ли, что артиллерия сопровождения не прибыла в морской отряд... Самое же главное, необходимо было выяснить, почему не вышел бронепоезд. Подойдя к перекрестку шоссе и железной дороги (300 метров юго-западнее Каменки), увидел бронепоезд, который с места вел огонь по Белоострову. Командир бронепоезда доложил, что путь разбит и дальше двигаться нельзя. Сознаюсь, не поверил. Утром путь был исправлен. Сел в бронепоезд, приказал двигаться вперед. Оказалось, что командир бронепоезда прав. В 100 метрах от перекрестка путь железной дороги был разбит. И странное дело, воронок от артиллерийских разрывов на полотне железной дороги не было, рельсы же скрючены и в местах стыков разъединены. Двигаться нельзя. Командиру бронепоезда приказал занять прежнюю позицию и вести огонь по южной окраине Белоострова, сам, не задерживаясь, быстро направился на наблюдательный пункт командира отряда морской пехоты. Командир отряда сидел в окопе и, прикрытый палаткой, докладывал по телефону командарму о продвижении и подходе отряда к Белоострову. На самом же деле, отряд находился на исходном положении и в наступление не переходил. Он не мог этого сделать, так как противник не был подавлен в Белоострове. Все подвалы враг использовал как укрытие и как огневые точки. Огонь велся прицельный, и подняться из траншеи было невозможно. При таком положении о наступлении не могло быть и речи. Командир отряда, не видя меня, продолжал по телефону импровизировать продвижение отряда. Отнял телефонную трубку у подполковника, доложил командующему о действительном положении отряда и просил немедленно отменить — отложить наступление.

Командир отряда ничего общего с военным делом не имел. Вся служба его (как после выяснилось) проходила на складах, базах и канцеляриях. Не имея нужных знаний и попав под сильным огнем противника, растерялся. Растерянность его была не от трусости, а от незнания природы боя и неумения руководить людьми. Слушая мой доклад командарму по телефону и не обращая внимания на сильный обстрел, он растерянно смотрел на меня и, не обращая внимания на сильный

 

88

 

ПЯДУСОВ Иван Миронович

_________________________________________________________________________

 

обстрел, вылез из окопа и, поднявшись во весь рост, стал осматривать поле боя и те места, о которых он докладывал на наблюдательный пункт армии. Человек, который дрожал бы за свою шкуру, так бы себя не вел. И погиб он бессмысленно. Возвращаясь на свой командный пункт, вместо того, чтобы обойти обстреливаемое пространство, он шел через него и был убит.

Ночью в распоряжение армии прибыл батальон танков. Артиллерийский полк 92 сд, полковая и батальонная артиллерия стрелкового полка в полосе которого происходило наступление, была поставлена на позиции для стрельбы прямой наводкой. Проведена тщательная организация взаимодействия пехоты, артиллерии и танков. На другой день наступление возобновилось. После тридцатиминутной артиллерийской подготовки, пехота и танки перешли в атаку и Белоостров был взят. Правда пьяные одиночки смертников шуцкоровцев с чердаков и подвалов еще вели бессмысленный огонь. Нет, эти «молодчики» не были представителями трудолюбивого финского народа, эта банда была из породы осадчих на Карельском перешейке. Из них же в 1939-1940 году вербовались так называемые «кукушки». Характерно, что при серьезном положении эти "кукушки" превращались в трусливых зайцев. В 1941-1944 годах они уже не куковали. Можно удивляться только, как это финский народ позволили правительству втянуть себя в войну, а еще больше тому, как эти преступники остались на свободе после войны. Накануне войны финские правители находились в трансе. Ели у Гитлера эта болезнь врожденная, то финских правителей можно было излечить изоляцией. Последствия болезни «правителей» вынес на своих плечах народ.

В октябре и ноябре месяцах вокруг Ленинграда создалась прочная и жесткая оборона. Тыла не стало. Все превратилось в сплошной фронт и трудно сказать, где было опасней — на переднем крае или на улицах города. На переднем крае видимая и всегда ожидаемая опасность, на улицах города неожиданные огневые налеты. Жители города разделяли и несли с воинами все тяготы фронта. Народ не пассивно жил, народ боролся.

С каждым днем борьба становилась упорней и ожесточенной, а потери противника становились все больше и больше. Даже кухня обервраля Геббельса была в затруднительном положении.

Артиллерия в блокаде. Самое опасное в обороне тишина. Она убаюкивает и притупляет бдительность. Однажды, проверяя наблюдение в районе Коросары, зашел на наблюдательный пункт одного из дивизионов. На пункте никто не встретил. Поднялся на вышку. Телефон и журнал наблюдения на месте, но вышка пуста — ни одного наблюдателя. После узнал, что командир взвода управления ушел с командиром стрелкового батальона изучать район предстоящего действий разведки. Зашел

 

89

 

Воспоминания: Б. Ленинградский военный округ

____________________________________________________________________

 

в землянку. Когда я открыл дверь, то заметил — около десяти человек сидело на нарах у печки и о чем то беседовали. Окон в землянке нет. Темно. На меня никто не обратил внимания, сел и я. Один из бойцов стрелкового полка рассказывал о своем дежурстве «Стою это я на посту и вижу, как на той стороне Вийс-Йоки наблюдатель финн нервно ходит по траншее. А время было обеденное. Русь, пошли обедать, видно ваши и наши забыли про нас, я ничего не ответил. Финн постоял немного, махнул рукой и ушел вглубь леса». У меня волосы дыбом стали. Вышел из землянки и думаю, а что же будет завтра? Нет, в обороне спокойно жить нельзя. Оборона в тысячу раз тяжелее наступления, а спокойная оборона и потеря бдительности несет катастрофу. Запас боеприпасов с каждым днем уменьшался. Подвоз с «большой земли» был сопряжен с огромными трудностями. Установлен жесткий лимит. Подготовка каждого выстрела была похожа на аптекарское взвешивание. Несмотря на эти условия, артиллерия не молчала. Началось снайперовское движение В этот отрезок времени исключительно большой размах приняло применение орудий прямой наводки. Были случаи, когда для проведения поиска с целью захвата пленных на 1 километре фронта выставлялось до 40-50 орудий на прямую наводку. Неся большие потери от огня орудий прямой наводки, противник начал охотиться за ними. Пришлось спаривать, а иногда и страивать выставляемые орудия. Делалось это так: выбирались (намечались) одна или две цели, подготавливались две или три огневые позиции для стрельбы прямой наводкой, и в назначенное время выкатывались два (три) орудия на подготовленные позиции, одно из них приступало к разрушению намеченного объекта, а одно или два были в готовности к открытию огня по противнику, пытавшемуся вести огонь по стреляющему орудию. При таком способе ведения огня достигалась полная безнаказанность. После уничтожения или разрушения цели орудия прямой наводки закатывались в укрытия (в так называемые конверты), гарантирующие безопасность при прямом попадании 122 мм снаряда.

Такой способ ведения огня применялся систематически, и противник нес большие потери от него. К блиндажу, ДЗОТу или наблюдательному пункту идут траншеи и ходы сообщения. При начале разрушения противник оставлял объект и по траншеям уходил от него. Огонь орудий прямой наводки по противнику, отходящему по траншеям, был мало действителен. Пришлось дополнить его минометным огнем. С началом разрушения цели прямой наводкой открывался минометный огонь по траншеям. Артиллерия с закрытых огневых позиций была в готовности к немедленному открытию огня по артиллерийским и минометные батареям противника. Движение противника днем совершенно прекратилось. Разрушением укрытий, блиндажей, наблюдательных пунктов

 

90

 

ПЯДУСОВ Иван Миронович

_________________________________________________________________________

 

и землянок попутно достигалось уничтожение живой силы и техники. При таком способе ведения огня достигался большой эффект. С каждым днем злоба к гитлеровским захватчикам и их приспешникам росла. Советский народ вел справедливую освободительную войну. Даже гнусавый голос финского радиокомментатора перестал восхищаться непобедимостью гитлеровских орд. Опьянение прошло. Наступило раздумье. Приумолкли финны. Октябрь и ноябрь месяцы ушли на создание жесткой и прочной обороны. Карельский перешеек, как и весь Ленинградский фронт, превратился в непреодолимый барьер. Ленинград жил. Это была не пассивная жизнь в ожидании помощи извне, а жестокая борьба. Тыла не стало. Все превратилось в сплошной фронт, и трудно сказать, где было опасней — на переднем крае или на какой-либо улице Ленинграда. На фронте ощутимая и видимая опасность. Здесь, на улицах города, неожиданные налеты. Началась небывалая в истории героическая борьба «осажденных». Борьба с каждым днем становилась все больше и больше, а поражение, наносимое противнику, становилось все больше и больше. Нет, город и фронт не пассивно ждали помощи. Они боролись, работали и готовили победу.

Советский народ не помышлял о войне, он был занят мирным созидательным трудом. Кому-кому, а финским правителям это было больше всех видно. Все оборонительные работы проходили на глазах у соседа. Сам факт проведения оборонительных работ открыто и на самой границе наглядно свидетельствовал о мирной политике Советского Союза. Нам нечего было скрывать, а финнам опасаться. Нельзя же было думать, что три советских дивизии, расположенные на Карельском перешейке, могли угрожать финнам! Только слепые могли этого не видеть. Но подголоски Гитлера в Финляндии не были слепы. Руководители правительства были просто преступники. Они нарушили мирный договор и ввергли свою страну в бессмысленную и вредную войну.

Можно удивляться терпению финского народа, что это преступники свободно разгуливают на свободе. Календарно изложить ход боевых действий на Карельском перешейке не представляется возможным. Архивных данных, относящихся к этому периоду, в моем распоряжении нет. Да их, кажется и вообще нет.

____________________________________________________________________________

 

ЦАМО, фонд 15, опись 725588, дело 29, листы 225-263.

 

91

 

 

КОНЬКОВ

Василий Фомич

 

12.04.1901-27.03.1993

___________________________

 

Родился в с. Троицкое (в настоящее время Рязанская область).

Окончил повторные курсы среднего командного состава при Московской пехотной школе (1925), курсы усовершенствования командного состава «Выстрел» (1931), основной курс Высшей военной академии имени К.Е.Ворошилова (1949).

Красноармеец команды пеших разведчиков 509-го стрелкового полка Западного фронта (с марта 1920 г.), с января 1921 г. курсант учебной команды 4-го запасного стрелкового полка, с апреля 1921 г. старшина роты, затем помощник командира взвода в учебно-образцовом стрелковом полку Московского военного округа.

В марте 1923 г. назначен командиром взвода в этом же полку (позднее полк был переименован в 40-й стрелковый полк 14-й стрелковой дивизии), затем помощник командира роты там же.

После окончания повторных курсов, с августа 1925 г. командир роты в том же полку, в сентябре 1926 г. назначен командиром роты 2-го отдельного Вятского территориального стрелкового полка. С октября 1928 г. начальник школы младших командиров 6-го отдельного стрелкового батальона 2-го отдельного Вятского территориального полка.

После окончания курсов «Выстрел», с июля 1931 г. помощник начальника штаба 2-го отдельного Вятского территориального полка, с октября 1931 г. начальник полковой школы 145-го стрелкового полка 49-й стрелковой дивизии, с февраля 1933 г. начальник штаба этого полка. В августе 1937 г. назначен командиром 251-го стрелкового полка 84-й стрелковой дивизии, в июне 1938 г. — командиром этой дивизии. С июля 1940 г. командир 115-й стрелковой дивизии.

В начале Великой Отечественной войны в той же должности, с сентября 1941 г. командующий Невской оперативной группой, с октября 1941 г. заместитель по тылу командующего войсками 30-й армии. В январе 1942 г. назначен заместителем по тылу командующего войсками 39-й армии, в июне 1942 г. заместителем по тылу командующего войсками 29-й армии (с февраля 1943 г. — 1-я танковая армия, с апреля 1944 г. — 1-я гвардейская танковая армия).

После окончания Великой Отечественной войны в той же должности (в июне 1946 г. армия преобразована в 1-ю гвардейскую механизированную

 

92

 

КОНЬКОВ Василий Фомич

______________________________________________________________________

 

армию). С января 1950 г. начальник тыла Закавказского военного округа. В феврале 1952 г. назначен начальником управления службы тыла управления тыла Военного министерства СССР, с мая 1953 г. заместитель начальника штаба тыла Министерства обороны СССР. С апреля 1954 г. старший военный советник начальника тыла Войска Польского, с мая 1955 г. генерал-инспектор инспекции тыла Главной инспекции Министерства обороны СССР. С мая 1957 г. в распоряжении Главного управления кадров Министерства обороны СССР.

Уволен в запас по приказу министра обороны СССР № 01825 от 05.08.1957.

Майор (1936), полковник (приказ НКО СССР № 641/п от 20.03.1938), комбриг (приказ НКО СССР № 04585 от 04.11.1938), генерал-майор (постановление СНК СССР № 945 от 04.06.1940).

Награды: орден Ленина (30.04.1945), орден Богдана Хмельницкого II степени (25.08.1944), орден Красного Знамени (21.03.1940) [медаль "За оборон? - OCR]у Москвы" (01.05.1944), медаль «За победу над Германией» (09.05.1945), медаль «За освобождение Варшавы» (09.06.1945), медаль «За взятие Берлина» (09.06.1945), медаль «30 лет Советской Армии и Флота» (22.02.1948).

Похоронен на Ново-Кунцевском кладбище г.Москвы.

 

93

 

Воспоминания: Б. Ленинградский военный округ

____________________________________________________________________

 

СЕКРЕТНО

Экз. № 1

НАЧАЛЬНИКУ ВОЕННО-НАУЧНОГО УПРАВЛЕНИЯ1

На Ваш № 168571 от 31.1.56 г.

По Вашей просьбе сообщаю Вам воспоминания о боевых действиях 115 стр. дивизии в начальный период войны.

Ввиду того, что боевые действия проходили 15 лет тому назад, поэтому некоторые детали боя или действия отдельных лиц и подразделений вспомнить не представляется возможным.

Кроме того, Вы просили материал к 1 марта, в моем распоряжении было мало времени, большей частью находился в командировках, в войсках, поэтому выполнить Вашу просьбу пришлось только в июне м-це

Отвечаю кратко на поставленные Вами вопросы:

  1. 115 стр. дивизия, в основном, была укомплектована по штатам военного времени периода 1940-41 гг.

Из состава дивизии были взяты и направлены один стрелковый полк (708-й) в район Сортавала и саперный батальон на полуостров Ханко.

Таким образом, к началу боевых действий на границе 115 сд была в составе двух стр. полков /576 и 638/, 313 арт. полка, батальона связи, разведывательного батальона и оиптд2.

  1. Дислокация частей и уровень подготовки. В мае м-це 1941 г. дивизия сосредоточилась в районе Ванхала, Маттила, Энсо, Яски, Кирву, Нотко и приступила к постройке батальонных районов обороны. Подготовка частей и штабов по тактической подготовке — хорошая, по стрелковой — удовлетворительная.

Полевой выучке способствовало:

— в июне 1940 г. дивизия участвовала в освобождении Литовской ССР;

— в декабре 1940 г. и январе 1941 г. дивизия совершила марш на 750 км из г. Тельшай Литовская ССР в г. Кингисепп Ленинградской области. Во время марша проводились батальонные /отрядные учения. В период этого перехода с различной зимней температурой / -9° -38°/ личный состав закалился. Штабы и командиры получили хорошую практику управлять своими частями и подразделениями.

— в мае м-це 1941 г. дивизия комбинированным маршем совершает переход из р-на Кингисепп, через Ленинград, на Карельский перешеек в р-н Ванхала, Энсо, Кирву с решением учебных вопросов, с отработкой взаимодействия с авиацией и др.

___________

 

1 На листе имеются пометы: 1/ т.Платонову. 14.6. Автограф Покровского; 2/ Материал использован. В дело. Автограф Лябина.

2 Состав дивизии приведен по документу. Не упомянут 371-й гаубичный артиллерийский полк.

 

94

 

КОНЬКОВ Василий Фомич

______________________________________________________________________

 

Проводимые эти мероприятия позволили повысить полевую выучку личного состава и натренированность в руководстве частями и подразделениями командиров и штабов. Особенно было уделено внимание роли командиров батальонов во взаимодействии с командирами арт. дивизионов.

  1. С выходом на Карельский перешеек дивизия имела задачу оборонять государственную границу в занимаемом районе.

Ширина полосы обороны примерно составляла свыше 40 км, которая была разбита на полковые участки и батальонные районы обороны. Отдельные, наиболее важные места по направлениям подготавливались как опорные пункты.

Передний край полосы обороны проходил в непосредственной близости к государственной границе.

Промежутки между батальонными и ротными районами обороны в лесистой местности составляли от 1-го и более км. При этих условиях дивизия двух-полкового состава была в одном эшелоне, все было вытянуто в линию, дивизионного резерва, кроме РБ — не было.

Оборонительные сооружения готовились силами частей полевого типа.

Долговременные железо-бетонные сооружения в полосе дивизии были в районе Энсо. Места КП частей располагались в 5 км, а КП дивизии в начале сосредоточения Кирву, с началом боя /примерно/ Харьюла. Учитывая большую ширину полосы обороны и начертание грунтовых дорог, идущих к частям, эти районы были удобными для управления.

Особенности организации обороны на широком фронте в условиях лесисто-болотистой местности заключались в том, что вся полоса обороны была разбита на батальонные районы обороны. Поэтому, главным образом, были надежно прикрыты основные направления батальонами, а промежутки охранялись подвижным охранением. Основными недостатками в подготовке полосы обороны были: слишком близко к границе выходил передний край; не было усиления инженерных частей, подразделений и необходимых средств; отсутствие подвижных резервов.

В последствии эти недостатки отрицательно сказались на ходе боя.

  1. Дивизия приведена в боевую готовность распоряжением штаба Ленинградского военного округа, как только стало известно, что наши западные границы были нарушены немецко-фашистскими войсками.

Части дивизии заняли подготовленные районы обороны и в течение месяца совершенствовали оборону, вели наблюдение и готовились к боям.

  1. Дивизия вступила в бой — с началом наступления финских войск.

Главная группировка противника нанесла свой удар на правом фланге, в стык двух дивизий корпуса, на Хитола.

Противник пытался обходом с Восточной стороны отрезать Ур. Энсо, но его вторжение было выбито нашими подразделениями.

 

95

 

 

Воспоминания: Б. Ленинградский военный округ

________________________________________________________________________

 

Основной недостаток боевой обстановки перед началом боя заключается в том, что мы не имели данных о группировке противника и его намерениях, а это в известной мере лишало возможности командиров частей и дивизии строить реальные расчеты боя. Разведка мелких поисковых групп положительных результатов не давала.

  1. Краткий обзор хода боевых действий дивизии.

В основном, дивизия вела оборонительные бои на границе.

Как уже раньше указывалось, противник перешел в наступление в стык двух дивизий корпуса в направлении Хитола, имея в виду кратчайшим путем выйти к Ладожскому озеру.

Перед началом наступления наземных войск был применен массированный удар авиации. Оборона была прорвана. Таким образом, противник уже в первый день боя стал распространяться в глубину.

В дальнейшем, не встречая упорного сопротивления в глубине обороны, противник предпринял действия на свертывание нашей обороны по переднему краю, все время заходящими частями в тыл. Эти действия противника обязывали маневрировать подразделениями, снимать с фронта и быстро выдвигаться к флангу.

Если были хотя бы небольшие подвижные резервы в глубине расположения дивизии, тогда можно было бы задержать продвижение противника, и это не дало бы ему возможности свертывать оборону и быстро продвигаться в направлении на Ленинград.

На направлениях Маттила и Энсо противник наступал небольшими силами, и его вторжение в Энсо было выбито подразделениями полка с помощью единственного дивизионного резерва — разведывательного батальона.

На протяжении нескольких дней были упорные бои по центру и на левом фланге дивизии, противнику так и не удалось прорвать оборону на этих направлениях. Единственно опасное положение создалось на правом фланге. Чем дальше в глубь обороны продвигался противник, тем больше растягивалась линия частей дивизии с перевернутым фронтом, вдоль реки Вуокси.

Во время оборонительных боев части дивизии показали свою стойкость, противнику был нанесен большой урон в живой силе.

Используя лесистую местность, противнику удавалось мелкими группами просачиваться на фланги и в тыл наших подразделений, что в известной степени нарушало связь, взаимодействие и расстраивало боевые порядки. Незначительные по силе удара наши контратаки не могли сдержать общее наступление противника.

На протяжении многих дней боя дивизия не имела связи с соседями справа и слева. Не было также и данных о группировке и положении

 

96

 

КОНЬКОВ Василий Фомич

______________________________________________________________________

 

противника на определенное время, отсутствие такой ориентировки отрицательно сказывалось на ходе боевых действий.

В результате прорыва нашей обороны противник зашел далеко в тыл нашим частям.

Положение дивизии было таково: левофланговый полк одним батальном удерживал прежнее положение, а главные силы дивизии растянулись по Сев. Вост. берегу р. Вуокси до К-ка Антреа.

Анализируя обстановку, полагаю, что противник, видимо, имел целью глубоким обходом прижать дивизию к р. Вуокси и рассекающими ударами уничтожить по частям. Боевая обстановка вынудила отвести дивизию за р. Вуокси. Последовало распоряжение командира корпуса3 отходить на Выборг.

Таким образом, оборонительные бои на протяжении многих дней носили упорный и устойчивый характер, в результате которых проник понес большие потери, но не имея необходимых подвижных резервов, подготовленных и занятых нашими войсками в глубине оборонительных полос, противник стремительно развивал свое наступление.

Через несколько дней дивизия сосредоточилась юго-восточнее Выборга в 10-ти км. В этот район прибыл командир корпуса и лично поставил задачу контратакой в сев. восточном направлении задержать наступление противника.

Проведенная контратака не имела успеха. Это объясняется тем, что части соседней дивизии оставили Выборг и у нас в тылу на левом фланге стали появляться части противника, а на утро следующего дня противник перерезал автодорогу в районе Суммы, таким образом дивизия лишилась получения боеприпасов и продовольствия по грунту.

Распоряжение на отход командира корпуса на Ленинград запоздало, и части не могли пробиться в лесисто-болотистой местности без дорог. Таким образом, был вынужденный отход к полуострову Койвисто.

Дивизия оказалась в тяжелом положении — отсутствие боеприпасов, продовольствия и связи со старшим начальником и соседями снизило ее дееспособность. В районе полуострова Койвисто было собрано около 10 тыс. солдат и командиров разных подразделений двух других дивизий с личным оружием.

С полуострова Койвисто дивизия и собранные разрозненные группы других дивизий были эвакуированы самоходными морскими баржами в Кронштадт.

Район посадки в баржи обстреливался противником минометным и пулеметным огнем.

____________

 

3 115-я стрелковая дивизия входила в состав 19-го стрелкового корпуса. Командир генерал-лейтенант Герасимов М.Н.

 

97

 

Воспоминания: Б. Ленинградский военный округ

________________________________________________________________________

 

Стоило больших усилий по наведению порядка в районе посадки личного состава на самоходные баржи, при непосредственном соприкосновении с противником на протяжении трех суток.

Необходимо отметить как отрицательный момент с пополнением. В дивизию раза два-три прибывало пополнение, плохо обученное и без оружия.

 

КРАТКИЕ ВЫВОДЫ.

 

В начале наступления противник собрал преобладающие силы и не встретил серьезного сопротивления, в глубине обороны действовал активно, имел некоторый успех.

115 стр. дивизия в течение многих дней в упорных боях нанесла серьезные поражения противнику. Отдельные подразделения дрались в узлах сопротивления, переходя в контратаки, до последнего патрона. На протяжении всего времени оборонительных боев на границе левофланговый 638 сп, опираясь на Ур. Энсо, не оставил своих позиций.

Очень трудно вспоминать боевые героические дела отдельных командиров, солдат и подразделений через 15 лет, тем более, что никаких записей, к сожалению, не сохранилось.

Некоторым успешным действиям частей и дивизии в целом способствовало то, что части, командиры и их штабы были хорошо подготовлены в тактическом отношении, понимали свою задачу и был проявлен высокий патриотизм своей родине и ненависть к врагу.

Основные причины некоторых неудач в боевых действиях дивизии в приграничном сражении в начальный период войны можно характеризовать следующим:

— мало сил и средств для занятия широкой полосы обороны /свыше 40 км/ в лесистой местности и отсутствие резервов;

— недостаточное взаимодействие между соседними дивизиями и погран. отрядами в ходе боя, особенно, когда противник прорвал оборону;

— отсутствие разведывательных данных о противнике;

— слабая организация материального обеспечения дивизии в ходе боя:

— не было авиационной поддержки и связи с авиационными начальниками;

— отсутствие прочной и бесперебойной связи со старшим командиром и его штабом.

Это все то основное, что сохранилось в моей памяти.

 

ГЕНЕРАЛ-МАЙОР автограф /КОНЬКОВ/

«12» июня 1956 года

_______________________________________________________________________________

 

ЦАМО, фонд 15, опись 725588, дело 29, листы 128-135.

 

98

 

 

ВОСПОМИНАНИЯ

_____________________________________________________________________

 

В. ПРИБАЛТИЙСКИЙ ОСОБЫЙ ВОЕННЫЙ ОКРУГ

 

* Полубояров П.П. — начальник автобронетанкового управления Прибалтийского особого военного округа.

 

* Деревянко К.Н. — помощник начальника разведывательного отдела штаба Прибалтийского особого военного округа.

 

* Афанасьев П.В. — заместитель начальника инженерных войск Прибалтийского особого военного округа.

 

99

 

 

ПОЛУБОЯРОВ

Павел Павлович

 

16.06.1901-17.09.1984

________________________________

 

Родился в г. Туле.

В Красной Армии с ноября 1919 г. Окончил Тульские пехотные командные курсы (1920), школу высшего командного состава автоброневых частей (1920), Ленинградскую автоброневую школу (1926), Казанские автобронетанковые курсы (1931), Военную академию механизации и моторизации РККА (инженерно-командный факультет, 1938), курсы усовершенствования высшего начсостава (1941).

Курсант Тульских пехотных курсов, затем слушатель курсов школы высшего комсостава автоброневых частей. С октября 1920 г. проходил службу в 6-м отдельном танко-автоброневом отряде в должности командира танка. После завершения обучения в Ленинградской автоброневой школе, в сентябре 1926 г. назначен командиром взвода 3-го автомотополка г. Харькове, с октября 1927 г. — командир учебного взвода бронемашин 12-го автоброневого дивизиона г. Бердичев. С декабря 1929 г. командир автоброневого дивизиона 45-й стрелковой дивизии. В ноябре 1931 г. назначен начальником штаба учебно-танкового полка (г. Киев). С мая 1932 г. помощник начальника сектора боевой подготовки автобронетанковых войск Украинского военного округа, с апреля 1934 г. начальник 1-го сектора автобронетанковых войск там же.

После окончания академии, в ноябре 1938 г. назначен начальником автобронетанкового отдела Забайкальского военного округа, с июня 1940 г. заместитель командующего 17-й армии, с января 1941 г. — начальник автобронетанкового управления Ленинградского военного округа. В марте 1941 г. назначен начальником автобронетанкового управления Прибалтийского особого военного округа.

В начале Великой отечественной войны в той же должности, с развертыванием управления Северо-Западного фронта, назначен начальнике автобронетанкового управления этого фронта. В марте 1942 г. назначен заместителем командующего войсками Калининского фронта по танковым войскам. С августа 1942 г. в должности командира 17-го танкового корпуса (в январе 1943 г. преобразован в 4-й гвардейский танковый корпус).

В апреле 1946 г. назначен командующим войсками 5-й гвардейской танковой армии, с марта 1949 г. заместитель командующего бронетанковыми и механизированными войсками, с мая 1953 г. — первый заместитель

 

100

 

ПОЛУБОЯРОВ Павел Павлович

___________________________________________________________________

 

командующего. В мае 1954 г. назначен начальником бронетанковых (с января 1961 г. — танковых) войск Советской Армии. С мая 1969 г. в должности военного инспектор-советника Группы генеральных инспекторов Министерства обороны СССР.

Капитан (приказ НКО СССР № 0137/п от 13.01.1936), майор (приказ НКО СССР № 0622 от 23.06.1938), полковник (приказ НКО СССР № 2277 от 03.12.1938), генерал-майор танковых войск (постановление СНК СССР № 1804 от 10.11.1942), генерал-лейтенант танковых войск (постановление СНК СССР № 303 от 19.03.1943), генерал-полковник танковых войск (постановление СМ СССР № 1880 от 11.05.1949), Маршал бронетанковых войск (Указ Президиума Верховного Совета СССР № 52VI от 28.04.1962).

Награды: медаль «Золотая Звезда» (29.05.1945), орден Ленина (14.02.1943, 21.02.1945, 29.05.1945, 15.06.1981), орден Октябрьской Революции (15.06.1971), орден Красного Знамени (04.02.1943, 27.08.1943, 03.11.1944, 15.11.1950, 1968), орден Суворова II степени (19.03.1943, 06.04.1945), орден Кутузова (25.08.1944, 10.01.1944), орден Красной Звезды (17.11.1939, 1961), орден «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени (30.04.1975), медаль "ХХ лет РККА" (22.02.1938), медаль «За оборону Сталинграда» (22.12.1942), медаль «За оборону Москвы» (01.05.1944), медаль «За победу над Германией» (09.05.1945), медаль «За освобождение Праги» (09.06.1945), медаль «30 лет Советской Армии и Флота» (22.02.1948), медаль «40 лет Вооруженных Сил СССР» (18.12.1957), медаль «20 лет Победы» (07.05.1965), медаль «50 лет Вооруженных Сил СССР» (26.12.1967), медаль «За укрепление дружбы по оружию» I степени. Иностранные награды: Золотой крест ордена «Виртути Милитари» (ПНР), орден «Виртути Милитари» 5-го класса (ПНР), орден «Крест Грюнвальда» 3-го класса (ПНР), орден «Красное Знамя» (ЧССР), медаль «Китайско-советская дружба», медаль «За Одер, Ниссу и Балтик» (ПНР), медаль «За победу и свободу» (ПНР), медаль «За укрепление дружбы по оружию» 1 степени (ЧССР), Памятная медаль в ознаменование 20-й годовщины словацкого национального восстания (ЧССР).

Похоронен на Новодевичьем кладбище г. Москвы.

 

 

101

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

Бланк Заместитель командующего бронетанковыми

и механизированными войсками 1

«3/4» июня 1953 г.

№ 1618015

Исп. вх. № 6247

СОВ.СЕКРЕТНО

Экз. № 1

НАЧАЛЬНИКУ ВОЕННО-НАУЧНОГО УПРАВЛЕНИЯ

ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА

ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИКУ товарищу ПОКРОВСКОМУ А.П.

На № 191084 от 10.6.1952 года

 

Направляю материал «Сосредоточение и развертывание бронетанковых и механизированных войск Прибалтийского Особого Военного Округа накануне Великой Отечественной войны и боевые действия их с 22.6 по 24.6.1941 года».

Ответ на Ваше письмо пришлось значительно задержать ввиду того, что за это время собирались архивные материалы, а также воспоминания от некоторых участников боев начала Великой Отечественной войны на территории Латвийской ССР, Литовской ССР и Эстонской ССР.

Данный материал в полной мере не дает ответы на все поставленные Вами вопросы, так как восстановить события более полно мне не удалось.

ПРИЛОЖЕНИЕ: 1. Упомянутый материал на «10» листах, м/б № 3245.

  1. Карта 200.000 склейка на 8 листах, от н/вх № 2240 — только адресату.

 

ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИК ТАНКОВЫХ ВОЙСК автограф /ПОЛУБОЯРОВ/

 

СОВ.СЕКРЕТНО

Экз. №  1

СОСРЕДОТОЧЕНИЕ И РАЗВЕРТЫВАНИЕ БРОНЕТАНКОВЫХ

И МЕХАНИЗИРОВАННЫХ ВОЙСК ПРИБАЛТИЙСКОГО ОСОБОГО

ВОЕННОГО ОКРУГА НАКАНУНЕ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ

ВОЙНЫ И БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ ИХ с 22.6 по 24.6.1941 года.

 

  1. К началу Великой Отечественной войны в Прибалтийском Особом Военном округе были 3 и 12 механизированные корпуса в составе:

___________

 

1 На листе имеются пометы: 1/ т. Лотоцкому (2 отд.). 6.6. Автограф Платонова; 2/т. Черемухину. К учету и использованию в работе. Автограф Лотоцкого; 3/ В дело. 27.2.54. Автограф Черемухина. Кроме того, на листе имеется штамп: Вх. № 001160 «б» 6 1953 г. Военно-историческое управление Генштаба Вооруженных Сил СССР.

 

102

 

ПОЛУБОЯРОВ Павел Павлович

___________________________________________________________________

 

 

3 мк — 2 и 5 тд и 84 мсд;

12 мк – 23 и 28 тд и 202 мсд;

Соединения 3 мк располагались в районах: 2 тд — штаб дивизии, дивизионные подразделения и мотострелковый полк — Укмерге, танковые полки и артиллерия — в лесу 6 км юго-вост. Ионава; 5 тд — Алитус /на западном берегу р. Неман/; 84-я мсд — Вильнюс.

Штаб корпуса — Каунас.

Соединения 12 мк располагались в районах: 23 тд — Лепая /Либава/; 28 тд — Рига; 202 мсд — Радзивилишки.

Штаб корпуса — Елгава /Митава/.

Командование

3 мк — командир корпуса генерал-майор КУРКИН.

Начальник Штаба корпуса с 6.5.41 г. полковник РОТМИСТРОВ.

Командир 5 тд — полковник ФЕДОРОВ.

Командир 2 тд — генерал-майор СОЛЯНКИН.

Фамилию командира 84 мотострелковой дивизии установить не удалось 2.

12 мк — командир корпуса генерал-майор ШЕСТОПАЛОВ, начальник штаба полковник КАЛИНИЧЕНКО.

23 тд — командир полковник ОРЛЕНКО.

28 тд — командир полковник ЧЕРНЯХОВСКИЙ.

202 мсд — командир полковник ГОРБАЧЕВ.

  1. Укомплектованность корпусов на 22.6.41 г.

12 мк.

 

Типы и марки
машин.

Положено
по штату.

Состояло
по списку

к 22.6.41 г.

Танки:

 

 

КВ

126

Т-34

420

БТ-7

290

236

Т-26

44

477

Т-26 /огнемет./

108

11

Т-27

8

Викерс

31

Рено

6

Фиат

6

ТКС

4

 

___________

 

2 Командир 84-й моторизованной дивизии генерал-майор Фоменко П. И.

 

103

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

 

Бронемашины:

 

 

БА-10

112

19

БА-20

87

20

Легковых автомашин:

100

48

ЗИС-5,6

1208

554

ГАЗ-АА-ЗА

716

571

Санитарных

84

48

Цистерны

178

90

Мастерских:

 

 

типа «А»

63

22

типа «Б»

107

9

Спецмашин

348

127

Тракторов:

 

 

Ворошиловец

16

Коминтерн

74

12

ЧТЗ-65

18

СТЗ

80

44

Мотоциклов:

 

 

с коляской

173

6

без коляски

621

51

Радиостанций

68

16

Гаубиц:

 

 

122 мм

40

40

152 мм

36

12

Личный состав:

 

 

Нач. состава

3815

2246

мл. нач. состава

6788

3328

рядового состава

22247

24923

Всего л/ч

32850

30497

ВЫВОД:

  1. Формирование корпуса началось в марте 1941 года, и к началу Великой Отечественной войны не был укомплектован положенной материальной частью. По штату было положено танков КВ — 126 и Т-34 – 420. В корпусе же не было ни одного танка Т-34 и КВ.

Недоставало: автомашин — около 800

мотоциклов — свыше 700

мастерских типа «Б» — 98

спец. машин — около 300

 

104

 

ПОЛУБОЯРОВ Павел Павлович

___________________________________________________________________

 

  1. В соединениях и частях корпуса был некомплект мл. нач. состава до 50%, неподготовленные рядовые командовали отделениями.

Прибывшее пополнение к 22.6.41 года было мало боеспособно.

К началу боевых действий корпус не был полностью отмобилизован и имел низкую боевую готовность.

  1. Укомплектованность 3 мк

Укомплектованность 5 тд на 6.6.41 года.

 

Наименование

Положено
по штату

Имелось
по списку
на 25.5

Танки:

 

 

КВ

63

Т-34

217

50

Т-28

30

БТ-7

19

170

Т-26

22

18

Т-26 /огнемет/

54

Автомашин:

 

 

ЗИС-5

779

527

ГАЗ-АА

339

310

Спец. машин

227

Мотоциклов

379

Гаубиц:

 

 

122 мм

12

22

152 мм

12

12

Личный состав:

 

 

Нач. состав

690

590

Политсостав

161

142

мл. нач. состав

2342

1610

Рядовой состав

7382

6100

Всего личного состава

11030

9672

ВЫВОД:

  1. Дивизия не была укомплектована положенной материальной частью. Всего в дивизии имелось 268 танков, из них: 50 — Т-34; тогда как по штату было положено 295 танков, из них КВ — 63 и Т-34 – 217.
  2. Некомплект младшего начальствующего состава составлял до 30-40%. Отделениями командовали неподготовленные рядовые.

В целом дивизия имела низкую боевую готовность.

 

105

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

Укомплектованность 2-й танковой дивизии

 

К началу Великой Отечественной войны в дивизии имелось около 70 танков «КВ», 18 танков Т-28, остальные БТ-2, БТ-5, Т-26.

Кроме того, имелось 20 танков Т-27, полученных для военной подготовки населения в системе Осоавиахима.

Гаубичный артиллерийский полк орудиями был укомплектован полностью, но артиллерийских тягачей в дивизии не было.

ВЫВОД:

В дивизии, так же как и в 5-й танковой дивизии, имелся больше некомплект мл. начальствующего состава /около 30-35%/, поэтому отделениями командовали неподготовленные рядовые.

Автотранспортом дивизия была укомплектована на 75-80%.

В целом, дивизия имела низкую боевую готовность.

Таким образом, 3 механизированный корпус к началу Великой Отечественной войны не был укомплектован положенной материальна частью.

По штату было положено танков «КВ» — 126, танков «Т-34» — 420. В корпусе же имелось всего лишь «КВ» — около 70, танков Т-34 — 50, остальные БТ и Т-26.

В корпусе был большой некомплект /до 30%/ мл. начальствующего состава, и отделениями командовали недостаточно подготовленные в военном деле рядовые.

Автотранспортом корпус был укомплектован на 75-80%. Особенно много недоставало автоцистерн, тракторов и артиллерийских тягачей.

В силу всего этого корпус к началу Великой Отечественной войн имел низкую боевую готовность.

  1. Боевые действия 12 мк

 

В период с 16 по 17.6.41 года командование корпуса с руководящими офицерами штаба находились на проверке мобилизационной готовности частей 202 мсд.

В 23.00 16.6 из штаба ПрибВО была получена директива о приведении корпуса в боевую готовность, о чем было доложено шифром командиру корпуса генерал-майору тов. Шестопалову3. Генерал-майор тов. Шестопалов прибыл из 202 мсд в 23.00 17.6.

18.6.41 года командиром корпуса был отдан приказ № 0033 о приведении соединений корпуса в боевую готовность и выходе в районы:

28 тд — в леса южнее Груджяй;

___________

 

3 Данная информация не соответствует действительности. 16.06.1941 был отдан приказ о приведении в боевую готовность только штаба корпуса. Приказ о приведении частей и соединений 12-го механизированного корпуса в боевую готовность был отдан в 04.00 18.06.1941 (ЦАМО. Ф. 113а. Оп. 1448. Д. 6. Л.л. 80-84).

 

106

 

ПОЛУБОЯРОВ Павел Павлович

___________________________________________________________________

 

23 тд — Тиркшляй, Тришкяй, Тельшай, Седа;

202 мсд — в леса восточнее Папиле.

Марш совершался только в ночное время.

19 и 20.6 соединения корпуса вышли в указанные районы.

В 8.00 22.6.41 г. командиром корпуса было отдано боевое распоряжение № 4 следующего содержания:

«Противник перешел государственную границу, мотоциклетным батальоном занял Кретинген; Таураге — находится под обстрелом противника, танки противника в направлении Плунгяны, до 50 танков в направлении Таураге.

Командиру 23 тд привести в боевую готовность части и вести разведку в направлении Плунгяны. При обнаружении танков противника немедленно их уничтожить. Быть готовым действовать в направлении Таураге.

Командиру 28 тд привести части в боевую готовность, быть готовым к выступлению для уничтожения танков противника.

Командиру 202 мсд, артиллерию — на позиции. Быть готовым разгромить противника». /Направление действий 202 мсд в район огневых позиций артиллерии в боевом распоряжении не указано/.

Во второй половине дня 22.6 получен боевой приказ Штаба 8 армии за № 01, в котором 12 мк была поставлена задача, во взаимодействии с 3 мк и стрелковыми корпусами, с 4.00 23.6 нанести удар в направлении:

а/ 23 тд — Плунгяны, Куми /немедленно/.

В район Плунгяны 23 танковая дивизия сосредоточилась только к исходу 22.6;

б/ силами всего корпуса нанести удар в направлении на Таураге с задачей полного уничтожения противника. Удар нанести с фронта Ворни, Ужвенты.

12 мк приказом командующего4 8 армии был разбросан на широком фронте /до 90 км/ и глубиной до 60 км и поэтому не мог нанести массированного удара.

23 тд была подчинена 10 ск.

Боевой приказ № 01 в течение 23.6 не был выполнен по следующим причинам:

23 тд выступала из района Плунгяны с большим опозданием и, отрезанная от своих тылов, к исходу дня сосредоточилась в районе Левково, не имея перед собой противника.

28 тд из-за необеспеченности горючим не вышла в указанный район. В бою сев. Колтыняны участвовал только 55 тп.

Связи между дивизиями не было. Управление со стороны штаба корпуса было слабое /лишь офицерами связи/. Командир корпуса

____________

 

4 Командующий войсками 8-й армии генерал-майор Собенников П. П.

 

107

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

с группой офицеров находился в 28 тд, с остальными дивизиями связи не имел.

 

  1. Боевые действия 3 мк

 

Директива штаба ПрибВО о приведении корпуса в боевую готовность и выходе к государственной границе была получена также 16.6.41 года 5.

К 19-20.6.41 г. соединения корпуса вышли в районы:

2 тд — в полном составе сосредоточилась в лесах юго-восточнее Ионава;

5 тд — была переправлена с западного берега реки Неман на восточный берег /район Алитус/;

84 мсд — лес южнее Кошедары.

Таким образом, соединения корпуса были разбросаны на большой площади. Например, 5 тд располагалась в 100 км от штаба корпуса, 2 тд — в 40 км и 84 мсд в 60 км от штаба корпуса.

3 мк так же, как и 12 мк, с началом боевых действий был использован не массировано, а подивизионно.

Так, 23.6 5 тд и 84 мсд были приданы 11 А, и только 2 тд оставалась в распоряжении командира корпуса.

84 мотострелковая дивизия распоряжением командующего 6 11 армией 23.6.41 года была передислоцирована на западный берег р. Неман, зап. Алитус и оставалась в резерве армии.

22.6 противник занял мост через р. Неман южнее Алитус. К исходу 22.6, овладев Алитус, противник переправился по заранее захваченным мостам в районе южнее Алитус и нанес сильный удар по 5 танковой дивизии.

Части дивизии, взорвав мост через р. Неман в Алитус, начали с ходить на восток в направлении Ораны.

84 мотострелковая дивизия, находившаяся на западном берегу р. Неман, также под сильными ударами начала отход в восточном направлении, и, не имея переправ через р. Неман, вынуждена была большую часть материальной части оставить противнику.

2 танковая дивизия, согласно директивы командующего войсками фронта, получила задачу выйти в район сев. вост. Скаудвиле и с утра 23.6.41 года совместно с 12 механизированным корпусом и стрелковыми соединениями нанести удар на Таураге и уничтожить тильзитскую группировку противника.

___________

 

5 Данная информация не соответствует действительности. 16.06.1941 был отдан приказ о приведении в боевую готовность только штаба корпуса. Приказ о приведении в боевую готовность частей и соединений 3-го механизированного корпуса был отдан в 03.55 18.06.1941 (ЦАМО. Ф. 113а. Оп. 1448. Д. 6. Л.л. 72-74).

6 Командующий войсками 11-й армии генерал-лейтенант Кузнецов В. И.

 

108

 

ПОЛУБОЯРОВ Павел Павлович

___________________________________________________________________

 

В назначенный район 2 танковая дивизия не вышла по следующим причинам:

1/ Вследствие недостатка горючего части дивизии только в 4.00 23.6 прошли головами колонн Ионава, причем из-за отсутствия тягачей гаубичный артиллерийский полк 7 был оставлен в районе сосредоточения;

2/ К 20.00 23.6 частью сил дивизия вышла к р. Дубисса 8 км сев. вост. Расейняй.

К этому времени противник овладел Расейняй и вышел к р. Дубисса, сев. вост. Расейняй.

На этом рубеже части дивизии с ходу вступили в бой с противником и в течение ночи с 23.6 на 24.6 выбили противника из Расейняй, после чего вновь отошли на вост. берег р. Дубисса. В этом бою участвовала лишь часть дивизии, так как большая часть материальной части вследствие отсутствия ГСМ не могла вступить в бой.

24.6.41 года дивизии было приказано отходить в сев.-вост. направлении.

Автоцистерны, направленные за горючим в г. Шауляй, в дивизию не прибыли, и дивизия под действием превосходящих сил противника начала отход в направлении Двинск.

25.6.41 года оперативная группа штаба 3 мк во главе с командиром корпуса генерал-майором Куркиным была окружена противником, и почти весь состав ее частью погиб, а частью пропал без вести.

  1. В какой степени план обороны государственной границы был доведен до бронетанковых и механизированных войск, мне неизвестно.

Однако, на оперативной игре, проводимой командующим войсками округа в апреле-мае месяцах 1941 г. 8, отрабатывались два направления действий механизированных корпусов.

По этому варианту 3 и 12 механизированные корпуса во взаимодействии со стрелковыми соединениями, опираясь на противотанковый район южнее г. Шауляй, должны были нанести удар в направлении Таураге с целью полного уничтожения прорвавшегося противника. Одновременно корпуса должны были быть в готовности нанести удар этого же района в направлении Алитус.

 

ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИК ТАНКОВЫХ ВОЙСК автограф /ПОЛУБОЯРОВ/

«3» июня 1953 года

______________________________________________________________________________

 

ЦАМО, фонд 15, опись 178612, дело 50, листы 177-187.

 

__________

 

7 В состав 2-й танковой дивизии входил 2-й гаубичный артиллерийский полк.

8 Оперативная игра была проведена в Прибалтийском особом военном округе 16-22.02.1941. В период с 15 по 21 апреля 1941 г. в Прибалтийском особом военном округе проводилась фронтовая полевая поездка.

 

109

 

 

ДЕРЕВЯНКО

Кузьма Николаевич

 

14.11.1904 – 30.12.1954

______________________________

 

Родился в с. Косеновка (в настоящее время Уманский район, Черкасская область, Украина).

В Красной Армии с 1922 г.

Окончил 2-ю Киевскую школу червонных старшин (1924), Военную академию им.М.В.Фрунзе (1936), Высшую военную академию им.К.Е.Ворошилова (1952).

С сентября 1924 г. командир взвода 297-го стрелкового полка, в октябре 1926 г. назначен командиром роты в этом же полку. С ноября 1929 г. заведующий военным кабинетом Дома Красной Армии (г.Умань), с апреля 1931 г. помощник начальника штаба 296-го стрелкового полка, в декабре 1931 г. назначен помощником начальника 2-го отдела штаба Украинского военного округа.

После окончания восточного факультета Военной академии им. М.В.Фрунзе с октября 1936 г. состоял в распоряжении Разведывательного управления РККА (находился в Испании). После возвращения из Испании, в мае 1938 г. назначен начальником 12-го отдела 5-го управления РККА, во время Советско-финской войны начальник штаба особого лыжного отряда 9-й армии. После окончания войны — начальник административно-хозяйственного отдела 5-го управления РККА, с июля 1940 г. заместитель начальника разведывательного отдела штаба Прибалтийского особого военного округа.

С формированием управления Северо-Западного фронта в той же должности, затем начальник разведывательного отдела штаба этого фронта, с мая 1942 г. начальник штаба 53-й армии, с декабря 1943 г. — начальник штаба 57-й армии. В июне 1944 г. назначен начальником штаба 4-й гвардейской армии, а в июне 1945 г. — начальником штаба 35-й армии, с июля 1945 г. находился в распоряжении Ставки Верховного Главнокомандования.

Постановлением СНК СССР от 02.01.1946 назначен членом Союзного совета для Японии от СССР. С августа 1950 г. в распоряжении 2-го Главного управления Генерального штаба Советской Армии, в сентябре 1950 г. К.Н.Деревянко назначен начальником кафедры вооруженных сил иностранных государств Высшей военной академии им.К.Е.Ворошилова, после этого проходил службу на должности начальника управления информации Главного Разведывательного Управления Генерального штаба.

 

110

 

ДЕРЕВЯНКО Кузьма Николаевич

_____________________________________________________________________

 

Капитан (приказ НКО № 01714 от 30.11.1935), майор (приказ НКО № 0114/п от 17.02.1938), полковник (приказ НКО № 0806 от 20.02.1940), генерал-майор постановление СНК СССР № 615 от 03.05.1942), генерал-лейтенант (постановление СНК СССР № 803 от 20.04.1945).

Награды: орден Ленина (14.03.1938, 05.11.1947), орден Красной Звезды (21.05.1940), орден Кутузова II степени (27.08.1943), орден Суворова II степени (13.09.1944), орден Кутузова I степени (28.04.1945), орден Красного Знамени (03.05.1942, 03.11.1944), орден Богдана Хмельницкого (28.04.1945), медаль «За победу над Германией» (09.05.1945).

Похоронен на Новодевичьем кладбище г. Москвы.

 

111

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

 

Высшая ордена Суворова 1 степени Военная Академия

имени К.Е.Ворошилова1

"28" апреля 1953 г.

N: 02361

 

Исп. вх. N: 04888

СЕКРЕТНО

Экз. N: ___

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ШТАБ

ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИКУ тов. ПОКРОВСКОМУ А.П.

На N: 679361

 

Ввиду того, что Ваше письменное указание адресовано мне как якобы бывшему начальнику разведывательного отдела штаба Прибалтийского Особого военного округа, необходимо прежде всего сказать, что в действительности таковым я не был. Начальником разведывательного отдела штаба округа был полковник Сафронов А.И., числившийся погибшим 28.6.41 г. при выполнении задания командующего фронтом в войсках. Мне было приказано вступить в исполнение обязанностей начальника разведывательного отдела штаба Северо-западного фронта 29.6.41 г. В период с 20 по 29.6.41 г. мне, как одному из заместителей начальника разведотдела, пришлось выполнять задания начальника штаба округа (фронта) в г.г. Таурогене, Риге и других местах, в связи с чем в эти особенно напряженные дни я находился вне штаба округа (фронта) и, следовательно, не мог непосредственно принимать участие в его работе.

Все это не позволяло мне быть достаточно осведомленным в вопросах деятельности командования и штаба округа (фронта) в последние предвоенные и первые дни военных действий. Необходимо добавить, что бывший начальник штаба округа генерал-лейтенант Кленов требовал только личных докладов начальника разведывательного отдела и поэтому мне до вступления в должность начальника равведотдела фронта пришлось быть у него с докладом не более 2-3 раз. Бывшему командующему округом генерал-полковнику Кузнецову мне пришлось делать доклад только один раз. Поэтому, в частности, мне трудно ответить на такие вопросы, как, например, вопрос об оценке командованием войсками округа выводов штаба округа по разведданным.

___________

 

1 На листе имеются пометы: 1/ т.Платонову. Для изучения. 30.4. Автограф Покровского; 2/ т.Лотоцкому. Для изучения. 6.5. Автограф Платонова; 3/ т.Черемухину. Для изучения и обобщения. 8.5. Автограф Лотоцкого; 4/ 18.5.53 г. Автограф (неразборчиво). Кроме того, на листе имеется штамп: Вх. N: 0949 "30" 4 1953 г. Военно-историческое управление Генштаба Вооруженных Сил СССР.

 

112

 

ДЕРЕВЯНКО Кузьма Николаевич

_____________________________________________________________________

 

Кроме того, не считаю возможным говорить с полной уверенностью по памяти о подробностях событий двенадцатилетней давности.

Таким образом, дать исчерпывающие и вполне обоснованные ответы на все поставленные Вами вопросы не могу. Остановлюсь лишь кратко на том, что может относиться к ответам на требующие освещения вопросы и что более прочно сохранилось в памяти.

  1. Группировка немецко-фашистских войск накануне войны в Мемельской области, в Восточной Пруссии и в Сувалкской области, особенно в приграничных районах, в последние дни перед войной, была известна штабу округа достаточно полно и в значительной её части и подробно. Чтобы убедиться в этом, достаточно ознакомиться с последней предвоенной итоговой разведсводкой разведотдела штаба от 19 или 20.6.41 года (точно даты не помню)2. Эта сводка и другие материалы того периода вероятно хранятся в архиве Северо-западного фронта и в архиве Второго Главного Управления. Данные этой разведсводки полностью подтвердились последующими данными, полученными после начала боевых действий.

Командование и штаб округа располагали достоверными данными об усиленной и непосредственной подготовке фашистской Германии к войне против Советского Союза за 2-3 месяца до начала военных действий.

Помимо информации, получаемой разведотделом из различных источников, начальником разведотдела и мною докладывались командованию округом в марте-апреле 1941 года данные личных наблюдений, полученных в результате нашей работы в этот период в Мемельской области, Восточной Пруссии и в Сувалкской области.

В частности, мною докладывалось о наблюдаемом лично сосредоточении немецко-фашистских войск в приграничных районах, начиная с конца февраля месяца, о проводимых немецкими офицерами рекогносцировках вдоль границы, о подготовке немцами артиллерийских позиций, в частности, в полосе шоссе Тильзит, Таур[о?]ген, об усилении строительства долговременных оборонительных сооружений в приграничной полосе, а также газо- и бомбоубежищ в городах б. Восточной Пруссии, о значительном усилении авиации в районах Кенигсберга, Инстербурга, западнее Сувалки и в других районах.

В результате этих докладов мне не приходилось слышать от бывшего командующего округом генерал-полковника Кузнецова и бывшего

____________

 

2 Последней предвоенной разведывательной сводкой разведывательного отдела штаба Прибалтийского особого военного округа была разведывательная сводка N: 02 от 21.06.1941 о состоянии к 21.00 21.06.1941. Передача этой сводки в Генеральный штаб была начата уже после начала войны, в 08.17 22.06.1941 (ЦАМО, ф. 48а, оп. 3412, д. 447, Л.л. 14-19).

 

113

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

начальника штаба округа генерал-лейтенанта Кленова их оценки полученных разведданных. Однако у меня сложилось убежденное мнение в том, что командование округом недооценивало надвигающейся угрозы и ко многим разведданным относилось с некоторым недоверием. В большей степени это проявлялось у Кленова.

  1. Вскрытая группировка немецко-фашистских войск накануне военных действий расценивалось разведотделом как наступательная группировка с значительным насыщением танками и моторизованными частями. Вероятными направлениями ожидаемых ударов немцев разведотдел считал направления: Эйдкунен, Каунас и Туроген, Шауляй.
  2. Данные о времени начала военных действий со стороны гитлеровской Германии, добываемые разведотделом, начали поступать в штаб округа по крайней мере в первых числах июня. В последнюю предвоенную неделю эти сведения поступали почти ежедневно, причем за 3-4 дня в них указывалось довольно точно не только о дне, но и о вероятном часе начала боевых действий. Все эти сведения вне очереди докладывались разведотделом начальнику штаба округа и доносились в Разведуправление шифром.
  3. В штабе округа существовал следующий порядок в отношении использования разведданных: полученные сведения докладывались начальником разведотдела начальнику штаба, причем более важные данные - немедленно, а другие после обработки; кроме того, о всех сведениях, касающихся передвижений и сосредоточения немецко-фашистских войск, вероятных сроков начала военных действий, дислокации войск и штабов, установления новых частей и соединений немедленно сообщалось шифром в Разведуправление. Разведданные оформлялись в виде разведсводок, которые направлялись в центр и в войска.
  4. В первый месяц войны, особенно в первую неделю, разведданные от войск поступали нерегулярно, с запаздыванием, носили общий характер и давали лишь представление о линии фронта, характеристике действий противника, направлениях его главных усилий и отрывочные сведения о нумерации частей и соединений, находившихся в непосредственном соприкосновении с нашими войсками. Что касается глубины боевых порядков и тем более оперативного построения войск противника, то такие данные были весьма скудными. Это объяснялись тем, что, во-первых, не было средств воздушной разведки, во-вторых частое перемещение линии фронта на восток почти исключало письменную и устную информацию от оставляемых в тылу немцев разведчиков и не позволяло создавать достаточное количество радиоточек на оставляемой с тяжелыми боями территории. Заблаговременная же организация их на нашей территории до начала военных действий и в первые недели войны не предусматривалась

 

114

 

 

ДЕРЕВЯНКО Кузьма Николаевич

_____________________________________________________________________

 

и не была обеспечена подготовленными людьми и радиосредствами. Значительно затруднялось своевременное получение разведданных от войск неустойчивой связью штаба фронта с войсками, особенно в первые 10-15 дней. Несмотря на тяжелую обстановку, поступление разведданных от войск примерно с конца второй недели значительно улучшилось. Особенно это стало заметно с приходом на должность начальника штаба фронта генерал-лейтенанта (в то время) Ватутина, организовавшего с первых шагов работу штаба и добившегося значительного улучшения связи и управления войсками. До прибытия Ватутина (1 июля), штаб фронта не был в состоянии справляться со своими функциями, так как его отделы были лишь обозначены отдельными офицерами и техническими работниками. Основная часть офицеров штаба выполняла поручения командования фронтом в войсках. Прибыв 29.6 в разведотдел в штаб фронта я застал в нем лишь одного офицера, командование фронтом в первые дни войны недооценило роли штаба, не принимало мер к его укреплению и использовало его не как орган управления войсками, а как группу офицеров для поручений. Одной из причин этого была неустойчивая техническая связь с войсками.

  1. Касаясь характеристики работы разведотдела фронта в первый месяц войны, необходимо заметить, что с конца второй недели военных действий, в связи с коренной перестройкой работы всего штаба, благодаря усилиям Ватутина, она значительно улучшилась Если в первые 8-10 дней войны разведотдел, как указывалось выше, был обозначен лишь одним-двумя офицерами, которые могли обеспечить выполнение лишь некоторой части функций разведотдела, то позднее отдел был собран и работал как укомплектованный и в основном сколоченный аппарат. Во всяком случае во второй половине первого месяца войны работа отдела значительно улучшилась по сравнению с первыми двумя неделями и велась бесперебойно. Разведотдел в целом с задачами справлялся. Основными недочетами работы отдела в течение первого месяца являлись: отсутствие средств разведки глубины боевых порядков и оперативного построения противника, а, следовательно, несвоевременное вскрытие и недостаточное знание намерений и возможностей противника; отсутствие пленных, которые могли бы быть опрошенными разведотделом фронта; недостаточное количество документальных данных, добываемых войсками, и позволяющих с одинаковой полнотой оценить противника на всех участках фронта; слабая организация разведки в частях и соединениях войск; использование последними разведподразделений не по назначению, вследствие чего эти подразделения были в значительном некомплекте. Все эти недостатки настойчиво преодолевались и по мере того, как усиливались средства разведки, в частности воздушной и радиоразведки, приобретался опыт, изживалась

 

115

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

недооценка разведорганов в войсках, результаты работы разведотдела повышались.

В целях улучшения войсковой разведки особое внимание разведотдела и штаба фронта было уделено укомплектованию разведорганов, активизации их боевой деятельности.

Начиная со второй недели войны большое внимание уделялось организации отрядов, направляемых в тыл противника с целью разведки и диверсий, а также организации разведывательных радиофицированных групп в тылу противника и радиофицированных точек на территории, занимаемой нашими войсками, на случай вынужденного их отхода. Эффект этих мероприятий в первый месяц войны был незначительным. Однако в последующие месяцы информация, получаемая от наших групп и отрядов, работающих в тылу противника, все время улучшалась и представляла большую ценность. Наиболее регулярно поступала ценная информация от групп и отрядов, действовавших в районах Порхов, Дно, Дедовичи, Холм, Андреаполь, Пено.

Таковы краткие ответы, которые мне представляется возможным дать на поставленные вопросы.

 

ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТ  автограф   (ДЕРЕВЯНКО)

"28" апреля 1953 г.

_______________________________________________________________________

 

ЦАМО, фонд 15, опись 178612, дело 50, листы 122-128

 

116

 

 

АФАНАСЬЕВ

Павел Васильевич

 

19.08.1903-11.05.1960

_________________________________

 

Родился в г. Мценске.

В Красной Армии с июня 1919 г.

Окончил Московскую военно-инженерную школу (1926), инженерно-командное отделение сухопутного инженерно-фортификационного факультета Военно-инженерной академии (1936), Высшие академические курсы при Высшей военной академии имени К.Е.Ворошилова (1949).

Красноармеец 2-го отдельного стрелкового полка Южного фронта, с мая 1920 г. комиссар 293-го стрелкового полка, с февраля 1921 г. комиссар отдела снабжения 98-й бригады, с мая 1921 г. комиссар 588-го стрелкового полка. С марта по август 1922 г. уполномоченный органов ВЧК в г. Ефремове.

После окончания школы, с сентября 1926 г. командир взвода отдельной саперной роты 21-й стрелковой дивизии. В апреле 1929 г. назначен командиром саперно-маскировочного взвода 62-го стрелкового полка. С июля 1929 г. врид командира отдельной саперной роты 21-й стрелковой дивизии.

После окончания Военно-инженерной академии, в мае 1936 г. назначен командиром отдельного саперного батальона 100-й стрелковой дивизии. С октября 1937 г. помощник начальника 1-го отделения 2-го отдела инженерного управления РККА, с августа 1938 г. начальник этого отделения.

С января по июль 1940 г. в распоряжении Военного совета Северо-Западного фронта. С июля 1940 г. заместитель начальника отдела инженерных войск Прибалтийского особого военного округа, с октября 1940 г. заместитель начальника, он же начальник 1-го отдела инженерного управления того же округа.

В этой же должности в начале Великой Отечественной войны. С ноября 1941 г. заместитель начальника инженерного управления Западного фронта. С октября 1942 г. командир 1-й отдельной гвардейской бригады минеров. С ноября 1942 г. командир 1-й гвардейской бригады минеров РВГК. В октябре 1943 г. назначен начальником инженерного управления Восточного фронта ПВО.

С октября 1945 г. начальник инженерной службы Юго-Западного округа ПВО, с июня 1947 г. заместитель начальника инженерных войск Воздушно-десантных войск. После окончания курсов, с мая 1949 г. начальник командно-инженерного факультета Военно-инженерной академии им. Куйбышева,

 

117

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

с августа 1951 г. начальник инженерных войск Московского военного округа, с ноября 1951 г. начальник контрольно-приемного аппарата начальника инженерных войск Советской Армии.

Уволен в запас приказом министра обороны СССР N:05746 от 19.10.1953.

Капитан (приказ НКО СССР N:77/п от 13.01.1936), майор (приказ НКО СССР N:169/п от 20.01.1938), подполковник (приказ НКО СССР N:04659 от 10.10.1940), полковник (приказ НКО СССР N:03593 от 13.11.1941), генерал-майор инженерных войск (постановление СНК СССР N:327 от 29.03.1944).

Награды: орден Ленина (02.12.1945), орден Красного Знамени (21.05.1940, 03.11.1944, 15.11.1950), орден Отечественной войны I степени (22.11.1945), медаль «XX лет РККА» (22.02.1938), медаль «За оборону Ленинграда» (22.12.1942), медаль «За оборону Москвы» (01.05.1944), медаль "За победу над Германией" (09.05.1945), медаль «В память 800 летия Москвы» (20.09.1947), медаль «30 лет Советской Армии и Флота» (22.02.1948), знак «Отличник РККА» (1940).

Похоронен в г.Москве.

 

118

 

 

АФАНАСЬЕВ Павел Васильевич

____________________________________________________________________

 

СЕКРЕТНО

экз. N: 1

Исх. 1793117с

14.7

 

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ШТАБ1

ГЛАВНОЕ ВОЕННО-НАУЧНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

генерал-полковнику тов. ПОКРОВСКОМУ

на N: 679432 от 30.4.53 г.

 

Не имея в своем распоряжении каких либо документальных данных, относящихся к начальному периоду Великой Отечественной войны, я, выполняя Вашу просьбу о написании воспоминаний, вынужден базироваться исключительно на память, воспроизводя события двенадцатилетней давности.

Таким образом, название "Воспоминания" в данном случае в полной мере соответствует существу написанного.

От предложенной Вами схемы — написания воспоминаний, я допустил отклонения, позволившие мне систематизировать и изложить запечатлевшиеся в памяти сведения, относящиеся к кануну войны и развернувшихся затем боевым действиям на территории Прибалтики.

Полагая, что военно-научное управление располагает всеми подлинными документами штаба ПрибВО и войск, свои воспоминания я склонен считать только лишь как подсобный материал для изучающего историю по официальным документам и использующего для полного представления событий личные впечатления, изложенные в виде воспоминаний одного из рядовых участников начального периода Великой Отечественной войны в приграничном районе страны, Прибалтийском Военном Округе.

Как и всякое воспоминание, все изложенное мной является только описанием того, чему сам был очевидцем, а также субъективным

_____________

 

1 На листе имеются пометы: 1/ т.Платонову. Поручите кому следует ознакомиться и наметить, из числа поименованных здесь лиц, кому следует послать письма в частности нужно послать Киносяну. Предварительно проверив его место службы. 15.7. Автограф Покровского; 2/ т.Лотоцкому. Т. Киносян насколько мне известно находится в ВВА. Высылали ли мы ему письмо? 16.7. Автограф Платонова; 3/ т. Черемухину. Для выполнения по резолюции г-п. Покровского, т. Киносян находится в ВВА, проверьте, выслали ему просьбу или нет. Посмотрите кому можно еще подготовить письмо. Доложить 5.8. Автограф Лотоцкого. На втором листе вступления имеется помета: Справка. Не были посланы письма: 1. Ком-му Округу г-п Кузнецову, 2. Зам. ком-го г.л.Львову, 3 Пом. ком-го по УР г-м Астанину, 4. Нач. штаба Окр. г-л. Кленову, 5. Зам. начштаба окр. г-м. Гусеву, 6. Зам. нач. опер, отдела п-ку Киносян, 7. Ком-му артилл. г-л. Белову, В отношении их необходимо сделать уточнение где они в наст. время находятся. 5.8.53. п-к Автограф Черемухина.

 

119

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

восприятием совершившегося, которое не может претендовать на всестороннее и полное освещение происходивших событий.

ПРИЛОЖЕНИЕ: Описание на 97 — листах, только в адрес.

ГЕНЕРАЛ-МАЙОР ИНЖЕНЕРНЫХ ВОЙСК автограф /АФАНАСЬЕВ/

 

"6" июля 1953 г.

 

СЕКРЕТНО

экз. единств.

 

  1. Общая обстановка в Прибалтике перед войной.

 

Началу Великой Отечественной войны в Прибалтике предшествовало целый ряд фактов, сигнализирующих о неизбежности вооруженных столкновений Советского Союза с фашистской Германией.

Официально был подписан обоими сторонами договор о ненападении, однако в сознании многих советских граждан, в том числе и военных, веры в этот договор не было.

Трудно было поверить в то, что беспрепятственно шагая по Западной Европе, немецкая армия будет остановлена этим договором и не пойдет в Прибалтику, оставляя которую немцы так недавно хвастливо заявляли о том, что они вернутся еще и уничтожат Красную Армию с ее "фанерными танками".

Об этих заявлениях знало почти все население Латвии, Литвы и Эстонии и нам, прибывшим в Прибалтику русским людям, охотно рассказывали о неприязни к нам немцев и их угрозах по нашему адресу.

С момента заключения договора о ненападении Прибалтику заполонили немецкие представители — наблюдатели по обмену немецких подданных, проживающих ранее в Прибалтийских государствах на граждан, изъявивших желание выехать в СССР из Германской пограничной зоны.

Эти представители и их помощники переселяемым вели себя крайне развязно.

С присущей фашистским молодчикам наглостью и нахальством они в военной форме свободно расхаживали по улицам городов, заполоняли магазины и рестораны не только в городах, но и окрестных поселках. Специально уполномоченные ходили по квартирам, инструктируя переселяемых. Всюду, куда бы вы ни поехали, неизбежно можно встретить шныряющих представителей по переселению, а вблизи к границе и колонны транспортных военных автомашин, направляющихся за переселяемыми или вывозящие аккуратно упакованные вещи.

Шпионская деятельность в этот период фактически носила открытый характер.

 

120

 

АФАНАСЬЕВ Павел Васильевич

____________________________________________________________________

 

В эфире, заглушая все радио-передачи, несмолкаемо гремели немецкие военные марши и передачи о победоносном шествии по Европе немецких войск.

В столице Латвии г. Рига на Двинском причале у Таможни длительное время стоял немецкий пароход со свастикой на трубах и флагом Германии.

Ежедневно для погрузки и отправки в Германию к этому пароходу подвозились на автомашинах и конным транспортом добротно упакованные ящики переселенцев с их вещами и, главным образом, с продуктами.

На набережной царило оживление.

По городу распространились слухи, что всем переселяемым фюрер приказал забирать с собой все их вещи и, главным образом, как можно больше всяких продуктов.

Переселение встревожило рижан.

Зажиточная часть их стремилась найти в своих родословных хоть какие-нибудь подтверждения принадлежности их Германии, чтобы в числе переселенцев удрать подальше от Советского Союза, а наблюдающие за всей суетней переселенцев и беглецов из своей буржуазии обыватели, взволновано поговаривали о скором начале войны.

Как бы подтверждая толки обывателей о близости начала войны, неспокойно было и на границе.

Несмотря на заключение договора, немцы подтягивали к Советской границе свои войска.

Против Литовско-Германской границы в течение двух недель немцы сосредоточили до десяти, а затем до пятнадцати дивизий. Солдатами были заполнены не только казармы приграничной полосы, но и все почти населенные пункты.

В районе Полесья против стыка границ Белорусского и Прибалтийского военных округов немцы объявили запретной зоной огромный по площади лесной массив, в который не только въезжать, но и входить запрещалось под страхом смерти.

По всей границе, не довольствуясь официальными многочисленными представителями, шныряли шпионы и диверсанты, засылаемые из Германии. Одиночками и вооруженными группами то тут, то там пытались они нарушить нашу границу. В столицах Латвии и Литвы, а также в целом ряде других городов активизировали свою деятельность бывшие ульмановские айсарговцы, сметановцы и шаулисты, распространяя всевозможные враждебные слухи, запугивая и восстанавливая население против Советского Союза.

Враждебные вылазки наряду с деятельностью немецких шпионов и диверсантов вынудили предпринять решительные меры по очистке Прибалтики от враждебных элементов. В течение нескольких дней были

 

121

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

произведены массовые аресты и вывоз из Прибалтики всех неблагонадежных и их семей. Эти аресты, в свою очередь являясь крайне необходимым мероприятием, были проведены недостаточно продуманно.

С вечера на улице, где размещалось МВД, на всех и примыкающих переулках было сосредоточено большое количество грузовых автомашин, которые простояли здесь до утра и только лишь днем на виду у всех граждан, начали группами и по одиночке разъезжаться по определенным пунктам и развозить по улицам арестованных, это сосредоточение у МВД большого количества машин, разъезды их и затем погрузка и перевозка по улицам города арестованных и их семей не могли пройти незамеченными, на углах улиц собирались группки людей, шушукались между собою, обсуждая происходящее, и высказывали отдельные сочувствия и сожаления.

Слухи о близости начала войны Германии с Советским Союзом полетели еще настойчивее.

Однако, несмотря на все толки и все симптомы, свидетельствующие о готовящейся немцами войне, чувство близости ее как-то притуплялось в быту.

Реальность этой угрозы — никому не хотелось чувствовать и каждый для собственного успокоения подыскивал всевозможные доводы оттяжки нежелательного начала войны.

Сознавая неизбежность ее, в то же время каждый искренне желал, чтобы началась она не теперь, а потом, потом, когда-нибудь попозже.

Наш народ и войска, воспитанные в духе наступления, морально готовые вести войну только на территории своего врага, тем не менее, в этот период реально оценивая обстановку, чувствовали свою неполную готовность воевать с сильным и хорошо вооруженным за счет ограбления стран Западной Европы — противником, таким, каким являлась в то время Германия.

Желание хоть на немного еще оттянуть неизбежное начало — отнюдь не являлось признаком страха перед шагающей с победными маршами по Европе немецкой армии, нет, эти настроения выражали искренне стремление воспользоваться временем стать крепче на ноги, лучше вооружиться и укрепить новую для Советского Союза, еще не освоенную полностью западную границу.

Даже признаваемые авторитетные докладчики по международному вопросу, говоря об установленной Германией и Японией практике внезапных нападений, как бы вскользь, ссылаясь на наличие договора или другие обстоятельства, говорили: "На нас-то они так не набросятся, не сунут своего свиного рыла...."

"Авось наши дипломаты не промахнутся и найдут какую-нибудь зацепочку, чтобы оттянуть это начало".

 

122

 

АФАНАСЬЕВ Павел Васильевич

____________________________________________________________________

 

В официальных кругах и, в частности, среди работников Штаба Прибалтийского Особого Военного Округа также наблюдалась тенденция успокоить себя ничем не оправдываемой надеждой на оттяжку начала войны.

Кипучая жизнь рижских улиц, блеск магазинных витрин, изобилующих различными товарами, просторные, хорошо оборудованные квартиры настраивали на мирный лад не только приехавшие в Ригу семьи, но и самих командиров и ответственных советских работников.

Так это было в Риге, Каунасе, Таллине и других городах Прибалтики.

 

  1. Прибалтийский Особый Военный Округ.

 

Прибалтийский Особый Военный Округ создан был в 1940 г. на территории бывших Прибалтийских государств — Латвии, Литвы и Эстонии.

Штаб Округа дислоцировался в г. Рига, занимая Штабом и Политуправлением три здания на набережной, артиллерийским и Инженерным Управлениями здание на улице Вольдемара и, кроме того, отдельно в нескольких зданиях размещалось интендантство.

Командовал Округом перед войной генерал-полковник КУЗНЕЦОВ, зам. командующего генерал-лейтенант ЛЬВОВ, пом. командующего по УР генерал-майор ОСТАНИН2. Начальником Штаба был генерал-лейтенант КЛЕНОВ, заместители нач. штаба генерал-майор ГУСЕВ, по вопросам тыла генерал-майор КУЗНЕЦОВ, нач. оперативного отдела генерал-майор ТРУХИН, осужденный после войны и повешенный вместе с ВЛАСОВЫМ. Зам. Нач-ка оперативного отдела полковник КИНОСЬЯН 3. Командующим артиллерией генерал-лейтенант БЕЛОВ. Нач. инженерного управления генерал-майор ЗОТОВ, Нач. хим. службы полковник ОЗЕРОВ 4 и Начальник связи полковник КУРОЧКИН.

В состав округа входили 8 Армия со штабом армии в Елгаве. Командовал армией генерал ТЮРИН 5.

11 Армия штаб армии в Каунасе, Командующий генерал-лейтенант МОРОЗОВ, Нач. штаба генерал ШЛЕМИН.

Каждая из этих армий в своем составе имела по два корпуса (2, 10, 11 и 16 ск, второй перед войной был выведен из состава войск округа 6, и начато было формирование 12 ск 7).

__________

 

2 Так в документе. Правильно Астанин А.Н.

3 Так в документе. Правильно Киносян С.И.

4 Так в документе. Правильно Озерский Н.И.

5 Генерал-майор Тюрин А. А. командовал войсками 8-й армии до марта 1941 г. На этой должности его сменил генерал-майор Собенников П.П.

6 На основании директивы НКО СССР N:орг/1/521090 от 20.02.1941 управление 2-го стрелкового корпуса с корпусными частями было передислоцировано в Западный особый военный округ (см. ЦАМО. Ф. 15а. Оп. 153. Д. 5. Л. 76).

7 Так в документе. Речь идет о 12-м механизированном корпусе.

 

123

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

Кроме армий, имелся мех. корпус и национальные формирования Латвийский СК, Литовская СД 8 и Эстонский корпус.

В повседневной практической деятельности штаба округа и войск долгое время царила успокоенность и относительное благодушие. Существовало ничем практически не подтверждаемое мнение о том, что при всех обстоятельствах начальный период войны сравнительно долгое время будет протекать в приграничной полосе и, следовательно, округ будет иметь время для своевременного принятия соответствующих мер, а пока основное внимание приковывало "устройство" и развертывающееся на границе строительство укрепленных районов.

Подолгу всматриваясь в карты и оценивая рубежи, офицеры штаба прикидывали мысленно где лучше сдерживать противника и где наносить ему сокрушительный удар.

Разбирая сводки, подсчитывали силы немецких войск, сосредоточенных против ПрибВО, затем прикидывали свои наличные силы и соотношение выходило крайне неутешительное.

Эти соотношения сил, показывающие превосходство возможного противника, приводили к выводу, что роль ПрибВО второстепенная, и задача его будет состоять в сковывании противника, а активные наступательные операции, видимо, будет проводить наш сосед Белорусский Особый Военный Округ.

О том, что война, начавшись на границе, может быстро перенестись в глубь страны, никто даже мысли не смел допустить.

"Чужой земли мы не хотим, но и своей ни пяди никому не отдадим"

Это высказывание государственного деятеля воспринималось формально, как заклинание, а не как указание на необходимость проведения целого ряда мероприятий, направляемых на мобилизацию всех сил, тщательное изучение природы и характера современных боевых действий, учета всех предвходящих обстоятельств и выработки искусных мероприятий, а не шаблона в действиях для практического подтверждения этих слов.

Истина, отражающая политическую установку, при слепом восприятии ее приводила к потере бдительности и полному забвению, отметая при этом всякое понятие о военном искусстве, маневре и необходимости постоянного учета обстановки.

Война рассматривалась в почти нерушимой статике, сперва вступят в бой пограничники, затем начнут на смену им подходить войска округа, сядут в оборонительные сооружения до подхода резерва и так далее.

Это имевшееся у некоторых работников штаба ложное представление о войне мешало им правильно и смело оценить реальную

____________

 

8 Так в документе. Правильно стрелковый корпус.

 

124

 

АФАНАСЬЕВ Павел Васильевич

____________________________________________________________________

 

обстановку, мешало заглянуть вперед и заблаговременно принять необходимые меры.

Более того, оно накладывало свой отпечаток на подготовку штабов и войск. На всех штабных учениях и полевых поездках, проводимых штабом округа, как правило, отметались всякие неожиданности, трудности и реальность.

Никаких неудач, никаких превосходств противника в силе, могущих внести изменения намеченного или помешать проведению какого либо мероприятия — не допускались.

На всех участках и во всех случаях противник разбивался в пух и прах, невзирая на явные его преимущества.

Требование Наркома Обороны "учить тому, что нужно на войне и как на войне" фактически на учениях и полевых поездках не выполнялось.

Командные пункты не оборудовались, а запросто размещались работники штабов в палатках, тут же поблизости Военторг, и вот приезжало командование, выслушивало рапорт и начиналась игра.

О том, что может налететь авиация и бомбить командные пункты, не допускалось даже мысли.

На проводимой Штабом округа весной 1941 года полевой поездке9 было немало разных курьезов.

Началось с того, что район размещения командного пункта штаба округа, намеченный работниками оперативного отдела по карте, оказался заболоченным.

Передокладывать командованию о необходимости выбора другого района никто не решился, и палаточный городок установили прямо на воде.

Однако размещаться и работать было просто невозможно, койки и столы утопали, под ногами хлюпала вода, тогда было приказано завалить лапником хвои внутри палаток и поделать дорожки и мостики для сообщения между палаток.

В ходе начавшейся затем игры Начинж, произведя рекогносцировку, докладывал: "Грунт оттаял на 25-30 см, и в настоящее время, вследствие вязкости грунта, движение вне дорог гусеничных машин, в том числе и танков, крайне затруднено и может происходить со скоростью, в среднем, не превышающей 3-4 км. в час".

Чепуха! Перебил его командующий, на такой скорости не атакуют, следовательно, пойдут не меньше 20-25 км.

Выслушав замечания руководителя, начинж продолжал: на р. Неман сейчас ледоход, ширина водной преграды от 650 до 800 метров, округ

____________

 

9 Фронтовая полевая поездка была проведена в период 15-21.04.1941.

 

125

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

располагает только одним понтонным парком, которого не может хватить для наводки моста.

По идее принятого Вами решения, два механизированных корпуса должны одновременно с хода нанести удар противнику, продвигающемуся по обратному берегу /левому/ р. Неман. Обеспечить действенный удар двух мех. корпусов с формированием схода р. Неман наличными переправочными средствами мы не можем.

Потребуется, видимо, предварительно захватить плацдарм на левом берегу и, используя все средства, по частям переправить мех. корпуса на левый берег.

Что? Как это такое нельзя через реку нанести удар? Снова прервал командующий. Ну если нельзя нанести удар, тогда и начинж не нужен.

Вот такие нелепые волюнтаристические решения, не подкрепляемые ни расчетами, ни реальной действительностью, прорабатывались на полевой поездке.

Еще более абсурдным были суждения руководителя учением /генерал-полковника КУЗНЕЦОВА/ по вопросу применения химических средств.

Когда Начинж доложил, что оборонительный рубеж по р. Дубиса является выгодным как имеющий в большинстве танконедоступные берега, и потребуется сравнительно небольшое количество мин и артиллерии для прикрытия доступных для танков мест.

Командующий указал: Ну хорошо, нужно еще химика привлечь, чтобы попрыскал СОВ на таких местах, хотя что ж — СОВ, предложил после паузы он, в такой грязище расползется все и никакого впечатления. Я вот сам в германскую войну это испытывал... Немцы стреляли по нас химическими снарядами, и вот найдем бывало такой снаряд и выплеснем из него все!?

Как Вы полагаете, т. ОЗЕРОВ, будет Ваша химия действовать? обратился затем с вопросом к начхиму.

Полковник ОЗЕРОВ, смущаясь, встал и тихим голосом заговорил: "Нет т. Командующий, СОВ это действует, только проверить сейчас мы не можем, если прикажете по возвращению в Ригу, то проверим на полигоне".

"Вот, вот, правильно, проверьте, разведите грязи побольше и попрыскайте, а я сам в сапогах пройду, если хотите, или лучше сами Вы там какого-нибудь козла обуйте в сапоги и пустите походить по грязи".

Кого и чему могли научить такие голословные утверждения, установки и убежденность о нерушимости границ вместо принятия мер к обеспечению?

Несравненно и нацеленнее проводились штабные учения и полевые поездки, когда руководителем был заместитель командующего генерал ЛЬВОВ.

 

126

 

АФАНАСЬЕВ Павел Васильевич

____________________________________________________________________

 

От участников он требовал здравого подхода к решению вопроса, оценки фактических условий и обстановки, а не шапкозакидательства и многословия.

Всего за период с августа месяца 1940 года по день начала войны округом было проведено три штабных учения и две полевых поездки.

Кроме того, проводилось одно показное учение с привлечением командования национальных корпусов.

Высокомерие, самолюбование и постоянная рисовка командующего при наличии истеричного и также барски настроенного начальника штаба округа вполне естественно не способствовали развитию живой мысли и инициативности у подчиненных.

Месяца за три до начала войны отделение по изучению и подготовке театра военных действий инженерного управления округа в подготовленном докладе о возможных оборонительных рубежах на территории Прибалтики в числе других оцениваемых рубежей предложило отрекогносцировать рубеж по р. Западная Двина.

Когда начинж доложил командующему, тот раскричался даже. "Смотрят там у Вас не туда, куда надо, и предлагают всякие глупости. Какой там может быть рубеж по Двине, когда мы дальше Россиен никуда и ни при каких обстоятельствах не отойдем".

Так мощный естественный рубеж по р. Западная Двина, который в течение четырех лет не могли преодолеть немцы в войну 1914-1918 гг., теперь оставался даже неотрекогносцированным, а не оценивший его, не принявший мер к подготовке для обороны "незадачливый полководец" четвертые сутки начавшихся боевых действий укрывался с своим штабом далеко за этим рубежом в рощах у Резекне, а затем и в лесу под Псковом, где он в конце концов и был отстранен.

 

  1. ВОЙСКА ОКРУГА.

 

Переживая последовательно период устройства на новом месте, затем последовавшие реорганизации и переформирования, войска округа до апреля месяца 1941 года фактически очень мало занимались боевой подготовкой, а с апреля им было приказано оборудовать в инженерном отношении полосы и участки обороны, нарезанные им в приграничной полосе

К выполнению этих полевых фортификационных работ привлекались все соединения и части, за исключением механизированного корпуса, проводившего в это время формирование второго механизированного корпуса и национальных формирований, которые к работам не привлекались по соображениям сохранения секретности.

Каждый корпус, дивизия, полк по плану должны были в отводимых им полосах и участках провести рекогносцировки, в ходе которых

 

127

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

выявить танкоопасные направления, наметить расположение боевых порядков, огневые позиции артиллерии, направление фасов и протяженность простейших противотанковых и противопехотных препятствий к строительству.

Это мероприятие, безусловно, имело большой смысл и являлось необходимостью с первых дней ввода войск Красной Армии в Прибалтику, однако приступали к этому только теперь.

Если бы проведение этого мероприятия было совмещено с общей подготовкой войск и сколачиванием подразделений, назначаемых на прикрытие новой государственной границы не как скучная и тяжелая работа, а как мероприятие, остро необходимое для предстоящей борьбы на границе, безусловно, даже и теперь мог быть большой эффект, чем получился в последствии.

Отсутствие в войсках сапер /ранее забранных на строительство укрепленных районов/, наряду с необученностью офицеров, командиров частей и подразделений, самостоятельному руководству и проведению работ по укреплению местности, зачастую приводило к большим неразберихам, переделкам уже сделанного и разным неполадкам.

Командиры войсковых соединений начинали нервничать, распекать напутавших или неумеющих правильно организовать работы и настойчиво требовали возврата им их штатных сапер, без которых работы шли просто плохо.

Для сооружения орудийных укрытий требовалось большое количество камня. В условиях бездорожья командиры соединений и артчастей организовывали своими силами и средствами сбор с полей валунов и подвоз их к пунктам строительства.

Данный отделом укрепленных районов Генерального штаба чертеж огневого сооружения с обеспечением от одного попадания 150 м.м. орудия артиллеристы долгое время критиковали и не желали строить, называя такие сооружения в виде стога, возвышающиеся на поле — "шапками мономаха".

При отрыве траншей или противотанковых рвов все время возникали недоразумения с населением из-за потрав или земельных участков.

В ряде случаев, вместо соблюдения требований выгодного расположения позиций, основной целеустремленностью становилась забота о том, как бы не затронуть интересы какого-нибудь крестьянина и не вклиниться с окопом или противотанковым рвом на принадлежащий ему клок земли.

Корпусные и дивизионные инженеры, отправив на долговременное строительство своих сапер и оставшись в одиночестве без транспортных средств, вполне естественно, были не в состоянии охватить своим руководством весь объем работ по полевому фортификационному оборудованию рубежей.

 

128

 

АФАНАСЬЕВ Павел Васильевич

____________________________________________________________________

 

Чертились и снова перечерчивались в штабах схемы, ломались машины и повозки при подвозе валунов, рвалось обмундирование и обувь у солдат, однако к началу войны даже полевое обмундирование10 оборонительных рубежей закончено не было, не говоря уже о долговременном.

За длинными сводками о циклах работ, о ходе литья бетона, о количестве вновь забитых рекогносцировщиками колышках — терялся живой организм, каким являлись войска, и складывалось ошибочное понятие о том, что в случае, если грянет война, то железобетон, а не хорошо вооруженные и обученные войска, сдержит натиск и разобьет врага.

Своевременно освещаемые в печати действия немецких войск при захвате линии "Мажино", на которую французы ошибочно возлагали слишком большие надежды, достаточно глубоко не были изучены и оценены.

Новому в своевременной войне действию крупных танковых и моторизованных соединений, взаимодействующих с воздушно-десантными войсками, и, в равной мере, методу и приемам борьбы по сковыванию их маневренности должного внимания уделено не было.

Более того, опыт боевых действий Красной Армии в Финляндии, показавший большую потребность в саперах, возросшую в связи с массовым применением нового по существу вида оружия, такого мощного, как мины, остался не изученным или без должных выводов и указаний войскам.

Штатная организация, вооружение и оснащение инженерных частей продолжали оставаться неизменными, хотя опыт показывал на необходимость их пересмотра. Так, транспортные средства и рабочие механизмы планировались саперам на случай войны из народного хозяйства, а в мирное время все сводилось лишь к перепискам с райвоенкоматами и госучреждениями, что касается вопросов планирования, то инженерным ведомством не только не была организована база широкого производства мин, но даже установленного типа таковых не было. Не были отработаны методы и способы минирования, а следовательно, не было отработанной документации по учету и фиксации минных полей. Саперы не имели надлежащей выучки производству минирования и разминирования, а все рода войск не обучались боевым действиям в заминированных районах.

Общевойсковые начальники, не зная мин и не имея навыков их применения, с началом войны всемерно уклонялись от постановки саперам конкретных задач по минированию местности и разрушению отдельных объектов.

В тех случаях, когда тот или иной начальник решался применить мины для задержания врага, вследствие необученности своих войск, отсутствия связи взаимоинформации, а иногда просто из-за

___________

 

10 Так в документе. Правильно "оборудование".

 

129

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

дезорганизованности и недисциплинированности отдельных лиц, на своих же минах, нередко сами несли потери.

 

  1. ГЛАВНОЕ СЕЙЧАС БЕТОН.

 

Доля внимания, уделяемая Генеральным Штабом Армии и Военным Советом округа вопросам строительства укрепленных районов, полностью сказывалось на работе Начальника Инженерного Управления как основного проводника всех их указаний.

С утра и до темной ночи занимали его и всех работников отдела оборонительного строительства, возглавляемых Заместителем Нач. инжа по оборонительному строительству генерал-майором ШЕСТАКОВЫМ. организационные вопросы.

Чуть не круглые сутки здесь толпились люди, приезжающие из Управлений начальников строительств, прибывали завербованные на работы из Ленинграда, Москвы и других городов.

Звонили телефоны, бегали со сводками диспетчеры. Пачками заготовлялись и рассылались на места указания и чертежи по строительств сооружений.

Выслушивались доклады заготовителей материалов, спорили и ругались с подрядчиками и поставщиками камня, цемента, арматуры и других материалов.

В общем, жизнь кипела, как говорят, ключом, и окончательное разрешение всех беспокойств и вопросов находилось у нач. инжа.

Вопросы инженерной подготовки войск округа, подготовка инженерных частей и подразделений, так же как вся другая работа, связанная с жизнью приграничного военного округа, целиком были переложены на заместителя по боевой подготовке.

Нормальным в условиях предвидения войны такое положение никто признать бы не мог.

Невольно возникал вопрос: почему нач. инжи приграничных округов занимаются только строительством, и все другие дела до них доходят подчас только глухим отголоском?

Помимо общего внимания этому вопросу со стороны генерального штаба и военных советов округов, тут, безусловно, имело значение и то, что этот вид деятельности для начинжей являлся реально ощутимым.

Здесь, именно на оборонительном строительстве, они действительно становились самостоятельными начальниками, имеющими в своем распоряжении большие штаты строительных отделов и управлений начальников строительств, за счет которых могли содержаться секретари, порученцы, машины.

Здесь в итоге полугодовой и годовой работы давались награды при выполнении планов строительства. Наконец, с начинжем,

 

130

 

АФАНАСЬЕВ Павел Васильевич

____________________________________________________________________

 

распоряжающимся миллионными средствами, и считаются даже в округе совсем по иному, раза два в месяц, а то и в неделю, заслушивает доклады Военный совет, запрашивает генеральный штаб, а боевой подготовкой сапер и инженерной подготовкой войск по полгода, от одного приказа до другого, никто не вспоминает даже.

Что нач. инжу сулит боевая подготовка?

Бесконечные хлопоты, нервничанье, неизбежные нагоняи, а нередко и окрики.

То кто-нибудь подорвался или утонул, то кого бревном или землей привалило при обучении специальностям а то просто не угадали, что и как думает начальник.

Вот и переживай, да отписывайся на присылаемые спец. сообщения и запросы начальников.

К тому же, начинжи, не ведущие оборонительное строительство, нередко и живут-то на положении бедных родственников, ожидающих, когда АХЧ выдаст десять листов бумаги, пяток карандашей и пару чернильниц.

Те же, кто ведет оборонительное строительство, от всего этого почти избавлены, да и отношение к ним совсем иное, потому что вопросы строительства связаны с деньгами, кубометрами бетона и другими материалами, и для всех это понятнее и доходчивей как-то.

В том округе, где велось оборонительное строительство, от начинжа требовали сводок о выполнении работ по циклам, о количестве заготовленных камня, щебня, песка, цемента, кубометров бетона и только не выучку войск.

"Идет строительство — награждают и хвалят, плохо на каком-либо участке, ругают Военный совет округа, ругают в директивах Генерального Штаба, а кому приятна ругань? Пусть лучше хвалят!" — рассуждали начинжи.

И вот, придерживаясь таких взглядов и чувствуя сильную поддержку руководства, большей частью, сами начинжи настойчиво добивались распоряжений о прекращении занятий боевой подготовкой и направлении всех сапер округа с их техникой на строительство.

Забывая о прямом предназначении сапер и видя перед собой финансовый план и сроки строительства, охотно находили они разрешение многих вопросов в привлечении на строительство дармовой рабочей силы, обеспеченной спецодеждой инструментом и некоторой нужной техникой.

С привлечением на работу сапер гораздо проще решалось все, чем с вербовкой рабочей силы на стороне.

Во-первых, за саперами не требовалось посылать вербовщиков, не нужно тратить средства на их перевозку, не нужно беспокоиться

 

131

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

об организации питания, обслуживания, обеспечения инструментом и спецодеждой и, наконец, избавляешься от выслушиваний претензий месткомов и т.д.

Все решалось проще и без особых хлопот: подготовил приказ, доложил его умело, и все готово, к указанному в приказе сроку потянутся эшелоны и сразу прыгнут вверх показатели привлечения рабочей силы, задействованных механизмов и транспортных средств.

Полетят сводки с многонулевыми цифрами в Москву и Военному Совету округа, убедительно свидетельствуя об активной деятельности на местах, а затем и результатах выполнения плана строительства.

Что может быть лучше столь легкого и простого выхода из затруднительного положения. Глядишь, и до похвалы недалеко.

Примерно так было во всех приграничных округах, и это в свою очередь порождало убежденность в отсутствии непосредственной угрозы войны.

Генеральный штаб, Военные Советы округов требовали от начинжей строительства долговременных сооружений, а не знания боеготовности войск. Значит, на данном отрезке времени строительство важнее, значит, есть еще время, и до начала войны пока далеко, им ведь виднее.

И, действительно, простой подсчет времени потребного хотя бы только на один из циклов, на бетонировку сооружения с последующим затем месячным сроком процесса схватывания бетона показывал, что в верхах расчеты строятся на сравнительно долгое сохранение мирных отношений с воинственным соседом, что в ближайшие месяцы война не ожидается.

Старые, много лет до этого укрепляемые государственные рубежи оказались не только заброшенными, но даже из большинства сооружений, ранее законченных строительством, было снято оборудование и вооружение.

О какой же войне может идти речь? Кто же мог допустить мысль о том, что без должного учета обстановки и времени переносятся со старых рубежей на неосвоенную еще новую государственную границу не только средства вооружения, но и методы строительства и формы сооружений, в течение ряда лет применявшиеся при укреплении старой границы.

Видимо, все обстоятельства взвешены теми, кто давал задание на разворот именно долговременного оборонительного строительства.

Им обстановка известна лучше, чем кому бы то ни было, и, видимо, есть основания полагать, что при существующих отношениях успеем построить укрепленные районы, а когда появится какая либо угроза, успеем возвести и полевое заполнение для войск.

Если бы была угроза войны, готовились бы к ней войска и штабы, а раз удается какими бы то ни было путями оттянуть начало войны,

 

132

 

АФАНАСЬЕВ Павел Васильевич

____________________________________________________________________

 

нужно пользоваться этим и строить не окопчики, а ДОТы, что касается боевой подготовки войск, то они еще успеют научиться.

Так думалось и именно так говорилось работниками инженерного управления ПрибВО, непосредственно занятыми вопросами строительства.

И так, следовательно, главное сейчас — бетон.

 

  1. Инженерные войска ПрибОВО накануне войны.

 

На протяжении ряда лет инженерные войска приграничных округов систематически использовались в качестве рабочей силы на строительствах укрепленных районов.

На боевую подготовку их и сколачивание подразделений, в лучшем случае, им отводилось в эти годы 2-3 зимних месяца, причем и в эти-то месяцы обучение строилось преимущественно тому, что предстояло делать в укрепленных районах.

Таким образом, ежегодное привлечение сапер к долговременному оборонительному строительству неизбежно приводило к тому, что они совершенно не обучались взаимодействию с другими родами войск и не приобретали навыков, необходимых саперам при выполнении задач инженерного обеспечения боевых действий войск. Они не обучались не только производству минирования и разминирования, но даже стрельбе из личного оружия.

С выходом на оборонительное строительство саперы вообще утрачивали черты, характерные для сапер, и в действительности только на котловом довольствии продолжали значиться инженерной частью — подразделением.

Командиры частей и подразделений зачастую назначались на дополнительно оплачиваемые на строительстве должности начальников циклов, смен, бригадирами и прорабами на отдельные объекты и со своими подчиненными не только не занимались, но нередко и не общались даже.

Штатный расчет частей и подразделений сменялся строительными организациями.

Вместо рот и взводов появились смены и бригады арматурщиков, каменщиков, землекопов, бетонщиков и др.

Материальная часть и табельный инструмент сапер нещадно трепались, и к началу войны в большинстве требовали ремонта и замены.

При таких условиях вполне естественно, что саперы не могли считаться боеспособными инженерными частями.

Безоружные, разбитые на бригады и смены, разобщенные различным местом и видом производимых работ, потрепав на строительстве обмундирование, обувь и свои механизмы, саперы, в лучшем случае, могли быть приравнены к сезонным рабочим, сведенным в артели.

 

133

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

После боевых действий Красной Армии на Хасане и Халхын-Голе, где каждый участник событий достаточно оценил необходимость высокой инженерной выучки войск и наличия хорошо подготовленных саперных частей, было выпущено несколько хороших приказов, требующих уделения внимания инженерной подготовке и запрещающих использовать сапер и их материальную часть не по специальности и на хозяйственных работах.

О таких приказах Наркома N: 110 и N: 113 очень много говорилось на совещаниях и собраниях.

Приводились цитаты "владеть лопатой как ложкой за столом" и все же в практике не были изжиты отрывы сапер от боевой подготовки.

В обход этих приказов тут же следом сыпались директивы по линии отдела укрепленных районов генерального штаба с указаниями на привлечение к работам по строительству укрепленных районов возможно большее количество сапер.

В директивах Генерального Штаба повторялись задачи боевой подготовки, упомянутые в приказах, и затем излагались указания о повышении темпов строительства долговременных сооружений и, в конце концов, сводилось все к тому, что только путем привлечения инженерных частей на работы по строительству и возможно выполнить требования приказов по боевой подготовке.

Явная несогласованность требований приказов и директив Генерального Штаба для каждого сталкивающегося с ним были очевидны и только одним объяснялось это:

Что ж, главным сейчас является строительство.

Видя в привлечении сапер на строительные работы прямую угрозу потерять на ряд лет не только войсковых сапер, но, главное, вообще лишиться подготовленного младшего командного состава, Инженерному управлению ПрибОВО удалось все же добиться разрешения на сведение с весны 1941 года всех учебных подразделений инженерных частей для подготовки в особые лагеря.

Один из таких лагерей был организован на базе инженерного полка в районе Саласпилс под Ригой, а другой для понтонер при понтонном полку в Каунасе.

Созданием таких учебных пунктов ликвидировалась угроза потери младших командиров и, наоборот, значительно улучшилось качество боевой подготовки не только курсантов учебных подразделений, но и частей окружного подчинения, при которых организовывались такие лагеря.

К инженерным частям окружного подчинения, кроме инженерного полка, имеющего в своем составе 2 батальона, легко-переправочный парк и роту ТОС, относились два понтонных полка, имеющих по 1 парку ТМП.

 

134

 

АФАНАСЬЕВ Павел Васильевич

____________________________________________________________________

 

При понтонно-мостовом полку, дислоцированном в Каунасе, организовывались учебные лагеря, а полк, дислоцированный в Двинске, находился в стадии реорганизации, вследствие чего также не был привлечен на работы.

Что касается войсковых сапер, то все они, за исключением учебных подразделений и малочисленных взводов полковых сапер, были втянуты в строительство Укрепленных районов.

Помимо сапер округа, на оборонительное строительство в ПрибОВО были привлечены инженерные части из внутренних округов.

Прибывали они, как правило, без оружия. Все оружие перед отправкой их на границу, согласно директиве Генерального Штаба, отбиралось и оставлялось во внутренних округах для обеспечения потребностей округа по мобилизации.

При таком положении к началу войны на границах ПрибОВО оказалось сосредоточенным несколько десятков тысяч безоружных сапер и строителей с большим количеством строительной техники.

Почти одновременно с выводом войск округа на полевое фортификационное строительство, командованием округа было приказано оборудовать командный пункт в лесу в районе Поневежис.

Так как командный пункт мыслилось оборудовать — дерево-земляной из подручных материалов, то организацию и руководство этим строительством возложили на лиц, не связанных со строительством укрепленных районов, т.е. на зам. нач. инжуправления по боевой подготовке и его аппарат, а рабочей силой было предложено использовать один из батальонов инженерного полка.

К этому времени обстановка на границе все более и более осложнялась.

В разведсводках и донесениях все чаще отмечались факты сосредоточения немецких войск к границе, не проходило почти и дня, чтобы не залетали одиночные самолеты, пограничники вылавливали шпионов и диверсантов.

Все это заставляло думать о том, что все успокоения, видимо, напрасны, и начало войны неизбежно приближается.

Безусловно, в этих условиях требовалось хотя бы часть войск держать в постоянной боеготовности, но охватившая всех строительная лихорадка глушила здоровые мысли.

Нужно было думать о борьбе с танками противника, учить этому хотя бы определенную часть, готовить заграждения запасать мины.

Однако все это не делалось, и только лишь на одном штабном учении вспомнили о танках, введя в тематику — создание противотанковых районов средствами артиллерии и сапер.

 

135

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

Но это учение было крайне непоучительно потому, что отметалась всякая реальность, и условно поставленная в какой нибудь рощице батарея опять "успешно громила" скопища танков и неуязвимо откатывалась к следующим кустам или кладбищу.

 

  1. ОБЕСПЕЧЕННОСТЬ.

 

Когда приступали к строительству укрепленных районов, то в округе считали, что рабочие механизмы и инструмент, сосредоточенные на этих строительствах, в случае отмобилизования пойдут на укомплектование инженерных частей, поэтому имевшиеся в частях их табельные средства не жалея также использовали для нужд строительства.

Что касается взрывчатки и мин, то их Прибалтийский Военный округ фактически к началу войны не имел, якобы по причине отсутствия складских помещений.

Несмотря на бесконечные переписки с зам. нач. штаба по тылу генералом КУЗНЕЦОВЫМ, несмотря на все разговоры на проводимых им совещаниях, вопрос о предоставлении инженерному управление хранилищ для мин и взрывчатки так и не был решен им вследствие прямой недооценки инженерных войск и их средств.

Зная положение округа, Москва несколько раз запрашивала, когда и куда именно направить взрывчатку, предназначенную для нужд округа, а округ неизменно отвечал одно и то-же — хранилища еще не выделены, принять не можем.

В результате буквально за три-четыре дня до начала войны пришлось с большими трудностями выискивать на артиллерийских складах в Литве, Латвии и Эстонии имевшиеся ранее в их армиях и переданные вместе со складами нашим артиллеристам их мины и взрывчатку.

Так, в период с 18.6 по 20.6 удалось выявить и направить дивизиям в три узловых пункта собранные крохи взрывчатки, мин, колючей проволоки и отечественных малозаметных препятствий по следующее расчету:

 

 

ВВ/тонн

Мин/шт.

Кол пров./тонн

 МЗП/пакетов

Тауроген

16

16.000

135

100

Волковысск

20,5

25.000

200

160

Кальвария

10

10.000

175

400

Всего

46,5

41.000

510

660

 

Все это, и имевшееся в инженерных частях округа небольшое количество отечественных мин Т-35, безусловно, не могло обеспечить прикрытие границы и подготовляемых рубежей и сдержать танки

 

136

 

АФАНАСЬЕВ Павел Васильевич

____________________________________________________________________

 

противника, тем более, что Латвийские, Литовские и Эстонские мины, будучи маломощными, неспособными даже перебить гусеницы современного танка, были мало пригодны для этих целей.

Но других запасов у ПрибОВО не было, и приходилось пользоваться тем, что есть.

По линии боевой подготовки, одновременно с отправкой мин и ВВ, корпусным и дивизионным инженерам было дано указание немедленно приступить к установке мин и использованию взрывчатки на наиболее танкоопасных направлениях и держать их под охраной сапер.

Однако, как выяснилось в последствии, в районе Кальвария в связи с подрывом коровы, зашедшей на минное поле, и опасаясь "провокации" — командующий округом 18.6. специально командировал своего помощника по укрепленным районам генерал-майора ОСТАНИНА 11 нач. инж. управления генерал-майора ЗОТОВА снять минные поля и предупредить командиров о бдительности в отношении возможных провокаций.

Так за день до начала немецкого наступления с большим трудом добытые и доставленные на места мины были сняты и сложены в штабеля.

 

  1. ОЖИДАНИЕ НАЧАЛА.

 

Работы по строительству и оборудованию командного пункта в Поневежис к 10 июня, несмотря на все трудности проведения их без определенных средств и материалов, все же были закончены.

Оперативная группа штаба округа, начиная с 17 июня, начала занимать построенные землянки.

В Риге во главе с заместителем командующего генерал-лейтенантом САФРОНОВЫМ 12 оставались: Отдел боевой подготовки, отдел укрепленных районов, отдел тыла, интендантство и отдел оборонительного строительства инженерного управления.

В состав оперативной группы от инженерного управления входили Заместитель начальника инженерного управления по боевой подготовке, Начальник отделения по изучению и подготовке ТВД, майор КОМАРОВ и его помощник капитан ЖУКОВ, Начальник отделения боевой подготовки майор БЛИЩЕНКО и инженер электрик КРАСНОПЕРОВ, начальник отдела снабжения подполковник ТЕЛЕЛЯСОВ с майором САПОВСКИМ и инспектором капитаном ХОВАНСКИМ, прикомандированные для руководства полевым строительством бывший корпусной инженер 2 ск полковник ФЕДОРОВ, подполковник ЯСТРЕБОВ и майор ОГОРОДНИКОВ, один завделопроизводством и две машинистки.

___________

 

11 Так в документе. Правильно Астанин А.Н.

12 Так в документе. Правильно Софронов Г. П.

 

137

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

Кроме этого состава, с началом войны должны были подъехать нач. инж. управления генерал-майор ЗОТОВ и командир инженерного полка полковник ПЕТРОВ 13 со своим начальником штаба капитанов КЛЕМЕНТЬЕВЫМ. Последние два поступали на укомплектование создаваемого оперативного отдела.

По приезде на командный пункт все отделы начали капитально обосновываться.

В землянки затаскивались столы, стулья, матрацы, печи и другие предметы внутреннего оборудования.

Комендант штаба 14, вспотевший от беготни, торопился установить указки, посыпать песком дорожки до приезда начальника штаба и военного совета.

В просторной землянке, подготовленной для размещения военной совета округа, саперы заканчивали отделку дверей и подвеску плафонов и рожков в зале заседаний.

При проектировании этой землянки пришлось очень много спорить и доказывать, что по техническим соображениям нельзя строить дерево-земляные укрытия с пролетом более двух метров.

Однако все технические доводы оказались неубедительными и тщетными. По настоянию начальника штаба были допущены отклонения от требований наставлений. Много раз считали и пересчитывали, готовили проекты и снова перепроектировали, пока не пришли к решению сознательно допустить технические погрешности, построить требуемый зал заседаний и просторные комнаты, введя промежуточные стойки в виде колонн.

Эти стойки, стены и потолки обшивались проалифеной фанерой и художественно разделывались рядами мебельных гвоздей.

Плафоны устанавливались под потолками, а на колонах навешивались золотистые рожки.

В общем сочетании отделки и освещения — получалось красивое, просторное помещение и тем не менее, когда генерал-лейтенант КЛЕНОВ осматривал, то не смог удержаться от брюзжания в отношении стоек "ну вот инженеры, без столбов строить даже не можете".

В его понятии, по-видимому, никак еще не укладывалось то, что не внешний блеск, парадность и комфортабельность нужны, а прочность сооружений, раз это делается для войны.

Несколько позднее, когда вблизи КП стали рваться немецкие бомбы, он это, видимо, осознал и потребовал срочной отрывки щелей.

Все остальные помещения КП строились без излишних затей и представляли собой небольшие врезки в качестве рабочих мест, связанных

________

 

13 Полковник Петров А. П. был командиром 25-го отдельного инженерного полка.

14 Комендант штаба Прибалтийского особого военного округа капитан Фамлюк А. И.

 

138

 

АФАНАСЬЕВ Павел Васильевич

____________________________________________________________________

 

между собой системой узких подземных ходов сообщения, надежно укрыващей от бомбежки.

Предполагавшегося в начале перекрытия слоем камня сделано не было, ограничившись перекрытием двумя-тремя рядами бревен и пяти-десяти-сантиметровой земляной присыпкой. Такое упрощение позволило именовать сооружения землянками, а не убежищами.

То, что приехали на КП не для проведения учения, а в предвидении возможной войны с немцами, для всех было очевидно, но вот начнется ли действительно война или все ограничится только частными пограничными стычками, было не ясно.

Надежда на оттяжку начала войны продолжала еще существовать.

В неизвестности и тягостном ожидании сновали люди целых три дня.

Во всех землянках закончено оборудование и приведение в жилой вид на долгие сроки, организационная суетня улеглась, и лишь в настроениях чувствовалась напряженность ожидания.

Бесперебойно работала связь с армиями и Ригой, все было тихо и спокойно. "Ну как у Вас дела, сидите?", запрашивал кто-нибудь по телефону работников штабов армий. "И мы сидим" или звонили в Ригу с просьбами зайти на квартиру и захватить забытое полотенце или зубную щетку.

В общем, все было так, как и при выездах на учение. Все отделы подготовились и ждут приезда руководства, которое даст ход игре, а пока безделье и томящее ожидание.

 

  1. И вот началось.

 

Намереваясь переговорить с начальником артиллерии генералом БЕЛОВЫМ, я поднес к уху телефонную трубку и услышал несколько голосов, разговаривающих с разных пунктов.

Отчетливей всех звучал хорошо знакомый нервозно трескучий голос нашего начальника штаба.

"Ну говорите же, чорт возьми, говорите", кричал, надрываясь, он.

Другой голос откуда-то издалека докладывал: "Слышно шум гусениц и гул большого количества моторов". "Ну и что же?" кричал КЛЕНОВ. "По всей вероятности, немцы производят какую-то перегруппировку и подтягивание к границе войск".

"Ну и пусть производят, Вам-то что? Смотрите, чтобы кто-нибудь из Ваших не вздумал открыть огонь! Еще раз проверьте и предупредите всех".

Чтобы не мешать разговору Начальника Штаба, я положил трубку и вышел в помещение своего оперативного отдела.

Часа примерно через два я снова снял телефонную трубку и снова услышал голос КЛЕНОВА, как будто и не кончавшего разговора.

 

139

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

По-прежнему, только с большой возбужденностью в тоне, его голос дребезжал в телефонной трубке.

"Слушаю, слушаю, чего же Вы молчите там?" В ответ откуда-то летели бросаемые отрывистые фразы.

"По всей границе немцы ведут артиллерийский и пулеметный огонь....

.... Обстреливается город, военный городок и дома начсостава!... Слышите ли Вы разрывы снарядов?... От обстрела вспыхнуло несколько пожаров. Среди населения паника".

Как с семьями начсостава?... Как с семьями, спрашиваю я — кричал КЛЕНОВ. "...Принимаем меры к эвакуации, но мало машин... Дома начсостава горят... Горит наш...." и разговор оборвался.

Алло, Алло... Тауроген... Тауроген! Надрывался КЛЕНОВ, но все уже было кончено, в телефонной трубке не слышалось больше ничьих голосов. Связь порвана.

Ничего не говоря своим работникам Управления, я вышел из землянки.

Где-то далеко на горизонте, чуть-чуть пробиваясь сквозь ветви деревьев, брезжил рассвет.

Это наступило утро 22 июня 1941 года.

Утренний рассвет пришел в этот день в Прибалтику в грохоте и лязге войны.

Я машинально взглянул на циферблат часов, было четыре часа 32 минуты.

Из землянки, высунув голову, окликнул меня майор КОМАРОВ и подойдя затем доложил, что меня срочно вызывает к себе командующий. Понизив тон до шопота, он добавил — "ЖУКОВ вернулся только что из развед. отдела, там, говорит, все что-то засуетились, как будто немцы начали наступление".

Да, да ответил я. Идите в землянку и предупредите, чтобы все были на своих местах, возможно, командующий даст какое-либо задание. Спящих будить не надо, ясно?

"Ясно" — ответил КОМАРОВ, и я поспешил к командующему, которого застал в комнате отдыха нервно расхаживающим из угла в угол.

Постоянно рисующийся и принимающий театральные позы, сейчас он был совсем другим.

В запросто, по-домашнему, распахнутом кителе, поводя рукой по ровно подстриженному бобрику волос, просто как-то, не хмуря бровей и не кривя губ, как обычно делал при разговоре с нижестоящими, он спросил меня. -

"Где сейчас ЗОТОВ, не знаете?" нет, товарищ командующий, мне докладывали, что позавчера он куда-то выехал выполнять Ваше приказание! ответил я.

 

140

 

АФАНАСЬЕВ Павел Васильевич

____________________________________________________________________

 

"Знаю, знаю! Но где он может быть сейчас?... Я послал его в Тауроген, не попался бы он там немцам в лапы".

С Тауроген, тов. Командующий, связь порвана... Сейчас я попытаюсь через нач. инжей армий, Ригу и УНСы установить, где он.

Ну хорошо, давайте устанавливайте и сразу доложите мне.

При выходе от командующего я услыхал команду "воздух". По этой команде, дублируемой сигналом, полагалось прекращать все движение в районе командного пункта и до отбоя сидеть в укрытии.

Перебежав под кронами деревьев к своей землянке, я застал всех, живо обсуждающих факты нарушения нашей границы.

Никому, конечно, и в голову не приходило в это время, что этот самый факт мы через несколько минут ощутим очень близко от себя.

Крепка пока была еще уверенность в том, что с началом войны штаб округа будет иметь возможность так же вот, как на штабных ученьях, спокойно со своего командного пункта руководить ходом боевых действий, развертывающихся на границе.

Приказав БЛИЩЕНКО с узла связи по всем телефонам разыскивать ЗОТОВА, я взял карту и направился в оперативный отдел уточнить обстановку.

Вдруг где-то близко-близко послышались сильные взрывы и над КП с ревом пролетело несколько самолетов.

Впечатление от взрывов было такое, что бомбится наш КП, и некоторые товарищи невольно как-то пригнули головы будто уклоняясь от удара.

Вскоре снова повторилось несколько взрывов и застрекотали пулеметы.

Выйдя из землянки, я спросил у КОМАРОВА "Ну, где бомбят?".

Наверно, аэродром и вокзал, ответил он. Низко, чуть не цепляя за верхушки деревьев, над нами прошли три самолета с резко выделяющейся на плоскостях свастиками.

Неужели нас ищут? высказал предположение стоящий тут же капитан ЖУКОВ.

Но в ответ ему последовала серия взрывов, и в стороне аэродрома вспыхнуло пламя, а затем в небо потянулся столб густо клубящегося черного дыма. Пролетевшие самолеты разгрузились над аэродромом.

Дальнейшие события сменялись одно другим.

Отовсюду на КП поступали донесения о развертывающихся боевых действиях. Из Риги звонили, что было уже два налета вражеской авиации, причем во время второго налета были сброшены парашютисты на взморье в дачном районе.

В Каунасе от бомбежек возникло несколько очагов пожара.

 

141

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

Два бронеавтомобиля, прикрывающие наш КП, были обстреляны в 2-3 километрах от нашего расположения, причем один из них завалился на мосту, подпиленном кем-то ночью.

Второй броневик, прикрывая застрявший на мосту, подстрелил два человека в гражданском платье.

От прибывшего к 12 часам генерала ЗОТОВА стало известно, что в районе Шауляя выброшен десант парашютистов.

Сам он прибыл без фуражки, с пустым портфелем. Все имевшиеся при нем документы, по его словам, он сжег в Гостинице в Таурогене в момент артиллерийского обстрела и сам еле выбрался из города, охваченного паникой и пожарами.

Как успокоение ходили слухи, что Белорусский особый военный: округ, в свою очередь, перешел в решительное наступление и уже глубоко врезался на территории Германии.

Потом по секрету стали передавать друг другу, что Белорусский округ тоже не сдержал наступления немцев, и танки противника под прикрытием авиации рвутся к Минску.

Против нас также брошено большое количество танков и авиации в направлении Таурогена, Каунаса и Алитуса.

В направлении Алитус двигалось свыше пятисот танков противника.

От прибывающих на КП командиров все чаще и чаще можно было услышать об обстреле автомашин из окон зданий в целом ряде населенных пунктов.

На одну из железнодорожных станций вблизи Алитус в разгар бомбежки и наступления танков прибыл эшелон с семьями начсостава.

Много жертв, оставшиеся в живых попали к немцам.

Все дороги забиты. Движение к границе почти невозможно. УНСы по собственной инициативе снимаются и движутся к Риге.

И наконец, стали поступать сведения о появлении в ряде мест вооруженных банд и диверсионных групп.

Работники штаба жадно, как губка влагу, ловили эти слухи и заметно начинали нервничать.

Во избежание внезапных нападений вокруг КП был усилен караул и весь командный состав разбит на отделения и взводы для самообороны.

Всему составу КП начали выдавать пистолеты и противогазы.

Чтобы быть в курсе быстро развертывающихся событий и установления связи, во все концы от отделов штаба были высланы командиры.

Представители Инженерного Управления выехали в Каунас, Вильно и Шауляй.

Уезжающему в Шауляй капитану ХОВАНСКОМУ приказано проверить, не остались ли мины и артснаряды на складе в Линкауле и в

 

142

 

АФАНАСЬЕВ Павел Васильевич

____________________________________________________________________

 

случае обнаружения, что возможно, вывезти, а остальное взрывать вместе со складом.

Это было первое наше приказание на подрывание объектов.

Из района Бабан на Келме, Россиены с выходом на Тауроген готовились к нанесению контрудара оба мехкорпуса.

На эти мех. корпуса и их танки возлагались большие надежды, однако на деле получился сплошной конфуз.

Получив задачу, четыре часа танки ожидали подачи горючего, а затем, когда пошли в наступление, то скользнули фактически по пустому месту, понеся потери от авиации и бронепоезда под Таурогеном.

Для борьбы с танками противника Инженерное управление заказало местной промышленности изготовить специальные спички для поджигания бутылок с бензином.

Одновременно в Риге и Шауляе насобирали разных бутылок и 22 июня разослали войскам.

Ввиду того, что отправка бутылок и спичек производилась из разных мест, а войска уже начали к этому времени отход, во многих случаях получались или одни спички, или только бутылки.

И то, и другое, полученное врозь, вызывало у командиров недоумение, а иногда и возмущение.

Большое количество собранных бутылок просто брошено, не найдя должного применения.

От войск сыпались запросы на мины и взрывчатку, но округ их не имел.

Работы по долговременному оборонительному строительству не прекращались до перехода немцами государственной границы. Более того, они не прекращались и под артиллерийским обстрелом, и под бомбежкой авиации до тех пор, пока немцы не походили вплотную и силой захватывали объекты строительства.

Несмотря на все симптомы, свидетельствующие о том, что не сегодня-завтра немцы начнут наступление, не только не были прекращены работы по долговременному строительству, но даже собранных на строительство сапер и строителей не вооружили, а семьи офицеров, прибывшие из различных мест Советской России, не были эвакуированы в тыл и попадали под удар.

Саперы войск округа накануне частично ушли к своим соединениям, и на строительстве оставались только инженерные части, прибывшие из внутренних округов.

Поспешно вооружаясь кто чем попало, они не прекращали работ до тех пор, пока не приходилось яростно драться у возводимых ими объектов строительства.

 

143

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

В первый грянувший день войны не единичны были случаи, когда одна часть бойцов-сапер под огнем противника поспешно заканчивала бетонировку сооружения, а другая часть, имеющая орудие, прикрывала работающих, отражая атаки немцев. Так под командой командира саперного батальона 10 ск капитана ЗВЯГИНА в районе Телбшая, саперы около четырех дней, упорными боями сдерживали натиск немецких войск.

То, что грянула настоящая война, верить не хотелось. А может быть это только провокация? Думалось многим.

Может быть подойдут вот наши войска, отбросят немцев и эти сооружения могут пригодиться.

И, несмотря на то, что редели ряды прикрывающие работы и работающих, лихорадочно продолжалось бетонирование.

Объект в силу инерции все еще приковывал мысли. Обидно было бросить детище своих рук. Бросить просто, так, не испытав даже боевых свойств. Политый кровью товарищей, с которыми вместе плечо с плечом ни один месяц напряженно работали.

Объект этот становится еще дороже.

Лютая злоба и ярость закипали у саперов против ненавистного врага, нарушившего границу Родины.

Но сила бронированного кулака, удар за ударом обрушивалась на безоружные и разобщенные группы героических сапер, сметая их в общий, хлынувший в глубь страны серый поток беженцев и строителей. И те из сапер дивизий и корпусов округа, которые почему-либо не успели накануне убыть со строительства к своим соединениям, также смешались в этот поток, отрываясь от своих частей теряли управление.

Гонимые непрерывными бомбежками и обстрелами, нахально летающих над дорогами немецких самолетов, катился поток все дальше и дальше от границы, сея панику и уныние среди населения.

Многие из сапер в этот период оторвались от своих частей, приставали к другим и становились артиллеристами, пулеметчиками и стрелками, а другие на ходу вооружаясь, группировались, создавая новые по составу инженерные части, которые не только штыком и пулей, а мощными взрывами и минами, сдерживали затем врага, нанося ему день ото дня все больше и больше потерь.

Война потребовала сапер, а не смен и бригад.

Война потребовала мин и взрывов для остановки, рвущихся на Восток танков врага.

Не считаясь с надеждами и желаниями оттянуть начало войны, она пришла.

Заговорили пушки, загудели моторы танков и самолетов, пронзительно завыли бомбы и мины.

 

144

 

АФАНАСЬЕВ Павел Васильевич

____________________________________________________________________

 

Запылала граница, и пламя, все более ширясь, потянулось к Востоку.

Неизбежное пришло раньше, чем этого хотелось.

Надежды лопнули. Итак — война!

 

  1. НЕМЦЫ РАЗВИВАЮТ НАСТУПЛЕНИЕ

 

23 июня стало известно, что немцы, прорвав фронт Белорусского военного округа, подходят к Двинску, перерезая наши коммуникации.

Из Риги начали эвакуировать семьи командного состава. Немцы повсеместно развивали успех наступления.

Войска 11 Армии, отходя, вели бои под Каунасом. Расположенная для обороны под Келме 48 Дивизия понесла большие потери.

От командира дивизии генерала БОГДАНОВА и див. инженера КОТОВА никаких донесений не было.

На всех участках войска округа отходили под натиском значительно превосходящих сил противника. Штаб округа готовился к оставлению и переходу в район Двинска.

Для выбора места будущего КП выехали квартирьеры.

Вечером 23 июня генерал-майор ЗОТОВ от имени командующего передал мне приказание выехать с группой офицеров для задержания отходящих УНСов и постановки их на оборудование оборонительного рубежа по р. Лиелуппе и Двине. Самому мне надлежало переключиться затем на рубеж Западной Двины и делать там все, что посчитаю необходимым.

У работников штаба округа было представление, что КП окружен диверсантами.

Ну давай, сказал мне ЗОТОВ, прорывайся утром и действуй, как только встретишься с ШЕСТАКОВЫМ, передай ему также приказание в отношении постановки УНСов на работы.

А где мне Вас искать? спросил я.

Мы утром тоже снимаемся и если раньше немцев успеем попасть, то разместимся вот здесь. И он показал на карте точку севернее Двинска.

В районе населенного пункта Биржай моему импровизированному штабу, передвигающемуся на трех машинах, удалось обнаружить УНС майора РОТШТЕЙН.

Ознакомившись у местных властей с настроением населения и обстановкой в районе, поставил строителям задачу на эскарпирование берега р. Лиелуппе на участке Биржай — Бауска. К производству работ надлежало привлечь также местное население.

Строители, напуганные на границе, становиться снова на оборонительные работы не хотели и, ссылаясь на парашютистов, бомбежки и свою безоружность, просили не давать им такого приказания.

 

145

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

Выяснив, что поблизости имеется артиллерийский склад, я написал распоряжение о выдаче строителям винтовок, патронов и пистолетов для командиров. Все, что требовалось, склад отпустил, и таким образом, отказываться от работ, ссылаясь на безоружность, строители больше не смогли и приступили к работе.

Полковника ФЕДОРОВА с тремя командирами, чтобы не терять время, я командировал из Биржая в Двинск с задачей немедленной подготовки к взрыву Двинских мостов и организовать работы по подготовке рубежей Западной Двины, а сам по берегу Лиелуппе направила к Елгаве останавливать УНС - КВЯТКОВСКОГО.

Не доезжая до Елгавы километров тридцать, оно было обнаружено расположившимся на привал в лесу.

Ссылаясь на генерала ШЕСТАКОВА, КВЯТКОВСКИЙ и комиссар УНС КИЛИН убеждали меня, что имеют уже задачу двигаться на старый государственный рубеж и там начинать работы по приведению в порядок старого Укрепленного района.

Указав, что ШЕСТАКОВУ будет дано указание об отмене этого распоряжения, потребовал немедленно высылать рекогносцировщиков на рубеж Лиелуппе и приступать к работам.

К работам УНС приступил, а в поиски ШЕСТАКОВА послал своего нарочного.

Вечером 25 июня прибыл в Ригу.

Обычно оживленная, шумящая Рига сейчас выглядела пустынной.

Все остатки инженерного управления по приказанию генерал-лейтенанта САФРОНОВА были вооружены и собраны в здании управления. У входа в управление был установлен пулемет и неслось постоянное дежурство. Подвальные помещения были приспособлены под убежища на период бомбежек.

Все это было предпринято в связи имевшими место враждебными выступлениями пятой колонны в г. Рига.

Генерала ШЕСТАКОВА в Риге не было, он выехал на рекогносцировку КП вместе с квартирьерами оперативной группы.

Оставшийся за ШЕСТАКОВА инженер-подполковник ЧЕРНЫХ имел крайне растерянный вид.

Несмотря на наличие большого количества автотранспорта кроме семей ЗОТОВА и ШЕСТАКОВА никого еще не эвакуировали.

Вольнонаемным работникам в эвакуации было отказано, и они объявлялись уволенными с работы. В связи с этим, как только я вошел, ко мне обратились с плачем и жалобами несколько человек. Пришлось вмешаться и приказать всех эвакуировать.

Зав. делопроизводством, жена дивизионного инженера КОТОВА, прибежала ко мне и с плачем рассказала, что оставшимся в Риге ее

 

146

 

АФАНАСЬЕВ Павел Васильевич

____________________________________________________________________

 

матери и сыну работником отдела кадров ЕПИШОВЫМ было наотрез отказано в эвакуации, потому что майор КОТОВ числится переведенным из Управления в дивизию.

Кстати сказать, в это время уже имелись сведения о том, что КОТОВ погиб под Кельме.

Откуда-то из-под Двинска звонил полковник ФЕДОРОВ. Он доложил мне, что в Двинске немцы, и запрашивал меня, как ему быть?

Приказав ему действовать, сообразуясь с обстановкой, а все же попытаться если не взорвать, так хоть повредить мосты в Двинске, я торопился выехать в инженерный полк и далее в Круспилс.

Приехав в Саласпилс к 6 часам утра, приказал командиру инженерного полка немедленно выслать команды подрывников для подготовки к взрыву Рижских мостов и отправить к Пскову приборы техники особой секретности.

Беспокоясь, как бы немцы не упредили нас и не захватили мосты в Круспилсе, я не стал задерживаться в полку и выехал в Круспилс.

По прибытии в Круспилс, мы встретили командира взвода дислоцировавшегося здесь саперного батальона 2615 дивизии, от которого мы узнали, что здесь имеется до роты саперов и ночью сюда же прибыл для проведения отмобилизования командир батальона.

Вызвав командира батальона, я приказал ему выслать команды для минирования мостов, а также в целях обеспечения со стороны Двинска разрушить пять небольших мостов.

Заблаговременно разрушение этих мостов в последствии сказалось исключительно благоприятным.

Рванувшиеся из Двинска вдоль берега несколько танков противника, подойдя к преграде, вынуждены были вернуться несмотря на то, что участок фактически никем не оборонялся.

Команды подрывников, выделенные комбатом на оба Круспилских моста, быстро приступили к работам, минируя мосты в двух местах с расчетом обрушения их при взрыве.

Для прикрытия от внезапного нападения, на подходах к мостам было выставлено охранение, а на путях из рельс устроено заграждение, препятствующее броневикам выскочить к мосту.

С высокого Круспилского моста были видны пожары в Двинске. Густой дым клубами поднимался в небо, а вечером на его фоне мелькали языки пламени.

К вечеру следующего дня, когда уже все работы по минированию мостов были закончены, подъехал заместитель начальника штаба округа генерал-майор ТРУХИН.

____________

 

15 Так в документе. Речь идет о 126-й стрелковой дивизии.

 

147

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

Выставленная саперами охрана задержала его при подъезде к мосту и доложила мне.

Полагая, что генерал ТРУХИН прибыл с каким либо заданием командования, я подошел к нему.

От него я узнал, что штаб при выезде из Поневежиса подвергся бомбежке, при которой была разбита машина КЛЕНОВА, в намечаемом районе севернее Двинска — не стали останавливаться, а проследовали дальше в район Резекне.

Сам он по приказанию командующего направляется в Ригу за оставленными документами и просил меня дать распоряжение саперам пропустить через мост его машину, если успеет возвратиться обратно до 24 часов.

Проинформировав его об обстановке, я ответил, что такого распоряжения не дам и посоветовал возвратиться другой дорогой через Мадонну.

Больше этого генерала я так и не встречал. Передавали предположения, что будто бы он, переехав через мост, напоролся на идущие броневики немцев и был убит или попал в плен, а шоферу удал скрыться во ржи и ночью пробраться к своим.

В дальнейшем было установлено, что действительно его захватили немцы, у которых он затем стал работать как предатель, за что в последствии и был вместе с Власовым приговорен к повешению.

Для организации обороны в районе Круспилс распоряжением штаба был прислан заместитель начальника артиллерии16 полковник ПОТАПОВ.

В его распоряжение не было выделено ни одного подразделения, поэтому свою деятельность он начал с того, что всех попадающихся ему на глаза, останавливать и класть в оборону, вдоль берега реки.

Обнаружив у мостов сапер, он также приказал занять оборону.

Когда мне об этом доложили, я вынужден был розыскать ПОТАПОВА и разъяснить ему, с какой целью поставлены мной саперы.

Ссылаясь на категорический приказ командующего, в начале он не хотел ничего слушать, но потом поняв, что при подходе немцев мосты. нужно взрывать, освободил всех захваченных им сапер.

Окончательно проверив готовность мостов к взрыву по договоренности с ПОТАПОВЫМ, я возложил ответственность за своевременное подрывание мостов на заместителя командира батальона, сам отправился к Мадоне.

Проезжая по берегу р. Западная Двина, я все более убеждался в том, что именно здесь, на Двине, мы могли бы задержать продвижение немецких войск, но, к сожалению, в данное время никем этот мощный естественный рубеж не занимался для обороны.

____________

 

16 Полковник Потапов М.А. занимал должность начальника 1-го отдела окружного артиллерийского управления Прибалтийского особого военного округа.

 

148

 

АФАНАСЬЕВ Павел Васильевич

____________________________________________________________________

 

По всему берегу не было ни одного бойца. Все стремительно проскакивало на ВОСТОК под прикрытие старой государственной границы.

Дорога на Мадону проходила вблизи Мадонской широковещательной радиостанции. Чувствуя, что в создавшемся хаосе никто не думает об организации эвакуации в тыл имущества и разрушении важных объектов, я решил проверить, что делается на этой станции.

Как и в обычное время, у ворот станции стояла охрана из сторожей в гражданском платье. Выяснив у сторожа, что немцы, летая над станцией, ни разу ее не бомбили, я решил принять какие-нибудь меры.

Оставить все так как есть для наступающих немцев мне казалось просто преступным, а указаний каких-либо насчет отдельных объектов я ни от кого не получал и, вполне естественно, был в затруднении.

В моем Мерседесе "на всякий случай" находилось килограмма два взрывчатки и одна девятьсотграмовая латвийская мина.

Для разрушения внутри и порчи радиостанции этого запаса было мало, к тому же я посчитал бессмысленным использовать его сейчас, не пытавшись вывезти оборудование.

Въехав в гор. Мадонна, я задержал грузовую автомашину, до отказа набитую бойцами, от которых узнал, что это перебазируется УНС РОТШТЕЙНА.

Найдя на окраине города РОТШТЕЙНА, я приказал освободить грузовых машин и немедленно самому ему выехать на радиостанцию и вывезти на этих машинах все, что окажется наиболее ценным из оборудования, а остальное разрушить.

РОТШТЕЙН отказался выполнять такое приказание, ссылаясь на то, что на разрушение подобных объектов нужно иметь особое решение правительства, т.к. станция имеет международное значение и могут получиться какие-либо осложнения.

Указав, что идет война и больших осложнений быть не может, я подтвердил свой приказ.

В конце концов РОТШТЕЙН потребовал от меня письменного приказания.

Тут же продиктовав присевшему в кювете дороги подполковнику КОМАРОВУ текст приказания и подписав его, вручили один экземпляр РОТШТЕЙНУ.

На радиостанции РОТШТЕЙНА встретил советский инженер, который лично возглавил работы по снятию и упаковке оборудования.

Впоследствии эти пять машин с оборудованием радиостанции Мадонна были доставлены РОТШТЕЙНОМ в г. Ленинград.

В г. Мадонна для задержания бегущих пришлось организовать контрольные пункты.

 

149

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

Остановив для начала автобус, набитый работниками НКВД и милиции, я потребовал, чтобы все выгрузились, а автобус загнали в лес.

После некоторых пререканий мое требование было выполнено.

Попытка найти среди ехавших кого-либо старшего была безуспешна. Все были "старшие". Тогда я сам разбил их на группы, назначил старших групп из лиц командного состава, а общую ответственность возложил на оказавшегося в их среде старшего лейтенанта.

С помощью установленных контрольных пунктов удалось навести в городе, наполненном паничными слухами, некоторый порядок и задержать беспорядочно бегущие части и одиночек.

Все задержанные тут же получали задачу по обороне берега р. Двины или организованно направлялись в Круспилс в распоряжение ПОТАПОВА.

Отдельные группы и одиночки сводились в отряды, из них же назначались командиры и политруки. При формировании таких отрядов приходилось многих вооружать за счет брошенного склада мобилизационных запасов одной дивизии.

На такие действия мне также никто полномочий не давал, но бездействовать и оставлять неприкрытым рубеж р. Двины, когда к нему подходили немцы, я считал тягчайшим преступлением перед Родиной и поэтому, пользуясь своим служебным положением, принимал меры, которые в то время считал необходимым.

Кого-либо запрашивать и ждать указаний и полномочий — значило терять время.

Да и кого запрашивать?...

Одни, в это время боясь личной ответственности, стремились уклониться от дачи указаний, а другие просто едва успевали перебегать с одного места на другое.

Где в это время был штаб, выяснить ни у кого нельзя было, сам он никаких признаков о себе не подавал, а немцы продвигались, их разведка попыталась даже с хода форсировать в одном месте Двину, но, будучи обстреляны рассаженными по берегу бойцами, ограничились только ответной стрельбой и затем отошли.

Выскочившие к берегу немецкие броневики на перекресте дороги, ведущей из Мадонны к Круспилсу, пулеметным огнем подстрелили одну лошадь и трех бойцов.

Появление этих броневиков напугало посаженный мною в оборону строительный батальон. Имея достаточное количество автомашин, он быстро погрузился и стал удирать в обход Мадонны.

Их колонна, мчавшаяся быстрым ходом от реки, вновь была задержана.

Из старших начальников в составе задержанных оказались только политрук роты и отсекр батальона.


150

 

АФАНАСЬЕВ Павел Васильевич

____________________________________________________________________

 

Уточнив, что за колонна, я приказал им догнать своего уехавшего вперед командира и комиссара батальона и предупредить, что если через час батальон не займет оборону согласно данному ранее письменному приказанию, то оба они как дезертиры будут расстреляны перед строем.

Отсекр и политрук быстро укатили, а остальные стали поворачивать назад свои машины.

Минут через сорок красный и потный, подъехал возвращенный комбат.

Следом за ним тянулся батальон. Все Вам доложили отсекр и политрук? спросил я комбата.

Все! ответил он.

Ясно?

Ясно, и батальон снова занял отведенный ему район обороны.

Пока мы возились с этим строительным батальоном, со стороны Круспилса послышалась стрельба, а затем, сотрясая воздух, прогремел мощный взрыв.

Есть один! заметил КОМАРОВ, имея в виду взрыв одного из мостов.

Вскочив в машину мы снова покатили в Круспилс.

В Круспилсе снова зашли на командный пункт полковника ПОТАПОВА

Настроение полковника было бодрое.

В окопчиках сидело сотни две бойцов, усиленных батареей, и, кроме того, он получил извещение об усилении его еще артиллеристами.

Тут же оказался командир роты сапер, который докладывал о произведенном при подходе немцев взрыве железнодорожного моста.

ПОТАПОВ, похвалив сапер, дал указание, куда отвести команду подрывников и, обращаясь ко мне, попросил назначить кого-либо инженерным начальником его группы для руководства действиями сапер и понтонер.

В Круспилс к этом времени прибыл со строительным участком бригинженер ГРАЧЕВ, которому согласно данному ранее мною распоряжению нач. УНС КВЯТКОВСКИЙ приказал заминировать Круспилские мосты, т.к. это мероприятие было выполнено другими, а один из мостов уже взорван, я решил назначить начинжем группы ГРАЧЕВА, являющегося на данном участке старшим инженерным начальником.

Оформив это назначение письменным приказанием и взяв затем ПОТАПОВА донесение командующему, я выехал в штаб.

В Резекне мы прибыли вечером в момент налета немецкой авиации.

Комендантом Резекне был полковник ПЛЕНКИН, бывший до войны начальником отдела боевой подготовки округа.

 

151

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

От ПЛЕНКИНА я узнал, что расположился штаб в лесу за городом, куда и направился.

Штаб, несмотря на то что прибыл сюда три дня тому назад, все еще не устроился и представлял из себя табор случайно съехавшихся людей.

Где и что делается, никто не знал. Связи с войсками не было. Настроение работников штаба было ясно подавленное, чувствовалась общая боязнь парашютистов и окружения.

По лесу то и дело раздавались отдельные выстрелы и с разных мест в небо взвивались ракеты.

Военторг второй день бездействовал, не кормил людей и не открывал торговли.

Работники военторга боязливо жались у своих загруженных машин.

Начальника Военторга, крайне паничного человека, бегавшего все время с пистолетом в руках, арестовали и куда-то отправили.

В общем, штабной организации здесь как не бывало. Сплошной ералаш.

Генерал ЗОТОВ принимал меры к тому, чтобы задержать отходящих сапер, и формировал из них отряды подрывников.

В его распоряжении имелось уже до батальона сапер, преимущественно командного состава, отставшего от своих частей.

Мои действия генерал ЗОТОВ одобрил.

К командующему с докладом о моем прибытии отправился он один, а я тем временем проинформировал начальника штаба. Последний выслушал меня как-то рассеяно и, наконец, сказал: Все это хорошо, но все же немцы Двину уже перешли и могут отрезать нас с направления Мадонны-Гульбене.

От ПОТАПОВА нет никаких сведений, часа три тому назад он донес о начавшемся наступлении немцев и больше ничего нет.

Сейчас командующий приказал отправить в район Круспилса Начальника развед. отдела полковника САФРОНОВА с наспех сформированным из отходящих батальоном.

Возвратившийся от командующего генерал ЗОТОВ отозвал меня и сказал:

"Ну, браток, придется тебе с твоими людьми опять катить. Штаб сегодня в ночь уходит, видимо, в район Острова или Пскова. Дела идут неважно.

Командующий приказал заняться приведением в порядок укреплений на старой границе.

У соседей наших дела также очень плохи. КВЯТКОВСКОМУ я сам дал приказание перебазироваться в Острова, где уже сосредоточена половина его людей, а ты давай гони всех, кого поймаешь, в Псков и Остров в распоряжение ШЕСТАКОВА и ОСТАНИНА".

 

152

 

АФАНАСЬЕВ Павел Васильевич

____________________________________________________________________

 

Предупредив своих помощников о предстоящем утром выезде обратно к Мадонне, я прилег отдохнуть, однако примерно часа в два ночи был разбужен, т.е. из города Резекне сообщили, что связисты, назначенные сопровождать машины, отправляющиеся за боеприпасами, подстрелили нашего работника интенданта 1 ранга КОНДАКОВА17, который был назначен сопровождать машины и доставить взрывчатку. Когда он, получив приказание, направился к стоящим вдоль улицы автомашинам, его якобы окликнул охранявший их связист и, не дождавшись ответа на отклик, выстрелил и убил наповал.

Факт этот наглядно подтверждал царящую атмосферу нервозности и неорганизованности.

Больше отдыхать мне не пришлось, т.к. решил, не ожидая рассвета, выехать в Мадонну.

Проезжая в Резекне мимо комендатуры, я заскочил к полковнику ПАНКИНУ.

Небритый, с красными от бессонных ночей глазами, он ходил по комнате, ругая двух командиров.

Оказалось, что эти командиры были назначены в батальон, отправленный с САФРОНОВЫМ в Круспилс.

Из их доклада был ясно, что САФРОНОВ при подходе к Круспилсу был убит, а весь батальон разбежался.

Кем убит САФРОНОВ, они точно сказать не могли и несколько раз повторяли: Когда мы слезли с машин и стали подходить, то по нас открыли огонь с окраины города. Все мы залегли...

Полковник встал и начал кричать и ругаться, "не стреляйте... свои идут".

Но тут раздалось несколько выстрелов, и он упал. После этого стрелять стали еще сильнее, и батальон в темноте разбрелся кто куда.

САФРОНОВА было чертовски жаль. Молодой, жизнерадостный полковник стал в эту ночь второй жертвой неорганизованности и паничных страхов.

Видя, что ПЛЕНКИНУ в данное время не до разговоров со мной, я попрощавшись с ним и уехал.

Долгое время ехали молча, каждый из нас был погружен в свои мысли.

Неясность обстановки и два эти случая неоправданной гибели наших людей действовали угнетающе.

У перекрестка дорог, где нужно было нам сворачивать вправо, повстречались понтонеры, оставленные мною в распоряжении ПОТАПОВА.

___________

 

7 Так в документе. Правильно Карнаков И.М.

 

153

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

Отыскав командира, я узнал от него, что немцам второй мост захватить не удалось, и саперы, несмотря на понесенные ими потери, свою задачу выполнили.

Второй Круспилский мост был взорван хорошо, что сам он наблюдал, находясь вблизи в специальном укрытии.

Находившийся на том берегу с охранением помощник командира саперного батальона не успел до взрыва моста проскочить на свой берег, и до отъезда понтонер о его участи ничего известно не было.

После взрыва моста немцы вплотную выдвинулись к берегу реки и открыли огонь по Круспилсу. Огнем было повреждено два полупонтона и ранен один водитель машины.

ПОТАПОВ, когда ему об этом доложили, приказал понтонерам с наступлением темноты направиться к Пскову и явиться в мое распоряжение.

О САФРОНОВЕ командир понтонер ничего не слыхал, т.к. батальон, видимо, выехал из Круспилса раньше прибытия туда САФРОНОВА.

Впоследствии под Демьянском я встретил пом. комбата, оставшегося при взрыве моста на правом берегу Двины.

Он, действительно, будучи оттеснен с охранением от моста в сторону, только ночью смог переправиться вплавь и присоединиться к своим саперам.

Указав понтонерам, куда следовать и как связаться с ЗОТОВЫМ, сами поехали дальше.

К моменту нашего приезда в Мадонну, город казался пустым, жизнь его замерла, население на улицы не показывалось и лишь изредка, без остановки в городе, проносились по пустынным улицам одиночные машины, держа курс неуклонно на восток, к своей старой границе.

Когда наши машины остановились среди улицы, к нам подошел молодой лейтенант и отрекомендовавшись комендантом Мадонны, стал просить разъяснить его обязанности в сложившейся обстановке.

Не имея в своем распоряжении ни одного бойца, он не знал, как ему быть и что делать.

Ранее задержанные нами и посаженные в оборону бойцы и части давно уже снялись и ушли вслед за удравшими контролерами установленных здесь контрольных пунктов, которые, видимо, в свою очередь почувствовав бесконтрольность за их действиями, решили после наше отъезда из Мадонны вовремя смотаться.

Местные власти эвакуировались, связи комендант ни с кем не имел и, естественно, не знал, что же делать и как поступать ему лично.

Оставить без ответа вопрос молодого лейтенанта, может быть только прибывшего из школы и впервые оказавшегося в крайне затруднительном положении я считал для себя невозможным.

 

154

 

АФАНАСЬЕВ Павел Васильевич

____________________________________________________________________

 

Посоветовавшись с своими помощниками, мы прежде всего решили помочь ему в формировании комендантской команды, организации управления и установления связи с войсками.

Задержав до взвода бойцов, передали их в распоряжение лейтенанта как непосредственно подчиненный ему комендантской взвод.

Кроме взвода бойцов, передали две автомашины и в качестве связного мотоциклиста с мотоциклом.

Рассказав затем, как поступать и что делать ему, мы отправились в Гульбене к командиру Латвийской дивизии, которого я решил предупредить о положении и потребовать выдвижения дивизии для занятия обороны по р. Западная Двина.

Отъехав от Мадонны километров пять-шесть, мы заметили катившуюся на нас в клубах пыли колонну автомашин.

Преградив своей машиной дорогу, мы вышли навстречу мчавшейся колонны и, когда остановили их, я спросил — "В чем дело, что за колонна и куда Вы так стремительно гоните?"

Немцы впереди.... Отрезали дорогу на Псков! Сразу ответило несколько голосов.

"Только мы из-за поворота дороги высунулись, глядим, они цепью движутся нам навстречу в касках все с ранцами, ну мы и давай скорее назад".

Куда же назад? спросил их я.

Да куда-нибудь по проселкам пробиваться к Пскову.

"А кто же из Вас видал этих немцев?"

Оказалось, что люди, сидящие на передних трех-четырех машинах, видели все цепь пехоты, перерезавшей дорогу.

Все солдаты одеты в каски, и у каждого за спиной ранец, т.к. наши части в это время выглядели очень пестро, то ясно — это немцы.

В рассказах очевидцев все выходило так, как будто действительно никакой выдумки не было, но странным казалось, что немцы не открыли даже огня и позволили целой колонне автомашин уйти от них.

Что-то было не так, и я решил проверить сам их рассказы, а колонну автомашин отправить с сопровождающим целиком в распоряжение коменданта Мадонны для использования под эвакуироваемое имущество.

У поворота дороги, о котором рассказывали видевшие "немцев", мы остановились и всмотревшись, действительно заметили впереди боевые порядки выдвигающихся войск.

Вправо от дороги на галопе влетела в лесок конная батарея и стала на позицию.

Форма одежды и порядок в передвижении подразделений действительно казались несвойственными нашим частям и приводили к догадкам и различным предположениям.

 

155

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

Видя, что огня ниоткуда не ведется, мы еще выдвинулись вперед, пока не наткнулись на лежащих в кювете дороги латвийских стрелков. Все стало ясно.

Одетые в новое обмундирование при касках и ранцах, они своим видом смутили и шоферов, и нас.

Найдя командира дивизии, я проинформировал его в известной мне обстановке и как представитель штаба, потребовал выдвижения дивизии к Мадонне и занятию обороны по р. Западная Двина.

Командир дивизии, в свою очередь, рассказал мне, что в последнее время среди командного состава были произведены аресты неблагонадежных, и сейчас, учитывая настроения, он приступил к выполнению приказа командующего на занятие обороны по Двине, причем производит это под видом учения и в боевых порядках выводит дивизию из Гульбене.

Сообщив ему о коменданте Мадонны, я просил выслать ему на смену более опытного командира.

Полагая, что все УНСы уже проскочили, мы решили, не задерживаясь, двигаться к Острову.

В темноте ночи, продвигаясь по лесной дороге, машина наша чуть не слетела под обрыв глубокого оврага, через который кем-то был разрушен мост. На дне этого оврага валялись обломки нескольких грузовых автомашин, попавших туда, видимо, днем раньше.

Спасло нас исключительно искусство шофера, сумевшего во время затормозить и направить машину вдоль обрыва.

Невольно пришлось заночевать здесь же в ожидании утреннего рассвета, и лишь утром розыскав объезд, выбраться из злополучного оврага.

1 июля прибыв в Остров, я получил приказание ЗОТОВА войт в состав оперативной группы штаба, руководимой генералом ГУСЕВЫМ.

Штаб округа располагался в лесу, между Островом и Псковом, а оперативная группа в самом Пскове.

УНСы приводили в порядок старые укрепленные районы. В Островском укрепленном районе работы производил УНС КВЯТКОВСКОГО, а в Псковском УНСы - КОРЯВКО и РОТШТЕЙНА.

Отрыв от немцев, создавшийся с переходом штаба за старую границу, позволил нам несколько свободнее вздохнуть и попытаться принять меры по наведению относительного порядка.

Старую нашу границу немцы считали хорошо укрепленной и называли "Сталинской линией", которую перешагнуть с хода они, видимо, не решались.

Это как раз и было необходимым для нас, для организации управления, т.к. до выхода к Пскову никакого управления фактически не было.

 

156

 

АФАНАСЬЕВ Павел Васильевич

____________________________________________________________________

 

Как только я со своей группой прибыл в Псков, ко мне потянулись различные представители и начальники строительств, вышедших из Прибалтики.

Каждый из них охотно отдавал своих людей и автотранспорт, им просили разрешить продолжать путь на Москву со срочными докладами и отчетами.

В первые же три дня мне удалось набрать до 25 тысяч рабочей силы и направить на усиление УНСов.

Корпусному инженеру 50 ск полковнику ДУГАРЕВУ я приказал подготовить к взрыву Псковские мосты, а также на случай дальнейшего отхода организовать тайные складики взрывчатки.

Из Ленинграда прислали вагон деревянных ящиков, однако взрывчатки все еще не хватало.

Специальным самолетом на аэродром была доставлена жидкость КС.

Для ее разлива по бутылкам, предназначаемым для борьбы с танками, пришлось специально командировать подполковника КОМАРОВА.

Сформированную из сапер инженерного полка команду подрывников главе с лейтенантом ДМИТРИЕВЫМ из Пскова командировал на подготовку к взрыву и разрушению при появлению немцев мостов на подступах к Пскову и в направлении Выру — Псков, Тарту — Псков.

2-3 июля прибыла комиссия генерального штаба, возглавляемая О.И.ГОРОДОВИКОВЫМ.

Одновременно, с заданием генштаба, прибыл генерал ШЕВАЛДИН и с ним генерал ЧЕКИН.

От меня они потребовали выделения сапер, мин и взрывчатки.

Кроме УНСа РОТШТЕЙНА, несмотря на все их настояния, я ничего другого им выделить не мог и, после долгих споров, 5 июля они выступили в направлении Тарту.

В УНСе КОРЯВКО был создан специальный, вооруженный автоматами отряд под командной одного грузина, которому была поставлена задача вести разведку и своевременно донести об обнаружении подхода немцев.

Сам начальник управления строительства КОРЯВКО был особо предупрежден мной об уделении внимания стыку с Островским укрепрайоном.

Рано утром 5 июля я вместе с подполковником ЯСТРЕБОВЫМ отправился проверить готовность к взрыву Псковских мостов и ход работы у КОРЯВКО.

Накануне с такой же задачей и приказанием КВЯТКОВСКОМУ о подготовке к взрыву Островского моста мной был командирован в Остров подполковник КОМАРОВ.

Проверив готовность к разрушению мостов и слаженность назначенных команд, я дал указание о необходимости дублирования способа

 

157

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

взрыва, с тем чтобы в случае повреждения огнем электро-сети, взрывать огневым способом.

Когда команды выполнили эти указания, мы поехали в район расположения штаба /управления/ КОРЯВКО.

Когда приехали к месту, то там никого не застали. Полнейшая тишина нарушалась только стрекотом кузнечиков.

Крайне удивленный, объехал на машине по району и убедился, что никто и никаких работ тут не ведет.

Более того, даже разведчиков и охранения, на которых я по наивности возлагал большие надежды, нигде не было.

Наконец, в кустах неподалеку от дороги удалось обнаружить повозку с ездовым. На мой вопрос, где КОРЯВКО, последний отвечал, что снялись часа два или три тому назад и уехали по направлению на Порхов.

Первое мое решение было догнать и вернуть на место беглецов, но потом беспокойство за Остров, имеющий открытый фланг, взяло верх, и, решив предупредить КВЯТКОВСКОГО о бегстве КОРЯВКО, приказал шоферу ехать к Острову.

Как только мы выбрались на Островское шоссе, навстречу нам стали попадаться машины и бегущие люди. Вскоре стали доносить звуки стрельбы.

Не доезжая до Острова километра три, у одной возвышенности мы увидели группу людей.

Решив узнать в чем дело, остановили машину. Город Остров горел, пожары хорошо были видны с пригорка, на котором мы остановились.

От группы людей отделился один из командиров и, отрекомендовавшись сотрудником НКВД, попросил меня как старшего начальника проверить, что за странные люди стоят в стороне и все время о чем-то: шушукаются.

Указанные им четыре человека, стоящие поодаль от кювета дорог, были в форме военнослужащих.

Подойдя к ним я спросил, кто Вы такие?

Один из них представился начальником артиллерии корпуса, второй работником штаба, третий нач. хим 18 и четвертый оказался корпусным инженером ГОЛОВЛЕВЫМ.

Они объяснили, что немцы захватили Остров, где КОСОБУЦКИЙ со своим штабом, сказать не могли, т.к. оторвались в момент отхода.

ГОЛОВЛЕВ доложил, что мост оказался невзорванным, т.к. когда можно было взорвать, командир корпуса КОСОБУЦКИЙ не разрешил, а когда немцы вплотную подошли к мосту, он приказал произвести

____________

 

18 Начальником химической службы 41-го стрелкового корпуса был полковник Сергиевский В. А.

 

158

 

АФАНАСЬЕВ Павел Васильевич

____________________________________________________________________

 

взрыв, однако выполнить это саперы не смогли и только зря понесли потери.

Приказав всем им не стоять без дела у дороги, а немедленно отправиться и разыскать свой штаб, я сам решил пробиться к горящему городу в надежде выяснить, где штаб корпуса, и реальную обстановку.

Проехав еще километра два, мы увидели выскочившую из-за крайних домов машину, мчавшуюся навстречу.

Остановив свою, мы с ЯСТРЕБОВЫМ вышли вперед. Из кабины приближающейся машины на меня направился наган и послышалась матерная брань... уходи с дороги!

Резко затормозив, шофер сдержал все же свою машину, чуть не сбив меня радиатором.

Из кузова машины послышался мат и стоны раненых. Подойдя к кабине, я приказал лейтенанту, целившемуся в меня из нагана, выйти доложить кто он и почему так ведет себя.

Растерявшийся лейтенант с выбывшимися из-под фуражки и прилипшими ко лбу волосами начал извиняться.

Себя он назвал командиром саперного взвода полка, оставленного для минирования выходов из города. Полк его отошел, и в городе, по его словам, кроме его взвода, никого не оставалось.

Сейчас там полно немцев, от которых они еле удрали, половина его взвода оказалась ранеными, а часть убито.

Отпустив эту машину, стали решать, что же дальше предпринять.

На троих на нас имелся у ЯСТРЕБОВА один карабин, да кроме того в машине у меня лежала одна граната.

Двигаться дальше к городу смысла не имело. Свернуть вправо и ехать вслед за отошедшими у нас на виду отдельными группками было просто невозможно. В наступающих сумерках загорелось зарево пожарищ. Стихла стрельба, и все вокруг как-то быстро опустело.

Ни бегущих, ни раненых, никого с сумерками, все куда-то поукрывались или успели уже далеко уйти.

Поехали в Псков, решил я, ночью немцы из Острова не выйдут, и нам, возможно, удастся что-нибудь предпринять.

Подъезжая к небольшому деревянному мостику, разукрашенному, видимо в целях маскировки, кустами дерев, мы были остановлены довольно дряхлым стариком, вооруженным охотничьей берданкой.

Стой, кто такие? Спрашивал он. Свои, отец, отвечали мы, а ты-то кто такой? Кто такие свои, давай документ, настаивал старик.

"А мы есть истребители, мы те не трусы, мы не побегем, продолжал он".

Из-под моста с направленной на нас винтовкой выглядывал второй, более здоровый, рыжебородый дядька.

 

159

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

Поговорив с ними и дав на прощанье по пачке папирос, мы поехали дальше.

"Мы истребители, мы те не трусы и не побегем" крепко сидели в мыслях слова старика.

Обида за свое бессилие грызла до боли сердце. Сознание какой-то доли своей вины в том, что из-за нераспорядительности и ералаша все бежит, бросая города и села, бросая своих русских людей, обрекая их на муки и страдания, нещадно угнетало.

Говорить не хотелось, ехали молча, подавленные этим "мы те не трусы".

Прибыв в Псков, мы долго не могли никого найти и лишь поднявшись на третий этаж здания, занимаемого оперативной группой, я обнаружил там генерал-лейтенанта САФРОНОВА.

О захвате немцами Острова он уже знал, а вот где искать штаб, сказать не мог, то ли в Старой Руссе, то ли в Новгороде.

Давай поезжай, где нибудь найдешь! сказал он мне на прощанье.

Из Пскова поехали на Порхов, где по имеющимся у меня сведениям должен быть генерал ШЕСТАКОВ с отделом оборонительного строительства.

Утомленный ночной поездкой, я задремал, сидя в машине.

Вдруг я ощутил сильные толчки и, открыв глаза, увидал, что маши идет через кювет в сторону от дороги.

Мысленно решив, что шофер тоже задремал, я крикнул "Смотри; смотри, куда ты правишь?"

Но тот, не изменяя направления, ответил мне — немцы бомбят.

Я обернулся в сторону оставленной дороги, на которой суетились ребятишки в форме фабзауча, скот, повозки, и стояли автомашины.

Снизившись над дорогой, летели немецкие самолеты и вели пулеметный огонь. Несколько дальше взвивались столбы земли и дыма от взрыва бомб.

Сделав несколько залетов, самолеты ушли, и мы снова выбрались на дорогу. Разбитые машины и повозки, трупы коров и свиней валялись на дороге, обочинах и в кюветах. Ребятишки фабзаучники перепуганные бомбежкой, собрались в группы и снова продолжал движение.

Некоторых из них, преимущественно раненых, забирали в машины, усаживали на лафеты пушек и скорее увозили от места бомбежки.

Тучные свиньи, непривычные длительно передвигаться на свою коротких ножках, тяжело дыша, ложились в кюветах, чуть не доводя до слез своих колхозных погонщиков.

В Порхове от генерала ШЕСТАКОВА я узнал, что штаб проследовал в Новгород, куда, не задерживаясь, выехал и я.

 

160

 

АФАНАСЬЕВ Павел Васильевич

____________________________________________________________________

 

Переправившись через р. Шелонь у поселка Мшага, я оставил здесь для наводки переправы отходящим войскам подполковника КОМАРОВА, приказав ему из имеющихся барж навести мост в целях недопущения внезапного захвата его немцами часть барж заминировать.

По прибытии в Новгород я получил письменное приказание, поданное генералом ЗОТОВЫМ и назначенным комиссаром инженерного управления КИЛИНЫМ, с оперативной группой из пяти человек и одной машиной взрывчатки отправиться в район Шимска для оказания помощи войскам в организации обороны по р. Шелонь, а также проведению минирований объектов с применением приборов техники особой секретности. /ТОС/

[Техника особой секретности. Так в годы Великой Отечественной войны называли стратегические радиоуправляемые фугасы, созданные в Особом техническом бюро, которым многие годы руководил Владимир Иванович Бекаури. - http://www.9355.ru/articles/art_11/039.html - прим. "К. Закорецкий"]

Через два дня я прибыл в Шимск и сразу вместе с ЯСТРЕБОВЫМ, отправился к КОМАРОВУ.

К этому времени к поселку Мшага подошли немецкие мотоциклисты и начали обстреливать поселок и мост. Одновременно с мотоциклистами налетела немецкая авиация и, в свою очередь, стала бомбить наведенный на баржах мост.

Располагавшиеся в поселке артиллеристы побросали боеприпасы и по мосту отошли за реку.

Не взирая на бомбежку, саперы начали на себе перетаскивать на свой берег ящики с боеприпасами.

В это время одна зажигательная бомба попала в баржу, заполненную горючими материалами, среди которых был помещен заряд взрывчатки.

Не имея ведер, саперы касками стали таскать и набрасывать песок на образовавшийся очаг пожара.

Благодаря принятым мерам пожар был ликвидирован, однако, чтобы не допустить захвата моста, баржи пришлось развести и организовать паромную переправу.

Выскочив к берегу, немецкие мотоциклисты постреляли из-за укрытий и удалились.

На следующий день я с подрывниками и приборами ТОС выехал в Сольцы на станцию Дно и на дорогу Дно — Старая Русса.

Перед выездом приказал командиру 109 инженерного батальона подготовить к взрыву мосты в районе Уторгош, Медвед и Шимск.

В течение двух дней приборами ТОС были заминированы аэродром в Сольцах, семь деревянных мостов на шоссе, три желдор моста, лесной участок дороги Дно — Старая Русса.

Шесть участков на шоссе в районах Боровичи, Порхов, Сольцы и несколько зарядов установлено на станции Дно.

Вернувшись затем в Шимск, обо всем, что предпринято, я доложил назначенному вместо генерал-полковника КУЗНЕЦОВА командующим фронтом генерал-майору СОБЕННИКОВУ, прибывшим сюда вместе

 

161

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

с командующим 11 Армией генерал-лейтенантом МОРОЗОВЫМ и развед, отделом фронта.

В дальнейшем работа моей группы велась согласованно с ними. Так, по согласованию с развед. отделом, в тыл немцам в целях разведки минирования дорог на путях их движения были посланы группы сапер именовавшихся "орлятами".

Минирован был берег реки Шелонь перед расположением наших частей организована комендантская служба на переправах Шимска и Мшаги.

На мостах, подготовленных к взрыву, неслось постоянное дежурство сапер. Вместе с генералом ШТЫКОВЫМ19 я проехал по лесам, где ШТЫКОВ инструктировал создаваемые группы партизан.

Строительный участок был поставлен на строительство деревоземляных огневых точек для горностроительной20 бригады, поставленной в оборону по р. Шелонь.

Прибывшие из Ленинграда эшелоны студентов и населения стновились на отрывку противотанковых рвов.

В некотором удалении от Шимска была установлена радиостанция, имевшая предназначение взрывать по моей команде заряды с приборами ТОС.

Установлена была связь с занимавшими оборону по р. Луга Ленинградскими дивизиями народного ополчения, и для обеспечения стыка с ними был поставлен 16 стр. корпус, развернутый затем в 48 армию.

Были начаты работы по установке сборных железобетонных конструкций, на которых помимо строителей, использовались рабочие торфяники и Ленинградского строительного треста.

Некоторые время все оборонительные работы велись спокойно, но затем ежедневно стала совершать налеты немецкая авиация.

Подошедшая из Ленинграда дивизия ФЕДЮНИНСКОГО21 внезапным ударом на Сольцы задержала наступление немецких войск.

В районе Сольцы был захвачен немецкий понтонный парк, однако вывезти его нам не удалось, ограничившись только повреждением.

Вскоре возобновив наступление, немцы вышли к р. Шелонь, и ночью до роты их переправилось на наш берег.

Горно-стрелковая бригада, растянутая на широком фронте, не смогла воспрепятствовать форсированию р. Шелонь, и лишь вводом частей 16 ск переправившиеся были уничтожены и частично отброшены.

____________

 

19 Так в документе. Правильно Шестаков.

20 Так в документе. Правильно "горно-стрелковая".

21 Так в документе. Речь идет о 70-й стрелковой дивизии, командир дивизии генерал-майор Федюнин А.Е.

 

162

 

АФАНАСЬЕВ Павел Васильевич

____________________________________________________________________

 

УНС подполковника ЧЕКАЛИНА был 26.7. поставлен на работы по оборудованию оборонительных рубежей на подступах к Новгороду.

С выдвижением немцев к р. Шелонь, я вынужден был снять с работ попавших под пулеметный и артиллерийский обстрел Ленинградских студенток и отправить их в Новгород.

На следующее утро к станции Шимск прибыл новый эшелон ленинградцев, который попал под бомбежку.

Второй их эшелон авиация накрыла при подходе к Шимску.

Попрыгав из вагонов, ленинградцы разбрелись по лесу так, что пришлось принять меры к сбору и их отправили обратно.

Прибывший в это время из Ленинграда секретарь райкома для расследования, почему были возвращены ранее работавшие, вынужден был признать, что девушкам под обстрелом действительно нельзя работать, и сам стал принимать меры к обратной отправке прибывших вновь эшелонов.

Едва удалось их всех собрать и отправить, как на следующее утро был повторен налет.

На станции в это время было два эшелона с боеприпасами, эшелон цистерн с горючим и один войсковой эшелон.

Удачным попаданием бомбы в голову эшелона с боеприпасами был поврежден паровоз, и начали взрываться боеприпасы. Люди из воинского эшелона в панике бросились бежать прочь от станции.

Полагая при первом взрыве, что бомба попала в мой склад взрывчатки и мин, располагавшийся в кустах недалеко от вокзала, я вместе с ЯСТРЕБОВЫМ побежали к станции.

Видя бегущих от станции людей, мы их остановили и затем, приняв на себя командование, я повел их обратно к вокзалу, чтобы с их помощью растащить вагоны.

Видя начавшийся пожар, взрывы и панику, немецкие самолеты начали кружить над станцией и методически сбрасывать по одной и две бомбы.

С большим трудом удалось отогнать на руках эшелон с горючим за выходную стрелку, приступили к эшелонам с боеприпасами.

Оставшийся на станции один старичок железнодорожник расцеплял вагоны, а бойцы под моим и ЯСТРЕБОВА руководством откатывали по три, четыре вагона.

На путях, в результате бомбежки и взрывов боеприпасов, валялись трупы людей и лошадей, обломки вагонов, так что одновременно приходилось расчищать пути.

Видимо обнаружив, что эшелоны растаскиваются, самолеты начали бомбить выход со станции и разбили выходные стрелки.

Видя, что убрать вагоны со станции не удастся, я решил хотя бы оторвать что можно от рвущегося эшелона.

 

163

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

Осколки рвущихся снарядов, буфера и швеллера вагонов, с воем и лязгом разлетающиеся при взрыве каждого вагона, заставляли людей жаться к отталкиваемым вагонам и с большой неохотой возвращаться за другими вагонами.

Когда до очередного горящего вагона оставалось не более 8-10 вагонов, я приказал всем укрыться за депо.

Едва с остатком людей укрылся я сам за депо, раздался мощный взрыв сразу двух или трех вагонов.

От этого взрыва внутрь двухэтажного деревянного дома вдавился балкон со стеной вместе и сразу вспыхнул вокзал и два-три здания.

С начавшимися пожарами никто борьбы не вел, и ветер быстро переносил огонь от одного здания к другому, и в результате почти 2/3 города вскоре было охвачено пламенем.

Вагоны с боеприпасами, которые нам не удалось вытолкать за выходную стрелку, также горели и рвались в течение полутора суток.

Связь с инженерным управлением фронта поддерживалась через офицеров управления и телефоном через райком партии.

Имея данные о продвижении немцев, по приказанию командующего фронтом генерал ЗОТОВ передал мне через секретаря райкома условные цифры "6-7-8-9-10-11", что означало взорвать объекты за этими номерами.

Меня в Шимске не было, т.к. я с утра выехал проверить, как заминирован мост в Уторгоше.

Возвратился я часов в пятнадцать и узнав, что из райкома три раза приходили передавать мне от ЗОТОВА эти номера, я немедленно написал письменное распоряжение на подъем 6-7 и 10 номера, а на 8-9 по имеющимся у меня данным находились наши войска.

Посланный с этим распоряжением капитан КЛЕМЕНТЬЕВ вскоре возвратился вместе с инженером электриком КРАСНОПЕРОВЫМ, которого он встретил на окраине Шимска возвращающимся с радиостанции.

На мой вопрос, как Вы туда попали и почему предварительно не заехали ко мне? — КРАСНОПЕРОВ доложил, что ему ЗОТОВ приказал скорее ехать и вручить пакет с распоряжением начальнику станции.

Что же Вы наделали? спрашиваю я, ведь 8 и 9 рвать нельзя, там наши.

Действительно, у мостов, обозначенных 8 и 9 номерами, собрав горстку людей при 2 танках, готовили короткий удар по немцам.

В момент этой подготовки один за другим прозвучали два мощных взрыва, мосты взлетели на воздух, взрывной волной одну пушку сбросило в кювет, и дорога для наступления оказалась прерванной.

 

164

 

АФАНАСЬЕВ Павел Васильевич

____________________________________________________________________

 

Когда этот факт доложили оказавшемуся в это время в Новгороде тов. ВОРОШИЛОВУ, он приказал арестовать начинжа ЗОТОВА.

Командующий генерал-майор СОБЕННИКОВ и член военного совета БОЧКОВ не доложили ему, что ЗОТОВ дал команду на взрыв по их приказанию, и лишь когда полковник ПЕТРОВ и генерал ЗЛОБИН принесли карту, на которой рукой командующего были отмечены указанные номера, ЗОТОВА отпустили.

Случай этот для ЗОТОВА был крайне поучительным, он стал крайне осторожным и все распоряжения стал писать в двух экземплярах, аккуратно проставляя время вручения распоряжения посыльному.

В первых числах августа месяца, после того как была проведена разработка системы заграждения и рекогносцировка рубежей Новгородской армейской группы, а также для прибывших из Ленинграда моряков отвели участок для минирования.

Я был отозван в Новгород, где получил приказание немедленно выехать под Демьянск и оказать помощь в формировании 34 Армии. По пути я должен был заехать в 50 корпус, забрать с собой полковника ДУГАРЕВА и назначить его по согласованию с командующим нач. инжем армии.

Прибыв в рощу под Демьянском, я представился назначенному командующим армией генерал-майору22.

Моему приезду с готовым для армии аппаратом начинжа, а также доставленным шанцевым инструментом, командующий был очень доволен.

Контингент, прибывающий к нему на укомплектование, был очень разнообразный.

Были здесь бывшие сотрудники НКВД, милиции, пожарных частей и т.п.

Пробыв несколько дней в 34 Армии, я выехал в гор. Демьянск, где был остановлен генерал-лейтенантом ВАТУТИНЫМ.

Ты как сюда попал? спросил он меня. Я объяснил, что в этом районе нахожусь уже несколько дней, помогая формированию 34 Армии.

Давай оставайся теперь здесь и бери в свои руки инженерное руководство, сказал он и провел меня в оперативный отдел для ознакомления с обстановкой.

Когда я ознакомился с положением, то попросил его сообщить обо мне ЗОТОВУ.

ВАТУТИН при телеграфном разговоре с командующим доложил, что задержал здесь меня, о чем в свою очередь просил поставить в известность ЗОТОВА.

___________

 

22 В описываемый период командующим 34-й армией был генерал-майор Качанов К.М.

 

165

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

Через день после этого ко мне прикатила моя оперативная группа, с которой я расположился в здании школы.

Вскоре в Демьянский вспомогательный пункт управления прибыл и сам командующий Северо-Западным фронтом генерал-майор СОБЕННИКОВ.

Моя группа в этот период руководила работами по обеспечению выдвижения 34 Армии, готовившейся к наступлению на Старую Руссу.

Основной рабочей силой являлся состав УНС майора РУЙ.

Однажды нашим передовым частям удалось захватить в плен группу немцев.

Для показа командующему пленных привели к занимаемому им домику и долгое сравнительно время держали на берегу речушки против этого домика.

Часов в 17, когда пленные были уведены на Демьянск, налетело более пятидесяти самолетов, которые подвергли жестокой бомбардировке и обстрелу район расположения нашего ВПУ.

В результате налета был разбит узел связи, ранен начальник связи полковник КУРОЧКИН, разбита была столовая, ряд домов, занятых ВПУ, и пересыльный пункт.

В моей группе оказался раненым заведующий секретным делопроизводством.

В ночь после этого ВПУ переместилось в Песчанку. Выдвинутая за р. Ловать 34 Армия подверглась жесточайшей бомбардировке и обстрелу немецкой авиацией, в течение целого дня висевшей в воздухе.

С наступлением темноты, как только прекратились налеты авиации, часть 34 Армии, а с ней и УНС РУЯ бежали.

Артиллерия, имевшая конную тягу, большое количество материальной части побросала, т.к. лошади в большинстве были побиты.

Получив эти сведения, почти весь состав ВПУ выехал задерживать и возвращать сбежавших.

Когда это стало известно в Инженерном управлении фронта, мне 27.8. от ЗОТОВА пришло распоряжение об организации службы заграждения в 34 Армии, т.к. он полагал, что противник в полосе 34 Армии движется, не встречая преград.

Снова потребовалось несколько дней для приведения армии в порядок.

Когда все почти снова было подготовлено для наступления 34 Армии, снова повторился налет авиации и снова с наступлением темноты начались побеги, при которых УНС РУЯ сбежал дальше всех, и нач. инж ДУТАРЕВ потребовал отдачи РУЯ под суд.

При повторном побеге артиллеристы также побросали боеприпасы и свою материальную часть, вследствие чего при приезде МЕХЛИСА

 

166

 

АФАНАСЬЕВ Павел Васильевич

____________________________________________________________________

 

был расстрелян перед строем личного состава штаба Армии начальник артиллерии генерал-майор ГОНЧАРЕНКО23.

 

[По приказу Льва Мехлиса Гончаров был расстрелян 11 сентября 1941 года во внесудебном порядке перед строем штаба армии за невыполнение приказа командования фронта и непринятие мер для спасения матчасти. – прим. "К.Закорецкий"]

Расстреливать ГОНЧАРЕНКО было приказано начинжу армии полковнику ДУГАРЕВУ, который из-за отсутствия начальника штаба армии строил личный состав и, в тоже время, являясь секретарем парторганизации штаба, на вопрос МЕХЛИСА "Кто будет расстреливать?" комиссар штаба назвал его фамилию. ДУГАРЕВ и ГОНЧАРЕНКО в быту были друзьями, поэтому данный факт произвел на него сильное впечатление, и после этого ДУГАРЕВ стал просто пьяницей.

В это же время авиация немцев в течение трех дней в массовом масштабе была брошена на Новгородское направление и сам город Новгород.

Одновременно с авиационным воздействием немцы повели наступление и с хода захватили Новгород. В созданную под командованием КАРАВНИКОВА24 Новгородскую армейскую группу срочно после вмешательства генерального штаба выехал ВАТУТИН, а затем и командующий.

От инженерного управления туда же был командирован полковник ПЕТРОВ.

В Песчанку прибыл генерал ЗОТОВ, и моя группа таким образом была расформирована, а сам я 30.8. получил от него письменное распоряжение "немедленно выехать для проверки хода оборонительных работ в 33 стрелковой дивизии".

По возвращении из 33 дивизии 1.9. в 4 часа 30 мин. был послан в штаб 11 Армии с задачей помочь в устройстве заграждений и поверке мероприятий командования Армии.

С трудом из-за распутицы добравшись до штаба 11 Армии, застрявшего в болотах Невий-мох, помимо заграждений пришлось оказывать помощь штабу в вытягивании его из болота.

Вернувшись из 11 Армии в Песчанку, я здесь штаба уже не застал, начатые работы по отрывке в овраге убежищ были брошены, а состав штаба, не задерживаясь здесь, проследовал в район Велье.

Прибыв в Велье, я узнал о происшедшей смене командующего и прибытии ставки Верховного командования в лице тов. БУЛГАНИНА, МЕХЛИСА и МЕРЕЦКОВА.

Новым командующим Сев. Зап. фронтом был назначен генерал-полковник КУРОЧКИН.

Вечером я срочно был вызван в штаб, где мне сообщили о необходимости срочного выезда в составе оперативной группы, возглавляемой

___________

 

23 Так в документе. Правильно генерал-майор артиллерии Гончаров В. С.

24 Так в документе. Правильно комдив Коровников И.Т.

 

167

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

генерал-лейтенантом25 ВЕРШИНИНЫМ, для остановки бегущей 27 Армии и восстановления положения.

Беспорядочный отход 27 Армии для нашего фронта в этот период угрожал прорывом немцев к Валдаю и расчленению войск фронта.

Прибыв ночью в местечко Филиппова Гора, каждый начал свою работу.

Мне посчастливилось сразу поймать роту сапер, которую я использовал для установки заграждений и задержанию отходящих.

К утру ВПУ было уже организовано и начало действовать.

Часам к 11-ти из Велье приехал ко мне майор БЛИЩЕНКО, с приказанием генерала ЗОТОВА оставить за себя КОМАРОВА, а самом немедленно возвратиться в Велье для выполнения задания представителей правительства.

Доложив генералу ВЕРШИНИНУ об этом приказании, я поехал обратно в Велье.

По прибытии на место, вместе с ЗОТОВЫМ прошли в оперативный отдел, где ЗОТОВ оставив меня, сам ушел к командующему.

Вскоре он возвратился и вручил мне предписание военного совет, как якобы следствие персонального задания, возлагаемого на меня представителями правительства по срочному укреплению и минированию Валдайского рубежа.

Одновременно с предписанием, в котором в мое распоряжение назначалась стрелковая дивизия, УНС КВЯТКОВСКОГО и инженерные части по выделении нач. инжа, мне была вручена карта рубежа, на которой были отмечены четыре дороги, которые надлежало оставить для пользования войск.

Провожая меня, генерал ЗОТОВ сказал мне "смотри брат, задание это крайне ответственное, выполнению его придается особо важное значение так, что действуй уверенно по своему усмотрению".

Прибыв в Валдай, я начал разыскивать выделенную мне дивизию, однако не только дивизии, а и какого-нибудь взвода найти не смог.

Наконец от местных жителей я узнал, что на окраине Зимогор располагается какой-то полковник.

Поехал к нему.

С первых же слов этого полковника у меня защекотало под ложечкой и охватило уныние.

Оказалось, что данный полковник действительно назначен командиром дивизии и вот несколькими часами раньше меня прибыл в Валд. на формирование дивизии, а пока никого еще не было.

___________

 

25 Так в документе. Осенью 1941 г. Вершинин Б.Г. имел звание генерал-майор таковых войск.

 

168

 

АФАНАСЬЕВ Павел Васильевич

____________________________________________________________________

 

Не теряя времени, я тогда выехал в 50 инженерный батальон и приказал батальону немедленно приступить к работам по минированию Валдайского рубежа.

Зная положение войск фронта, я считал, что четырех указанных мне дорог для нужд фронта мало, поэтому на свой риск я оставил незаминированной пятую дорогу.

Из инженерного батальона я поехал по строительным участкам для постановки их на работы, кроме того был привлечен 109 инженерный батальон.

Таким образом, инженерные работы мне удалось организовать довольно быстро, но прикрывать объекты строительства и минные поля было некем.

В целях обеспечения для своих войск на заминированных дорогах в начале и в конце их было поставлено охранение из сапер, и выезды на такие дороги заграждены.

Примерно через неделю на рубеж прибыла 188 стрелковая дивизия. /Дивизионный инженер капитан ЕГОРОВ/.

Часть заграждений и минирований, проведенных в ее полосе, были переданы на обслуживание дивизионных сапер.

В штаб фронта и инженерное управление, которые к этому времени переместились в Валдай, аккуратно представлялись схемы минирования и копии отчетных карточек.

18.9. возвращаясь ночью из района Велье, я в Ивантеевке обнаружил скопление войск. Полагая, что это прибыло какое-нибудь новое соединение для занятия обороны на Валдайском рубеже, я узнал, где разместился штаб, и прийдя в него, был крайне изумлен, встретив хорошо знакомых мне командиров 188 сд.

От вызванного дивизионного инженера капитана ЕГОРОВА мне стало известно, что их дивизия получила приказ — срочно переместиться с правого фланга рубежа к левому и, что на ранее занимаемую ими полосу обороны выходит другая дивизия, штаб которой будет расположен на их старом месте в Гагрино.

Тут же он доложил мне, что охранение минированных дорог и полей оставлено на местах, а для передачи схемы заграждений и отчетных карточек минирования на месте специально оставлен командир.

Когда должна прибыть сменяющая их дивизия, он доложить не мог.

Не допуская мысли о том, что оперативный отдел и инженерное управление могут дать приказ дивизии на занятие обороны, не предупредив ее о наличии заграждений и не вручив схему таковых, я проинстуктировав ЕГОРОВА, выехал в Валдай.

Погода стояла дождливая, машина по грязным дорогам продвигалась медленно, так, что в Валдай я прибыл только лишь к 9 часам утра.

 

169

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

Дежурный по инженерному управлению предупредил меня, что ЗОТОВ приказал разбудить его, как только я появлюсь.

Вскоре явился разбуженный генерал ЗОТОВ и сразу спросил, был ли я в Гагрино? Ответив ему, что был там всего лишь два дня тому назад и оттуда поехал по всему рубежу.

Знаешь ли, что 188 дивизия снялась из Гагрино, и на ее место выводится 163 стр. дивизия? Спросил меня он. Я ответил, что 188 дивизию обнаружил в районе Ивантеевки, а о 163 с.д. слышу впервые и передал  разговор с ЕГОРОВЫМ.

Тогда ЗОТОВ сообщил мне, что оперативный отдел не предупредил командира 163 дивизии о минировании и не дал ему схемы заграждений, "придется тебе сейчас же катить обратно" и написав предписание, вручил его мне вместе с подготовленной схемой заграждений.

Несмотря на то, что я был утомленный за три предыдущих дня, в которые я объезжал рубеж, пришлось снова сесть в машину и в половине двенадцатого выехать по дождю в Гагрино.

Подъезжая к Гагрино, я чувствовал себя неспокойно. А вдруг да не задержит охранение сапер на какой-нибудь дороге войска дивизии, и они, выходя из 34 Армии, напорются на мины, думалось мне.

В опустевшем поселке на одной из улиц мне встретилась группа военных, причем у одного из них, рослого парня, было забинтовано лицо и голова.

Неужели напоролись на мины?, подумал я, и остановив машину, подозвал к себе забинтованного.

Кто Вы такой?, спросил я его.

Следователь особого отдела 163 дивизии, доложил он.

А где-же дивизия Ваша? Снова задал я вопрос. Дивизия в движении, скоро должен прибыть сюда штаб, если только доберется, отвечал следователь.

Почему же если только?

А потому, что кругом все заминировано, охотно отвечал он. Вот видите, как меня разделало, придется теперь без ноздри ходить, а начальника особого отдела так сразу насмерть ухлопало.

Беспокойство мое все росло и росло.

А что Вас никто не останавливал и не предупреждал, что нельзя идти?, да нет, какие-то три сапера на опушке леса задержали нас и не пустили дальше по дороге.

Начальник особого отдела спрашивал их, почему нельзя, но они ответили, нельзя да и только, идите говорят в обход, по такой-то дороге.

Шло нас с начальником человек десять. В обход идти казалось далеко, и отойдя от сапер метров триста, начальник предложил нам идти напрямик по лесу и сам пошел впереди.

 

170

 

АФАНАСЬЕВ Павел Васильевич

____________________________________________________________________

 

Я шел за ним, и вот при выходе на одну полянку, неожиданно раздался взрыв мины, на которую, видимо, наступил начальник.

От этого взрыва он упал сразу, а меня чем-то хлестнуло в лицо.

Дальше мы уже не пошли, а вернулись на дорогу, указанную саперами.

Выслушав этот рассказ, я поехал к зданию школы, где должен был размещать штаб. У школы были уже связисты, натягивающие провода.

Вскоре приехал командир дивизии полковник ПОПОВ26.

Когда я раскрыл перед ним схему заграждений, он схватился за голову и завопил: "Погибла дивизия, почему мне раньше никто не дал такой схемы?... По приказу все полки должны двигаться, как раз по заминированным дорогам".

Чтобы не допустить массового подрыва на минах, я потребовал от командира дивизии лошадей конной разведки, и на все дороги, указанные приказом дивизии для движения войск, выслал сапер, производивших минирование этого района.

В это время к школе подъехал не на своей машине командир27 дивизии, дивизионный комиссар28 БАБИЙЧУК.

Он, как и начальник особого отдела намереваясь обогнать командира дивизии, решил ехать через лес напрямую и, разглядев в лесу закрытую боковую дорогу, покатил по ней.

В лощине машина забуксовала, вследствие чего пришлось БАБИЙЧУКУ и следовавшим с ним инструктору и машинистке политотдела выйти из машины.

Двигаясь взад и вперед, машина наползла на мину, и взрывом оторвало моторную группу. Стоящему поблизости инструктору полиотдела дивизии прорешетило шинель, машинистке грязью забросало глаза, а БАБИЙЧУК и шофер остались невредимыми. Перепуганные, они вернулись обратно на дорогу и приехали на другой машине.

К этому времени в Гагрино прибыл армейский комиссар МЕХЛИС.

Командир дивизии ПОПОВ доложил ему обо всем происшедшем.

Тогда МЕХЛИС позвонил в Валдай тов. БУЛГАНИНУ и передал, ругаясь, "сволочи, пустили дивизию на мины, прошу приказать БЫЧКОВУ29 начать расследование, кстати, нужно посмотреть, что из себя представляет ВАТУТИН и другие там".

____________

 

26 В описываемое время 188-й стрелковой дивизией командовал полковник Рыбаков Т.И.

27 Так в документе. Правильно "комиссар дивизии".

28 Так в документе. В описываемое время Бабийчук Р.П. имел звание "бригадный комиссар".

29 Так в документе. Правильно Бочков.

 

171

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

Желая 163 дивизию сразу сделать гвардейской, МЕХЛИС в течение пяти дней, находясь в Гагрино, вникал во все стороны ее укомплектования.

Почти каждый день он грозился разжаловать БАБИЙЧУКА в рядовые, то за неправильное распределение коммунистов, то за расстановку политсостава и так далее.

Не раз от него попало и мне за укомплектование саперным и инженерным имуществом.

Командир дивизии ПОПОВ, стараясь отвести от себя грозы, докладывал ему всякие мелочи, не принимая сам никаких мер.

Не раз из-за этого МЕХЛИС, хлопнув рукой по столу, кричал - "Я Вам пять саперных батальонов привез с собой, а Вы не хотите одного батальона как следует укомплектовать".

Мне приходилось тут же звонить в Валдай и требовать дополнительной высылки людей и имущества, предоставив ПОПОВУ самому выбирать то, что он считал нужным ему.

Когда все утряслось, я поехал обратно в Валдай.

Там меня встретил уполномоченный особого отдела и спросил "был ли я на допросе у следователя?".

Оказывается, все прошедшие пять дней особый отдел, выполняя распоряжение, производил расследование.

Все причастные к этому из инженерного управления, в том числе и ЗОТОВ, были уже опрошены, оставалось опросить меня и дивизионного инженера ЕГОРОВА.

Следователь особого отдела, к которому я явился на другой день, объявил сразу меня обвиняемым и зачитал заранее подготовленное обвинение, в котором было записано:

"Находясь в районе установленных минных полей и заграждений и зная, что в этот район перемещается 163 сд, не сообщил командир 163 сд схемы минных заграждений.

Приказания о передаче командиру 163 сд схемы минных полей не дал, ограничившись формальным указанием НИСУ 188 сд.

Не проверил выполнение ЕГОРОВЫМ выполнения его указаний.

Вследствие проявленной АФАНАСЬЕВЫМ халатности, был смертельный исход ответственного работника органов НКВД.

Привлекая к ответственности по ст. 193-17 п "а" УК РСФСР и т.д. со ссылкой на ст. 128 и 129 УПК РСФСР".

Уточнив, что это за статьи и о чем они говорят, я дал свои показания, после чего следователь достал заранее подготовленную подписку о невыезде и дал мне подписать.

Этой подписке вначале я даже обрадовался как-то, полагая, что вот теперь хоть смогу отоспаться и отдохнуть, т.к. до этого с начала войны

 

172

 

АФАНАСЬЕВ Павел Васильевич

____________________________________________________________________

 

не знал, что значит лечь в кровать и по человечески выспаться. Спать мне приходилось лишь при переездах на ходу машины.

Однако эти мелькнувшие в моем сознании надежды следователь тут же разрушил, сказав, что на передовую Вы по прежнему можете выезжать, только нужно каждый раз предупреждать об этом уполномоченного.

На второй день допрос меня продолжался.

Во время допроса открылась дверь комнаты следователя и вошли с автоматами на шее командир роты сапер ВОЛОШИН и два бойца.

Сразу от порога ВОЛОШИН, обращаясь к следователю, заговорил, "Что Вы тут допрашиваете полковника, не он, а мы минировали, нас и допрашивайте!"

Такое обращение, да и сам факт появления их в особом отделе мог быть плохо для меня истолкован, поэтому, встав, я приказал им немедленно удалиться, не проявляя обо мне никаких беспокойств.

ВОЛОШИН и бойцы ушли, но при выходе со следователем из особого отдела мы снова обнаружили до взвода сапер с автомашиной, стоящими у особого отдела.

После этого случая меня еще несколько раз вызывал на допрос следователя, но обходился уже без появления ходоков.

На Валдайском рубеже немцы были остановлены. Наш фронт крепко держал оборону. В результате частых подрывов у немецких солдат появилась минобоязнь.

В разведсводках поступали сообщения о том, что немецкое командование произвело несколько расстрелов солдат за отказ идти в разведку на минные поля.

Организованная мною и обученная в Вышнем Волочке команда "орлят", по ночам пробираясь к немцам, без конца их беспокоили, минируя неизвлекаемыми минами автомашины, дороги и линии связи.

Среди "орлят" появилось соревнование на уничтожение немцев втихую, при помощи финского ножа с последующим подсчетом, кто сколько крестов добудет за ночь.

В работе штаба была изжита нервозность, и тем тяжелее для меня было переживание участи обвиняемого из-за недисциплинированности какого-то начальника особого отдела, пострадавшего из-за бравирования и рисовки.

Однажды в 4 часа утра меня вызвал к себе начальник штаба генерал-лейтенант ВАТУТИН.

Рассматривая лежащую на столе карту, он раздраженно заметил "Ну что, очковтирательством занимаетесь, на картах нарисовали минные поля, а немцы свободно проходят!"

 

173

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

Где?, спросил я и наклонился к карте.

На фронте 11 Армии под Лычково, разрезая вырисованный красным карандашом боевой порядок обороны стрелковой дивизии, была нанесена жирная синяя стрелка с двумя ответвлениями, идущими через прямоугольники, изображающие минные поля.

Стараясь говорить возможно спокойнее, я ответил:

"Очковтирательством нам несвойственно заниматься, этим занимаются те, кто на картах рисует войска, а на самом деле их нет, т.к. судя по синей стрелке, немцы продвигаются довольно свободно".

Покрасневший ВАТУТИН уставился на меня и, помолчав, заметил:

"Ну ты брось эти шуточки, войска-то есть, а мин твоих нет, пошлем людей специально расследовать это".

Ну что ж, это будет очень хорошо, во всяком случае, будет ясно, как действовали мины и прикрывали ли их войска.

На этом и порешили, от инженерного управления для поверки был назначен полковник ПЕТРОВ.

При выходе от ВАТУТИНА меня встретил подъехавший член военного совета БОЧКОВ — "АФАНАСЬЕВ, сказал он мне, слышал что немецкие танки прорвались к Лычкову?"

Сейчас только узнал об этом от ВАТУТИНА, отвечал я.

"Ну смотри брат, если прорвется сюда хоть один танк — расстреляем".

От обиды этой я еле сдержался, чтобы не наговорить ему грубостей, и только наличие часового у ворот, который мог бы все услышать, заставило меня сдержаться.

Высланными в 11 Армию представителями штаба было установлено, что при наступлении немцы понесли на минных полях потери, но дивизия бросила позиции и отошла. Задержанные на разминирован брошенных полей, немцы дивизию сразу не смогли преследовать, что позволило принять меры к восстановлению положения.

Командир дивизии за оставление позиции был снят.

Все эти происшествия и главное — неясность с результатами расследования и обвинения меня за минирование переживал я довольно тяжело до тех пор, пока немцы не захватили гор. Калинин, открывающий им выход на наши тылы.

Под руководством генерал-лейтенанта ВАТУТИНА было срочно организовано ВПУ, в состав которого вошел и я.

В мое распоряжение было дано три инженерных и один понтонный батальон.

В мою задачу, помимо обеспечения действия войск, входила задача прикрыть минными заграждениями фронт протяженностью до 250 километров.

 

174

 

АФАНАСЬЕВ Павел Васильевич

____________________________________________________________________

 

Забыв на время обо всех протоколах допроса и подписки о невыездах, я снова, сразу же по прибытии в Торжок, начал организовывать работы по минированию.

До 70 немецких танков прорвалось в район рощи Медное, ночью готовился ликвидировать этот прорыв отряд военного совета и дивизия генерала ГОРЯЧЕВА.

Чтобы не допустить обратного отхода танков через р. Тверцу я приказал из Вышнего Волочка дать в р. Тверца воду, в результате чего ни одному из танков не удалось воспользоваться ранее использованными ими бродами.

Когда удалось остановить продвижение немцев и захватить четверть Калинина, нам стало известно, что под командованием КОНЕВА создается Калининский фронт.

От генерала ЗОТОВА посыпались приказания об освобождении и возвращении мною инженерных частей.

Прибывший ко мне полковник ТИМОФЕЕВ передавал приказание КОНЕВА со всеми данными об инженерных войсках явиться к нему.

На фронте в двести пятьдесят километров были установлены мины, которые требовалось охранять, чтобы избежать повторения имевшихся подрывов своих.

Положение мое становилось крайне затруднительным. На отдельных участках пришлось приказать снять все мины, а на оставленные составить схему, с которой я и поехал разыскивать полковника ТИМОФЕЕВА.

Когда я нашел его, то он категорически отказался принять заграждения и схему, ссылаясь на отсутствие частей.

Узнав, что в Медном расположен штаб 3030 армии, я поехал туда. Командующий армией генерал ЮШКЕВИЧ любезно встретив меня как старого знакомого, сказал, что войск у него не осталось, что сейчас вот последнюю дивизию сдает, так что принять заграждения армия не может.

Вызвав затем начинжа армии полковника СЛУЧЕВСКОГО, он приказал ему перенести на карту схему заграждений.

Никому ничего не сдав, я вернулся в Вышний Волочек.

ВПУ наше свертывалось, ВАТУТИН уже уехал, и его замещал теперь генерал ВЕРШИНИН.

Тут же в Вышнем Волочке по какому-то случаю оказался следователь особого отдела.

Встретив меня по-приятельски, он спросил, не передавал ли мне уполномоченный, что мое дело кончено.

_____________

 

30 Так в документе. Речь идет о 31-й армии.

 

175

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

Нет, ответил я ему, никто не передавал, а дело-то это не мое, а Ваше, мое дело вот здесь, снова на двухстах пятидесяти километрах поставлены мины, и Вы можете заводить теперь новое дело.

Так кончилось одно беспокойство, и начиналось новое беспокойство о том, как поступить с заграждениями и как снять с них и возвратить свои части.

Постепенно все улеглось. Пришел приказ о создании Калининского фронта с перечислением частей, передаваемых ему от Северо-Западного фронта, и я освободился.

Вернувшись в Валдай, я получил приказание немедленно по вызову выехать в Москву, куда и прибыл 16 ноября и получил назначение Заместителем начинжа войск Западного фронта.

Автограф Афанасьева

__________________________________________________________________________

 

ЦАМО, фонд 15, опись 178612, дело 50, листы 190-288

 

176

 

 

 

ВОСПОМИНАНИЯ

 

В1. 11-Я АРМИЯ

 

* Морозов В. И. — командующий войсками 11-й армии.

* Шлемин И.Т. — начальник штаба 11-й армии.

* Агафонов В.П. — начальник связи 11-й армии.

* Фирсов С.М. — начальник инженерных войск 11-й армии.

* Гребнев А.И. — командир 374-го стрелкового полка 128-й стрелковой дивизии.

* Бочков П.А. — командир 533-го стрелкового полка 128-й стрелковой дивизии.

* Бурлакин И.И. — командир 523-го стрелкового полка 188-й стрелковой дивизии.

 

177

 

МОРОЗОВ

Василий Иванович

 

08.02.1897-11.07.1964

_________________________________

 

Родился в д. Поздняково (в настоящее время Смоленская область).

В Русской Армии с 1915 г., прапорщик.

В Красной Армии с 1918 г.

Окончил курсы «Выстрел» (1923), курсы КУВНАС при Военной академии им.М.В.Фрунзе (1925), курсы единоначальников при Военно-политической академии (1930).

В годы Гражданской войны командир роты, батальона, полка. С 1925 г. помощник командира дивизии, с апреля 1931 г. командир 19-й стрелковой дивизии, с июня 1937 г. командир 1-й Московской стрелковой дивизии, с августа 1939 г. командир 21-го стрелкового корпуса, с октября 1939 г. командир 2-го стрелкового корпуса. С июля 1940 г. командующий войсками 11-й армии Прибалтийского особого военного округа.

В начале Великой Отечественной войны в той же должности. С ноября 1942 г. командующий войсками 1-й Ударной армии, с марта 1943 г. командующий войсками 2-й резервной армии, в апреле 1943 г. назначен командующим войсками 63-й армии. С мая 1943 г. начальник управления военно-учебных заведений Красной Армии. В 1946 г. назначен начальником управления военно-учебных заведений сухопутных войск, с 1956 г. начальник военной кафедры Московского государственного университета.

Уволен в отставку в 1962 г.

Комдив (приказ НКО СССР N:2484 от 21.11.1935), комкор (приказ НКО СССР N:1939 от 04.11.1939), генерал-лейтенант (постановление СНК СССР N: 945 от 04.06.1940).

Награды: орден Ленина (21.02.1945), орден Красного Знамени (08.1941, 1943, 22.02.1944, 03.11.1944, 20.06.1949), орден Отечественной войны 1 степени (04.06.1944), медаль «XX лет РККА» (22.02.1938), медаль «За победу над Германией» (09.05.1945), медаль «За победу над Японией» (30.09.1945), медаль «30 лет Советской Армии и Флота» (22.02.1948), медаль «40 лет Вооруженных Сил СССР» (18.12.1957).

Похоронен на Новодевичьем кладбище г.Москвы.

 

178

 

МОРОЗОВ Василий Иванович

_________________________________________________________________________

 

Бланк Начальника управления военно-учебных заведений

стрелковых войск1

 

"26" апреля 1952 г.

N: 1858711с

 

СЕКРЕТНО

экз. N: 1

 

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ШТАБ СОВЕТСКОЙ АРМИИ

Генерал-полковнику тов. Покровскому А.П.

На N: 190812

 

Сообщаю Вам те сведения, которые сохранились у меня в памяти о начальном периоде Великой Отечественной войны в пределах поставленных Вами вопросов.

Вопрос 1-й. Был ли доведен до войск в части их касающейся план обороны государственной границы. Если этот план был доведен до войск, то когда и что было сделано командованием армии и войсками по обеспечению выполнения этого плана?

– Как известно, в 1940 году было приступлено к организации и осуществлению строительства УР. Командиры дивизий были привлечены к рекогносцировкам в тех районах, в которых предполагались их действия.

– В 1940-41 гг. по утвержденным центром планам было приступлено и осуществлено силами войск строительство полевых укреплений на довольно значительную глубину.

Эти укрепления строились дивизиями в своих полосах обороны. Каждый полк и батальон строили себе укрепления и командиры знали это хорошо. В этих полосах со штабом корпуса и со штабами дивизий и полков неоднократно проводились занятия.

Тематика и характер этих занятий вытекал из проигрываемых вариантов действий штабов армии под руководством штаба округа.

Вопрос 2-й. С какого времени и на основании какого распоряжения войска прикрытия начали выход на государственную границу и какое количество из них было развернуто для обороны границы до начала военных действий?

____________

 

1 На листе имеются пометы: 1/ т.Платонову. Желательно разослать письма к-рам корпусов и дивизий всех армий первого эшелона. 28.4. Автограф Покровского; 2/ т.Лотоцкому. Указания получить лично 30.4. 29.4 Автограф Платонова; 3/ 19.5.53 г. Автограф (неразборчиво ). Кроме того, на листе имеется штамп: Вх. N: 01036 "28" 4 1952 г. Военно-историческое управление Генштаба Вооруженных Сил СССР. На обороте листа имеется помета: Т.Шиманскому. По резолюции г/п тов. Покровского организовать работу согласно личным указаниям. Учесть сведения г.л.т. Морозова. 6.5.52. Автограф Лотоцкого.

 

179

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

На основании устных распоряжений Командующего округом, войска 11 армии выходили на подготовленный рубеж вдоль границы. Делалось это под видом продолжения полевых укреплений или их усовершенствования. Такой выход был совершен еще в мае месяце 1941 г.

На границе находилось по одному полку от каждой дивизии. Полки были усилены артиллерией, как правило с полком был 1 арт. дивизион,

В начале июня 1941г. была произведена замена одних полков другими, Причем в некоторых дивизиях, кроме одного полка были на отдельные направления выброшены дополнительно по одному-двум батальонам,

В начале июня 1941г. дивизии в своих районах имели развернутое управление: были организованы КП дивизий и полков, на КП находились постоянно дежурные офицеры.

Вопрос 3-й. "Когда было получено в штабе армии округа о приведении войск армии в боевую готовность в связи с ожидающимся нападением фашистской Германии с утра 22.6, Какие и когда были отданы войскам указания во исполнение этого распоряжения и что было сделано войсками?"

Такое распоряжение было получено по телефону около 1 часу 22.6.41 г. Начальник Штаба фронта разыскивая Командующего фронта дал мне понять, что надо действовать, выводить войска к границе, что мол заготовлено об этом распоряжение и Вы его получите.

На основании этого мною условным кодом по телефону между 1-2 час. 22.6,41 г. были отданы распоряжения войскам и последние по тревоге выступили по принятым ранее решениям для выполнения боевой задачи,

Вопрос 4-й, "Почему большая часть артиллерии корпусов и дивизий находилась в учебных лагерях?"

В учебных лагерях не находились 33 и 128 дивизии и их артиллерия. Артиллерия этих дивизий была фактически полностью развернута.

В лагерях находилась часть артиллерии 5 сд, часть артиллерии 188 сд, КАП 16 ск2 и армейский гаубичный полк 3. Развертывание этой артиллерии предполагалось произвести по обстановке.

Вообще же в штабе фронта существовало довольно мирное настроение. В лагерь Козлова Руда 21.6.41 г. прибыла инспекция округа во

_____________

 

2 В состав 16-го стрелкового корпуса входили 270-й и 448-й корпусные артиллерийские полки.

3 В состав 11-й армии входил 429-й гаубичный артиллерийский полк РГК, который по состоянию на 22.06.1941 был переподчинен управлению Северо-Западного фронта (ЦАМО. Ф. 221. Оп. 1351. д. 214. Л. 1).

 

180

 

МОРОЗОВ Василий Иванович

_________________________________________________________________________

 

главе зам. комвойск покойным генерал-лейтенантом ЛЬВОВЫМ4 и по приказу Командующего генерал-полковника КУЗНЕЦОВА Ф.И. была назначена на утро 22.6.41 г. инспекторская стрельба для частей 5 и 188 сд, а также инспекторская стрельба артиллерии.

Вопрос 5-й, "Насколько был штаб армии подготовлен к управлении войсками и в какой степени это отразилось на ход ведения операций первых дней войны?"

Штаб армии по оценке Штаба округа считался вполне подготовленным, я имею в виду выучку личного состава.

В начале июня Штаб 11 армии фактически покинул свою постоянную квартиру. КП армии был организован вне г. Каунас. Оперативная группа разместилась в 6-м форте б. Ковенской крепости.

Связь с войсками, погран. частями и начальниками строительства УР была организована и действовала к началу воины хорошо.

О переходе государственной границы немецко-фашистскими войсками я как Командующий получал по условному коду буквально со всех пограничных застав, от всех командиров полков и даже батальонов. Это обстоятельство сильно облегчило работу штаба армии и управление войсками. Лишь только со 128 сд была потеряна связь около 11.00 22.6, так как штаб дивизии оказался разгромленным. Потери связи с командирами корпуса и дивизии в первые дни войны не было.

Подготовка штаба в основном обеспечивала управление войсками и позволяла организовать и провести эвакуацию строительств, с их документацией и техникой, с безоружными рабочими; нам удалось собрать разбросанные по Литве семьи офицеров и их организовано, эшелонами эвакуировать.

Предварительно проделанная работа, на мой взгляд, помогла частям армии избежать "окружения". С потерями в людях и в технике все же более или менее организованно отойти за р. Зап. Двина. Где все дивизии, входившие в состав 11 армии, кроме 2-х полков 128 сд, оказались способными выполнять боевые задачи.

 

ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТ   автограф  МОРОЗОВ

_____________________________________________________________________________

 

ЦАМО, фонд 15, опись 178612, дело 44, листы 189-191.

__________

 

4 Генерал-лейтенант В.Н.Львов приказом НКО СССР от 19.06.1941 был назначен заместителем командующего войсками Закавказского военного округа, но до начала боевых действий из Прибалтийского особого военного округа не убыл.

 

181

 

 

ШЛЕМИН

Иван Тимофеевич

 

09(21).03.1898-10.01.1969

_______________________________

 

Родился в д. Труново (в настоящее время Тверская область).

В Русской Армии с 1917 г., унтер-офицер.

В Красной Армии с сентября 1918 г.

Окончил 1-е Петроградские пехотные курсы (1920), Высшую тактико-стрелковую школу командного состава РККА им. Коминтерна (1921), Военную академию им. М.В.Фрунзе (1925), оперативный факультет Военной академии им. М.В.Фрунзе (1932).

Командир взвода 8-го стрелкового полка с сентября 1918 г. В ноябре 1920 г. назначен инструктором Запасной артиллерийской бригады, с декабря 1920 г. слушатель Высшей военной школы Сибири. С апреля 1921 г. командир взвода 74-х пехотных курсов, затем командир роты, командир батальона тех же курсов. После окончания Военной академии им. М.В.Фрунзе, в августе 1925 г. назначен начальником штаба 38-го стрелкового полка, а в октябре 1926 г. начальником оперативной части штаба 13-й стрелковой дивизии.

С апреля 1930 г. начальник штаба 74-й стрелковой дивизии. После окончания оперативного факультета Военной академии им. М.В.Фрунзе, в мае 1932 г. назначается начальником 1-го сектора 1-го управления Штаба РККА, а с августа 1932 г. начальником 6-го отдела 1-го управления Штаба РККА. В январе 1935 г. назначен начальником 6-го отделения 1-го отдела Штаба РККА. В декабре 1936 г. назначен командиром 201-го стрелкового полка, а в ноябре 1937 г. начальником Академии Генерального штаба, по совместительству редактор журнала «Военная мысль». В июле 1940 г. назначен начальником штаба 11-й армии Прибалтийского особого военного округа.

В начале Великой Отечественной войны в той же должности, в мае 1942 г. назначен начальником штаба Северо-Западного фронта. С августа 1942 г. исполняющий должность командующего войсками 65-й армии, с декабря 1942 г. начальник штаба 1-й гвардейской армии. С января 1943 г. исполняющий должность командующего войсками 5-й танковой армии, с мая 1943 г. командующий войсками 6-й армии, с мая 1944 г. командующий войсками 46-й армии.

После окончания войны, в июне 1945 г. назначен начальником штаба Южной группы войск, с апреля 1948 г. начальник оперативного управления — заместитель начальника Главного штаба Сухопутных войск. В июне

 

182

 

ШЛЕМИН Иван Тимофеевич

___________________________________________________________________

 

1949 г. назначается начальником штаба Центральной группы войск. С марта 1954 г. старший преподаватель кафедры оперативного искусства Высшей военной академии им. Ворошилова, а с сентября 1956 г. старший преподаватель стратегии и оперативного искусства той же кафедры. В феврале 1958 г. назначен заместителем начальника кафедры оперативного искусства Высшей военной академии им. К.Е.Ворошилова. С сентября 1959 г. — курсовой руководитель — старший преподаватель кафедры оперативного искусства Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил СССР, с августа 1960 г. — старший преподаватель там же.

Уволен в запас приказом министра обороны СССР N: 120 от 13.03.1962.

Полковник (приказ НКО СССР № 2492 от 29.11.1935), комбриг (приказ НКО СССР № 3793/п от 02.11.1937), комдив (приказ НКО СССР № 01401 от 02.04.1940), генерал-майор (постановление СНК № 945 от 04.06.1940), генерал-лейтенант (постановление СНК № 303 от 19.03.1943).

Награды: дважды Герой Советского Союза (13.04.1945, 01.07.1945), орден Ленина (13.09.1944, 19.09.1944), орден Красного Знамени (приказ РВС № 77-1920, 03.05.1942, 03.06.1944, 20.06.1949), орден Суворова I степени (14.02.1943, 28.04.1945), орден Кутузова I степени (25.10.1943), орден Богдана Хмельницкого I степени (19.03.1944), медаль «XX лет РККА» (22.02.1938), медаль «За победу над Германией» (09.05.1945), медаль «За взятие Будапешта» (09.06.1945), медаль «За освобождение Белграда» (09.06.1945), медаль «30 лет Светской Армии и Флота» (22.02.1948), медаль «40 лет Вооруженных Сил СССР» (18.12.1957).

Похоронен на Новодевичьем кладбище г. Москвы.

 

183

 

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

Бланк Канцелярия Военного Министерства

 

«27» мая 1952 г.

№ 10806с

 

СЕКРЕТНО

экз. № 1

 

НАЧАЛЬНИКУ ГЛАВНОГО ВОЕННО-НАУЧНОГО УПРАВЛЕНИЯ1

ГЕНШТАБА СОВЕТСКОЙ АРМИИ

генерал-полковнику тов. ПОКРОВСКОМУ А.П.

Направляю Вам письмо начальника Канцелярии Штаба ЦГВ подполковника тов. Фурсова с ответом генерал-лейтенанта тов. Шлемина на № 190816 от 3.4.52 г.

ПРИЛОЖЕНИЕ: письмо т. Фурсова № 0578 от 19.5.52 г.

(вх. 13686) на 5 листах, только адресату.

 

ГЕНЕРАЛ-МАЙОР автограф (неразборчиво)

 

Канцелярия Начальника Штаба                              Штамп Штаб Центральной

«28» мая 1952 г.                                                                     Группы Войск

№ 0378

 

Штамп Штаб Центральной Группы Войск

Секретно

экз. № 1

 

НАЧАЛЬНИКУ КАНЦЕЛЯРИИ ВОЕННОГО МИНИСТЕРСТВА

СОЮЗА ССР.

При этом препровождается ответ генерал-лейтенанта ШЛЕМИНА

на № 190816 от 3.4.1952 года.

Прошу данный документ вручить генерал-полковнику т. ПОКРОВСКОМУ.

ПРИЛОЖЕНИЕ: Наш маш. № 1067 на 4-х листах, только адресату.

НАЧАЛЬНИК КАНЦЕЛЯРИИ

НАЧАЛЬНИКА ШТАБА ЦГВ

ПОДПОЛКОВНИК автограф (ФУРСОВ)

______________

 

1 На листе имеется резолюция: т.Платонову. Для изучения. Следует попытаться составить список н-ков разведотделов фронтов и армий и им разослать просьбы. Одновременно послать просьбы тем к-рам дивизий и корпусов, которым еще не посланы. 28.5 Автограф Покровского. Кроме того, на листе имеется штамп: Вх. № 01248 «28» 5 1952 г. Военно-историческое управление Генштаба Вооруженных Сил СССР. На обороте листа имеются пометы: 1/ т.Лотоцкому. Пр. переговорить и получить указания лично. 29.5. Автограф Платонова; 2/ т. Шиманскому. К исполнению согласно резолюции. Автограф Лутоцкого. Кроме того, имеется штамп: Вх. № 01406. «28» 5 1952 г. Главное военно-научное управление Генштаба ВС.

 

184

 

ШЛЕМИН Иван Тимофеевич

___________________________________________________________________

 

 

СЕКРЕТНО

экз. № 1

ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИКУ тов. ПОКРОВСКОМУ

На № 19816 от 3.4.1952 года

 

Прошло одиннадцать лет. Каких-либо документов о периоде развертывания войск 11-й армии у меня не имеется.

В силу давно прошедшего времени многие события в памяти не хранились, что прошу учесть при ознакомлении с ответами, которые не претендуют на точность изложения дат и решений. Отвечаю по заданным вопросам:

  1. Был ли доведен до войск в части их касающейся план обороны государственной границы?

Такого документа, где были бы изложены задачи 11-й армии, не видел. Весной 1941 года в штабе округа была оперативная игра, где каждый из участников играл по занимаемой должности. Надо полагать, что на игре изучались основные вопросы плана обороны. После этой игры с командирами дивизий и их штабами (5, 33, 282 сд) на местности были изучены рубежи для организации на них обороны.

Несколько слов о выборе рубежа обороны. В 1940 году вдоль границы было приступлено к строительству УР.

Готовность первой очереди работ в УР определялась к концу 1941 года. Во время игры в округе, при выборе рубежа обороны, со стороны отдельных лиц были предложения о выносе обороны (до окончания строительства УР) на правый берег р. Неман, так как вдоль границы не было хороших естественных рубежей. Такие предложения, несмотря на их целесообразность и соответствие обстановки, округом не принимались во внимание. Было предложено оборону готовить в непосредственной близости границы (приблизительно, на фронте до 100 клм).

Вывод по этому вопросу. Основные требования плана (подготовить оборонительные рубежи), если только по плану требовалось организовать такую оборону, были доведены до войск. Со штабами дивизий и полков была проведена рекогносцировка местности с целью выбора рубежей обороны и организации самой обороны. Дивизия и полки со своей стороны довели задачи до частей. Оборона имеющимися силами и средствами была подготовлена.

  1. С какого времени и на основании какого распоряжения, войска прикрытия начали выход на государственную границу и какое количество из них было развернуто для обороны границы до начала военных действий?

____________

 

2 Так в документе. Речь идет о 128-й стрелковой дивизии.

 

185

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

Ни о каком распоряжении о выводе войск на границу я не помню. По всей видимости, такого распоряжения не было, так как 28 и 33 сд находились в непосредственной близости от границы, а 5 сд находилась в лагере в 30-50 клм от границы. Было много признаков о подготовке к нападению фашистской Германии (сосредоточение войск у границы, леса, расположенные вдоль границы, были закрыты для посещения местного населения, переход через границу большого количества диверсантов, ежедневное нарушение границы самолетами и т.п.).

Во второй половине июня под предлогом выхода в лагерь в район КОВНО была сосредоточена из ДВИНСКА 23 сд3.

Числа 18-20 июня пограничные части обратились в армию с просьбой оказать им помощь в борьбе с диверсантами, которые в большом количестве проходили из Германии на территорию ЛИТВЫ.

Было принято решение, под предлогом проведения тактических занятий на оборонительную тему, поставить 28, 33 и 5 сд в оборону и выдать им боеприпасы.

В это время ночью пограничники вели настоящий бой с диверсантами. Опасаясь какой-либо провокации, Командующий войсками округа приказал от войск армии отобрать боеприпасы и сдать их на дивизионные склады.

Таким образом, числа 18-20 июня, три дивизии были поставлены в оборону с задачей прочно удерживать занимаемые рубежи и не пропускать противника.

  1. Почему большая часть артиллерии корпусов и дивизий находилась в учебных лагерях?

Ответ изложен в п. 2.

  1. Насколько был штаб армии подготовлен к управлению войсками и в какой степени это отразилось на ход ведения операций первых дней войны?

Штаб армии для управления количеством соединений (один СК, четыре дивизии) был подготовлен удовлетворительно и обеспечил Командующему Армией управление войсками.

Командный пункт был занят Штабом Армии (Ковенская крепость) 18-20 июня. Связь с корпусом и дивизиями была надежная (проводная, радио, самолетами связи, автомашинами).

С началом войны (22 июня) встретились следующие трудности в управлении:

  1. 22 июня Командующий войсками округа по телефону передал в подчинение 11-й армии 5 танковую дивизию, находившуюся в гор.

______________

 

3 Выдвижение 23-й стрелковой дивизии производилось на основании приказа командующего войсками Прибалтийского особого военного округа № 00218 от 14.06.1941 (ЦАМО. Ф. 140. Оп. 13000. д. 4. Л. 5).

 

186

 

ШЛЕМИН Иван Тимофеевич

___________________________________________________________________

 

АЛИТУС. Заблаговременно никакой связи у Армии с этой дивизией не было. Штаб округа с ней также потерял связь.

  1. Никакой ориентировки об обстановке на фронте у соседей получить было невозможно ни от соседей, ни от округа. Никаких дополнительных задач (кроме обороны занятых рубежей) с началом военных действий перед армией поставлено не было.
  2. 22 июня во второй половине дня с округом прервалась проводная и радиосвязь. Найти округ было невозможно. Позднее, по документам шифровального отдела штаба СЗФ, можно было выяснить причины молчания штаба округа на запросы и доклады Командующего 11-й армии с предложениями о плане действий 11-й армии. Штаб округа получая по радио шифртелеграммы от армии полагал, что шифровки идут от противника и, боясь выдать свой замысел и свое местонахождение, решил не отвечать на запросы армии.
  3. Масса беженцев в тылу армии заполнила все дороги и в значительной степени усложнила управление войсками.
  4. Пришлось взять управление окружными учреждениями, которые были в КОВНО и потеряли связь с округом.

В состав армии была включена 84 мотодивизия, потерявшая связь с округом и корпусом.

  1. В городах и населенных пунктах в тылу армии местные фашисты и диверсанты нарушали работу тыла; приходилось с боем очищать от противника узлы дорог и населенные пункты.

Заключение по этому вопросу.

В основу управления кладется решение командира.

К сожалению, такого решения со стороны округа не было, в силу чего управление войсками исходило не из задач, поставленных свыше, а из обстановки, которая складывалась в полосе армии, и решения командарма.

 

ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТ автограф (ШЛЕМИН)

16.5.1952 года

__________________________________________________________________________

 

ЦАМО, фонд 15, опись 178612, дело 44, листы 222-227.

 

187

 

 

АГАФОНОВ

Василий Прохорович

 

16.07.1900-08.06.1969

___________________________

 

Родился в д. Якунино (в настоящее время Молокский район, Ярославская область).

В Красной Армии с 1922 г.

Окончил повторное отделение при Ленинградской школе связи (1927), курсы усовершенствования старшего командного состава при Киевской школе связи (1934), АКТУС при Военной электротехнической академии (1939), Высшие академические курсы связи (1948).

После призыва на службу — начальник контрольного поста отдельного телеграфно-строительного батальона связи Московского военного округа, с июня 1922 г. младший механик отдельной роты связи 10-го стрелкового корпуса, с мая 1923 г. проходил службу в 10-м полку связи — младший механик, с января 1924 г. старший механик, с января 1925 г. начальник телеграфной станции, с октября 1925 г. командир взвода. После завершения учебы в Ленинградской школе связи, с сентября 1927 г. командир роты в 10-м полку связи, с ноября 1931 г. исполняющий должность помощника начальника штаба в том же полку.

В марте 1932 г. назначен начальником штаба 82-го отдельного батальона связи 82-й стрелковой дивизии. С января 1936 г. начальник связи 14-й кавалерийской дивизии, с января 1937 г. начальник связи 7-го кавалерийского корпуса, в феврале 1939 г. назначается помощником начальника отдела связи штаба Минской армейской группы, а в октябре 1940 г. — старшим помощником начальника отдела связи 11-й армии.

В этой должности в начале Великой Отечественной войны, с июля 1941 г. — начальник связи 12-го механизированного корпуса, в августе 1941 г. назначен исполняющим должность начальника отдела связи 11-й армии, с сентября 1941 г. начальник отдела связи 27-й армии.

В августе 1946 г. назначен на должность начальника отдела оперативной подготовки по службе связи управления связи Генерального штаба Вооруженных Сил СССР. После завершения учебы на Высших академических курсах, в августе 1948 г. вернулся на старую должность, в июле 1949 г. назначен начальником отдела боевой подготовки Главного управления связи Генерального штаба Вооруженных Сил СССР, с сентября 1949 г. в должности начальника отдела оперативной подготовки по связи в этом же управлении, с апреля 1950 г. начальник 4-го отдела управления связи Генерального штаба

 

188

 

 

АГАФОНОВ Василий Прохорович

____________________________________________________________________

 

Советской Армии. В мае 1953 г. назначен начальником 1-го отдела штаба войск связи.

Уволен в запас приказом министра обороны СССР № 04622 от 12.11.1955 г.

Капитан (приказ НКО СССР № 0680/п от 17.02.1936), майор (приказ НКО СССР № 0622 от 23.06.1938), подполковник (приказ НКО СССР № 03801-1941), полковник (приказ НКО СССР № 02253 от 31.03.1943), генерал-майор войск связи (постановление СНК СССР № 1547 от 01.07.1945).

Награды: орден Ленина (30.04.1947), орден Красной Звезды (12.12.1942), орден Красного Знамени (27.02.1944, 03.11.1944, 13.06.1952), орден Кутузова II степени (13.09.1944), орден Богдана Хмельницкого II степени (28.04.1945), орден Отечественной войны I степени (15.09.1943), медаль «За победу над Германией» (09.05.1945), медаль «За взятие Будапешта» (09.06.1945), медаль «30 лет Советской Армии и Флота» (22.02.1948).

Похоронен на Головинском кладбище г.Москвы.

 

189

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

Секретно

Экз. №  2

  1. СОСТОЯНИЕ ВОЙСК СВЯЗИ 11 АРМИИ К НАЧАЛУ ВОЙНЫ.

 

  1. С июня 1940 г. войска 11 Армии дислоцировались в Литве /штаб армии Каунас/; войсковые соединения имели штатные части связи, которые как личным составом, так и имуществом связи были полностью укомплектованы по штатам и табелям мирного времени. В подчинении начальника связи армии был только 943 отд. армейский батальон связи.

Офицерский состав батальона был хорошо подготовлен и крепко связан в дружный офицерский коллектив. Сержантский состав умело руководил своими подчиненными, имел достаточную подготовку, поэтому в первые же месяцы войны ряд старшин и сержантов были выдвинуты на офицерские должности и с успехом справились со своими обязанностями.

Рядовой состав батальона имел достаточный опыт в работе на средствах связи, обеспечивая еще в мирное время действующую связь штаба армии с подчиненными соединениями.

В целом 943 отд. батальон связи представлял собой хорошо сколоченную и обученную часть связи.

  1. Боевая подготовка войск проводилась нормально. Как армейские, так корпусные и дивизионные части связи имели учебные полигоны /классы/ для подготовки специалистов узлов связи; линейные подразделения практическую работу проводили в полевых условиях.

Проводимые штабом Прибалтийского Особого Военного Округа и штабом 11 армии командно-штабные учения на местности со средствами связи являлись для частей связи своего рода экзаменом и давали большую практику всему офицерскому составу в организации и обеспечении связи в условиях, приближенных к боевой действительности.

Следует, однако, отметить, что, несмотря на хорошую специальную подготовку станционных подразделений связи, линейные подразделения не были достаточно натренированы в быстром отыскании и устранении повреждений на полевых кабельно-шестовых и кабельных линиях. Даже в ответственные моменты командно-штабных учений повреждения на полевых линиях отыскивались и устранялись медленно, иногда по 2-3 часа. И это в условиях мирного времени, а на фронте те же самые люди под артиллерийским и минометным огнем противника находили и устраняли повреждения на линиях за каких-нибудь 15-20 минут.

  1. Войска связи в материально-техническом отношении были укомплектованы полностью по табелям мирного времени. Имущество связи текущего довольствия было в удовлетворительном состоянии. Кроме того, войска связи имели достаточное количество кабеля и аппаратуры

 

190

 

АГАФОНОВ Василий Прохорович

____________________________________________________________________

 

связи в неприкосновенном запасе на складах, состояние которого было хорошее. Совершенно другое положение было с транспортными средствами. Имеющийся в войсках конский состав был в удовлетворительном состоянии, а автотранспорт был в плохом состоянии, требовал ремонта, и кроме того, был значительный некомплект автотранспорта. Это положение явилось причиной тому, что в частности, даже армейский 943 ОБС не мог поднять своими транспортными средствами всего имущества связи, хранящегося на складах, и его пришлось уничтожить.

  1. В течение первых месяцев войны состав соединений, входящих в 11 армию, был весьма непостоянен. Не имея никакой документации за этот период и восстанавливая только по памяти, могу сказать, что в состав 11 Армии входили:

— к началу войны: 16 ск /5, 33 и 188 сд/, 23 сд, 3 мк /2 и 5 тд и 84 мд/ и с первого дня войны — 126 и 1231 сд. 3 мк в первый же день войны вышел из состава армии, 84 мд осталась в армии;

— с отходом 11 армии на рубеж Полоцк указанные соединения вышли из состава армии; штаб армии был переброшен в район ст. Дно, где в состав армии вошли 22 Латышский стрелковый корпус /183 сд/, 24 Эстонский стрелковый корпус /180, 181 и 182 сд/, 65 ск и 1 мк /65 ск и 1 мк в составе армии были всего несколько дней/;

— с отходом 11 Армии под Старая Русса 22 и 24 стр. корпуса были расформированы и в состав армии вошли: 180, 182, 202, 254 и 26 сд и 8 тбр /26 сд и 8 тбр прибыли в состав армии во второй половине сентября месяца/.

Начальниками связи были:

— 16 ск — полковник Румынский;

— 188 СД — майор Братусь;

— 33 СД – майор Луста В. Е.

— 182 СД — майор Кривонос;

— 202 СД — капитан Лукашов 2;

— 254 СД — майор Дудыкин;

— 26 СД — майор /ныне полковник/ Алешин Н. В.

Командирами армейских частей связи были:

— командир 943 ОБС /переформированный в дальнейшем в 33 отдельный полк связи/ — капитан /ныне полковник/ Рошаль З.М; комиссар батальона /впоследствии полка/ — батальонный комиссар Мартынов Н.И.; начальник штаба 943 ОБС — капитан Чубков Н.В.3

С переформированием 943 ОБС в 33 отд. полк связи, начальником штаба полка был назначен капитан /ныне подполковник/ ВАСИЛЬЕВ Д.М.

________

 

1 Так в документе. Правильно 128-я стрелковая дивизия.

2 Так в документе. Правильно Лукьянов А.Н.

3 Так в документе. Правильно Чупков Н.В.

 

191

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

— командир 814 отд. телеграфно-строительной роты, /выделенной из состава 33 отд. полка связи/ — ст. лейтенант НОЗДРАЧЕВ.

— командир 38 отд. кабельно-шестовой роты /прибывшей в июле 1941 г./ - ст. лейтенант ИСАЙЧЕНКО.

— командир 914 отд. телеграфно-строительной роты /прибывшей в августе 1941 г./ — ст. лейтенант ПАЛЬЧИКОВ.

— командир 11 отд. кабельно-шестовой роты /прибывшей в августе 1941 г./ — лейтенант /фамилию не помню/.

 

  1. ДИСЛОКАЦИЯ ВОЙСК СВЯЗИ

 

Войска связи располагались:

— 943 армейский отдельный батальон связи как перед войной, так и в момент нападения фашистской Германии — в Каунасе;

— отдельные батальоны связи: 16 ск, 5 и 188 сд — в Каунас, в момент нападения — в лагерях /лес в районе Козлова Руда 30 км. юго-зап. Каунас/; 33 сд — в Мариамполе, в момент нападения — в лагерях /лес в районе Козлова Руда/; 23 сд — в Калвария /23 сд прибыла в состав армии в первых числах июня 1941 г./.

 

III. ОРГАНИЗАЦИЯ СВЯЗИ В ПОСЛЕДНИЕ ДНИ ПЕРЕД ВОЙНОЙ

В МОМЕНТ НАПАДЕНИЯ ФАШИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ

И В ПЕРВЫЕ МЕСЯЦЫ ВОЙНЫ

 

20 июня 1941 года штаб 11 армии перешел в форт №6 /район Каунас/.

Связь штаба армии была установлена со штабами:

— Северо-Западного фронта /Паневежис/ — радио и проводная-телеграфная Бодо и СТ-35;

— 16 ск — радио и проводная-телеграфная СТ-35 и телефонная;

— 5, 33 и 188 сд — радио и проводная-телеграфная Морзе;

— 23 сд /Калвария/ — радио, проводная-телеграфная Морзе и телефонная;

— 3 мк /Каунас/ — радио, проводная-телеграфная СТ-35 и телефонная;

— 5 тд /Алитус/ — радио, проводная телеграфная Морзе и телефонная;

— 8 сад — проводная-телеграфная Морзе и телефонная.

Проводная связь осуществлялась по проводам постоянных линий Министерства Связи.

Подвижных средств связи в тот период почти не было. Самолетов связи также не было.

К концу первого же дня войны проводная связь со всеми штабами была нарушена; единственным средством связи осталось радио. Следует

 

192

 

АГАФОНОВ Василий Прохорович

____________________________________________________________________

 

отметить, что к управлению войсками по радио штабы подготовлены не были, а «радиобоязнь» снизу до верху и без того еще более усугубляла положение. Вот один из характерных примеров этому: войска армии вели ожесточенный бой с немецко-фашистскими войсками под Ионава. Командный пункт армии располагался в лесу восточнее ст. Гайжуны. Несмотря на большое количество радиограмм, переданных в штаб фронта, последний упорно молчал и не отвечал на запросы штаба армии /как после выяснилось, все наши радиограммы штабом фронта были получены, расшифрованы, но... в штабе фронта почему то решили, что в этих шифрдонесениях «не стиль Шлемина» — начальника штаба армии и «не стиль Морозова» — генерал-лейтенанта т. Морозова В.И. — командующего армией и т.д. в этом роде/. Немецкий разведчик висел все время над нашим командным пунктом. В этот момент мне докладывают радисты, что на радиостанцию вызывают члена Военного Совета армии тов. ЗУЕВА для переговоров с членом Военного Совета фронта т. ДИБРОВА, причем, вызов по радио произведен микрофоном. Вспоминая этот несчастный случай, я никак не могу себе простить, как я, будучи в то время помощником начальника связи армии по радио, мог поддаться и сам этой радиобоязни. Но факт остается фактом. Подойдя к радиостанции, я прежде всего спросил у радистов «какая радиостанция вызывает, ее мощность, тональность». Получив ответ, что радиостанция, произведшая вызов микрофоном совершенно не та, которая работала с нами в телеграфном режиме, я усомнился в принадлежности этой радиостанции штабу фронта /как выяснилось после, действительно, вызов микрофоном другой станцией штаба фронта/. Доложив Военному Совету армии о вызове для переговоров тов. ЗУЕВА, а также и свои сомнения насчет принадлежности радиостанции, я предложил Военному Совету ответить этой радиостанции следующими словами: «Кого вы вызываете, вы же прекрасно знаете, что его здесь нет», что с разрешения Военного Совета и было передано. На этом была закончена на долгое время радиосвязь со штабом фронта.

С отходом армии в район Полоцк, мне удалось связаться 2.7.41 г. по аппарату Морзе непосредственно с Генеральным Штабом. Ночью 3.7.41 г. были переданы шифровки в Генеральный штаб о состоянии войск 11 армии. Следует отметить, что начальник штаба армии, генерал-майор тов. Шлемин И.Т. /ныне генерал-лейтенант, Герой Советского Союза/, ознакомил меня полностью о состоянии войск армии, что было очень важно для доклада в штаб фронта, разыскивать который я был послан 4.7.41 г. и нашел его в г. Новгороде. После переброски штаба армии в район ст. Дно была установлена со штабом фронта проводная связь по Бодо и радиосвязь. С этого времени проводная связь со штабом фронта стала работать более или менее устойчиво, а радиосвязь бесперебойно.

 

193

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

С потерей проводной связи с первого же дня войны связь с войсками осуществлялась по радио, и главным образом — личным общением, путем выезда в войска, командующего армией, начальника штаба и офицеров штаба. Причем, после боя под Ионава, штаб армии до отхода в район Полоцк не имел радиосвязи также и с войсками; причиной этому был захват немецкими танками шифрдокументов одного из штабов стрелковой дивизии. Только с переброской штаба армии в район Дно стала работать, правда, с большими перебоями, проводная /с использованием постоянных проводов Министерства Связи/ и радиосвязь

С прибытием в армию двух отдельных кабельно-шестовых /38 и 11/ рот и 914 отд. телеграфно-строительной роты и пополнением армии подвижными средствами и самолетами связи, положение со связью коренным образом изменилось. Проводная связь организовывалась уже по направлениям, устанавливались обходные пути.

Приказ товарища СТАЛИНА № 0243-41 г. 4 был решающим в деле изжития радио боязни, и радиосвязь заняла в системе управления должное место. В целом, связь стала полностью обеспечивать командованию управление войсками даже в самых тяжелых условиях боевой обстановки. Укажу только два примера, характеризующих преданность Родине, отвагу и находчивость советского офицера и солдата:

  1. В начале сентября 1941 года командный пункт армии находился в дер. Выдерка /восточнее ст. Русса/. Контрольный телефонный пост, возглавляемый техником районной конторы связи тов. ИВАНОВЫМ /впоследствии офицер-связист/, был установлен в 200 метрах севернее ЛЫЧКОВО /6 км восточнее ВЫДЕРКА/. Немецкие танки прорвались и заняли ст. ЛЫЧКОВО. Обстановка требовала, чтобы командный пункт не менял своего места и мы 1 1/2 дня находились в ВЫДЕРКА, продолжая держать проводную связь со штабом фронта через голову противника. А тов. ИВАНОВ регулярно, несколько раз в день докладывал в штаб армии «о поведении» противника и корректировал артиллерийский огонь по ЛЫЧКОВО.
  2. Во время нашего контрудара на БЕЛЫЙ БОР 24 сентября 1941 г. наблюдательный пункт командарма был оборудован в последнем доме западной окраины дер. СОСНИЦЫ. После 3-х дневного методического артиллерийского и минометного обстрела, от прямого попадания снаряда дом, в котором находился узел связи, был объят пламенем, и солдат-телефонист ЕРЕМИН успел только захватить один телефонный аппарат. 4 кабельные телефонные линии были быстро подведены в запасный блиндаж, а телефонный аппарат остался только один, но

_____________

 

4 Речь идет о приказе НКО СССР № 0243 от 23 июля 1941 г. «Об улучшении работы связи в Красной Армии».

 

194

 

АГАФОНОВ Василий Прохорович

____________________________________________________________________

 

телефонист ЕРЕМИН сумел выйти из положения: 2 линии включил в телефонный аппарат, а остальные две держал между пальцев, выдерживая вызов индуктора и подключая в нужный момент линию к аппарату. Возможный наилучший выход из такого положения был найден, и связь была обеспечена.

 

  1. ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ И ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ СТОРОНЫ, В РАБОТЕ СВЯЗИ.

 

В предыдущем разделе я частично уже говорил о работе связи в начальный период войны. Следует только отметить, что при наличии подвижных средств дело со связью было бы лучше.

Задачи, ставшие перед войсками связи в начальный период войны по обеспечению связи для управления войсками в сложных условиях отхода войск, не могли быть выполненными, так как армия, кроме армейского батальона связи, содержащегося по штатам мирного времени, не имела ни одной части связи из положенных по оперативному расчету.

К положительным сторонам в работе связи следует отнести:

— самоотверженность, упорство и находчивость личного состава частей и подразделений связи при выполнении ими своего воинского долга;

— умелое использование для связи местных постоянных линий связи, а также постройки малогабаритных линий связи из подручного материала /колючей проволоки и пр./.

К отрицательным сторонам в работе связи следует отнести:

— радиобоязнь в первые дни войны;

— слабая подготовка офицеров всех штабов в ведении переговоров по радио.

Основными причинами недочетов в работе связи являлись:

— отсутствие в армии частей связи, положенных по оперативному расчету /не успели отмобилизоваться/:

— неподготовленность офицеров штабов к управлению по радио;

— отсутствие должной натренированности офицерского состава, отдела связи армии в планировании и организации связи в армейской операции.

 

ГЕНЕРАЛ-МАЙОР ВОЙСК СВЯЗИ АГАФОНОВ

__________________________________________________________________________

 

ЦАМО, фонд 15, опись 977441, дело 2, листы 480-489.

 

195

 

 

ФИРСОВ

Сергей Михайлович

 

22.03.1903-17.10.1966

______________________________________

 

Родился в с. Васильевке Лукояновского района (в настоящее время Нижегородская область.

В Красной Армии с 1921 г.

Окончил Ленинградскую военно-инженерную школу (1924), курсы усовершенствования при Военно-инженерной академии (1935).

Курсант 6-х Ленинградских военно-инженерных курсов с января 1921 (с июля 1921 г. 1-й Ленинградской военно-инженерной школы). После завершения обучения, с сентября 1924 г. заведующий классом 13-го отдельного саперного батальона. В марте 1927 г. назначен командиром взвода школы этого же батальона. С октября 1927 г. начальник школы 20-го отдельного инженерного батальона Средне-Азиатского военного округа, с декабря 1931 г. назначен помощником командира того же батальона, затем командир батальона.

После завершения обучения на курсах усовершенствования, с февраля 1935 г. на прежней должности, в ноябре 1938 г. назначается помощником начальника инженерных войск по боевой подготовке Киевского особого военного округа, с июля 1939 г. — начальник отдела инженерных войск того же округа. В ноябре 1939 г. назначен начальником инженерной службы 49-го стрелкового корпуса, в январе 1940 г. — начальником 1-го отделения отдела инженерных войск Киевского особого военного округа. В апреле 1940 г. назначается начальником Овручских инженерных курсов командного состава, а в декабре 1940 г. начальником инженерных войск 11-й армии Прибалтийского особого военного округа.

С началом Великой Отечественной войны в той же должности. В декабре 1941 г. назначен начальником инженерных войск 40-й армии, в июле 1942 г. — заместитель командующего, он же начальник инженерных войск Воронежского фронта. С августа 1942 г. вновь начальник инженерных войск 40-й армии, с октября 1942 г. заместитель командующего, он же начальник инженерных войск 64-й армии. С ноября 1942 г. в той же должности в 11-й армии. В мае 1943 г. назначен начальником штаба управления инженерных войск Южного фронта. С мая по октябрь 1944 г. в распоряжении начальника инженерных войск Красной Армии. В октябре 1944 г. назначен начальником штаба инженерных войск 2-го Белорусского фронта. С мая по октябрь 1945 в распоряжении начальника инженерных войск Красной Армии.

 

196

 

ФИРСОВ Сергей Михайлович

______________________________________________________________________

 

В октябре 1945 г. назначен начальником штаба инженерных войск Центральной группы войск, с февраля 1946 г. — заместитель начальника инженерных войск Особого военного округа, а с августа 1946 г. — заместитель начальник инженерных войск 11-й гвардейской армии. С февраля 1948 г. назначается начальником инженерных войск 11-й гвардейской армии. В феврале 1951 г. назначен начальником инженерных войск Южно-Уральского военного округа, в августе 1956 г. начальником военной кафедры Ленинградского высшего художественно-промышленного училища.

Уволен в отставку приказом министра обороны СССР № 0565 от 04.05.1961 г.

Капитан (приказ НКО СССР № 0649/п от 26.01.1936), майор (приказ НКО СССР № 1914/п от 26.04.1937), подполковник (приказ НКО СССР № 03213/п от 16.07.1940), полковник (приказ НКО СССР № 02849 от 11.04.1942).

Награды: орден Ленина (06.05.1946), орден Красного Знамени (14.09.1944, 03.11.1944, 19.11.1951), орден Красной Звезды (16.08.1936), орден Отечественной войны I степени (20.02.1945), медаль «За победу над Германией» (09.05.1945), медаль «За взятие Кенигсберга» (09.06.1945), медаль «За освобождение Варшавы» (09.06.1945), медаль «30 лет Советской Армии и Флота» (22.02.1948), медаль «40 лет Вооруженных Сил СССР» (18.12.1957).

Похоронен в г.Москве.

 

197

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

 

"8/10" октября 1955 т.

N: 0269

 

Угловой штамп

Начальник инженерных войск

Южно-уральского военного округа 1

 

СЕКРЕТНО

Экз. N: 1

 

НАЧАЛЬНИКУ ВОЕННО-НАУЧНОГО УПРАВЛЕНИЯ

ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ СССР

Генерал-полковнику тов. ПОКРОВСКОМУ.

гор. Москва.

на N: 648094 от 14.7.1955 г.

Согласно Вашей просьбы, представляю написанные мною "Записки о первых днях войны". При составлении их использованы личные заметки и записи времен войны.

ПРИЛОЖЕНИЕ: Упомянутое в тексте на 45 листах по ж.р 581

только адресату.

НАЧАЛЬНИК ИНЖЕНЕРНЫХ ВОЙСК ЮжУрВО

ПОЛКОВНИК автограф /ФИРСОВ/

 

СЕКРЕТНО

экз. единств:

 

ЗАПИСКИ О ПЕРВЫХ МЕСЯЦАХ ВОЙНЫ

(Отрывки из воспоминаний начинжарма).

 

  1. ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА 1941 ГОДА

 

После расформирования Овручских инженерных Курсов Усовершенствования командного состава запаса, начальником которых я был, в декабре 1940 года я получил назначение на должность Начальника инженерных войск 11 армии Прибалтийского Особого Военного Округа2. В конце декабря я прибыл в г. Каунас и принял должность от полковника КЕДРИНСКОГО, назначенного Зам. начальника инженерных войск Одесского военного округа.

Инженерный отдел армии состоял из начальника отдела — Начинжа Армии, помощника по снабжению и одного писаря. Двух писарей-чертежников я дополнительно прикомандировал из частей. У меня, с принятием должности, сложилось впечатление, что основная работа в отделе заключалась в сборе данных и составлении военно-географического описания Литвы. Боевой подготовкой инженерных частей и состоянием инженерной

_____________

 

1 На листе имеются пометы: 1/т. Платонову. Для изучения и сличения с имеющимися у нас данными. Необходимо по каждому направлению выявлять неясные вопросы и искать пути к их разрешению. 15.10. Автограф Покровского; 2/ т.Павленко. К исполнению по резолюции. 15.10. Автограф Платонова; 3/ Читал. 15.7.56. Автограф (неразборчиво).

2 Приказ НКО СССР по личному составу N:05467 от 06.12.1940.

 

198

 

ФИРСОВ Сергей Михайлович

______________________________________________________________________

 

подготовки в соединениях мой предшественник, видимо, не особенно интересовался и этим вопросам уделял значительно меньше внимания.

Основными задачами в моей служебной деятельности определились: руководство боевой подготовкой армейских и дивизионных инженерных частей и начавшиеся с конца марта месяца оборонительные работы на границе.

Армия имела две инженерные части, причем — обе понтонные: 8-й понтонно-мостовой батальон и 4-й понтонно-мостовой полк. Армейского инженерно-саперного батальона не было. До начала военных действий армейского инженерного склада не было. В двух корпусах, входивших в состав 11 Армии, 2 и 16 ск, имелись корпусные саперные батальоны, а в составе пяти дивизий — 5, 33, 263, 128 сд и 84 мд — свои дивизионные саперные батальоны, а в полках — саперные взвода.

Армейские понтонные части обе дислоцировались в КАУНАСЕ. 8-м понтоиным батальоном временно командовал его начальник штаба, старший лейтенант ЛОПОТЕНТО4, 4-м понтонным полком — майор БЕЛИКОВ. В КАУНАСЕ дислоцировались корпусный 5 саперный батальон 16 ск и дивизионный 6 саперный батальон 5 сд. Саперный батальон 337 стоял в г. МАРИАМПОЛЬ, а осб 1288 сд прибыл в марте и был подчинен Начальнику9 89 УНС и находился в районе 8 км западнее ВЕЙСИЕЯЙ (20 км сев.-зап. ДРУСКИНИНКАЙ - ДРУСКЕНИКИ).

Дислокация инженерных частей армейского подчинения в г. КАУНАС точки зрения их боевого использования была вполне целесообразной, что подтвердилось с началом военных действий, позволив обеспечить отход 11 Армии за рубеж р. ВИЛИЯ.

Инженерные части Армии как армейского, так и войскового подчинения, были кадровыми, достаточно сколоченными и обученными частями, по степени боевой подготовки полностью боеготовыми. Укомплектованность по штатам мирного времени была полной. 148 осб 128 сд с марта месяца был развернут до штатов военного времени10, за счет пополнения из Московского военного округа11, сержантским и ря-

______________

 

3 Так в документе, речь идет о 23-й стрелковой дивизии.

4 Так в документе. Правильно Лопатенто Е.Д.

5 В состав 16-го стрелкового корпуса входил 12-й отдельный саперный батальон.

6 В состав 5-й стрелковой дивизии входил 54-й отдельный саперный батальон.

7 В состав 33-й стрелковой дивизии входил 92-й отдельный саперный батальон.

8 В состав 128-й стрелковой дивизии входил 148-й отдельный саперный батальон.

9 Начальник управления начальника строительства N:89 майор Аксючиц В.И.

10 148-й отдельный саперный батальон 128-й стрелковой дивизии был развернут на время проведоведения учебных сборов в соответствии с директивой заместителя Народного Комиссара Обороны N: 429600 от 22.02.1941.

11 Приписной состав призван на сборы из Московского военного округа на основании директивы Генерального штаба N: моб/4/548127сс от 12.03.1941.

 

199

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

довым составом, офицерский состав в батальоне был только кадровый, из запаса не призывались, подготовленность призванного состава по ВУС была хорошей.

Офицерский состав всех инженерных частей был кадровый, в основном, с нормальной подготовкой в училищах и вполне соответствовал своим должностям. Корпусные инженеры — 16 ск полковник ПОШЕХОНЦЕВ и 2 ск12 — полковник ФЕДОРОВ И.И. — старые войсковые инженеры, с большим опытом работы. Дивизионные инженеры также вполне удовлетворяли всем требованиям. В мае 1941 года из Военно-Инженерной Академии были присланы на стажировку 6-7 человек слушателей, которых я направил на должности помощников дивизионных инженеров. Некоторые из них, как капитан ДОВГИЙ, остались дивизионными инженерами с началом войны, некоторые были отозваны Академией.

Обеспеченность вооружением и инженерным имуществом армейских и войсковых частей была в основном доведена до табеля мирного времени. 8-й понтонный батальон имел 0,5 парка Н2П, 4-й понтонный полк — полный парк Н2П, саперные батальоны корпусов и стрелковых дивизий имели легкие парки МдПА-3. В частях не было взрывчатых веществ и никаких средств заграждений. В Армии, не имевшей своего инженерного склада, был небольшой нештатный склад, на котором имелось незначительное количество шанцевого инструмента и около 6 тонн ВВ, но средств заграждения также не было. В период январь-июнь 1941 года инженерные части Армии не получили от Округа или Центра никаких новых инженерных средств. Лишь к 18.6.41 г. Округом в мое распоряжение было направлено 10.000 противотанковых мин, об использовании которых будет сказано ниже.

Необеспеченность армии взрывчатыми веществами, средствами заграждений остро сказалось в начальный период войны.

Итак, качественно инженерные части Армии были на должной высоте; количественно их было достаточно, чтобы обеспечить действия соединений в начальном периоде войны. Но еще и в мирное время сказывалось отсутствие в Армии своего инженерного батальона; с началом военных действий получить инженерное усиление от Округа Армии не смогла, поскольку события развертывались весьма скоротечно, да и Округ располагал только одним инженерным и одним понтонным полком.

В марте месяце для обеспечения работ по долговременному строительству в приграничной зоне, в распоряжение УНС, дислоцированных на территории 11 Армии, прибыло из центральных военных округов свыше 30 саперных и инженерно-саперных батальонов. Часть из них

__________

 

12 Так в документе. Управление 2-го стрелкового корпуса с корпусными частями в апреле 1941 г. передислоцировано в Западный особый военный округ.

 

200

 

ФИРСОВ Сергей Михайлович

______________________________________________________________________

 

состояла из кадрового состава, большинство же прибыло с приписным составом и частично с призванными из запаса офицерами. Части прибыли со всем своим табельным инженерным имуществом, техникой и переправочными парками. Вместе с тем, части не были обеспечены оружием, которым был вооружен только кадровый состав, приписной же состав его не имел. В целом, обеспеченность частей вооружением не превышала 20-25% от списочного состава. Это положение было, конечно, известно в округе, в частности, мной лично неоднократно докладывалось Начальнику инженерных войск ПРИБОВО генерал-майору ЗОТОВУ о недопустимости подобного положения в условиях размещения частей в пограничной зоне. Точно также ставился вопрос перед генералом ЗОТОВЫМ о необходимости вывести инженерную технику подальше от границы, в особенности переправочные парки, которые в случае срочной нужды было крайне сложно быстро эвакуировать. Помнится, что последний раз я ставил вопрос об обеспечении сапер оружием в середине июня, когда обозначались тревожные признаки какой-то ведущейся подготовки по ту сторону границы. Неудовлетворительное положение с вооружением сапер было, конечно, известно и командованию округа, поскольку и сами командиры частей неоднократно докладывали и просили о выдаче оружия. В последний раз Командующий округом генерал-полковник КУЗНЕЦОВ и Член ВС корпусной комиссар ДИБРОВА посетили долговременное строительство и были в УНС-ах за несколько дней до начала войны.

Инженерные части вооружения не получили, вся их техника оставалась в районах работ в пограничной зоне, и в таком положении их застало начало войны. Не будучи в состоянии оказать хотя бы какое-нибудь сопротивление вторгшемуся неприятелю, все части рассыпались в первый же день и понесли очень крупные потери. Все их инженерное имущество, техника и переправочные парки (свыше 12 парков) остались на местах и были трофеями противника. Деморализованный личный состав, в массе своей безоружный, застигнутый на работах в составе отдельных подразделений, покатился вглубь Литвы, заполняя все дороги и толпами следуя за отходившими войсками. О дальнейшей судьбе их мною будет сказано ниже. А между тем, если бы была проявлена элементарная предусмотрительность в отношении их, если бы они были вооружены, а их техника была бы заблаговременно сосредоточена где-либо за линией р. НЕМАН — то какую большую роль они смогли бы сыграть в эти первые дни начального периода войны.

Боевая подготовка инженерно-саперных частей Армии началась с 1 декабря 1940 года, на их зимних квартирах (кроме 148 осб, который со своей 128 сд прибыл в Армию в марте 1941 года из Латвии). Из армейских и войсковых частей армии к работам по долговременному

 

201

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

строительству был привлечен только 148 осб 128 сд, прибывший, как уже было указано, в марте 1941 г. и направленный в распоряжение 89 УНС; остальные инженерные части Армии до конца апреля занимались нормально и от боевой подготовки не отрывались. Они были задействованы лишь с мая месяца на начавшемся строительстве полевых рубежей.

8-й понтонный батальон и 4-й понтонно-мостовой полк в середине мая были выведены в лагерь на р. НЕМАН (в 18-20 км ниже по течению р. НЕМАН города КАУНАС), в котором находились до первого дня войны. В начале июня они были проверены генерал-инспектором инженерных войск генерал-майором (ныне маршалом) ВОРОБЬЕВЫМ с удовлетворительными результатами по боевой подготовке.

Корпусной саперный батальон 16 ск, саперные батальоны 5, 33 и 26 сд с конца апреля — начала мая были привлечены на полевое оборонительное строительство и боевой подготовкой не занимались.

Руководство строительством пограничных УР в полосе 11 Армии осуществлялось непосредственно округом, через Начальника инженерных войск ПРИБОВО генерал-майора ЗОТОВА и Инженерное Управление округа. По вопросам долговременного строительства генерал ЗОТОВ имел специального Заместителя генерал-майора ШЕСТАКОВА. С началом работ на Командующего 11 Армией были возложены функции контроля по ходу работ, по вопросам состояния, быта и дисциплины частей. Части оперативно были подчинены Армии, за исключением технической стороны выполнения строительства и его материального обеспечения.

В полосе Армии на строительстве УР-овских полос были заняты пять УНС (Управлений Начальников Строительств):

- 210 УНС - ШАКЯЙ (ШАКИ), 180 УНС – ВИЛКАВИШКИС, 87 УНС - КАЛВАРИЯ, 89 и 3 УНС - в районах ЛАЗДИЯЙ и СЕРИЯЙ (даны пункты дислокации Управлений). В составе УНС-ов было от 4 до 7 участков, каждый из которых был усилен 2-3 инженерно-саперными батальонами (из прибывших из других округов). Из инженерных частей 11 Армии на долговременном строительстве был лишь один 148 осб 128 сд, в составе 30-го участка 89 УНС.

Эти работы, законсервированные в зимнем периоде, возобновились с начала апреля. Командующему 11 армией приходилось уделять им весьма значительную долю времени, выезжая по местам работ то для проверки устройства инженерных частей, то по проверке посадки сооружений и по организации трудового процесса. План готовности ДОТ был спущен для УНС весьма жесткий, требовавший календарного выполнения и возлагавший на Армию вопросы контроля и должной организации работы частей. Мне с началом работ неоднократно приходилось выезжать по УНС и участкам, проверяя те же вопросы

 

202

 

ФИРСОВ Сергей Михайлович

______________________________________________________________________

 

и особенно детально вникая в организацию производственного процесса на отстающих участках.

Строившиеся УР-овские рубежи были в полном смысле слова пограничными долговременными позициями. Сооружаемая полоса имела крайне незначительную глубину в 1,5-2 км, представляя собой систему батальонных районов, вытянутых в линию. Предусматривалось строительство батальонных районов второго эшелона, но фактически работы были почти всюду развернуты лишь на первой линии.

Передние огневые точки этой линии в большинстве случаев находились на самом близком расстоянии от границы, в пределах десятков и сотен метров от нее (например, по р. ШЕШУПЕ, служившей границей). Как эти точки, так и остальные, расположенные на удалении до 1-2 км, полностью просматривались противником. Конечно, никакие меры "маскировки", вроде возводимых маскирующих заборов, не могли скрыть от наблюдателей хода работ и степени готовности сооружений. Все они были засечены немецкой разведкой, часть из них подверглась прицельному обстрелу в момент нарушения границы.

Степень готовности сооружений к началу войны была еще крайне низкой. По большинству начатых точек были закончены бетонные работы, но к внутреннему оборудованию их и установке вооружения не приступалось. Даже если бы некоторые из них и могли быть использованы, то не было для них гарнизонов, не было создано полевого усиления долговременных рубежей и никаких препятствий и заграждений.

Находившиеся на участках и ДОТ саперные подразделения первыми приняли на себя неожиданный удар противника. Они не были прикрыты пограничными или линейными войсковыми частями, а будучи сами небоеготовны и разоружены, представляя из себя лишь рабочую силу, а не боеспособные воинские части и подразделения — они не могли оказать почти никакого сопротивления, рассыпались и сразу же потеряли всякую воинскую организацию, превратившись в толпы людей, спасавшихся от гибели, как кто умел. Лишь отдельные подразделения некоторых частей в первый день пытались отходить более или менее организовано, но и они потом были включены в общий беспорядочный поток. Их некуда было девать и пристроить, так как у них не было оружия, которое множество из них просили выдать им уже при отходе, но которого не было для них. Картина их беспомощности и бедствий до сих пор ярко живет в моей памяти. Они беспорядочно сопровождали соединения армии, вплоть до выхода ее за рубеж р. Западная Двина, после чего были приняты меры к их сбору и направление во вновь формируемые инженерные части. Не их вина в этом.

Полевое оборонительное строительство развернулось с конца апреля. Полевые рубежи частично являлись дополнением к УР-овской

 

203

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

оборонительной системе, включаясь в нее как полевое заполнение промежутков, в большей же мере готовились как самостоятельные рубежи, образуя вторые позиции. В первую очередь строились ДЗОТ-ы фронтального и флангового действия, наблюдательные пункты, в не объеме — проволочные и противотанковые препятствия (рвы). Часть сооружений была возведена еще в летне-осенний период 1940 года. На работы были привлечены все стрелковые дивизии и дивизионные и корпусные саперные батальоны (кроме ОСБ 128 сд, корпусного саперного батальона 2 ск и ОСБ13 84 мд). К 22.6 было закончено большое число сооружений, но полностью оборонительная система создана не была, войсками не занималась и никакой роли не сыграла. Отдельные примеры попыток использования полевых позиций будут приведены ниже.

Начертание переднего края первой позиции УР-ов непосредственно по границе неоднократно вызывало сомнение в целесообразности подобного решения и в практике боевых действий начального периода войны нигде себя не оправдало. Противнику заблаговременно было известно состояние и степень боевой готовности Ур-овских пограничных рубежей и он, будучи инициатором нападения, имел все возможности к быстрому подавлению их. Отсутствие предполья позволяло немедленно обрушить всю мощь артиллерийского огня на сооружения и вслед за этим атаковать их без предварительной необходимости преодолевать полосу препятствий и заграждений. Даже при благоприятном варианте, когда первая позиция УР занята специальными пулеметно-артиллерийскими частями и в какой-то степени оборудована полевым фортификационным заполнением, сопротивляемость подобной позиции все же будет недостаточной без взаимодействия с полевыми войсками. Но в условиях нанесения противником внезапного удара полевые части не успевают своевременно выйти и оказать эту необходимую помощь. Самостоятельно же обороняться силами одних немногочисленных постоянных гарнизонов Ур-овские позиции продолжительное время не способны.

Совершенно другое положение создавалось в тех случаях, когда Укрепленный Район имел подготовленное предполье или располагался в глубине, когда гарнизон УР усилялся полевыми частями и имел время для изготовки к действиям. В таких условиях, например в Укрепленных районах по р. ДНЕСТР, они оказывали действенное, долгое и упорное сопротивление.

В условиях 11 Армии, при общей неготовности долговременных сооружений, занятие их постоянными гарнизонами исключалось. Но использование частично готовых (в бетоне) сооружений, для занятия

_____________

 

13 Так в документе. В 84-ю моторизованную дивизию входил 122-й отдельный легкий инженерный батальон.

 

204

 

ФИРСОВ Сергей Михайлович

______________________________________________________________________

 

их стрелковыми подразделениями было возможным. Мне представляется вполне вероятным положение, что если бы в создавшихся условиях тревожной и неясной обстановки на границе в течение последней предвоенной недели усилия многочисленных инженерных частей, занятых на строительстве, были переключены на ускоренную подготовку основных участков строящихся рубежей в полевом фортификационном отношении и по созданию заграждений, и если бы как эти рубежи, так и возводимые полевые позиции были своевременно, за несколько дней до нападения, заняты нашими стрелковыми дивизиями, — то события первых дней войны могли бы приобрести другой характер.

Такое положение создано не было. К началу военных действий Армия не имела непосредственно по границе и в ближайшей тактической глубине настолько подготовленных рубежей, что они могли быть заняты организованной обороной. Никаких работ по созданию .промежуточных или отсечных позиций от границы до рубежа р. НЕМАН не велось. Река НЕМАН, сама по себе являвшаяся мощным естественным препятствием, не была использована для подготовки оборонительного тылового и отсечного рубежей. В мае месяце под руководством Командующего войсками 11 Армии генерал-лейтенанта Морозова В.И. велись штабные рекогносцировки и намечалось оборудование полевых тэт-де-понов, на р. НЕМАН в пунктах: АЛИТУС и ПРЕНАЙ, но к работам не приступалось.

Заблаговременно готовились районы командных пунктов 11 Армии. Таковых, в различной степени готовности, было три. Первый КП — в лесу по дороге КАУНАС, МАРИАМПОЛЬ, в 35 км от г. КАУНАС, южнее ст. ЮРЕ; там были подготовлены блиндажи легкого типа, проложены подъездные дороги. Этот КП фактически Армией не занимался. Второй КП – старый форт N: 6 крепости КОВНО, находившийся в хорошем состоянии; в нем были приспособлены казематы, оборудованы входы и подъезды. Он занимался Штабом Армии с ночи на 21.6 до второй половины дня 22.6. Третий КП готовился, но не был закончен оборудованием, в лесу 4 км южнее КАЙШАДОРИС. Штаб Армии вышел туда во второй половине дня 22.6 и пробыл там в течение ночи.

Форты старой Ковенской крепости находились в хорошей сохранности. Они использовались под склады и другие надобности, но не потеряли и теперь даже могут иметь боевое значение. При необходимости организации обороны, они могли бы служить превосходными опорными пунктами, и облегчали бы создание полосе круговой обороны. Видимо, возможностями обороны КАУНАСА где-то заинтересовались, хотя это и было уже поздно: примерно 17 или 18 июня в штаб 11 Армии на несколько часов машиной заезжали покойный Д.М. КАРБЫШЕВ и начальник инженерных войск Белорусского ВО генерал-майор ВАСИЛЬЕВ,

 

205

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

которые интересовались состоянием оборонительных объектов, рассматривали схемы крепости и чертежи фортов и осмотрели некоторые из них. Кстати, вспоминаю, что КАРБЫШЕВ очень возмущался распоряжением, данным из инженерного управления ПРИБОВО, разрешавшим разборку кирпичной ограды Цитадели на кирпич для целей какого-то гражданского строительства. Из этого, правда, ничего не вышло: добротные кирпичные сооружения и стены, сцементированные еще кроме того и временем, выдерживали не только обстрел немецких тяжелых гаубиц в 1915 г., но и не поддались воздействию взрывов, проведенных нами в опытном порядке: откалывались отдельные глыбы, а кирпича не получалось. От нас КАРБЫШЕВ на машине отправился в ГРОДНО.

Выше мною было указано, что в зимнем периоде Штабом Армии по заданию Округа составлялось военно-географическое описание Литвы в полосе Армии. Оно дало ценный материал в части изучения территории с разных точек зрения, дорожной сети, наличия и распределения строительных материалов и т. п. Некоторые из этих данных оказались весьма ценными в период отхода Армии 22-28 июня с территории Литвы, например, данные по дорогам, районам переправ через реки (река ВИЛИЯ), размещению складов горючего.

 

  1. ПЕРЕД НАЧАЛОМ

 

Внутриполитическое положение в Литве в последние 2-3 месяца перед вероломным германским нападением было, по крайней мере с внешней стороны, спокойным. Не помню, чтобы были зарегистрированы факты каких-либо антисоветских выступлений, на территории республики не было вооруженных банд, вооруженные эксцессы имели единичный характер. Среди населения были разговоры о вздорожании жизни и тому подобное, но явно выраженного массового недовольства не отмечалось. Существовали ли эти настроения? Безусловно, прежние буржуазные слои и часть интеллигенции были носителями и вдохновителями антисоветских настроений, но внешне это ничем не проявлялось. Конечно, наверняка существовало антисоветское подполье, связанное с германским правительством и военным командованием, но оно не было своевременно обнаружено и ликвидировано, так как с первого же дня войны подняло голову и начало активно действовать. Произведенные в ночь с 14 на 15 июня массовые облавы и аресты среди буржуазной части населения Литвы и последующая высылка вглубь страны задержанных элементов не могла покончить с их тайной оппозицией и антисоветской подготовкой к действиям против нас с приходом немцев. Вместе с тем, и эти круги, в особенности интеллигенция, далеко не все были настроены антисоветски или враждебно. Множество народа уже вросло в нашу советскую жизнь, служило и работало в советских

 

206

 

ФИРСОВ Сергей Михайлович

______________________________________________________________________

 

государственных учреждениях и предприятиях и чувствовало себя связанным с нами. Широкие массы рабочих в городах, основная масса крестьянства относилась к нам дружески и лояльно.

Я помню, что разговоры о возможности войны среди населения велись на протяжении всей зимы. В особенности они усилились с первых чисел июня. Видимо, всяческие слухи доходили через радио, письма, через местных жителей приграничной зоны, имевших связь с закордонными соседями. Офицеры многих инженерных частей, работавших на строительстве, передавали, начиная с 10-15 июня, о предупреждениях, которые они получали от местных жителей, своих квартирохозяев, соседей, о готовящейся немцами войне. Так, например, бывший командир 148 осб 128 сд полковник АБ (тогда капитан) рассказывал мне недавно — в августе сего года, — что еще 14-15 июня местные жители в районе местечка ВЕЙСИЕЯЙ, где находился его батальон, в разговорах прямо указывали, что война начнется между 18 и 22 июня. Подобные разговоры велись и в других местах. В КАУНАСЕ они довольно открыто происходили даже на улицах и в магазинах. В кругах литовцев — советских служащих, всех тех, кто был связан своей работой с нами, нарастало все более тревожное настроение. Вечером 19.6 к моей жене на квартиру пришел один знакомый — литовец, настойчиво уговаривавший жену выехать из Каунаса до 22 июня. У жены с дочерью были путевки в санаторий АРХАНГЕЛЬСКОЕ, и уже были взяты билеты на 22 июня, о чем она сказала ему, и на что он ответил: "Это, может быть, уже будет поздно". Как мной, так и другими офицерами доводились о подобных вещах до сведений командования. Но и ему, как и всем, было о них достаточно известно.

Полковник АБ рассказывал мне, что начиная с 17-18.6 наблюдением с пограничных постов, с вышек, по ночам засекался свет, движение машин и гул моторов, что наблюдал и слушал и он сам лично. Подобные данные поступали тогда с мест в штабы дивизий и передавались в Армию и в Округ. 17 и 18 июня я вместе с Командующим выезжал для проверки хода работ на полевом строительстве и слышал от офицеров аналогичные рассказы и доклады.

В первой половине июня участились случаи нарушения границы германскими самолетами, летавшими на небольших высотах и проникавших на глубину до 10-20 км. Во время нашей поездки с Командующим Армией 18 июня мы сами наблюдали немецкий военный самолет, круживший над нашей территорией в пограничной зоне. Вспоминаю, что на мой вопрос, почему все это допускается, Командующий ответил, что он не может решать эти вопросы. Я понял ответ в том смысле, что имелись, следовательно, особые указания по сему вопросу. Во всяком случае, наши средства противовоздушной обороны ни разу не пересекали воздушные вылазки немцев на нашу сторону.

 

207

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

 

Обстановка была явно тревожной. Явочным порядком многие офицеры начали эвакуировать свои семьи. В последние дни перед войной отъезд семей принял весьма широкий размах. В инженерных частях Армии, как мне было известно, не менее 50% отправили свои семьи. То же было в соединениях. Большинство семей офицеров штаба Армии также выехали в последние дни. Вся эта эвакуация протекала неорганизованно и без санкции командования. Наоборот, при посещении за несколько дней до войны строительства и пограничных гарнизонов, Командующий войсками округа и член ВС даже принимали меры к "успокоению" эвакуационных настроений, указывая командирам, что никаких оснований для отъезда семей нет. Вопреки всяческим запретным указаниям эвакуации все равно продолжалась. Некоторая часть семей, застигнутая войной, с очень большими трудностями, побросав все имущество, кто по железной дороге, кто на машинах, сумели уехать 22-24 июня, но очень многие остались на местах, не имея никакой возможности выбраться. Организованная с утра 22.6 в частях эвакуация не могла охватить всех, машин не хватало, а времени не оставалось. Некоторые из семей отходили вместе с частями. Так, например, числа 24-25 на КП Армии я встретил жену моего предшественника полковника КЕДРИНСКОГО, едва сумевшую выбраться из КАУНАСА.

Во всей Прибалтике в период апреля-мая месяцев заканчивалась репатриация немецких семей в Германию. У нас в Каунасе также находились представители германской комиссии, ведавшей эвакуацией, в том числе некоторое число немецких офицеров и солдат. Многие из них вели себя в достаточной степени вызывающе. Помню такой случай. Как-то утром, идя на службу в Штаб Армии по главной улице Каунаса, мне встретился капитан в полной форме, который, поравнявшись со мной и смотря мне в лицо, не отдал чести. Я резко повернулся к нему и окликнул: "Господин капитан, перед Вами старший по чину, потрудитесь отдать честь". Он вытянулся, отдал честь по всем правилам и с издевкой изрек по-русски: "Слушаюсь, "товарищ" подполковник". Я крайне сожалел, что его дипломатический иммунитет не позволял мне немедленно отправить его на гауптвахту. Но удовлетворением служило хотя бы то, что немец сел в лужу на глазах целой толпы литовцев, бывших очевидцами этого инцидента.

Некоторые знакомые литовцы рассказывали, что многие из уезжавших немцев со злостью заверяли, что "они еще вернутся вскоре".

После поездки с Командующим я еще 18-19 июня задержался на полевом оборонительном строительстве и смотрел состояние нашего армейского КП в районе ст. ЮРЕ. С возвращением в КАУНАС я узнал, что Начинж Округа отгрузил мне, и 19.6 прибыли в КАУНАС 10.000 противотанковых мин. Я немедленно доложил об этом Командующему

 

208

 

 

ФИРСОВ Сергей Михайлович

______________________________________________________________________

 

и просил о выделении машин для направления этих мин в МАРИАМПОЛЬ и ВИЛКАВИШКИС. Утром 20.6 они были на месте.

20.6 начальники отделов и управлений были собраны у Начальника Штаба Армии генерал-майора ШЛЕМИНА, который объявил нам о предстоящем в ночь на 21.6 переходе штаба Армии на КП в форт N: 6. Мы были предупреждены, чтобы это мероприятие рассматривалось всеми как учебный выход. Этот день я был занят свертыванием своего отдела и спешной подготовкой форта N: 6. Штаб был свернут полностью, все архивы и дела вывезены, в здании к вечеру 21.6 никого не осталось.

Вечером 20.6 я докладывал Командующему и просил о возвращении из лагерей в КАУНАС понтонных частей. Командующий поинтересовался их готовностью и сроком, который им нужен на переход. Я доложил, что потребуется 4-5 часов. Командующий ответил, что пока трогать их не следует и что в случае необходимости мы всегда успеем их вызвать. Вторым интересовавшим меня вопросом было получение разрешения о предупреждении инженерных частей Армии и занятых на долговременном строительстве и приведении их в готовность. Командующий ответил, что он не правомочен на это и приказал мне связаться по сему вопросу с Начинжем Округа. И, наконец, я поставил вопрос о необходимости использовать для прикрытия основных участков границы на участке НАУМИЕСТИС, КИБАРТАЙ полученные Армией 10.000 противотанковых мин. Я просил разрешения снять для этой цели два инженерных батальона из 180 УНС и отдать соответственный приказ. Командующий не имел возражений в отношении целесообразности этой меры, но колебался в принятии решения по срокам ее осуществления. В этом вопросе он также приказал мне связаться с Округом.

После доклада Командующему мне удалось связаться по телефону с Инженерным Управлением. Генерала ЗОТОВА не было, он находился в одном из УНС-ов соседней 8 Армии. Не помню, с кем я говорил, не то с генералом ШЕСТАКОВЫМ, не то с кем-то из начальников отделов Инженерного Управления, но только я не получил никакого вразумительного ответа. По вопросу о предупреждении работающих инженерных частей мне было сказано, что нет никаких оснований срывать ведущиеся работы, и что если в этом будет нужда, то округ сам примет меры. Помню, что я еще в энный раз напомнил о том, что части не имеют оружия; мне ответили, что меры будут приняты. Я доложил и о своем намерении минировать границу, получил ответ, что и на это нет оснований, что лучше иметь их в резерве, а в общем — "действуйте по усмотрению".

С этим я вернулся к Командующему. В вопросе о минировании границы он не принял окончательного решения, но и не возражал, если я буду действовать на свою ответственность. Во всяком случае я так его

 

209

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

понял. Не помню теперь, за моей подписью или за подписью генерала ШЛЕМИНА, но только немедленно я составил шифровку начальнику 180 УНС о срочном выделении двух инженерных батальонов со снятием их с оборонительного строительства с задачей проведения минирования границы на таком-то участке. Чем закончилась эта история, будет изложено далее.

Были ли заблаговременно предупреждены командиры дивизий и корпусов и ставились ли им какие-либо задачи? На этот вопрос я не могу ответить. Полагаю, что в частных разговорах с ними Командующий мог в той или иной мере ориентировать их, но повторяю, что это мне не было и не стало впоследствии известно. Во всяком случае, работы дивизий на полевом оборонительном строительстве 21.6 еще велись.

Ночь с 20 на 21 июня я провел еще у себя дома. Жена и дочь имели билеты на дневной поезд 22.6 для следования в санаторий Архангельское. Я предупредил жену, что с утра 21.6 выезжаю на КП на учения и ночью на 22.6 буду находиться там. Хотел вернуться утром 22.6, чтобы проводить их на поезд. Как обычно, взял с собой чемодан, шинель и спальный мешок и утром направился в Штаб. Он был уже пуст. Общей колонной легковых машин, во главе с Начальником штаба мы отправились в форт N: 6.

День на КП прошел в устройстве отделов по казематам и разрешении отдельных вопросов. Получали карты и готовились к получению задания по игре. Как будто мы его так и не получили.

После 3-х часов ночи я был вызван к Командующему. Он находился в каземате Начальника штаба. Генерал ШЛЕМИН сидел за столом с бумагами, генерал МОРОЗОВ прохаживался по каземату. Подойдя к столу, он взял бланк шифровки и сказал, передавая его мне: "Вот, почитайте, что мы получили из округа". Краткое содержание этой телеграммы таково: Командующий войсками округа обращает внимание Командующего 11 армией на самовольные действия Начальника инженерных войск армии подполковника ФИРСОВА, выразившиеся в снятии с оборонительных работ двух саперных батальонов и в постановке им задачи по проведению минирования по границе. Командующий округом объявляет подполковнику ФИРСОВУ выговор и приказывает — батальоны вернуть, а работ по минированию не проводить.

— "Ну, что же, выполняйте приказ, тов. ФИРСОВ". Мне показалось, что в словах командующего звучала какая-то скрытая ирония. Положив на стол шифровку, я доложил, что считаю свои действия правильными и отменять данных распоряжений не буду, а если отмена их необходима, то прошу на это приказания Командующего. Помедлив немного, командующий обратился к генералу ШЛЕМИНУ, чтобы он заготовил соответствующее приказание.

 

210

 

 

ФИРСОВ Сергей Михайлович

______________________________________________________________________

 

Время шло к четырем часам. ШЛЕМИН не торопясь писал у себя за столом, МОРОЗОВ прохаживался по каземату. Все молчали. Я стоял в ожидании, внутри у меня все кипело. Так прошло минут десять.

И вдруг отдаленный гул глухих разрывов заполнил каземат. Это были не отдельные взрывы, а непрерывная серия их в течение нескольких минут. Командующий посмотрел на часы, мы тоже. Было четыре часа с несколькими минутами 22 июня. Генерал ШЛЕМИН приподнялся за столом и только произнес: — "Началось".

Я не удержался, чтобы не спросить его, каковы будут мне приказания. ШЛЕМИН молча порвал написанную бумагу. Генерал МОРОЗОВ сказал мне: — "Идите к себе и будьте в готовности". Я вышел под гул повторных разрывов немецкой авиации, бомбившей Каунасский аэродром. Впереди лежали испытания войны. Мой выговор приобрел совсем другое значение.

 

  1. ОТСТУПЛЕНИЕ

 

Уже не представлялось необходимости кого-либо предупреждать о возможности событий, они наступили и диктовали нам свои условия. Дивизиям были поставлены задачи на быстрейшее сосредоточение и изготовку к действиям. Их саперные батальоны, находившиеся на полевом оборонительном строительстве, должны были сняться с работ и присоединяться к ним.

Инженерные части, работавшие в подчинении УНС-ов, никакого предупреждения от Округа не получили. Части были застигнуты в положении отдыха, совершенно неожиданно подвергшись артиллерийскому и минометному обстрелу и в некоторых местах — воздушной бомбежке. Не имея прикрытия, будучи небоеготовными из-за недостаточной вооруженности и не имея подготовленных позиций для обороны, они были вынуждены немедленно принять меры к отходу. Но близость границы, воздействие обстрела и просто отсутствие достаточного времени на организованные сборы привели к тому, что они не смогли вывезти свое инженерное имущество и технику, и все это осталось на месте, попав в руки противника. Машин было крайне недостаточно для эвакуации не только личного состава, но даже их штабов с секретными частями, запасов имущества и продовольствия. Застигнутые врасплох, части понесли крупные потери в личном составе. Под угрозой попасть в плен к уже перешедшему границу противнику, бросившему вперед свои танковые части и подразделения, инженерные части неорганизованно и беспорядочно начали отходить в глубину, быстрое продвижение противника в первый же день превратило их в толпу, заполнявшую все основные дороги на АЛИТУС, ПРЕНЫ и КАУНАС и только стремившуюся поскорее оторваться и спастись. В последующем, они растекались в различных

 

 

211

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

направлениях, на МОЛОДЕЧНО и МИНСК, на ВИЛЬНЮС, большая часть следовала за отходившими с боями соединениями 11 армии. С выходом Армии за рубеж р. ЗАП. ДВИНА с 5 июля были приняты меры к их сбору, направлению в состав наших дивизий и в тыл для формирования новых инженерных частей. Часть из них мне удалось влить в состав понтонных частей в первые дни войны. В целом, эти инженерные части никакой боевой роли сыграть не смогли, а остатки их на протяжении отхода Армии представляли собой неорганизованную и деморализованную массу.

Войсковые саперные части 11 Армии также весьма пострадали. Из корпусного саперного батальона 16 ск в боеготовности была школа, находившаяся в лагерях и организационно вернувшаяся в КАУНАС; вместе с остатками линейных рот, сумевших дойти от места их оборонительных работ до зимних квартир, имея с собой легкий Мд-ПА-3 и электростанцию АЭС-1, примерно до половины батальона сохранила боеспособность и выполняла задания по подрыву каунасских мостов и наведению переправ через р. НЕМАН 23-24 июня. Саперные батальоны 5 и 33 сд также понесли потери в личном составе и технике и присоединились к дивизиям не в полном составе.

На примере 148 осб 128 сд можно проследить злоключения, выпавшие на долю инженерных частей. Этот батальон в составе 30-го участка 89 УНС находился на долговременном строительстве в районе западнее 8 км ВЕЙСИЕЯЙ, в 2-3 км от границы. Работал он по 21.6 включительно. С разрешения командира 128 сд генерал-майора ЗОТОВА всему приписному составу 21.6 было выдано на руки оружие со склада батальона. Штаб дивизии вышел на КП 19 и 20 июня, КП в районе СЕЙРИЯЙ. После нападения и огневого налета противника по расположению батальона капитан АБ сумел организованно отвести батальон и в районе западнее ВЕЙСИЕЯЙ сделал попытку занять совместно с отходившим подразделением пограничной заставы оборону на участке законченного здесь полевого рубежа. Две саперных роты и пограничная застава встретили наступавшего противника ружейно-пулеметным огнем. Противник, продвигавшийся по дорогам в колоннах, развернулся, по обороне был сделан непродолжительный артиллерийский налет, и подразделения противника пошли в атаку. Продержавшись в обороне около часа, понеся потери до 20 человек убитых и до 40 пропавших без вести, батальон в составе неполных двух рот, парка и 20 автомашин (вместе с пограничной заставой) присоединился к своей дивизии в СЭЙРИЯЙ. Командир дивизии со штабом и основными частями двинулся в направлении на СИМНАС, имея цель присоединить там дивизионный артиллерийский полк и в последующем выполнять поставленную задачу на сосредоточение и выход за рубеж р. НЕМАН. При выполнении этой задачи,

 

212

 

ФИРСОВ Сергей Михайлович

______________________________________________________________________

 

генерал-майор ЗОТОВ был тяжело ранен, эвакуирован в КАУНАС и скончался от ран14. Батальон получил задачу двигаться на АЛИТУС и обеспечить переправу через р. НЕМАН. АЛИТУС днем 22 июня был занят с хода наступавшими танковыми частями противника, сумевшими предупредить подрыв нами моста через р. НЕМАН. 148 осб организовал десантную переправу в 12 км южнее АЛИТУС. Переправа была организована спешно, под угрозой захвата ее противником, занявшим АЛИТУС и переправившимся на правый берег р. НЕМАН. Паромы не собирались и мост не наводился. Переправлялись разрозненные подразделения стрелковых, танковых, инженерных и тыловых частей до рассвета 23.6. Таким образом, имелась возможность наводки моста или паромов, что позволило бы переправить значительное количество машин и техники. Этого сделано не было, вся техника, и автомашины были брошены на левом берегу. Утром 23.6 капитан АБ с двумя своими ротами, сведенными позже в одну сводную роту, присоединился к частям 5 тд, двигавшимся из АЛИТУС в направлении на ОРАНЫ (ВАРЕНА). Связь со своей 128 сд была потеряна, а путь на КАУНАС прегражден немцами. Остатки батальона вместе с частями 5 тд 23.6 двигались на ВИЛЬНЮС, вечером обошли его с юга и проследовали на МОЛОДЕЧНО, а к исходу 24.6 были в МИНСКЕ. До одной роты сапер батальона, посаженных на танки 5 тд, частью сил двинувшейся на ОРАНЫ, пропала без вести. Из МИНСКА остатки батальона направились на ЛЕПЕЛЬ, ПОЛОЦК, ИДРИЦА, ДНО, НОВГОРОД, где влились в состав окружного инженерного полка и пошли на формирование 110 мото-инженерного батальона, командиром которого был назначен капитан АБ.

Из разрозненных докладов различных инженерных офицеров мне было известно о наличии отдельных попыток инженерных подразделений, работавших в системе УНС-ов, занять оборону, используя частично законченные долговременные сооружения по границе, но эти попытки, естественно, успеха иметь не могли, лишь свидетельствуя о неиспользованных возможностях инженерных частей.

Утром 22 июня 4-й понтонный полк, 8-й понтонный батальон и школа корпусного саперного батальона 16 ск были мной вызваны из лагерей и к 12.00 сосредоточились в КАУНАС. В районе КАУНАС находился также один батальон 30-го понтонного полка ПРИБОВО с 0,25 парка Н2П. В этом составе командир полка подполковник КУЗНЕЦОВ поступил в подчинение 11 армии.

Днем 22.6 по приказанию Командующего генерала МОРОЗОВА были созданы подрывные команды для уничтожения мостов через

__________

 

14 Так в документе. Командир 128-й стрелковой дивизии генерал-майор Зотов А.С. был ранен, при выходе из окружения 28.07.1941 в районе г. Минска попал в плен. Умер в 1959 г.

 

213

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

р. НЕМАН в АЛИТУС, ПРЕНЫ, КАУНАС и железнодорожного моста в КАУНАС и моста через р. ВИЛИЯ в КАУНАС. Взрывчатые вещества и средства взрывания были выданы с нештатного армейского инженерного склада, где находилось около 6 тонн ВВ. Этого количества едва хватало для подрыва всех мостов. Команды были выделены из состава корпусного саперного батальона (школы) и 8-го понтонного батальона. На каждый мост от штаба армии были назначены особо-ответственные старшие офицеры, возглавившие команды подрывников. В Алитус моста подорвать не удалось, поскольку немцы заняли его ранее прибытия туда команды. Были взорваны мосты: 22.6 — в ПРЕНЫ15, 23.6 — железнодорожный и шоссейный мосты в КАУНАС. Переправившиеся ниже КАУНАСА, через р. НЕМАН немецкие части вышли к мосту через р. ВИЛИЯ и захватили его, ворвавшись на плечах отходивших по мосту последних наших подразделений; мост подорвать не успели. Это решило 24.6 судьбу КАУНАСА, захваченного в этот день противником полностью. Переправа последних оставшихся на левом берегу р. НЕМАН подразделений, беспорядочных толп саперов из инженерных частей с границы и части бежавшего местного населения в течение 22-24.6 производилась также на десантных средствах на переправе, организованной школой корпусного саперного батальона.

В течение 22-24.6 отходившие на КАУНАС и за р. НЕМАН части 5, 33, 26 сд, 128 сд вели сдерживающие бои со стремительно продвигавшимися передовыми немецкими частями. 23 июня дивизии в основном были уже на правом берегу р. НЕМАН и вели бои за удержание г. КАУНАС. С падением его была сделана попытка нанесения встречного контрудара 25.6 силами трех дивизий (5, 33, 26) в направлении от КАРМЕЛАВА на КАУНАС, с задачей обратного выхода на рубеж р. НЕМАН и овладении КАУНАС. Спешно и недостаточно подготовленный удар наткнулся на превосходящие силы противника, части не выдержали, и начался общий отход на КАРМЕЛАВА — ИОНАВА. К исходу 25.6 определилась крайне сложная обстановка для 11 Армии: в полосе правого соседа, 8 армии, противник стремительно продвигался на ПАНЕВЕЖИС и в последующем на ДАУГАВПИЛС; южнее — немецкие соединения так же быстро, не встречая сопротивления, двигались на ВИЛЬНЮС (через АЛИТУС), который был взят ими 25.6. 11 Армия имела перед собой также превосходящие силы, позади — р. ВИЛИЮ, которую предстояло преодолеть, прежде чем выйти в сравнительно узкую полосу, допускавшую еще провести форсированный отход и не попасть в окружение.

_________

 

15 Мост в Прены (Приенай) был взорван в 17.55 23 июня 1941 г. силами 126-й стрелковой дивизии (ЦАМО. Ф. 1341. Оп. 1. Д. 9. Л. 3).

 

214

 

ФИРСОВ Сергей Михайлович

______________________________________________________________________

 

Днем 22.6 Штаб Армии перешел из форта N: 6 на незаконченный оборудованием КП в лесу 5 км южнее КАЙШЯДОРИС. 24 июня Командующим была поставлена мне задача о подыскании переправ через р. ВИЛИЯ и оборудовании их к исходу 25.6. На р. ВИЛИЯ на участке юго-восточнее ИОНАВА днем были подтянуты 8-й понтонный батальон, 4-й понтонный полк и 1/30 понтонного полка. Произведенные рекогносцировки определили наиболее удобные места: для наводки моста - в 15 км юго-восточнее ИОНАВА; паромная переправа — в 6-7 км выше мостовой (по течению р. ВИЛИЯ). Оборудование и содержание основной мостовой переправы было возложено на командира 4-го понтонного полка, которому был придан 8-й понтонный батальон; паромные переправы оборудовались командиром 30-го понтонного полка. Наличие переправочных средств позволяло произвести наводку только одного тяжелого моста Н2П и на паромной переправе иметь два парома, Подготовительные работы с пробной наводкой моста и с устройством спусков и выездов были проведены в течение 25.6. Основная наводка по приказанию Командующего была произведена в ночь на 26.6. Ночью соединения начали сосредотачиваться к мосту, и переправа была начата еще до рассвета. Паромная переправа была готова 25.6, и паромы не разбирались.

Мост был расположен удачно, прикрытый изгибом реки и отчасти ее высоким левым берегом, но правый берег был ровный и открытый, представляя собой широкое плато глубиной до 1 км. Дорога от моста шла через это плато к холмам, поросшим лесом, и далее несколько километров шла по лесу. При интенсивном темпе переправы по мосту на этом плато постепенно началось скопление машин из-за пробок, образовавшихся при въезде в лес. Слева лежали болота, не допускавшие въезда в лес на более широком фронте.

Мост прикрывался несколькими зенитными батареями, расположенными по обоим берегам реки. Переправа дивизий прикрывалась действиями арьергардных частей, удерживавших дорогу из ИОНАВА, на КАЙШЯДОРИС в 5-8 км от р. ВИЛИЯ.

Переправа проходила быстро и организованно. Скоплений колонн на левом берегу не создавалось. До 7-8 часов утра авиация противника не могла обнаружить района переправы, и до этого времени корпусные части и до двух дивизий полностью переправились на правый берег. Около 8 часов авиации противника удалось установить местонахождение моста, и был произведен первый налет силами до 20-25 "Юнкерсов". К этому времени на плато скопилось много автомашин с боеприпасами, артиллерии, машин с тыловыми грузами. Противник обрушил свои бомбовые удары как по мосту, так и по этому скоплению и колоннам, втягивавшимся с плато в лес. Самолеты немцев бросали бомбы с небольших

 

215

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

высот (600-800 м) с пикированием на мост. Наши зенитные батареи открыли огонь, бывший безрезультатным, но привлекший к ним внимание: на батареи обрушились бомбы, заставившие их замолчать. На плато, в огромной куче всяческих машин, начались пожары, сопровождавшиеся взрывами боеприпасов, скоро дым затянул всю площадь леса. По району самого моста немцы бомбили крупными калибрами, от 250 до 1000 кг. После налета я приказал замерить одну из крупных воронок: она имела более 20 метров по диаметру и до 4,5 мт глубиной. Бомбы ложились по берегу и в воду, в непосредственной близости от моста, но прямых попаданий не было, и мост остался неповрежденным. Этому способствовало, в частности, то обстоятельство, что мост сознательно и преднамеренно наведен не строго перпендикулярно к линии берегов, под некоторым углом. Немцы же для пикирования заходили строго перпендикулярно к реке, по направлению подводящей к мосту дороги. Этот прием наводки мостов впоследствии неоднократно применялся и имеет значение в смысле затруднения ориентирования самолетов при нацеливании с пикирования.

Налет продолжался около 10-12 минут. Потребовалось некоторое время для наведения порядка на берегах реки, для расчистки мест пожаров, и переправа снова была продолжена. Около 10 часов я выехал в район паромной переправы 30-го понтонного полка. С прибытием туда я нашел совершенно неприглядное положение. Некоторое время там проходила переправа подходивших подразделений с машинами, но затем, после взрыва нескольких авиабомб, сброшенных самолетами противника, командир роты растерялся и отвел паромы к правому берегу. С левого берега никто более не подходил к переправе, командир роты вообразил, что приближается противник, и не спросясь командира полка, которого в это время почему-то не оказалось на переправе, дал команду затопить паромы. Когда я прибыл, то застал уже затопленную материальную часть и бездействующую переправу. Мне осталось только немедленно отстранить от должности командира роты и арестовать его, а также дать приказание об извлечении затопленных понтонов. Поведение командира полка подполковника КУЗНЕЦОВА также не имело никаких оправданий, о чем мной в последующем было доложено Начинжу СЗФ генерал-майору ЗОТОВУ. Только в период работ по организации форсирования р. ЗАП. ДВПИНА этот полк в известной мере показал себя положительно, но здесь, на р. ВИЛИЯ, он уже был бесполезен.

Подъезжая обратно к мостовой переправе, я видел, как большие группы самолетов противника снова идут на мост, потом послышалась канонада разрывов. Гоня машину на предельной скорости, я торопился к мосту. Когда подъехал, то увидел результаты налета: двумя прямыми

 

216

 

ФИРСОВ Сергей Михайлович

______________________________________________________________________

 

попаданиями мост был разорван на две части, одна половина была снесена вниз по левому берегу, остальная часть прибита к правому берегу. Переправа прекратилась. К моменту второго налета основная часть всех стрелковых дивизий успела переправиться на правый берег, на левом оставались лишь отдельные арьергардные подразделения. Но 84 мд оставалась на левом берегу почти вся целиком. Ее части подходили к берегу, не имея средств для переправы. Нужно было немедленно принимать меры если не к наводке моста, то, по крайней мере, к оборудованию паромной переправы.

Командующий забрал меня и корпусного инженера полковника ПОШЕХОНЦЕВА, и мы вернулись к мосту. За истекшее время удалось собрать один паром, и он немедленно совершал рейсы через реку. На том берегу скапливались части 84-й дивизии, противник подпирал. Берег обстреливался противником 155 мм снарядами. Было очевидно, что не имелось ни возможности, ни времени для попыток собрать кое-что из материальной части парка и снова навести мост. Командующий приказал мне и полковнику ПОШЕХОНЦЕВУ оставаться и обеспечить переправу в возможно большей степени. Почти до ночи мы оставались там. Когда стало очевидным, что нет возможности переправить основную часть техники и личного состава 84-й дивизии, Командующий прекратил переправу и разрешил командиру дивизии генерал-майору ФОМЕНКО выходить на восток самостоятельно, на ДАУГАВПИЛС или южнее. Только в первой половине июля (около 12-15.7) остатки личного состава дивизии, ведомые генералом ФОМЕНКО, без техники и вооружения, сумели пробиться и выйти к нам в районе г. СТАРАЯ РУССА.

Но все же большую часть живой силы и техники стрелковых дивизий с переправой через р. ВИЛИЯ удалось вывести из-под удара и немецкого окружения. Теперь перед Командующим стоял вопрос: что делать дальше, куда вести Армию, чтобы спасти соединения и их безопасность? Сначала намечалось решение выходить на ДАУГАВПИЛС, поскольку стало известно, что ВИЛЬНЮС взят немцами. Но уже 27.6 стало известно и о взятии ДАУГАВПИЛС. И этот путь был закрыт. Оставалось единственное решение — обойти Вильнюс севернее, через СВЕНЦЯНЫ, с тем, чтобы пробиться и выйти раньше немцев к р. ЗАП. ДВИНА в районе ПОЛОЦКА и севернее. Армия уже имела значительные потери в личном составе и вооружении, запасы продовольствия и горючего были незначительны, и восполнить их можно было лишь с выходом к крупным базам, таким как НОВЫЕ СВЕНЦЯНЫ и ПОЛОЦК.

В течение 27-30 июня до 3-4 июля соединения армии совершали форсированный отступательный марш из Литвы. Пути на УКМЕРГЕ и ДАУГАВПИЛС были уже закрыты, равно как и через ВИЛЬНЮС. Предстояло выходить в общем направлении на НОВЫЕ СВЕНЦЯНЫ,

 

217

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

ГЛУБОКОЕ и далее на р. ЗАП. ДВИНА в полосе: ПОЛОЦК, ДИСНА, ДРИССА. Необходимо было упредить противника с выходом к НОВ. СВЕНЦЯНЫ, иначе это единственное направление для отхода было бы также отрезано.

Благодаря огромному напряжению, проявленному частями армии, эту задачу удалось разрешить успешно. После переправы через р. ВИЛИЯ Армии в основном удалось оторваться от основных сил наступавшей Каунасской группировки противника, и отход совершался лишь с мелкими арьергардными боями с отдельными передовыми частями немцев. 28 июня части Армии вышли в район НОВ. СВЕНЦЯНЫ упредив противника. Через СВЕНЦЯНЫ дальнейшее движение был затруднено выходившими туда авангардами немцев. Их попытки закрыть для армии путь отхода в Белоруссию были отбиты. Части пополнились горючим на базе и на аэродроме в НОВ. СВЕНЦЯНЫ и продовольствием и продолжали дальнейший отход.

С выходом в Западную Белоруссию основной задачей являлось быстрейшее выдвижение на рубеж р. ЗАП. ДВИНА. Штаб Армии во главе с Начальником штаба генералом ШЛЕМИНЫМ, оторвался от основных сил Армии и был направлен на ПОЛОЦК для обеспечения организации переправы через р. ЗАП. ДВИНА и для установления связи с Фронтом.

Командующий Армией генерал МОРОЗОВ оставался с Армией и лично руководил ее действиями. Из офицеров Штаба с ним было всего лишь несколько человек, в том числе и я. Весь этот период до выхода Армии к ЗАП. ДВИНЕ я выполнял фактически функции не начинжа, — так как никаких инженерных мероприятий не осуществлялось, — а старшего штабного офицера, выполнявшего отдельные поручения Командующего.

После НОВ. СВЕНЦЯНЫ противник почти нас уже не беспокоил, кроме отдельных налетов его самолетов по колоннам. Армия не имела никакой связи с Фронтом и никакой воздушной поддержки и прикрытия, в период 26-29 июня немецкие самолеты, летавшие в одиночку, действовали, как им заблагорассудится, и весьма потрепали нам нервы.

Я не могу не остановиться, хотя бы вкратце, на роли самого Командующего Армией генерала МОРОЗОВА в течение всего этого начального периода военных действий, связанного с отходом Армии из Литвы. Все это время я был с ним и мог видеть ту огромную работу и ответственность, которые легли на него. В труднейших условиях, в каковых оказалась 11 Армия, Командующий проявил все качеств полководца и именно ему одному соединения Армии обязаны своим спасением от окружения, выходом за р. ЗАП. ДВИНА и сохранением боеспособности. Генерала МОРОЗОВА отличали высокая оперативно-тактическая подготовленность, знания и опыт командования войсками.

 

218

 

 

ФИРСОВ Сергей Михайлович

______________________________________________________________________

 

Он не мог отвечать и не отвечал за события последних месяцев и дней перед войной, создавшие для Армии столь невыгодную и сложную ситуацию. В первые дни войны он пресек имевшие место отдельные случаи растерянности среди личного состава штаба Армии и в соединениях. Он своей твердостью, спокойствием и умелыми действиями вселил уверенность в войсках в том, что все трудности будут преодолены. Он умел держать свои нервы в руках в самых тяжелых условиях обстановки, не показывая никому своих переживаний, находя способы решения в наиболее трудной обстановке. Будучи со своей Армией весь период ее отхода, он проявил огромную выдержку, предусмотрительность и находчивость, служа для всех примером бодрости и уверенности в успехе. Как в мирное время, так и в этот сложный период, а затем на протяжении года, пока я был в его подчинении, я многому научился у этого замечательного человека и крупного военачальника.

30 июня Армия своими передовыми колоннами вышла к г. ПОЛОЦК, а в течение 1-3 июля ее основные силы выходили к р. ЗАП. ДВИНА на участке ПОЛОЦК, ДИСНА, ДРИССА С выходом в ПОЛОЦК была установлена связь со Штабом Северо-Западного Фронта, прерванная на протяжении нескольких дней при отходе. Штаб Армии ранее нас также вышел в район ПОЛОЦКА. Предстояла задача обеспечить в кратчайшие сроки переправу соединений армии через ЗАП. ДВИНУ, 1 июля Командующим с офицерами штаба были произведены рекогносцировки всей полосы реки от Полоцка до Дриссы включительно. У нас в саперных частях почти не оставалось переправочных средств, не было их в городе ПОЛОЦК. В результате рекогносцировки в районе ДИСНА был найден один небольшой паром, позволяющий переправлять людей, грузы и отдельные автомашины. В районе ДРИССА удалось найти две грузовые баржи, каждая грузоподъемностью по 200-300 тонн. Эти баржи, приспособленные для погрузки на них тяжелых машин и артиллерии, и были основными переправочными средствами при организации переправы. В течение 1 и 2 июля были подготовлены пристани и оборудованы выезды на переправе. Частично в районе ДИСНА были использованы оставшиеся в дивизиях лодки парка МдПА-3, собраны местные плавучие средства. Переправа войск началась 2 июля и продолжалась в течение двух дней. Удалось переправить в основном всю живую силу и большую часть оставшейся артиллерии и транспорта. Противник, начиная с 3 июля, передовыми частями начал выходить на рубеж ЗАП. ДВИНЫ, стремясь сорвать проводившуюся переправу, держа ее под огнем. Но операцию можно было уже считать успешно выполненной: Армия вышла из-под ударов противника.

С 5 июля соединения Армии продолжали отход в направлении на ИДРИЦА, НОВОСОКОЛЬНИКИ, ХОЛМ, откуда после сосредоточения

 

219

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

вышли на рубеж р. ШЕЛОНЬ в районе ПОРХОВ, СОЛЬЦЫ, УТОРГОШ, прикрывая направления на ст. ДНО и СТАРАЯ РУССА и во взаимодействии с частями Новгородской группы — на НОВГОРОД. В этот период произошла частичная смена соединений, входивших в состав Армии, и усиление ее новыми частями и соединениями. В частности, Армия получила два инженерно-саперных батальона, одну электротехническую роту с поражающими станциями Э-1 и армейский инженерный склад.

13-14 июля я машиной выезжал в Инженерное Управление СЗФ, которое в составе Штаба Фронта в этот период находилось в г. НОВГОРОДЕ. Там мне была дана ближайшая ориентировка по предстоящим действиям, особенно по организации обороны на направлении ст. ДНО — СТАРАЯ РУССА и по подготовке оборонительных рубежей, от рубежа р. ШЕЛОНЬ и МШАГА на глубину до р. ЛОВАТЬ и ПОЛА. Там же я получил данные об укомплектованности армейского инженерного склада, прибывшего в состав Армии, и по дальнейшему инженерному снабжению.

В период боев на рубеже р. ШЕЛОНЬ 10-12 июля в результате успешно выполненного контрудара соединений Армии в наши руки попали первые инженерные трофеи: полный легко-переправочный парк, две 15-киловатные электростанции и разное инженерное имущество.

Непродолжительный успех боев по рубежу р. ШЕЛОНЬ сменился вскоре новыми превосходящими ударами противника на Новгородском и Старо-Русском направлениях. Противник форсировал р. ШЕЛОНЬ и, наступая по обоим ее берегам, отбросил с боями наши части на УТОРГОШ и СОЛЬЦЫ и далее на рубеж р. МШАГА. Инженерное обеспечение в этот период заключалось в спешном создании заграждений на дорогах, подготовке к уничтожению и подрыве мостов при отходе, поспешном создании обороны и заграждений при ведении оборонительных боев. 14-15 июля противник вышел на СОЛЬЦЫ. Здесь имел место небезынтересный случай с подрывом моста через р. ШЕЛОНЬ: Немцы наступали с юга и, прежде чем овладеть г. СОЛЬЦЫ, должны были форсировать р. ШЕЛОНЬ. Единственный большой мост был по моему приказанию подготовлен к подрыву и в районе его находилась саперная рота, ожидавшая сигнала для взрывания. Группа Командования во главе с Командующим генералом МОРОЗОВЫМ находилась на высоте в 1-1,5 км севернее моста, наблюдая бой последних подразделений, оборонявших подступы к СОЛЬЦЫ и к месту и переправлявшихся через мост. Немцы наседали неотступно, стремясь овладеть мостом с ходу. Наконец, когда последние подразделения заканчивали переправу, Командующий подозвал меня и дал приказание подрывать мост. Я собирался сесть в машину, чтобы подскочить на полкилометра до телефонного поста и дать команду, как вдруг раздался взрыв, и мост

 

220

 

ФИРСОВ Сергей Михайлович

______________________________________________________________________

 

на наших глазах взлетел на воздух. Командующий, как и я, конечно, был крайне удивлен подобной "оперативностью". Я все же сел в машину и поехал вперед; встреченный мною командир роты, отходивший от моста со своими саперами, доложил, что он моста не подрывал, а ждал моего сигнала. Причину происшедшего подрыва объяснить и он не мог. Дело выяснилось несколько позже, когда из Инженерного Управления Фронта меня запросили, насколько эффективно был подорван мост. Мне не было заранее сообщено, что мост был заблаговременно минирован распоряжением Фронта, и подрыв был произведен на расстоянии по радио-управляемым приборам. На последующее время Фронт меня уже информировал о подобной подготовке мостов и, например, подрыв по радио моста через р. ПОЛИСТЬ в г. СТАРАЯ РУССА, произведенный при отходе в последующем, был нам заранее известен.

Вся вторая половина июля прошла в упорных оборонительных боях, ведшихся соединениями Армии при обороне направления ПОРХОВ, ДНО, СТАРАЯ РУССА. С начала июля силами местного населения и частично Управления Военно-Полевого строительства восточнее ст. ДНО, на подступах к г. СТАРАЯ РУССА готовились три оборонительных рубежа. Каждый из них представлял из себя отдельную позицию, состоявшую из расчлененных по фронту и в глубину окопов с очень небольшим количеством легких огневых и защитных сооружений. Позиции были усилены проволочными препятствиями в 2-3 кола. Первая позиция была вынесена на 25-30 километров западнее СТАРАЯ РУССА, и все они представляли собой как бы внешние обводы обороны города, упираясь правым флангом в озеро ИЛЬМЕНЬ, а левым — опираясь на р. ЛОВАТЬ. Мелкие речки - ПОЛИСТЬ, ПОРУССА, РЕДЬЯ - также готовились, как рубежи обороны, входя в общую систему прикрытия и обороны города. По восточному берегу р. ЛОВАТЬ от ЮРЬЕВО на РАМУШЕВО и далее на юг Фронтом готовились оборонительные рубежи, состоявшие из одной-двух позиций. Непосредственно по окраинам города также готовились окопы и ДЗОТы.

С выходом Штаба Армии на КП в район ст. ДНО с 17-18 июля проводившиеся оборонительные работы были взяты под контроль. При оборудовании позиций западнее СТАРАЯ РУССА было выявлено много технических недоделок и тактически неграмотных решений, особенно в выборе переднего края позиций: очень малая глубина их (доходившая всего до 100-300 мт), недостаточный обзор и обстрел, слабое фланкирование подступов, отсутствие противотанковых препятствий и проч. Исправления вносились немедленно, но полностью устранить недочеты не позволял недостаток времени. Все же в ряде пунктов было выправлено начертание переднего края, созданы участки противотанковых рвов, улучшены условия наблюдения и огня.

 

221

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

Приданной Армии электротехнической роте была поставлена задача заблаговременной подготовки по рубежам участков электрозаграждений. При ведении боев на рубеже ст. ВОЛОТ, ШИЛОВА ГОРА и затем в районе ТУЛЕБЛЯ, ВЕЛИКОЕ СЕЛО — эти заграждения сыграли известную роль, задерживая продвижение передовых частей противника. В районе ШИЛОВОЙ ГОРЫ, например, мне самому удалось наблюдать, как передовое мотоциклетное подразделение нарвалось на электрифицированную сеть, запуталось в ней, и свыше десятка мотоциклистов были поражены током. Около 3-х километров сети было выведено артиллерийским огнем (из 12 км сети), но остальная часть ее и самые станции не пострадали, и неоднократно применялись нами при последующей обороне.

Оборонительный рубеж по р. ЛОВАТЬ также имел ряд существенных дефектов. Основные из них:

— Линейность размещения огневых сооружений и малая глубина позиций. Первый рубеж проходил непосредственно по берегу реки, окопы и ДЗОТ были вытянуты в ленточку, без какой-либо взаимной огневой связи.

— Все огневые сооружения были лишь фронтального действия, фланкирование огнем подступов к реке и самой реки было крайне ограниченным.

— Технически ДЗОТы были сооружены весьма примитивно, без каких-либо мер их маскировки. Огромные амбразурные щели их были видны за 2 километра. Покрытия из двух и более рядов бревен, с толстой земляной обсыпкой возвышались до 2-3 метров, представляя собой подобие могильных холмов, кстати, солдаты так их и именовали и предпочитали не занимать, а отрывать окопы в стороне, и отличные мишени для огня противника.

— Проволочных препятствий было построено очень мало, а противотанковых вовсе не было. Попытка их создания носила просто анекдотический характер: берег реки был эскарпирован на протяжении нескольких километров, но так как при большой глубине реки никаких бродов не было, то и препятствием эта стенка у самой воды служить не могла, вызвав большой расход рабочей силы.

Работы УВПС были взяты под контроль. Штабом Армии были высланы офицеры для руководства посадкой сооружений, исправления допущенных дефектов и более лучшей организации работ. Было обращено внимание на постройку отдельных фланкирующих сооружений, усилие окопных работ и устройство препятствий.

В целом, созданная система оборонительных рубежей, несмотря на все ее недочеты, сыграла положительную роль, создав возможность последовательного занятия их в ходе оборонительных боев и тем самым

 

222

 

ФИРСОВ Сергей Михайлович

______________________________________________________________________

 

снизив темпы продвижения превосходных неприятельских сил на широком фронте, а также позволив удерживать в период августовских боев некоторое время плацдармы по западному берегу р. ЛОВАТЬ.

Основными инженерными мероприятиями в период боев на подступах к г. СТАРАЯ РУССА, боев за него, отхода за р. ЛОВАТЬ и удержания плацдарма по ее западному берегу и последующего обеспечения выхода войск с него при прорыве противника на г. ДЕМЯНСК, — явились нижеследующие:

— Устройство препятствий и заграждений на путях отхода. На отдельных участках ставились заново или усиливались проволочные заграждения. Минирование велось еще не в больших масштабах, как из-за скоротечности боев, так и из-за недостатка в саперах. Мины ставились лишь на отдельных участках занимаемых позиций по рр. ПОЛИСТЬ, ПОРУССА, РЕДЬЯ, у бродов, при обороне г. СТАРАЯ РУССА. Мелкие мосты подрывались. При отходе из города все мосты были подорваны. Мост через р. ПОЛИСТЬ в городе был подготовлен к радиоуправляемому взрыву, но подорван обычным электровзрывным способом.

— Наибольшее значение имели работы по постройке и содержанию наплавных мостов через р. ЛОВАТЬ. Для обеспечения коммуникаций с тылом постоянно содержались наплавные мосты из плотов в районах ПАРФИНО — 2 моста, Фанерного завода — 1 мост, по одному мосту в ПЛЕШАКОВО и РАМУШЕВО. В период боев за плацдарм, по западному берегу р. ЛОВАТЬ и обеспечения выхода войск из него в первой половине августа, — количество мостов возросло до 8-9. Работы по их постройке требовали большого напряжения от сапер. Мосты строить из 4-6 ярусов бревен, материала было достаточно, он брался из сплавных плотов по реке. С конца июля начались непрерывные налеты неприятельской авиации и ежедневные бомбежки мостов, особенно усилившиеся во время нашего отхода и вывода войск с западного берега реки. Мосты разрушались непрерывно, обычно утренними налетами. В течение дня шло их восстановление, ночью происходила переправа, также под ударами авиации и под артиллерийским огнем. Из 8-9 мостов обычно не менее 4-5 получили те или иные повреждения и восстанавливались, по остальным шло движение. На протяжении более двух недель шла упорная борьба с противником за сохранность мостов. Саперы несли значительные потери, так как работали непрерывно даже и при бомбежках, круглые сутки обеспечивая переправы. И все же эта "битва за мосты" была нами выиграна и обеспечила действия войск Армии на западном берегу реки и в основном вывод всех войск и техники на правый берег после Демянского прорыва противника.

Демянский прорыв немцев был, как известно, последним успехом противника на Старо-Русском участке Северо-Западного Фронта.

 

223

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

В период августовско-сентябрьских боев немцам удалось создать Демянский плацдарм и закрепиться на нем. Этим их успехи ограничились, а выход в район КРЕСТЦЫ, ВАЛДАЙ и овладение Валдайской возвышенностью и вовсе не удался. Войска СЗФ, в частности 11 Армия, оказывали все более возраставшее и мощное сопротивление врагу. В августовско-сентябрьских боях Армия, оказывая упорное сопротивление и используя условия лесисто-болотистой местности, сумела полностью сохранить и нарастить свою боеспособность и прочно остановить наступление противника. Уже в сентябре линия фронта стабилизировалась и обе стороны перешли к взаимной обороне.

В период развития немецкого наступления Армии пришлось вести тяжелые оборонительные бои на рубеже р. ЛОВАТЬ, СВИНОРОЙ, БЕЛЫЙ БОР - СУХАЯ НИВА, ЛЫЧКОВО. С прорывом противника к линии железной дороги и с занятием им ст. БЕГЛОВО, наступая со стороны СТАРАЯ РУССА и ст. ЛЫЧКОВО, при внезапном ударе с юга, вдоль р. ПОЛОМЕТЬ — соединения Армии оказались в исключительно трудном положении, ведя сдерживающие бои и имея для отхода узкую горловину между ст. ЛЫЧКОВО и ст. КНЕВИЦЫ в направление на ЛОННА (7-8 километров севернее ст. ЛЫЧКОВО), где оборонялась наша 202 стрелковая дивизия. Горловина была 10-15 км по фронту, но путь для отхода был только один, из района ВЫДЕРКА через железную дорогу в северо-восточном направлении на ЛОННА. Прикрываясь справа течением р. ПОЛОМЕТЬ и от противника, занявшего ЛЫЧКОВО, а слева — в сторону ст. БЕГЛОВО и СВИНОРОЙ, три дивизии Армии, армейские части и тылы должны были пробиться через узкую горловину на ЛОННА, по лесисто-заболоченной местности и вовсе без дорог. Местные жители уверяли нас, что заболоченный лес к северу от железной дороги непроходим, что никаких дорог там нет. Удалось найти просеку и тропу, по ним было принято решение на выход из мешка. Два инженерно-саперных и два строительных батальона были направлены вперед по указанному направлению. Они шли, продвигаясь метр за метром по сплошь заболоченной местности, валили тонкий лес, устраивали жердевую выстилку, продвигались сами, а за ними продвигалась колонна соединений и частей Армии, вытянутая в кишку. Машины и артиллерия стояли и продвигались тесно в затылок друг другу. Отдельные проходимые участки преодолевались с ходу, затем колонна замирала, ожидая, когда в голове идущие и прокладывающие дорогу саперы пробьют путь для движения. Снова рывок, и снова остановка. Более двух суток пробивалась колонна эти 15-20 км, днем и ночью, постепенно продвигаясь к цели, и, наконец, вышла на ЛОННА. Противник видимо не ожидал подобной возможности, так как местность считалась непроходимой. Его танковые части, прорвавшиеся в ЛЫЧКОВО. не

 

224

 

ФИРСОВ Сергей Михайлович

______________________________________________________________________

 

могли действовать без дорог, действия прикрывающих наших частей отвлекли его внимание, авиация не смогла обнаружить нас в лесисто-болотистых дебрях — и снова воля и решимость наших войск и нашего Командующего привели к полному успеху. Армия вышла из создавшегося мешка в полосу обороны 202 сд полковника ШТЫКОВА в полной боеготовности. После перегруппировки дивизии заняли оборонительные участки. КП Армии вышел в СЕМЕНОВЩИНА.

С этого момента, в начале сентября 1941 года, закончился долгий путь отступления 11 Армии, и она перешла к прочной позиционной обороне, сковав наступательные попытки противника на месяцы и годы. Позиции стали стабильными. Используя все благоприятные условия лесисто-болотистой местности в интересах усиления своей обороны, широко применяя минирование, систему ДЗОТ, окопов и ходов сообщения, — соединения Армии создали неприступный барьер для противника, а остановив его, и сами перешли к активным действиям, приведшим снова к выходу на рубеж р. ЛОВАТЬ и на подступы к г. СТАРАЯ РУССА. Эти последующие действия являются уже новым этапом, рассматривать который здесь мы не будем.

Таков краткий конспективный обзор боевой деятельности 11 Армии за период первых трех месяцев Великой Отечественной войны. Можно не останавливаться еще дополнительно на каких-либо выводах и заключениях, поскольку сам ход изложения материала позволяет это сделать.

Трудностью при составлении настоящих записок являлось отсутствие материалов архивного порядка, каковых, к сожалению, в моем распоряжении не имелось. Отсюда следует наличие местами некоторой общности изложения, невозможность приведения точных дат событий, районов и полос действий; не исключены некоторые ошибки в приводимой нумерации войсковых соединений. Например, я не уверен, что была 26 сд, а не стрелковая дивизия с каким-то другим номером. Память все же — не стенограмма дат, имен и событий.

Используя сохранившиеся заметки, записки, отдельные документы, я стремился наиболее точно выдерживать фактическую сторону событий. Что же касается приводимых выводов и умозаключений, они являются личными соображениями автора, бывшего лично участником и очевидцем данного периода Отечественной войны.

 

ПОЛКОВНИК автограф (ФИРСОВ)

"8" октября 1955 года.

________________________________________________________________________

ЦАМО, фонд 15, опись 725588, дело 13, листы 246-291.

 

225

 

 

[Дополнительная информация: https://ru.wikipedia.org/wiki/11-я_армия_(СССР

https://ru.wikipedia.org/wiki/Морозов,_Василий_Иванович_(генерал-лейтенант ]

 

 


ГРЕБНЕВ

Андрей Иванович

 

17.07.1898-17.11.1964

________________________

 

Родился в д. Ковригино (в настоящее время Ивановская область).

В Красной Армии с декабря 1918 г.

Окончил 2-е Московские командные курсы (1920).

Красноармеец 29-го стрелкового полка, с января 1919 г. командир отделения этого же полка, с февраля 1919 г. командир отделения Кинешимской маршевой роты, с апреля 1919 г. командир отделения в запасном стрелковом батальоне.

После окончания курсов, с мая 1920 г. командир взвода 83-го стрелкового полка 10-й стрелковой дивизии, с февраля 1922 г. командир взвода школы младшего начсостава 19-й стрелковой дивизии. В феврале 1924 г. назначен политруком роты 57-го стрелкового полка 19-й стрелковой дивизии, в ноябре 1927 г. помощником командира роты того же полка. С марта 1928 г. командир роты 27-го отдельного территориального стрелкового батальона.

С декабря 1931 г. командир батальона 17-го стрелкового полка 6-й стрелковой дивизии, с июля 1932 г. командир батальона 8-го колхозного стрелкового полка 3-й колхозной стрелковой дивизии. В июне 1938 г. назначен помощником по материально-техническому обеспечению 35-го стрелкового полка 12-й стрелковой дивизии, в августе 1939 г. командиром 411-го стрелкового полка, в сентябре 1939 г. командиром 374-го стрелкового полка 128-й стрелковой дивизии.

В начале Великой Отечественной войны в той же должности. После выхода с оккупированной территории с октября 1941 г. в резерве военного совета Западного фронта. В ноябре 1941 г. назначен командиром 6-го гвардейского мотострелкового полка 1-й гвардейской мотострелковой дивизии. С декабря 1941 г. по июнь 1942 г. на лечении в Ульяновском эвакогоспитале. В июне 1942 г. назначен командиром 195-го запасного стрелкового полка, в октябре 1942 г. заместителем командира 175-го запасного стрелкового полка.

В мае 1943 г. назначен командиром 598-го стрелкового полка 207-й стрелковой дивизии. С сентября по ноябрь 1943 г. на лечении в эвакогоспитале N: 3026, после излечения назначен заместителем по строевой части командира 207-й стрелковой дивизии. С января 1945 г. в резерве 1-го Белорусского фронта (с мая 1945 г. группы советских оккупационных войск в Германии). С сентября 1946 г. в резерве управления кадров сухопутных войск.

 

226

 

ГРЕБНЕВ Андрей Иванович

_____________________________________________________________________________

 

уволен в запас приказом Главнокомандующего сухопутными войсками Вооруженных сил СССР N: 0412 от 26.09.1946 (по возрасту).

Майор (приказ НКО СССР N: 0646/п от 17.02.1936), полковник (приказ НКО СССР N: 03165 от 16.07.1940).

Награды: орден Ленина (06.05.1946), орден Красного Знамени (23.01.1942, 03.11.1944), орден Отечественной войны 1 степени (01.10.1943), орден Суворова III степени (15.10.1944), орден Александра Невского (08.06.1945), медаль «XX лет РККА» (22.02.1938), медаль «За оборону Москвы» (01.05.1944), медаль «За победу над Германией» (09.05.1945), медаль «За взятие Берлина» (09.06.1945), медаль «За освобождение Варшавы» (09.06.1945).

Похоронен в г.Воронеже.

 

227

 

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

Воспоминания

бывшего к-ра 374 сп, 128 сд, полковника запаса Гребнева А. И.1

о состоянии и действиях полка в начальный период

Велик. Отечеств. Войны.

 

I.

 

Перед началом Великой Отечественной войны 374 сп 128 сд дислоцировался в г. Кальвария Литовской ССР, куда он прибыл в конце марта 1941 года из г. Мадона Латвийской ССР.

Последующие события развивались следующим образом: в мае м-це по приказу командира дивизии 2-ой стрелковый батальон 374 сп был направлен в распоряжение Управления военно-строительных работ (УВСР) и находился на работах в 20 км ю-з. г. Кальвария в районе госграницы. В начале июня м-ца по приказу к-ра дивизии 3 стр. рота с пульвзводом пульроты была направлена в распоряжение погранвойск (комендатуры N: 72) для усиления охраны государственной границы, где несла постовую и патрульную службу. Остальные подразделения 374 сп оставались в г. Кальвария, где занимались боевой подготовкой и несли караульную службу в гарнизоне и в полку.

17 Июня в дивизию прибыл командующий армией генерал-лейтенант Морозов для инспектирования частей дивизии. 18 Июня в районе Урдоминка — Лаздзея — Симно (25 км. ю-з. г. Кальвария) начались двухстепенные штабные учения с участием штаба дивизии и штабов полков, которые, по плану руководителя, должны быть закончиться 23 Июня. К 10.00 18.6. штаб 374 сп с ротой связи, ротой ПВО, взводом сапер, взводом химиков и взводом конных разведчиков (в пешем строю, так как лошади еще не были получены) занял свое положение в лесу 4 км с.-з. Урдоминка и получив предварительное распоряжение штадива о том, что дивизия переходит к обороне и что приказ последует дополнительно, приступил к оборудованию КП и НП полка. Через некоторое время был получен и учебно-боевой приказ на оборону дивизии, и штаб полка приступил к отработке соответствующих документов на оборону полка. Во второй половине дня на КП полка прибыл начальник штаба дивизии подполковник Карпов3. Ознакомившись с ходом работы на КП полка, он одобрил принятое решение и вообще весь ход работы штаба полка и дал указание

__________

 

1 Приказом Прибалтийского особого военного округа по личному составу N:0459 от 19.06.1941 исполняющим должность командира 374-го стрелкового полка 128-й стрелковой дивизии был назначен начальник штаба 173-го стрелкового полка 90-й стрелковой дивизии майор Синицкий Г. А., однако в часть к началу боевых действий он не прибыл.

2 Так в документе. Речь идет о 3-й пограничной комендатуре 107-го пограничного отряда НКВД БССР, комендант участка капитан Юрченко М.А.

3 Так в документе. Начальником штаба 128-й стрелковой дивизии был подполковник Комаров Ф.И.

 

228

 

ГРЕБНЕВ Андрей Иванович

_____________________________________________________________________________

 

продолжать работу. Я доложил наштадиву, что в 5 км. от места КП полка находится 2 стрелковый батальон, который сейчас не имеет работы из-за отсутствия материала, поэтому было бы полезно весь батальон привлечь для участия в штабных учениях, так как он занял бы свой район согласно решения и практиковался бы в самоокапывании и маскировке, а штаб батальона получил бы практику в организации обороны б-на. Наштадив одобрил мою мысль и разрешил привлечь батальон на учения.

Как только наштадив уехал, я немедленно отправился во 2-й батальон и сообщил к-ру батальона капитану Федорову о принятом мною решении привлечь б-н на учения. Командир б-на доложил мне, что одну роту желательно оставить на месте с целью усиления охраны границы и что для одной роты имеется здесь важная и неотложная работа по строительству. Остальной же батальон может без ущерба дела и с пользой для себя принять участие в начавшихся учениях. Решено было на месте оставить 5 стр. роту с задачей охранять и оборонять государственную границу на месте, для чего к исходу 19 Июня подготовить для себя ротный узел сопротивления в границах, указанных командиром батальона и мной лично. Поле того, как были отданы все распоряжения командиру 5 стр. роты, остальной батальон был поднят по тревоге и броском вышел в район своей будущей обороны. Я с комбатом-2 на машине выскочил вперед и еще засветло до прихода батальона произвел с ним рекогносцировку района обороны б-на. Отдав все необходимые распоряжения по оборудованию района обороны, я вернулся на КП полка. С батальоном и 5 стр. ротой тут же была установлена телефонная связь. 19 Июня на КП полка прибыл командир дивизии генерал-майор Зотов, и мы вместе с ним объехали весь участок обороны полка. С моим решением он в основном согласился и дал лишь указания обратить особое внимание на стыки и обеспечение флангов полка. Вывод на учения 2 стрелкового б-на он тоже одобрил и после этого он уехал к себе, а я вернулся на свой КП.

20 Июня на КП полка прибыл командующий армией и, осмотрев устройство КП и НП полка, дал указания по улучшению устройства КП, а так же сообщил мне что он смотрел подразделения вверенного мне полка на зимних квартирах в г. Кальвария и, указав мне на некоторые недостатки во внутреннем порядке, приказал, чтобы все подразделения, расположенные в г. Кальвария, завтра же, то есть 21 Июня, вышли в свои полковые лагери. Лагери полка были еще в мае разбиты и устроены в 1 км от казарм полка. Не было лишь лагерных палаток, которые еще не были получены полком. Командующий приказал вместо палаток на гнездах строить крыши из хвороста и камыша, имеющегося рядом с лагерями в достаточном количестве. Мне было приказано лично поехать в г. Кальвария и лично проследить, как полк выйдет в лагери и как в них будет устраиваться.

 

229

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

Когда командующий уехал, я немедленно отправился в г. Кальвария, где отдал все необходимые указания о выходе в лагери, после чего отправился к себе на квартиру ужинать, так как времени уже было 22.00.

Около 24.00 ко мне на квартиру прибыл адъютант4 командующего и вручил мне приказ командующего, в одном из пунктов которого говорились, что я должен один стрелковый батальон с артдивизионом гаубичного артиллерийского полка вывести в район учений для участия в штабных учениях. Так как 3 батальон заступил в гарнизонный и полковой наряд, я решил вывести в районы учений 1-ый стрелковый батальон без 3 стр. роты, которая находилась в распоряжении комендатуры N: 7. Приняв такие решения, я отправился в полк и, вызвав командира 1 стр. батальона капитана Жукова5, приказал ему поднять б-н по тревоге, привести его в полную боевую готовность и вывести в район учений. Одновременно я связался с командиром ГАПа6 и передал ему приказ командующего о выделении 1-го артдивизиона. Дивизион был так же поднят по тревоге (в дивизии давно уже такой порядок вошел в традицию) и в 5.00 21.6. отряд под командой зам. командира б-на выступил по указанному ему маршруту в район учений. Я с комбатом и 2-мя командирами стрелковых рот на машине выскочили вперед и до прихода отряда успели провести рекогносцировку батальонного района обороны и приняли решение о занятии и оборудовании районов обороны батальона и рот. К 10.00 прибыли подразделения 1 стр. батальона и быстро заняли свои места и приступили к инженерному оборудованию района обороны. Артиллерийский дивизион так же занял свои огневые позиции. Их офицеры приступили к подготовке данных для стрельбы и к оборудованию своих позиций.

Таково было положение подразделений 374 сп в момент начала Великой Отечественной войны.

 

II

 

Несмотря на то, что полк был сформирован7 только в октябре 1939 года и был сравнительно молодым полком, все же я не могу сказать, что офицеры штаба полка и командный состав в звене взвод-батальон были недостаточно подготовлены. Наоборот, я считал и сейчас считаю, весь офицерский состав полка в основной своей массе имел вполне достаточную подготовленность для руководства своими подразделениями в условиях боевой обстановки. Дело в том, что полк после сво-

________

 

4 Адъютант командующего 11-й армии лейтенант Довнич В.Л.

5 Так в документе. Командиром 1-го стрелкового батальона 374-го стрелкового полка был капитан Кадиков (Кадыков) В. В.

6 Командир 481-го гаубичного артиллерийского полка 128-й стрелковой дивизии майор Бояринцев Н.М.

7 Формирование 128-й стрелковой дивизии производилось на основании директивы Генерального штаба N: 4/2/48608 от 15.08.1939.

 

230

 

ГРЕБНЕВ Андрей Иванович

_____________________________________________________________________________

 

его сформирования и 2-х месячной подготовки принял участие в боевых действиях в Финляндии, где офицеры полка получили известную практику в руководстве своими подразделениями в особо трудных условиях боевой обстановки, и, несмотря на непрерывные наступательные бои, полк понес очень небольшие потери — всего лишь около 350 солдат и офицеров убитыми, ранеными и обмороженными. Кроме того, полк за 1 год и 5 месяцев своего существования с момента сформирования и до момента прибытия в г. Кальвария сменил свои пункты дислокации 26 раз. При этом каждый раз полк поднимался по боевой тревоге с решением определенной тактической задачи, которая решалась во все время, пока полк не достигал своего нового пункта дислокации. Так как полк был сформирован как мото-стрелковый, то ему приходилось перемещаться с места на место и по железной дороге, и на автомобилях, и походным порядком. Все это вместе взятое свидетельствует о том, что офицерский состав полка и его штабы получили значительную практику в руководстве своими подразделениями в различных условиях боевой и учебно-боевой обстановки.

Однако следует указать на одно обстоятельство, которое в значившей степени повлияло на подготовленность офицерского состава полка и на боеспособность всего полка. Дело в том, что в начале июня месяца 1941 года по приказу командира дивизии мною было выделено из состава полка около 30 человек офицеров для формирования отдельного пулеметного батальона, предназначавшегося для укрепрайона. Взамен мне ничего было не дано, и я вынужден был замещать освободившиеся должности путем выдвижения на должности к-ров рот — командиров взводов, а на должности командиров взводов — их помощников из числа сержантского состава. Такое положение понижало степень подготовленности командного состава в звене взвод-батальон. Обиднее всего то, что выделенный офицерский состав так и не был отправлен по своему назначению, а провалялся в казарме до самого начала войны.

 

III

 

Что касается материального и технического обеспечения полка, то необходимо сказать следующее: во время своего формирования в Сентябре — Октябре 1939 года полк был оснащен полностью всем необходимым согласно штата военного времени. Более того, когда стало известно, что полк будет отправлен на финский фронт (полк формировался на Урале — г. Красноуфимск), то первоначальный его состав (рядовой и сержантский), состоявший в основном из национальностей средне-азиатских республик, был полностью заменен новым составом из числа специально для этого призванными из запаса жителями Урала, в большинстве уже ранее служивших в армии. Полк был одет и снаряжен по сезону во все новое. Все вооружение и техника были 1-ой катег.

 

231

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

Доукомплектован был полностью офицерским составом. Одним словом полк был не на словах, а на деле приведен в полную боевую готовность и был способен на выполнение любой боевой задачи...

Но как только закончилась война в Финляндии и полк прибыл в г. Вологда, сразу же были получены так называемые «Временные штаты мото-стрелкового полка», которые представляли собой нечто среднее между военным и мирным времени: согласно этим штатам уменьшился численный состав личного состава полка, значительно меньше стали  и табели положенного полку материального и технического оснащения. Полк был переформирован по этим новым штатам. Все излишки людей либо были уволены в запас, либо переданы в другие части. Тоже самое были изъяты из полка излишки материального и технического обеспечения. Уменьшился автомобильный парк. После этого полк в Июне 1940 года вошел в Прибалтику. Во время пребывания в Прибалтике полк вновь переформировывался два раза, пока не превратился в обычный стрелковый полк мирного времени. Вместо автомобилей, которые были изъяты из полка и отправлены в г. Резекне на консервацию, полк получил из разных войсковых частей лошадей с аммуницией и парными повозками. Причем все это было очень плохого качества, так как войсковые части, выделявшие «транспорт на ходу», старались сбыть что похуже, по принципу: «на тебе боже, что нам негоже».

К осени 1940 года, когда полк прибыл на зимние квартиры в район г. Мадона Латвийской ССР, в нем не было никаких запасов, ни текущего довольствия, ни неприкосновенных запасов. Материального и технического оснащения не хватало даже по табелям мирного времени; например: в полку имелся взвод конных разведчиков, но он не имел лошадей и не получил их совсем. Так и начал войну в пешем порядке. Инженерное имущество, кроме носимого шанцевого инструмента на руках у личного состава, ничего в полку не было. Имущество связи, полученное полком еще на Урале, за время боев в Финляндии и за время частых перемещений полка было в значительной степени потрепано, но и такого в полку не хватало. По штатам мирного времени в полку должно было быть около 2500 солдат и офицеров, а на лицо фактически было немного более 2000 человек. Однако полк и в этом состоянии сохранял высокую боеспособность. Беда заключалась лишь в том, что он (как впрочем и вся дивизия) не приводился в полную боевую готовность, как это было перед войной в Финляндии. Судя по всему ни полк, ни дивизия не готовились к войне, хотя уже к осени 1940 года стало известно, что Гитлер концентрирует свои армии на наших советских границах. Все офицеры, которые были в курсе этого дела, были убеждены, что Гитлер собирает свои войска к нашим границам отнюдь не «для отдыха», как об этом заявляла гитлеровская дипломатия. Более того, в начале декабря

 

232

 

ГРЕБНЕВ Андрей Иванович

_____________________________________________________________________________

 

1940 года в полку был получен приказ «подготовиться для отправки на литовско-германскую границу». Полк уже все подготовил и ждал подхода эшелонов для погрузки. Даже подали первый эшелон, в который был погружен 1 сб и штаб полка. Однако скоро последовал отбой. Выяснилось, что решено не тревожить гитлеровскую Германию.

Лучше дело обстояло с боеприпасами, в которых полк никогда не нуждался и имел их в достаточном количестве, разумеется, согласно табелей мирного времени.

Только по прибытии полка в г. Кальвария, полк постепенно стал накапливать свои неприкосновенные запасы — главным образом обувь, обмундирование, снаряжение, конскую аммуницию и боеприпасы.

Всему личному составу полка было выдано на руки 1 комплект боеприпасов и 1 дача НЗ, с которым никто, ни при каких обстоятельствах не расставался. Всегда имел при себе и содержал в должном порядке. На складах имелось 2-3 боевых комплекта боеприпасов.

С таким вот материальным обеспечением и техническим оснащением полк вступил неожиданно для него в Великую Отечественную войну. Накопленными же кое-какими неприкосновенными запасами полк воспользоваться так и не смог, так как в первый же час начавшейся войны все склады либо были взорваны, либо сожжены авиацией противника. Использовать удалось только то, что было в свое время выдано на руки людям. Только 1 сб. был одет в металлические каски, когда по тревоге выходил в район штабных учений, и то только потому, что разрешил это сделать командующий армией в своем приказе. Все же остальные подразделения начали войну в пилотках, так как раньше выдать каски не разрешали, а потом уже об них думать не было ни времени, ни возможности.

 

IV

 

По вопросу о том, "когда и от кого было получено распоряжение (приказ) о приведении полка в боевую готовность и какую задачу он получил", я со всей категоричностью заявляю, что никакого распоряжения или приказа о приведении всего полка в боевую готовность и никакой задачи полк не получил, да видимо и получить не мог, так как война началась неожиданно не только для полка, но и для всей дивизии. Были отданы распоряжения, связанные со штабными учениями, был отдан учебно-боевой приказ штаба дивизии штабу полка на организацию обороны дивизии и полка, было приказано вывести для участия в учениях одного стрелкового батальона (я вывел фактически два, хотя и неполных батальона), были даже отданы распоряжения инженера дивизии8 строить на дорогах завалы, подготовить ямки для закладки противопехотных и противотанковых

____________

 

8  Начальник инженерной службы 128-й стрелковой дивизии старший лейтенант Алгазин К.П.

 

233

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

мин (мин-то ни в полку, ни в дивизии вообще не было), но настоящего боевого приказа о приведении полка в боевую готовность мною не было получено и никакой задачи я не получал. Как застало меня неожиданное нападение немцев, так я и начал бой с теми силами и средствами, какие в этот момент оказались в моем распоряжении и при мне.

Следует прямо сказать, что о каком же приказе или задаче можно говорить, когда никто даже не думал о войне с Германией. Мы были вообще очень мирно в отношении Германии настроены. Мы ее считали добрым соседом, лояльно соблюдающим договор о ненападении. Только за 10 дней до начала войны на состоявшемся военно-политическом совещании при политотделе дивизии, на которое были приглашены командиры, комиссары и начальники штабов дивизии, нам стало известно, что гитлеровскую Германию не следует считать добрым и миролюбивым соседом, а что следует срочно перестроить политическую работу в частях, разъясняя всему личному составу милитаристский, империалистический характер гитлеровской Германии. Однако нас тут же предупредили о том, чтобы не поддаваться ни на какие возможные провокации немцев. Например, в дивизии имелся секретный приказ штаба армии о том, чтобы в случае появления немецких военных самолетов над нашей территорией, ни в коем случае не открывать по ним огня, хотя бы они сбросили на нашу землю бомбы. Этот приказ так и не был отменен вообще. Даже когда 22 июня 1941 года немецкая авиация массово обрушилась на нас и начала бомбить всюду фугасными и зажигательными бомбами, и когда я запросил штаб дивизии не следует ли открыть огонь по фашистским стервятникам, мне ответили, что «сейчас выясним», но так ничего и не выяснили. Пришлось брать на себя всю ответственность за последствия и, нарушив приказ, открыть огонь по самолетам противника и заставить их быть несколько осторожнее, так как в первый же момент после открытия огня по самолетам противника было сбито 2 и поврежден 1 самолет противника.

Другим примером, доказывающим то, что о возможном нападении немцев никто в действительности не думал, может служить даже само расположение дивизии в обороне при проведении штабных учений. Согласно принятому командиром дивизии решению дивизия располагалась в обороне углом вперед, подставляя свой левый фланг немецкой границе. Даже сам штаб дивизии расположился за своим левофланговым 741 сп сзади, примерно в 20 км. от него, но всего в нескольких километрах от границы. Понятно, что когда разразилась катастрофа, штабу дивизии уже через 2 часа после начала войны пришлось удирать вправо и располагаться за своим правым 594 сп. вследствие чего руководство частями дивизии было потеряно, и они были предоставлены сами себе. Что касается 374 сп, то 2 сб, располагавшийся на левом

 

234

 

ГРЕБНЕВ Андрей Иванович

_____________________________________________________________________________

 

фланге полка (полк занимал выдвинутое положение по отношению других полков дивизии, образовывая передний угол), так же поставлял свой левый фланг границе, 1 сб своим фронтом скорее был направлен на г. Кальвария чем на границу. Только 5 стр. рота полка заняла оборону фронтом к границе и встретила натиск противника в лоб. Теперь я склонен думать, что если не было сознательного вредительства с чьей либо стороны, то было ярко выраженное головотяпство и беспечность. Но тогда, конечно, даже в мыслях не могло быть, что нас ожидает катастрофа, которая дорого обойдется нашей Великой Родине.

 

V

 

374 сп располагал заблаговременно подготовленным участком обороны на государственной границе. Правда, участок был очень велик: 20 км. по фронту и около 10 км. в глубину, который седлал шоссе Мариамполь — Кальвария — Сувалки. Причем г. Кальвария находился в непосредственном тылу, примерно за центром участка обороны полка и должен был служить основной базой боевого обеспечения полка. Участок этот был разбит на три батальонных района обороны следующим образом: в первом эшелоне полка справа и правее шоссе должен был обороняться 1 сб. полка, а слева и левее шоссе — 3 сб. полка. 2 сб полка занимал район обороны во втором эшелоне полка, седлая шоссе г. Кальвария — Сувалки. Участок обороны полка готовился в течение почти всего мая месяца 1941 г. силами и средствами, имевшимися в распоряжении полка и батальонов. Батальоны своевременно выполнили все намеченные планом оборонительные работы. Не было лишь поставлено  никаких искусственных препятствий за отсутствием колючей проволоки и мин. Особенно хорошо были оборудованы районы обороны 1 и 3 стрелковых батальонов, так как они имели больше времени. Что касается 2-го батальона, то он свой район оборудовать не успел, так как был направлен в распоряжение УВСР. Однако он успел оборудовать КП и НП батальона, НП рот и взводов стрелковые окопы, пулеметные площадки для выстрела с колена, минометные и артиллерийские позиции. Кое-где были сделаны хода сообщения. Но беда заключалась в том, что полку так и не пришлось вообще занять свой участок обороны, а пришлось драться с врагом разрозненно, где застала то или иное подразделение внезапно начавшаяся война. Только 3-му батальону пришлось оборонять г. Кальвария, да и то он занял не свой район обороны, а район обороны 2-го батальона, который люди 3-го батальона почти не знали, а знал лишь сам командир батальона капитан Кварт. Продержался этот батальон на этих позициях около полутора часов, а затем вынужден был сдать г. Кальвария и отступать на Мариамполь и далее на Каунас, где и был окончательно разбит почти полностью авиацией и танковыми войсками противника.

 

235

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

VI

 

21 Июня, после того, как я закончил работу по устройству 1-го батальона и последний приступил к оборудованию своего района обороны, я прибыл на КП полка и здесь встретил только что прибывших командира дивизии и вместе с ним прибывшего представителя из Москвы бригадного комиссара (фамилию не помню), который прибыл в дивизию с группой политработников еще 10 Июня и знакомился с постановкой политической работы в дивизии. Я доложил о проделанной мною работе, после чего вскоре командир дивизии уехал, а бригадный комиссар остался на КП полка и беседовал с комиссаром полка 9.

Около 18.00 была получена радио-шифровка из которой я узнал, что во-1-х надо строить завалы на дорогах и во-2-х немедленно выслать в штадив инженера полка и 2 грузовых машины за получением мин. Приказание было немедленно выполнено: инженера отправили, а мы с комиссаром отправились в батальоны организовывать устройство завалов и готовить ямки для постановки мин. В батальонах и в штабе полка, кроме хозяйственных пил и топоров, имевшихся при ротных и штабной кухне, никакого инженерного имущества не было. Отдав все необходимые распоряжения на месте, мы с комиссаром вернулись на КП.

В 23.00 вернулся инженер10 полка и привез с собой две машины латышских и литовских мин. Откуда они взялись, мне так и осталось неизвестным. Никто устройства этих мин не знал, даже сам инженер, который только на КП дивизии был ознакомлен с их устройством. Пришлось срочно обучать обращению с минами полковых сапер, а затем отправлять их в батальоны для руководства расстановкой мин в заранее намеченных местах. При этом в штадиве предупредили, что мины разложить у заготовленных ямок, но не закапывать, а на дорогах мины положить по обочинам дороги (боже упаси, чтобы кто-нибудь не подорвался завтра утром из наших или из граждан). Приказ был, конечно, в точности выполнен, к 3.00 22.6. мины были разложены по местам, само собой разумеется, что мины никакого вреда немцам принести не могли. Правда, к-р 1-го батальона капитан Жуков потом доложил, что на устроенных им минных полях подорвались несколько немецких танков (видимо кто-то по своей инициативе все же закопал и замаскировал часть мин), но это следует отнести к чистейшей случайности. Так мы встретили внезапное нападение немцев, которое началось ровно в 4.00 22 Июня 1941 года.

Произошло это следующим образом: сначала массами появились самолеты противника, которые, пролетая почти над крышами домов

__________

 

9 Заместитель по политической части командира 374-го стрелкового полка батальонный комиссар Долгоаршинных А.М.

10 Начальник инженерной службы 374-го стрелкового полка лейтенант Амелькович С.И.

 

236

 

ГРЕБНЕВ Андрей Иванович

_____________________________________________________________________________

 

и верхушками деревьев, сбрасывали повсюду зажигательные и фугасные бомбы. В течение нескольких минут все видимое пространство вокруг, было затянуто дымом. Запахло гарью. Тут и там вспыхивало пламя. Разрастались пожары. Горели дома, лес, недостроенные ДОТы... Вслед за самолетами появились массовые скопления танков и самоходных пушек, которые своим огнем с хода и шумом моторов старались навести ужас и панику на наших бойцов. Они шли с большой скоростью — уничтожая на своем пути все, что попадалось, своим огнем и весом. Первая волна танков, проутюжив наши боевые порядки, быстро удалялась в наш тыл, за ней шла другая волна, за ней третья. Так продолжалось примерно до 6.00. За танками пошла механизированная пехота противника, которая была встречена ружейно-пулеметным огнем уцелевших наших огневых точек и вынуждена была выгрузиться и атаковать наши позиции в пешем строю...

Первые несколько атак противника нами были отбиты, но со стороны границы подходили новые войска, которые с хода бросались на наши уцелевшие еще позиции... Первой была почти полностью уничтожена 5 стр. рота, остатки которой в количестве 12 или 13 человек с одним офицером прибежали на КП полка. К 6.00 были смяты на правом фланге полка 1 стр. рота, а на левом фланге 4 стр. рота, тяжело ранен к-р 2 батальона. В центре обороны полка бой продолжался. Через некоторое время из батальонов донесли, что боеприпасы на исходе, а пополнять их было неоткуда. К 7.00 была порвана связь с КП дивизии. На посланные мною 5 или 6 шифровок по радио ответа не поступило (позже я узнал, что все мои шифровки были на КП приняты, но отвечать на них не было времени, да и не знали, что отвечать). Вскоре прямым попаданием артснаряда была уничтожена полковая радиостанция, служившая для связи с КП дивизии. Затем наступило относительное затишье, продолжавшееся около 30 минут. Бой слышался за левым флангом в тылу участка обороны вверенного мне полка. Я сделал вывод, что бой идет в районе Лаздзея. В полку почти не стало боеприпасов, и держаться на месте не имело больше смысла. Около 10 часов утра я принял решение отходить на Симно. В это время со стороны границы пошли новые колонны механизированной пехоты, а отражать ее нам было уже нечем. Я отдал приказание к-ру 1 батальона отходить на Симно, а сам, собрав остатки 2 б-на и подразделения штаба полка, под прикрытием взвода разведчиков стал отходить на Симно. На полпути от Урдоминки до Симно я узнал, что 741 сп., оборонявший Лаздзею, разбит, его командир подполковник Ильичев убит11. Когда я со своим отрядом подошел к окраине Симно, то здесь я обнаружил обороняющийся один батальон 594 сп. Пройдя мимо его левого фланга в тыл и укрыв свой отряд

__________

 

11 Командир 741-го стрелкового полка 128-й стрелковой дивизии подполковник Ильичев И. А. не погиб 22.06.1941, вышел из окружения, в дальнейшем заместитель по строевой части командира 270-й стрелковой дивизией, погиб 23.07.1945.

 

237

 

Воспоминания: В. Прибалтийский особый военный округ

________________________________________________________________________

 

в одной из рощ, я попытался выяснить обстановку, а так же возможность пополнится боеприпасами. Однако ничего путного здесь я добиться не мог, так как никого из руководящих офицеров обнаружить не удалось. Однако я узнал, что в 4-5 км. юго-восточнее Симно располагается КП дивизии. Я решил пройти с отрядом на КП дивизии.

КП дивизии размещалось за лесом около шоссе Симно — Алитус. Когда я подошел к КП, то никого уже здесь не обнаружил, кроме начальника АХЧ12, который растерянно стоял возле машин, не зная, что предпринять. Увидев меня, начальник АХЧ бросился ко мне навстречу и доложил, что комиссара13 и начальника особого отдела дивизии убило. Начальник штаба дивизии куда-то уехал. Командир дивизии с 4-мя связистами ушел пешком в направлении на север, остальные работники штаба дивизии разбежались, что в его распоряжении имеется 9 машин грузовых 3-х тонных и документы штаба дивизии и что он отдает себя в полное мое распоряжение и ждет моих указаний. Боеприпасов здесь так же не было обнаружено. К этому времени сюда стали подходить люди 741 и 594 полков. Здесь собралось около 500 солдат и офицеров, 2 45-мм орудия, несколько ст. пулеметов и пр. Кроме того скопилось до 2-х десятков подвод. Я решил свой отряд разбить на две части. Конный обоз, груженный ранеными под вооруженной охраной, я под командой своего помощника по хозчасти направил вперед по дороге на Алитус, а сам с остальными остался на некоторое время на месте, произвел расчет и погрузил всех на машины, построил колонну и дал команду следовать на Алитус. Все были предупреждены о том, что если в пути какая-либо машина выйдет из строя, бросить все и следовать пешком — машину зажечь — в общем направлении на Алитус. Сборный пункт намечен был возле виадука 2 км с-з. Алитус, от которого большая глубокая балка выходила к р. Неман. Машины двинулись по шоссе