Печать
Родительская категория: Материалы
Просмотров: 19666

История легендарного советского разведчика Рихарда Зорге придумана в начале 60-х годов прошлого века по заказу Никиты Хрущева для очернения Сталина, - уверен автор.

До начала шестидесятых годов прошлого века, когда в свет вышло сразу несколько книг о Рихарде Зорге, его имя в СССР было практически неизвестно. Однако уже к 1964 году восхваление разведчика достигло такого размаха, что с подачи Хрущёва ему было присвоено звание Героя Советского Союза.


Главной заслугой Рамзая (под таким оперативным псевдонимом Зорге работал в Японии) считается то, что он накануне войны сообщил в Москву точную дату нападения Германии на СССР. Ещё один подвиг, приписываемый Рамзаю: он сумел летом 1941 года своей информацией убедить Кремль в том, что японцы в обозримом будущем не собираются вступать в войну против Советского Союза.

Хотя документы, связанные с Рихардом Зорге, полностью не рассекречены до сих пор, те из них, что доступны, позволяют придти к сенсационному выводу: Рамзай был обычным рядовым агентом, не блеснувшим ничем выдающимся. Все же его героические деяния просто приписаны ему по приказу Хрущёва, который желал очернить Сталина. Дескать, знал он о дате нападения, но из-за своей недальновидности ничего для его отражения не сделал. Кроме того, сообщение Зорге о том, что японцы не собираются вступать в войну, подвергало сомнению способности сталинских военачальников, одержавших победу под Москвой. Не поверь в Кремле этой информации Рамзая - не удалось бы перебросить под столицу части с востока, которые и решили исход битвы.

На самом деле открытые в последние годы документы свидетельствуют: Зорге передавал в Москву сведения совершенно противоположные тем, что ему приписывают. Он утверждал: Германия нападёт на СССР сразу же после окончания сева в Советском Союзе (примерно конец мая-начало июня), а Япония вступит в войну с ним в октябре-ноябре 1941года. Поверь Сталин в эту информацию - и последствия могли бы быть катастрофическими.

Рихард Зорге родился в 1895 году на Кавказе. Хотя его дед, Фридрих Зорге, был учеником и соратником Карла Маркса и Фридриха Энгельса, отец разведчика предпочёл держаться подальше от политики и поехал работать в Россию техником на нефтяных месторождениях. Однако сам Рихард увлёкся марксизмом ещё в Берлинской гимназии. После Мировой войны получил в Гамбургском университете степень доктора философии, в 1919 году молодой человек вступил в коммунистическую партию Германии. В конце 1924 года он переехал в Москву и начал работать в отделе международных связей Коминтерна. В следующем году Рихард вступил в ВКП(б) и получил советское гражданство.

С двадцать седьмого по двадцать девятый годы Коминтерн посылал Зорге с разведывательными заданиями в Германию, Англию и Скандинавию, а в ноябре 1929‑го Берзин лично завербовал его для работы в Четвёртом управлении ГПУ.

Первым серьёзным заданием для новоиспечённого разведчика стала заброска под видом журналиста в Шанхай и руководство там местной шпионской сетью.

Вернуться в Москву Зорге смог только в январе 1933 года. Вскоре решено было направить его на работу в Японию. По дороге в Токио он несколько месяцев провёл в Германии, где сумел не только приобрести репутацию талантливого журналиста, но и втереться в доверие ко многим высокопоставленным нацистам. Так, например, на прощальном ужине, устроенном Рамзаем, присутствовал сам Йозеф Геббельс.

В Токио Зорге появился в сентябре 1933 года и быстро завоевал доверие чиновников Германского посольства. Уже в тридцать четвёртом он близко сошёлся с полковником Ойгеном Оттом, назначенным в марте 1934 года на пост военного атташе в Токио, параллельно закрутив роман с его женой. В итоге Рихард получил доступ к значительной части информации о японских вооружённых силах и военном планировании, которую полковник отправлял в Берлин, а также ко многим другим документам по вопросам дальневосточной политики Германии, присылаемым в посольство. В апреле 1938 года Отта назначили послом, и разведчик стал ежедневно завтракать с ним, снабжая свежей информацией о событиях в Японии и редактируя некоторые из его донесений в Берлин.

Благодаря тому, что в подчинении Рамзая находились блестящие агенты, он сумел развить в Японии кипучую деятельность. Например, только в течение одного сорокового года Зорге передал в Москву около 30 тысяч шифрованных групп слов.

Казалось бы, резидент с таким талантом и связями вполне мог бы добыть информацию о дате нападения Германии на СССР. «Так оно и было», - утверждают многие историки и даже цитируют донесения Рамзая. Радиограмма от 15 мая сорок первого года: «Нападение Германии произойдёт 20-22 июня». Знаменитое сообщение от 15 июня: «Нападение произойдёт на широком фронте на рассвете 22 июня».

Эти выдержки уже не одно десятилетие перекочёвывают из одной книги о Зорге в другую. Их оригиналов никто не видел. Более того, опубликованные в последнее время архивные документы свидетельствуют: похоже, их вообще не существует. Зато есть другие донесения Рамзая.

6 мая 1941 года он сообщает в Москву:

«Я беседовал с германским послом Оттом и морским атташе о взаимоотношениях между Германией и СССР. Отт заявил мне, что Гитлер исполнен решимости разгромить СССР и получить европейскую часть Советского Союза в свои руки в качестве зерновой и сырьевой базы для контроля со стороны Германии над всей Европой.

Оба, посол и атташе, согласились с тем, что после поражения Югославии во взаимоотношениях Германии и СССР приближаются две критические даты.

Первая дата - время окончания сева в СССР. После окончания сева война против СССР может начаться в любой момент так, что Германии останется только собрать урожай.

Вторым критическим моментом являются переговоры между Германией и Турцией. Если СССР будет создавать какие-либо трудности в вопросе принятия Турцией германских требований, то война будет неизбежна...

Решение о начале войны будет принято только лично Гитлером либо уже в мае, либо после окончания войны с Англией».

Вот ещё одно агентурное сообщение из Токио от 1 июня 1941 года: «Берлин информировал Отта, что немецкое выступление против СССР начнётся во второй половине июня.

Причины для германского выступления: существование мощной Красной Армии не даёт возможности Германии решить войну в Африке, потому что Германия должна держать крупную армию в Восточной Европе. Для того чтобы ликвидировать полностью всякую опасность со стороны СССР, Красная Армия должна быть отогнана возможно скорее. Так заявил Отт».

В тот же день в Москве получили очередную шифровку от Рамзая:

«В беседе с Шоллом я установил, что немцев в вопросе о выступлении против Красной Армии привлекает факт большой тактической ошибки, которую, по заявлению Шолла, сделал СССР.

Согласно немецкой точки зрения, тот факт, что оборонительная линия СССР расположена в основном против немецких линий без больших ответвлений, составляет величайшую ошибку. Она поможет разбить Красную Армию в первом большом сражении. Шолл заявил, что наиболее сильный удар будет нанесён левым флангом германской армии».

Удивительно, что после широко известной радиограммы от 15 мая, где сообщается точная дата нападения, 1 июня Зорге передаёт: агрессия начнётся во второй половине июня. Отчего такое падение точности? Кроме того, неверна информация о том, что немцы нанесут наиболее сильный удар своим левым флангом. В действительности оказалось всё наоборот: группа армий «Север», дислоцированная в Восточной Пруссии, была самой слабой и главного удара не наносила. Главные удары наносились правым флангом группы армий «Центр» к Смоленску с поворотом на север и группой армий «Юг» к Днепру с поворотом на юг, то есть севернее и южнее припятских болот.

Донесения, столь любимые биографами Рамзая, так полностью и не опубликованы, а ведь по идее их должны были рассекретить самыми первыми. Ну какой смысл скрывать документы, цитируемые не один десяток лет? Тем не менее, этого до сих пор не сделано. Почему? Ответ очевиден: эти шифровки фальсифицированы в 60‑е годы, то есть в настоящем досье Зорге их попросту нет.

Настоящие сообщения Рамзая однозначно говорят: точной даты нападения Германии на СССР он не знал. Более того, стал жертвой немецкой дезинформации. Если бы посол Отт имел данные о реальных планах вторжения в Советский Союз, он бы непременно выболтал их своему приятелю Зорге. Значит, германские спецслужбы направили в посольство ложную информацию в надежде, что советские агенты клюнут на неё. Именно это и произошло с Рамзаем.

Однако в Москве сидели не дураки и дезу раскусили. Генерал-лейтенант Голиков отправил сообщения Зорге от 15 мая и 1 июня в папку «сомнительных и дезинформационных материалов».

Можно, конечно, возразить, что разведчик даже в этих шифровках достаточно точно указывал время нападения - вторая половина июня. Но эти данные не представляли никакой ценности, ведь в мае-июне сорок первого страницы всех западных газет пестрели сообщениями о близкой войне между Германией и СССР.

Фальсификация донесений Рамзая была открыто подтверждена полковником Службы внешней разведки Владимиром Карповым, который на встрече с журналистами в редакции «Красной Звезды» 16 июля 2001 года открыто заявил, что донесения Зорге с точной датой начала войны «фальшивка, появившаяся в хрущёвские времена. Разведка не назвала точной даты, не сказала однозначно, что война начнётся 22 июня».

Никита Хрущёв, видимо, сам выдал санкцию на фальсификацию сообщений Рамзая, желая очернить Сталина. Ведь получается, вождь знал о нападении, но из-за своей недальновидности ничего не сделал, чтобы дать немцам достойный отпор.

Не соответствуют действительности и многочисленные заявления историков, дескать Зорге добыл сведения о том, что Япония не собирается вступать в войну против СССР. Этим-де разведчик способствовал разгрому немцев под Москвой, ведь его информация позволила перебросить войска с Дальнего Востока на германский фронт и разбить неприятеля на подступах к столице.

На самом же деле вопросу вступления Японии в войну с СССР посвящены всего две радиограммы Рамзая от 10 июля 1941 года. В них он, вопреки бытующему мнению, сообщает: японцы начнут вторжение на советскую территорию как только немцы возьмут Свердловск. В той же шифровке Зорге передаёт сведения, полученные от германского военного атташе: Страна восходящего Солнца будет готова к войне с Россией не ранее конца июля-начала августа. Наиболее же вероятный срок агрессии октябрь-ноябрь».

Очевидно, что и в этом случае разведчика повели на немецкую дезинформацию. Согласно плану «Барбаросса», Германия планировала оккупировать лишь европейскую часть СССР и остановиться на линии Архангельск-Астрахань. Перед вермахтом никогда не ставили задачи по продвижению к Уралу, где находится Свердловск. То есть захват этого города никак не мог служить японцам сигналом к нападению.

Миф, согласно которому Зорге своей информацией о планах Японии не вступать в войну с Россией помог защитить столицу, тоже сочинён во времена хрущёвской оттепели и призван был показать бездарность военного и политического руководства СССР. Ведь получалось так: без частей, снятых с китайской границы, сталинские военачальники отстоять Москву не сумели бы. Конечно, для разгрома немцев на подступах к столице перебрасывались войска с Урала и из Сибири. Однако эти подразделения в большинстве своём были вновь сформированными, а не снятыми с японского направления. На границах с Китаем всю войну стояла войсковая группировка, сопоставимая по численности с Квантунской армией. Эти войска и разгромили японцев в августе 1945 года; части же, переброска которых началась с запада, даже не успели добраться до дальневосточного театра военных действий.

Руководство СССР летом 1941 года действительно получило сведения, что Япония в войну не вступит. Но эти сведения пришли от источника более надёжного, чем Зорге. Оказывается, агент советской разведки в Берлине ещё в 1936 году получил доступ к шифрам, использующимся в германо-японских переговорах. Шифрованные телеграммы перехватывались и расшифровывались в Спецотделе перехвата и дешифровки НКВД. Благодаря этому Сталин получил информацию о состоянии японо-германских отношений в таком объёме, как будто сам присутствовал на встречах японских и германских дипломатов и военных.

Несмотря на это, Сталин, проявив дальновидность, не снял с восточных границ войска, пресекая тем самым даже мысли японцев о возможности нападения на Советский Союз.

В октябре 1941 года группа Рихарда Зорге была арестована, и в дальнейшем её участников казнили. Кроме фальшивых предупреждений о дате начала войны и ненападении Японии, Рамзай ничем выдающимся не отличился. Его настоящие шифровки содержали сведения общего характера, не представлявшие особого интереса для руководства СССР. Иными словами, облик реального Рихарда Зорге очень далёк от того героического образа, к которому мы привыкли.

Александр ШИРОКОРАД,
журнал «Чудеса и приключения»