Предисловие

Прошло почти 60 лет со времени начала Великой Отечественной войны, но ясности относительно неудач Красной армии в начальный период этой войны до сих пор нет, как нет достаточно полной и достоверной информации о состоянии Вооруженных сил СССР на июнь 1941 г. Многочисленные публикации, посвященные описанию именно этого периода отечественной истории, к сожалению, не только не позволяют закрыть все «белые пятна», но и становятся источником новых мифов, искажающих роль Красной армии в победе над фашистской Германией. Прежде всего эти недостатки относятся к области оценки численного и качественного, а также кадрового состава Красной армии накануне войны. Такое положение в исторической науке во многом было обусловлено политической конъюнктурой, когда в публикуемой литературе говорилось лишь о победах Красной армии и не говорилось о поражениях, говорилось о победителях и не говорилось о павших в период поражений и отступлений. И современные исследования в погоне за сенсациями еще не смогли преодолеть политической и идеологической конъюнктуры в изложении и интерпретации фактов той войны.

Предисловие

Прошло почти 60 лет со времени начала Великой Отечественной войны, но ясности относительно неудач Красной армии в начальный период этой войны до сих пор нет, как нет достаточно полной и достоверной информации о состоянии Вооруженных сил СССР на июнь 1941 г. Многочисленные публикации, посвященные описанию именно этого периода отечественной истории, к сожалению, не только не позволяют закрыть все «белые пятна», но и становятся источником новых мифов, искажающих роль Красной армии в победе над фашистской Германией. Прежде всего эти недостатки относятся к области оценки численного и качественного, а также кадрового состава Красной армии накануне войны. Такое положение в исторической науке во многом было обусловлено политической конъюнктурой, когда в публикуемой литературе говорилось лишь о победах Красной армии и не говорилось о поражениях, говорилось о победителях и не говорилось о павших в период поражений и отступлений. И современные исследования в погоне за сенсациями еще не смогли преодолеть политической и идеологической конъюнктуры в изложении и интерпретации фактов той войны.

Авторы данного исследования попытались собрать и структурировать в одной работе все данные, характеризующие количественный и качественный состав частей, соединений и объединений Красной армии, а также высший командный и начальствующий состав РККА на начало Великой Отечественной войны. Изложение информации в форме статистического сборника обусловлено желанием авторов оценить военную составляющую данного периода и отказаться от любой возможной оценки с каких-либо идеологических, экономических или политических позиций, предоставив эту возможность читателю.

Каждый человек, интересующийся историей России периода Второй мировой войны 1939-1945 гг., совершенно определенно может назвать только несколько номеров частей, соединений и объединений Красной армии, а также их командиров, вступивших в войну 22 июня 1941 г. или чуть позже. А что нам известно о тех стрелковых, кавалерийских, танковых, механизированных, мотострелковых, авиационных дивизиях и корпусах, о тех армиях и фронтах, их состоянии, кадровом составе, если многие из них погибли в первые дни и недели войны? Об участии других, хотя и вступивших в войну несколько позже, тоже ничего нельзя сказать, так как они погибли все до единого на поле боя и некому оказалось рассказать об их подвиге в своих послевоенных мемуарах. Третьи и вовсе оказались существующими только на бумаге и никогда не принимали участия в войне. Четвертые, хотя и существовали всю войну, на фронт так и не попали. Поэтому одной из главных задач, стоявших перед авторами, было установить количественный и качественный состав всех частей, соединений и объединений Красной армии накануне войны, назвать имена всех командиров и комиссаров, которые их возглавляли. Говоря о полководцах, военный историк назовет имена тех, кто вел советские войска на штурм Берлина, Кенигсберга, Вены. Но сложно будет вспомнить имена тех генералов и адмиралов, которые вступили в войну, ибо их вклад в Победу так и остался никому не известен, потому что погибшие в бою, в плену и в застенках НКВД об этом не расскажут. Поэтому другая задача данного исследования — перечислить по возможности весь высший командный и начальствующий состав Красной армии накануне войны, с указанием занимаемых ими должностей, и проследить, насколько это позволяют рамки статистического сборника, их судьбу в годы войны.

Для сбора информации, обобщенной в данном исследовании, авторы использовали различные источники, а именно: периодические издания (газету «Красная Звезда» за 1935-2000 гг., журналы «Военно-исторический журнал» 1959-2000 гг., «Родина» 1991-2000 гг., «Вопросы истории», «Военно-исторический архив» и другие); документы периода войны, опубликованные в открытой печати и сборниках документов; мемуары участников и свидетелей войны: Г. К. Жукова, И. С. Конева, И. X. Баграмяна, С. С. Кузнецова, Д. Ф. Устинова, К.К. Рокоссовского и многих других; справочные издания, доступ к которым был весьма ограничен по причине наличия на них до недавнего времени грифов «Для служебного пользования» и «Секретно». В данном исследовании использован и фактический материал, опубликованный в монографиях, посвященных истории Великой Отечественной войны.

Актуальность издания данной работы очевидна. 22 июня 2001 г. исполнилось 60 лет со времени, когда прогремели первые залпы той войны. Перефразируя высказывание великого русского полководца А. В. Суворова о том, что война не закончена до тех пор, пока не будет захоронен последний павший на ней солдат, авторы могут сказать, что для историка и для всех тех, чьи родственники погибли в годы Великой Отечественной войны, она не закончена до тех пор, пока мы не будем знать все о судьбе тех, кто дрался и отступал, погибал, но не сдавался, попадал в плен, но боролся и победил. Актуальность этой работы в том, что в XX веке нет более ни одного события, ни одной победы для всего русского (советского) народа равновеликого по горечи поражений и радости Великой Победе.

Для тех, кто увлекается и изучает военную историю, эта книга должна представить определенный интерес. Не вся имеющаяся информация нашла свое место в настоящем издании. Кроме того, по целому ряду направлений авторы не располагают тем объемом информации, который бы позволил включить их в эту книгу.

Авторы будут благодарны всем, кто ознакомится с этой книгой и найдет возможность указать на ее недостатки, поделиться информацией, которая бы вносила большую определенность в те или иные аспекты истории войны, затронутые в данном исследовании.

1. Краткий обзор строительства Вооруженных сил СССР в предвоенный период с января 1939 г. по июнь 1941 г.

До января 1939 г. численность Вооруженных сил СССР увеличивалась с каждым годом, хотя и незначительно. К оставшимся после Гражданской войны 30 стрелковым и 10 кавалерийским дивизиям за 17 лет добавилось 68 стрелковых и 16 кавалерийских. В этот период осуществился переход от армейских управлений к корпусным, были созданы новые рода войск (АБТВ, воздушно-десантные) и значительно перевооружилась сама армия (прил. 1.1-2). Да и небольшие локальные конфликты (в 1929 г. на КВЖД, летом 1938 г. на озере Хасан), некоторая напряженность на южных и дальневосточных границах не требовали серьезного увеличения количества воинских формирований, хотя и принуждали содержать в этих регионах развернутые армейские управления (Отдельная краснознаменная Кавказская армия, Отдельная краснознаменная Дальневосточная армия, а затем 1-я и 2-я Отдельные краснознаменные армии) и усиленные группировки войск (прил. 1.3). Остальные формирования подчинялись командованию военных округов, на которые была разделена территория страны.

Значительное увеличение численности формирований РККА произошло летом-осенью 1939 г. Нападение Германии на Польшу и начало 2-й мировой не застало Красную армию врасплох. К этому времени она успела «поточить зубы» в монгольских степях и в дальневосточном Приморье, закалить определенное количество кадров и испытать технику в Китае и Испании. Да и период с сентября 1939 г. по июль 1940 г. добавил ей боевого опыта. Резко возросли количество формирований РККА, их оснащенность личным составом и техникой. И если в первую половину 1939 г. было сформировано небольшое количество соединений и частей (например, 31, 56-й стрелковые корпуса, 105, 109, 114-я стрелковые, 104-я горно-стрелковая дивизии, 1, 4, 5-я стрелковые бригады и другие), то с июля этот процесс пошел нарастающими темпами. К созданным в июле 1938 г. 1-й и 2-й Отдельным краснознаменным армиям на Дальнем Востоке и 6 армейским группам на Западе (созданным в преддверии чехословацкого кризиса) добавились управления Минской, Новгородской и 1-й Армейской группы в Забайкалье. Все они были сформированы на базе управлений стрелковых и кавалерийских корпусов, которые являлись фактически теми же армейскими управлениями, которые и возникли несколько позже, в период «польского похода». Так, уже 15 сентября были сформированы управления 3,4, 11-й армий, 28 сентября — 5, 6, 12, 13-й армий. На базе управлений Белорусского и Киевского особых военных округов тогда же были развернуты управления Белорусского и Украинского фронтов. Новгородская армейская группа 14 сентября стала 8-й армией, из управлений Калининского и Московского военных округов были выделены управления 7-й и 10-й армий, сформирована Мурманская армейская группа (с 29 ноября — 14-я армия). Из управления КОВО 23 октября было выделено управление Одесского округа, а управление 13-й армии переименовали в управление 12-й армии, бывшее управление которой влилось в Харьковский округ. В преддверии войны с Финляндией, 29 ноября создано управление 9-й армии, а 25 декабря из группы комкора В. Д. Грендаля воссоздана 13-я армия. В следующем году, уже 7 января 1940 года на базе Ленинградского округа был создан Северо-Западный фронт, а 11 февраля из части войск 8-й армии была сформирована 15-я армия. После завершения польской кампании и «зимней войны» управления фронтов были расформированы и воссозданы управления округов. Управления 7, 9, 13-й армий 26 марта расформировали, а управление 15-й армии было обращено на создание Архангельского округа. Формировались новые стрелковые корпуса, дивизии, танковые бригады и артполки. Причем с июля все 37 стрелковых дивизий тройного развертывания (т. е. на базе одной дивизии планировалось создание трех) переводились в одинарные, 36 дивизий получили увеличенные штаты, артиллерийские полки тройного развертывания переводились в одинарные и двойного развертывания. Так, например, на базе 1-й Московской Пролетарской стрелковой дивизии был сформирован стрелковый корпус в составе 125-й и 128-й стрелковых дивизий, а сама она стала весной 1940 г. моторизованной, как и 15-я, на базе которой были развернуты 169-я и 189-я дивизии. Развитие международной обстановки постоянно требовало корректировки планируемых мероприятий по реорганизации Вооруженных сил. С мая до конца 1939 г. такая корректировка проводилась 4 раза, окончательно план оформился лишь 28 декабря, и до мая 1940 г. установилась более-менее постоянная численность войск. Результатом неудачной деятельности танковых корпусов в этот период стало их поэтапное расформирование (сначала расформировали стрелково-пулеметные бригады и батальоны, а затем и управления корпусов с их частями).

С 22 мая 1940 г., после недолгого затишья, процесс реорганизации продолжился уже в более масштабном объеме, особенно он коснулся танковых и авиационных соединений. Проходил он в более спокойной обстановке. Формировались ранее не существовавшие в этих родах войск дивизии, были воссозданы расформированные зимой танковые корпуса, но уже как механизированные, 3 авиационные армии особого назначения двухбригадного состава были преобразованы в 5 дальнебомбардировочных авиационных корпусов. Почти все авиабригады пошли на формирование 50 дивизий с ростом числа полков {прил. 1.3). Например, из 18-й авиабригады создана 6-я дивизия, на базе 100-й — 37-я и т. д. На Дальнем Востоке 21 июня и в Забайкалье созданы 3 новые общевойсковые армии — 15-я (на базе 20-го стрелкового корпуса), 16-я (на базе 32-го корпуса) и 17-я (из 1-й Армейской группы). На базе Читинской фронтовой группы сформировано управление Дальневосточного фронта, включающего в свой состав 1, 2, 15-ю армии. Почти сразу же, 13 августа, согласно приказу НКО, для управлений округов были установлены единые штаты, по которым 8 округов в военное время развертывали фронтовые управления, а остальные 8 — армейские управления. Этот план и был реализован в дальнейшем, за исключением Одесского округа, в котором вместо фронтового было развернуто управление 9-й отдельной армии.

Из всех стрелковых дивизий, кроме 18 дальневосточных, изъяли танковые батальоны, а в артиллерии 6 корпусных и 13 артполков РГК и 2 дивизиона РГК в ЛВО, ОДВО, ЗКВО оставались в штатах военного времени, остальные переводились на 80%-ую укомплектованность. Танковые полки в ЗБВО, СКВО, САВО и во 2-й Отдельной краснознаменной армии развернули в бригады. Присоединение Прибалтики позволило создать на базе существовавших 11 дивизий и 2 бригад армий этих республик 3 стрелковых корпуса (22, 24, 29-й в составе 6 дивизий) со всеми корпусными частями. Ряд кавалерийских соединений (3, 4-й корпуса, 4, 7, 10, 11, 12, 15, 16, 22, 25, 31, 34-я дивизии) были обращены на формирование 8 механизированных корпусов. Для этого использовали также управления 49, 51, 55, 57-го стрелковых корпусов, некоторые части ряда дивизий (141, 146, 173-й стрелковых и 32, 36-й кавалерийских), 19 танковых бригад (12 бригад танков БТ, 3 химические танков ОТ-26, 10, 15, 20-я средних танков Т-28, 14-я тяжелая танков Т-35), а также 15-я мотострелково-пулеметная бригада, 8-й и 10-й танковые полки и танковые батальоны Т-26, изъятые из стрелковых дивизий. Все имевшиеся к этому времени 4 моторизованные дивизии (1, 15, 81, 109-я) и 4 мотоциклетных батальона были включены в состав формируемых корпусов, вместе с переформированными из стрелковых 7, 29, 84, 163-й дивизиями. В ноябре к закончившим формирование корпусам добавился 9-й в составе 131-й моторизованной, переформированной из стрелковой, и 19, 20-й танковых дивизий. Уменьшение количества танковых частей непосредственной поддержки пехоты привело к решению создать дополнительно танковые бригады, вооруженные легкими танками Т-37, Т-38, находящимися на базах государственного резерва. Общее количество бригад должно было составить 45, но их создание не было завершено — все они, вместе с ранее имевшимися, были привлечены к созданию следующих механизированных корпусов. К имевшимся летом 1939 г. 30 стрелковым корпусам добавились еще 32, выросло число корпусных и артполков РГК, зенитных и других частей ПВО. Следующий этап реорганизации начался в феврале 1941 г., он так и не был завершен, хотя большинство мероприятий, даже с учетом небольшой апрельской корректировки, были выполнены. Особенно масштабным в этот период явилось создание 21 механизированного и 5 воздушно-десантных корпусов. Для формирования механизированных корпусов были использованы все 45 танковых, 2 мотоброневые (7, 8-я), одна кавалерийская (1-я) и одна стрелковая (4-я) бригады, 1 горно-кавалерийская (19-я) и 2 стрелковые дивизии (69-я и 103-я) и оставшиеся танковые батальоны. Две отдельные танковые дивизии (6-я и 9-я), имевшиеся к февралю 1941 г. в ЗКВО и САВО, стали базой для формирования 28-го и 27-го корпусов. В Забайкалье 69-я моторизованная, 57, 59-я танковые дивизии и 30-й мотоциклетный полк стали отдельными после принятия 23 апреля решения о расформировании 29-го корпуса. Тогда же была сформирована еще одна танковая дивизия (61-я), а 82-я мотострелковая дивизия переформирована в моторизованную. Были сформированы управления 13, 23, 25, 27-й армий, И управлений стрелковых корпусов. Выросло число стрелковых дивизий, хотя 11 из них сразу же были расформированы в целях создания воздушно-десантных корпусов. 10 стрелковых дивизий переформировали в горно-стрелковые (30, 44, 58, 60, 96-я и другие). Даже в кавалерии добавился один корпус (4-й) в САВО, но 19-я дивизия была обращена на формирование 221-й моторизованной. Были созданы 10 артиллерийских противотанковых бригад РГК и сформированы 25 новых авиационных дивизий, из которых 20 так и не были готовы к началу войны.

Подавляющее большинство корпусов и дивизий формировалось в приграничных и внутренних округах западной части страны. Но и в Сибири, и на Урале формировался ряд стрелковых корпусов и дивизий (51, 52, 53, 62-й корпуса, 107, 112, 133, 166, 170, 178, 186-я и другие дивизии), в САВО были созданы 58-й стрелковый, 4-й кавалерийский и 28-й механизированный корпуса, 238-я стрелковая, 192-я (убывшая в КОВО) и 194-я горно-стрелковые дивизии. Значительно увеличилось количество воинских формирований в Забайкалье и на Дальнем Востоке в начале и середине 30-х годов, когда к имевшимся нескольким соединениям (12, 18, 19, 20-му стрелковым корпусам, 12, 21, 26, 35, 36, 39-й стрелковым, 8-й кавалерийской и некоторым другим дивизиям) были переброшены из Сибири, с Запада и с Урала ряд дивизий (22, 32, 34, 59, 65-я стрелковые дивизии, 32-я механизированная бригада и другие соединения). Кроме того, там были сформированы, в том числе на базе укрепленных районов, свои Сахалинская, Камчатская, 92, 93, 94-я стрелковые, 15, 22, 31-я кавалерийские дивизии, 6, 11, 15, 37, 42-я танковые, 7, 8, 9-я мотоброневые бригады и еще ряд соединений и частей, формирование новых соединений было не столь масштабно. В 1938-1941 гг. из крупных формирований в Забайкалье были созданы 5-й и 29-й механизированные и 32-й стрелковый корпуса, 114, 152-я стрелковые, 57, 61-я танковые дивизии. Кроме того, для Монгольской народно-революционной армии было выделено некоторое количество бронетанковой техники, артиллерии и стрелкового вооружения. На Дальнем Востоке сформировали управления 30-го механизированного, 31, 43, 59-го стрелковых корпусов, 105-ю стрелковую, 239-ю моторизованную и 58, 59, 60-ю танковую дивизии. При этом были расформированы 15, 22, 31-я кавалерийские дивизии, все танковые и механизированные бригады (кроме 9-й мотоброневой) переформировали в дивизии, а на Запад переброшены управления 19-го и 20-го стрелковых корпусов.

Говоря о реорганизации, необходимо затронуть вопрос об имевшихся в РККА, в период 20-х — середины 30-х годов, территориальных и национальных формированиях, которые официально закончили свое существование, но про которые вспомнили в ходе войны или они остались в наименованиях дивизий. Это такие, как 1, 2, 3-я Кавказские, 1-я Тихоокеанская, 2-я Приамурская, 1, 2, 3-я Туркестанские, 1, 2-я Грузинские, Армянская, Азербайджанская стрелковые и горно-стрелковые дивизии и другие формирования, которые практически все изменили номера и зачастую штатную структуру, но сохранили наименования — официальные и неофициальные. Так, из некоторых перечисленных получились в 1936 г. 39-я Тихоокеанская, 68-я и 83-я Туркестанские, 47-я и 63-я Грузинские, 76-я Армянская, 77-я Азербайджанская стрелковые и горно-стрелковые дивизии. А 9-й и 20-й дивизиям, именовавшимися с 1921 г. 1-й и 3-й Кавказскими, возвратили их прежние номера. Часть дивизий сохранили свои территориальные названия, несмотря на различные передислокации вплоть до начала и даже до конца войны. Это такие, как 1-я Московская, 2-я Белорусская, 4-я Смоленская, 6-я Орловская, 7-я Черниговская, 8-я Минская, 11-я Ленинградская, 19-я Воронежская, 26-я Златоустовская, 28-я Горская, 31-я Сталинградская, 36-я Забайкальская, 57-я Уральская, 95-я Молдавская стрелковые, 9-я Крымская, 18-я Туркменская кавалерийские дивизии и ряд других. Весной 1941 г. началось формирование в САВО 238-й стрелковой «польской» дивизии из поляков или знающих польский язык.

Из всех имевшихся к июню 1941 г. соединений Сухопутных войск боевую закалку Хасана, Халхин-Гола, «зимней войны» с Финляндией прошли управления 4 армий, 13 стрелковых корпусов, 59 стрелковых, мотострелковых и 3 кавалерийские дивизии, свыше 40 корпусных, зенитных и артиллерийских полков РГК. Кроме того, наравне с другими часть из них участвовала в освободительных походах в Западную Белоруссию и на Украину, в Бессарабию и Прибалтику (прил. 1.2). Так, принявшие на себя 22 июня первый удар 8, 10, 15-й стрелковые корпуса, 7, 8, 44, 50, 51, 52, 60, 62, 72, 80, 87, 95, 97, 100, 113, 122, 131, 139, 150, 164-я стрелковые, горно-стрелковые и моторизованные дивизии, 36-я кавалерийская дивизия, 24, 108, 124, 136, 137, 207, 320, 375, 376, 402, 420-й корпусные и артиллерийские полки РГК принимали участие и в тех и в других событиях. Чуть позже вступили в сражение 4-я стрелковая и 24-я кавалерийская дивизии, 116, 136, 350-й артполки РГК и некоторые другие. Хуже обстояло с танковыми соединениями и частями, боевой опыт которых растворился в различных переформированиях, хотя и стрелковые дивизии подверглись им, правда, в меньшей степени. Так, из имевшихся к февралю 1940 г. 15 мотострелковых дивизий к маю осталось лишь 3 (36, 57, 82-я), хотя чуть позже к ним добавились переформированные из мотострелковых в стрелковые, а затем в моторизованные 84-я и 131-я дивизии. А вот 17, 37, 86, 91, 119, 128, 144, 172, 173-я мотострелковые, 54, 104-я горно-стрелковые переформировали в стрелковые, ряд стрелковых дивизий (1, 20, 29, 44, 63, 81-я и другие) — в горнострелковые и моторизованные. Отдельные Сахалинская и Камчатская дивизии получили номера — 79-й и 101-й соответственно, «мертворожденный» 1-й стрелковый корпус (первоначально назывался 106-й горно-стрелковой дивизией) так называемой Финской народной армии, который должен был состоять по плану из 4 дивизий, был переформирован в мае 1940 г. в 71-ю Особую Карело-Финскую стрелковую дивизию. Все эти преобразования приводили иногда к путанице с номерами, которая частично не была устранена к началу войны. В этот же период осуществлялась серьезная передислокация многих соединений и частей, хотя и в меньшем объеме, чем в мае-июне следующего года. Некоторые корпуса, дивизии, бригады и полки по 2-3 раза меняли дислокацию, причем на значительные расстояния. Так, например, 3-й и 23-й стрелковые корпуса, 4-я стрелковая и 24-я кавалерийская дивизии, 116-й и 136-й гаубичные артполки РГК, дислоцирующиеся до сентября 1939 г. в Белорусском и Киевском округах, прошедшие польскую кампанию и побывавшие в финской, уже в июне 1940 г. находились в Закавказье. Некоторые (7, 44. 50, 51, 60, 62, 72, 87, 95, 97, 100, 113, 131, 164-я стрелковые, 7-я и 36-я кавалерийские дивизии, 124, 137, 168, 320, 375, 376, 402-й артполки РГК и ряд других частей) после этих двух кампаний вернулись к прежним местам дислокации, третьи (8, 139, 150-я дивизии) — в новые районы, а вот 108-й артполк РГК , 14, 52, 122-я стрелковые дивизии и некоторые другие части остались в Ленинградском округе.

Ввиду неясности позиций Англии и Турции и угрозы Закавказью в этот же период серьезно усилился Закавказский округ за счет войск, переброшенных после окончания финской войны, таких как, кроме указанных выше, 31, 136, 138-я стрелковые дивизии, 350-й и 547-й гаубичные артполки, 40-й артдивизион ОМ, 3, 17, 64-я авиабригады в составе 9 полков. Было создано управление 40-го стрелкового корпуса. На базе имевшегося в округе 11-го танкового полка и 6-го полка СКВО были сформированы 17-я и 41-я танковые бригады, послужившие базой для последующего формирования сначала 6-й танковой дивизии, а затем и 28-го механизированного корпуса. Существенно усилилась зона ПВО — 3 зенитных полка, 9 зенитных дивизионов, 2 прожекторных и 1 батальон ВНОС, 1 рота и 6 пулеметных взводов прибыли из других округов, не считая вновь сформированных в самой зоне.

В этот же период численность основных соединений Сухопутных войск менялась неоднократно. Так, в сентябре 1939 г. существовало 5 типов стрелковых дивизий численностью 14, 12, 9, 6, 3 тыс. человек, горнострелковые в 4 тыс. человек и 3 типа кавалерийских в 6 560, 3 490, 2 950 человек. В феврале 1940 г. эти показатели выглядели так: 4 типа стрелковых (по 17, 14, 12, 6 тысяч), 2 типа горно-стрелковых (по 7,5 и 6 тысяч), моторизованные в 12 тыс. человек и 3 типа кавалерийских дивизий с теми же штатами. А в августе уже имелось 3 типа стрелковых дивизий (12 550, 6 000 и 3 000 человек), моторизованные в 11 тыс., горно-стрелковые в 9 тыс. и 4 типа кавалерийских дивизий (6 821, 6 560, 3 543, 2 950 человек). Не все дивизии к войне успели получить второй артполк (88, 115, 150-я и ряд других), но зато 6 стрелковых дивизий ЗОВО — 2, 8, 13, 24, 37, 100-я и 16-я дивизия Прибалтийского особого округа имели в своем составе минометные батальоны — 320, 254, 369, 313, 310, 397, 201-й соответственно. В ряде дивизий вместо автотранспортных батальонов имелись роты, вместо рот химзащиты — взводы, не все дивизии имели зенитные дивизионы, так же как и 8 стрелковых корпусов. Часть стрелковых корпусов внутренних округов осталась без корпусных артполков, которые были приданы корпусам 1-го эшелона.

Изменения коснулись и других видов и родов войск боевого и тылового обеспечения, хотя и в меньшем объеме. В целом большинство планируемых организационно-штатных мероприятий было завершено, и Вооруженные силы СССР были вполне способны успешно вести боевые действия.

2. Краткий обзор строительства Вооруженных сил СССР в 1-м полугодии 1941 г., основы их стратегического развертывания и состав, военно-административное деление территории страны в июне 1941 г.

К 22 июня 1941 г. Вооруженные силы (ВС) СССР состояли из Сухопутных войск (79,3%), ВВС (11,5%), ПВО (3,4%) и ВМФ (5,6%). Народный комиссариат обороны осуществлял руководство Сухопутными войсками, ВВС, ПВО (прил. 2.1). Народный комиссариат Военно-морского флота руководил ВМФ. Кроме того, вооруженные формирования имели наркоматы: внутренних дел, госбезопасности, путей сообщения. Генеральный штаб Вооруженных сил призван был осуществлять координацию всех мероприятий по укреплению обороноспособности страны.

Организационно вся территория страны была разбита на 16 военных округов и Дальневосточный фронт. Всего в ВС СССР имелось: 9 полевых управлений фронтов, в том числе 5 на западной границе; 16 управлений военных округов; 29 полевых управлений армий (прил. 2.2-3). Из этого числа 6 управлений округов (Ленинградского, Прибалтийского, Западного, Киевского, Закавказского, Забайкальского) выделяли полевые управления соответствующих фронтов (Северного — с 24.06.41, Северо-Западного, Западного, Юго-Западного — с 21.06.41, Закавказского — с 23.08.41, Забайкальского — с 15.09.41), Московский округ выделял управление Южного фронта (с 21.06). Армейские полевые управления (9, 18, 19, 20, 21, 22, 24, 28-й) выделяли остальные округа — Одесский, Харьковский, Северо-Кавказский, Орловский, Приволжский, Уральский, Сибирский и Архангельский соответственно, практически полностью включая в себя руководящий состав этих округов, и к 22 июня лишь управление 28-й армии не закончило укомплектование. Среднеазиатский округ в августе 1941 г. выделил управление 53-й Отдельной армии. Кроме того, Главное управление оперативных войск НКВД в середине июня приступило к формированию управления 29-й армии (с началом войны на его доукомплектование было обращено управление 30-го стрелкового корпуса).

Как правило, все находившиеся на территории округа воинские формирования, кроме войск НКВД, НКГБ и ВМФ, подчинялись командующему округом, но в связи с началом выдвижения ряда армий (16, 19, 21,

22-й) к западной границе часть воинских формирований была переподчинена командующим этих армий. Например, 46-ю дивизию Сибирского округа переподчинили командиру 32-го стрелкового корпуса 16-й армии, 25-й и 67-й стрелковые корпуса ХВО — командующему 19-й армии СКВО и т. д. Кроме того, армии РГК, остающиеся в пунктах постоянной дислокации на момент начала войны (20, 24, 28-я), по мере выдвижения включали в свой состав часть соединений, находящихся на территории других округов. Поэтому и возникло некоторое несоответствие в боевом составе и дислокации ряда армий местам дислокации некоторым подчиненным им соединениям {прил. 1.4). Всего для перевозки войск намечалось выделить 939 эшелонов, но из них к началу войны прибыло в назначенные районы лишь 83, 455 находились в пути, 401 (9 дивизий) еще не грузились. Перевозки осуществлялись скрытно, по графикам мирного времени, поэтому сроки сосредоточения (22 мая — 10 июля) были большими.

Состав округов, как и армий, существенно различался в зависимости от возлагаемых на них задач. Так, 9-я армия ОДВО имела 15 дивизий (7 стрелковых, 4 танковых, 2 моторизованные, 2 кавалерийские) и 6 УР, а 14-я ЛВО — лишь 4 стрелковые дивизии и 1 УР. Нумерация армий почти соответствовала их количеству, причем управления 13-й и 29-й армий были вообще без войск, а полевое управление 18-й развернулось с началом войны с включением с 25 июня в свой состав части войск ЮЗФ (17, 55-й стрелковые, 16-й механизированный корпуса, 10-й и 12-й УР), которые образовали наряду с 9-й армией Южный фронт.

Всего намечалось развернуть, согласно планам прикрытия госграницы, в западной части страны Первый и Второй стратегические эшелоны. В 1-й эшелон включались все армии прикрытия (18) и резервы приграничных округов, в том числе 18, 20, 21-я армии из Харьковского, Орловского и Приволжского округов, во 2-й — 6 армий РГК (16, 19, 22, 24, 28, 29-я) с частями усиления. Почти все армии прикрытия образовывали районы прикрытия, которые делились на участки, нарезаемые для корпусов, и подучастки — для дивизий, исходя из конкретных условий. В планах прикрытия на прибрежных участках предусматривалось использовать и береговые части ВМФ, а пограничные войска НКВД — на всем протяжении западной границы. Так, в ЛВО окружным планом прикрытия было предусмотрено 5 районов прикрытия (РП): РП-1 должна была занимать 14-я армия с береговыми частями Северного флота и 5 погранотрядами, РП-2 — 7-я армия, РП-3 — 23-я армия, РП-4 и 5 — 65-й стрелковый корпус, 8-я стрелковая бригада и части Балтийского флота. ПОВО имел 3 РП, ЗОВО и КОВО — по 4 РП, ОДВО — 2 на границе и 2 на прикрытии побережья от Одессы до Керчи, для чего в Крым в мае были передислоцированы управление 9-го стрелкового корпуса СКВО, 106-я стрелковая и 32-я кавалерийская дивизии КОВО. Для охраны Беломорского побережья выделялась 88-я стрелковая дивизия, кавказского Причерноморья — 157-я.

В Закавказье, Туркестане, Забайкалье, Монголии и на Дальнем Востоке основное внимание уделялось совершенствованию оборонительных сооружений, прикрытию наиболее угрожаемых направлений при возможных крупномасштабных провокациях, боевой учебе. Новых формирований здесь было создано немного, и основной упор делался на закаленные в боях 1938-1940 гг. соединения и части, хотя ЗКВО и значительно усилился летом 1940 г. за счет войск других округов. С Дальнего Востока и из Забайкалья, наоборот, произошел отток некоторой части войск, но практически все кадровые и «понюхавшие пороху» дивизии, такие как 22, 32, 36, 39, 40, 57, 82, 114-я, остались на месте. В первой половине 1941 г. была сформирована лишь одна армия — 25-я (на базе управления расформированного 43-го стрелкового корпуса). Но зато переброшены на запад управления 16-й армии, 31, 32-го стрелковых корпусов, 5-й механизированный корпус в полном составе, 57, 59-я танковые, 152-я стрелковая дивизии, 211-я и 212-я воздушно-десантные бригады и некоторые другие части.

Остальные округа (УВО, СБВО, СКВО, ПВВО, АВО) при выдвижении дислоцированных в них соединений в приграничные округа оставались практически без войск и должны были выполнять функцию создания резервов. МВО, ОРВО, ХВО принимали на своей территории, на место выдвинутых соединений, соединения Второго стратегического эшелона. В этих же округах была сосредоточена основная масса вузов, резервных и запасных частей.

Прикрытие стратегического развертывания планировалось двумя основными способами боевых действий войск: в западных округах путем активной обороны с последующим переходом в наступление на центральном участке и ведением активной обороны на широком фронте на севере и юге. Замысел был неплохой, но до его реализации дело не дошло. Планы прикрытия всех округов, помимо того что не были завершены, еще слабо отражали действительную ситуацию и размещение своих войск и войск противника, были громоздкими, сроки указывались нереальные, отрицательно сказывались чрезмерная централизация и резкое ограничение круга допущенных к разработке планов лиц, когда вышестоящие штабы определяли задачи войскам на 2-3 ступени ниже, испытывая недоверие к нижестоящим штабам. По существу, утвержденного общего плана прикрытия границы так и не получилось, поскольку окружные планы поступили в Генштаб лишь к 20 июня, но практически все армейские планы были готовы, и они-то и были приведены в действие с началом войны, хотя и не в полном объеме.

Примерно то же произошло и с мобилизационными планами развертывания войск. Хотя в основу принятого в феврале 1941 г. мобилизационного плана МП-41 и был положен принцип реальности, но времени для его качественной разработки в войсках оказалось явно недостаточно. В период с мая 40-го по июнь 41-го планы кардинально перерабатывались 4 раза, хотя практически для качественной отработки одного требовалось не менее 9 месяцев. По этому плану численность Вооруженных сил должна была составить 8,9 млн человек, 32 628 самолетов (из них 22 171 боевых), 106 тыс. орудий и минометов, 37 тыс. танков, 10 679 бронеавтомобилей, 91 тыс. тракторов, 595 тыс. автомобилей. Фактически обеспечить выполнение этих цифр можно было лишь по людям и орудиям, остальное вооружение изначально оставалось в некомплекте. Так, укомплектованность танками и боевыми самолетами, с учетом их выпуска промышленностью, на конец 41-го могла составить лишь 71 и 67% соответственно. Особенно удручающим было положение с автотранспортом. Из планируемых к подаче по мобилизации в Вооруженные силы из народного хозяйства 447 тыс. автомобилей, 50 тыс. тракторов и 54 тыс. мотоциклов 205 тыс. автомобилей и 21 тыс. тракторов были технически непригодны и фактически с началом войны в войска было подано 244 тыс. автомобилей и 42 тыс. тракторов. Людские же ресурсы полностью покрывали потребность, но качество их было невысоким, поскольку не хватало некоторых специалистов на должностях, определяющих боеспособность частей. Так, в избытке было пехотинцев и кавалеристов, достаточно артиллеристов, но остро не хватало танкистов, специалистов связи, ремонта и обслуживания самолетов, танков и артиллерийских систем, артиллеристов зенитной и противотанковой артиллерии и некоторых других. В ВМФ положение было несколько лучше, но и там недоставало специалистов-подводников и обслуживания. Сроки полной готовности определялись для 172 дивизий — на 2-4-е сутки, для 60 — на 4-5-е сутки, для 61 — на 8-10-е сутки, части тыла и вузы — на 8-15-е сутки. Завершить полное отмобилизование Вооруженных сил планировалось к исходу 30-х суток.

Свою негативную лепту внесло и то обстоятельство, что большое количество воинских частей из-за отсутствия достаточного количества аэродромов, казарменного фонда располагались скученно, порой по несколько крупных частей в одном городке и для их выхода требовалось больше времени, а плохое состояние дорожной сети и отсутствие дорог и мостов достаточной грузоподъемности в приграничных районах делали плановый выход и сосредоточение частей в намеченных районах достаточно проблематичным. Многие командиры проживали на частных квартирах и стали жертвами бомбежек, артобстрелов и диверсантов, не успев добраться до своих частей. Большинство штабов, казарм, парковых сооружений, складов и других служебных помещений были чрезвычайно пожароопасными, поскольку являлись деревянными, и это обстоятельство тоже внесло определенную лепту в общую сумму тяжелых потерь. Например, 86-я стрелковая дивизия, попавшая под первый сильный удар 3-й немецкой танковой группы, в первые часы лишилась из-за пожара не только штаба со всей документацией и связью, но и боевого знамени дивизии и уже к 27 июня перестала существовать как боевое соединение.

К негативным обстоятельствам можно отнести и тот факт, что войска оказались практически не готовы как психологически, так и технически к той войне, которую развернули в последние мирные и первые военные часы вражеские диверсанты. Уничтожение узлов и линий связи, мостов и складов, командного состава внесло определенную долю паники и дезорганизации в управление войсками, сбор частей и их выход в районы сосредоточения. Войска НКВД и милиция в этой ситуации не смогли оказать достаточного противодействия тактике диверсантов и помочь армейским частям. Диверсантам, как ни странно, в уничтожении командного состава оказали определенную услугу центральные и армейские газеты, печатавшие портреты командиров и политработников, облегчившие бандитам их опознание.

3. Наличие воинских формирований родов Красной армии и их организационно-штатная структура к 22 июня 1941 г.

За два года, с июля 1939 по июнь 1941 г., штатная численность Вооруженных сил СССР резко возросла, в первую очередь Сухопутных войск {прил. 3.1). Причем изменения в основном коснулись подвижных войск — АБТВ и кавалерии, и если вторые сократились более чем в 2 раза и не изменили своей организации, то АБТВ трижды за неполные 2 года поменяли организацию: от танковых корпусов перешли к отдельным бригадам и мотодивизиям, затем, с июня 1940 г., была введена смешанная организация — механизированные корпуса, отдельные дивизии и бригады, и, наконец, с марта 1941 г. установились тот состав и штатная структура, с которыми они вступили в войну (прил. 3.2-3). Пожалуй, лишь мотоброневая бригада, дивизионы бронепоездов и сами бронепоезда не изменили своей организации.

Несколько меньшие изменения произошли в стрелковых корпусах и дивизиях, хотя они также меняли штатную организацию, как и другие формирования родов войск. Наиболее важные из них — введение второго артполка и изъятие танковых батальонов, кроме 18 дивизий ДВФ. Существовало несколько штатов мирного времени, но штат военного времени был практически единый для всех стрелковых дивизий. Другое дело, что до этого штата подавляющее большинство дивизий доведено не было. Так, в ряде дивизий отсутствовал второй артполк, зенитный дивизион, рота химзащиты, вместо автомобильных батальонов имелись лишь роты. Часть дивизий внутренних округов оказались без саперных батальонов, привлеченных к строительству укреплений на границе. Стрелковые корпуса также далеко не все имели предусмотренные штатами корпусные части — в ряде из них отсутствовали зенитные дивизионы, саперные батальоны, авиационные эскадрильи. В горно-стрелковых дивизиях вместо разведывательного батальона имелся кавалерийский эскадрон, имелось по 4 полка, а в некоторых вместо противотанкового дивизиона в наличии была лишь батарея. Горно-стрелковые полки не имели батальонного звена и состояли непосредственно из 10 горнострелковых рот.

Увеличение численности воздушно-десантных войск потребовало создания более крупных соединений, чем имевшиеся бригады, поэтому появление корпусов стало закономерным явлением, хотя по численности и огневой мощи такой корпус уступал обычной стрелковой дивизии. Наличие танковых и артиллерийских подразделений усиливало корпус в наземном бою, но перемещение танков и орудий по воздуху было весьма проблематичным из-за отсутствия средств доставки.

Основной единицей артиллерии являлся полк, состоящий из 3 дивизионов по 3 батареи (2 огневых взвода в каждой). Батареи имели орудия, количество которых зависело от их калибра -— по 2 орудия (203-мм и выше), по 4 (от 76 до 152-мм), по 6 (ниже 76-мм). Артиллерия имела в своем составе гаубичные, в том числе большой мощности, пушечные РГК, корпусные, легкие, противотанковые полки, минометные батальоны, отдельные артдивизионы и батареи БМ РГК, а также дивизионы, батареи и даже полки в составе У Р. Гаубичные полки были как отдельными РГК, так и входили в состав почти всех дивизий Сухопутных войск, кроме кавалерийских. Корпусные полки имелись в составе 32 стрелковых корпусов по 2, в остальных корпусах — по 1, легкие полки входили вместе с гаубичными в стрелковые дивизии, 20 противотанковых полков объединялись управлениями 10 одноименных бригад.

Укрепленные районы имели различную штатную организацию в зависимости от выполняемых задач. Наиболее типичный штат: 2-4 пулеметно-артиллерийских батальона, 1-2 артдивизиона, рота связи, саперная рота, автомобильная рота. В их состав могли входить гаубичные артполки, отдельные батальоны — саперные, автомобильные и связи, пулеметные роты, батареи и взводы капонирной артиллерии.

В ВВС перешли от бригад в составе 2-3 полков к дивизиям и увеличили количество полков (в том числе появились разведывательные и штурмовые), создали вместо 3 авиационных армий особого назначения 5 дальнебомбардировочных авиакорпусов. Дивизии состояли из 3-5 полков по 4-5 эскадрилий в 3 звена по 3 самолета. Были созданы районы авиационного базирования с собственными батальонами связи и другими подразделениями, каждый авиаполк получил свой батальон аэродромного обслуживания.

Штатная структура ПВО отличалась большим разнообразием в зависимости от решаемых частями ПВО задач. Все три корпуса имели разные штаты: так же как зенитные полки имели 4 типа, дивизионы — 3. Бригадные районы определенной штатной структуры не имели и объединяли части ПВО по территориальному принципу. Полки были 100 и 60-орудийные, трех- и двухдивизионные с пулеметными батальонами. Дивизионы имели по 3-4 батареи и некоторые из них — пулеметные роты. Зенитно-пулеметные, прожекторные, полки ВНОС и аэростатов состояли из батальонов по 3 в каждом, батальоны — из 3 рот. Зенитно-пулеметные роты имели по 9 установок, прожекторные — по 16 станций, дивизионы аэростатов — по 81 единице.

Части и подразделения всех остальных родов войск имели свои особенности, но общепринятая структура построения распространялась и на них, т. е. по принципу: отделение (экипаж) — взвод — рота — батальон — полк.

К сожалению, укомплектованность вооружением и личным составом по штату практически не имело ни одно соединение Вооруженных сил (прил. 12.8), хотя некоторые и были оснащены на 90-95% от нее.


4. Командный состав Вооруженных сил СССР к началу войны

Довоенные чистки (которые, впрочем, не прекращались в ходе войны и после) обострили проблему с командно-начальствующими кадрами, в первую очередь высшего и среднего звена. За период 1937-1941 гг. было уволено и репрессировано свыше 40 тыс. человек (за 1927-1936 гг. — свыше 50 тыс.), что составляло около 7% командного состава Вооруженных сил, но это были люди, имевшие в большинстве своем высшее военное образование и большой опыт. Особенно пострадали офицеры старой русской армии, которые являлись носителями лучших традиций русского воинства. Так, за этот период были заменены, причем неоднократно, все командующие округов, 90% их заместителей, 80% командиров и начальников корпусного и дивизионного звеньев, 91% — полкового звена. Не лучше обстояло дело и в центральных аппаратах НКО и НКВМФ. Бурный рост новых формирований требовал и большего количества командного состава, и если недостаток командиров младшего звена покрывался выпускниками училищ и призывом из запаса (только в мае-июне 1941 г. было призвано на сборы 75 100 командиров), то должности высшего и среднего звена заполнялись лишь способом выдвижения на вышестоящие посты командиров и начальников, образование и опыт которых зачастую не соответствовал им. Поэтому из 659 тыс. командно-начальствующего состава в июне 1941 г. высшее военное образование имел 7,1%, среднее — 55,9%, ускоренное — 24,6%, без образования был 12,4% командиров и начальников. Но общее количество имевших высшее и среднее образование выросло по сравнению с 1937 г. (с 164 309 до 385 136 человек), хотя в процентном отношении и несколько уменьшилось — с 79 до 63%. А те, кто не имел военного образования, в своем подавляющем большинстве занимали должности политработников, хозяйственников, юристов, различных администраторов. Лишь 4% от их числа состояли, за редким исключением, на командных должностях до командира роты и им равных. Пожалуй, плюсом в этой ситуации был лишь возраст — 28,6% составляли командиры до 25 лет, 57% — от 26 до 35 лет, 13% — от 36 до 45 лет и лишь 1,4% старше 45 лет (прил. 4.11). 26% командиров имели хоть и недостаточный, но определенный боевой опыт локальных конфликтов и войн. Общий мобилизационный ресурс командного состава, находящегося в запасе, составлял 1 016 265 человек (в том числе 147 811 женщин), из которых 311 441 имели военное образование, большинство же нуждалось в переподготовке.

Из общего числа командного состава подавляющее большинство (88,2%) составляли командиры младшего звена (младшие лейтенанты и им равные — 24,4%, лейтенанты — 32,8%, старшие лейтенанты — 18%, капитаны — 13%). 3,1% не имели воинских званий (в основном это были политработники, юридический, инженерно-технический и медицинский состав). Командиры среднего звена составляли 8,3% (майоры — 5,6%, подполковники — 0,9%, полковники — 1,8%). Надо отметить, что во всех Вооруженных силах был очень высокий штатный процент командно-начальствующего состава по отношению к рядовым — на одного командира и начальника приходилось лишь девять солдат, тогда как в Германии этот показатель составлял 1:29, в Японии — 1:19, во Франции — 1:22, в Англии — 1:15. Правда, очень большой процент приходился на долю различных вспомогательных специальностей (медицинских, юридических, ремонтно-технических и прочих) и политработников.

На долю генералов и им равных приходилось 0,4%, и общей характерной чертой для них являлся сравнительно молодой возраст: 620 (57,6%) генералов находились в возрасте до 45 лет, 393 (36,8%) — до 55 лет и лишь 63 (5,6%) — старше 55, т. е. средний возраст составлял 43 года. Молодые майоры, капитаны и даже лейтенанты становились генералами и полковниками в течение 3-4 лет, а то и быстрее, в то время как герои Гражданской войны, орденоносные комкоры, комдивы и комбриги и комиссары различных рангов умирали в подвалах и лагерях НКВД. Так, например, Н. А. Клич, будучи майором в 1935 г., 6 июня 1940 г. уже в звании комбрига стал генерал-лейтенантом артиллерии, так же как В. П. Васильев и М. А. Парсегов (в 1940 г. — комкор), а П. В. Рычагов и И. И. Проскуров и вовсе из старших лейтенантов в 1935 г. и комкора и комдива соответственно в 1940 г. стали генерал-лейтенантами авиации. Генерал-майорами стали в 1940 г., будучи в 1934-1935 гг. капитанами и майорами, целый ряд военачальников — Н. В. Арсеньев, И. А. Благовещенский, П. П. Богайчук, В. А. Визжилин., Н. И. Дубинин, В. Д. Иванов, И. И. Иванов, А. К. Кондратьев, С. Н. Крылов, М. А. Кузнецов, А. И. Лобов, П. Е. Ловягин, Ф. Г. Маляров, Н. Н. Нагорный, И. Т. Спирин, Ф. С. Скоблик, А. В. Цырулев, Г. А. Шелахов и ряд других. Присвоение персональных генеральских званий тоже происходило весьма интересно. Так, командармы 2-го ранга (звание, которое соответствовало бы при присвоении генерал-полковнику) И. В. Болдин, Ф. А. Ершаков, М. Г. Ефремов, И. Г. Захаркин и ряд других получили звание генерал-лейтенантов, так же как комбриги (соответствовало промежуточному званию от полковника до генерал-майора) В. П. Васильев, М. Н. Герасимов, В. С. Голубовский, Г. К. Маландин, П. И. Пумпур, Н. Д. Яковлев и другие. А вот, например, комкоры (звание соответствовало генерал-лейтенанту) М. П. Духанов, М. А. Захаров, Т. П. Кругляков стали генерал-майорами наравне с имевшими звание полковников Б. И. Арушаняном, Н. И. Бирюковым, Н. С. Дроно-вым, Ф. В. Камковым и другими. Зато майор А. А. Кузнецов сразу стал генерал-майором авиации. Ну, а комкор Г. К. Жуков стал генералом армии, минуя звание генерал-полковника (которое, кстати, получили лишь 6 командармов 2-го ранга). Корпусной комиссар А. В. Хрулев стал генерал-лейтенантом, а 12 бригинтендантов и 1 интендант 1-го ранга стали генерал-майорами интендантской службы, комиссар госбезопасности 3-го ранга В. М. Бочков — генерал-майором. Адмиралами стали флагманы флота 2-го ранга Кузнецов, Исаков и Галлер, но зато все флагманы 1-го ранга стали лишь вице-адмиралами (см. табл. 1).

Таблица 1. Присвоение персональных генеральских и адмиральских воинских званий командному составу Красной армии в 1940 г.

1. Сухопутные войска и ВВС

Имелось звание, в т. ч. ему равное

Присвоены

Маршал

Генерал армии

Генерал-полковник

Генерал-лейтенант

Генерал-майор

Командарм 1-го ранга

1

10

Командарм 2-го ранга

2

2

6

12

Комкор

1

44

5

Комдив, дивинженер

53

147

Комбриг, бригинженер

7

656

Полковник, военинженер 1-го ранга

33

Майор

1

2. ВМФ

Звание

Плавсостав

Береговая служба

Адмирал

Вице-адмирал, контр-адмирал

Генерал-лейтенант

Генерал-майор

Флагман флота 1-го ранга

10

1

Флагман флота 2-го ранга

3

19

2

Комкор

2

Комдив

1

Комбриг

15

Капитан 1-го ранга, полковник

32

3

Капитан 3-го ранга

1

Не все генералы, получившие эти звания, дожили до войны. Так, умерли генерал-полковник артиллерии В. Д. Грендаль, генерал-лейтенант Н. К. Шолоков, генерал-лейтенант артиллерии С. А. Лебедев, генерал-майор авиации Б. Я. Машенджинов. 22 февраля 1941 г. очередные звания получили: генерал армии И. Р. Апанасенко, Д. Г. Павлов, генерал-полковник М. П. Кирпонос, Ф. И. Кузнецов, Я. Г. Черевиченко, Н. Д. Яковлев.

Лишь 95 человек (9%) имели стаж службы от 10 до 20 лет, остальные — свыше 20 лет. Пожалуй, хуже обстояло дело с образованием — высшее имели 566 (52,6%) генералов, остальные имели среднее и ускоренное среднее, а генерал-майоры интендантской службы Л. С. Колядко и С. С. Петров вообще не имели военного образования. Особенно плохо вопрос с образованием обстоял в авиации, где в результате «особой заботы о красных соколах тов. Сталина» из 117 генералов лишь 14 имели высшее образование и, как результат, из 16 командующих ВВС округов таких было лишь 2, а среди командиров корпусов и дивизий — ни одного. Большинство генералов - 759 (70,6%) — проходило службу в строевых частях, остальные — в центральном аппарате и вузах.

Для всех Вооруженных сил характерной являлась практика, когда начальники штабов соединений и частей были образованнее своих командиров. Так, из 110 командиров корпусов с высшим образованием было 55 человек, а среди начальников штабов — 84, среди командиров дивизий и бригад — 142 человека, а их начальников штабов — 235. Надо отметить и тот факт, что звание не всегда являлось определяющим при назначении на должность. Так, командир 15-го стрелкового корпуса полковник И. И. Федюнинский имел в своем подчинении двух генерал-майоров — своего заместителя, начальника штаба корпуса, 3. 3. Рогозного и командира 45-й стрелковой дивизии Г. И. Шерстюка, командир 62-й авиационной дивизии полковник В. В. Смирнов имел заместителя генерал-майора авиации Г. И. Тхора и т. д. Видимо, при назначении на командные должности основными критериями являлись некоторые другие качества человека. Вооруженные силы не были лишены духа нездорового карьеризма, доносительства, перекладывания ответственности и ряда других, не совсем лицеприятных черт.

Недостаток командиров высшего и среднего звена пришлось компенсировать возвращением в строй уволенных и репрессированных: до начала войны было восстановлено в кадрах Вооруженных сил 13 594 человека из 45 тыс. уволенных в 1937-1939 гг. Этот процесс продолжился и в ходе войны. Поэтому вплоть до осени 1943 г. встречались командиры в старых воинских званиях комдивов и комбригов. Так встретили войну в звании комбригов заместители командиров и начальники штабов корпусов А. В. Горбатов, А. Г. Батюня, Н. И. Труфанов, командиры дивизий В. С. Раковский, С. К. Мамонов, М. Д. Соломатин и многие другие {прил. 4.9). Уже в начале июля на должности командиров вновь формируемых дивизий были назначены комбриги В. В. Корчиц, К. П. Трубников, Я. Д. Зеленков, И. Н. Буренин, М. А. Романов, И. К. Кузьмин, П. Д. Дмитриев, Н. И. Гусев, П. М. Давыдов, И. К. Кузьмин, К. С. Мельник, К. Р. Белошниченко, И. В. Заикин, Д. П. Скрыпник, А. А. Неборак, В. А. Малинников. Чуть позже, в августе 1941 — мае 1942 г., командирами дивизий стали комдивы Я. Ф. Чанышев, И. Е. Давидовский, комбриги Д. В. Аверин, С. А. Остроумов, А. М. Пламеневский, Ф. С. Кол-чук, А. Н. Рыжков, Н. И. Корчиц, С. Ф. Монахов, М. И. Запорожченко, М. А. Богданов, П. Д. Дмитриев, Е. С. Алехин. С момента формирования 33-й и 34-й армий ими командовали комбриги Д. П. Онуприенко и Н. И. Пронин, начальниками штабов 6-й, 39-й, 47-й армий стали комбриги А. Г. Батюня, П. Д. Коркодинов, Н. И. Труфанов. Командиром 12-го мехкорпуса, после гибели генерал-майора Н. М. Шестопалова и непродолжительного командования полковника В. Я. Гринберга, стал комдив И. Т. Коровников. А комбриг Г. Д. Стельмах, едва став начальником штаба образованного 17 декабря Волховского фронта, 27 декабря получил генеральское звание.

Часть из вновь вернувшихся в строй получили новые генеральские звания в июне 1940 г. (К. К. Рокоссовский, И. П. Карманов), часть осталась в старых званиях, причем некоторые из них так с ними и погибли или попали в плен (комдив А. Д. Соколов, комбриги М. А. Романов, А. Н. Рыжков). Большинство же получили генеральские звания уже в ходе войны, в период с июля 1941 по ноябрь 1942 г., такие как комдивы И. Т. Коровников, И. Е. Давидовский, комбриги А. Г. Батюня, Ф. Ф. Жмаченко, М. Д. Соломатин, С. К. Мамонов, Ф. С. Колчук, К. С. Мельник, А. В. Горбатов, В. С. Раковский, Е. С. Алехин, Н. И. Гусев, М. А. Богданов и другие, герой довоенных перелетов комбриг М. В. Водопьянов — 30 апреля 1943 г., а комбриги А. И. Максимов и И. Н. Буренин — лишь в сентябре того же года. Из получивших генеральское звание затем некоторые погибли — как, например, едва получивший звание генерал-лейтенанта комкор Л. Г. Петровский в августе 1941 г., почти одновременно с ним — генерал-майор, бывший комдив Э. Я. Магон. А комбриг И. Ф. Дашичев, получив 24 июля звание генерал-майора, был снова арестован в июле 1942 г. и просидел в тюрьме до конца войны. Многие из получивших генеральские звания занимали в дальнейшем высокие должности. Так, командармами закончили войну генерал-полковники А. В. Горбатов, Ф. Ф. Жмаченко, командирами корпусов — генерал-лейтенанты Я. С. Фоканов, Н. И. Труфанов и т. д. Конечно, не все командиры со старыми званиями попали на фронт из тюрем. Некоторым просто «забыли» присвоить новые звания, хотя они и остались на своих должностях.

Из арестованных в первом полугодии 1941 г. генералов часть была расстреляна в октябре 1941 — феврале 1942 г., часть просидела в тюрьмах всю войну и только единицы были отправлены на фронт (прил. 4.1). Возвращение в строй ранее арестованных или уволенных сопровождалось новыми арестами и отстранениями от должностей. Так, уже в конце июня были арестованы генерал-полковники А. Д. Локтионов, Г. М. Штерн, генерал-лейтенанты Я. В. Смушкевич, П. В. Рычагов, Г. В. Жуков. И еще целый ряд генералов и адмиралов встретили начало войны в качестве арестантов. Лишь единицы из них дожили до конца войны, а еще меньше в ней участвовало.

Из всех 5 маршалов и 1 071 довоенных генералов и адмиралов не побывали на фронте лишь четверо — А. В. Катков, В. В. Косякин, П. С. Курбаткин, М. Ф. Липатов. Остальные же прошли через фронт или в качестве стажеров, или как действующие начальники, хотя время их пребывания там было различно и не всегда удачно: так, умер от полученных ранений во время стажировки в качестве заместителя командующего Воронежским фронтом генерал армии И. Р. Апанасенко.

Особняком в списке генералов стоят генералы Прибалтики, которых не миновала предвоенная акция 14 июня. Получившие в январе этого же года звания генералов РККА, занимавшие, в большинстве своем, должности в сформированных 17 августа 1940 г. на базе национальных армий стрелковых корпусах, практически все они были отстранены от должностей или арестованы. Лишь некоторые из них вернулись затем в строй, как, например, бывший командир 184-й дивизии генерал-майор В. А. Карвялис, ставший командиром 16-й Литовской стрелковой дивизии. Кстати, комбриг Ф. Р. Балтушис-Жимайтис, являвшийся первым ее командиром, также получил звание генерал-майора 3 мая 1942 г.

Непродолжительность пребывания большинства командиров в должностях (прил. 4.10) объясняется не только вышеуказанными причинами, но и тем, что много новых соединений были созданы в течение последнего предвоенного года, а некоторые должности оставались вакантными или их занимали временно исполняющие (прил. 4.2-8). Да и звания командиров порой не соответствовали их должностям (см. табл. 2).

Таблица 2. Воинские звания командного состава объединений, соединений РККА на 22 июня 1941 г.

Звание

Всего на командной должности

Командующий

Командир

округом

армией

корпуса

дивизии

бригады

полка

батальона

Всего

10839

17

21

110

384

54

1833

8415

Генерал армии

3

3

Генерал-полковник

3

3

Генерал-лейтенант

30

10

11

9

Генерал-майор

229

1

10

83

133

2

Комкор

1

1

Комдив

3

3

Комбриг

14

4

10

Полковник

715

5

237

44

383

46

Подполковник

565

4

4

436

121

Майор

2 172

4

995

1173

Капитан

4918

19

4899

Ст. лейтенант

2 179

2179

Лейтенант

7

7

Примечание. Корпуса — 62 ск, 29 мк, 4 кк, 6 ак, 5 вдк, 3 ПВО, 1 ж.д.; дивизии — 198 сд (гсд, мед), 31 мд, 61 тд, 13 кд, 79 ад, 2 ПВО; бригады — 3 сбр, 1 брмп, 16 вдбр, 1 мббр, 10 птабр, 9 ПВО, 5 абр, 9 абр ВМФ.

К сожалению, выяснить должности и судьбу всех генералов и адмиралов авторам не удалось, хотя практически все выбывшие из строя (погибшие и умершие, расстрелянные, арестованные, пропавшие без вести, уволенные) известны. Да и вопрос о командирах, имевших старые звания и принявших участие в войне, также недостаточно изучен.

Подготовку командных кадров и специалистов Вооруженных сил к 1 июня 1941 г. вели 19 академий, 10 военных факультетов при гражданских вузах, 139 сухопутных, 32 военно-политических (из них 2 ВМФ), 7 военно-морских и 100 авиационных военных училищ и школ, 68 курсов усовершенствования командного состава, где обучалось свыше 300 тыс. человек {прил. 4.12). В течение 1939-1941 гг. были дополнительно открыты 77 вузов. Такое количество учебных заведений отвечало потребностям войск, но не обеспечивало качество подготовки, так как не хватало преподавательских кадров, техники учебно-боевой и учебной групп, учебно-материальная и хозяйственно-бытовая базы были явно недостаточны для нормального обеспечения учебного процесса, особенно во вновь образованных училищах. На качество обучения влиял и тот факт, что большинство отобранных курсантов имели чрезвычайно низкий общеобразовательный и технический уровень подготовки, а среди преподавательского состава высоко эрудированные и опытные педагоги составляли единицы. Все это касалось в первую очередь танковых, связи, авиационных и артиллерийских училищ, школ и учебных частей. Так, в училищах ВВС всего имелось 3 984 самолета, но вместо положенных 1 276 бомбардировщиков СБ имелось 535, горючим они были обеспечены на 41,4%, преподавательским составом — на 44,1%. Экономия моторесурсов, прежде всего новых образцов техники, не позволяла обучаемым приобретать достаточные навыки в их использовании. За 2 года программы обучения менялись 8 раз в сторону их сокращения, что также не улучшало качество подготовки. Практически не проводилось обучение тактике ведения воздушных боев, бомбометания и атак с малых высот и пикирования, исполнения фигур высшего пилотажа.

В пехотных и артиллерийских училищах мало внимания уделялось тактике ведения оборонительных действий, взаимодействию с другими родами войск, организации управления и тылового обеспечения, стрельбе с закрытых позиций и прямой наводкой, особенно по бронеобъектам, неоправданно много времени уделялось конной, строевой подготовке в ущерб огневой и тактической.

Примерно та же ситуация наблюдалась и в училищах других родов войск. Качество подготовки было принесено в жертву количеству, что, безусловно, позволило «заткнуть дыры» в штатах частей, но не способствовало серьезному подъему их боеготовности. Исключение составляли выпускники медицинского, юридического, интендантского профиля и кавалеристы, подготовка которых не требовала привлечения техники и серьезных материальных затрат.

В апреле-июне 1941 г. часть учебных заведений, расположенных в западных приграничных округах, после досрочных выпусков молодых командиров были перемещены во внутренние округа, в том числе и за Урал (Житомирское, Винницкое, Белоцерковское и другие). Некоторые из вновь создаваемых училищ до войны даже не успели произвести набор курсантов.

Подготовка сержантов и младших специалистов имела те же недостатки, что и командных кадров офицерских должностей, но их подготовка проводилась в учебных и запасных частях и требовала меньше времени. Правда, оснащенность техникой и вооружением, учебно-материальная база этих частей была еще хуже, чем в училищах.

К командно-начальствующему составу относились и политработники — значительная его часть, но, к сожалению, далеко не лучшая. Авторы не имеют в виду комиссаров и политруков, находящихся в окопах и блиндажах переднего края, а весьма существенную тыловую армию соглядатаев и фискалов в званиях комиссаров различных рангов, от батальонных до армейских, а то и без званий во главе с «черным гением» Красной армии Л. 3. Мехлисом. Не имевшие четких обязанностей, уходившие в тень во время неудач и подставлявшие грудь для орденов во время успехов, зачастую не имевшие никакой военной подготовки и даже маломальского образования, часто вмешивающиеся в дела, о которых не имели представления, мгновенно перестраивающиеся под соответствующее начальство и держащие «нос по ветру», они приносили больше вреда, чем пользы. Несомненно, и среди них были люди, преданные коммунистической идее и добросовестно выполнявшие свой долг так, как они его понимали, но созданный десятилетиями ореол высоких борцов за правое дело подходил далеко не всем из них.

Нехватка командного состава высшего и среднего звена приводила к тому, что на генеральских должностях вновь формируемых дивизий оказывались подполковники и даже майоры. Так, 70, 265, 330-й стрелковыми, 101, 102, 106-й кавалерийскими дивизиями некоторое время — от 10 дней до 7 месяцев — командовали официально назначенные майоры, в том числе и в ходе боевых действий, не говоря уже о временно исполняющих должности командиров при их ранении или гибели.

Командный состав НКВД и НКГБ отбирался по особому принципу в силу специфики решаемых ими задач, которые были четко определены и понятны, хотя порой явно расходились с общечеловеческими ценностями. После репрессий против соратников Дзержинского и Менжинского в эти органы пришло большое количество непрофессионалов, а порой и просто случайных людей. Но надо отдать должное, что уцелевшие работники, хоть и с величайшим трудом, сумели поставить свою деятельность в этих непростых условиях так, что и разведка и контрразведка сумели успешно противостоять аналогичным службам как противников, так и союзников.

5. Сухопутные войска Красной армии к началу войны

Сухопутные войска состояли из стрелковых, автобронетанковых (АБТВ), воздушно-десантных войск, артиллерии, кавалерии, инженерных, химических и войск связи, а также укрепленных районов (УР). Основную массу (55%) составляли стрелковые и воздушно-десантные войска, 23 — АБТВ, 8 — артиллерия, 6 — кавалерия, 4 — инженерные и УР, 3 — войска связи и менее 1% химические.

5.1. Стрелковые войска

Стрелковые войска состояли из управлений стрелковых корпусов, стрелковых, горнострелковых и мотострелковых дивизий, стрелковых бригад, отдельных полков, батальонов и рот в составе УР, а также небольшого количества местных стрелковых батальонов и рот. Управления стрелковых корпусов объединяли в своем составе, как правило, 2-3 стрелковых дивизии, хотя 34-й корпус имел 5 дивизий. Кроме того, в подчинении корпуса имелось 1-2 корпусных артиллерийских полка (32 корпуса имели по 2 артполка, остальные — по одному), зенитно-артиллерийский дивизион, отдельные батальоны — саперный и связи, авиационная эскадрилья связи (которая имелась лишь в нескольких корпусах, хотя по штату полагалась всем). Несколько иной состав имели Особые корпуса. Так, такой корпус в ДВФ прикрывающий Сахалин, Камчатку и побережье Охотского моря, имел 2 стрелковые дивизии и 1 бригаду, как и 65-й, выполнявший аналогичную задачу по прикрытию побережья Прибалтики, а 9-й, прикрывающий Крым,— 2 стрелковые и 1 кавалерийскую дивизии {прил. 5.1.1).

Стрелковые дивизии должны были содержаться по штату мирного времени, а с угрозой начала войны переводиться на штат военного времени (прил. 5.2-3), но к 22 июня лишь 21 дивизия имела 14 тыс., 72 дивизии — по 12 тыс. и 6 — по 11 тыс. человек. Практически все они предназначались для действий на Западном ТВД. Остальные 99 дивизий содержались по штатам мирного времени в количестве 5-8 тыс. человек, а часть из них находилась в стадии формирования. Кроме того, дальневосточные дивизии имели в своем составе по танковому батальону в составе 54 легких танков. 2 мотострелковые дивизии (36-я и 57-я) отличались от стрелковых лишь большим количеством автотранспорта и меньшим количеством лошадей. Стрелковые бригады (2, 3, 8-я) отличались от дивизий наличием 2 стрелковых полков вместо 3 и 1 артполка вместо 2 (хотя в 8-й бригаде имелся даже 287-й танковый батальон), численность их составляла 6 100 человек. Другие подразделения бригад были почти аналогичны дивизионным частям. Бригады выполняли строго определенные задачи по сухопутной охране морских побережий (острова Сахалин, Моонзундского архипелага, полуострова и ВМБ Ханко). Всего с сентября 1939 г. до начала войны было развернуто 125 новых дивизий, многие из которых прошли через всю войну наравне со сформированными ранее (прил. 5.1.3). Из имевшихся 5 стрелковых бригад 3 (1, 4, 5-я) были обращены на формирование новых дивизий, вновь сформирована 8-я бригада. Имелось также большое количество отдельных пулеметно-артиллерийских батальонов и рот в составе УР, значительная часть из которых содержалась по штатам мирного времени. Местные стрелковые подразделения, предназначенные для охраны складов, баз и других военных объектов, имели невысокую степень оснащенности и боеготовности. Кроме того, имелись батальоны и роты охраны штабов округов и армий.

5.2. Автобронетанковые войска

Автобронетанковые войска состояли из 29 управлений механизированных корпусов, 61 танковой и 31 моторизованной дивизий, мотоброневой бригады (9-й), 32 мотоциклетных полков (1-32-й, из которых 14-й и 15-й были запасными), отдельного танкового батальона (51-й), 8 дивизионов бронепоездов (1-4, 6-9-й) и 5-го батальона бронедрезин (прил. 5.2.1-2). Правда, есть сведения, что в составе КОВО имелись 5-й и 152-й отдельные танковые батальоны, но неясно, входили ли они в состав стрелковых дивизий. Кроме того, танковые полки и бронетанковые эскадроны подразделения входили в состав кавалерийских дивизий, в разведывательных батальонах стрелковых дивизий имелись танковые и бронеавтомобильные роты (помимо имеющихся в некоторых дивизиях танковых батальонов), в воздушно-десантных корпусах — танковые батальоны. Штаты корпусов и дивизий были определены 6 июля 1940 г., но ни одно соединение к началу войны полностью укомплектовано не было (прил. 5.2.3). Лишь 12 корпусов (1-8, 12, 15, 22, 30-й), 57, 59, 61-я танковые и 69, 82-я моторизованные дивизии можно считать относительно боеспособными по укомплектованности личным составом и танками, включая новые образцы. А такие корпуса, как 17-й и 20-й, более походили на усиленные стрелковые дивизии. Более того, ввиду отсутствия танков приняли решение оснастить некоторые дивизии артиллерийским вооружением до поступления танков из промышленности (26, 31, 38-я танковые, 210-я моторизованная и некоторые другие). В среднем обеспеченность автомобилями составляла 39, тракторами — 44, мотоциклами — 17, артиллерией большинство формирований было обеспечено на 40%. Большое количество танков старых образцов (около 30%) нуждались в среднем и капитальном ремонте. Укомплектованность командно-начальствующим составом составляла от 22 до 40%. Надо отметить, что принятие решения о формировании такого количества корпусов одновременно не было достаточно продуманным и не соответствовало возможностям промышленности, хотя по количеству танков (прил. 5.2.4) можно было полностью укомплектовать около 20 корпусов, но они изначально распределялись неравномерно (табл. 3), поскольку формировались из разного количества частей.

Таблица 3. Распределение танков по дивизиям некоторых корпусов

Механизированный корпус

Дивизии

Танки

Всего

КВ

Т-34

Т-28

БТ

Т-26

Т-38

9

20 тд

36

30

6

35 тд

142

142

131 мд

122

104

18

12

23 тд

333

333

28 тд

210

210

202 мд

108

108

19

40 тд

158

19

139

43 тд

237

5

2

230

213 мд

55

42

13

22

19 тд

163

34

129

41 тд

415

31

383

1

215 мд

129

129

1

1 тд

376

15

51

205

105

3 тд

338

38

232

68

6

7 тд

368

51

150

125

42

4

8 тд

325

50

140

68

31

36

15

10 тд

365

63

38

61

181

22

14

30 тд

174

174

Как видно, и в самих корпусах танки между дивизиями распределялись неравномерно. Так, если в 10-й дивизии 15-го корпуса новых КВ и Т-34 было 63 и 38 соответственно, то в 37-й — 1 и 32. Почти штатную численность имели 1, 3, 7, 8-я танковые дивизии и некоторые другие, а 41-я танковая и 163-я моторизованная вместо штатных 375 и 275 танков имели по 415 и 331, причем в 41-й все КВ были с 152-мм пушкой. 1-й танковый батальон 19-го танкового полка 10-й дивизии кроме 31 КВ имел еще 5 БТ-7 и 3 бронемашины. Первые 8 корпусов формировались на базе большого количества частей, а для последующих корпусов бригад уже недоставало, и они формировались чаще всего из одной бригады, танкового полка кавалерийской дивизии или из отдельных танковых батальонов. Так, например, для формирования 7-го корпуса было привлечено управление 57-го стрелкового корпуса, 39-я и 55-я танковые бригады, 1-я моторизованная дивизия, мотоциклетный батальон и 8 танковых батальонов стрелковых дивизий, для 5-го — управление 51-го стрелкового корпуса, 15-я и 37-я танковые бригады, 109-я моторизованная дивизия, а вот 17-й корпус создавался на базе лишь 2 танковых батальонов. Причем в каждом округе принципы формирования корпусов были различны. В КОВО, к примеру, почти все корпуса первой (1940 г.) и второй (март 1941 г.) волн, кроме 19-го и 24-го, изменили состав или нумерацию дивизий. Так, 15-я дивизия 8-го корпуса стала 34-й, а 34-я 16-го корпуса — 15-й, 19-я 9-го корпуса получила номер 35-й, а 35-я 22-го корпуса — номер 19-й. Готовность корпусов КОВО была выше, чем в других округах, поскольку здесь было больше танковых частей, пошедших на создание корпусов, чем в других округах.

Остальные части АБТВ (51-й танковый батальон, 6 дивизионов и большинство отдельных бронепоездов) находились в западных округах и по одному в составе ДВФ и ЗКВО, а 5-й батальон бронедрезин входил в состав ДВФ. Дивизионы состояли, как правило, из 2 бронепоездов, причем их компоновка существенно отличалась, хотя элементы сохранялись. Так, каждый бронепоезд состоял из боевой части и базы. Последняя предназначалась для тылового обеспечения боевых действий бронепоезда и включала жилые и административные вагоны для повседневной деятельности и отдыха личного состава. А вот боевая часть, предназначенная для участия в боевых действиях, состояла из бронированного паровоза с рубкой командира бронепоезда, 2 бронеплощадок и 2-4 контрольных платформ, присоединяемых спереди и сзади для перевозки материалов для ремонта дороги и защиты от мин. Различие бронепоездов состояло именно в комплектации боевой части. Так, легкие бронепоезда имели на вооружении 76-мм орудия (от 2 до 4), 1-2 малокалиберных зенитных орудия, 6-8 станковых и 2-4 зенитных пулемета. Тяжелые бронепоезда вооружались орудиями калибра до 107-мм. Экипаж боевой части состоял, как правило, из командования, взвода управления, взвода броневых вагонов (башенные расчеты орудий и отделения бортовых пулеметов), взвода ПВО, взвода тяги и движения, взвода бронеавтомобилей, приспособленных для движения по железной дороге (2 БА-20 и 3 БА-10). Бронепоезд мог брать десант до стрелковой роты. Броня таких поездов имела толщину от 30 до 100-мм. Красная армия вступила в войну имея 53 бронепоезда, в том числе 34 легких. Кроме того, 25 бронепоездами располагали оперативные войска НКВД — всего 32 артиллерийские бронеплощадки, 36 моторных броневых вагонов и 7 бронеавтомобилей. Ну а 9-я мотоброневая бригада в составе автоброневого, стрелково-пулеметного и разведывательного батальонов осталась в монгольских степях со времен Халхин-Гола и в дальнейшем была обращена на формирование 25-й механизированной бригады.

5.3. Воздушно-десантные войска

Воздушно-десантные войска оформились как войска лишь 12 июня, когда приказом НКО № 0202 было создано Управление воздушно-десантных войск. До этого они относились к ВВС, а затем к стрелковым войскам. Они состояли из 5 воздушно-десантных корпусов (1-5-го) и 1 отдельной бригады (202-й). Корпуса начали формирование 23 апреля в основном на базе начавших формирование ранее стрелковых дивизий, но в их состав включались и имеющиеся к тому времени бригады, сформированные в 1938 г. (201, 204, 211, 212, 214-я). Эти бригады имели небольшой боевой опыт. Так, 212-я бригада использовались на Халхин-Голе, 201, 204, 214-я — в «зимней войне» и в освободительных походах. Другие 10 бригад формировались вновь, и именно они оказались к началу войны небоеспособными, впрочем как и сами корпуса, в частности, из-за отсутствия средств для десантирования, так как принятое 4 июня решение о формировании при каждом корпусе 2 десантно-бомбардировочных полков не было воплощено в жизнь (прил. 5.3.1-2). Хотя для этого приказом НКО № 0034 5 тяжелобомбардировочных полков (1, 3, 4, 7, 250-й) передавались в распоряжение командиров воздушно-десантных корпусов, но 2 из них — 7-й и 250-й, требовали перебазирования, причем 250-й полк должен был прибыть в КОВО с Дальнего Востока. Большинство десантников, особенно пришедших со стрелковых и горно-стрелковых частей, совершило от 1 до 3 прыжков с парашютом, что говорит об их профессиональной подготовке.

5.4. Кавалерия

Кавалерия к началу войны состояла из 4 управлений кавалерийских корпусов, 9 кавалерийских и 4 горнокавалерийских дивизий (прил. 5.4). Резкое сокращение в предвоенный период кавалерийских соединений путем их переформирования в основном в механизированные корпуса и моторизованные дивизии (3-й и 4-й корпуса — в 6-й и 8-й механизированные, 19-я горно-кавалерийская дивизия — в 221-ю моторизованную и т.д.) не повлияло на боеспособность оставшихся, тем более что они все содержались в штатах, близких к военным. Дивизии имели в составе 1 танковый (64 танка) и 4 кавалерийских полка (каждый имел по 1 пулеметному и 4 сабельных эскадрона), конно-артиллерийский, зенитный и артиллерийский парковый дивизионы, отдельные эскадроны — саперный, связи, автотранспортный, ремонтно-восстановительный, химзащиты и санитарный. В горных дивизиях вместо танкового полка имелся бронетанковый эскадрон, зенитного дивизиона — батарея, автотранспортного батальона — рота и отсутствовал ремонтный батальон.

5.5. Артиллерия

Общий рост числа формирований затронул и артиллерию, которая подразделялась на войсковую и РГК. Войсковая составляла 92% всей артиллерии, ее части и подразделения входили в состав корпусов, дивизий, бригад и полков стрелковых, бронетанковых войск и кавалерии, а также в состав УР.

Артиллерия РГК состояла из формирующихся с 23 апреля 1941 г. 10 артиллерийских противотанковых бригад по 2 полка в каждой; 61 гаубичного и 14 пушечных артполков; 12 отдельных артдивизионов ОМ; 9 отдельных минометных батальонов; 2 отдельных тяжелых пушечных батарей. Артиллерийские части РГК были наиболее подготовленными и боеспособными, и лишь отсутствие в достаточном количестве средств тяги и автотранспорта (обеспеченность специальными тягачами составляла 20%, остальное — трактора и автомобили) снижало их возможности. Так, из-за отсутствия достаточных средств тяги и их низких технических характеристик (скорость транспортировки тяжелых орудий тракторами ЧТЗ-60 и ЧТЗ-65 составляла 5 км/час) были потеряны в Дубно 27 орудий Б-4 529-го гаубичного полка РГК. На вооружении 33 гаубичных полков состояли 203-мм гаубицы Б-4, 8 дивизионов — 280-мм мортиры Шнейдера и Бр-5, 1 пушечный полк и 2 батареи имели пушки Бр-2, остальные — 152-мм гаубицы и гаубицы-пушки. Только за год, с февраля 1940 г. добавилось 33 корпусных, 10 пушечных и 30 гаубичных РГК, 20 противотанковых артполков и 2 дивизиона ОМ, не считая полков, входящих в состав дивизий. Особенно значимым было создание достаточно мощных противотанковых бригад, которые, как и остальные части артиллерии, ощущали недостаток средств тяги и подвоза. Да и провести обучение в достаточном объеме в бригадах не успели. Отдельные минометные батальоны РГК имели на вооружении 120-мм минометы.

Достаточно сильно была представлена к началу войны войсковая артиллерия. Практически все, за редким исключением, стрелковые дивизии, кроме танковых и моторизованных, имели по 2 полка — легкому и гаубичному, противотанковые, зенитно-артиллерийские и артиллерийские парковые дивизионы, не считая полковой и батальонной артиллерии. Правда, насыщенность минометами среднего и крупного калибра была явно недостаточная, а 50-мм минометы не могли составить им конкуренцию.

Артиллерийские системы составляли единственный вид вооружения, мобилизационная потребность в котором могла быть покрыта почти полностью при развертывании воинских формирований по мобилизационному плану (прил. 5.5), за исключением зенитных и противотанковых орудий. Все зенитные артполки и большая часть зенитных артдивизионов подчинялись командованию ПВО, а корпуса и дивизии Сухопутных войск имели в своих составах зенитные дивизионы и батареи, хотя и не все. Часть зенитных полков и дивизионов находились в стадии формирования.

5.6. Укрепленные районы

Укрепленные районы (общим количеством 59) имелись во всех приграничных округах, кроме САВО, из них постоянные гарнизоны имели 41 (в том числе на западных границах 25). Но если на Южном и Дальневосточном ТВД их инженерное оборудование и оснащение позволяло считать их боеготовыми, то из 43 УР западных округов 4 района находились в стадии планирования, 15 не имели гарнизонов и лишь 13 можно считать относительно боеготовыми (прил. 5.6). Основная группа УР (13) западных округов была построена в 1929-1937 гг., причем их насыщенность долговременными огневыми точками (дотами) была довольно высокой. Так, например, Летичевский УР, занимающий по фронту 125 км, имел 63 дота, 11 орудийных полу капониров, 3 артиллерийские площадки и, кроме того, имелось 22 КП и НП, 14 убежищ, 19 узлов связи. Остальные 8 УР, которые строились в 1938-1939 гг. до перемещения границы, были доведены до 59% стадии готовности. На их строительстве работало 285 различных саперных и строительных батальонов, 25 рот, 17 автомобильных батальонов (всего около 130 тыс. человек), привлекались также стрелковые войска. Например, 188-й саперный батальон Сибирской 107-й стрелковой дивизии встретил войну на строительстве УР в полосе 10-й армии и лишь в начале июля воссоединился с прибывшей под Смоленск своей дивизией.

Для оснащения УР и повышения боевой готовности планировалось дополнительно развернуть 110 пулеметно-артиллерийских батальонов и 16 рот, 6 артиллерийских дивизионов и 16 батарей, 6 рот связи, 13 саперных рот и другие подразделения обеспечения для 13 УР. Причем на новой границе эти мероприятия должны были закончиться к 1 июля, на старой — к 1 октября, но этого не получилось, и укомплектованность личным составом от штатной численности составила 34% командного, 28% сержантского и 47% рядового состава. Далеко не все вооружение УР, находящееся на консервации, было вновь смонтировано. Привлечение же таких крупных сил и средств, отвлечение инженерных подразделений от действительно необходимых работ по инженерному оборудованию позиций в глубине округов явно себя не оправдывало, поскольку опыт прорыва сильно укрепленных позиций, таких как линии Маннергейма и Мажино, в первую очередь возможность их обхода, должен был заставить перенацелить усилия на другие направления по созданию прочной обороны. В состав УР, как правило, включались от 1 до 10 (по плану) пулеметно-артиллерийских батальонов и 1-2 артдивизиона или артполк, а в некоторые и отдельные стрелковые батальоны и даже отдельные стрелковые полки, но к началу боевых действий ни один УР на западной границе до штатной численности доведен не был. Почти все они вступили в войну с кадровыми частями (там, где они были), содержащимися в штатах мирного времени. К примеру, Владимир-Волынский УР № 2 имел 4 кадровых пулеметно-артиллерийских батальона (19, 20, 145, 146-й) и 2 артдивизиона (85, 92-й), а 2 батальона, которые планировалось развернуть, так и остались лишь в планах.

5.7. Войска связи

Войска связи являлись наиболее слабым звеном в общей структуре Вооруженных сил не только из-за того, что были слабо оснащены техникой и личным составом и укомплектованы по штатам мирного времени на 40-45%, но и из-за того, что частей и подразделений связи явно не хватало для решения задач, стоящих перед ними. Слишком большой упор делался на использование проводных средств связи, причем основными являлись воздушные линии наркомата связи, и мало уделялось внимания радиосредствам. Остро стоял вопрос обеспеченности радиостанциями бронеобъектов и авиации, которые монтировались далеко не на всех танках и самолетах, и их качественные параметры были невысокими. Большинство образцов техники связи устарело. Из радиостанций фронтового звена лишь 25% было нового образца, дивизионного — 11, полкового — 37, и лишь в армейском звене этот показатель составлял 76%. Но даже их не хватало. Так, обеспеченность радиосредствами в звене Генштаб—фронт составляла 35, армия—корпус — 11, в дивизиях — 62, полках — 77, батальонах — 58%. Широко использовалась фельдъегерско-почтовая связь, но и здесь недоставало автомобилей и мотоциклов. Автомобилей не хватало и для монтирования на их базе радиостанций и телефонно-телеграфных станций, для которых приходилось использовать конную тягу.

Войска связи насчитывали 19 полков (14 окружных и 5 армейских), 25 отдельных линейных батальонов связи, 16 отдельных радио дивизионов, в том числе ОСНАЗ, 4 отдельные роты. Каждая кадровая часть довоенного формирования с началом войны должна была развернуть от 8 до 14 частей связи, что со многими и произошло, хотя многие из планируемых к формированию частей понизили свой статус из-за острой нехватки средств связи и подготовленного личного состава. Практически все имевшиеся отдельные батальоны окружного и армейского подчинения составили в дальнейшем базу для развертывания полков связи. На фоне слабой подготовки и оснащенности вооружением всех войск связи по этим и другим параметрам в лучшую сторону выделялись радиодивизионы ОСНАЗ.

Все стрелковые и механизированные корпуса и дивизии, в том числе и танковые, имели в своем составе батальоны связи, полки — роты, батальоны — взводы, в УР имелись батальоны и роты. В состав кавалерийских корпусов входили дивизионы связи, кавалерийских дивизий — эскадроны связи, полков — полуэскадроны. Рост же числа частей связи и их оснащение не успевали за быстрым ростом числа объединений и соединений родов войск. Слабой была и подготовка личного состава войск связи, причем как рядового, так и начальствующего.

5.8. Инженерные войска

Инженерные войска состояли из войсковых подразделений, входящих в состав корпусов дивизий и полков, а также частей РГК окружного и армейского подчинения в количестве 18 инженерных, 16 понтонно-мостовых полков и около 50 отдельных батальонов различного назначения (понтонно-мостовых, саперных, инженерных, в том числе моторизованных). Все они содержались в сокращенном составе, укомплектованность командным составом составляла 40-65%, сержантским — от 30 до 80%. В западных приграничных округах находилось 10 инженерных и 10 понтонно-мостовых полков, 9 отдельных батальонов. Немало их было сосредоточено и на Дальнем Востоке и в Забайкалье — 9 полков и 6 батальонов. Для проведения различных строительных работ имелись управления полевого строительства, объединявшие, в зависимости от выполняемых работ, инженерные части различного назначения.

В целом готовность инженерных частей была невысокой из-за слабой оснащенности их техникой (до 50%), содержанием их в штатах мирного времени (до 65% от военного) и тем, что значительная часть корпусных и дивизионных саперных батальонов (около 110, в том числе 35 дивизионных и 6 корпусных из внутренних округов) находилась на оборонном строительстве в западных приграничных округах. Ощущалась острая нехватка средств минирования и заграждения. Так, противотанковых мин имелось лишь 28% от потребности, противопехотных — 12, колючей проволоки — 32%. Явно недоставало переправочных средств, особенно тяжелого парка для переправы танков.

Саперные подразделения, штатная структура которых существенно различалась, имели практически все части Сухопутных войск, в том числе кавалерийские и УР. Так, саперный батальон стрелкового корпуса (901 человек) имел 3 саперные и 1 техническую роты, переправочный парк, саперный батальон стрелковой дивизии (521 человек) вместо технической роты имел 2 взвода, а в горно-стрелковой дивизии батальон состоял из 2 саперных и 1 парковой рот, технического взвода. Стрелковый полк имел роту (96 человек) в составе 2 взводов, отделения питания и станции водоснабжения, а кавалерийский полк — саперный взвод (в дивизии — эскадрон). Воздушно-десантная бригада имела в составе роту, парашютно-десантный батальон — взвод.

Наиболее обеспеченными в инженерном отношении были автобронетанковые войска. В состав механизированного корпуса входил моторизованный инженерный батальон (664 человека), имевший на вооружении из крупной инженерной техники 18 грейдеров, 6 бульдозеров, 2 электростанции, 13 мотопил. Танковая дивизия имела в составе моторизованный понтонно-мостовой батальон (832 человека), моторизованная — легкий инженерный батальон (402 человека). Понтонные батальоны имели на вооружении разработанные еще в 1932-1936 г. переправочные парки МПА-3 (МдПА-3), Н2П, НЛП.

Первые из этих парков грузоподъемностью 14 и 16 т являлись штатными парками стрелковой дивизии. Парк НЛП состоял из понтонов (лодок) грузоподъемностью 5 т каждая и перевозился 30-32 автомобилями ЗИС-5. Тяжелый парк Н2П мог использоваться и как наплавной мост, и как отдельные паромы грузоподъемностью 60 т. Его перевозка осуществлялась 85 автомобилями ЗИС-5 или 30 тракторами с 83 прицепами. В 1939 г. на вооружение был принят еще более тяжелый парк СП-19 грузоподъемностью 120 т.

Для инженерного обеспечения действий войск использовались экскаваторы, грейдеры, скреперы, бульдозеры, канавокопатели и прочие машины, большинство из которых были созданы на базе трактора С-60. Электротехническое оборудование было представлено электростанциями АЭС-1, 2, 3, 4 (3-24 кВт) на 2 грузовиках, станцией высокого напряжения АЭ-1 (29 кВт, 1 000 В). Кстати, все вышеперечисленные средства состояли на вооружении всю войну. Кроме того, имелось большое количество минно-взрывных средств, шанцевого инструмента, мотопомп, лодок, колючей проволоки и прочего имущества, но не хватало катеров, забортных двигателей для моторизации переправ, электростанций, землеройных, дорожных и лесозаготовительных средств.

Артиллерийские полки и дивизионы РГК, а также тяжелые корпусные полки имели в своем составе по саперному взводу, а противотанковые бригады — минно-саперный батальон (2 саперные роты и парковая рота минирования и заграждения).

5.9. Химические войска

Химические войска являлись самыми малочисленными войсками, и 70% обеспеченности материальной частью их подразделений не сильно отражалось на общей боеспособности войск. Имевшиеся к началу 1940 г. 3 огнеметные танковые бригады были обращены на формирование танковых дивизий с имеющейся в них материальной частью. Но ход боевых действий показал, что все-таки мало внимания уделялось оснащению войск огнеметными средствами, аппаратами для дымопуска и другой спецтехникой. Взводы ПХО и огнеметные команды имелись в полках, а в армиях, корпусах и дивизиях — дегазационные роты (иногда взводы) и около 50 дегазационных батальонов и батальонов ПХО (часть из них называлась батальонами химического отпора) окружного и армейского подчинения. На вооружении огнеметных подразделений состояли тяжелые огнеметы ФОГ-2. Огнеметная команда стрелкового полка состояла из 2 отделений, имевших на вооружении 20 ранцевых огнеметов РОКС-2.

6. Военно-воздушные силы

Военно-воздушные силы, как и все Вооруженные силы, с мая 1940 г. подверглись значительному реформированию. Существовавшие ранее 3 армии особого назначения положили начало образованию дальнебомбардировочной авиации Главного командования (ДБА ГК), составлявшей 13,5% от общей численности ВВС. Остальная авиация подразделялась на авиацию окружного (40,5%), армейского (43,7%) и корпусного (2,3%) подчинения (прил. 6.1-2). Такая структура управления крайне негативно отразилась в последующем на действиях ВВС в целом, особенно в борьбе за господство в воздухе, которое фактически было утрачено на долгие два года.

ДБА ГК состояла из 5 дальнебомбардировочных авиакорпусов (1-5-й) и 3 отдельных дивизий (18, 26, 30-я) в составе 13 дальнебомбардировочных дивизий (44 полка) и 5 дивизий двухмоторных истребителей (в стадии формирования) по 2 дальнебомбардировочных и 1 истребительной дивизии в каждом корпусе. Остальные 61 дивизия и 5 бригад подчинялись командованию ВВС округов и армий. Причем 7 истребительных дивизий и 6 отдельных полков (всего 40 полков) выделялись в интересах ПВО, часть из которых вошла в состав вновь формируемых 6-го (24-я и 78-я дивизии — 11 полков) и 7-го (9 полков из 3-й и 54-й дивизий) истребительных авиакорпусов ПВО для обороны Москвы и Ленинграда. Оба корпуса начали формирование 20 июня. 36-я дивизия выполняла функции ПВО Киева, 27-я и 69-я — Баку (28 июля на их базе образован 8-й истребительный корпус ПВО). Фронтовая и армейская авиация насчитывала 9 бомбардировочных, 35 смешанных и 10 истребительных авиационных дивизий. В состав дивизий входило 3-5 однотипных или различных авиаполков (прил. 6.4). Из всех 79 дивизий 20 находились в стадии формирования. Кроме того, осталось 5 бригад. Всего на начало войны в ВВС состояло 20 662 исправных самолета, в том числе 15 599 боевых. Только за год, с июня 1940 г., количество полков выросло почти вдвое — со 185 до 355. К 22 июня из всех полков полностью боеспособными были 218, 50 оснащались боевой техникой и приступали к ее освоению, остальные полки не имели материальной части и лишь частично были укомплектованы личным составом. Причем все дальнебомбардировочные полки, даже начавшие формирование в начале 1941 г., практически были сформированы и готовы. Несогласованная поставка новой техники и непродуманная организация освоения ее личным составом привели к тому, что ряд полков в западных приграничных округах имели двойной комплект самолетов, т. е. на каждого летчика приходилось по 1,5-2 самолета. Так, 149-й истребительный полк 64-й дивизии имел 67 старых истребителей И-16 и И-153, 64 новых МиГ-3, 55-й истребительный полк 20-й дивизии — 54 И-153 и И-16, 62 МиГ-3. Всего в западных приграничных округах самолетов было на 1 196 больше, чем подготовленных экипажей, хотя по общему количеству летчиков вполне доставало на все боевые самолеты (7 555 летчиков на 6 781 самолет). В это же время многие полки других округов имели некомплект до 40% материальной части, причем в подавляющем большинстве они располагали только самолетами старых типов. Так, на 2 837 самолетов в этих округах приходилось 3 306 летчиков, а в ЗБВО и ДВФ на 2 785 самолетов приходилось лишь 2 702 летчика. Появились сформированные из отдельных эскадрилий, разведывательные полки, перевооружались штурмовые полки, ни один из которых не был до конца готов из-за отсутствия материальной части и подготовленных летчиков. Из штурмовых лишь один полк (4-й) имел полностью на вооружении новые Ил-2, хотя по количеству этими самолетами можно было оснастить минимум 4 полка. А так в качестве штурмовиков в большинстве своем использовались истребители И-153, И-15бис, ДИ-6, в качестве разведчиков — устаревшие Р-5, Р-10, Р-2, СБ. Специализированные разведчики Як-4 составляли единицы. На новые 1 448 самолетов переучивалось лишь 208 экипажей. Например, 42-й истребительный авиаполк имел 100 самолетов и лишь 24 обученных летчика, а 15-й полк на 54 истребителя МиГ-1 — 23 летчика.

Ощущалась нехватка аэродромов, хотя их строительство шло усиленными темпами (в постройке находилось 135). Всего в западных округах на 116 полков имелось 477 аэродромов, но лишь 95 постоянных, остальные оперативные, использование которых предусматривалось при начале боевых действий. Это привело к скученности самолетов на части аэродромов, на которых базировалось по 2-3 полка. К тому же некоторые из них находились вблизи границы, в пределах досягаемости огня артиллерии (аэродромы Долубово — 10 км, Чунев — 15 км, Черновицы — 20 км и т. д.), что повлекло тяжелые потери в первые часы войны, причем было потеряно 70% самолетов новых типов, состоящих на вооружении в дивизиях приграничных округов. В довершение ко всему самолеты не были рассредоточены и замаскированы, а часть новых образцов — и собраны. Так, из 409 самолетов самой мощной дивизии ВВС Красной армии — 9-й, к концу дня 22 июня осталось 62, остальные почти все были потеряны на земле. Тогда же 10-я дивизия этого же Западного округа из 231 самолета потеряла 180, 11-я из 199 — 127. Такие потери уже на следующий день заставили покончить с собой командующего ВВС округа генерал-майора И. И. Копца, а его заместитель генерал-майор А. И. Таюрский был арестован и расстрелян, как и командующий ВВС Юго-Западного фронта генерал-лейтенант Е. С. Птухин и командир 9-й дивизии генерал-майор С. А. Черных. В Прибалтийском округе 8-я дивизия потеряла только на земле 156 самолетов (67 МиГ-3, 20 И-16, 59 И-153, 10 И-15). Эскадрильи большинства механизированных и стрелковых корпусов к выполнению своих задач по организации воздушной разведки и связи практически готовы не были из-за отсутствия материальной части и подготовленного личного состава, и почти все были расформированы или переформированы в первые два месяца войны.

7. Войска противовоздушной обороны

Печальный опыт противовоздушной обороны испанских, польских, французских городов и несколько более удачная оборона английских дали новый толчок развитию системы ПВО СССР. Только за 3 предвоенных года численность войск ПВО выросла в 6 раз. Вся территория страны была разделена на 13 зон ПВО {прил. 7.1). Территория, находящаяся под угрозой ударов с воздуха, составляла до 1 200 км вглубь страны. Командующий зоной ПВО, осуществляющий руководство всеми частями ПВО, входившими в зону, которая располагалась на территории какого-либо военного округа, являлся одновременно помощником командующего войсками округа по ПВО. В НКО ответственность за противовоздушную оборону была возложена на Главное управление ПВО, однако создание этой структуры не привело к желаемым результатам по нескольким причинам, а именно: части истребительной авиации, выделенные для ПВО, подчинялись командующему ВВС округа, хотя их дислокация определялась планом ПВО; примерно то же происходило с зенитной артиллерией, которая в вопросах боевой и специальной подготовки подчинялась командующему зоной ПВО, а в отношении огневой подготовки и обеспеченности — командованию артиллерии, так же как и прожекторные училища, хотя прожекторные части были подчинены командующему зоной ПВО; отсутствие специальных органов по руководству ПВО в общевойсковых соединениях и частях; частая смена руководящего и командно-начальствующего состава (так, только за последний год сменилось 6 начальников ГУ ПВО); отсутствие единых оперативных документов, инструкций и наставлений по ПВО; опора системы управления на воздушные проводные линии связи, недостаток радиосредств и неумение ими пользоваться; недостаточная продуманность взаимодействия, опознавания и наведения в системе ВНОС. Все это негативно сказывалось на общем состоянии ПВО.

Войска ПВО имели в своем составе 3 корпуса (1-3-й), 2 дивизии (3, 4-я), 9 бригад (7-15-я), 24 бригадных района и другие части. В стадии формирования находились еще 7 районов (часть из которых вступила в бой уже в первые дни — Новороссийский, Эстонский, Донбасский, Воронежский и другие), несколько зенитных артполков, артдивизионов и батальонов ВНОС. Основная часть войск была сосредоточена в западной части страны — 69% (802 зенитные батареи). С ними взаимодействовала ПВО флотов, имевшая в составе Северного и Балтийского флотов 3 зенитно-артиллерийских полка и 9 дивизионов, в составе Черноморского — 3 полка и 8 дивизионов. Очень неплохое прикрытие имели Москва, Ленинград, Баку и Киев, а вот для прикрытия других городов и объектов, в первую очередь крупных железнодорожных станций, сил было явно недостаточно, не говоря уже практически о полном отсутствии зенитного прикрытия мостов, поездов и железнодорожных перегонов, что и привело в дальнейшем к срыву планов перевозок и сосредоточения войск. Достаточно сильная группировка ПВО имелась в Закавказье, получившая, в преддверии угрозы со стороны Турции и Англии, в апреле-июне 1940 г. большое количество частей ПВО, в том числе авиационных (25, 35, 68, 82, 84, 133-й истребительные авиаполки, 18, 180, 335-й зенитные артполки, 153, 157, 171, 184, 201, 211, 216, 380, 388-й зенитные дивизионы, 24-й батальон ВНОС, 7-й и 9-й прожекторные батальоны, 97-ю роту и 9-14-й отдельные взводы крупнокалиберных пулеметов). А вот Средняя Азия, Дальний Восток и Забайкалье прикрывались весьма слабо, хотя для защиты Читы, Хабаровска, Комсомольска-на-Амуре, Ворошилова-Уссурийска и были сформированы 4 новых зенитных артполка ПВО, а Тихоокеанский флот прикрывал свои ВМБ собственными силами — 3 полками и 4 дивизионами.

Корпуса, дивизии и бригады выполняли задачу по прикрытию крупных городов и промышленных центров, бригадные районы прикрывали различные объекты — населенные пункты, железнодорожные станции, склады и другие — по территориальному принципу (прил. 7.2). Все они имели различную штатную структуру. Зенитные части и подразделения были оснащены орудиями и пулеметами относительно неплохо, особенно в западных округах. Так, обеспеченность орудиями среднего калибра (76-мм и 85-мм) составляла 84%, причем новейших из них 85-мм было 35% от этого числа, орудиями малого калибра (25-мм и 37-мм) — на 69%, хотя вместо штатных 4 900 37-мм орудий в наличии было лишь 1 382. Обеспеченность зенитными пулеметами (счетверенными Максима и ДШК), которые только начали поступать в войска, составляла 57%. Но практическая небоеготовность подразделений ВНОС (их обеспеченность средствами и линиями связи составляла около 25%), а также их слабая выучка, сводили на нет готовность других подразделений ПВО. Не хватало прожекторов, аэростатов, радиолокационных станций и некоторых других видов вооружения и техники. Новые радиолокационные станции (РЛС РУС-2) исчислялись единицами. Обученность личного состава зенитных частей, особенно вооруженных новыми типами боевой техники, оставляла желать лучшего.

ВВС выделяло в интересах ПВО 7 дивизий и 6 отдельных полков (всего 40 истребительных полков) — 1 500 истребителей (по штату 2 520), из них около 140 новых МиГ-3, Як-1, а 24-й полк 24-й дивизии, единственный в ВВС имел на вооружении ЛаГГ-3. Из этих 40 полков 28 (70%) находились в западной части страны, 10 — в Закавказье и лишь 2 — на Дальнем Востоке. Подготовка летного состава этих полков, как и всех ВВС в целом, была невысокой, особенно при действиях ночью — лишь около 20% могли выполнять задачу при простых метеоусловиях, а при сложных — менее 1%.

Кроме того, в ведении НКВД находилась местная ПВО (МПВО), руководство которой было возложено на Главное управление МПВО НКВД. Она создавалась на базе гражданских организаций в населенных пунктах и на промышленных предприятиях и предназначалась для защиты гражданского населения. Кадровых же частей МПВО, силой от роты до полка, было мало, и располагались они, как правило, в крупных городах (Москве, Киеве и других). Так, в Ленинграде находился 4-й имени Ленсовета инженерно-противохимический полк МПВО НКВД, сформированный еще в 1936 г.


8. Военно-морской флот СССР накануне войны

Программа строительства ВМФ, заложенная в пятилетнем плане (1938-1942 гг.), предусматривала значительное увеличение удельного веса крупных надводных кораблей, но время внесло свои коррективы. Так, наиболее бурно велось строительство подводных лодок, эсминцев, тральщиков, торпедных катеров, а строительство линкоров и крейсеров резко сократилось или было прекращено вовсе, хотя потребность в их обновлении назрела, поскольку все 3 линкора и 3 крейсера из 7 были спущены на воду еще до революции. Так, было прекращено строительство линкоров «Советский Союз», «Советская Россия», «Советская Украина», лидера «Советская Белоруссия» и ряда других. Строились тяжелые крейсеры «Кронштадт», «Севастополь», достраивался закупленный в Германии «Петропавловск» (бывший «Лютцов», который так никогда и не вошел в состав флота). Всего в постройке находилось 219 судов (в том числе 14 линкоров и крейсеров, 2 лидера, 91 подводная лодка, 45 эсминцев, 19 сторожевиков, 20 тральщиков), из которых около 60 было введено в строй в первом полугодии 41-го. Большинство судов достраивались уже в ходе войны, часть из них так и не приняли участие в боевых действиях (крейсеры «Калинин», «Каганович», эсминцы «Огневой», «Редкий», «Резвый» и другие), а некоторые так никогда и не были введены в строй. В первую очередь это касается крейсеров и эсминцев. К началу войны 70% кораблей флота были старой постройки. На флотах отсутствовали современные тральщики, предназначенные для борьбы с неконтактными минами, минные заградители специальной постройки, десантные средства. Остро не хватало даже в мирное время вспомогательных судов — буксиров, танкеров, плавучих госпиталей и мастерских, водоналивных и других судов, которые практически не строили, а имевшиеся находились в плачевном состоянии, что вело к снижению боеготовности флота в целом. Для проведения десантных операций намечалось использовать боевые корабли и суда гражданского морского флота, поставляемые по мобилизации, поскольку отсутствовали специализированные десантные средства.

Военно-морской флот страны имел оперативные объединения в составе 4 флотов и 5 флотилий общим количеством 878 боевых единиц плавсредств и 2 665 самолетов (из них 116 неисправных) (прил. 8.1-2). Кроме того, имелись одна бригада морской пехоты (1-я полковника Т. М. Парафило) в составе 5 батальонов на Балтике и 260 артиллерийских батарей береговой обороны. Все боевые корабли были полностью укомплектованы личным составом, а ВМБ, части авиации, береговой обороны и тыла содержались по штатам мирного времени. Две флотилии подчинялись флотам (Дунайская — КЧФ, Северо-Тихоокеанская — ТОФ), а Пинская (созданная на базе Днепровской), Каспийская и Амурская — штабу ВМФ. Надводные корабли объединялись в эскадры, отряды, бригады и дивизионы различного назначения, а подводные лодки — в 10 бригад. Командный состав флота на протяжении всей войны оставался практически неизменным (прил. 6.3). Его профессиональная подготовка, несмотря на понесенные за время репрессий потери, была сравнительно неплохой, как и личного состава флота в целом, хотя и здесь имелись существенные недоработки. Так, на флотах не было оборудовано защищенных командных пунктов, что негативно сказывалось на организации управления, не было налажено четкое взаимодействие между различными флотскими формированиями и с Сухопутными войсками. По замыслам командования, основной упор при ведении боевых действий флот должен был сделать на установку минных заграждений на подступах к ВМБ и побережьям, чему и было уделено необоснованно повышенное внимание при отсутствии серьезных угроз им со стороны тяжелых надводных кораблей противника. На защиту же своих морских коммуникаций обращалось слабое внимание, что явилось причиной серьезных потерь. На эффективную противолодочную оборону существенно влияло отсутствие современных средств гидроакустики, а на противоминную — неконтактных тралов.

В предвоенный период морской авиации отводилась вспомогательная роль, что являлось весьма ошибочным, поэтому она имела на вооружении самолеты старых систем, новые исчислялись единицами, и объединялась в 9 бригад (по 2-3 полка или эскадрильи), отдельные полки и эскадрильи различного предназначения — истребительные, бомбардировочные, минно-торпедные, разведывательные и смешанные. Например, 10-я истребительная авиабригада состояла из 13-го и 71-го истребительных авиаполков, а 61-я — из истребительных 5-го авиаполка, 12-й и 13-й эскадрилий. Нумерация авиаполков и эскадрилий была произвольной — с 1-й по 130-й, иногда с повторением номеров и с большим количеством пропусков.

ПВО военно-морских баз была возложена на ПВО флотов, имевшую в своем составе 9 полков и 22 дивизиона, но обеспечить надежную охрану имевшимися силами и средствами было невозможно, поскольку ПВО флота страдала теми же недостатками, что и ПВО страны. ПВО кораблей старой постройки была очень слабой, да и на новых она оставляла желать лучшего.

В лучшем состоянии находилась береговая оборона, строительство которой практически было завершено, за исключением Прибалтийского сектора, но ее существенным недостатком являлась неготовность к обороне районов и баз с суши. Ее вооружение составляли мощные орудийные башни калибра до 305-мм, железнодорожные артиллерийские батареи, зенитные средства, но не хватало стрелковых подразделений, не было организовано взаимодействие с сухопутными частями Красной армии. Все это негативно отразилось на последующих событиях.

9. Войска НКВД и НКГБ к 22 июня 1941 г.

3 февраля 1941 г. согласно Указу Президиума ВС СССР наркомат внутренних дел был разделен на собственно НКВД и наркомат государственной безопасности, а 8 февраля постановлением СНК особые отделы НКВД были переданы в ведение НКО и НКВМФ. Для их руководства в составе этих наркоматов были образованы Третьи управления на правах главных. В округах, армиях и ниже до полка были созданы Третьи (особые) отделы.

Наркомат внутренних дел имел собственные воинские формирования в своих 10 Главных управлениях (оперативных, пограничных, конвойных, охранных, железнодорожных войск, военного строительства, аэродромного строительства, шоссейных дорог, военного снабжения, МПВО). Наиболее многочисленными являлись пограничные, оперативные и охранные войска.

Пограничные войска подразделялись на 17 округов (прил. 9), которые, в свою очередь, состояли из пограничных отрядов (96 сухопутных и 6 морских), отдельных комендатур (18), авиачастей (1-й истребительный полк и 6 отдельных эскадрилий). На их вооружении имелось в основном легкое стрелковое вооружение, противотанковые ружья и 50-мм минометы, но на наиболее опасных направлениях погранотряды имели в своем составе танковые, артиллерийские и кавалерийские подразделения. Это касалось в основном Дальнего Востока и южных границ, где численность оперативных войск была мала. Так, 58-й и 59-й отряды имели дополнительно по танковому эскадрону, 43, 48, 54-й — по кавалерийскому эскадрону, 41, 48, 54, 67-й — по артиллерийской батарее. В составе же 14 западных отрядов (86-88, 90-95, 97, 98, 105-107-го) были сформированы маневренные группы, выполнявшие роль застав оперативного реагирования и прикрытия границы, вследствие чего численность каждого из них возросла на 2 265 человек. А в 4 из них (97, 105, 106, 107-м), кроме того, были сформированы еще дополнительно 15 линейных застав по 42 человека (всего 630). Номера погранотрядов были от 1-го до 107-го, несколько номеров отсутствовало, так как ряд погранотрядов были расформированы при перемещении западной границы в 1939-1940 гг. (14, 15, 19, 21, 31, 84, 85, 104-й и другие). Часть отрядов и комендатур остались на старой границе в качестве отрядов завесы и резерва командования пограничных округов. Численность погранвойск составляла 167 582 человек, в том числе в авиации 3 020.

Оперативные войска, выделенные из состава погранвойск 28 февраля 1941 г., имели одну дивизию (1-я мотострелковая ОСНАЗ им. Дзержинского численностью 6 725 человек), 17 отдельных полков (13 мотострелковых, 4 кавалерийских, 1 стрелковый), 4 батальона и 1 роту и предназначались для усиления пограничных частей при крупномасштабных провокациях на границе. Их численность составляла 27 840 человек. На вооружении имелись танки (167 БТ-7), тяжелые орудия (до 152-мм), минометы (до 120-мм) и другое тяжелое вооружение. Номера полков были от 1-го до 23-го, но ряд номеров отсутствовал. В начале июня было принято решение создать на базе 11 оперативных полков в 3 западных особых округах 21-ю (ПОВО), 22-ю (ЗОВО) и 23-ю (КОВО) мотострелковые дивизии, но к 22 июня их формирование не было завершено.

Охранные войска имели в своем составе 13 дивизий и 18 бригад, из них в западных округах находились 7 дивизий и 2 бригады. Например, на территории ЗОВО имелась 9-я, ЛВО — 1-я и 20-я, КОВО — 4-я и 10-я, ХВО — 8-я дивизии и т. д. Некоторые дивизии (21, 22, 23-я и другие) развертывались по мобилизационному плану, хотя не все они сумели это сделать в полном объеме. Так, например, 22-я дивизия по мобилизационному плану с началом войны должна была иметь в составе 3 мотострелковых полка (1,3, 5-й), но поскольку первые 2 полка были втянуты в бои в Литве, в состав дивизии были включены 5-й мотострелковый, 83-й железнодорожный полки и 155-й конвойный батальон войск НКВД, а также Красногвардейский полк рижских рабочих. Все эти дивизии приняли самое непосредственное участие в боевых действиях. Остальные дивизии и бригады находились во внутренних округах, и хотя большинство из них не принимали участие в боевых действиях, учитывать их тоже надо, поскольку их вооружение ненамного уступало вооружению обычных стрелковых дивизий, за исключением лишь артиллерии и танков.

Большое количество лагерей также требовали немалой охраны, выделявшейся из Главного управления конвойных войск, но принять участие в боевых действиях пришлось лишь незначительной их части и то лишь в силу сложившихся обстоятельств. Например, в Брестской крепости оказался вовлеченным в ее оборону 132-й батальон конвойных войск НКВД, в Прибалтике вступили в бой некоторые подразделения этих же войск, не успевших покинуть ее после карательных акций середины июня, так же как и на Украине и в Молдавии.

Главное управление железнодорожных войск НКВД имело несколько меньшую численность, и ряд их подразделений, в основном численностью до роты, приняли участие в боях, в большинстве своем при обороне железнодорожных мостов, крупных узловых станций и важнейших перегонов.

К сожалению, имеющиеся данные не позволяют создать полную картину по войскам НКВД, но суммируя известные, можно сказать, что состав этих войск определялся примерно в 30 расчетных дивизий (340 тыс. человек).

НКГБ таких крупных формирований не имел, за исключением, пожалуй, Кремлевского полка, подчинявшегося Управлению коменданта Московского Кремля. Остальные управления (разведывательное, контрразведывательное, секретно-политическое и следственная часть на правах управления) имели лишь мелкие подразделения численностью до роты.

10. Тыл Вооруженных сил накануне войны

Опыт решения локальных конфликтов, ход «зимней войны», проведение освободительных походов в западные районы дал определенный толчок к совершенствованию структуры тыла, однако до логического завершения эти мероприятия доведены не были. Общее руководство организацией тыла осуществляло Управление устройства тыла и снабжения, но службы подчинялись наркому или его заместителям. Не существовало единого руководства оперативным тылом, единого органа, возглавлявшего все службы снабжения в центре, не было создано фронтового и армейского тыла. В округах и армиях, например, существовала должность заместителя начальника штаба по тылу, которая была генеральской, но ее уровень подчиненности показывал, насколько мало уделялось внимания тылу. В августе 1941 г. было создано Главное интендантское управление, объединяющее управления — вещевое, продовольственное, квартирно-эксплуатационное и обозно-хозяйственного снабжения, проводились мероприятия по улучшению дорожного обеспечения, организации и подвоза войскам материальных средств автомобильным и гужевым транспортом. В центре, округах и армиях обеспечением Сухопутных войск занимались следующие службы: артиллерийская, интендантская (продовольственно-фуражного, вещевого и обозно-хозяйственного снабжения), автобронетанковая, химзащиты, средств связи, ГСМ, санитарная, ветеринарная и финансовая. Их работу обеспечивали специальные войска — дорожные, железнодорожные и автомобильные. Но все они, как и органы тыла, содержались в штатах мирного времени, составлявших до 30% от штатов военного времени. В общем, тыл РККА отличался несовершенством системы управления и организационной структуры, громоздкостью и низкой подвижностью, непродуманным расположением складов в приграничных округах, наличием большого количества складов различного назначения и подчинения — окружного, армейского, корпусного, дивизионного и ведомственных. При этом войска в первые дни и недели войны испытывали острый недостаток в боеприпасах, ГСМ и других материалах и имуществе. Неразумное размещение складов ближе к потребителям (из 887 стационарных складов и баз 340 находились в приграничных округах) в соответствии с доктриной «Бить врага на его территории» привело к огромным их потерям (прил. 10.2). Только из 30 млн снарядов и мин, находящихся на складах в непосредственной близости от границ, более 70% было потеряно при отходе войск. Примерно столько же составили потери продовольствия, фуража, вещевого и другого имущества. Например, на складе Львова из 700 вагонов боеприпасов только 340 было вывезено и израсходовано, часть взорвана, а остальные захвачены.

Железнодорожные войска подчинялись наркомату путей сообщения и состояли из бригад, которые начали формироваться в феврале 1941 г. из имевшихся полков и отдельных батальонов. Имелся также Особый корпус железнодорожных войск в составе 5 бригад, сформированный 1 января 1939 г., выполнявший наиболее ответственные задания по железнодорожному строительству, ремонту и перевозкам. Готовность войск была довольно высокой из-за постоянной практической работы, но сказывалась определенная нехватка подвижного состава. 10 железнодорожных бригад (1, 4, 5, 6, 9, 15, 17, 19, 28, 29-я) и 3 полка (1, 2, 4-й) обеспечивали перевозку войск в западных приграничных округах (прил. 10.1). Из них первые 3 находились в КОВО, последние 3 — в Одесском округе, а остальные 4 — в ЗОВО. В Забайкалье остались 3-я и 7-я бригады Особого железнодорожного корпуса, а 11-я бригада находилась в Подмосковье.

Пропускная способность железных дорог была явно недостаточна. Так, в ЛВО пропускная способность составляла 77 пар поездов в сутки против 127 на финской территории, в ПОВО — 87 против 192, в северной Польше и Восточной Пруссии, в ЗОВО — 120 против 216 в Польше, в КОВО — 132 против 366 в южной Польше и Венгрии, в ОдВО — 28 против 91 румынских. Причем некоторые части этих войск, как и других родов войск, приняли участие в боях, как простые стрелковые подразделения. Так, 9-я бригада, обеспечивающая работу железных дорог на Карельском фронте, с сентября 1941 по февраль 1942 г. именовалась стрелковой.

Автотранспортные части состояли из 19 полков, 38 батальонов и 2 рот, что, безусловно, было недостаточно для нормальной работы, тем более что и они не были до конца укомплектованы. Кроме того, имелось 65 автомобильных депо, которые при объявлении мобилизации развертывались в батальоны. Автомобилями войска были обеспечены на 41% от штата, что для мирного времени было неплохим показателем. По мобилизационному плану часть полков должны были разворачиваться в бригады, батальонов — в полки, но подавляющее число этих мероприятий выполнено не было, хотя успели создать 1, 2, 8, 14, 17-ю бригады на базе одноименных полков. В западных приграничных округах обеспечивали перевозки и обслуживали дороги 9 автомобильных полков и 14 автомобильных батальонов.

Дорожные войска имели в своем составе 43 дорожно-эксплуатационных полка (из них 8 учебных), в том числе в западных округах 23 полка. Как и большинство тыловых частей, все они содержались в штатах мирного времени, имея развернутым лишь один батальон из трех. Они обеспечивали устойчивую работу имевшихся и явно недостающих автомобильных дорог по мере своих невысоких возможностей из-за нехватки специализированной дорожной техники — грейдеров, бульдозеров и т. д. Фактически все полки представляли собой батальоны, в которые и были переформированы спустя полгода.

Медицинская служба имела в своем распоряжении 149 госпиталей на 35 540 коек, что почти обеспечивало потребности мирного времени. Но она страдала недостатком средств транспортировки и эвакуации раненых, недостатком медперсонала, особенно среднего звена и хирургического, и несовершенством организационной структуры. А поскольку развертывание сети медицинских учреждений согласно МП-41 было сорвано, то медицинская служба оказалась в довольно сложном положении.

Продовольственное обеспечение в целом обеспечивало потребности войск, запасы продовольствия были достаточны для первых 6 месяцев войны, но недоставало сухих пайков, концентратов, комбикормов. Не хватало полевых кухонь и хлебозаводов, емкостей для воды и термосов, хотя в войска они поступали в возрастающих количествах. Нормы суточного пайка были вполне достаточными, но не предусматривалось их усиление при действиях в северных или зимних условиях. Фуражное обеспечение ориентировалось на местные запасы.

Вещевое обеспечение в целом отвечало потребностям войск, его запасы составляли до 160% от мобилизационной потребности, но отсутствовало унифицированное полевое обмундирование, недоставало теплых вещей, не до конца были продуманы конструкция, цвета и покрои форменной одежды, отсутствовало женское обмундирование. Даже вроде бы такая мелочь, как синие комбинезоны летного состава, привела к увеличению потерь среди летчиков, за которыми, даже одиночками, охотились вражеские пилоты при нанесении штурмовых ударов по аэродромам, а синий цвет не способствовал хорошей маскировке. Да и складские помещения службы оставляли желать лучшего.

Служба горючего испытывала недостаток средств транспортировки и хранения ГСМ, хотя и располагала 4 285 автоцистернами и бензозаправщиками, 762 водомаслозаправщиками, 4 686 резервуарами РГ-50, что составляло до 35% потребности. Недоставало специального оборудования для перекачки топлива и контроля его качества. Склады ГСМ, мало того что располагались близко к границе, еще и не обеспечивались достаточной маскировкой — серебристое противосолнечное покрытие резервуаров резко выделялось на фоне окружающей местности, а принятое 19 июня постановление СНК о дополнительных мерах маскировки уже запоздало. Запасы горючего практически отвечали нормам, но не хватало высокооктановых сортов авиабензина (Б-78), некоторых видов масел и смазок, а после понесенных потерь в ГСМ дело дошло до того, что часть автомобилей пришлось переоборудовать под использование твердого топлива — угля и дров.

ВВС имели собственную структуру тыла. В апреле 41-го было принято решение о создании районов авиационного базирования (РАБ), которые просуществовали в своей организации всю войну с незначительными изменениями. Основным элементом этих районов являлась авиационная база, обеспечивающая, как правило, одну авиационную дивизию. В состав базы входили: управление базы, батальоны аэродромного обслуживания (бао) по количеству полков (1 на полк), подразделения связи и инженерно-аэродромные подразделения, комендатуры авиационных гарнизонов, аэродромно-технические роты. Но эти мероприятия завершить не удалось — из 10 районов лишь 8 были частично сформированы. Количество аэродромов не обеспечивало потребности, хотя их строительство шло очень активно. Так, потребность в аэродромах в западных приграничных округах составляла 1 112, имелось в наличии 470, достраивалось 147, приступали к строительству 333, не хватало 162, т. е. пригодные к использованию аэродромы составляли 46%. Так же как и во всей армии, ощущалась нехватка автозаправщиков и автоцистерн, которыми ВВС были обеспечены на 28 и 36% соответственно. Примерно та же ситуация была с другими видами технического обеспечения. Расположение аэродромов и складов близко к границе привело к тому, что 82% запаса авиабомб трех фронтов — Северо-Западного, Западного и Юго-Западного — было уничтожено при отходе или оставлено противнику, так же как и неисправных самолетов — порядка 400 осталось их только на аэродромах Западного фронта. Особенно тяжела была потеря запасов высокооктанового бензина, которого и без того недоставало.

ПВО своей структуры тыла не имела и обеспечивалась разными управлениями: зенитные артиллерийские, прожекторные и аэростатные части и подразделения — через службу артиллерийского вооружения, части ВНОС — через управление связи соответствующих округов. И если обеспеченность орудиями и пулеметами была довольно высокой, особенно в западных округах, то прожекторами части ПВО были обеспечены на 50-55%, аэростатами — на 40-45%, радиосредствами — на 20-25%, телефонами — на 70-75%, потому что, как правило, части ПВО обеспечивались по остаточному принципу из-за своей несовершенной штатной организации и структуры.

ВМФ имел наиболее совершенную структуру тыловых органов, что обеспечивало его высокую боеготовность, хотя обеспеченность запасами составляла около 50% от потребности. Вопросы тылового обеспечения были возложены на Главное управления портов и соответствующие управления — кораблестроения, артиллерийское, минно-торпедное, химическое, связи, техническое (судоремонтное), санитарное, строительное, ВВС, гидрографическое, квартирно-эксплуатационное, медико-санитарное, а также отделы — ВОСО, внешних заказов, плановый, материально-плановый, финансовый. Крупные корабли имели свои обеспечивающие структуры, подразделения более мелких судов обеспечивались через тыловые подразделения портов.

Войска НКВД обеспечивались, как правило, с армейских складов, за исключением некоторых видов средств связи, стрелкового оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, форменной одежды, знаков различия и т. д. Всеми видами вооружения и материальных средств они были оснащены, несомненно, лучше, чем армейские части.

11. Краткий обзор начала военных действий и мобилизационного развертывания ВС СССР в I период войны (до марта 1942 г.)

Боевые действия начались крайне неудачно для Красной армии, в первую очередь в полосах обороны Северо-Западного и особенно Западного фронтов. Основной удар пришелся по не успевшим занять оборонительные рубежи частям 8-й и 11-й армий Северо-Западного фронта, 4-й и частично 3-й армий Западного фронта. Их потери, а также потери Юго-Западного фронта (его 5-я армия успела частично занять позиции) составили к 10 июля: Северо-Западного (вместе с Балтийским флотом) — 75 202 человека личного состава и 2 523 танка, Западного — соответственно 341 073 и 4 799, Юго-Западного — 172 323 и 2 648. Потери артиллерии и авиации составили 9,5 тыс. орудий, 12 тыс. минометов, 6 293 самолета. Только Западный фронт потерял 1 834 самолета (без дальней авиации). Были полностью уничтожены войска 10-й и 3-й армий (от 3-й осталась лишь часть управления армии), тяжелые потери понесли 4, 5, 6, 8, 11-я армии. Всего было полностью разгромлено 12 стрелковых, 10 танковых, 4 моторизованных и 2 кавалерийские дивизии, 74 дивизии потеряли личного состава и техники от 50 до 90%. Западный и Северо-Западный фронты потеряли все свои танки и еще часть танков из резервных корпусов и дивизий. ВМФ потерял 1 лидера, 3 эсминца, 12 подводных лодок, 5 тральщиков, 5 торпедных катеров и ряд других судов. Противником было захвачено большое количество техники, вооружения и материальных средств. Только его трофеи танков и бронеавтомобилей составили 6,5 тыс. единиц, из которых около 20% были позже восстановлены и стали использоваться в боях на фронте и против партизан, в том числе и странами-сателлитами Германии. Особенно ценным приобретением для вермахта были захваченные склады и хранилища ГСМ, хотя немало досталось и складов с вооружением, продовольствием и вещевым имуществом.

Первые эшелоны армий прикрытия — 38 дивизий — оказались в драматической ситуации. Штабы, парковые помещения, склады, казармы этих соединений попали под первый удар и понесли особо тяжелые потери. Так, были уничтожены помещения штабов 4-й армии и 10-й смешанной авиационной дивизии со всеми документами. 22-я танковая дивизия лишилась всех складов, 70% танков, 50% автомобилей, 20% личного состава, 6-я и 42-я стрелковые дивизии в первые часы потеряли свыше 50% личного состава и были раздроблены на части, причем значительная часть подразделений дивизий была блокирована в Брестской крепости. Большие потери понесли выдвигавшиеся к границе 11, 48, 135-я и ряд других дивизий. Непродуманная дислокация ряда соединений позволила противнику громить их по частям. Так, Северо-Западный фронт потерял по очереди стрелковые дивизии 1-го эшелона, затем 3-й и 12-й механизированные корпуса и, наконец, резервы — дивизии 27-й армии и 5-й воздушно-десантный корпус. Наиболее тяжелая ситуация из-за такой дислокации сложилась на Западном фронте, где к 29 июня 26 дивизий оказались в окружении, повторив, почти в копии, результаты и ошибки зимней военной игры, проведенной в начале года под руководством наркома обороны и почти с теми же действующими лицами, только Г. К. Жукова заменили немецкие генералы. К 1 июля здесь практически перестал существовать все 5 механизированных корпусов, кавалерийский корпус и 3 имеющиеся артиллерийские противотанковые бригады, не считая 3 стрелковых корпусов с входящими в их состав дивизиями, корпусными артполками и другими частями, а также частями фронтового, армейского подчинения и РГК. Фактически до 7 июля на западном направлении не существовало единого фронта. Понесшая значительные потери 4-я армия медленно отходила по северному берегу Припяти, 3-я и 10-я армии сражались в окружении и уже фактически перестали существовать. Находящаяся в глубине 13-я армия, которая по плану прикрытия должна была объединить 2-й стрелковый (49, 113-я дивизии) и 13-й механизированный корпуса, за 2 недели неоднократно поменяла свой состав, даже приблизительно не выполнив плана прикрытия. Сама армия, объединив 24 июня западнее Минска отступающие войска — 21-й стрелковый корпус (17, 24, 37-я дивизии), 50-ю стрелковую дивизию, остатки 5-й танковой дивизии (16 танков), 84-й стрелковый полк НКВД и Виленское пехотное училище, уже через 2 дня имела еще 2 стрелковых корпуса — 2-й (100, 161-я дивизия) и 44-й (64, 108-я дивизии), а также 20-й механизированный корпус (без танков, 3 тыс. человек и 15 орудий). Причем ее 21-й корпус с 25 июня сражался в окружении и фактически не имел связи со штабом армии, а 5-я танковая фактически перестала существовать. После оставления Минска уже 2 июля из состава армии убыл еще и 44-й корпус, но прибыли 4-й воздушно-десантный корпус в составе 2 бригад (7, 8-я, а 214-я выполняла частную воздушно-десантную операцию в полосе 4-й армии), свежая 1-я Московская моторизованная дивизия и понесшая значительные потери 155-я стрелковая дивизия. Но уже 7 июля управление армии было перемещено на могилевское направление, объединив 61-й (53, 110, 172-я дивизии) и 45-й стрелковые корпуса (187, 148, 132-я дивизии), при этом 2 последние дивизии 45-го корпуса прибыли 8-10 июля. Кроме того, за 5 недель в армии сменилось 4 командующих. Тяжело раненного генерал-лейтенанта П. М. Филатова 7 июля сменил генерал-лейтенант Ф. Н. Ремезов, в свою очередь получивший ранение в день смерти первого командующего — 14 июля, а вступившего в командование генерал-лейтенанта В. Ф. Герасименко меньше, чем через 2 недели сменил вышедший из окружения бывший командующий 10-й армией генерал-майор К. Д. Голубев.

Почти все армии Второго стратегического эшелона были переориентированы на западное направление, причем их состав стал иным. Так, 16-я армия, которая по плану должна была усилить КОВО и начала выгрузку первых эшелонов, как и планировалось, была брошена под Смоленск. В итоге 109-я моторизованная дивизия, первая прибывшая в КОВО, там и осталась, получив новые наименование и номер — 304-я стрелковая. Почти то же самое произошло и с соединениями 19-й, 20-й и 24-й армий, которые вступали в бой по частям и часто в составе уже других армий. Повторилась ошибка Первой мировой войны, когда сибирские дивизии прибывали на фронт неукомплектованными и без соответствующих запасов, вооружения и транспорта, поскольку Генштаб ошибочно полагал, что все недостающее они получат в новых местах сосредоточения. На фоне кровопролитных сражений почти статистами выглядели соединения Южного фронта, имевшие перед собой намного уступавшие им практически по всем параметрам румынские войска и 11-ю немецкую армию и не предпринимавшие никаких активных действий вследствие неправильной оценки состава противостоящей группировки противника. Всего же в крайне неудачный период до 1 декабря 1941 г. было уничтожено, разгромлено, расформировано вследствие потери боеспособности или по организационно-штатным мероприятиям большое количество кадровых и вновь, с началом войны, сформированных объединений, соединений и частей (прил. 11).

23 июня была объявлена мобилизация в 14 военных округах, а в САВО, ЗБВО и ДВФ — на месяц позже особым решением правительства скрытым способом. Быстрое продвижение противника, по существу, сорвало отмобилизование во всех особых военных округах армий прикрытия. Вместе с тем в первые недели за счет внутренних округов по мобилизации было призвано около 10 млн человек при общей потребности армии 4 887 тыс. человек (1905-1918 гг. рождения). Кроме того, на захваченной территории было оставлено 5 631 тыс. человек из мобилизационных ресурсов страны. 11 августа принимается решение о призыве еще 6,8 млн человек (1895-1904 гг. рождения). Итого к концу 1941 г. после проведения мобилизации наркомату обороны было предоставлено 14 млн из общего ресурса 20 млн человек (32 возрастов). Это позволило дополнительно развернуть большое количество формирований, укомплектовать личным составом дивизии Второго стратегического эшелона и внутренних округов, но оснащать их было нечем, поскольку 52% складов (202 склада) к 10 июля было потеряно. Поэтому формирование большинства новых соединений и частей затянулось на многие месяцы, часть из них отправлялась на фронт необеспеченная не только вооружением и материальной частью, но и продовольствием, вещевым, санитарным, ветеринарным и другим имуществом. Например, начав формирование практически одновременно в конце июля 1941 г. в МВО, 201-я стрелковая дивизия попала на фронт в конце ноября, а 307-я к этому времени уже 3 месяца вела тяжелые бои в составе 13-й армии.

Сухопутные войска. К концу 1941 г. были сформированы вновь: 43 управления общевойсковых армий (в основном на базе ликвидируемых корпусов) — 4, 5, 6, 10, 12, 20, 29-40, 42-61-я, 1-4-я Ударные, Приморская, Ленинградская народного ополчения, 5 воздушно-десантных (6-10-й) и 3-й кавалерийский корпуса, 216 стрелковых, 12 танковых, 86 кавалерийских дивизий, 63 танковые, 81 стрелковая бригады, а также большое количество частей и подразделений различных родов войск. Почти полная ликвидация корпусных управлений привела к необходимости создания на определенных направлениях оперативных и армейских групп (Лужская, Новгородская, Приморская и другие). Из имевшихся стрелковых корпусов осталось лишь 6 (9, 26, 39, 58, 59-й и Особый), а сформированный в начале октября 1-й Особый гвардейский корпус в этом же месяце был преобразован в 26-ю армию. Не все находящиеся в стадии формирования соединения в дальнейшем были доведены до необходимой степени боевой готовности и приняли участие в боевых действиях. Особенно это касается кавалерийских корпусов и дивизий, стрелковых бригад. Да и формируемая в Московской зоне обороны 24-я армия сначала была преобразована в 1-ю резервную армию и лишь в июле 1942 г., получив номер 64-й, приняла участие в Сталинградской битве.

Стрелковые войска. Поскольку планомерное отмобилизование было сорвано, Генштабу пришлось на ходу менять не только маршруты выдвижения и районы сосредоточения армий РГК, но и количество, места, сроки формирования резервных дивизий, причем некоторые из них вступили в сражение, не закончив формирование, и были потеряны (223, 266-я). Некоторые дивизии включали в себя имевшиеся кадровые части и подразделения и вновь формируемые — так возникли 2-я Московская стрелковая дивизия (из остатков 242-й дивизии), дивизии Ребольского и Петрозаводского направлений, впоследствии 129, 27 и 37-я. Часть новых дивизий формировалась из добровольцев, как дивизии народного ополчения, впоследствии получившие общевойсковые номера. Так, в Москве начали формирование 17 таких дивизий (1, 3, 4, 5-я Московские стрелковые, 1, 2, 4-9, 13, 17, 18, 21-я), преобразованных, кроме 1-й Московской, в сентябре-декабре 1941 г. в стрелковые (129, 130, 155, 158, 60, 2, 110, 113, 160, 29, 8, 139, 140, 17, 18, 173-ю). В Заполярье сформирована 1-я «Полярная» дивизия (будущая 186-я). Ленинград дал 10 дивизий (1-3-ю рабочей гвардии, 1-7-ю), из которых 1-я и 3-я гвардейские, 2, 4, 5, 6, 7-я получили в сентябре того же года общевойсковые номера — 80, 44, 85, 86, 13, 189, 56-й соответственно. Созданные Крымские дивизии (1-4-я) получили в это же время общевойсковые номера 320, 321, 172, 184-й. Но большинство дивизий сразу формировались как общевойсковые из жителей тех или иных городов и районов, например: 274-я Кременчуга, 331-я Брянска, 332-я Иваново, 333-я Сталинской области, 339-я Ростова, 411-я Харькова, 421-я Одессы и т. д. Новые дивизии начали свою нумерацию с номера 242, но к 14 декабря все «пустые» предшествующие номера были заполнены. Номера дивизий дошли до 474, но к марту 1942 г. наибольший номер (422-й), имела одна из дальневосточных дивизий, а подавляющее большинство формировавшихся дивизий с номерами более 400 получили меньшие номера погибших или преобразованных в гвардейские дивизий. Так, например, дивизии имевшие номера 403, 405, 407, 412, 438, 443, 461, 465, 471-й получили соответственно номера 139, 120, 141, 24, 167, 284, 69, 242, 278-й. Из имевшихся дивизий были изъяты вторые артполки, зенитные дивизионы, разведывательные и автотранспортные батальоны переформированы в роты, в некоторые добавлены минометные дивизионы, но из-за нехватки противотанковых орудий не создавались одноименные дивизионы. Общая численность дивизий уменьшилась до 10 тыс. человек, но фактически дивизии имели в среднем по 5-6 тысяч.

Решение о формировании большого количества стрелковых бригад было принято в октябре, поскольку фронт требовал привлечения резервов, а на оснащение и обучение дивизий времени не было. Поэтому и были созданы бригады, представляющие собой, по существу, усиленные полки. Бригады имели номера с 1-го по 85-й (на декабрь 1941 г.), к лету их номера достигли 260-го, причем некоторые бригады получили номера прежде расформированных или преобразованных в гвардейские. Например, 71-я (I формирования) стала в начале 1942 г. 3-й гвардейской, а 71-я (И формирования) преобразована из 5-й бригады морской пехоты Балтийского флота, как и 48-я (I формирования) в апреле 42-го переформирована в 215-ю стрелковую дивизию, а 48-я (И формирования) преобразована из 2-й бригады морской пехоты Балтийского флота. Кроме того, с октября начали создаваться лыжные, аэросанные и даже оленье-лыжные бригады и батальоны, сыгравшие немаловажную роль в зимних боях. Существенно увеличилось количество запасных стрелковых полков и бригад, часть из которых послужили базой для создания новых дивизий.

Автобронетанковые войска. В огне приграничных сражений сгорели 23 механизированных корпуса, и лишь 6 оставшихся составили костяк уже немногочисленных танковых войск. Из всех имевшихся танковых дивизий не приняли участие в боях 9, из них 8 (6, 9, 51, 52, 53, 54, 56, 59-я) послужили базой для формирования новых дивизий и бригад, а одна, 61-я, осталась на прикрытии монгольских границ. Уже 6 июля Ставка дала указание на формирование 12 танковых дивизий РГК. Из них 10 создавались на базе 26-го и 27-го корпусов и ряда других частей в МВО, ОРВО и ПВВО (101-110-я), а 2 (111, 112-я) — в ЗБВО и ДВФ. Почти все они создавались путем переформирования из других частей (9-я танковая дивизия — в 104-ю, 69-я моторизованная — в 107-ю танковую и т. д.) по новому штату с меньшим количеством танков. Из них 4 (101, 103, 106, 107-я) из-за недостатка танков формировались сразу как моторизованные, переименованные затем в мотострелковые. Танковые бригады создавались или на базе прекращающих свое существование танковых дивизий (например, 1, 2, 6, 8, 10, 15, 17, 50, 60-я соответственно в 123, 8, 6, 132, 133, 4, 126, 150, 60-ю), или из поступающей с заводов техники и призванного из запаса личного состава. Они имели сначала смешанную организацию (танковый полк, мотострелковый батальон и артдивизион), затем с ноября перешли на батальонную систему, убрав из состава полковое звено. Номера бригад не составляли непрерывную цепь. Сначала бригадам начали присваиваться номера с 1-го по 15-й, с 42-го по 47-й, затем с 121-го по 133-й и с 141-го по 150-й, потом с 16-го по 35-й. Некоторые бригады получали прежний номер дивизии (6, 60, 42, 46, 58, 54-я), причем номер 6-й получили две разные бригады, воевавшие в дальнейшем почти рядом на южном фланге фронта. Кроме того, было создано большое количество отдельных танковых батальонов по 15-25 танков каждый, большинство из которых объединили затем в бригады. Номера эти батальоны получали совершенно произвольно от 1-го до 678-го. Моторизованные дивизии в большинстве своем переформировали в стрелковые в августе-сентябре 1941 г., а 1-ю сначала в танковую, а затем, вместе с 82-й, в мотострелковую. Кроме того, появились отдельные мотострелковые бригады (34, 151, 152-я), мотострелковые и мотоциклетные полки (2, И, 17, 36, 46-й и другие), формируемые на базе выведенных из состава ликвидируемых механизированных корпусов и танковых дивизий полков. Активно шло строительство бронепоездов, в том числе зенитных, и началось создание из них дивизионов.

Кавалерия. Кавалерийские дивизии формировались по новым штатам (без одного кавалерийского, танкового полков и артдивизиона), как легкие подвижные соединения без тяжелого вооружения, в основном в регионах с большим наличием конного состава (Причерноморье, Северный Кавказ, Средняя Азия, Южный Урал и Поволжье). Часть из них уже в июле вступила в бой, даже не закончив формирования, и была потеряна (19, 22, 37, 47-я и другие). К концу года имелось уже 82 дивизии и несколько отдельных полков. Этот процесс продолжался и в начале следующего года, что позволило создать дополнительно к уже имеющимся 4 корпусам еще 17, которые в этот период сыграли определенную положительную роль, хотя и значительная часть дивизий и корпусов, не закончив формирования и не вступив в бой, были переформированы или расформированы (10, 14, 16, 18-й корпуса, 98-106-я дивизии и ряд других). Номера дивизий составляли почти непрерывную цепь с 1-го по 116-й (к весне 1942 г.), но принять участие в боевых действиях, чаще всего кратковременное, пришлось лишь 2/3 от этого числа. Большое количество из них составили добровольческие и национальные дивизии Дона, Кубани, республик Средней Азии, Поволжья и Северного Кавказа.

Воздушно-десантные войска до конца года увеличились более чем в 2 раза. В октябре 1941 г. в МВО были сформированы 5 воздушно-десантных корпусов (6-10-й) в составе 15 бригад (11-25-я), но участвовать в боевых действиях им практически не пришлось, а в 1942 г. они были переформированы, вместе с ранее созданными, в гвардейские стрелковые дивизии (32-41-ю). Кроме того, был воссозданы 2-й и 3-й корпуса, 6 бригад, расформированных или разгромленных ранее, сформированы 5 маневренных бригад, исполняющих роль запасных и переформированных вместе с корпусами в гвардейские стрелковые бригады. К сожалению, использовать воздушно-десантные части по назначению почти не пришлось, за исключением выброски подразделений 214-й бригады в июле и десантированием 4-го корпуса в наступлении под Москвой.

Артиллерия. Серьезной реорганизации подверглась артиллерия, особенно РГК. Для борьбы с танками были созданы или переформированы, в основном из зенитных полков, дивизионов и батарей, истребительно-противотанковые артполки с небольшим количеством орудий (20-24). Уже к концу года создали 72 полка, на укомплектование которых, помимо поступлений с заводов, было обращено 49 дивизионов и 49 батарей зенитной артиллерии с имевшимися 770 орудиями среднего и малого калибра. Имевшиеся же бригады, из-за своей громоздкости и сложности в управлении и перемещении, расформировали, кроме 14-й бригады на Ленинградском фронте, созданной уже после начала войны. За счет изымаемых из состава корпусов и дивизий корпусных и гаубичных артполков дополнительно к уже имевшимся добавились полки РГК, но с меньшим количеством орудий (12-24). Тяжелые артполки и дивизионы, не имеющие достаточных средств тяги, переместили во внутренние округа, что позволило сохранить тяжелую артиллерию. Например, 32-й дивизион ОМ, вступив в бой 22 июня, пройдя всю войну, закончил ее 2 сентября 1945 г. Увеличение производства реактивных минометов позволило создать до конца года 11 полков и несколько десятков дивизионов РС. Обстановка требовала их отправки на фронт немедленно, не закончив формирования. Так, все дивизионы 5-го гвардейского полка оказались на разных фронтах и полк как боевая единица так и не состоялся. Номера полков к концу года достигли 1100-го. Создавались новые минометные дивизионы и батальоны, позже переформированные в полки, имевшие наряду с полками и дивизионами РС свою нумерацию.

Войска связи. Несмотря на недостаток средств связи, количество частей связи значительно увеличилось. И хотя вновь формируемые армии зачастую вместо полков получали батальоны связи, а дивизии — роты вместо батальонов, постепенно они оснащались необходимыми средствами и приводились в штатную численность. Хотя недостаток средств радиосвязи так и не был преодолен, а с потерей ряда предприятий, их выпускающих, с августа рациями практически перестали оснащать выпускаемые танки и самолеты, которые и так их почти не имели. Нумерация полков дошла до 160-го, батальонов — до 1037-го, хотя номера присваивались произвольно и не составляли непрерывного ряда.

Инженерные войска. Ведение оборонительных боев вызвало необходимость создания оборонительных сооружений и, соответственно, реорганизации имеющихся и формирования новых частей инженерных войск. Создавалось большое количество инженерно-саперных, понтонно-мостовых и минно-заградительных батальонов, что привело к образованию зимой 1941-1942 гг. 40 саперных бригад (1-40-я), ряда полков и большого количества отдельных батальонов различного назначения и даже 10 саперных армий (1-10-я). Все инженерные полки были переформированы в батальоны. Номера батальонов дошли до 1852-го, причем понтонно-мостовые и минно-заградительные имели свою нумерацию, так же как впоследствии полки и бригады. При этом большинство батальонов инженерных войск, как ни в одном другом роду войск, за годы войны неоднократно, от 3 до 8 раз, поменяли номера и наименования, кроме саперных батальонов стрелковых дивизий и понтонно-мостовых.

Химические войска. Весьма ограниченное использование противником химического вооружения, за исключением огнеметов, потребовало реорганизации частей химических войск. Создаются батальоны и роты огнеметов, в том числе танковые, и дымопусковые подразделения как РГК, так и в частях и соединениях. Из имевшихся к июню около 50 батальонов 17 было расформировано или потеряно, оставшиеся же, в основном дегазационные, были переформированы в огнеметные и химзащиты, и лишь несколько (64, 69, 108, 111-й и некоторые другие) прошли всю войну почти без изменений.

Укрепленные районы. Привести в боевую готовность УР ни на старой, ни тем более на новой границе не успели. Из планируемых к развертыванию пулеметно-артиллерийских батальонов удалось развернуть лишь несколько, но и они не сыграли той роли, для которой предназначались. Срочно создавались новые районы на ленинградском и московском направлениях (Красногвардейский, Слуцко-Колпинский, 36-й Можайский, 38-й Калужский и другие). Но и они в последующем были потеряны, как и практически все УР на западных рубежах, а потребность создания подвижной обороны при ведении оборонительных операций поставили перед необходимостью формирования подвижных полевых УР, в состав которых включались 5-7 пулеметно-артиллерийских батальонов, саперные и части связи. Эти УР, как правило, стали использоваться для обороны на второстепенных направлениях в ходе наступления или на главных направлениях при обороне с созданием большого количества быстро оборудуемых защищенных огневых точек с использованием как подручных материалов — земли, дерева и кирпича, так и железобетонных конструкций легкого типа. Номера УР дошли до 162-го, но они не составляли непрерывного ряда, и их общее количество составляло к лету 1942 г. около 50 (вместе с довоенными), причем принцип присвоения номеров стал произвольным. Так, в Московской зоне обороны были созданы 77, 151-162-й УР, на Ленинградском фронте — 16-й и 79-й УР, на юго-западном направлении — 76-й и 118-й УР и т. д.

Военно-воздушные силы. Большие потери самолетного парка заставили отказаться от полков в 60-64 самолета и перейти к полкам в 20-22 самолета, в основном из-за недостатка новых типов самолетов. Авиакорпуса ДБА и значительная часть авиационных дивизий были расформированы, многие полки из-за недостатка самолетов были надолго выведены в резерв. Дальнебомбардировочная авиация в марте 1942 г. была переименована в авиацию дальнего действия, а ее численность значительно сократилась. Часть дивизий, начавших формирование в начале 1941 г., довели до готовности (60, 65, 72, 73, 76, 75-ю и другие), но некоторые просто расформировали (56, 58, 67-ю). Большинство дивизий внутренних округов, вступивших в сражение чуть позже, изменили свой первоначальный состав. Формировались новые дивизии по 2-4 полка в каждой (81, 82, 87, 90, 103, 110-я и другие), но почти все они затем были расформированы. Сохранилась лишь часть дивизий в составе ПВО, АДД и на Дальнем Востоке (36, 82, 96, 128-я и некоторые другие).

К сожалению, понадобился почти год, чтобы привести ВВС к той их структуре, которая обеспечила победу в войне. Хотя уже в сентябре 1941 г. была попытка видоизменить структуру, когда были созданы 6 резервных авиагрупп (РАГ) РГК, представлявших собой усиленные дивизии в 5-8 разнотипных полков, преимущественно вооруженные новыми типами самолетов. Много новых полков формировалось за счет разукрупнения существующих полков — появились полки с одинаковыми номерами, но имеющие литеру «А» или «Б» (лишь в 1942 г. последние литерные полки получили обычные номера). На вооружение новых полков широко привлекались самолеты учебно-боевой и учебной групп, как правило, старого парка (У-2, Р-5 и другие), и уже в начале 1942 г. легкие бомбардировочные полки, вооруженные этими самолетами, прочно заняли место в строю боевых полков. Практически всю транспортную и связную работу взяли на себя сформированные летом-осенью 1941 г. почти на всех фронтах Особые авиационные группы гражданского воздушного флота, переформированные в дальнейшем в полки ГВФ.

Номера полков подошли к 900-му, а затем и к 1016-му, а дивизий — к 149-й, но реально их было гораздо меньше. Причем номера присваивались совершенно произвольно и, к примеру, если 146-я, 103-я смешанные дивизии были сформированы в ноябре 1941 г., то 125-я, 126-я истребительные ПВО — в марте 42-го. В течение войны некоторые дивизии неоднократно сменили номера и наименования. Например, 52-я дальнебомбардировочная дивизия в марте 1942 г. была переименована в 24-ю дивизию дальнего действия, с марта 1943 г. — 3-я гвардейская, с декабря 1944 г. — 13-я гвардейская бомбардировочная. Лишь с весны 1942 г. стали формироваться дивизии с номерами от 201-го и далее до 336-го, хотя и после этого часть их получали номера в промежутке от 100-го до 199-го. Полки меняли нумерацию гораздо чаще по мере перехода их на другие штаты, хотя это происходило и не всегда. Так, дальнебомбардировочный полк, сформированный в июле под номером 412, затем получил номер 432, а потом и 742. Части довоенных полков просто присвоили другой номер. Например, 1-й истребительный стал 774-м, 23-й истребительный — 526-м, 17-й истребительный — 485-м, 138-й ближнебомбардировочный — 805-м штурмовым и т. д.

Войска ПВО. Из-за нехватки противотанковых средств значительную тяжесть в борьбе с танками пришлось нести зенитным подразделениям, часть из которых и были переформированы в противотанковые. Так, в начале июля ими стали 18, 171, 509, 533, 738-й бывшие зенитные полки. Хотя значительная часть зенитных орудий шла на оснащение противотанковой артиллерии, создавались новые зенитные полки и дивизионы ПВО как орудий среднего, так и малого калибра, правда, с меньшим их числом в полках. Из корпусов и дивизий, в том числе создаваемых после начала войны, были изъяты зенитные дивизионы (в дивизиях осталось по одной батарее). Вся артиллерия ПВО была разделена на войсковую и непосредственно войск ПВО. Формировались зенитно-пулеметные, прожекторные части, части ВНОС и аэростатов заграждения. В Ленинграде и Баку уже в июле были сформированы 7-й и 8-й истребительные авиакорпуса ПВО, созданы истребительные авиационные дивизии ПВО для обороны крупных промышленных и административных центров, таких как Мурманск (122-я), Сталинград (102-я) и других. По мере приближения фронта к центральным районам страны были образованы новые корпусные, дивизионные районы ПВО и бригады ПВО.

Военно-морской флот сосредоточил свои усилия в основном на формировании частей для оснащения Сухопутных войск как пехотными, так и артиллерийскими частями. Оборона Либавы, Одессы, Таллинна, Ханко, Севастополя, Ораниенбаумского плацдарма, Ленинграда и прилегающей к нему территории потребовали от флота больше усилий на сухопутном фронте, чем борьба на море, где она велась в основном лишь легкими силами и подводными лодками, которые и понесли наиболее существенные потери. По существу, к концу 1941 г. подводные силы флота были парализованы, потеряв 20 лодок от оружия противника и 2 (М-74, Л-1) на базах от авиационных налетов и артобстрелов. К тому же 6 лодок (М-71, М-80, М-83, С-1, «Ронис», «Спидола») были взорваны без крайней нужды в Либаве вместе с эсминцем «Ленин», ледоколом, танкером, рядом других кораблей и складами, в первую очередь, боеприпасов и ГСМ. Вследствие потерь обе бригады подводных лодок Балтийского флота были вынуждены свести уже в сентябре 1941 г. в одну. То же произошло и с 2 бригадами торпедных катеров. И хотя вновь создаваемые части использовались преимущественно для сухопутной обороны ВМБ и прибрежных городов, доля их в действующей армии была немалая: 25 морских стрелковых бригад (61-85-я) и 13 бригад морской пехоты (2-7-я КБФ, 7-9-я КЧФ, 12-я СФЛ, 13, 14, 15-я ТОФ; правда, 2 последние были обращены на создание морских стрелковых бригад, убывших на главный фронт борьбы), не считая нескольких десятков отдельных полков, батальонов и дивизионов, было сформировано до конца года на флотах и флотилиях, безусловно, в ущерб самому ВМФ. И хотя флот сам понес немалые потери в судах (только до конца 1941 г. были потеряны из имевшихся к началу войны 1 крейсер, 2 лидера, 16 эсминцев, 36 подлодок), в частях береговой обороны и особенно в авиации, формирование новых частей кораблей легкого типа и подводных лодок, а также авиаполков шло нарастающими темпами. В первую очередь формировались минно-торпедные и штурмовые полки, оснащаемые новыми типами самолетов, что позволило в дальнейшем перейти на дивизионную организацию морской авиации. Из наркоматов речного и морского флотов в состав ВМФ уже к 1 июля было передано 877 судов различного назначения (самоходных и несамоходных), переоборудуемых в различные вспомогательные суда. Из морских пограничных частей НКВД было передано значительное количество сторожевых судов, часть из них переоборудовали в тральщики и морские охотники. Кроме того, до конца года в строй вступили заложенные на судоверфях до войны 11 эсминцев («Разумный», «Разъяренный», «Ревностный», «Ретивый», «Решительный», «Статный», «Строгий», «Стройный», «Совершенный», «Скорый», «Опытный»), 22 подводные лодки (типов Л-23; М (111-118 и 120); С (И, 12, 13, 51, 55, 56), Щ (135-138, 216, 407, 408)) и ряд других боевых судов различного назначения. Некоторые из них уже в этом же году были потеряны (эсминцы «Статный» и «Скорый», подлодка С-11).

Войска НКВД. 29 июня Ставкой Главного командования, переименованной позже в Ставку Верховного главного командования, было принято решение о формировании 15 дивизий НКВД, часть из которых использовались как общевойсковые и получили затем общевойсковые номера, например 1, 8, 13, 20, 21-я — соответственно 46, 63, 95, 92, 109-й. Кроме того, было сформировано несколько отдельных бригад и большое количество полков (в основном, за счет пограничных частей). В большинстве своем части НКВД использовались для охраны тыла действующей армии, важных промышленных и военных объектов, а также для развертывания партизанской войны в тылу врага, хотя обстановка заставляла использовать их и как обычные стрелковые части. Существенную роль в боях за Киев сыграла 4-я дивизия НКВД полковника Ф. М. Мажирина, в боях за Таллинн отличилась 22-я дивизия, за Ленинград — 1, 20, 21-я дивизии, Харьков обороняла 57-я бригада полковника М. Г. Соколова, в боях за Ростов отличился 230-й полк и т. д.

Центрами формирования новых соединений стали такие регионы, как Подмосковье, Поволжье, Урал, Сибирь, Средняя Азия, Кавказ. Причем в первых двух формировались в основном управления новых армий, авиационные, танковые и артиллерийские части, Урал и Сибирь сосредоточили основные усилия на стрелковых соединениях, а последние регионы формировали еще и кавалерийские дивизии. В Забайкалье и на Дальнем Востоке из-за небольшого количества людских ресурсов создание новых формирований шло в основном за счет переформирования или разукрупнения имеющихся. Так, для создания новых армий, 35-й и 36-й, использовали управления и части 18-го и 12-го стрелковых корпусов, 112-я и 111-я танковые дивизии создавались из 122-го и 123-го танковых полков, выделенных из состава убывающих на Запад 82-й и 239-й моторизованных дивизий. Новых дивизий здесь было создано сравнительно немного, например 126, 187, 190, 209, 210, 413, 415-я стрелковые, 7, 51, 54, 59, 84-я кавалерийские и ряд других. Но уже в сентябре-октябре началась массовая переброска многих из них, вместе с имеющимися кадровыми, на главный фронт борьбы. Так, в этот период были переброшены 21, 26, 32, 65, 78, 82, 92, 93, 114, 239, 415-я стрелковые, 58, 60, 112-я танковые дивизии и ряд других частей. В Туркестане и Закавказье были созданы 44, 45, 46, 47, 53-я армии (последняя в качестве Отдельной), но зато убыли все 5 кадровых кавалерийских дивизий, 4, 9, 20, 31, 47, 76, 136, 238-я кадровые стрелковые и горно-стрелковые дивизии и многие другие части. Основной упор в обеспечении безопасности Южного ТВД был сделан на вновь формируемые соединения (1, 23, 39-я кавалерийские, 392, 394, 396, 398, 402, 406-я и ряд других дивизий), часть из которых 23 августа в составе 44, 47, 53-й армий была введена в Иран.


12. Сравнительная оценка Вооруженных сил СССР и армий стран фашистского блока к началу войны

Говоря о Красной армии, нельзя не упомянуть и не сравнить, хотя бы кратко, ее противников, основное внимание, конечно, уделяя Германии, хотя руководство РККА не сбрасывало со счетов и ее союзников, в том числе потенциальных. В первую очередь это касается Японии и Турции, и даже союзника по антигитлеровской коалиции — Англии, которые на протяжении всей войны держали в напряжении восточные и южные границы страны, отвлекая значительные силы РККА с главного фронта борьбы (прил. 12.8).

Оценивая Вооруженные силы противоборствующих сторон, авторы использовали мнения известных политических деятелей, полководцев и историков, как советских, так и зарубежных. Оценку войск можно произвести по нескольким параметрам и критериям. Анализируя готовность и состояние основных видов и родов войск, командований и штабов, авторы установили 4 уровня оценки: высокий (++), средний (+), недостаточный (-), низкий (=). Данная оценка весьма условна, но, как считают авторы, в достаточной мере отражает общую готовность войск противников.

Таблица 4. Сравнительная оценка командований и штабов Красной армии и вермахта на начало войны

Параметры оценки

Высшее звено

Среднее звено

Младшее звено

РККА

Вермахт

РККА

Вермахт

РККА

Вермахт

Опыт планирования и проведения военных операций

+

++

++

++

Уровень военного образования

++

=

++

+

Организация управления войсками

++

=

++

+

Уровень оперативно-стратегической и тактической подготовки

+

+

+

++

Организационно-штатная структура штабов

+

++

=

++

+

Организация стратегической и тактической разведки

=

+

+

+

Средний возраст командиров

43

49

35

39

24

24

Почти 2 года войны позволили вермахту определить оптимальную форму организации управления войсками, приобрести опыт планирования, ведения и обеспечения крупномасштабных боевых действий. Достаточно сказать, что создание плана «Барбаросса» заняло у немецких штабов лишь 5 месяцев, причем качество отработки всех планирующих документов было очень высоким. Проведенные в РККА перед войной репрессии резко снизили уровень подготовки командного состава и штабов, хотя и несколько омолодили командиров, а несколько предвоенных конфликтов и проведение освободительных походов и ряда учений дали небольшую практику, в первую очередь для высшего звена. Но и здесь не обошлось без ошибочных выводов, прежде всего по вопросам применения авиации, танков и артиллерии, и на их исправление уже не хватило времени. Стратегическая разведка обеих стран оказалась не на высоте, что обусловило тяжелые последствия для них, правда, в различные сроки. Хотя глубоко продуманный и серьезный анализ многочисленных агентурных сведений советских разведчиков помог бы избежать того провала начального периода войны, но, видимо, его некому было сделать после чисток 30-х годов, или нужный вывод делали в угоду мнению соответствующих руководителей. Общая оценка состава Вооруженных сил обеих армий была выведена с большей достоверностью советской разведкой, но противостоящие группировки на границе точнее указаны Абвером (прил. 12.1).

Таблица 5. Сравнительная оценка автобронетанковых войск Красной армии и вермахта на начало войны

Параметры оценки

Основные типы танков

РККА

Вермахт

РККА

Вермахт

Техника

Танки тяжелые

КВ-1, КВ-2, Т-35

 

++

Танки средние

Т-34, Т-28

Т-III, Т-IV, S-35(f) В-I(f)

++

+

Танки легкие

БТ-5, БТ-7, Т-26, Т-38, Т-40

Т-I, Т-II, Т-38(t), Т-35(t)

+

Бронеавтомобили

++

+

БТР

=

++

Автомобили и мотоциклы

+

Тягачи различного назначения

++

Уровень подготовки личного состава, слаженность экипажей

++

Организация и обеспечение эвакуации, ремонта и техобслуживания

=

+

Организационно-штатная структура соединений и частей

+

Опыт боевого применения

++

Помимо указанных типов легких танков, в РККА имелись танки старого парка — колесно-гусеничные БТ-2, плавающие Т-37, огнеметные (химические) на базе Т-26 — ОТ-130, ОТ-133 (1 137 ед.), танкетки Т-27 (2 376 ед.), а также самоходные артиллерийские установки СУ-5 (28 ед.). Имелись также 2-башенные Т-26 с пулеметным вооружением (1 261 ед.), выпуск которых был прекращен в 1936 г., а на Дальнем Востоке и западных приграничных округах даже сохранились МС-1 (Т-18), используемые в качестве неподвижных огневых точек в УР. У Германии положение с танками обстояло гораздо хуже, несмотря на наличие в танковом парке трофейных чешских, французских и английских танков (Т-38(t), Т-35(t), Н-35(f), R-35(f), МК-II(е) и других). Все они относились к разряду легких, хотя некоторые и назывались средними. К средним танкам можно отнести штурмовые орудия (377 САУ) вермахта, созданные на базе различных танков, в том числе трофейных, с орудиями калибра 47, 50, 75, 105-мм. В его составе также имелось около 400 трофейных французских средних танков S-35(f) и В-I(f), по качеству уступающих немецким, и, кроме того, в боях на Восточном фронте они не участвовали. Танки союзников вообще не стоит принимать в расчет, поскольку 236 (из них 60 против СССР) слабеньких румынских танков французского производства и 86 финских немного лучшего качества (в том числе несколько трофейных советских БТ и Т-26, доставшихся от «зимней войны») никакого влияния на ход боевых действий оказать не могли, как и венгерские танки «Толди» (90 штук) и САУ (46 штук) собственного производства. Немного лучше обстояли дела с БТР и бронеавтомобилями, хотя имевшиеся в Красной армии броневики (5 157 ед.), особенно средние типа БА-10 (3 258 ед.), были сильными противниками, но практически полное отсутствие на вооружении БТР (небольшая партия БТР типа Б-3, выпущенная в 1939 г., в расчет не идет) уравнивало шансы противников. По автомобилям и мотоциклам преимущество, безусловно, было на стороне союзников, как по качеству, так и по количеству. Немного лучше было соотношение по качеству тягачей, но по количеству соотношение не в пользу РККА. Вермахт и по остальным параметрам опережал РККА, особенно по уровню организации эвакуации, ремонта и техобслуживания техники. Организационно-штатная структура германских танковых дивизий более отвечала требованиям времени и, кстати, за годы войны практически не изменилась. Дивизия имела в своем составе танковый, 2 мотопехотных и артиллерийский полки, противотанковый дивизион, а иногда и отдельный танковый батальон, подразделения обеспечения — всего от 149 до 217 танков. Мотопехотные дивизии вермахта, в отличие от моторизованных дивизий Красной армии, вообще не имели танков, но зато, полностью оправдывая свое название, имели значительное количество автотранспорта и БТР. А моторизованными они стали лишь весной 1942 г., включив в состав танковый батальон.

Таблица 6. Сравнительная оценка пехотных подразделений Красной армии и вермахта на начало войны

Параметры оценки

РККА

Вермахт

Уровень профессиональной
 подготовки личного состава

+

++

Организационно-штатная структура

+

++

Опыт боевого применения

++

Обеспечение

 

 

полевой артиллерией

++

+

противотанковыми средствами

средствами ПВО

=

+

минометами

+

+

средствами передвижения и транспортировки

=

+

станковыми пулеметами

+

+

ручными пулеметами

+

++

пистолетами-пулеметами и автоматами

=

+

карабинами и винтовками

++

+

огнеметами

+

Качество стрелкового вооружения
 (винтовки, автоматы, пулеметы, пистолеты)

++

+

Стрелковые подразделения РККА по уровню подготовки несколько уступали пехоте вермахта и его союзников, в первую очередь финнам (румыны и венгры высокой готовностью не отличались, так как не испытывали особого желания воевать), поскольку не имели их опыта ведения боевых действий, особенно в обороне. Окопы считались, в силу имеющейся наступательной доктрины, уделом армий капиталистических стран, а принятый в РККА «квадратно-гнездовой» (ячейками) метод оборудования стрелковых позиций не способствовал устойчивости обороны и психологической устойчивости личного состава, так же как широкое использование проводных средств связи и неумение пользоваться радиосвязью, впрочем, как и недостаток ее средств. Свою роль играла и недоукомплектованность стрелковых формирований как личным составом, так техникой и вооружением. Широко распространенное мнение о высокой степени моторизации пехотных дивизий вермахта не совсем соответствует действительности, поскольку имевшиеся 400 тыс. автомобилей были распределены в основном по танковым группам. Большая часть автотранспорта находилась в распоряжении высшего командования (их задействовали для подвоза материальных средств до тех пор, пока не были восстановлены железные дороги). Пехотные же подразделения вермахта, как и Красной армии, полагались в основном на лошадей.

Качество стрелкового вооружения было чуть лучше у РККА, в первую очередь за счет простоты и надежности. Вермахт выигрывал за счет высокой оснащенности автоматическим оружием, зенитными и легкими противотанковыми средствами, огнеметами. Безусловно, наиболее качественно были оснащены дивизии, находящиеся на направлениях главных ударов, остальные значительно хуже, особенно дивизии на Западном ТВД, охранные и стационарные, использующие в основном трофейное французское, бельгийское и чешское вооружение. Из стрелкового оружия союзников можно отметить неплохой финский автомат «Суоми», похожий на наш ПГТД, но гораздо старше его, а винтовки и карабины финнов имели русское происхождение — несколько видоизмененные винтовки Мосина образца 1927-1939 гг. Румыны были вооружены винтовками и карабинами «манлихер», венгры — немецкими «маузерами», несколько измененными при собственном производстве. Тяжелое же вооружение союзников вермахта значительно уступало вооружению Красной армии. Да и сам вермахт не прочь был использовать кое-что из вооружения РККА, как это случилось со 120-мм минометами и 76-мм орудиями, пущенными в производство в Германии.

Таблица 7. Сравнительная оценка артиллерии Красной армии и вермахта на начало войны

Параметры оценки

Калибр, мм

РККА

Вермахт

РККА

Вермахт

Качество орудий

Тяжелых БМ и РГК

152, 203,280, 305

150,210, 280,355

++

+

Корпусной артиллерии

107, 122, 152

105, 150, 155

++

Дивизионной артиллерии

76, 107, 122

75, 105, 150

++

Полковой артиллерии

76

75

+

+

Противотанковой артиллерии

45,57

37, 47, 50

++

Зенитной артиллерии

25, 37, 76, 85

20,37, 88, 105, 128

+

++

Минометов

50, 82, 107, 120

50, 81, 105, 160

+

+

Уровень подготовки личного состава

++

+

Обеспеченность средствами тяги

+

Организационно-штатная структура

+

+

Опыт боевого применения

+

Артиллерия всегда являлась сильной стороной русской армии, как по подготовке личного состава, так и по количеству и качеству орудий, что и было продемонстрировано в прошедшей войне. Даже наличие в вермахте большого количества своих и трофейных орудий (большей частью, французских), в том числе нескольких сверхтяжелых, не склонило чащу весов в его пользу. Универсальная 105-мм гаубица образца 1918 г. вермахта не могла в полной мере противостоять разнообразию и простоте артиллерийских систем РККА, хотя и у Красной армии оставались на хранении орудия времен японской и Первой мировой войн, которые, после значительных потерь, пришлось использовать. Пожалуй, лишь в зенитном вооружении преимущество было на стороне немецких войск за счет количества, так как по качеству наше 85-мм орудие не уступало 88-мм немецкому, да еще 20-мм «Эрликоны» являлись сильным противником как для авиации, так и для легких танков и броневиков. Правда, говоря о зенитном вооружении, можно сказать и о незначительном количестве тяжелых немецких 105-мм и 128-мм орудий, которые наравне с 88-мм широко использовались для борьбы с нашими КВ и Т-34, что происходило, конечно, не от хорошей жизни. Неплохие средства противотанковой борьбы вермахта, в том числе новейшее 28-мм противотанковое ружье, были эффективны лишь против легких танков и броневиков. К сожалению, оба имевшихся специализированных противотанковых средства Красной армии (45-мм орудие и 14,5-мм противотанковое ружье) к началу войны были сняты с производства, и вся тяжесть борьбы с танками противника, после потери собственных, легла на полковую 76-мм пушку и зенитки.

Качество минометного вооружения было примерно одинаково до появления в РККА большого количества реактивных минометов БМ-8, БМ-13 и других (160-мм 6-ствольные минометы и 280-мм реактивные мины Германии в сравнение не идут), но вот его количество не в полной мере соответствовало потребности (наличие в РККА большого количества малоэффективных 50-мм преимущество ей не давало). Зато 120-мм советский миномет настолько хорошо себя зарекомендовал, что с незначительными изменениями был принят к производству и на вооружение вермахта, который, кроме того, широко использовал и другие трофейные советские орудия, доставшиеся ему в большом количестве вместе с боеприпасами.

По средствам транспортировки превосходство, безусловно, принадлежало вермахту, хотя в Красной армии имелись неплохие тягачи («Комсомолец», «Сталинец»), но их количество явно не соответствовало потребности и порой для буксировки тяжелых орудий приходилось использовать по 2, а то и 3 маломощных трактора, перемещавшихся со скоростью 10-15 км/ч. Отсутствие средств тяги привело к огромным потерям материальной части артиллерийских систем, в основном тяжелых — от 122 мм и выше. Так, в ЗОВО практически в полном составе были потеряны орудия формировавшихся под Слуцком 10 артполков РГК, в КОВО из-за отсутствия тягачей были оставлены в Дубно орудия 529-го гаубичного артполка РГК и т. д. Вермахт же широко использовал для буксировки орудий не только тягачи и автомобили, но и бронетранспортеры, что позволяло ему не оставлять без артиллерийской поддержки наступающие танки и пехоту. Кроме того, у него имелось немало самоходных артиллерийских установок, в то время как в Красной армии они исчислялись единицами. Из защищенных средств транспортировки РККА располагала лишь полубронированным «Комсомольцем», не способным составить конкуренцию тяжелым и средним немецким БТР и тягачам как по качеству, так и по количеству. Использование легких танков и танкеток Т-27 в качестве тягачей себя не оправдало, поскольку первые из-за своей неприспособленности к такому виду деятельности выводили из строя орудия, а вторые из-за своей слабосильности не могли их буксировать. Вовремя разумно принятое решение о выводе в резерв полков и дивизионов тяжелых орудий, не обеспеченных средствами буксировки, позволило сохранить тяжелую артиллерию, что в последующем сыграло немаловажную роль в достижении успехов на фронтах.

Говоря об артиллерии, нельзя не затронуть вопрос об оснащении ее боеприпасами. Этот вопрос крайне остро встал перед РККА после потери огромных запасов снарядов в приграничных сражениях. Не хватало бронебойных, зенитных снарядов, да и фугасные и бризантные распределялись чуть ли не поштучно. Практически только к 1943 г. этот дефицит удалось ликвидировать. Вермахт же широко использовал захваченные трофейные орудия, минометы и боеприпасы к ним, хотя и в своих системах особого недостатка не испытывал.

Таблица 8. Сравнительная оценка ВВС Красной армии и вермахта на начало войны

Параметры оценки

Основные типы самолетов

ВС

Л/в

ВВС РККА

Люфтваффе

Качество авиации
Дальние бомбардировщики

ДБ-3, ТБ-7, ТБ-3, Ер-2

FW-200, Ju-86, Do-215

+

Фронтовые бомбардировщики

СБ, Ар-2, Су-2

Ju-88, Не-111, Do-17

+

Пикирующие бомбардировщики

Пе-2

Ju-87

++

Истребители новых типов

Як-1, МиГ-1, МиГ-3, ЛаГГ-3

Вf-109, Вf-110

++

++

Истребители старых типов

И-16, И-153, И-15

Не-51, Не- 113, Do-24

Штурмовики

Ил-2, И-15бис, И-153

Ju-87, Не-123

++

=

Разведчики

Як-4, Р-10, Р-2

FW-189, Нs-126

+

++

Транспортная авиация

Ли-2, ТБ-3

Ju-52, Ju -86

+

+

Авиация связная, санитарная и др.

У-2, УТ-2, Р-5

Fi-156, Аr-68

+

+

Уровень подготовки летного состава

++

Организация аэродромного обслуживания

++

Организационно-штатная структура и организация управления авиасоединений

++

Опыт боевого применения

++

Типов самолетов имелось гораздо больше. В РККА, с учетом модификаций, их было более 70, в люфтваффе, с учетом трофейных, около 50. Причем среди трофейных были довольно хорошие машины, например французские истребители D-520, МВ-152с1 и другие. Качество самолетов было примерно одинаково, но по количеству новых образцов и по остальным параметрам люфтваффе, несомненно, превосходили ВВС РККА, даже не беря в расчет ВВС союзников Германии, хотя они были тоже немалые (Румыния — 504, Финляндия — 506, Венгрия и Словакия — около 200 самолетов), и по качеству самолетного парка старых образцов они, пожалуй, не сильно уступали советским ВВС. Финляндия, например, имела наиболее разнообразный парк машин — английские «Глостер Гладиатор» ОЬ-255, советские трофейные И-153 (8 машин), И-15бис (5 машин), СБ (6 машин), Дб-3 (5 машин), американские «Брюстер Буффало» В-239, итальянские «Фиат» 850Ыз и ряд других. Кроме летчиков союзных стран, на Восточном фронте участвовали в боях хорватские и испанские пилоты. Конечно, для германских летчиков явилось неприятным сюрпризом наличие в ВВС РККА новых самолетов типа Як, МиГ и особенно Ил-2, но недостаточное их освоение советскими летчиками не позволяло вести на равных воздушные бои с асами люфтваффе.

Очень сильно выглядела разведывательная авиация Германии, причем почти вся она подчинялась Сухопутным войскам и работала в их интересах. Наличие крупных объединений авиации позволяло командованию оперативно перенацеливать ее на необходимые направления. Да и качество подготовки летного состава резко отличалось — если немецкие летчики имели налет до 450 часов, то у советских и 160 часов было неплохим показателем. А если учесть и опыт, особенно истребительной авиации, то преимущество будет очевидным. Да и взаимодействие с другими родами войск у немецкой авиации было явно предпочтительнее. Кроме того, в боях 1941 г. участвовали и летчики вновь созданных «стран-вассалов» Германии: Словакии (51 самолет), Хорватии (56 самолетов) и потенциального союзника Испании.

Таблица 9. Сравнительная оценка других видов и родов войск Красной армии и вермахта на начало войны

Виды и рода войск

Опыт боевого применения

Оснащение вооружением, техникой

Профессиональная подготовка

СССР

Германия

СССР

Германия

СССР

Германия

Военно-морской флот (силы)

+

+

+

+

+

Воздушно-десантные войска

++

+

+

+

++

Войска ПВО

=

+

+

=

+

Кавалерия

+

++

+

++

Инженерные войска

+

+

+

+

+

Войска связи

++

=

+

=

+

Химические войска

+

+

+

Тыловые части

+

++

+

+

Военно-морские силы Германии (кригсмарине) уступали ВМФ СССР по общему количеству боевых судов, имея превосходство в тяжелых надводных кораблях (прил. 12.5), но качество и опыт боевого применения шансы уравнивали, да и на море война велась не с таким напряжением, как на сухопутном фронте. Очень сильно выглядел подводный флот Германии, имевший большой опыт, в том числе и от Первой мировой, который наряду с люфтваффе доставил наибольшие неприятности ВМФ СССР и его союзников. Тяжелые надводные корабли в сражениях против советского ВМФ германские ВМС практически не использовали, за исключением неудавшегося рейда «Тирпица». Зато широкое применение нашли подразделения легких сил, особенно при атаках союзных конвоев. На прибрежные районы ВМС Германии атак почти не совершали, и все ВМБ советского ВМФ в ходе войны были захвачены вермахтом с суши. ВМС Италии и Японии не были задействованы против СССР, но представляли для него потенциальную угрозу морским коммуникациям, особенно на Дальнем Востоке и в меньшей степени на Черном море, как показал дальнейший ход событий.

Войска ПВО Германии, безусловно, превосходили советские по всем параметрам. Они имели более совершенную организационную структуру, сильную авиацию, достаточную оснащенность хорошим вооружением, средствами связи и оповещения, имели неплохой опыт в отражении воздушного противника. Сухопутные части имели хорошую насыщенность зенитными средствами, поддерживали тесную связь и взаимодействие с истребительной авиацией, чего у Красной армии не было на всех уровнях.

Опыт двух лет войны и захваченные трофеи дали преимущества Германии по всем перечисленным параметрам практически во всех родах войск, кроме кавалерии. Даже учитывая кавалерию союзников, преимущество, как по качеству, так и по количеству, остается за РККА. Не случайно единственную кавалерийскую дивизию вермахта уже в декабре 1941 г. переформировали в 24-ю танковую. Наиболее сильной и многочисленной была кавалерия Румынии. Ее состав, несмотря на потери, в ходе войны вырос с 9 бригад до 9 дивизий. Венгерская кавалерия тоже производила неплохое впечатление, но она была сравнительно малочисленной, а о единственной кавалерийской бригаде финнов и говорить не стоит. У вермахта к концу войны тоже появились кавалерийские дивизии, бригады и даже «казачий» корпус, но по качеству они все равно уступали советской кавалерии. Лошади также широко использовались и Красной армией, и их противниками в стрелковых и пехотных частях.

Воздушно-десантные войска Германии состояли из 7-й авиадесантной дивизии, так называемого Штурмового парашютного полка, 500-го парашютного батальона СС и ряда диверсионно-разведывательных подразделений Абвера, в первую очередь 800-го полка «Бранденбург», что в количественном соотношении явно уступало 16 бригадам РККА. Даже использование в качестве воздушных десантов пехотных соединений в той же знаменитой операции на Крите и Балканах (22-й и 91-й пехотных, 5-й горно-стрелковой дивизий) не склоняло чашу весов в пользу вермахта, поскольку такой опыт имелся и в Красной армии, правда лишь в ходе учений 30-х годов (И, 59, 81-я дивизии). Да и 5 «старых» бригад РККА из 6 (кроме 211-й) имели определенный, пусть и не всегда удачный боевой опыт. Но на Восточном фронте эти войска вермахтом широко не применялись, хотя в начальный период и использовались воздушные тактические десанты силой от взвода до батальона. Они имели больше психологический и тактический эффект, чем реальное влияние на ход боевых действий, за исключением, пожалуй, первых дней войны, когда такие десанты существенно парализовали систему связи и планомерное сосредоточение войск Красной армии, а также отвлекли на борьбу с ними регулярные войска, НКВД и создаваемые подразделения народного ополчения. Все остальное их крупномасштабное использование дальше планирования не пошло (захват нефтеносных районов Северного Кавказа, десант в Туркестан и т. д.). У союзников вермахта к началу войны парашютно-десантных частей практически не было и их создание началось лишь в ходе войны, но о превосходной подготовке и качестве «летучих» десантно-диверсионных отрядов финских егерей в Красной армии знали с 1939 г.

Инженерные, химические и войска связи вермахта, помимо опыта, имели преимущество и по оснащению спецтехникой и вооружением, в первую очередь средствами радиосвязи, огнеметами, специальной техникой, автомобилями и другим имуществом. Вопросы управления и взаимодействия с другими родами войск также были достаточно отработаны.

Тыловое обеспечение вермахта выигрывало, прежде всего, за счет рациональной организации и больших запасов захваченных материальных средств оккупированных стран, в том числе, в последующем, и запасов РККА 0прил. 9.1). Немаловажное значение имело наличие и состояние полевых аэродромов, железных и автомобильных дорог и дорожных служб. Очень хорошо проявили себя железнодорожные части, даже в условиях развернувшейся впоследствии партизанской войны. Неплохо было организовано медицинское и продовольственное обеспечение. Да и вещевое обеспечение находилось на довольно высоком уровне до момента начала холодов, которые, впрочем, явились испытанием для всех тыловых служб. Запасы теплого вещевого имущества производились из расчета 1 комплект на 5 человек, что было явно недостаточно для зимних условий. Летняя же экипировка солдат была продуманна и удобна. Служба ГСМ тоже оказалась не совсем готова к холодам, в первую очередь из-за недостатка зимних сортов смазок и топлива. Общий минус всего тыла вермахта — расчет на создание запасов для ведения войны на 5 месяцев, но это уже был просчет высшего командования.

В целом, говоря о состоянии Вооруженных сил и экономики Германии и СССР, их готовности к ведению войны, следует преимущество на 22 июня отдать Германии, хотя первоначальная дата момента ее начала — 15 мая — для агрессии была более предпочтительней по целому ряду моментов, начиная от количества сосредоточенных у границ соединений Красной армии и их готовности до большего периода благоприятного летнего времени. Безусловно, ошибки, допущенные германским командованием при планировании «Барбаросса», а именно: расчет на неспособность Красной армии вести современную войну и неправильная оценка ее количественного и качественного состояния, переоценка возможностей своих войск, отказ от идеи возможности перерастания блицкрига в затяжную кампанию, упование на неустойчивость всей политической системы СССР — и привели в дальнейшем Германию к маю 45-го. Но в июне 1941 г. об этом мало кто догадывался, в первую очередь само фашистское руководство. Несмотря на короткие сроки разработки плана агрессии и подготовки ТВД, тщательность проведенных мероприятий, состояние своих войск, весьма умело поставленная дезинформация давали повод не сомневаться руководству Германии в успехе «Похода на Восток».

Масштабы же трагедии самой мощной к тому моменту армии мира, какой являлась Красная армия, летом-осенью 1941 года предопределили неугасающий интерес исследователей к этому, пожалуй, самому противоречивому и яркому эпизоду истории отечественных Вооруженных сил уходящего века. Красная армия в этот период находилась в стадии глобального реформирования, завершение которого могло дать желаемые результаты к концу 1941 — середине 1942 г., что и предусматривалось при начале данной реорганизации. Это было связано с необходимостью подготовки кадров, производством вооружения и боевой техники, созданием всей инфраструктуры для обеспечения жизни и боевой деятельности войск. Практическое решение сильно усложнялось тем, что наряду с реорганизацией и развертыванием новых формирований осуществлялась масштабная передислокация соединений и частей всех родов войск главным образом во вновь присоединенные к СССР западные районы, не приспособленные к размещению и обустройству такого количества войск, имеющие слабо развитую транспортную сеть и не оборудованные оборонительными сооружениями. Пренебрежение созданием эшелонированной обороны, размещение группировок войск, создаваемых в расчете на немедленное контрнаступление и последующее глобальное наступление, делало их весьма уязвимыми при внезапном нападении противника. Так, основной удар всей немецкой машины (48 пехотных и горных, 1 кавалерийская, 17 танковых и 14 мотопехотных дивизий) пришелся по 14 стрелковым дивизиям 8, 11,4, 5-й советских армий (10, 90, 125, 5, 33, 188, 128, 42, 6, 75, 45, 62, 87, 124-я), из которых полностью занять свои рубежи не успела ни одна Оприл. 12.1). Выдвигавшиеся из глубины резервы, в первую очередь механизированные корпуса, громились поочередно, при полном господстве в воздухе немецкой авиации. Причем основная часть резервных соединений находилась на удалении 50 и более километров от границы, и разрушение дорог, мостов, линий связи и непрерывное воздействие авиации на выдвигавшиеся части не только срывали все сроки развертывания соединений, но и наносили им серьезные потери.

По существу, Вооруженные силы СССР вступили в войну в состоянии дезорганизации своих главных сил, когда значительная часть боеспособных, укомплектованных соединений была расформирована, а новые только создавались. Война застала процесс перевооружения РККА практически в начальной его стадии. По удельному весу новых типов самолетов, танков, орудий, стрелкового вооружения, по обеспеченности средствами связи, транспортом, тягачами Красная армия не успела перейти в новое качественное состояние относительно уровня середины 30-х годов, хотя далеко не все вооружение ранних образцов устарело к началу войны.

Исходя из вышеизложенного, можно указать следующие причины неудачного для советских Вооруженных сил начала войны:

— грубейшие ошибки советского политического и военного руководства в оценке перспектив и сроков вступления страны во Вторую мировую войну, а также в планировании и стратегическом развертывании Вооруженных сил, приведшие к запаздыванию сосредоточения войск и приведения их в боевую готовность, перевооружения на новые образцы техники;

— неудачная дислокация войск и создание группировок по плану прикрытия сильных в центре и слабых на флангах, неготовность приграничных округов к оборонительным действиям, особенно при нанесении противником мощных внезапных ударов;

— непродуманный выбор стратегических действий войск прикрытия, предусматривающий молниеносный разгром вторгшегося противника без учета возможностей своих войск, оборону по линии госграницы без создания инженерного оборудования в глубине;

— неправильно избранная система одновременной реорганизации большинства соединений основных видов Вооруженных сил и, как следствие, их низкая боевая готовность, в первую очередь авиации и бронетанковых войск, недообеспеченность вооружением, боевой техникой и материальными средствами;

— недооценка роли и значения всех обеспечивающих родов войск и служб — связи, инженерных, ремонтных, тыловых, несовершенство их организационной структуры и неспособность решать задачи по предназначению;

— непоследовательная, непродуманная и порой просто преступная политика на протяжении ряда лет в отношении военных кадров, особенно высшего и среднего звена, приведшая к отстранению от должностей, в том числе уничтожению, большей части опытных командиров, к «кадровому голоду» в армии и на флоте и назначению на высокие ответственные должности руководителей, не отвечающих по своим профессиональным и личным качествам требованиям времени;

— не всегда достаточно продуманные и ошибочные выводы из опыта применения своих войск и войск других стран в военных действиях этого периода;

— ошибки в проведении политической и идеологической работы по определению понятий «союзников» и «врагов» в самой стране и за рубежом, недооценка значения психологических и моральных факторов человека в условиях угрозы и ведения войны, приведшая к подавлению всякого рода инициатив, паникерству, дезертирству, массовой сдаче в плен, недовольству значительного числа личного состава армии и населения;

— отсутствие единого мобилизационного плана работы оборонной промышленности, ее создание и развитие в большей мере в европейской части и недооценка значения других регионов;

13. Оборонная промышленность СССР

Начало Второй мировой войны, новые методы и способы ведения боевых действий потребовали и новых образцов вооружения и боевой техники, и улучшения характеристик уже имевшихся {прил. 13.1). Резкое увеличение числа новых воинских формирований требовало и соответствующего обеспечения, что повлекло быструю, порой коренную перестройку всей работы промышленности. При такой спешке не обошлось без ошибок. Так, мобилизационный план развертывания промышленности не был утвержден — его успели лишь рассмотреть, поскольку Председатель Комитета обороны К. Е. Ворошилов более месяца не доставал его из сейфа, пока Г. К. Жуков не обратился к И. В. Сталину. Был принят на вооружение легкий танк Т-50, предназначенный для замены устаревших БТ и Т-26, хотя изначально было известно о большой сложности организации его производства и отработки технологического процесса, а также о не совсем удовлетворительных ТТХ. По этой же причине были сняты с производства принятые на вооружение в 1938-1939 гг. 76-мм зенитная, 107-мм горная, 210-мм пушки, 280-мм мортира, 305-мм гаубица. А вот производство 45-мм противотанкового орудия, выпуск которого тоже был прекращен, пришлось уже в ходе войны восстанавливать, так же как и производство противотанковых ружей. Штурмовик Ил-2, создаваемый как двухместный, был переделан в одноместный, что повлекло его большие потери и вынудило вернуться уже в 1942 г. к первоначальному варианту.

В 1939-1940 гг. произошла реконструкция 31 авиационного, 10 судостроительных, 28 заводов боеприпасов и ряда других предприятий. Подавляющее большинство предприятий, в первую очередь крупных, перешли на выпуск военной продукции. Например, только для выпуска вещевого имущества их было задействовано 146. Большинство заводов выпускало несколько наименований вооружения и боевой техники. Так, Челябинский тракторный имел задание на выпуск и танков КВ, и тракторов, и моторов, и 152-мм снарядов, завод № 183 в Харькове, кроме танков Т-34, выпускал еще паровозы, трактора и различные запчасти к танкам старых конструкций (прил. 13.3). Только за 1-е полугодие 1941 г. было выпущено 5 958 самолетов, 1 672 танка, 7 913 орудий, 10 480 минометов, 792 тыс. винтовок и много другого вооружения.

Безусловно, быстро наладить все производство было невозможно, поэтому выпуск новых образцов отставал от графика. Особенно ярко это проявилось в авиационной промышленности. Так, например, из 460 планируемых к выпуску в 1-м полугодии 1941 г. самолетов Ил-2 было выпущено 249, из 805 ЛаГГ-3 — 116, из 370 Як-4 — 63, из 780 Як-1 — 408, из 525 Пе-2 — 460, из 555 Ил-4 — 433, из 20 ТБ-7 — лишь 7, из 405 Су-2 — 327 и т. д. Хотя и здесь были приятные исключения: самолетов МиГ-3 вместо 1 360 выпустили 1 363, Ер-2 — 42, хотя его выпуск планировался во II-м полугодии. Наряду с новыми завершался выпуск старых типов самолетов. Так, в 1-м полугодии было выпущено, в основном из оставшихся заготовок, 99 И-16, 64 И-153, 18 ДБ-3, 87 СБ и 122 Ар-2 (модификация СБ). Часть заводов лишь приступала к освоению производства новых образцов, не прекращая выпуск старых. Завод № 125, например, выпуская СБ, приступил к освоению выпуска Пе-2, хотя ни одного не произвел, так же как завод № 124, выпускавший ТБ-7, а 22-й наладил производство Пе-2, выпуская одновременно Ар-2 и СБ. Часть заводов лишь планировалось перевести на выпуск самолетов, до этого их не производивших,— например, в Прибалтике к выпуску учебных должны были приступить заводы № 463, 464, а 381-й должен был производить Ил-2. Согласно принятому 26 декабря 1940 г. решению все вновь создаваемые летательные аппараты получали наименования по имени конструктора, причем истребители имели нечетные цифры, все остальные — четные. Так, И-26 стал Як-1, И-301 — ЛаГГ-3, И-200 — МиГ-3, ДБ-240 — Ер-2, ББ-1 (АНТ-51) — Су-2, ББ-22 — Як-4, ТШ-2 (ЦКБ-55) — Ил-2, ПБ-100 — Пе-2, ДБ-Зф — Ил-4, МДР-6 — Че-2. Самолеты, созданные до этого времени, остались в прежних наименованиях. ТБ-7 (АНТ-42) и У-2 были переименованы в Пе-8 и По-2 после смерти их конструкторов уже в ходе войны. Транспортный ПС-84 («Дуглас» ДС-3) стал именоваться Ли-2 по имени директора завода-изготовителя №84 Лисунова. Из 4 641 самолета, выпущенного в 1 полугодии 1941 г., 740 еще оставались к началу войны на заводах, в том числе 224 ЛаГГ-3, 79 Як-1, 56 МиГ-3, 68 Ил-2, 57 Ил-4, 40 Ер-2, 34 Пе-2, 7 ТБ-7, 36 Як-4, 90 Су-2, 1 И-16, 23 И-153, 5 СБ.

В танковой промышленности в 1940 г. завершилось производство Т-28, БТ-7М и Т-26, которых было выпущено 13, 780, 1 601 соответственно (Т-26 и в начале 41-го из оставшихся заготовок собрали 102 единицы), но производство запчастей к ним продолжалось, хотя и в недостаточном объеме. Новых КВ, Т-34, Т-40 произвели соответственно 243, 117, 41. Общее производство танков в 1-м полугодии 1941 г. несколько снизилось, но их качество улучшилось. Большим минусом явилось размещение практически всего танкового производства в европейской части страны и большое количество поставщиков комплектующих изделий к танкам.

Усиленными темпами шло создание новых образцов вооружения и боевой техники. Конструкторские бюро (прил. 13.2) и коллективы предприятий работали с большим напряжением, некоторые из них в качестве арестантов, что не могло не сказаться на их работоспособности и доверии к создаваемой ими продукции. Так, созданный КБ Туполева замечательный бомбардировщик «103» (будущий Ту-2) вполне мог появиться в войсках до войны, а не полтора года спустя после ее начала.

Быстро перестроить и наладить производство всего необходимого ни к началу войны, ни в ходе ее не удалось. Так, не удалось наладить производство в достаточном количестве средств связи, особенно радиолокационных и радио, высокооктановых сортов бензина, магистральных паровозов, тепловозов, электровозов, вагонов, рельсов, постоянно ощущалась нехватка пороха, алюминия, меди и ряда других материалов. Существенную помощь армии и промышленности страны оказали в последующем поставки по ленд-лизу, которые практически покрывали их потребность в этой технике и материалах.

14. Краткая историческая справка о судьбе кадровых объединений и соединений, имевшихся в Красной армии на 22 июня 1941 г.

В перечне (прил. 14.1) указаны все воинские объединения и соединения 1-го формирования или переформированные из таковых. Возникающая часто путаница с номерами, в частности дивизий, связана с тем, что они имели по 2-4 формирования в ходе войны, особенно в два первых года (прил. 14.4). Например, номер 29-й имели 4 разные дивизии: кадровая моторизованная погибла в июне 1941 г. под Белостоком, другая, преобразованная в сентябре из 7-й дивизии народного ополчения Бауманского района Москвы, погибла в октябре того же года под Вязьмой, третья, сформированная летом 1942 г., после Сталинграда получила наименование гвардейской 72-й и лишь сформированная из отдельных стрелковых бригад осенью 42-го четвертая 29-я закончила войну в Прибалтике. Но, пожалуй, больше всего не везло дивизиям с номером 140 — три из них погибли: кадровая — в июле 1941 г. на Украине, получившая этот номер 13-я дивизия народного ополчения Ростокинского района Москвы — под Вязьмой, сформированная весной 1942 г. — в августе того же года на Южном фронте и лишь сформированная в декабре того же года Сибирская дивизия НКВД под этим номером закончила войну в Чехословакии. Хотя были и «счастливые» номера дивизий, например такие, как 1, 96, 119, 120, 127, 136, 153, имевшие по три формирования, два первых из которых получили гвардейские звания (2 дивизии с № 1 стали гвардейскими 1-й и 58-й, с № 96 — 14-й и 68-й и т. д.).

Встречались дивизии-«двойники», к примеру 2-я, 160-я и 186-я. Так, 2-я Московская стрелковая находилась в МЗО, другая 2-я (получившая затем номер 109-й), образованная из 2-й Одесской кавалерийской, сражалась в Севастополе, а третья с этим же номером формировалась в Архангельском округе. Кадровая 160-я дивизия воевала с начала войны и в апреле 43-го была преобразована в 89-ю гвардейскую, а получившая в октябре 41-го общевойсковой номер 160 6-я дивизия народного ополчения Москвы воевала почти рядом со «старшей сестрой» до конца войны. А вот 186-я кадровая прошла всю войну под своим номером, имея с сентября

1941 г. по июнь 1943 г. дивизию с тем же номером на Карельском фронте, образованную из 1-й «Полярной» дивизии народного ополчения г. Мурманска, которая в июне 1943 г. получила номер 205.

Часть дивизий, особенно попавших под первый удар германской армии, например 5, 6, 10, 11, 33, 45, 48, 99-я и некоторые другие, потерявшие до 95% личного состава и практически всю материальную часть, были, по существу, заново сформированы, но поскольку не исключались из списков РККА, присутствуют в данном перечне как просуществовавшие всю войну. К ним можно отнести и бывшие прибалтийские национальные 179, 180, 182, 183-ю дивизии, которые в июле практически полностью изменили свой состав, но сохранили номера. А вот знаменитая 24-я Железная Самаро-Ульяновская стрелковая как утратившая боевое знамя и погибшая в боях, была исключена из списков РККА. И хотя вновь сформированная в декабре 1941 г. 24-я (бывшая 412-я) дивизия получила то же наименование и вернула себе то же боевое знамя, в списке она отсутствует.

Воздушно-десантные корпуса имели также по 2-3 формирования, и почти все они в начальные 1,5 года войны были преобразованы в гвардейские стрелковые и воздушно-десантные дивизии. Так, первый 5-й корпус в августе 1942 г. преобразуется в 39-ю гвардейскую стрелковую дивизию, а второй в декабре того же года — в 7-ю гвардейскую воздушно-десантную дивизию (хотя официально корпус существования не прекращал). А 2-й корпус, разгромленный в сентябре и восстановленный в декабре 1941 г., в мае 1942 г. стал 32-й гвардейской стрелковой дивизией.

Из танковых дивизий лишь 61-я не претерпела никаких изменений, остальные же или погибли, или расформированы, или переформированы, включая созданные в июле 1941 г. 12 танковых дивизий. Исключение составляет 111-я, находившаяся бок о бок с 61-й всю войну в Монголии. Меньше всего подверглись различным реформированиям кавалерийские дивизии — из 13 кадровых 2 погибли, 3 были расформированы весной-летом 1942 г., 8 прошли всю войну, 6 из них стали гвардейскими.

В перечень не включены авиационные соединения, поскольку их состав был непостоянен и штабы дивизий объединяли полки чаще всего на непродолжительное время, даже в дивизиях ДБА, а к более или менее постоянному составу они пришли лишь в 1943 г., но номера дивизий были уже другими. Исключение составляют лишь несколько дивизий в составе авиации дальнего действия Забайкальского и Дальневосточного фронтов, находившихся там всю войну, таких как 29, 30, 32, 33, 34, 50-я и т. д. Часть других дивизий поменяла свои номера и наименования, причем неоднократно, как, например, 26-я.

ВМФ вел боевые действия в основном легкими силами и подводными лодками, поэтому потери среди них были больше, хотя, в общем, интенсивность боевых действий на море была значительно ниже сухопутных. Однако широко использовались подразделения морской пехоты и артиллерия, причем не только в прибрежных районах. До конца года было создано 10 бригад, 5 полков и около 20 отдельных батальонов морской пехоты, не считая переданных в Сухопутные войска 25 стрелковых бригад, сформированных из моряков. Существенно повысилась интенсивность боевых действий морской авиации, возросли ее роль и численность. Были созданы несколько отдельных полков и еще 2 бригады, ряд эскадрилий развернули в полки.

Вопрос о номерах, которые имели воинские формирования Вооруженных сил СССР, требует отдельного освещения вследствие часто возникающей путаницы в определении принадлежности воинских частей, поэтому мы попытались создать определенную систему в их определении. До июля 1938 г. номера полков и других подразделений корпусов и дивизий вычислялись просто — все стрелковые полки дивизий были кратны 3, т. е. номер дивизии умножался на 3 — по количеству полков, а все артполки и другие подразделения или имели номер, соответствующий номеру корпуса или дивизии, или были без номеров. Например, 8-й корпусной артполк 8-го стрелкового корпуса, отдельный саперный батальон 39-го стрелкового корпуса, 94, 95, 96-й стрелковые полки, 32-й артполк, отдельный разведывательный батальон 32-й стрелковой дивизии, которые после изменения нумерации стали соответственно 231-м корпусным артполком, 63-м саперным батальоном, 17, 113, 322-м стрелковыми полками, 133-м артиллерийским полком, 12-м разведывательным батальоном. До 1937 г. корпуса имели номера с 1-го по 20-й, а затем появилась практика присваивать вновь формируемым корпусам номер одной из дивизий, в него входящей. Так появились 26, 39, 56, 57, 59-й корпуса и лишь в конце 1939 г. эти пробелы начали заполняться.

С управлениями армий вопрос практически ясен, хотя некоторые из них имели в период 1939-1945 гг. несколько формирований. Только управление 13-й до 22.06.41 имело их 3, последнее из которых просуществовало всю войну. По два формирования до 22 июня имели управления 7, 9, 12, 15-й армий.

Управления стрелковых корпусов имели к началу войны номера с 1-го по 69-й, но 8 номеров (38, 43, 46, 54, 56, 57, 60, 68) отсутствовало по различным причинам. Так, управление 57-го корпуса 1-го формирования в июле 1939 г. было преобразовано в 1-ю Армейскую группу (будущая 17-я армия), управление 57-го корпуса 2-го формирования в июле 1940 г. было обращено на формирование 7-го механизированного корпуса. Также управление 56-го корпуса стало управлением 7-й армии, 46-го корпуса в апреле 1941 г. — управлением 2-го воздушно-десантного корпуса, 43-го — управлением 25-й армии. Управления 38, 54, 60, 68-го корпусов существовали лишь в планах и были развернуты сразу в управления 1, 3, 5, 4-го воздушно-десантных корпусов. Без номера был Особый корпус ДВФ (в июле 1943 г. переформированный в 16-ю армию). Присвоение номеров корпусам шло не по порядку. Так, корпуса с номерами в промежутке 40-46-й возникли лишь в 1940 г., когда уже существовали номера выше. Некоторые управления корпусов до 22 июня формировались дважды, после обращения их в управления механизированных корпусов (47, 49, 51, 55-й). Новое создание корпусов началось в 1942 г., но массовый характер приобрело в следующем году, и лишь 4 управления корпусов просуществовали неизменно всю войну — 26, 39, 58, 59-й.

Стрелковые, горно-стрелковые, мотострелковые и моторизованные дивизии имели на начало войны номера с 1-го по 240-й, но и здесь отсутствовало 11 номеров (201, 203, 207, 211, 223, 224, 225, 226, 230, 231, 234-й). Их отсутствие определяется теми же причинами, что и корпусов, хотя все они начинали формирование в феврале — марте 1941 г., но с принятием 23 апреля решения о формировании 5 воздушно-десантных корпусов они были расформированы или переформированы: по 2 дивизии в Московском (224, 231-я), Орловском (211, 230-я), Уральском (223, 234-я), Сибирском (201, 225-я), и по 1 дивизии в Харьковском, Приволжском и Северо-Кавказском (226, 203, 207-я) округах. Этим же Постановлением 10 стрелковых дивизий были переформированы в горнострелковые (3 в Закавказском — 47, 138, 9-я, 4 в Киевском — 58, 60, 72, 96-я, по 1 в Одесском, Среднеазиатском, Северо-Кавказском — 30, 194, 28-я). Так, например, 225-я (передислоцированная из Сибирского округа), 226-я, 230-я дивизии были переформированы соответственно во 2, 3, 4-ю воздушно-десантные бригады. Нумерация стрелковых (горно- и мотострелковых) полков всех дивизий и бригад была с номера 1-го по 895-й, но общее их количество составляло 746 (включая полки танковых дивизий и УР). Много номеров отсутствовало, в основном после № 400. Несколько полков имели одинаковые номера, например 335-й носили два разных полка в 8-й стрелковой бригаде и 58-й горно-стрелковой дивизии. Мотострелковые полки танковых дивизий имели номера с 1-го по 61-й, но, к примеру, 24-й полк 36-й мотострелковой дивизии и 24-й полк 24-й танковой дивизии — это разные части, так же как 27-й полк 7-й моторизованной и 27-й полк 27-й танковой дивизий. Вновь формируемые воздушно-десантные бригады имели номера с 1-го по 10-й, 6 старых бригад остались со старой нумерацией.

Механизированные корпуса имели номера с 1-го по 30-й (кроме 29-го корпуса генерал-майора танковых войск М. И. Павелкина, расформированного 7 мая). Номера танковых дивизий соответствовали их количеству. Входящие в состав танковых дивизий танковые полки, как правило, имели номера, кратные двум от номера дивизии (к примеру, в 42-й дивизии — 83, 84-й полки), хотя были и исключения (16-я дивизия — 31, 149-й полки; 29-я — 57, 59-й, 60-я — 120, 121-й и т. д.). Номера мотострелкового и гаубичного полков, а также других подразделений дивизии соответствовали ее номеру. Всего было 162 танковых полка (с полками кавалерийских дивизий), причем часть из них входила в состав мотодивизий, но большинство этих полков имели лишь номера и являлись, по существу, артиллерийскими или мотострелковыми. Их номера составляли непрерывную цепь с 1-го до 149-го, но иногда повторялись (14-е полки в 7-й танковой и 15-й моторизованной дивизиях, 30-е полки в 15-й танковой и 9-й кавалерийской дивизиях и т. д.), а 405-й полк 7-й моторизованной дивизии вообще выпадал из этого ряда.

В кавалерии практически существовали в довоенное время почти все номера корпусов с 1-го по 7-й, дивизий — с 1-го по 36-й, и бригад — с 1-го по 9-й, но большинство из них были расформированы или переформированы в период с января 1938 по март 1941 г., в том числе и заслуженные, прошедшие через Гражданскую войну и последующие военные конфликты, как, например, 1-й корпус Червонного казачества, 1-я ордена Ленина и 2-я дивизии Червонного казачества (бывшие в Гражданскую войну 8-й и 17-й), 4-я Донская краснознаменная казачья им. Ворошилова, 7-я Самарская им. Английского пролетариата, 11-я Оренбургская краснознаменная им. Морозова, 12-я Кубанская (бывшая 6-я бригада), 15-я Забайкальская (бывшая 5-я бригада) дивизии, 19-я Узбекская ордена Ленина горно-кавалерийская (бывшая 6-я бригада), 1-я Особая краснознаменная бригада. Да и управления 3-го и 4-го корпусов имели по 3 формирования. Одно время, в середине 20-х годов, 11-я и 14-я имели номера 8-й и 10-й соответственно, пока не начали формироваться новые дивизии вплоть до номера 21, на котором РККА остановилась в Гражданскую войну. Вместе с тем, в период 1935-1940 гг., формировались дивизии с номерами 22-36-й, часть которых, не успев укомплектоваться, были расформированы, некоторые просуществовали 1-2 года (25, 26, 28, 31, 34-я и другие) и приняли участие в операциях довоенного периода (походы в Западную Белоруссию, на Западную Украину, в Бессарабию), и лишь 3 дивизии (24, 32, 36-я) участвовали в Великой Отечественной войне. Кстати, уже после начала войны были восстановлены 4-я и 11-я дивизии, уже по иному штату, но с прежними наименованиями. Нумерация полков и других подразделений в дивизиях осталась без изменений с 1938 г., и переформированные из кавалерийских танковые полки получили номера в общем ряду кавалерийских полков. Поэтому, к примеру, 44-й танковый полк 3-й кавалерийской дивизии и 44-й полк 22-й танковой дивизии — это разные части, так же как 35-е полки 6-й кавалерийской и 18-й танковой дивизий. Иногда танковые полки кавалерийских дивизий назывались механизированными, даже после переименования механизированных частей в танковые.

Нумерация артполков была единой (артполки стрелковых, моторизованных, горно-стрелковых дивизий и бригад, РГК, ПВО, УР) — с 1-го по 757-й, но их общее число составляло около 730 с небольшим количеством пропусков номеров, часть полков находились в стадии формирования. В танковых дивизиях гаубичные полки имели номера с 1-го по 61-й, но, к примеру, 14-й гаубичный полк 14-й танковой дивизии и 14-й полк 48-й стрелковой дивизии — это разные части. В дальнейшем практически все формируемые полки изменили структуру и наименование, особенно зенитные, которые переформировывались в противотанковые.

Все УР имели свои номера и названия, причем для каждого округа выделялась определенная группа номеров. Так, в КОВО УР имели номера с 1-го по 17-й (без 16-го), на Дальнем Востоке — со 101-го по 112-й (без 109-го), в Одесском округе — с 80-го по 86-й (без 85-го) и т. д. Название присваивалось по месту расположения УР, например Мурманский УР № 23. Позже этот порядок был нарушен, и ряд от 1-го до 163-го был на 2/3 заполнен, но никогда не существовало таких номеров, как 18-20, 56-68, 87-89, 92-100, 120-149 и некоторых других.

Полки связи имели номера с 1-го по 58-й, но с большими промежутками, так же как батальоны до № 954 (в том числе входящие в состав дивизий и корпусов). Инженерные и понтонные полки имели номера до 38-го, не составлявшие единого ряда. Саперные батальоны имели номера до 615-го, не составлявшие единого ряда, и иногда повторявшиеся номера. Понтонные батальоны имели свою нумерацию (1-50-й), а моторизованные понтонные — от 1-го до 61-го, основная часть из которых входила в состав танковых дивизий.

В ВВС дивизии имели номера с 1-го по 79-й, бригады остались со старой нумерацией, полки — с 1-го по 321-й, но часть номеров, особенно 3-4-й сотни, вообще отсутствовала, а многие полки с номерами до 60-го имели одинаковый номер, но различное наименование (13-й истребительный авиаполк 31-й смешанной дивизии и 13-й скоростной бомбардировочный полк 12-й бомбардировочной дивизии; 41-й истребительный авиаполк 7-й и 41-й скоростной бомбардировочный полк 9-й смешанных дивизий и т. д.). А вот номер 12 имели, помимо дальнебом-бардировочного, 3 (!) истребительных полка, 2 из которых зимой получили другие номера (486, 739-й). Некоторые полки, получавшие новую технику, переименовывались, например 4-й ближнебомбардировочный полк, получивший Ил-2, стал именоваться штурмовым с прежним номером, как и такие же 214, 225-й и ряд других полков.

В ПВО с корпусами, дивизиями и полками вопрос ясен, а вот 4-я бригада, именовавшаяся так с момента образования и прикрывавшая Белосток, 22 июня уже имела номер 13-й. С зенитными дивизионами вопрос более сложный, вследствие того что дивизионы ПВО и дивизионы корпусов, дивизий и бригад зачастую имели одинаковые номера, да и в самих армейских дивизиях такое тоже имело место. Так, номер 9-й имели дивизионы в 228-й и 240-й дивизиях, номер 172 — в 149-й и 222-й, номер 165 — в 51-й и 143-й и т. д. С прожекторными, аэростатными и частями ВНОС этого не было, хотя номера у них и не имели единого ряда.

В НКВД дивизии, полки и погранотряды имели раздельную нумерацию, но и здесь не обошлось без накладок. Так, номер 1-й имели 2 дивизии — мотострелковая ОСНАЗ, базирующаяся в Москве, и стрелковая в Ленинграде. При переформировании ряда погранотрядов в полки уже в ходе войны также появились «двойники», но с уточняющим названием — пограничные.


Приложения

Приложение 1.1. Изменение числа воинских формирований Сухопутных войск и ВВС Красной армии в 1939-1941 гг.

Формирования

По состоянию на

01.01.39

01.09.39

01.12.39

01.02.40

01.06.40

01.10.40

01.12.40

01.04.41

22.06.41

Управления военных округов и фронтов

14

14

15

16

16

17

17

17

17

Управления армий

2

2

14

17

14

15

16

17

29

Управления армейских групп

6

7

2

2

2

1

1

Управления стрелковых корпусов

25

30

43

50

52

62

62

65

62

Стрелковые дивизии

87

 

139

148

147

169

169

198

177

Горно-стрелковые дивизии

11

12

16

11

10

10

10

10

19

Стрелковые бригады

2

5

3

3

3

3

5

2

3

Управления механизированных
 (танковых) корпусов

4

4

8

9

30

29

Мотострелковые и моторизованные дивизии

15

11

4

9

11

32

33

Танковые дивизии

18

20

60

61

Танковые бригады

29

29

36

32

38

19

45

Мотоброневые и
 мотострелково-пулеметные бригады

4

7

7

7

3

3

3

1

1

Отдельные танковые полки

10

10

7

1

1

Управления кавалерийских корпусов

5

5

5

5

5

3

3

4

4

Кавалерийские и
горно-кавалерийские дивизии

25

26

23

24

24

14

14

14

13

Кавалерийские бригады

2

2

3

2

1

1

1

Управления воздушно-десантных корпусов

5

Воздушно-десантные бригады

6

6

6

6

6

6

6

6

16

Противотанковые артиллерийские бригады

10

Корпусные артполки

25

25

62

61

61

64

72

94

94

Гаубичные артполки РГК

12

12

30

30

38

34

44

60

61

Пушечные артполки РГК

2

2

4

4

7

7

10

14

14

Артиллерийские дивизионы БМ и ОМ РГК

14

14

9

9

10

10

10

12

12

Армии (корпуса)
дальнебомбардировочной авиации

3

3

3

3

5

5

5

5

5

Авиационные дивизии

38

50

75

79

Авиационные бригады

38

38

48

48

58

5

4

5

5

Авиационные полки

115

115

136

149

188

212

249

348

355

Приложение 1.2. Изменение численности авиационных формирований ВВС Красной армии в период 1939-1941 гг.

Формирования

По состоянию на

01.01.39

01.10.39

01.02.40

01.03.40

01.06.40

01.08.40

01.09.40

01.10.40

01.01.41

22.06.41

По плану

Факт.

Авиационные армии

3

3

3

3

3

Авиационные корпуса

5

5

5

5

8

6

Авиационные дивизии

38

38

50

79

59

В том числе

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дальнебомбардировочные

7

7

11

13

13

Бомбардировочные

9

9

Истребительные

'—

5

5

8

22

22

Смешанные

26

26

31

35

35

Авиационные бригады

38

48

48

48

58

58

5

4

5

5

5

Авиационные полки

115

136

149

147

185

187

202

212

249

355

268

В том числе

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дальнебомбардировочные

9

13

14

14

21

21

21

22

34

37

37

Тяжелые бомбардировочные

10

4

4

4

4

4

6

6

6

7

7

Скоростные и
ближнебомбардировочные

27

40

35

38

52

55

57

63

74

102

75

Легкобомбардировочные

11

5

8

8

8

5

5

5

5

Истребительные

43

55

63

63

78

78

79

84

96

171

101

Штурмовые

13

13

13

13

12

12

11

11

11

15

11

Смешанные

2

6

7

3

3

3

3

3

3

3

3

Разведывательные

10

10

10

10

10

Резервные

5

4

7

9

10

8

10

10

10

Отдельные эскадрильи и авиаотряды

70

92

92

92

56

56

56

56

86

179

77

Примечание. К 1 января 1938 г. в ВВС имелось 77 бригад (14 истребительных, 10 штурмовых, 4 разведывательных, 49 бомбардировочных, из них 24 тяжелых, 19 средних и 6 легких), состоящих из эскадрилий, но с переходом на полковую систему их количество уменьшилось, хотя подразделение по типам осталось и вместо разведывательных появились смешанные авиабригады.

Приложение 1.3. Группировки Красной армии, соединения и части, принимавшие участие в военных операциях в период 1938-1940 гг.

Управления

Корпуса

Стрелковые, мотострелковые и
 горно-стрелковые дивизии,
отдельные бригады

округов

армий и групп

танковые

кавалерийские

стрелковые

Ленинградский

 

10 (1, 13 тбр,
 15 мспбр)

Ы9

11, 16, 49, 54, 56, 75 сд, 25 кд,
 34, 40 тбр, 201 вдбр, 10 сбр

Калининский

 

 

 

2

10, 48, 67, 84, 90 сд, 18 тбр

Московский

 

 

 

3, 10

1, 14, 17, 18, 64 сд, 35, 39, 40 тбр

Белорусский особый

Витебская,
Бобруйская АГ

15 (2, 27 тбр,
 20 мспбр)

3 (7, 24 кд)
6(4, 6, 11 кд)

4, 5, И, 16

2, 4, 5, 6, 8, 13, 27, 29, 33, 50 сд, 214 вдбр,
 22, 25, 29, 32 тбр

Киевский особый

Житомирская,
Винницкая,
 Кавалерийская,
 Одесская АГ

25 (4, 5 тбр,
1 мспбр)

2 (5, 9 кд)
 4(16, 32, 34 кд)
 5 (3, 14 кд)

6, 7, 8, 13, 15, 17

7, 15, 24, 25, 30, 41, 44, 45, 51, 58, 60
, 62, 72, 80, 81, 87, 95, 96, 97, 99, 100 сд,
204 вдбр, 10, 14, 23, 24, 26, 36, 38 тбр

Орловский

 

 

 

 

19,37, 43,55 сд,21 тбр

Харьковский

 

 

 

23

23, 42, 52 сд,

Северо-Кавказский

 

 

 

9

9, 28, 31, 38, 74 сд, 10, 12, 13 кд, 2 кбр

Закавказский

 

 

 

 

20, 47, 63,76, 77 сд, 17,21 кд

Среднеазиатский

 

 

 

 

68, 83 сд, 18, 19, 20 кд

Приволжский

 

 

 

 

53,61,70, 86 сд

Уральский

 

 

 

 

85, 98 сд

Сибирский

 

 

 

 

46, 73,91 сд

Забайкальский

 

20 (6, 11 тбр,
 5 мспбр)

 

12, 32, 57

36, 57, 65, 82, 93, 94 сд, 15, 22 кд,
 15, 37 тбр, 6 кбр, 212 вдбр

Дальний Восток

1-я отдельная А

2-я отдельная А

 

 

18, 20, 26, 39, 59

Сахалинская, Камчатская 3, 12, 21,
22, 26, 32, 34, 35,
39, 40, 59, 66, 69, 78, 92 сд, 8, 31 кд,
202, 211 вдбр, 42 тбр, 2 сбр

Соединения и части, участвовавшие в боях на КВЖД в октябре-ноябре 1929 г. 12, 21, 35 сд, 5 кбр

Соединения и части 1-й Краснознаменной армии, участвовавшие в боях на озере Хасан 29 июля —11 августа 1938 г.

Корпуса, дивизии, бригады

Полки

Батальоны, дивизионы и эскадрильи

Управление 39 ск

282 (39) кап

37 озадн, 63 осапб, 20 обе

32-я стрелковая дивизия

17 (94), 113 (95), 322 (96) сп, 133 (32) лап, 154 гап

303 отб, 12 орб, 65 оптдн, 53 озадн,
 30 осапб, 60 обе, 133 апдн, 4 мсб

40-я стрелковая дивизия

3 (118), 178 (119), 231 (120) сп, 91 (40) лап, 107 гап

302 отб, 5 орб, 53 оптдн, 74 озадн,
 23 осапб, 86 обе, 82 апдн, 5 мсб

Подразделения и части 43 ск, 22,
 39 сд, 8 кд, погранвойска

304 (65) спи 182 ап 22 сд, 50(115) спи
199 ап39сд, 187 ап, 11 опс, 59 ПО, 121 кп 8 кд

21 минб, 32 оиб, осапб 43 ск

Части ВВС

5, 12, 53, 61, 72 авиабригады

2, 8 шап, 10, 14, 36, 55, 57, 59 сбап,
40, 47, 48 иап, 71. 79, 143 сап,
21, 45, 59, 68 аэ, 3, 14, 15, 18 ао

Примечание. В скобках указаны те номера частей, которые они имели до переименования.

Продолжение прил. 1.3

Соединения и части 1-й Армейской группы (до 03.07.39 — 57-го Особого стрелкового корпуса), участвующие в боях на реке Халхин-Гол 11.05.39-16.09.39

Дивизии и бригады

Полки

Батальоны, дивизионы и эскадрильи

В полном составе — 36, 82 мед, 57,
109, 114 сд, части 91, 152 сд, 15 кд

12, 80, 127, 246, 255, 260, 265, 293, 412,
 480, 532 сп, 24, 76, 149, 601, 602, 603 мсп,
143, 155 кп, 4 ждп, 126, 155, 175, 185, 270,
 695 ап РГК, 85, 191 зенап, 82,
 105, 234, 487, 604 ап, 34 дэп

16, 24, 45, 130, 254, 290, 321, 323,
334, 554, 638 отб, 234, 241, 247 оабб, 39 кадн, 354,
360 адн, 37, 63, 66, 67, 150, 266 озадн, 37, 67, 85, 87,
 92, 253, 586 адн ПТО, 15, 61, 94, 204, 210, 223,
 240, 275, 513 орб, 24, 42, 46, 123, 280, 451 осапб,
17 пмб, 1, 32, 85, 130, 137, 250, 406, 435, 500, 624 обе,
 437, 937 олбе, 436 ордн, 14, 66, 159, 254, 308, 335,
 400, 413, 416, 441, 450, 460, 461, 463, 469, 471, 500,
502, 503, 505, 508, 512, 514, 530, 574, 601-603, 605-607, 633 атб

6, 11 лтбр, 5 мспбр, 6 кбр,
 7, 8, 9 мббр, 212 вдбр

Группировка ВВС

100 авиабригада

22, 56, 70 иап, 38, 56 сбап, 150 сап, 19, 59 аэ, 16, 23 ао

Группировка войск Белорусского и Украинского фронтов, участвовавшая в походе в Западную Белоруссию в период с 17 сентября по 12 октября 1939 г.

Белорусский фронт на 17 сентября

Прочие части фронтового, армейского и корпусного подчинения

Вошли в состав фронтов после 17 сентября

Армии в составе корпусов, дивизий и бригад

3

4 ск

27, 50 сд

23 отд. ск (52 сд, Днепровская флотилия), 3 д ПВО, 4 бр ПВО, 8, 43, 44, 46 атбр, 117,
119, 121, 127 арм. зап. сп, 8, 108, 115, 116, 120, 124, 135, 136, 137, 168, 171, 293, 305, 318,
 320, 324, 330, 331, 350, 360, 375, 376, 402, 403, 420 ап РГК, 15, 16, 17, 23, 24, 25, 54, 55,
 56, 66, 67, 73, 130, 152, 156, 205, 207, 209, 229, 231, 233, 236, 264, 267, 269, 274, 283, 437,
 441, 444, 445, 448, 456, 457, 458, 460, 462, 468 кап, 13, 176, 186, 187 зенап, 1, 5, 6, 14-33 дэп,
2, 4, 5 ждп, 1, 3, 4, 5, 6, 8 дн БП, 15, 16, 17, 19, 21, 31 отд. БП, 322, 328, 329, 330, 331, 333 оадн БМ,
 4, 5, 8, 13, 22 пмб, 342, 348, 349, 354-358, 361, 362, 367, 368, 411, 461 ордн, 6, 8-11, 14, 15, 22 б ВНОС

Управления стрелковых корпусов —3, 10, 24

 

5 сд, 24 кд, 22, 35 тбр

11

16 ск

2,100 сд

Стрелковые дивизии — 10, 55, 64, 113, 115, 122, 126, 139, 143, 150

3 кк

7, 36 кд, 6 тбр

КМГ

5 ск

4, 13 сд

 

6 кк

4, 6, 11 кд

15 тк

2, 21, 27 тбр, 20 мспбр

10

11 ск

6, 33 сд

 

 

121 сд

4

 

8 сд, 29, 32 тбр

Украинский фронт на 17 сентября

Управление армии — 13

Армии в составе корпусов, дивизий, бригад

Управления стрелковых корпусов — 6, 27,35,36,37, 49

5

15 ск

45, 60, 87 сд

8 ск

44, 81 сд, 36 тбр

Стрелковые дивизии — 23, 25, 44, 51, 58, 60, 62, 80, 95,
124, 130, 131, 135, 140, 141, 164, 169, 187

6

17 ск

96, 97 сд, 10, 38 тбр

2 кк

3, 5, 14 кд, 24 тбр

12

13 ск

72, 99 сд

Танковые бригады — 7, 14, 25

4 кк

32, 34 кд, 26 тбр

5 кк

9, 16 кд, 23 тбр

 

25 тк

4, 5 тбр, 1 мспбр

Группировка ВВС фронтов

1, 8, 10, 16, 18, 22, 51, 55, 56, 58
, 59, 60, 62, 65, 66, 69, 70 авиабригады

сбап — 5, 13, 18, 31, 33, 39, 40, 44,
 48, 52, 54, 58; лбап — 2, 5, 6, 11, 44, 52; тбап — 3; шап — 3, 5,7, 14;
 иап —2, 4, 10, 12, 15, 17, 19, 20, 21, 23, 25, 28, 31, 33, 35, 41, 43, 46;
 аэ — 4, 8, 10,34, 36, 38, 40, 41, 43, 44, 46, 47, 49, 52, 57; ао — 19, 32

 

 

 

 

 

 

 

Боевой состав Ленинградского военного округа и Северо-Западного фронта с 30.11.39 по 13.03.40

По состоянию на 30 ноября 1939 г.

Вошли в состав фронта в декабре 1939 г. — марте 1940 г.

Армии в составе корпусов, дивизий и бригад

Прочие части фронтового,
армейского и корпусного подчинения

14

 

14, 52 сд, 104 гсд

2 к ПВО, Карельский УР, 38, 111-114, 339, 346 зап. сп,
 21, 24, 28, 43, 47, 49, 51, 455, 467 кап, 101, 104, 108,
 136, 301, 302, 311, 320, 402 ап РГК, 115, 169 зенап,
 34, 40, 314-317 оадн ОМ, 38, 104, 165, 377 озадн ПВО,
 5 минб, 8 дн БП, 16, 21, 60, 73 отд. БП, 5, 6, 7 пмб,
 3, 21, 30 б ВНОС, 338, 339, 472 ордн ОН, 317,
330, 331, 340, 349, 382, 445, 461 ордн, 15, 17, 20 прожб

Управления армий — 13, 15; управления корпусов:
стрелковых — 3, 8, 10, 14, 15, 23,
28 (бывший 10 танковый), 47; кавалерийского — 3

9

Особый ск

122, 163 сд

 

54 гсд

Стрелковые дивизии —4, 7, 8, 11, 42, 44, 50, 51,
 60, 62, 72, 80, 87, 88, 95, 97, 100, 113, 136, 164;
 мотострелковые дивизии — 17, 37, 84, 86, 119, 128,
 131, 144, 172, 173; кавалерийские дивизии — 7, 36;
мотокавалерийские дивизии — 24, 25;
 воздушно-десантные бригады — 201,204,214

8

1 ск

139, 155 сд

56 ск

18, 56, 168 сд

 

75 сд

7

50 ск

90, 142 сд, 35 тбр

Артполки РГК и корпусные — 45, 124,
127, 168, 207, 220, 267, 338,
 375, 376, 420, 447, 471,473

19 ск

24, 43, 70 сд, 40 тбр

10 тк

1, 13 тбр, 15 спбр

49, 123, 138, 150 сд, 20 тбр

Группировка ВВС

1 армия ОН, 1, 10, 13, 14, 15, 16, 18,
19, 27, 29, 54, 55, 59, 68 авиабригады

сбап — 2, 5, 9, 13, 16, 18, 24, 31, 33, 35, 39, 41, 44, 45, 48, 50, 52, 54, 58,
 60, 63; лбап — 2, 3, 4, 11, 43; тбап — 3, 7; дбап — 6, 7,21,42, 53;шап —7,
 9; иап —4, 7, 15, 19, 23,25,26,38, 44, 49, 68, 82, 145, 147, 148, 149, 152, 153; сап — 5, 72, 80

Группировка РККА в Прибалтике

а) по состоянию на 30.11.39

Страна

Корпуса

Дивизии и бригады

Полки

Прочие

Эстония

65 особый ск

16 сд, 18 тбр

35, 52 сбап, 7, 53 дбап, 15, 38 иап

414, 415 атб, 11 озадн, 123 обе,"5 ммо

Латвия

2 особый ск

67 сд, 6 тбр, 18 абр

10 тп, 21, 148 иап, 31 сбап

640 атб, 86 озадн, 10 обе

Литва

16 особый ск

5 сд, 2 тбр

10 иап, 54 сбап

641 атб, 19 озадн, 46 орс

б) по состоянию на 21.06.40

Эстония — 8 армия

Латвия — 3 армия

Литва — 11 армия

 

1 ск

24, 56 сд

4 ск

23,48, 126 сд, 25 тбр

16 ск

29, 33, 84, 143 сд

 

19 ск

42, 49 сд

24 ск

10, 121 сд, 55 тбр

10 ск

115, 125 сд, 29 тбр

 

65 ск

11, 16, 90 сд, 18 тбр

2 ск

67 сд, 128 мд, 2, 6, 27, 39 тбр

11 ск

5, 55, 185 сд, 22, 32 тбр

 

 

13 тбр

 

23 сд

6 кк

4, 6 кд

 
 

3 кк

7, 36 кд, 1 мд

 

Окончание прил. 1.3

Группировка РККА Южного фронта, предназначенная для похода в Бесарабию и Северную Буковину, по состоянию на 27 июня 1940 г.

12 Армия

9 Армия

5 Армия

Корпуса

Дивизии и бригады

Корпуса

Дивизии и бригады

Корпуса

Дивизии и бригады

8 ск

72, 124, 146 сд, 10, 26 тбр

35 ск

25,95, 173 сд

49 ск

44, 80, 135 сд, 36 тбр

11 ск

60, 62, 139 сд, 192 гсд, 24 тбр

37 ск

30, 147, 176 сд

36 ск

130, 169 сд, 49 тбр

2 кк

3, 5 кд, 5 тбр

7 ск

51, 74 сд, 15 мд, 14 тбр

Резерв фронта

8, 17, 86, 100 сд, 201, 204, 214 вдбр

4 кк

16, 34 кд, 23 тбр

55 ск

116, 150, 164 сд

17 ск

58, 131 сд, 81 мд, 13 тбр

5 кк

9, 32 кд, 4 тбр

15 ск

7, 141 сд, 38 тбр

 

140 сд

Группировка Сухопутных войск РККА на 1 декабря 1940 г.

Управления

Соединения АБТВ и кавалерии

Дивизии

Бригады

округа

армии

стрелковых корпусов

Стрелковые, горно-стрелковые

ВВС

ЛВО, АВО

7, 14 А

19, 50

1 мк (1, 3 тд, 163 мд)

14, 43, 52, 54, 70, 71, 88, 104, 111, 115,
 122, 123, 142, 168

1, 2, 3, 4, 5, 39, 40,41

4, 5, 8 сбр, 1 абр

ПОВО

8, НА

10, 11, 16, 22, 24, 29, 65

3 мк (2, 5 тд, 84 мд)

5, 10, 11, 16,23,33,48,67,90, 125,
 126, 128, 179, 180, 181, 182, 183, 184, 188

6, 7,8

3 сбр, 201 вдбр

ЗОВО

3,4, 10 А

1,2,4, 5,21,28,44, 47, 55

6 мк (4, 7 тд, 29 мд), 6 кк (6, 36 кд)

2, 6, 8, 13, 17, 24, 27,37, 42, 49, 50, 56,
64, 75, 85, 86, 100, 113, 121, 143,155

9, 10, 11, 12, 13, 42, 43

214 вдбр

КОВО

5, 6, 12А, КАГ

6, 8, 13, 15, 17, 27, 36, 37, 49

4 мк (8, 10 тд, 81 мд),
 5 кк (3, 14, 32 кд)
 8 мк (12, 15 тд, 7 мд),
 9 мк (19, 20 тд, 131 мд)

41, 44, 45, 58, 60, 62, 72, 80, 87, 96, 97,
 99, 106, 124, 130, 135, 139, 140, 141,
146, 159, 164, 173, 192

14, 15, 16, 17, 18, 19, 36,44

204 вдбр

ОДВО

7, 14, 35, 48

2 мк (11, 16 тд, 15 мд), 2 кк (5, 9 кд)

25, 30, 51, 74, 95, 116, 147, 150, 156, 169, 176, 189

20, 21, 22, 45

МВО

20, 33,41,61,69

7 мк (14, 18 тд, 1 мд)

73, 108, 110, 118, 137, 144, 160, 161, 172

23, 24, 46

ОРВО

30, 67

19, 55, 89, 120, 145, 149

35, 47, 48

1 рез. абр

ХВО

25, 45

102, 132, 148, 187

49

СКВО

9, 34, 64

28,38, 103, 129, 151, 157, 158, 165, 171, 175

50

ЗКВО

3, 23, 40

17,21,24 гкд, 6 тд

4, 9, 20, 31, 47, 63, 76, 77, 136, 138

25, 26, 27

3 абр

САВО

58

18, 19, 20 гкд, 9тд

68, 83, 194

2 абр

ПВВО

63,66

18, 53,61, 117, 154, 167

2 рез. абр

УВО

51,62

98, 112, 153, 170, 174, 186

СБВО

52, 53

46,91, 107, 119, 133, 166, 178

38

4 абр

ЗБВО

16, 17 А

12, 32

5 мк (13, 17 тд, 109 мд), 7, 8, 9 мббр

36, 57, 82 мед, 65, 93, 94, 114, 152

28, 30, 37

212 вдбр

ДВФ

1,2, 15 А

18, 26,31,39, 43,59, Особый

8 кд

3, 12, 21, 22, 26, 32, 34, 35, 39,
 40, 59,66,69, 78,79,92, 101, 105

29, 31, 32, 33,34

2 сбр, 202,
211 вдбр, 5 абр

 

Приложение 2.1. Структура наркомата обороны СССР на 22 июня 1941 г.

 

  tmp28FB-1.jpg

 

Приложение 2.1. Структура наркомата обороны СССР на 22 июня 1941 г.

Приложение 2.2. Структура наркомата Военно-морского флота СССР к 22 июня 1941 г.

 

tmp28FB-2.jpg

 

Приложение 2.3. Распределение соединений и частей Сухопутных войск Красной армии по военным округам на 22 июня 1941 г.

Формирования

Военные округа и фронт

Всего

ЛВО

ПОВО

ЗОВО

КОВО

ОДВО

АВО

МВО

ОРВО

ХВО

ПВВО

УВО

СКВО

ЗКВО

САВО

СБВО

ЗБВО

ДВФ

Полевое управление фронта

8

1

1

1

1

1

1

1

1

Управления армий

29

3

3

4

4

1

1

1

1

1

1

1

1

1

2

4

Корпуса

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Стрелковые

62

3

7

8

11

5

5

1

3

2

2

2

3

1

2

2

5

Механизированные

29

2

2

6

8

2

2

1

1

1

1

1

1

1

Кавалерийские

4

1

1

1

1

Воздушно-десантные

5

1

1

1

1

1

Дивизии

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Стрелковые

198

15

19

24

32

13

2

10

5

10

8

6

7

10

4

7

7

17

В том числе

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Стрелковые

177

15

19

24

26

12

2

10

5

10

8

6

6

3

1

7

7

16

Горно-стрелковые

19

6

1

1

7

3

1

Мотострелковые

2

2

Моторизованные

31

2

2

6

8

2

2

1

1

1

1

1

2

2

Танковые

61

4

4

12

16

4

4

2

2

2

2

2

4

3

Кавалерийские

9

2

2

3

1

1

Горно-кавалерийские

4

2

2

Мотоброневая, стрелковые бригады

4

1

1

1

1

Воздушно-десантные бригады

16

3

3

3

3

3

1

Артиллерийские бригады ПТО

10

2

3

5

Укрепленные районы

59

9

3

9

16

6

2

2

12

Корпусные артполки

94

3

9

15

22

5

8

2

4

4

2

3

5

1

2

2

7

Артполки РГК

75

7

3

10

15

2

1

6

1

3

4

6

1

1

3

14

Отд. минометные батальоны РГК

9

1

1

1

1

1

1

1

1

1

Отд. артдивизионы/батареи РГК

14

-/1

1

4

1

2

1

2

1/1

Приложение 2.4. Военные округа, фронт и армии СССР по состоянию на 22 июня 1941 г.

Военные округа и фронт

Наименование

Создан

Занимаемая территория (дислокация штаба)

Изменения управлений округов в ходе войны

Ленинградский

20.03.18

Карело-Финская ССР, Ленинградская, Мурманская обл. (Ленинград)

24.06.41 выделено полевое управление Северного фронта,
управление округа расформировано 21.09.41

Прибалтийский особый

11.07.40

Литовская, Латвийская, Эстонская ССР (Паневежис)

21.06.41 управление округа преобразовано
 в полевое управление Северо-Западного фронта

Западный особый

11.07.40 из Белорусского ВО

Белорусская ССР (10 областей), Смоленская обл. (Минск)

21.06.41 выделено полевое управление Западного фронта,
 управление округа расформировано 10.09.41

Киевский особый

17.05.35
 из Украинского ВО

Винницкая, Волынская, Дрогобычская, Житомирская,
 Каменец-Подольская, Киевская, Львовская, Ровенская,
 Станиславская, Тернопольская, Черновицкая обл. (Киев)

21.06.41 выделено полевое управление Юго-Западного фронта,
 управление округа расформировано 10.09.41

Одесский

11.10.39

Молдавская ССР, Крымская АССР, Днепропетровская,
 Запорожская, Кировоградская, Николаевская, Одесская обл. (Одесса)

13.06.41 выделено управление 9 А,
 управление округа расформировано 10.09.41

Архангельский

26.03.40

Архангельская, Вологодская обл., Коми АССР (Архангельск)

13.06.41 выделено управление 28 А,
АВО 15.12.44 переименован в Беломорский ВО

Московский

04.05.18

Горьковская, Ивановская, Калининская, Кировская,
 Тульская, Московская, Рязанская, Ярославская обл. (Москва)

21.06.41 выделено полевое управление Южного фронта

Орловский

28.07.38

Воронежская, Курская, Орловская, Тамбовская обл. (Орел)

13.06.41 выделено управление 20 А,
 управление округа расформировано 26.11.41

Харьковский

17.05.35 из Украинского ВО

Ворошиловоградская, Полтавская, Сталинская,
 Сумская, Харьковская, Черниговская обл. (Харьков)

21.06.41 выделено управление 18 А,
 управление округа расформировано 26.11.41

Приволжский

04.05.18

Куйбышевская, Пензенская, Саратовская обл.,
Башкирская, Марийская, Мордовская,
Немцев Поволжья, Татарская АССР (Куйбышев)

13.06.41 выделено управление 21 А

Северо-Кавказский

04.05.21

Краснодарский, Орджоникидзевский края, Ростовская,
 Сталинградская обл., Дагестанская, Кабардино-Балкарская,
 Калмыцкая, Северо-Осетинская, Чечено-Ингушская АССР (Ростов-на-Дону)

13.06.41 выделено управление 19 А,
 управление округа расформировано 21.08.42

Закавказский

17.05.35 из ОККА

Грузинская, Армянская, Азербайджанская ССР (Тбилиси)

23.08.41 преобразовано в управление Закавказского фронта

Среднеазиатский

04.06.27

Казахская, Киргизская, Туркменская, Узбекская ССР (Ташкент)

В августе 1941 г. выделено управление 53 отд. А

Уральский

17.05.35 из ПВУВО

Молотовская, Свердловская, Челябинская обл.,
 Удмуртская, Чувашская АССР (Свердловск)

13.06.41 выделено управление 22 А

Сибирский

24.12.19

Алтайский, Красноярский края, Новосибирская, Омская обл. (Новосибирск)

13.06.41 выделено управление 24 А

Забайкальский

17.05.35 СБВО
(из Забайкальской ГВ)

Иркутская обл., Бурят-Монгольская АССР, территория МНР (Чита)

15.0941 управление округа преобразовано
в управление Забайкальского фронта

Дальневосточный фронт

25.06.38 из ОКДВА

Приморский, Хабаровский края, Якутская АССР (Хабаровск)

06.08.45 разделен на 1-й и 2-й ДВФ

Общевойсковые армии

Управление сформировано

Дислокация

Боевой путь управления армии в составе фронтов

штаба

войск

1

25.06.38 из войск ОКДВА

Владивосток

ДВФ, Приморский край

Краснознаменная. Всю войну в составе ДВФ (1 ДВФ)

2

25.06.38 из войск ОКДВА

Белогорск

ДВФ, Хабаровский край

Краснознаменная. Всю войну в составе ДВФ (2 ДВФ)

3

07.09.39 из Витебской АГ

Гродно

ЗОВО, Вилейская, Витебская обл.

ЗФ — ЦФ — БРФ — БФ — 1, 2, 3 БФ

4

07.09.39 из Бобруйской АГ

Кобрин

ЗОВО, Брестская, Пинская обл.

24.07.41 преобразовано в управление
 Центрального фронта

5

28.09.39 из Житомирской АГ

Луцк

КОВО, Ровенская обл.

ЮЗФ. 20.09.41 разгромлена под Киевом

6

28.09.39 из Винницкой АГ

Львов

КОВО, Львовская, Житомирская обл.

ЮЗФ — ЮФ. 06.08.41 разгромлена под Уманью

7

18.09.40 из управления 56 ск

Петрозаводск

ЛВО, Карело-Финская ССР

СФ. С 09.41 — Отдельная. С 26.12.44 — 9-я гв. армия

8

14.09.39 из Новгородской АГ

Шяуляй

ПОВО, Литовская ССР

СЗФ — СФ — ЛФ — ВХФ

9

13.06.41 из управления ОДВО

Одесса

ОДВО, Одесская обл.,
 Молдавская ССР

ЮФ — СКФ — ЗКФ. Расформирована 15.11.43

10

07.09.39 из управления МВО

Белосток

ЗОВО, Белостокская,
 Брестская обл.

ЗФ. Разгромлена 30.06.41 под Белостоком

11

07.09.39 из Минской АГ

Каунас

ПОВО, Литовская ССР

СЗФ — ЗФ — БРФ — БФ. Расформирована 01.12.43

12

24.09.39 из Кавалерийской АГ

Проскуров

КОВО, Черновицкая,
 К-Подольская обл.

ЮЗФ — ЮФ. Разгромлена 06.08.41 под Уманью

13

23.04.41

Могилев

ЗОВО, Могилевская обл.

ЗФ — ЦФ — БРФ — 1 УФ

14

29.11.39 из Мурманской АГ

Мурманск

ЛВО, Мурманская обл.

СФ — КАРФ

15

21.06.40 из управления 20 ск

Биробиджан

ДВФ, Хабаровский край

Всю войну в составе ДВФ (2ДВФ)

16

21.06.40 из управления 32 ск

Чита > Черкассы

ЗБВО, СБВО > КОВО

ЗФ — БРФ — 1 ПФ — 3 БФ. С 16.4.43г. — 11-я гв. армия

17

21.06.40 из 1-й АГ

Улан-Батор

Монголия

Всю войну в составе ЗБФ

18

25.06.41 из управления ХВО

Харьков

КОВО

ЮФ —СКФ —ЗКФ— 1 УФ —4УФ

19

13.06.41 из управления СКВО

Р/Дон > Полтава

СКВО, ХВО

ЗФ. Погибла под Вязьмой в октябре 1941 г.

20

13.06.41 из управления ОРВО

Орел > Смоленск

ОРВО, МВО

ЗФ. Разгромлена в октябре 1941 г. под Вязьмой

21

13.06.41 из управления ПВВО

Куйбышев > Чернигов

ПВВО

ЗФ — ЦФ — БРФ — ЮЗФ — СТФ — ДФ —
ВОФ — 2 ПФ — 1 ПФ. С 16.04.43 — 6-я гв. армия

22

13.06.41 из управления УВО

Свердловск > Витебск

УВО

ЗФ — КФ — СЗФ — 2 ПФ. Расформирована 22.04.45

23

23.04.41

Ленинград

ЛВО, Ленинградская обл.

СФ —ЛФ

24

13.06.41 из управления СБВО

Новосибирск

СБВО

РЗФ. Разгромлена в октябре 1941 г. под Вязьмой

25

0101.41 из управления 43 ск

Ворошилов-Уссурийский

ДВФ, Приморский край

Всю войну в составе ДВФ (1 ДВФ)

26

01.01.41 из Кавалерийской АГ

Самбор

КОВО, Дрогобычская, Станиславская обл.

В составе ЮЗФ. Разгромлена 20.09.41 под Киевом

27

23.04.41

Рига

ПОВО, Латвийская, Эстонская ССР

СЗФ — КФ — 1 ПФ — 2 ПФ. С 25.12.41 — 4-я Ударная армия

28

13.06.41 из управления АВО

Вязьма

МВО, ОРВО

РЗФ — ЗФ. Расформирована в сентябре 1941 г.

29

13.06.41 из ГУ оперативных войск НКВД

Калинин

МВО

РЗФ — ЗФ — КФ. В феврале 1943 г.
 переформировано в управление 1-й танковой армии

Приложение 2.5. Группировка Сухопутных войск Красной армии на 22 июня 1941 г.

Армии

Корпуса

Соединения и части (кроме тыловых), не входящие в состав корпусов

Дивизии, бригады, УР

Полки, батальоны, дивизионы

1

2

3

4

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ВОЕННЫЙ ОКРУГ

14

42 ск

14, 52 сд, 23 УР

104 пап РГК, 116 осапб

7

 

54,71, 168, 237 сд, 26 УР

208 озадн, 184 осапб

23

19, 50 ск, 10 мк

27, 28 УР

1,519 гап РГК

РГК и резервы ВО

1 мк

70, 177, 191 сд, 8 сбр, 21, 22, 25, 29 УР

573 пап, 108, 522 гап РГК, 2 опс, 6 минб

ПРИБАЛТИЙСКИЙ ОСОБЫЙ ВОЕННЫЙ ОКРУГ

27

22, 24, 65 ск

 

56 опс

8

10, 11 ск, 12 мк

11 сд, 9 птабр, 41, 42 УР

402 гап РГК, 25 инжп

11

16, 29 ск, 3 мк

23, 126, 128 сд, 10 птабр, 46 УР

110 гап РГК

РГК и резервы ВО

5 вдк

44, 45, 48 УР

330 гап БМ, 302 оабатр ОМ РГК, 363 ордн ОН

ЗАПАДНЫЙ ОСОБЫЙ ВОЕННЫЙ ОКРУГ

3

4 ск, 11 мк

7 птабр, 68 УР

293 пап РГК, 23 инжп

10

1, 5 ск, 6, 13 мк, 6 кк

155 сд, 6 птабр, 66 УР

124, 375 гап РГК, 311 пап РГК, 10 инжп

4

28 ск, 14 мк

49, 75 сд, 62 УР

120 гап БМ РГК, 33 инжп, 318 оадн БМ

РГК и резервы ВО, управление 13 А

2,21,44, 47 ск, 17, 20 мк, 4 вдк

50 сд, 8 птабр, 58, 61, 63, 64, 65, 67 УР

5, 318, 360 гап БМ, 301, 537 гап,
24 оминб, 32 оадн БМ РГК

КИЕВСКИЙ ОСОБЫЙ ВОЕННЫЙ ОКРУГ

5

15,27 ск, 22 мк

1 птабр, 2, 9 УР

589 гап РГК, 1 дн БП

6

6 ск, 4 мк

3 кд (из состава 5 кк), 4, 6 УР

135 пап, 324, 331 гап БМ

26

8 ск, 8 мк

8 УР

527 гап РГК

12

13, 17 ск, 16 мк

4 птабр, 10, 11, 12 УР

515 гап БМ РГК, 37 инжп, 293 олбс

РГК и резервы ВО

31,36,37, 49, 55 ск, 9, 15, 19, 24 мк, 5 кк, 1 вдк

2, 3, 5 птабр, 1, 3, 5, 7, 13, 14, 15, 17 УР

403 пап, 381, 526 гап, 4, 137,
 168, 320, 345 гап БМ РГК, 34,
 315, 316, 317 оадн ОМ, 25 дэп, 1, 5 пмп,
 56 ждп, 368, 370, 372, 392 ордн ОН

ОДЕССКИЙ ВОЕННЫЙ ОКРУГ

9

14,35,48 ск, 18 мк, 2 кк

150 сд, 80,81,82, 84 УР

302 пап, 430 гап РГК,
33 минб, 245 оадн ОМ РГК

РГК и резервы ВО

7, 9 ск, 3 вдк, 2 мк

116 сд, 83,86 УР

 

АРХАНГЕЛЬСКИЙ ВОЕННЫЙ ОКРУГ

РГК и резервы округа, управление 28 А

88, 111 сд

310 пап, 20 минб РГК

МОСКОВСКИЙ ВОЕННЫЙ ОКРУГ

РГК и резервы ВО, управление 29 А

20,33,41,61,69 ск, 7, 21 мк

 

524, 592 пап, 191, 399 гап, 373, 544 гап БМ,
 47 минб, 34, 314 оадн ОМ РГК, 1 опс

ПРИВОЛЖСКИЙ ВОЕННЫЙ ОКРУГ

РГК и резервы ВО, управление 21 А

63, 66 ск

18 сд

42 гап, 8, 142, 376 гап БМ,
 332 оадн ОМ РГК, 7 опс

ОРЛОВСКИИ ВОЕННЫЙ ОКРУГ

РГК и резервы ВО, управление 20 А

30 ск, 23 мк

120 сд

138 пап РГК

ХАРЬКОВСКИИ ВОЕННЫЙ ОКРУГ

РГК и резервы ВО, управление 18 А

25, 45, 67 ск, 25 мк, 2 вдк

 

555 пап, 79, 538 гап, 11 минб РГК, 3 опс

УРАЛЬСКИИ ВОЕННЫЙ ОКРУГ

РГК и резервы ВО, управление 22 А

51, 62 ск

 

11 минб РГК, 22 инжп, 31 опс

СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ ВОЕННЫЙ ОКРУГ

РГК и резервы ВО, управление 19 А

34, 64 ск, 26 мк

38, 157 сд

8 опс

ЗАКАВКАЗСКИЙ ВОЕННЫЙ ОКРУГ

РГК и резервы ВО

3, 23, 40 ск, 28 мк

63, 76, 77 гсд, 17, 21 гкд, 51, 55 УР

312 пап, 337, 385 гап, 116, 136, 350 гап БМ,
33, 40 оадн ОМ, 15 минб РГК, 7 дн БП

СРЕДНЕАЗИАТСКИЙ ВОЕННЫЙ ОКРУГ

РГК и резервы ВО

58 ск, 27 мк, 4 кк

194 гсд, 238 сд, 20, 21 гкд

38 пап РГК, 9 пмб

СИБИРСКИЙ ВОЕННЫЙ ОКРУГ

РГК и резервы ВО, управление 24 А

52, 53 ск

 

103 гап БМ, 12 минб РГК

ЗАБАЙКАЛЬСКИИ ВОЕННЫЙ ОКРУГ

16

32 ск, 5 мк

57 тд

12 опс, 423 олбе

17

 

36, 57 мед, 65 сд, 82 мд, 61 тд, 9 мббр

30 мцп, 185 гап РГК

РГК и резервы ВО

12 ск

31,32 УР

413 гап, 372 гап БМ РГК, 11 опс, 34 дэп

ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ФРОНТ

2 КЗ

 

3,12, 21 сд, 101 УР

35 гап, 388 пап РГК, 22 опс

15

18 ск

34, 92 сд, 69 мд, 59 тд, 102 УР

411,424 гап РГК

1 КЗ

26, 59 ск

8 кд, 112 УР

114, 319 гап БМ, 76 пап РГК, 19 опс

25

39 ск

105 сд, 106, 107, 108, 110, ШУР

45, 386 гап РГК,

РГК и резервы ВО

Особый ск, 30 мк

78 сд, 202 вдбр, 103, 104, 105 УР

87, 238 гап, 450, 549,
550 гап БМ, 21 минб РГК

 


Приложение 3.1. Количество воинских формирований Вооруженных сил по планам мобилизационного развертывания (МП-39 и МП-41) и их фактическое наличие на 22 июня 1941 г.

Воинские формирования

1941 г.

Имелось
 по МП-39

(+) или (-)
по наличию
к МП-39

Наличие
 на 22.06

По плану
 МП-41

1

2

3

4

5

6

Управления

Фронта

6

9

3

+ 3

Отд. армий

1

4

-4

Армий

29

26

17

+ 11

Конно-механизированных групп

2

-2

Военных округов

16

14

12

+ 4

Воздушных армий

3

-3

Стрелковые и воздушно-
десантные
войска

Управления стрелковых корпусов

62

65

54

+ 8

Стрелковые дивизии

177

198

159

+ 18

Горно-стрелковые дивизии

19

10

13

+ 6

Мотострелковые дивизии

2

2

1

+ 1

Стрелковые бригады

3

2

4

-1

Управления воздушно-десантных корпусов

5

+ 5

Воздушно-десантные бригады

16

6

6

+ 10

Бронетанковые войска

Управления механизированных корпусов

29

30

4

+ 25

Танковые дивизии

61

60

+ 61

Моторизованные дивизии

31

30

+ 31

Мотоброневые бригады

1

1

3

-2

Стрелково-пулеметные бригады

4

-4

Танковые бригады: тяжелые (Т-35)

1

-1

средние РГК (Т-28)

3

-3

легкие (Т-26)

19

-19

легкие РГК (БТ-5, БТ-7)

17

-17

Мотоциклетные полки

30

30

+ 30

Отдельные танковые батальоны

1

+ 1

Отдельные дивизионы бронепоездов

8

9

9

Отдельные бронепоезда

15

15

15

Отдельные батальоны бронепоездов

1

1

1

Кавалерия

Управления кавалерийских корпусов

4

3

5

-1

Кавалерийские дивизии

9

10

24

-15

Горно-кавалерийские дивизии

4

4

5

-1

Кавалерийские бригады

2

-2

Артиллерия

РГК: гаубичные артполки

29

27

21

+ 8

гаубичные артполки БМ

32

31

14

+ 17

пушечные артполки

14

14

9

+ 5

противотанковые

20

+ 20

отдельные гаубичные артдивизионы ОМ

12

15

8

+ 7

отдельные минометные батальоны

9

15

13

-4

Корпусные артполки

94

94

61

+ 33

Отдельные артдивизионы и батареи ОМ

14

12

9

+ 5

Отдельные зенитные артдивизионы корпусов

54

54

36

+ 18

Укрепленные районы

Управления УР

41

44

19

+ 22

Отд. стрелковые полки

4

4

1

+ 3

Отд. горнострелковые батальоны

*

3

3

*

Отд. пулеметно-артиллерийские батальоны

*

131

95

*

Отд. пулеметные роты

*

21

11

*

Отд. артполки

8

8

6

+ 2

Отд. артдивизионы

*

18

10

*

Отд. батареи ПТО

*

8

*

Отд. батареи капонирной артиллерии

*

30

44

*

Отд. взвода капонирной артиллерии

*

117

12

*

Отд. батареи береговой артиллерии

*

2

2

*

Военно-воздушные силы

Авиакорпуса

6

5

+ 6

Авиационные дивизии

79

79

+ 79

Авиабригады

5

5

40

-35

Дальнебомбардировочные авиаполки

37

36

+ 37

Тяжелые бомбардировочные авиаполки

7

6

10

-3

Ближнебомбардировочные авиаполки

102

102

50

+ 52

Истребительные авиаполки

171

171

47

+ 117

Штурмовые авиаполки

15

15

12

+ 3

Разведывательные авиаполки

10

10

+10

Смешанные авиаполки

3

7

6

-3

Отд. резервные авиабригады (по 2 полка)

2

2

2

Резервные авиаполки

6

6

6

Разведывательные авиационные эскадрильи

*

42

8

*

Авиационные эскадрильи связи

*

39

*

Корпусные авиационные эскадрильи

*

76

39

*

Корректировочные авиаотряды

20

-20

Отряды аэростатов наблюдения

24

24

+ 24

Войска ПВО

Корпуса

3

3

3

Дивизии

2

2

1

+ 1

Бригады

9

9

4

+ 5

Бригадные районы

24

31

+ 40

Зенитные артполки (по 100 орудий)

13

13

18

-5

Зенитные артполки (по 60 орудий)

16

16

+ 15

Зенитные артполки ПВО (2 дивизионные)

25

19

6

+ 12

Зенитные артполки ПВО (3 дивизионные)

4

4

+ 4

Зенитные артдивизионы РГК

100

100

41

+ 59

Зенитные артдивизионы МЗА

13

13

+ 12

Дивизионы ПВО

109

109

11

+ 98

Зенитно-пулеметные полки

4

3

4

-1

Зенитно-пулеметные батальоны

11

11

+ 11

Отд. зенитно-пулеметные роты

*

44

2

*

Полки ВНОС

6

6

5

+ 1

Батальоны ВНОС (в т. ч. радио)

37

37

18

+ 19

Роты ВНОС

*

17

9

*

Зенитные прожекторные полки

5

5

4

+ 1

Зенитные прожекторные батальоны

13

13

6

+ 7

Полки аэростатов

6

6

4

+ 2

Отд. дивизионы аэростатов

11

11

2

+ 9

Войска связи

Полки (фронтового подчинения)

14

9

+ 14

Полки (армейского подчинения)

5

24

+ 5

Батальоны и радио дивизионы (фронта)

14

-14

Батальоны и радиодивизионы (армий)

1

5

50

-45

Линейные батальоны связи

25

77

40

-15

Кабельно-шестовые роты

150

155

- 155

Телеграфно-строительные роты

80

79

-80

Эксплутационно-телеграфные роты

4

48

34

-44

Радио дивизионы ОСНАЗ

15

15

23

-8

Инженерные войска

Инженерные полки

18

+ 18

Отд. инженерные батальоны

20

49

28

-10

Отд. строительные батальоны

*

25

28

*

Понтонно-мостовые полки

16

2

2

+ 14

Отдельные понтонно-мостовые батальоны

*

43

16

*

Легкие переправочные парки

*

35

31

*

Ж.-дорожные и
 дорожные войска

Железнодорожные бригады

14

16

+14

Железнодорожные полки

7

16

-9

Дорожно-эксплуатационные полки

50

50

61

-11

Отд. мостовые железнодорожные батальоны

14

16

6

*

Отд. восстановительные ж.-д. батальоны

*

42

33

*

Отд. батальоны механизации ж.-д. работ

14

16

1

*

Отд. эксплуатационные роты

*

25

22

*

Химические, топографи-
ческие войска

Огнеметные танковые бригады

3

-3

Отд. батальоны ПХО

*

22

3

*

Отд. дегазационные батальоны

*

28

*

Отд. роты ПХО

*

34

*

Топографические и геодезические отряды

*

9

7

*

Автотранс-
портные части

Бригады

6

5

-5

Отд. полки

19

9

3

+16

Отд. батальоны

38

90

120

-82

Отд. роты

2

15

+ 2

Отд. батальон автоцистерн

8

10

-10

Отд. роты автоцистерн

11

Отд. тракторные батальоны

8

10

-10

Запасные части

Управлений стрелковых бригад

*

20

30

*

Стрелковые полки

*

60

89

*

Армейские стрелковые полки

*

40

41

*

Артполки: дивизионной артиллерии

*

20

33

*

корпусной артиллерии

*

6

12

*

РГК

*

4

3

*

горной артиллерии

2

2

2

зенитной артиллерии

*

4

3

*

Минометные батальоны

*

3

2

*

Пулеметно-артиллерийские батальоны (для УР)

5

5

5

Танковые полки

13

13

13

Броневые полки

3

3

6

-3

Полки бронепоездов

1

1

1

Кавалерийских полков

4

4

13

-9

Горно-кавалерийские полки

2

2

2

Конно-артиллерийские полки

1

1

2

-1

Зенитно-пулеметные батальоны

3

3

3

Батальоны ВНОС

2

2

3

-1

Полки связи

3

3

2

+ 1

Батальоны связи

*

20

*

Радиодивизионы ОСНАЗ

2

2

2

Инженерные полки

*

5

*

Инженерные батальоны

9

-9

Саперные батальоны

*

20

*

Понтонные батальоны

*

4

3

*

Ж.-д. полки

6

6

6

Дорожно-эксплуатационные полки

3

3

+ 3

Батальоны ПХО и дегазационные

6

6

6

Автотранспортные полки

6

6

10

-4

Тракторные батальоны

4

4

11

-7

Военно-учебные заведения

Военные академии

19

19

11

+ 8

Училища

Пехотные

45

43

51

-6

Стрелково-пулеметные

10

10

+10

Стрелково-минометные

4

4

+ 4

Оружейно-технические

1

1

1

Артиллерийские: дивизионной артиллерии

7

6

10

-3

корпусной артиллерии

3

3

3

большой мощности

2

2

1

+ 1

противотанковые

4

4

2

+ 2

горной артиллерии

1

1

1

технические

2

2

3

-1

зенитные

4

4

3

+ 1

АИР зенитной артиллерии

1

1

+ 1

Танковые

9

7

11

-2

Танкотехнические

1

1

3

-2

Автомобильные

2

2

2

Тракторные

1

1

+ 1

Кавалерийские

1

1

4

-2

Связи

7

7

9

-2

Военно-химические

1

1

2

-1

Военно-инженерные

5

4

6

- 1

Военных сообщений

1

1

4

-3

Военно-медицинские

3

3

6

-3

Военно-ветеринарные

1

1

1

Военно-политические

30

26

19

+11

Военно-интендантские

2

3

1

- 1

Военно-финансовые

1

1

+ 1

Топографические

1

1

2

- 1

Авиационные пилотов

25

20

17

+8

ВМФ

7

3

3

+ 4

ВМФ (военно-политические)

2

2

+2

Школы

Связи собаководства и голубеводства

1

1

1

Авиационные: пилотов

40

40

27

+13

пилотов и механиков

1

1

+ 1

стрелков-бомбардиров

12

12

+12

механиков

17

14

4

+13

Военная аэрофотографов

1

1

+ 1

Окружные и дивизионные
 мл. авиаспециалистов

60

60

+60

Стрелков-радистов

9

9

+ 9

Медицинские части

Подвижные полевые госпитали
на 200 коек (автом.)

*

183

133

*

Подвижные полевые госпитали
 на 200 коек (конные)

*

180

72

*

Эпидемические госпитали

*

80

70

*

Автосанитарные роты

*

42

27

*

Автомобильные хирургические отряды

*

70

*

Отд. обмывочные дегазационные роты

*

36

*

Отд. медицинские роты

*

27

*

Постоянные военно-санитарные поезда

*

172

168

*

Временные военно-санитарные поезда

*

159

159

*

Банно-прачечные отряды

*

9

3

*

Примечание. Состав воинских формирований дан с учетом соединений и частей, формирование которых не было закончено, но которые входили в перечень РККА.

Приложение 3.2. Штатная структура соединений и частей РККА на 22 июня 1941 г.

1. Стрелковые войска

Стрелковый корпус

управление, штаб, ОППА

2-3 сд (гсд)

тяжелый кап
 (1 250 чел.)

кап (900 чел)

озадн (24 76-мм ЗП,
 6 зен. пулеметов)

обе

осб

аэ (16 сам.)

Стрелковая дивизия

штаб

3 сп

лап

гап

озадн (12 ЗП)

оптдн (18 ор.)

орб

обе

осб

оатб

апдн

пах

мсб

орхз

Горно-стрелковая дивизия

штаб

4 гсп

лап

гап

озадн

оптбат (бор.)

кэск

обе

осб

оатб

апдн

пхп

мсб

орхз

Стрелковая бригада

штаб

2 сп

лап

зен. батр (4 ор.)

орр

орс

оср

оатр

омер

Стрелковый полк (3182 чел.)

штаб

3 сб

батр 45мм
 орудий (6)

мин. батр (4 120-мм)

рота ПВО
(9 счетверенных ПУ)

батр 76-мм орудий (4)

оср

орс

омер

2 взв развед.

Стрелковый батальон

штаб

3 стрелковые роты

пулеметная рота

минометная рота
(6 82-мм М)

ПТ взвод (2 45-мм ПТО)

Разведбатальон стрелковой дивизии

штаб

танковая рота

рота бронеавтомобилей

мотострелковая кавалерийский
 рота эскадрон

саперно-переправочное
 отделение

2. Кавалерия

Кавалерийский корпус

управление,
штаб, ОППА

2 кавалерийские дивизии

дивизион связи

Кавалерийская дивизия

4 кавале-рийских полка

танковый полк

Конно-артиллерийский и зенитный дивизионы

эскадрон связи

саперный эскадрон

Дегазационный эскадрон

Кавалерийский полк (1 369 чел., 1 588 лошадей)

4 сабельных эскадрона

пулеметный эскадрон

батарея 45-мм пушек

батарея 76-мм П

зенитная батарея

химический взвод

саперный взвод

полуэскадрон связи

                 

3. Воздушно-десантные войска

Воздушно-десантный корпус

управление, штаб, ОППА

3 вдбр

оадн

отб

взвод связи

авиазвено
связи

2 транспортно
-бомбардировочных
 авиаполка
(придавались)

Воздушно-десантная
бригада (2 588 чел.)

штаб

4 пдб

оадн

орс

зенитно-пулеметная
рота

разведы-
вательно -самокатная
рота

школа младшего комсостава

Парашютно-десантный
батальон (пдб) — 546 чел.

штаб

3 пдр

мин. рота

разв. взв.

саперно-подрывной
взвод

взвод связи

взвод
 боепитания

хоз. взвод

медпункт

4. Автобронетанковые войска

Механизированный
корпус

управление штаб

2 тд

мд

мотоциклетный полк

омиб (664 чел.)

батальон связи

авиаэскадрилья

Танковая
дивизия

штаб

2 тп

мсп

гап

озадн

орб

обе

пмб (832 чел.)

оатб

орвб

мсб

Моторизованная дивизия

штаб

тп

2 мсп

гап

озадн

орб

оптдн обе

либ (402 чел.)

апдн оатб

орвб

мсб

Танковый полк танковой дивизии

штаб

тяжелый танковый батальон

2 танковых батальона

легкий огнеметный танковый батальон

саперная рота

взвод связи

Мотострелковый полк тд и мд

штаб

3 мотострелковых батальона

арт. батарея автотранспортный батальон

рота связи

саперная рота

рота ПВО

Танковый полк моторизованной дивизии

штаб

3 танковых батальона

саперная рота

разведывательная
рота

взвод связи

Разведывательный батальон танковой дивизии

штаб

рота легких танков

рота БА-10

рота БА-20

мотоцик. рота

рота ПВО

арт. батарея

взвод связи

взвод управления

саперный взвод

взвод ранцевых огнеметов

комен-дантский взвод

                               

5. Артиллерия

Противотанковая артиллерийская бригада

штаб

2 противотанковых артиллерийских полка

минно-саперный батальон

Автотранс-портный батальон

Противотанковый артиллерийский полк

штаб и штабная батарея

адн 107 мм пушек (3 батр по 4 орудия)

2 адн 76 мм пушек ( по 3 батр в 4 орудия)

2 адн 85 мм ЗП (3 батр по 4 орудия)

зенитный дивизион (2 батр
 по 4 37мм ЗП и 1 зпр в 36 ДШК)

школа младшего комсостава

подразделения обеспечения

Гаубичный артполк БМ РГК (24 орудия)

штаб и штабная батарея

4 артдивизиона по 3 батареи в 2 203мм гаубицы

разведы-вательный артдивизион

подразделения обеспечения

Гаубичный (пушечный) артполк РГК (48 орудий)

штаб и штабная батарея

4 артдивизиона по 3 батареи в 4 орудия (гаубицы или пушки)

разведы-вательный артдивизион

подразделения обеспечения

Корпусной артполк (36 орудий)

штаб и штабная батарея

2 адн по 3 батр (24 107-мм пушки)

1 адн в 3 батр (12 152-мм гаубицы)

подразделения обеспечения

Тяжелый корпусной артполк (30 орудий)

штаб и штабная батарея

2 адн по 3 батр (24 152-мм гаубицы)

1 адн в 3 батр по 2 152-мм гаубицы-пушки

подразделения обеспечения

Минометный батальон (48 минометов)

4 роты по 12 120-мм минометов

артдивизион ОМ (6 орудий)

3 батареи по 2 орудия

                 

6. Войска ПВО

Формирования ПВО

Прикрываемые пункты

Состав частей и подразделений,
входящих в формирования

Орудия калибра

Зенитные
 пулеметы

Прожектора

Аэростаты

среднего

малого

1-й корпус

Москва

6 зап, 2 озадн, 1 зпп, 2 п АС, 1 п ВНОС,
 2 прожп, 2 обе

600

72

231

648

432

2-й корпус

Ленинград

6 зап, 2 озадн, 1 зпп, 3 п АС, 1 п ВНОС,
 2 прожп, 2 обе

600

72

231

648

648

3-й корпус

Баку

4 зап, 4 озадн, 1 зпп, 1 п АС, 1 п ВНОС,
 1 прожп, 2 прожб, 2 обе

420

84

236

564

216

3, 4-я дивизии

Киев, Львов

2 зап, 1 озадн, 1 зпп, 2 прожб,
 1 дивизион АС, 2 батальона ВНОС

120

24

66

120

81

8 бригад (7-10, 12-15-я)

Минск, Батуми, Хабаровск, Рига,
Каунас, Гродно, Вильно, Одесса

1 зап (или 5 задн), 1 зпб, 1 прожб,
 1 дивизион АС, 1 батальон ВНОС

60

12

27

60

81

1 бригада (11-я)

Дрогобыч

1 зап, 1 зпб, 1 прожб, 1 дивизион АС,
 1 батальон ВНОС

100

12

27

60

81

4 полка

Запорожье, Днепропетровск,
Тбилиси, Комсомольск-на-Амуре

3 задн, 3 зпр, 3 прожр, 1 рота ВНОС

36

12

27

48

19 полков

Крупные промышленные и военные объекты

2 задн, 2 зпр, 2 прожр, 1 взвод ВНОС

24

8

18

32

109 дивизионов

Ж.-д. станции и узлы, промышленные объекты

4 батареи, 1 зенитно-пулеметная рота

12

4

9

113 дивизионов

Военные склады и базы

3 батареи

8

4

7. Военно-воздушные силы

Авиационная дивизия

Управление

2-5 однотипных или разнотипных полков

Авиабаза (придавалась)

Авиационная бригада

Управление

2-3 полка или 1-2 полка и 2-3 эскадрильи

Авиабаза (придавалась)

Авиационный полк

Управление (2 самолета)

4-5 однотипных эскадрилий по 3 звена в 3 самолета

Батальон аэродромного обслуживания (придавался)

Авиационная база

Управление

Батальоны по количеству Инженерно-аэродромные
полков в дивизии (бригаде) подразделения

Подразделения Комендатура
 Аэродромно-связи авиационного
гарнизона техническая рота

8. Инженерные войска и войска связи

Инженерный полк

штаб

технический батальон (4 роты — электротехническая, электрозаграждений, гидротехническая, маскировки)

мотоинженерный батальон

легкий парк школа младшего НПЛ комсостава

Понтонно-мостовой полк

штаб

кадровый понтонно-мостовой батальон

2 скадрованных понтонно-мостовых батальона

техническая рота

комплект парка Н2П

Отдельный саперный батальон (СК) — 901 чел.

штаб

3 саперные роты

техническая рота (5 взводов - дорожно-позиционный, мостовой, лесозаготовительный, электротехнический, полевого водоснабжения)

переправочный парк

Отдельный саперный батальон (сд) — 521 чел.

штаб

3 саперные роты

технический взвод

взвод технического обеспечения и снабжения

переправочный парк

Отдельный полк связи

штаб и группа обеспечения

радиобатальон (2 роты)

телефонно-телеграфный батальон (2 роты по 3 взвода, телеграфная и телефонная станции)

кабельно-телеграфная моторизованная рота ( 3 кабельно-телеграфных и 1 телеграфно-строительный взвода)

рота подвижных средств связи (взвод ФПС, взвод ПСС, экспедиция, пост ВНОС)

Отдельный батальон связи (сд)

штаб

штабная рота (3 взвода - радио, телефонный, подвижных средств связи)

2 телефонные роты

подразделения обеспечения

                   

9. Полевые управления фронта, армии и их штабов

Подразделения управлений

Кол-во человек в управлении

Подразделения штаба

Количество человек в штабе

фронта

армии

фронта

армии

Военный Совет

11

5

Командование

9

9

Штаб

333

177

Оперативный отдел

35

40

Управление артиллерией

78

44

Разведывательный отдел

85

13

Управление АБТВ

41

19

Топографический отдел

22

13

Инженерное управление (отдел)

50

6

Отдел укомплектования, устройства и службы войск

34

17

Управление связи (отдел)

72

12

Отдел снабжения и дорожной службы

36

41

Управление ПВО (отдел)

21

5

Административно-хозяйственный отдел

35

22

Химическое управление (отдел)

15

3

Финансовая часть

5

5

Управление боевой подготовки (отдел)

13

4

Отдел военных сообщений

41

21

Отдел воздушно-десантной службы

15

Комендатура

2

1

Отдел кадров

52

17

Всего человек / в том числе вольнонаемные

333/21

177/18

Тыловые органы

224

100

Всего человек / в том числе вольнонаемные

925/55

392/35

Примечание. Кроме того, к управлению фронтов и армий относились политические управления и отделы, управления и отделы командования ВВС, особые отделы, которые содержались по своим штатам.

Приложение 3.3. Штатная численность некоторых основных соединений, частей и подразделений РККА на 22 июня 1941 г.

Состав

Соединения и части

Корпус

Дивизия

Противо-тан-ковая арт-
бригада

Гап БМ РГК

Тя-же-лый пап РГК

Стрелковые

меха-низи-рован-ный

возду-шно-
десан-тный

тан-ковая

мото-
ризо-
ванная

стрел-
ковая

горно-стрел-
ковая

кава-ле-рий-ская

Бата-
льон

рота

Личный состав — всего

36080

10419

10942

11534

14483

8829

9240

5322

2304

2598

778

178

Тан-ки

Всего

1031

50

375

275

16

64

В том чис-ле

Тяже-лые (КВ)

126

63

Сред-ние

420

210

—из них Т-34

368

184

Лег-кие

485

50

102

275

16

64

Бронеавтомобили - всего

268

95

51

13

18

В том числе

Сред-ние (БА-10)

152

42

21

8

Лег-кие (БА-20)

116

53

30

13

10

Автомобили и
трактора

5517

241

1444

1715

657

203

883

354

391

Мотоциклы

1012

380

159

12

Лошади

3039

3160

7625

*

*

Ар-тил-ле-
рия

Всего

358

189

95

158

294

190

64

136

24

24

17

2

В том чис-ле

152-мм гау-бицы

36

12

12

12

24 107-мм пушки

24 203-мм гау-бицы Б-4

24 152-мм пуш-
ки Бр-2

122-мм гау-бицы

40

12

16

32

12

76-мм пушки

24

18

4

12

34

56

32

48

4 5-мм ПТО

36

39

12

54

8

16

2

37-мм и 76-мм 30

36

12

12

12

12

20

16

120-мм мино-меты

12

12

48 85-мм

82-мм мино-меты

48

21

18

54

36

64

зенит-ных
ору-
дий

9

50-мм мино-меты

136

111

27

96

84

54

54

6

2

Пулеметы — всего

*

458

*

*

566

424

192

165

*

*

54

16

В том числе

Стан-ко-
вые

*

18 + 4зен ПУ

*

*

174

110

64

72

*

*

18

4

Руч-ные

*

440

*

*

392

314

128

93

*

*

36

12

Ранцевые огнеметы

864

Пистолеты-пулеметы

*

1257

*

*

1204

788

*

*

*

*

86

24

Винтовки и карабины

*

4500

*

*

10240

6960

*

*

*

*

562

126

                                 


Приложение 4.1. Список высшего командного состава РККА и ВМФ на 22 июня 1941 г.

1. Сухопутные войска, ВВС и НКВД.

Фамилия, имя, отчество

Занимаемая должность

Судьба на конец войны (в скобках — дата присвоения звания)

1

2

3

МАРШАЛ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

1. Буденный Семен Михайлович

1-й зам. наркома обороны

Командующий кавалерией РККА

2. Ворошилов Климент Ефремович

Председатель Комитета обороны при СНК СССР

Председатель союзной комиссии в Венгрии

3. Кулик Григорий Иванович

Зам. наркома обороны по артиллерии

Зам. начальника ГУ формирований (ГМ с 1942 г.)

4. Тимошенко Семен Константинович

Нарком обороны СССР

Представитель Ставки ВГК на 2, 3, 4 УФ

5. Шапошников Борис Михайлович

Зам. наркома обороны по УР

Начальник академии ГШ. Умер 26.03.45

ГЕНЕРАЛ АРМИИ

1. Апанасенко Иосиф Родионович

Командующий ДВФ

Зам. командующего ВОФ. Умер от ран 05.08.43

2. Жуков Георгий Константинович

Начальник Генерального штаба — зам. НКО

Командующий 1 БФ (МСС — 18.01.43)

3. Мерецков Кирилл Афанасьевич

Зам. наркома обороны по боевой подготовке

Командующий КАРФ и 1 ДВФ (МСС — 26.10.44)

4. Павлов Дмитрий Григорьевич

Командующий Западным ОВО

Расстрелян в июле 1941 г.

5. Тюленев Иван Владимирович

Командующий МВО

Командующий ЗКФ

ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИК

1. Городовиков Ока Иванович

Командующий кавалерией РККА

Зам. командующего кавалерией РККА

2. Кирпонос Михаил Петрович

Командующий Киевским ОВО

Погиб 20.09.41

3. Кузнецов Федор Исидорович

Командующий Прибалтийским ОВО

Командующий УВО

4. Локтионов Александр Дмитриевич

До ареста (14.06.41) — командующий ПОВО

Расстрелян 28.10.41

5. Черевиченко Яков Тимофеевич

Командующий Одесским ВО (9 А)

Командир 7 ск

6. Штерн Григорий Михайлович

До ареста (07.06.41) — начальник ГУ ПВО РККА

Расстрелян 28.10.41

ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИК АРТИЛЛЕРИИ

1. Воронов Николай Николаевич

Начальник Главного управления ПВО

Командующий артиллерией РККА (ГМ арт. — 21.02.44)

2 . Яковлев Николай Дмитриевич

Начальник Главного артиллерийского управления (ГАУ)

Зам. командующего артиллерией РККА (Март — 21.02.44)

ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТ

1. Акимов Степан Дмитриевич

Помощник Командующего Прибалтийского ОВО

Врид командующего 43 А. Погиб 29.10.41

2. Антонюк Максим Антонович

Зам. генерал-инспектора пехоты РККА

Зам. командующего Львовским ВО

3. Артемьев Павел Артемьевич

Начальник Управления оперативных войск НКВД

Командующий МВО (г-п — 22.01.42)

4. Батов Павел Иванович

Командир 9 оск

Командующий 65 А (г-п — 29.06.44)

5. Бахтин Александр Николаевич

Начальник управления боевой подготовки НКО

Зам. командующего 46 А

6. Богданов Иван Александрович

Начальник Беломорского округа погранвойск НКВД

Зам. командующего 39 А. Умер от ран 22.07.42

7. Болдин Иван Васильевич

Зам. командующего ЗОВО

Зам. командующего 3 УФ (г-п— 15.07.44)

8. Васильев Василий Петрович

Командующий 1 А

Умер от болезни 19.10.42

9. Ватутин Николай Федорович

1-й зам. начальника ГШ

Командующий 1 УФ. Умер от ран 12.04.44 (га—12.02.44)

10. Веревкин-Рахальский Николай Андреевич

Зам. начальника ВА им. Фрунзе

Начальник ВА им. Фрунзе

11. Герасименко Василий Филиппович

Командующий Приволжским ВО (21 А)

Командующий Киевским ВО

12. Герасимов Михаил Никанорович

Командир 19 ск

*

13. Голиков Филипп Иванович

Начальник Разведывательного управления РККА

Начальник ГУ кадров РККА (г-п — 19.01.43)

14. Голубовский Василий Степанович

Командир 30 мк

Зам. командующего ДВФ

15. Гореленко Филипп Данилович

Командующий 7 А

Командующий 32 А

16. Еременко Андрей Иванович

В распоряжении ГК

Командующий 4 УФ (га — 27.08.43)

17. Ершаков Филипп Афанасьевич

Командующий Уральским ВО (22 А)

Командующий 20 А. В плену с 10.41. Погиб 07.42

18. Ефремов Михаил Григорьевич

1-й зам. генерал-инспектора пехоты РККА

Командующий 33 А. Погиб 19.04.42

19. Жуков Георгий Васильевич

Под арестом

Под арестом

20. Загю Михаил Михайлович

Преподаватель кафедры тактики ВА ХЗ

В той же должности

21. Захаркин Иван Григорьевич

Зам. командующего МВО

Ком. ОДВО. Погиб 15.10.44 в аварии (г-п — 18.09.43)

22. Злобин Вениамин Михайлович

Начальник штаба СКВО

Начальник кафедры оперативного искусства ВАГШ

23. Иванов Федор Сергеевич

Зам. командующего КОВО

Нач. гарнизона Ленинграда. Под арестом с 22.02.42

24. Калинин Степан Андрианович

Командующий Сибирским ВО (24 А)

Командующий ХВО. Под арестом с 24.06.44

25. Качалов Владимир Яковлевич

Командующий Архангельским ВО (28 А)

Погиб 04.08.41

26. Кленов Петр Семенович

Начальник штаба ПОВО

Арестован и расстрелян 10.07.41

27. Клыков Николай Кузьмич

Помощник командующего МВО по вузам

Командующий СКВО

28. Клюев Леонид Лаврович

Начальник кафедры ВА химзащиты

Умер от болезни 26.01.43

29. Ковалев Михаил Прокофьевич

Генерал-инспектор пехоты

Зам. командующего ЗБФ (г-п — 07.05.43)

30. Козлов Дмитрий Тимофеевич

Командующий Закавказским ВО

Зам. командующего ЗБФ (г-м — 08.05.42, г-л — 19.01.43)

31. Коленковский Александр Константинович

Преподаватель В А им. Фрунзе

Умер от болезни 23.05.42

32. Конев Иван Степанович

Командующий Северо-Кавказским ВО (19 А)

Командующий 1 УФ (МСС — 20.02.44)

3 3. Корсун Николай Георгиевич

Профессор ВА им. Фрунзе

В той же должности

34. Костенко Федор Яковлевич

Командующий 26 А

Зам. командующего ЮЗФ. Погиб 26.05.42

3 5. Кузнецов Василий Иванович

Командующий 3 А

Командующий 3 УА (г-п — 25.05.43)

36. Курдюмов Владимир Николаевич

Зам. командующего ЗОВО

Командующий СБВО

37. Курочкин Павел Алексеевич

Командующий Забайкальским ВО

Командующий 60 А (г-п — 27.08.43)

3 8. Лукин Михаил Федорович

Командующий 16 А

Командующий 19 А. В плену с 10.41 по 05.45

39. Львов Владимир Николаевич

Зам. командующего ЗКВО

Командующий 51 А. Погиб 11.05.42

40. Маландин Герман Капитонович

Начальник ОУ ГШ

Начальник штаба 13 А (г-п — 31.08.45)

41. Масленников Иван Иванович

Зам. наркома внутренних дел

Зам. Главнокомандующего на ДВ (га — 28.07.44)

42. Медведев Никифор Васильевич

Зам. командующего СБВО

Командир 17 гв. ск

43. Мордвинов Василий Константинович

Начальник ВА ГШ

В той же должности

44. Морозов Григорий Федорович

В распоряжении УБП РККА

С 1943 г. — в отставке

45. Морозов Василий Иванович

Командующий 11 А

Начальник Управления вузов РККА

46. Музыченко Иван Николаевич

Командующий 6 А

В плену с 08.41. Освобожден 05.45

47. Надежный Дмитрий Николаевич

Преподаватель Военно-инженерной академии (ВИА)

С 1942 г. — в отставке

48. Новосельский Юрий Владимирович

Командир 2 мк

Командир 55 ск

49. Окулич Александр Константинович

Начальник командного факультета ВА химзащиты

В той же должности

50. Осокин Василий Васильевич

Начальник ГУ МПВО НКВД

В той же должности

51. Парусинов Филипп Алексеевич

Командующий 25 А

Зам. командующего 25 А

52. Попов Маркиан Михайлович

Командующий Ленинградским ВО

Начальник штаба ЛФ (га — 26.08.43)

53. Пуркаев Максим Алексеевич

Начальник штаба КОВО

Командующий 2 ДВФ (га — 26.10.44)

54. Пшенников Петр Степанович

Командующий 23 А

Командующий 3 А. Погиб 28.12.41

5 5. Пядышев Константин Павлович

Зам. командующего ЛВО

Зам. командующего СФ. Арестован 07.41. Умер в 1943 г.

56. Ремезов Федор Никитич

Командующий Орловским ВО (20 А)

Командующий 45 А

57. Репин Василий Иванович

Помощник командующего ОДВО по УР

*

58. Рейтер Макс Андреевич

Зам. командующего СКВО

Командующий ЮУВО (г-п — 30.01.43)

59. Романенко Прокофий Логинович

Командующий 17 А

Командующий 48 А (г-п — 15.07.44)

60. Романовский Владимир Захарович

Помощник командующего ПВВО (21 А)

Командующий 19 А (г-п — 11.07.45)

61. Рябышев Дмитрий Иванович

Командир 8 мк

Командир 114 ск

62. Сергеев Всеволод Николаевич

Зам. командующего 2 А

Зам. командующего СКВО

63. Селиванов Иван Васильевич

Командир 30 ск

Командир 83 кд. Арестован в ноябре 1941 г. Расстрелян

64. Смирнов Андрей Кириллович

Командующий ХВО (18 А)

Погиб 08.10.41

65. Смирнов Илья Корнилович

Начальник Управления вузов РККА

Командующий Львовским ВО

66. Смородинов Иван Васильевич

Начальник штаба ДВФ

Начальник ГУ формирований КА (г-п — 12.10.41)

67. Соколов Григорий Григорьевич

Начальник ГУ погранвойск НКВД

Начальник ГУ вузов НКВД

68. Соколовский Василий Данилович

Зам. начальника ГШ по мобилизационным вопросам

Начальник штаба 1 БФ (генерал армии — 27.08.43)

69. Софронов Георгий Павлович

Зам. командующего ПОВО

Зам. командующего 3 БФ

70. Степанов Григорий Алексеевич

Начальник Ленинградского округа погранвойск НКВД

В той же должности

71. Тюрин Александр Алексеевич

Зам. командующего ОРВО

Зам. командующего 50 А

72. Филатов Петр Михайлович

Командующий 13 А

Умер от ран 14.07.41

73. Фролов Валериан Александрович

Командующий 14 А

Командующий Беломорским ВО (г-п — 28.04.43)

74. Хозин Михаил Семенович

Начальник ВА им. Фрунзе

Командующий Приволжского ВО (г-п— 19.01.43)

75. Хмельницкий Рафаил Павлович

Командир 34 ск

Генерал для поручений при Представителе СВГК

76. Цветаев Вячеслав Дмитриевич

Начальник кафедры общей тактики В А им. Фрунзе

Командующий 33 А (г-п— 18.09.43)

77. Черняк Степан Иванович

Командир 3 ск

Командир 41 сд (пк с 08.05.42, гм с 03.06.44)

78. Чибисов Никандр Евлампиевич

Зам. командующего ОДВО

Начальник ВА им. Фрунзе (г-п — 07.11.43)

79. Чуйков Василий Иванович

Военный атташе в Китае

Командующий 8 гв. А (г-п — 27.10.43)

80. Шапкин Тимофей Тимофеевич

Командир 4 кк

Умер 23.03.43

81. Шевалдин Трифон Иванович

Зам. генерал-инспектора пехоты РККА

Командующий Белорусским ВО

82. Шиловский Евгений Александрович

Начальник кафедры ВА ГШ

В той же должности

83. Яковлев Всеволод Федорович

1-й зам. командующего КОВО

Командующий Ставропольским ВО

84. Виткаускас Винцас Иосифович

До ареста (14.06.41) — командир 24 ск

Лишен воинского звания

85. Ионсон Густав Юрьевич

Под арестом

Лишен воинского звания

86. Клявинып Роберт Юрьевич

Под арестом

Лишен воинского звания

ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТ АРТИЛЛЕРИИ

1. Бессчастнов Тимофей Андреевич

*

Нач. Высшей офицерской арт. школы (г-п — 22.08.44)

2. Дроздов Николай Федорович

Начальник Артиллерийской академии

В той же должности (г-п — 18.11.44)

3. Клич Николай Александрович

Начальник артиллерии ЗОВО

Арестован и расстрелян в июле 1941 г.

4. Мышков Константин Романович

Зам. начальника ГАУ

Умер от ран 10.08.42

5. Парсегов Михаил Артемьевич

Командующий артиллерией КОВО

Командующий артиллерией 2 ДВФ

6. Сивков Аркадий Кузьмич

Генерал-инспектор артиллерии РККА

Командующий артиллерией СКФ. Погиб 02.11.43

ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТ АВИАЦИИ

1. Алексеев Павел Александрович

До ареста (07.06.41) — пом. командующего ВВС ПВВО

Расстрелян в октябре 1941 г.

2. Арженухин Федор Константинович

До ареста в июне 1941 г. — начальник ВАКШС ВВС

Расстрелян 28.10.41

3. Астахов Федор Алексеевич

Зам. начальника ГУ ВВС

Начальник ГУ ГВФ (маршал ав. — 19.08.44)

4. Гусев Константин Михайлович

Командующий ВВС ДВФ

Арестован и погиб

5. Денисов Сергей Прокофьевич

Командующий ВВС ЗКВО

В Главном штабе ВВС

6. Жигарев Павел Федорович

Начальник ГУ ВВС

Командующий 10 ВА (г-п — 22.10.41)

7. Кравченко Григорий Пантелеевич

Слушатель ВА ГШ

Командир 215 иад. Погиб 23.02.43

8. Проскуров Иван Иосифович

Под арестом

Расстрелян 28.10.41

9. Птухин Евгений Саввич

Командующий ВВС КОВО

Арестован в июле 1941 г. Расстрелян 23.02.42

10. Пумпур Петр Иванович

Под арестом

Расстрелян 23.03.42

11. Рычагов Павел Васильевич

Под арестом

Расстрелян 28.10.41

12. Самойло Александр Александрович

Преподаватель ВВИА им. Жуковского

В той же должности

13. Смушкевич Яков Владимирович

Под арестом

Расстрелян 28.10.41

ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТ ТАНКОВЫХ ВОЙСК

1. Терехин Макар Фомич

Командующий 2-й Краснознаменной армией

Всю войну в прежней должности

2. Федоренко Яков Николаевич

Начальник ГАБТУ РККА

Командующий БТМВ РККА (маршал БТВ — 21.02.44)

ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТ ВОЙСК СВЯЗИ

1. Найденов Иван Андреевич

Генерал-инспектор войск связи

В той же должности

2. Усов Василий Иванович

Начальник войск связи

*

ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТ ИНЖЕНЕРНЫХ ВОЙСК

1. Гундоров Александр Семенович

Начальник Военно-инженерной академии

Председатель Всеславянского комитета

2: Карбышев Дмитрий Михайлович

Начальник кафедры тактики В А ГШ

В плену с 08.08.41. Погиб 18.02.45

ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТ ТЕХНИЧЕСКИХ ВОЙСК

1. Трубецкой Николай Иустинович

Начальник управления ВОСО

Под арестом с июля 1941 г. Расстрелян 12.02.42

ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТ ИНТЕНДАНСКОИ СЛУЖБЫ

1. Хрулев Андрей Васильевич

Главный интендант РККА

Начальник тыла РККА (га — 07.11.43)

ГЕНЕРАЛ-МАЙОР

1. Абрамидзе Павел Ивлианович

Командир 72 гсд

В плену с 08.41. Освобожден 05.45

2. Абсалямов Манзакир

Доцент Военной академии ГШ

В той же должности

3. Аввакумов Яков Александрович

*

Начальник тыла 61 А. Погиб 07.07.42

4. Аверкин Дмитрий Иванович

*

Командир 48 кд. Погиб 10.12.41

5. Алавердов Христофор Николаевич

Командир 113 сд

В плену с 07.41. Погиб в 1942 г.

6. Александров Петр Алексеевич

Командир 155 сд

Командир 3 гск

7. Алексеев Иван Иванович

Командир 6 ск

В плену с 22.09.41 по 10.41. Арестован 14.12.41

8. Алексеев Михаил Васильевич

Редактор НИО ВА им. Фрунзе

В той же должности

9. Алексеев Платон Николаевич

*

*

10. Алферьев Петр Федорович

Зам. начальника УБП РККА

Зам. командующего 2 УА. Пропал без вести в июне 1942 г.

11. Алябушев Филипп Федорович

Командир 87 сд

Погиб 26.06.41

12. Андреев Анатолий Иосифович

Командир 52 ск

Командир 43 ск (г-л — 20.04.45)

13. Андреев Дмитрий Иванович

Командир 136 сд

Начальник тыла 2 ДВФ (г-л — 01.09.43)

14. Анисимов Николай Петрович

Зам. командующего ДВФ по тылу

Начальник тыла 1 УФ (г-л — 18.05.43)

15. Анисов Андрей Федорович

Зам. начальника ОУ ГШ

НШ 57 А. Застрелился мае 1942 г. во избежание плена

16. Антила Аксель Моисеевич

*

*

17. Антонов Алексей Иннокентьевич

Зам. НШ КОВО по орг.-мобилизационным вопросам

Начальник Генерального штаба РККА (га — 27.08.43)

18. Аполлонов Аркадий Николаевич

Зам. начальника войск НКВД

В той же должности (г-п — 29.10.43)

19. Армадеров Георгий Александрович

Преподаватель ВА им. Фрунзе

Под арестом с 28.11.41

20. Артеменко Павел Данилович

Командир 27 ск

В плену с 09.41. Освобожден 05.45

21. Арушанян Баграт Исаакович

Начальник штаба 12 А

Командир 11 гв. ск (г-л — 11.05.45)

22. Архипчиков Константин Яковлевич

*

*

23. Астанин Андрей Никитович

Помощник командующего ПОВО по УР

(г-л—16.10.43)

24. Ахлюстин Петр Николаевич

Командир 13 мк

Погиб 28.07.41

25. Ачкасов Александр Иванович

*

*

26. Ашахманов Павел Иванович

Старший преподаватель ВА им. Фрунзе

Умер от болезни в 1942 г.

27. Бадейнов Дмитрий Иванович

Нач. Туркменского пограничного округа НКВД

В той же должности

28. Байдалинов Сергей Артемьевич

Командир 83 гсд

*

29. Бакунин Федор Алексеевич

Командир 61 ск

Командир 63 ск

30. Баранович Ефим Викентьевич

Преподаватель ВА механизации и моторизации

В той же должности

31. Баринов Александр Иванович

Старший преподаватель В А им. Фрунзе

Командир 25 ск

32. Баронов Константин Федорович

Командир 23 ск

Зам. командующего 51 А. Умер от болезни 12.07.43

3 3. Бацанов Терентий Кириллович

Командир 17 сд

Командир 24 сд. Погиб в сентябре 1941 г.

34. Безуглый Иван Семенович

Командир 5 вдк

Командир 5 гв. ск (г-л — 15.07.44)

35. Белов Павел Алексеевич

Командир 2 кк

Командующий 61 А (г-п — 26.07.44)

36. Белов Николай Никанорович

Командир 15 мд

Погиб 09.08.41

37. Белокосков Василий Евлампиевич

Помощник командующего КОВО

Зам. начальника тыла РККА (г-п — 11.05.44)

3 8. Белоногов Василий Андреевич

*

Командир 26 сд

39. Беляев Николай Иванович

Начальник штаба 50 ск

*

40. Беляков Гамалиил Яковлевич

Зам. начальника Управления кадров РККА

*

41. Берзарин Николай Эрастович

Командующий 27 А

Командующий 5 УА (г-п — 20.04.45). Погиб в а/к 16.06.45

42. Березин Александр Дмитриевич

Командир 119 сд

Зам. командующего 22 А. Погиб в 1942 г.

43. Березинский Лев Самойлович

Начальник штаба 10 ск

Начальник штаба 52 А. Умер от болезни 19.07.43

44. Березовский Илья Николаевич

*

*

45. Бикжанов Ибрагим Паскаевич

Командир 29 мд

В плену с 25.07.41. Освобожден 05.45

46. Биричев Иван Иванович

Начальник штаба 61 ск

*

47. Бирюзов Сергей Семенович

Командир 132 сд

Командующий 37 А (г-п — 16.05.44)

48. Бирюков Николай Иванович

Командир 186 сд

Командир 20 гв. ск (г-л — 19.04.45)

49. Биязи Николай Николаевич

Преподаватель В А им. Фрунзе

Начальник военного института (г-л — 02.11.44)

50. Бобкин Леонид Васильевич

*

Командующий ОГ ЮЗФ. Погиб 26.05.42

51. Бобров Борис Дмитриевич

*

Командир 139 сд. Погиб 07.10.41

52. Богайчук Павел Петрович

Командир 125 сд

Погиб 21.12.41

53. Богданов Павел Васильевич

Командир 48 сд

В плену с 17.07.41. Освобожден 10.43. Расстрелян

54. Бодин Павел Иванович

Начальник штаба 9 А

Начальник штаба ЗКФ (г-л — 09.11.41). Погиб 02.11.42

55. Бондовский Александр Васильевич

Командир 85 сд

*

56. Борисов Владимир Борисович

Командир 21 ск

Погиб 28.06.41

57. Бочков Виктор Михайлович

Прокурор СССР

Начальник конвойных войск НКВД (г-л — 17.11.44)

58. Буданов Федор Иванович

Зам. командира 5 ск

Пропал без вести в июне 1941 г.

59. Будыхо Александр Ефимович

Командир 171 сд

В плену с 22.10.41. Освобожден 10.43. Расстрелян.

60. Бурлачко Федот Семенович

Преподаватель В А им. Фрунзе

Под арестом с 22.11.41

61. Бурмак Петр Васильевич

Начальник Забайкальского округа ПВ НКВД

Начальник Украинского погранокруга (г-л — 17.11.44)

62. Буцко Марк Михайлович

*

*

63. Варфоломеев Иван Иванович

*

Зам. командующего 5 УА (г-л — 20.04.45)

64. Василевский Александр Михайлович

1-й зам. начальника ОУ ГШ

Главком войск Дальнего Востока (МСС — 16.02.43)

65. Вашкевич Владимир Романович

Начальник 3-го курса В А им. Фрунзе

Начальник штаба 3 ПФ, Прибалтийского ВО (г-л — 22.02.44)

66. Верзин Сергей Владимирович

Командир 173 сд

Застрелился во избежание плена в августе 1941 г.

67. Вечный Петр Пантелеймонович

Начальник 2-го отдела УБП ГШ

В той же должности (г-л — 29.07.44)

68. Визжилин Виктор Алексеевич

Командир 130 сд

*

69. Виноградов Василий Иванович

Командир 7 мк

Начальник тыла ГК Дальнего Востока (г-п — 11.05.44)

70. Вишневский Сергей Владимирович

Начальник конно-спортивного комитета РККА

Командующий 32 А. В плену с 10.41. Освобожден

71. Власов Андрей Андреевич

Командир 4 мк

В плену с 12.07.42. Арестован 12.05.45. (г-л— 24.01.42)

72. Волчков Александр Тимофеевич

*

*

73. Вольхин Александр Алексеевич

Командир 145 сд

*

74. Воробьев Василий Фролович

Преподаватель ВА ГШ

В той же должности (г-л — 02.11.44)

75. Воробьев Павел Ионович

*

Зам. командующего 52 А. Погиб в марте 1942 г.

76. Воронцов Василий Григорьевич

Зам. начальника разведуправления ВМФ

Начальник Разведывательного управления ВМФ

77. Вострухов Владимир Иванович

В центральном аппарате НКО

Начальник Тыла 2 УФ, ЗБФ (г-п — 29.05.45)

78. Гаврилов Михаил Филиппович

Командир 98 сд

*

79. Галактионов Сергей Гаврилович

Командир 30 гсд

Осужден и расстрелян 21.07.41

80. Галанин Иван Васильевич

Командир 17 ск

В распоряжении ГУК РККА (г-л — 27.01.43)

81. Галицкий Кузьма Никитович

Командир 24 сд

Командующий 11 гв. А (г-п — 28.06.43)

82. Гапич Николай Иванович

Начальник управления связи ГШ

Под арестом с 08.08.41

83. Гарнов Александр Васильевич

Командир 5 ск

Пропал без вести в июне 1941 г.

84. Гастилович Антон Иосифович

Начальник штаба 17 А

Командующий 18 А (г-л — 20.01.45?

85. Гвоздков Александр Владимирович

В штабе ЛВО

Начальник Оперативного управления ЛФ (г-л — 20.01.45)

86. Гениатулин Шакир Нигматулинович

Офицер ОУ ГШ

*

87. Герасимов Иван Михайлович

Командир 146 сд

В плену с 10.11.41. Освобожден

8 8. Глазков Алексей Александрович

Преподаватель ВА им. Фрунзе

Арестован. Умер в тюрьме

89. Глазунов Василий Афанасьевич

Командир 3 вдк

Командир 4 гв. ск (г-л — 19.03.44)

90. Глинский Петр Евстигнеевич

Начальник штаба СБВО

Командир 15 кк

91. Гловацкий Николай Михайлович

Командир 118 сд

Осужден и расстрелян 26.07.41

92. Глухов Михаил Иванович

Начальник кафедры ВА им. Фрунзе

Командир 76 ск (г-л — 29.08.43)

93. Голубев Константин Дмитриевич

Командующий 10 А

Зам. уполномоченного СНК по репатриации (г-л — 13.06.42)

94. Гончарук Константин Тимофеевич

Редактор журнала «Военный вестник»

В той же должности

95. Гордов Василий Николаевич

Начальник штаба ХВО

Командующий 3 гв. А (г-п — 09.09.43)

96. Городинский Юдель Леонтьевич

Начальник штаба 15 А

*

97. Городнянский Авксентий Михайлович

Командир 129 сд

Командующий 6 А (г-л — 27.03.42). Погиб в мае 1942 г.

98. Горюнов Кузьма Ильич

Командир 76 гсд

*

99. Горячев Сергей Георгиевич

Комендант 9 (Ковельского) УР

Командир 35 гв. ск (г-л — 28.04.43)

100. Готовцев Алексей Иванович

Преподаватель ВА ГШ

В той же должности (г-л — 18.05.43)

101. Гречкин Алексей Александрович

Помощник командующего СКВО по вузам

В распоряжении командующего 1 УФ (г-л — 09.10.43)

102. Григорович Михаил Фролович

Командир 58 ск

Командир 23 ск

103. Громадин Михаил Степанович

Помощник командующего МВО по ПВО

Командующий Центральным фронтом ПВО (г-п — 17.11.43)

104. Гульев Александр Иванович

*

*

105. Гусев Дмитрий Николаевич

Зам. НШ ПОВО

Командующий 21 А (г-п — 18.06.44)

106. Густишев Дмитрий Иванович

В штабе МВО

Зам. командира 9 гв. ск

107. Давыдов Петр Данилович

Зам. главного интенданта РККА

Начальник Военно-хозяйственной академии (г-л — 18.05.43)

108. Далматов Василий Никитич

Начальник Карельского округа погранвойск НКВД

Командир 307 сд

109. Данилов Алексей Ильич

Помощник командующего КОВО по ПВО

Командующий 17 А (г-л — 27.10.43)

110. Данилов Сергей Евлампиевич

Зам. начальника кафедры тактики ВА ГШ

Командир 280 сд. В плену с 10.41. Погиб 01.03.44

111. Дедаев Николай Алексеевич

Командир 67 сд

Погиб 25.06.41

112. Де-Лазари Александр Николаевич

Профессор Военной академии химзащиты

Арестован 25.06.41. Расстрелян 23.02.42

113. Добросердов Константин Леонидович

Командир 7 ск

НШ 37 А. В плену с 09.41. Освобожден 05.45

114. Дратвин Михаил Иванович

Начальник управления делами НКО

Командир 47 ск (г-л — 01.09.43)

115. Дрейер Николай Михайлович

С 07.41 — командир 6 дно г. Москвы

Командир 6 гв. ск (г-л — 19.04.45)

116. Дронов Николай Сергеевич

Начальник информационного отдела РУ ГШ

Начальник штаба 22 А (г-л — 11.07.45)

117. Дубинин Николай Иванович

Офицер ГШ

*

118. Дубков Михаил Георгиевич

Командир Особого ск ДВФ

*

119. Духанов Михаил Павлович

Помощник командующего ЛВО

Зам. командующего 8 А (г-л — 29.08.43)

120. Дьяков Георгий Семенович

Преподаватель ВА им. Фрунзе

Под арестом с 10.04.42

121. Евдокимов Василий Павлович

Командир 50 сд

Пропал без вести в июле 1941 г.

122. Евстигнеев Михаил Сергеевич

*

Начальник Могилевского ПУ. Умер от болезни 30.09.41

123. Егоров Даниил Григорьевич

Командир 14 ск

Командир 150 сд. Погиб 25.05.42

124. Егоров Евгений Арсеньевич

Командир 4 ск

В плену с 29.06.41. Освобожден и арестован 05.45

125. Егоров Павел Григорьевич

Начальник штаба Архангельского ВО (28 А)

Погиб 04.08.1941

126. Еремин Степан Илларионович

Командир 20 ск

Погиб 28.07.1941

127. Ермаков Аркадий Николаевич

Командир 2 ск

Командир 23 гв. ск (г-л — 22.02.44)

128. Ермаков Николай Петрович

*

*

129. Ермолин Павел Андреевич

Зам. начальника управления ГШ

(г-л—19.01.43)

130. Железников Карп Афанасьевич

Командир 33 сд

Начальник Горьковского суворовского училища

131. Жидов (Жадов) Алексей Семенович

Командир 4 вдк

Командующий 5 гв. А (г-п — 25.09.44)

132. Журавлев Евгений Петрович

Зам. командира 5 мк

Командующий 18 А (г-л — 09.09.43)

133. Журба Александр Афанасьевич

Командир 14 сд

Погиб 29.06.41

134. Зайцев Владимир Александрович

Командир 18 ск

Командующий 35 А, с 07.45 — Чугуевской ОГ 1 ДВФ

135. Зайцев Пантелеймон Александрович

Зам. командующего ЛВО по УР

Командир 122 ск. Умер от ран 01.03.44

136. Закутный Дмитрий Ефимович

Зам. командира 21 ск

В плену с 26.07.41. Арестован 05.45

137. Захаров Георгий Федорович

Зам. командующего УВО (22 А)

Зам. командующего 4 УФ (генерал армии-28.07.44)

138. Захаров Матвей Васильевич

Начальник штаба ОДВО

Начальник штаба 2 УФ (генерал армии — 29.05.45)

139. Захаров Федор Дмитриевич

Командир 149 сд

Командир 81 ск (г-л — 02.11.44)

140. Зеленцов Андрей Иванович

Командир 88 сд

Погиб 15.08.41

141. Золотухин Николай Григорьевич

*

*

142. Зотов Александр Семенович

Командир 128 сд

В плену с 06.41. Освобожден 05.45

143. Зыбин Ефим Сергеевич

Командир 36 кд

В плену с 28.08.41. Освобожден 05.45 и арестован

144. Зыков Петр Максимович

Командир 121 сд

*

145. Иванов Владимир Дмитриевич

Начальник штаба 25 А

Зам. командующего ЗБФ (г-л — 23.04.43)

146. Иванов Иван Иванович

Командир 187 сд

Командир 124 ск (г-л — 19.09.44)

147. Иванов Михаил Михайлович

Командир 16 ск

Зам. командующего 60 А по тылу. Погиб 15.09.42

148. Иванов Петр Алексеевич

*

(г-л —29.10.43)

149. Иванов Петр Самсонович

Командир 18 гкд

Застрелился во избежание плена в июле 1942 г.

150. Иванов Степан Александрович

*

*

151. Ивановский Станислав Антонович

*

Командир 241 сд

152. Игнатьев Алексей Алексеевич

Начальник кафедры Военно-медицинской академии

Редактор Военного издательства НКО (г-л — 29.08.43)

153. Иконников Иван Алексеевич

*

*

154. Исаев Федор Михайлович

Начальник оперативного отдела ХВО

*

155. Ищенко Яков Андреевич

Командир 138 гсд

*

156. Казаков Михаил Ильич

Начальник штаба САВО

Командующий 10 гв. А (г-п— 19.09.44)

157. Казаковцев Аркадий Козьмич

Начальник оперативного отдела штаба ДВФ

Начальник оперативного управления 2 ДВФ

158. Калмыков Константин Гаврилович

Командир 55 кд (с 07.41)

*

159. Камков Федор Васильевич

Командир 5 кк

Командир 4 гв. кк (г-л — 27.03.42)

160. Караваев Иван Михайлович

Зам. НШ МВО по тылу

*

161. Карманов Иван Петрович

Командир 62 ск

Погиб в октябре 1941 г.

162. Карпезо Игнатий Иванович

Командир 15 мк

*

163. Карякин Андрей Иванович

*

*

164. Катков Александр Васильевич

Зам. командующего УВО

В той же должности (г-л — 15.09.43)

165. Каховский Вячеслав Николаевич

*

*

166. Качанов Кузьма Максимович

Командир 24 ск

Командующий 34 А. Расстрелян без суда 12.09.41

167. Кириллов Николай Кузьмич

Командир 13 ск

В плену с 07.08.41. Освобожден 04.45

168. Кириченко Николай Яковлевич

Командир 26 мк

(г-л —27.08.42)

169. Кирпичников Алексей Владимирович

Преподаватель ВА ГШ

В той же должности (г-л — 29.08.43)

170. Кирпичников Владимир Васильевич

Командир 43 сд

В плену с 09.41. Освобожден 10.44 и арестован

171. Кирюхин Николай Иванович

Инспектор пехоты МВО

Зам. командующего 4 УФ (г-л — 17.01.44)

172. Кичаев Николай Алексеевич

*

*

173. Клеткин Григорий Платонович

В ГУ боевой подготовки РККА

*

174. Климовских Владимир Ефимович

Начальник штаба ЗОВО

Арестован и расстрелян в июле 1941 г.

175. Книга Василий Иванович

Зам. генерал-инспектора кавалерии РККА

Командир 6-й запасной кавалерийской бригады

176. Князев Михаил Семенович

Преподаватель ВА им. Фрунзе

*

177. Кобленц Григорий Михайлович

Начальник штаба Дальневосточной зоны ПВО

Начальник штаба Приамурской армии ПВО

178. Коваленко Кирилл Алексеевич

*

*

179. Козик Емельян Васильевич

Преподаватель ВА им. Фрунзе

*

180. Козлов Михаил Иванович

Командир 229 сд

(г-л —25.10.43)

181. Козлов Петр Михайлович

Зам. командующего ХВО

Командир 70 ск. Умер 17.04.44 (г-л — 17.01.44)

182. Кокорев Георгий Иванович

Начальник Черкасского ПУ

*

183. Кокорев Петр Иванович

Начальник отдела ОУ ГШ

Начальник штаба 2 УА (г-л — 05.10.44)

184. Колганов Константин Степанович

Начальник 4-го отдела УБП ГШ

Командир 42 ск (г-л — 29.10.43)

185. Коломиец Трофим Калинович

Командир 32 ск

Командир 60 ск (г-л — 15.09.43)

186. Колпакчи Владимир Яковлевич

Начальник штаба ХВО

Командующий 69 А (г-п — 02.11.44)

187. Колчигин Богдан Константинович

Преподаватель ВА им. Фрунзе

(г-л —05.03.44)

188. Комиссаров Константин Васильевич

Командир 65 ск

Командир 183 сд. Погиб 02.03.42

189. Кондратьев Александр Кондратьевич

Начальник штаба 3 А

Начальник штаба 1 УА (г-л — 11.07.43)

190. Кондратьев Борис Николаевич

Начальник кафедры общей тактики ВЭТАС

В той же должности

191. Кондрусев Семен Михайлович

Командир 22 мк

Погиб 24.06.41

192. Константинов Михаил Петрович

Командир 6 кд

Командир 7 гв. кк (г-л — 26.07.44)

193. Коньков Василий Фомич

Командир 115 сд

Начальник тыла 1 гв. ТА

194. Корзун Павел Петрович

Командир 219 мд

Командующий 47 А. Погиб 16.09.43 (г-л — 03.05.42)

195. Корнеев Андрей Дмитриевич

Начальник штаба Орловского ВО

Погиб 06.10.41

196. Корнеев Николай Васильевич

Преподаватель ВА ГШ

Военный представитель в Югославии (г-л — 04.10.43)

197. Корнеев Тимофей Гаврилович

Командир 127 сд

*

198. Корнилов Иван Алексеевич

Командир 49 ск

В плену с 10.08.41. Освобожден 05.45

199. Коробков Александр Андреевич

Командующий 4 А

Арестован и расстрелян в июле 1941 г.

200. Королев Михаил Филиппович

Начальник АБТВ 13 А

Командующий БТМВ 13 А (г-л — 17.11.44)

201. Король Федор Петрович

Преподаватель ВА механизации и моторизации

Командир 111 тбр. Погиб 07.42

202. Коротеев Константин Аполлонович

Командир 55 ск

Командующий 52 А (г-п — 13.09.44)

203. Корочкин Павел Алексеевич

*

*

204. Корытников Петр Константинович

Начальник штаба 2 А

*

205. Кособуцкий Иван Степанович

Командир 41 ск

Командир 34 ск (г-л — 13.09.44)

206. Косякин Виктор Васильевич

Начальник курсов «Выстрел»

В той же должности (г-л — 22.01.42)

207. Котелков Петр Васильевич

*

*

208. Котельников Леонид Иванович

Преподаватель ВА им. Фрунзе

Командир 1 дно г. Москвы. Пропал без вести 07.41

209. Котельников Яков Георгиевич

Командир 19 сд

Пропал без вести в октябре 1941 г.

210. Крамарчук Дмитрий Васильевич

Начальник Высшей школы НКВД

*

211. Красильников Сергей Николаевич

Начальник отдела УБП РККА

Нач. Управления запасных, учебных частей (г-л — 02.11.44)

212. Кривошеин Семен Моисеевич

Командир 25 мк

Командир 1 мк (г-л — 21.08.43)

213. Кругляков Тимофей Петрович

*

*

214. Крупников Александр Маркович

Командир 63 гсд

Начальник тыла 38 А

215. Крутиков Алексей Николаевич

Начальник штаба 7 А

Начальник штаба 1 ДВФ (г-л — 28.04.43)

216. Крылов Владимир Алексеевич

*

*

217. Крылов Сергей Николаевич

Преподаватель ВА ГШ

*

218. Крюков Владимир Викторович

Командир 198 мд

Командир 2 гв. кк (г-л — 16.10.43)

219. Крюченкин Василий Дмитриевич

Командир 14 кд

Зам. командующего 1 БФ (г-л — 28.06.43)

220. Ксенофонтов Александр Сергеевич

Командир 22 ск

Командир 59 ск (г-л — 17.11.43)

221. Кудряшев Александр Иванович

Зам. начальника инженерных войск МВО

Начальник штаба 4 УА (г-л — 11.07.45)

222. Кузнецов Борис Иннокентьевич

Преподаватель В А им. Фрунзе

*

223. Кузнецов Владимир Степанович

Командир 39 сд

Командир 40 ск (г-л — 13.09.44)

224. Кузнецов Иван Михайлович

Командир 163 мд

*

225. Кузнецов Михаил Андреевич

Командир 126 сд

Умер от ран 06.08.41

226. Кузьмин Федор Кузьмич

Преподаватель В А им. Фрунзе

Под арестом с 29.12.41

227. Кулешов Александр Демьянович

Командир 64 ск

Начальник тыла 38 А. В плену с 06.42, погиб в июне 1944 г.

228. Куликов Константин Ефимович

Командир 196 сд

В плену с 09.41. Погиб 06.42

229. Курбаткин Павел Семенович

Зам. командующего САВО

Командующий ХВО (г-л — 02.11.44)

230. Курманов Иван Дмитриевич

Преподаватель ВА ГШ

Умер от болезни 25.09.42

231. Кутузов Михаил Павлович

Военный атташе в Турции

В той же должности

232. Лабадзе Нестор Дориспанович

Военный комиссар Грузинской ССР

В той же должности (г-л — 17.11.44)

233. Лавринович Вацлав Брониславович

Начальник АБТВ 23 А

Погиб 20.09.41

234. Лазаренко Иван Сидорович

Командир 42 сд

Командир 369 сд. Погиб 25.06.44

23 5. Ларионов Георгий Андреевич

Начальник штаба 8 А

Начальник штаба 42 А. Пропал без вести 09.41

236. Лебедев Тимофей Васильевич

Командир 235 сд

Зам. НШ 4 А. Погиб 26.01.42

237. Лебеденко Никита Федотович

Командир 91 сд

Командир 33 гв. ск (г-л — 10.4.44)

23 8. Левицкий Николай Арсеньевич

Начальник кафедры Высшей школы ГШ

Умер от болезни 21.04.42

239. Лелюшенко Дмитрий Данилович

Командир 21 мк

Командующий 4 гв. ТА (г-п — 11.05.44)

240. Леонович Иосиф Леонтьевич

Преподаватель ВА ГШ

Начальник штаба 18 А. Арестован 28.04.42

241. Липатов Макарий Феодорович

Начальник оперативного отдела САВО

Командующий САВО

242. Ловягин Петр Ермолаевич

Начальник Военной академии химзащиты

Командир 88 ск (г-л — 16.05.44)

243. Лопатин Антон Иванович

Командир 31 ск

Командир 13 гв. ск (г-л — 27.03.42)

244. Любовцев Илья Михайлович

Командир 16 сд

Командир 51 ск. В плену с 25.08.44. Освобожден 05.45

245. Любый Иван Семенович

Зам. наркома ВД по охране ж.-д. сооружений

Нач. войск НКВД по охране тыла 3 БФ (г-л — 17.11.44)

246. Лютов Александр Дмитриевич

*

*

247. Ляпин Петр Иванович

Начальник штаба 10 А

Начальник штаба 19 А (г-л — 02.11.44)

248. Мавричев Александр Иванович

Зам. командира 44 ск

*

249. Макаренко Иван Алексеевич

Командир 79 сд

*

250. Макаров Петр Григорьевич

Зам. командира 11 мк

В плену с июня 1941 г. Умер в октябре 1943 г.

251. Максимов Василий Иванович

Преподаватель ВВИА им. Жуковского

В той же должности

252. Малеев Михаил Федорович

Командир 3 кд

*

253. Малиновский Родион Яковлевич

Командир 48 ск

Командующий 2 УФ (МСС — 10.09.44)

254. Мальцев Илья Константинович

*

*

255. Манагаров Иван Мефодьевич

Командир 8 кд

Командующий 53 А (г-п — 29.05.45)

256. Марков Аким Маркович

Командир 51 ск

*

257. Мартьянов Александр Алексеевич

Начальник штаба 4 мк

*

258. Марченков Михаил Петрович

Командир 1 мед ОСНАЗ НКВД им. Дзержинского

В той же должности (г-л — 17.11.44).

259. Маршалков Иван Иванович

Начальник управления боевой подготовки ХВО

*

260. Матвеенко Петр Иосифович

*

*

261. Матыкин Филипп Николаевич

Начальник управления боевой подготовки ЗКВО

Командир 47 гсд. Погиб 26.05.42

262. Меликов Владимир Арсеньевич

Начальник кафедры ВА ГШ

Арестован 18.01.42

263. Микушев Георгий Николаевич

Командир 41 сд

Погиб в сентябре 1941 г.

264. Миловский Михаил Павлович

Преподаватель Военно-химической академии

Начальник штаба тыла РККА (г-л — 19.01.43)

265. Минюк Леонид Федорович

Преподаватель ВА ГШ

Начальник штаба ЗКФ (г-л — 17.11.43)

266. Михайлин Иван Прокофьевич

Помощник командующего ЗОВО по УР

Погиб 23.06.41

267. Михайлов Михаил Ермилович

Начальник Ярославского интендантского училища

Начальник тыла Карельского фронта (г-л — 16.10.43)

268. Мищенко Сила Моисеевич

До ареста (21.04.41) — преподаватель ВА им. Фрунзе

Расстрелян 16.10.41

269. Могилевчик Евдоким Андреевич

Командир 69 ск

*

270. Можаев Семен Федорович

Командир 3 сд

Начальник штаба 2 А

271. Морозов Анатолий Маркианович

Командир 59 ск

*

272. Морозов Степан Ильич

Командир 104 сд

Зам. командующего 9 гв. А (г-л — 19.03.44)

273. Мотов Александр Григорьевич

*

*

274. Мясников Михаил Акимович

Командир 23 мк

*

275. Нагорный Николай Никифорович

Начальник штаба ГУ ПВО

Начальник штаба ПВО РККА (г-п —18.11.44)

276. Найденов Василий Иванович

*

Командир 38 сд. Умер от болезни 09.01.42

277. Наумов Андрей Зиновьевич

Командир 13 сд

В плену с 18.10.41. Арестован 05.45

278. Недвигин Семен Иванович

Командир 75 сд

*

279. Неретин Василий Иванович

Командир 151 сд

Погиб 28.08.41

280. Несмелое Виталий Николаевич

Командир 195 сд

*

281. Никитин Андрей Григорьевич

Командир 20 мк

Инспектор кавалерии 2 УФ

282. Никитин Иван Семенович

Командир 6 кк

В плену с июня 1941 г. Погиб в апреле 1942 г.

283. Никитин Иван Федорович

Командующий Кобринским районом ПВО

*

284. Никитин Николай Лаврентьевич

Начальник Мобилизационного управления ГШ

В той же должности (г-л — 22.02.44)

285. Никифоров Анатолий Александрович

Начальник Хабаровского округа погранвойск НКВД

В той же должности

286. Никишев Дмитрий Никитич

Начальник штаба ЛВО

*

287. Никишин Николай Николаевич

Командир 52 сд

Командир 119 ск

288. Николаев Иван Федорович

Командир 10 ск

В распоряжении ГУК РККА. Умер 18.08.44 (г-л — 03.05.42)

289. Никольский Николай Петрович

Начальник Молдавского округа погранвойск НКВД

*

290. Новик Константин Игнатьевич

Командир 28 гсд

Погиб 27.08.41

291. Новиков Василий Васильевич

Командир 28 мк

Командир 7 гв. тк (г-л — 27.06.45)

292. Ноздрунов Михаил Кузьмич

Начальник штаба 15 мк

Зам. начальника Академии БТМВ. Умер от ран 19.04.45

293. Норейко Николай Казимирович

*

*

294. Оборин Степан Ильич

Командир 14 мк

Арестован и расстрелян в июле 1941 г.

295. Обухов Виктор Тимофеевич

Командир 26 тд

Командир 3 гв. мк (г-л — 05.11.43)

296. Овчинников Михаил Николаевич

Командующий Тульским бригадным районом ПВО

*

297. Огурцов Сергей Яковлевич

Командир 10 тд

В плену с 08.41 по 04.42. Погиб в бою в октябре 1942 г.

298. Орлов Николай Иванович

Командир 108 сд

*

299. Павлов Василий Федотович

Командир 23 сд

Погиб 25.06.41

300. Павлович Антон Александрович

Начальник Свердловского ПУ

*

301. Панин Илья Васильевич

Командир 54 сд

Командир 45 сд

302. Панин Роман Иванович

Командир 42 ск

Зам. командующего 5 А

303. Панфилов Иван Васильевич

Военный комиссар Киргизской ССР

Командир 316 (8 гв.) сд. Погиб 18.11.41

304. Панюхов Василий Васильевич

*

*

305. Пастревич Александр Иванович

Командир 95 сд

*

306. Паука Иван Христианович

Начальник кафедры тактики ВА ГШ

Арестован. Умер в тюрьме

307. Петров Гавриил Александрович

Начальник отдела ГУ погранвойск НКВД

В той же должности (г-л — 17.11.44)

308. Петров Даниил Ефимович

Командир 12 ск

*

309. Петров Иван Алексеевич

Зам. начальника Украинского округа ПВ НКВД

Зам. начальника ГУПВИ НКВД (г-л — 08.04.44)

310. Петров Иван Ефимович

Командир 27 мк

Начальник штаба 1 УФ (генерал армии — 26.10.44)

311. Петров Константин Иванович

Командир 120 сд

Командир 6 гв. сд. Умер от ран 13.02.42

312. Петров Макарий Иванович

Преподаватель Артиллерийской академии

Арестован и расстрелян 23.02.42

313. Петров Михаил Петрович

Командир 17 мк

Командующий 50 А. Погиб 10.10.41

314. Пигаревич Борис Алексеевич

Слушатель ВА ГШ

Командир 131 ск (г-л— 16.10.43)

315. Писаревский Дмитрий Семенович

Начальник штаба 5 А

Погиб 20.09.41

316. Плюснин Николай Иванович

Преподаватель ВА им. Фрунзе

Под арестом с 22.11.41

317. Поветкин Степан Иванович

Командир 47 ск

(г-л—16.10.43)

318. Погребов Борис Андреевич

Командующий ВВС АВО

Командир 7 кк. Погиб 27.03.42

319. Покровский Александр Петрович

Зам. НШ МВО

Начальник штаба 3 БФ (г-п — 23.08.44)

320. Понеделин Павел Григорьевич

Командующий 12 А

В плену с 07.08.41. Освобожден в мае 1945 г.

321. Попов Александр Александрович

Преподаватель ВА им. Фрунзе

*

322. Попов Василий Степанович

Командир 28 ск

Командующий 70 А (г-п — 26.07.44)

323. Попов Дмитрий Федорович

Командир 237 сд

Под арестом с 30.07.43

324. Попов Матвей Тимофеевич

Зам. командующего ПВВО

Командующий Орловским ВО (г-л — 01.09.43)

325. Попов Михаил Андрианович

*

*

326. Пресняков Иван Андреевич

Начальник отдела боевой подготовки АВО

Командир 5 дно г. Москвы. В плену с 10.41. Погиб 01.43

327. Привалов Петр Фролович

*

НШ 3 гв. А. В плену с 22.12.42. Освобожден 05.45

328. Пронин Михаил Андреевич

Командир 144 сд

Командир 16 гв. сд

329. Пронин Николай Нилович

Начальник 1-го факультета В А им. Фрунзе

Начальник Управления всеобуча РККА (г-л — 02.11.44)

330. Простяков Игнатий Васильевич

*

*

331. Прохоров Василий Иванович

Командир 80 сд

В плену с 08.41. Погиб 06.10.43

332. Процветкин Михаил Максимович

Командир 2-го корпуса ПВО

Командир 13-го корпуса ПВО

333. Прошкин Николай Игнатьевич

Командир 58 гсд

В плену с 08.41. Погиб в январе 1942 г.

334. Пузырев Михаил Иванович

Комендант Брестского УР № 62

Умер 18.11.41

335. Пулко-Дмитриев Александр Дмитриевич

Зам. начальника Военно-интендантской академии

Начальник штаба 61 А (г-л — 13.09.44)

336. Пухов Николай Павлович

Нач. УО Военно-интендантской академии

Командующий 13 А (г-п — 26.08.44)

337. Ракутин Константин Иванович

Начальник Прибалтийского округа ПВ НКВД

Командующий 24 А. Погиб 10.10.41

338. Ревякин Василий Андреевич

Военный комендант г. Москвы

В той же должности

339. Рихтер Борис Стефанович

Начальник штаба 6 ск

Пропал без вести 28.06.41

340. Роговский Александр Антонович

*

*

341. Рогозный Зиновий Захарович

Начальник штаба 15 ск

*

342. Розанов Анатолий Николаевич

Командир 214 сд

Зам. НШ 11 А. Умер от ран 21.09.43

343. Рокоссовский Константин Константинович

Командир 9 мк

Командующий 2 БФ (МСС — 29.06.44)

344. Романов Михаил Тимофеевич

Командир 172 сд

В плену с 08.41. Погиб в 1941 г.

345. Романов Федор Николаевич

В управлении ОДВО

Начальник штаба 27 А. Под арестом с 11.01.42

346. Рубин Иосиф Григорьевич

Зам. начальника Разведывательного управления ГШ

В той же должности (г-л — 22.02.44)

347. Рубцов Петр Николаевич

Начальник штаба 19 А

*

348. Рубцов Федор Дмитриевич

Командир 1 ск

Командир 66 ск. В плену с 19.09.41. Погиб 19.09.41

349. Рудаков Захарий Яковлевич

Преподаватель ВА ГШ

*

350. Рудчук Петр Лукич

Командир 185 мд

*

351. Румянцев Александр Дмитриевич

Начальник управления кадров РККА

Командир 51 ск

352. Руссиянов Иван Никитич

Командир 100 сд

Командир 1 гв. мк (г-л — 07.06.43)

353. Рыбалко Павел Семенович

Заведующий военной кафедрой института

Командующий 3 гв. ТА (маршал БТВ — 01.06.45)

354. Рыжов Александр Иванович

Комендант Рыбницкого УР № 82

Командир 28 гв. ск (г-л — 02.11.44)

355. Рындзюнский Михаил Миронович

Начальник Среднеазиатского округа ПВ НКВД

*

356. Савинов Иван Степанович

*

*

357. Саввушкин Михаил Сергеевич

Командир 26 ск

Командующий 1 А (г-л — 29.10.43)

358. Салихов Маркие Бикмулович

Командир 60 гсд

Командир 980 сп (п-к — 29.07.41). Пропал без вести 01.42

359. Самохин Александр Георгиевич

Командир 29 ск

Нач. 2-го Упр. ГРУ, в плену с 21.04.42. Освобожден

360. Сафонов Дмитрий Потапович

Командир 143 сд

Погиб 26.06.41

361. Сахнов Семен Павлович

Командир 56 сд

Зам. командующего ВО

3 62. Сверчевский Карл Карлович

Начальник спецшколы Развед. управления РККА

Командующий 2 А Войска Польского (г-л — 18.03.44)

363. Селезнев Дмитрий Михайлович

Командир 53 ск

Зам. командующего Приволжского ВО

364. Селиверстов Василий Алексеевич

Зам. начальника Управления вузов РККА

Начальник Управления вузов. Умер 13.02.43

365. Семашко Валентин Владиславович

Зам. НШ ЛВО

Под арестом с 10.04.42

366. Семенов Иван Иосифович

Начальник оперативного отдела штаба ЗОВО

Начальник штаба 11 гв. А (г-л — 13.09.44)

367. Семенов Федор Яковлевич

Преподаватель ВА ГШ

*

368. Сергацков Василий Фадеевич

В штабе ЗКВО

(г-л —22.02.44)

369. Сидельников Андрей Никонорович

Преподаватель ВА им. Фрунзе

Начальник штаба 67 А (г-л — 13.09.44)

370. Силкин Тихон Константинович

Командир 170 сд

Пропал без вести в октябре 1941 г.

371. Символоков Виталий Николаевич

Преподаватель ВА им. Фрунзе

*

372. Синилов Кузьма Романович

Начальник Мурманского округа погранвойск НКВД

Командир 2 мед ОСНАЗ НКВД (г-л — 02.11.44)

3 73. Сироткин Александр Савельевич

*

(г-л —08.04.44)

374. Сиряченко Михаил Андреевич

*

*

375. Скворцов Иван Иванович

*

*

376. Скугарев Иван Михайлович

Командир 160 сд

Командир 219 сд. В плену с 18.09.41. Освобожден 05.45

377. Смехотворов Федор Никандрович

Командир 135 сд

*

378. Смирнов Василий Андреевич

Начальник Подольского ПУ

Командир 116 сд

379. Смирнов Павел Степанович

*

*

380. Смирнов Сергей Александрович

Зам. начальника курсов «Выстрел»

Начальник курсов «Выстрел» (г-л — 17.01.44)

381. Снегов Михаил Георгиевич

Командир 8 ск

В плену с 08.41. Освобожден 05.45

382. Собенников Петр Петрович

Командующий 8 А

Зам. командующего 3 А (г-л — 22.02.44)

3 83. Советников Иван Герасимович

Помощник командующего КОВО по УР

Командующий 4 А (г-л — 09.11.41)

3 84. Соколов Александр Яковлевич

Преподаватель ВА им. Фрунзе

Под арестом с 29.12.41

385. Соколов Георгий Ильич

Под арестом

Под арестом

386. Соколов Николай Александрович

Командир 11 сд

Командир 375 сд. Умер от болезни 04.10.42

387. Соловьев Александр Николаевич

*

Пом. командующего ПВВО по вузам (г-л — 02.11.44)

388. Соловьев Филипп Яковлевич

В Управлении НКВД

Командир 126 ск (г-л — 20.04.45)

389. Сорокин Петр Васильевич

Начальник управления боевой подготовки СКВО

*

390. Спильниченко Семен Аввакумович

Начальник Казанского танко-технического училища

В той же должности (г-л — 22.02.44)

391. Спиридонов Николай Кириллович

Комендант Кремля

В той же должности (г-л — 17.11.44)

392. Стариков Филипп Никанорович

Инспектор пехоты РККА

Командующий 8 А (г-л — 10.11.42)

3 93. Стаханов Николай Павлович

Начальник штаба Приморского округа ПВ НКВД

Командующий Погранвойсками НКВД (г-л — 29.10.43)

394. Степанов Александр Михайлович

Командир 27 сд

Погиб 11.08.41

395. Стриженко Николай Михайлович

Командир 68 гсд

*

396. Субботин Алексей Иванович

Зам. НШ ЛВО

*

397. Судаков Федор Павлович

Командир 66 ск

Погиб 20.10.41

398. Сухомлин Александр Васильевич

Начальник кафедры ВА ГШ

Зам. начальника В А им. Фрунзе (г-л — 10.11.42)

399. Сущий Филипп Григорьевич

Командир 124 сд

Умер от ран в июле 1941 г.

400. Сысоев Павел Васильевич

Командир 36 ск

В плену с 07.41 по 08.43. Под арестом с 25.04.44

401. Тарасов Алексей Александрович

Инспектор физподготовки и спорта РККА

(г-л —22.02.44)

402. Тархов Валентин Валентинович

*

*

403. Терешков Алексей Дмитриевич

В штабе ДВФ

Командир 38 ск (г-л — 20.04.45)

404. Терпиловский Борис Робертович

Нач. Лепельского стрелково-минометного училища

(г-л— 13.09.44)

405. Тимофеев Григорий Тимофеевич

Командир 103 мд

*

406. Тимошков Сергей Прокофьевич

Преподаватель ВА им. Фрунзе

Командир 38 сд

407. Тихомиров Владимир Васильевич

Начальник штаба 47 ск

Командир 93 гв. сд. Умер 30.01.44

408. Тихомиров Павел Георгиевич

Начальник оперативного отдела штаба ЛВО

Зам. командующего 42 А

409. Ткаченко Семен Акимович

Командир 44 гсд

В плену с 08.41. Погиб в феврале 1945 г.

410. Токарев Иван Михайлович

*

*

411. Толбухин Федор Иванович

Начальник штаба ЗКВО

Командующий 3 УФ (МСС — 12.9.44)

412. Тонконогов Яков Иванович

Командир 141 сд

В плену с 09.08.41. Освобожден 05.45

413. Трофименко Сергей Георгиевич

Командующий САВО

Командующий 27 А (г-п — 13.09.44)

414. Троценко Ефим Григорьевич

Начальник штаба Забайкальского ВО

Начальник штаба ЗБФ (г-л — 01.09.43)

415. Трутко Иван Иванович

Зам. НШ 26 А по тылу

Погиб в сентябре 1941 г.

416. Трухин Федор Иванович

Начальник оперативного отдела ПОВО

В плену с 27.06.41. Арестован 05.45

417. Тупиков Василий Иванович

Военный атташе в Германии

Начальник штаба ЮЗФ. Погиб 20.09.41

418. Турунов Иван Евдокимович

Командир 169 сд

Умер от ран 04.08.41

419. Усенко Матвей Алексеевич

Командир 1 вдк

Командир 97 гв. сд. Погиб 12.05.43

420. Ухов Иван Кузьмич

В Управлении погранвойск НКВД

В той же должности

421. Фадеев Иван Иванович

Командир 10 сд

Командир 125 сд

422. Федюнин Андрей Егорович

Командир 70 сд

Умер от ран 21.08.41

423. Филатов Александр Алексеевич

Командир 46 сд

Командир 12 гв. ск

424. Филиповский Михаил Сергеевич

*

Командир 104 ск (г-л — 19.04.45)

425. Филиппов Тарас Филиппович

Начальник войск НКВД по охране железных дорог

В той же должности (г-л — 08.04.44)

426. Фишман Лазарь Ефимович

*

*

427. Фоменко Петр Иванович

Командир 84 мд

Командир 21 гв. ск (г-л— 13.09.44)

428. Фоменко Сергей Степанович

Зам. командующего ЗБВО

Командующий 36 А (г-л — 16.10.43)

429. Фролов Дмитрий Семенович

*

*

430. Хабаров Иван Никитич

Пом. командующего ЗОВО по вузам

(г-л— 19.04.45)

431. Хадеев Александр Александрович

Командир 40 ск

Зам. командующего ЗКФ (г-л — 18.05.43)

432. Халюзин Григорий Алексеевич

Командир 33 ск

Командир 9 гв. ск (г-л — 17.01.44)

433. Харитонов Федор Михайлович

Командир 2 вдк

Командующий 6 А. Умер 28.05.43 (г-л — 20.12.42)

434. Харламов Сергей Дмитриевич

*

*

435. Хацкилевич Михаил Георгиевич

Командир 6 мк

Погиб 29.06.41

436. Хоменко Василий Афанасьевич

Начальник Украинского округа погранвойск НКВД

Командующий 44 А. Погиб 09.11.43 (г-л — 18.05.43)

437. Хоруженко Никифор Гордеевич

Командир 220 мд

(г-л —29.07.44)

438. Хорун Иосиф Иванович

Командир 150 сд

Командир сд

439. Хрящев Андрей Алексеевич

*

*

440. Цветков Александр Семенович

Начальник кафедры службы штабов В А им. Фрунзе

Начальник штаба 10 гв. А

441. Цетлин Владимир Лейбович

*

*

442. Цирульников Петр Гаврилович

Командир 51 сд

В плену 09.10.41 (побег). Под арестом с 18.02.42

443. Цыганов Виктор Викторович

Нач. кафедры тыла Военно-интендантской академии

Зам. команд. МВО по вузам. Умер 25.06.44 (г-л — 16.10.43)

444. Черемисов Леонтий Георгиевич

Командующий 15 А

Командующий 16 А (г-л)

445. Черепанов Александр Иванович

Ст. преподаватель ВА ГШ

Военный представитель в Болгарии (г-л — 01.09.43)

446. Черников Александр Никифорович

Зам. командующего ХВО

*

447. Чернышев Виктор Николаевич

Нач. факультета геодезии Воен.- инж. академии

(г-л —29.10.43)

448. Черняев Платон Васильевич

Командир 156 сд

Начальник ОГ УР ЮФ. Погиб 23.07.42

449. Честохвалов Сергей Михайлович

Командир 25 ск

Пропал без вести 16.07.41

450. Четвериков Николай Иванович

Начальник Организационного управления ГШ

В той же должности (г-л — 11.07.43)

451. Чистяков Владимир Иванович

Командир 24 мк

Умер от ран в июле 1941 г.

452. Чуваков Никита Емельянович

Начальник Высшей школы РККА

Командир 35 ск (г-л — 19.04.45)

453. Чумаков Виктор Алексеевич

*

*

454. Шабанов Николай Андреевич

Доцент военной академии

*

455. Шарабурко Яков Сергеевич

Зам. командира 26 мк

Командир 93 ск

456. Шарапов Владимир Максимович

Начальник Управления конвойных войск НКВД

Начальник штаба 40 А (г-л — 13.09.44) — до 11.03.45

457. Шарохин Михаил Николаевич

Начальник Среднеазиатского отдела ГШ

Командующий 57 А (г-п — 19.04.45)

458. Шафалович Федор Платонович

Преподаватель ВА ГШ

В той же должности (г-л — 29.10.43)

459. Шварц Николай Николаевич

Зам. начальника кафедры ВА ГШ

Умер 04.01.44 (г-л— 29.08.43)

460. Швецов Василий Иванович

Командир 133 сд

Командующий 23 А (г-л — 16.10.43)

461. Швыгин Илья Иванович

*

Командир 320 сд. Погиб 13.04.44

462. Шевченко Петр Семенович

Командир 122 сд

*

463. Шевчук Иван Павлович

*

Командир 241 сд. Погиб 30.10.42

464. Шелахов Георгий Акимович

Начальник штаба 1 А

Начальник ОУ штаба 1 ДВФ

465. Шеменков Афанасий Дмитриевич

Военный комиссар Казахской ССР

Командир 29 гв. ск (г-л — 20.04.45)

466. Шерстюк Гавриил Игнатьевич

Командир 45 сд

*

467. Шестопалов Николай Михайлович

Командир 12 мк

Погиб 27.06.41

468. Шимонаев Алексей Иванович

Начальник Управления устройства тыла ГШ

В той же должности (г-л — 21.05.42)

469. Ширмахер Александр Генрихович

Преподаватель ВА им. Фрунзе

Арестован 19.12.41

470. Ширяев Сергей Иванович

Начальник Управления строительства УР ГШ

В той же должности

471. Шишенин Гавриил Данилович

Начальник штаба МВО

Начальник штаба 51 А. Погиб в октябре 1941 г.

472. Шлемин Иван Тимофеевич

Начальник штаба 11 А

Командующий 46 А (г-л — 19.03.43)

473. Шмыров Максим Сергеевич

Ст. преподаватель ВА им. Фрунзе

Умер 08.10.41

474. Шпикалов Георгий Михайлович

*

*

475. Шумилов Михаил Степанович

Командир 11 ск

Командующий 7 гв. А (г-п — 20.10.43)

476. Щербаков Владимир Иванович

Командир 50 ск

Командующий 14 А (г-л — 28.04.43)

477. Эрастов Константин Максимович

Командир 93 сд

Командир 46 ск (г-л — 02.11.44)

478. Яновский Александр Яковлевич

*

Командир 89 ск

479. Ярмошкевич Павел Сергеевич

Преподаватель ВА ГШ

Начальник штаба 4 А. Погиб в а/к 08.02.45 (г-л — 16.10.43)

480. Ярчевский Петр Григорьевич

Преподаватель ВА ГШ

В той же должности (г-л — 22.02.44)

481. Яценко Николай Иванович

Начальник штаба погранвойск НКВД

В той же должности (г-л — 17.11.44)

482. Казекамп Август Адамович

Под арестом с 14.06.41

Лишен воинского звания

483. Карвялис Владиславе Антонович

Под арестом с 14.06.41

Командир 16 сд до 10.44

484. Крустыньш Андрей Николаевич

Под арестом с 14.06.41

Лишен воинского звания

485. Круус Ян Янович

Под арестом с 14.06.41

Лишен воинского звания

486. Лиепинып Янис Петрович

Под арестом с 14.06.41

Лишен воинского звания

487. Томберг Рихард Иоганович

Зам. начальника кафедры ВА им. Фрунзе

Под арестом с 26.02.44

488. Удентынып Отто Янович

Под арестом с 14.06.41

Лишен воинского звания

489. Чернюс Ионас Казимерас

Под арестом с 14.06.41

Лишен воинского звания

490. Чяпаускас-Чяпас Альбинас Станисловас

Под арестом с 14.06.41

Лишен воинского звания

ГЕНЕРАЛ-МАЙОР АРТИЛЛЕРИИ

1. Адамович Владимир Александрович

*

*

2. Арефьев Валентин Павлович

*

*

3. Байков Алексей Павлович

Помощник начальника ГАУ

(г-л —24.12.43)</