cover1.jpg

Самые последние Директивы НКО и ГШ на разработку окружных «Планов прикрытия и обороны госграницы» были датированы 5-14 мая. И в них четко прописывались именно оборонительные мероприятия.

Для ПрибОВО – № 503920/сс/ов от 14 мая:
«С целью прикрытия отмобилизования, сосредоточения и развертывания войск ПрибОВО, к 30 мая 1941 года лично Вам с начальником штаба и начальником оперативного отдела Штаба округа, разработать:

а) детальный план обороны государственной границы …»

Для ЗапОВО – № 503859/сс/ов от 14 5мая:
«С целью прикрытия отмобилизования, сосредоточения и развертывания войск округа, к 20 мая 1941 г. лично Вам, с начальником штаба и начальником оперативного отдела штаба округа, разработать:

а) Детальный план обороны государственной границы»

Для КОВО – № 503859862/сс/ов от 5-6 мая:

«Для прикрытия мобилизации, сосредоточения и развертывания войск округа к 25 мая 1941 года лично Вам с начальником штаба и начальником оперативного отдела штаба округа разработать:

1. Детальный план обороны государственной границы…»

Для ОдВО – № 503874/сс/ов от 6 мая:

«Для прикрытия мобилизации, сосредоточения и развертывания войск округа к 25 мая 1941 года лично Вам с начальником штаба и начальником оперативного отдела штаба округа разработать:

1.Детальный план обороны государственной границы»

  

(Примечание: Кстати, обратите внимание на номера директив для ЗапОВО и КОВО. Для КОВО – Директива на новые ПП подписана 5 мая и имеет № 503862, для ЗапОВО – № 503859, и она также подписана 5 мая. Но в Киев своя пришла уже 5 мая, а в Минск своя – только 14 мая. Т.е. директива для Белоруссии ушла из ГШ позже на 9 дней. Т.е. – директивы для Минска и Киева подписали в один день, но умышленно отправляли в ЗапОВО с задержкой. А ведь ПП во всех округах должны были отработать к концу мая. Т.е. Минску специально «сократили» время на эту отработку. …)

Данные ПП разработали по «южному» варианту отражения агрессии Германии, а в мае же 1941 года (к середине мая, на основании разведданных «на 15 мая»), Василевский с Жуковым изготовили черновик еще одних, новых «Соображений» по которым они предлагали нанести именно превентивный удар по немецким войскам первыми, «а ля Тухачевский». Именно этим (а не «Соображениями» от августа-сентября 1940 г.) никем не утвержденным черновиком и размахивают «резуны» пытаясь доказать что Сталин собирался напасть первым и военные по его команде изготовили такой «план нападения», да Гитлер успел первым напасть («как жаль» или «к сожалению» – выбирайте по вкусу).

Также обратите внимание на разграничительные линии для армий в приграничных округах по разным вариантам (на военных картах линии между армиями должны быть двойными, но в данном случае это не карты, а именно схемы). По «северному» варианту «Соображений» мало того что основные силы немцев ожидаются против ПрибОВО и ЗапОВО, так еще и никаких немедленных ответных ударов армиями западных округов не готовится – линии между армиями уходят в глубь нашей территории, т.е. армии уходят в оборону. И ответный удар наносится силами, прежде всего ЗапОВО и ПрибОВО по главным силам Германии после отражения первых ударов вермахта. А по «южному» варианту, при том, что главные силы Германии ожидаются все там же – против ПрибОВО и ЗапОВО, линии между нашими армиями уходят сразу на территорию противника. Т.е., по «южному» варианту» готовился именно немедленный ответный удар из КОВО по напавшему врагу, с отсечением вермахта от союзников – Венгрии и Румынии. Из «львовского» выступа. И такой же удар из ЗапОВО – из «белостоцкого» выступа. При поддержке армий ПрибОВО.

Но тут и возникает вопрос – так куда делся «северный» вариант и почему о нем как будто забыли военные историки? Может потому что именно он и был на самом деле утвержден и наркомом с начГШ, и Сталиным как основной?

Увы, пока не будут официально опубликованы «северный» и «южный» варианты «Соображений» от марта 41-го, на которых можно будет увидеть, были ли они подписан наркомом, начГШ и главное, Сталиным, тот так и придется гадать – самовольно или нет, военные применили в подготовке отражения агрессии Германии именно свой «южный» вариант. Который мы сегодня знаем как «Соображения от 11 марта 1941 года». Ведь никто из жуковых-василевских так об этом и не написал в своих мемуарах прямо и четко – о том, как шло рассмотрение этих двух вариантов «Соображений» в марте 41-го и какой из них получил окончательное одобрение на самом деле у Сталина. Хотя маршал М.В. Захаров, похоже, и попытался указать на то что «киевская мафия» именно под свой округ и претворяла в жизнь «южный» вариант. А вот было ли это законно или нет – историкам еще долго придется разбираться.

Хотя конечно, предполагая, что против КОВО с ОдВО немцы и их союзники выставят «всего» под полсотни дивизий, ударить по ним силами КОВО и ОдВО, чуть не сотней дивизий – ну о-о-очень заманчиво. Реально же немцы и их союзники выставили примерно 64 дивизии и свыше 1000 танков на юге, а в центре и в ПрибОВО – около 80 дивизий и около 3000 танков. Но в любом случае удивляет – а что, в ГШ не понимали, что в Венгрии и Румынии есть свои танки, которые те выставят, нападая на СССР?! Ведь и у Венгрии и у Румынии были точно такие же чешские танки, что шли в первых рядах и у немцев. Почему против Украины Генштаб в лице Жукова не ожидает от противника ничего кроме пехотных дивизий?! Что это – умышленное занижение сил противника чтобы пропихнуть свою дурную идею с нанесением ответного удара любой ценой?!

Однако в мае Генштаб подготовил для западных округов директивы на разработку новых Планов прикрытия, по которым именно к немедленному ответному удару и должны быть готовы западные округа! Что, по словам авторов сборника «1941 год — уроки и выводы» шло в противоречие с утвержденными планами на случай войны – «Соображениями» по развертыванию войск на случай нападения Германии!

Увы, практически никто из историков и исследователей до сего дня так и не додумался глянуть на эти карты-схемы в сборнике «1941 год — уроки и выводы», внимательно почитать это исследование и увидеть что еще в 1992 году коллектив военных историков, опираясь на оригинальные и утвержденные «Соображения» показал в тех приложениях, что же произошло на самом деле. Что натворили наши военные в лице наркома обороны и его начальников Генштаба. Что и подтвердил маршал Захаров, мнению которого стоит доверять. Мнению маршала, начальника Генштаба СА СССР в течении 10 лет в 1960-е годы, который в своей книге в 1968-1971 годах и указал что (придется его слова об этом привести еще раз полностью):

Так что не предательский умысел был у того же Жукова который только претворял идеи Тимошенко-Мерецкова в жизнь – нагонял войска в КОВО и готовил его к немедленному ответному удару по Германии и ее союзничков. Когда вместо основного варианта отражения агрессии – «северного» варианта «Соображений» Шапошникова, начал реализовываться «южный» вариант, запасной, да еще и под него тот же начальник РУ ГШ генерал Голиков игнорируя сообщения той же «Альты» (Ильза Штёбе) подавал руководству страны и Армии сообщения чуть не анонимных агентов-источников о том, что якобы против КОВО немцы концентрируют свои главные силы и собираются в первую очередь захватить Украину!

На сегодня можно сказать примерно так – это было не преступление, это было хуже – это было ошибкой. Преступлением было начинать ответный удар-контрнаступление немедленно, на «следующий» день после нападения врага. Вот за что Жуков должен как командир нести ответственность. Но и тут Жуков додумался свалить ответственность за это на «тирана». Мол, Сталин вечером 22 июня заставил его поставить подпись по телефону (?) под директивой именно наркома (а не Жукова) «№3».

Но до тех пор, пока не рассекречены Следственные дела на генералов, пока не рассекретят оригинальные мартовские «Соображения» (утвержденные и подлинные «южный» и «северный» варианты) и все исходящие шифровки ГШ за предвоенные дни говорить о преступном умысле лично Жукова в тех событиях по подготовке отражения нападения Гитлера на СССР – рановато будет. Впрочем, выяснить что-то по исходящим директивам и приказам ГШ можно «окольным» путем – перелопатив директивы и приказы штабов округов за те предвоенные дни. Ведь при получении директивного указания НКО и ГШ штаб округа обязан был выдать свое указание армиям «во исполнение» такой-то директивы Москвы. В конце концов, именно так и начали Мухины выяснять, что же произошло в те дни – смотрели на директивы и приказы что сохранились и были опубликованы по округам и, понимая, что те приказы не были «инициативой» местного командования сделали вывод, что же исходило из НКО и ГШ. Ведь «без приказа в армии ничего не делается». И точно также можно выяснить и по предвоенному планированию – смотри, что сочиняли в округах и поймешь, что готовили в ГШ на случай нападения Гитлера. А это мы уже рассматривали не раз – по последним, майским Планам прикрытия западных округов видно, что ПрибОВО и ЗапОВО (как и тот же ЛенВО) должны готовиться к активной и упорной обороне с частными контрударами по напавшему врагу. А КОВО, в «Задачах обороны», должен был быть готов именно к ответному мощному удару силами всего округа.

В общем, подводя итог можно сделать заключение – готовили армию к отражению агрессии, но не через подготовку обороны, а через подготовку ответного наступления из Украины. И под это наступление даже разведсводки РУ ГШ подгонялись такие какие нужно – якобы именно против КОВО немцы и собирают свои Главные силы. Что сегодня те же «резуны» и пытаются выдать за подготовку агрессии СССР. При этом «на бумаге» ответное наступление планировалось и предусматривалось не ранее чем через пару недель после начала войны, но его начали осуществлять уже «23 июня». И в этом однозначно есть и «заслуга» Жукова. При этом подготовка как обороны в ЗапОВО и ПрибОВО, так и наступления в КОВО (с ОдВО) всячески срывалась. Но читая документы предвоенного планирования, приказы и директивы тех дней, говорить сегодня, что СССР-Сталин готовили агрессию против Гитлера («Святое дело») – можно только «с большого будуна».

Сами немцы, в захваченных штабных документах РККА (в «планах», приказах и т.п.), так и не нашли ничего «агрессивного», что можно было бы предъявить «цивилизованному миру», для оправдания своего нападения, для подтверждения своего заявления от 22-го июня, после нападения на СССР. В этом плане Сталин Гитлера «переиграл», не оставив ни одного прямого письменного документа, где говорилось бы о том же приведении Западных округов в полную, или хотя бы повышенную боевую готовность, перед 22-м июня. Про «мобилизацию» до 22 июня, про ввод в действие Планов прикрытия до нападения Германии. Вроде бы в журналах посещений Кремля, 24 мая 1941 г., отмечено «совещание» почти всех высших командиров РККА у Сталина. Протоколов этого «совещания» нет, но историки, типа соколовых-солониных однозначно заявляют, что на том совещании обсуждалось исключительно будущее нападение на Германию «23-го июня».

 

  • ilorai.ru

    косметика для лица по оптовым ценам

    ilorai.ru