Печать
Родительская категория: Материалы
Просмотров: 138146

Тверь, писателю А.В.Огневу,
     фронтовику, профессору
     Тверского университета


     ДОРОГОЙ АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВИЧ, вашу статью "Мифы и правда о Великой Отечественной войне" я в своё время по Интернету получил. Спасибо. Прочитал с большим интересом и хочу высказать кое-какие соображения.

     Вы спрашиваете совета: куда обратиться со статьёй - в "Правду", "Советскую Россию", "Литгазету"?.. Право, трудно сказать. Ведь вы называете статью "ответом Э. Володарскому" по поводу фильма "Штрафбат". А в "Советской России" и "Правде" он не выступал, хотя и эти газеты немало написали о данном фильме. Володарский же опубликовался в "Литгазете" - значит, туда, по-моему, и следует вам адресовать статью. Тем более, что в "Правде" не так давно прошла ваша дельная, серьёзная публикация к юбилею Победы "Розовские Берлин не взяли бы". Увы, были в некоторых правдинских публикациях и явные накладки, о которых, пользуясь случаем, хотел бы упомянуть. Например, во время юбилейного "круглого стола" с участием больших генералов, участников войны, один уважаемый оратор сказал: "В середине октября 1941 года в результате наступления немцев на Западном фронте образовалась брешь в 500 километров". Да, брешь некоторое время была, но - в 500 километров? И весь-то Западный фронт составлял тогда около 300 км. Это позже, в ходе нашего контрнаступления он стал гораздо шире.


     Дальше: "Сталин сосредоточил под Москвой три армии, 28 дивизий, которые под руководством Жукова 5 декабря перешли в наступление". Во-первых, "под руководством" Жукова тогда было не три армии, а несколько больше: 30-я, 1-я ударная, 20-я, 60-я, 16-я, 5-я, 33-я, 43-я, 49-я, моя родная 50-я под Тулой и 10-я. Во-вторых, 5 декабря контрнаступление начал Калининский фронт (И.С.Конев), а Западный - 6-го.

     Другой уважаемый оратор: "Когда развивалось наступление немцев на Сталинград (т.е. летом 1942 года), Сталин предложил Жукову и Василевскому организовать(!) и усилить три фронта на Московском направлении: Северо-Западный (командующий Пуркаев), Калининский (командующий Курочкин) и Западный (командующий Конев). Во-первых, что значит "организовать"? Эти три фронта уже давно были "организованы". Во-вторых, генерал М.А.Пуркаев никогда не командовал Северо-Западным фронтом, а генерал П.А.Курочкин - Калининским.

     Преподнесла уважаемая газета и другие неожиданности в эти дни. Так, до сих пор считалось, что с начала войны удалось эвакуировать около 10 миллионов человек. Нет, говорят теперь, все 25! Откуда взяли? Неизвестно. Военная тайна. Да понимают ли новаторы, что такое 25 миллионов? Это почти вся довоенная Польша.

     Но это всё, Александр Васильевич, досадные частности. А вот дело куда серьёзней. Умерший в 1994 году известный писатель Иван Стаднюк незадолго до кончины напечатал в "Правде" статью, где стал почему-то доказывать, что Советский Союз готовился напасть на Германию, а Гитлер всего лишь опередил. Я был изумлён. Позвонил Стаднюку :

     - Иван Фотиевич, ведь твоя статья местами напоминает выдумки Резуна!

     - Какого Резуна?

     Человек всю жизнь писал о войне, а о новейшем тогда и самом подлом, самом раскрученном клеветнике на её историю и не слышал. Впрочем, может, и к лучшему. Пришлось рассказать, кто таков сей "истории" Резун...

     Прошло много лет. И вот в той же газете в упомянутой беседе за "круглым столом", генерал-полковник Н.Ф.Червов директивы наркома обороны в первые дни войны называл директивами Главного военного совета. Какой совет? Он был упразднен еще в конце 1940 года. Как не знать об этом военному историку?

     Но гораздо существенней другое: "15 мая 1941 года приходят Тимошенко, Жуков и Василевский к Сталину с планом нанесения упреждающего удара. Сталин был крайне удивлен и возмущен. Спустя 35 лет после войны Жуков в беседе с историком Анфиловы рассказал об этом и признал, что отвергнув их план, Сталин спас нашу страну еще до войны. Это признание самого Жукова, и такой факт свидетельствует, что стратегическое мышление Сталина было гораздо выше, чем у Жукова и Тимошенко".

     Сталин заслуживает высоких похвал, но не надо же при этом отказывать в больших заслугах Тимошенко, Жукову и Василевскому. Тем более, что ни тому, ни другому. ни третьему не посчастливилось прожить после войны 35 лет, чтобы побеседовать с тов. Анфиловым, и приведенный рассказ мы услышали не из жуковских, а из анфиловских уст...

     Если Анфилов выдумал признание Жукова, то в этом нет ничего удивительного: вокруг больших людей всегда немало легенд... Выдумал же в своё время генерал А.Волкогонов, что Жуков написал донос на маршала Егорова; выдумал же Э. Радзинский, что Сталин встречался с Гитлером, указал даже время и место - 16 октября 1939 года, Львов; выдумала Е.Ржевская, будто Жуков говорил ей, что у нас перед войной ничего не было для обороны...

     Как видите, Александр Васильевич, нет-нет, да и попадают наши коллеги в один ряд с Резуном. Печально, но факт...

     ОДНАКО ОБРАТИМСЯ К ВАШЕМУ АДРЕСАТУ ВОЛОДАРСКОМУ. "Литгазета" была, деликатно выражаясь, непоследовательна в оценке фильма "Штрафбат". Сперва напечатала хвалебную статью А.Бархатова "В прорыве". Через два с лишним месяца, - мою. И сразу же в следующем номере (засадный полк!) - "Открытое письмо господину Бушину" от товарища Володарского под заглавием - ух, ты! - "Во славу русского солдата". Такого рода письма предполагают ответ, однако редакция тут же уведомляла, что этим письмом она заканчивает обсуждение не только фильма, но и "проблем исторической правды о Великой Отечественной войне". Как это вам нравится, Александр Васильевич? Значит, володарские будут продолжать врать, а обсуждать это не следует.

     Кроме того, редакция сочла нужным заявить "по существу полемики": "Претензии (!) В.Бушина к фильму не учитывают того простого обстоятельства, что речь идёт о художественном произведении, а не об историческом документальном исследовании. А у произведения искусства свои законы". Ну, смотри! Юные сотрудники редакции учитывают простые обстоятельства, а я, работавший в "Литгазете" 47 лет тому назад, неспособен их учесть, они знают законы искусства, а я до сих пор и не слышал о них.

     Дальше следовала прямая защита фильма и его авторов: "То, что встречается в жизни в исключительных случаях, представляет особый интерес для художника. И нельзя его за это осуждать". Да не в исключительных случаях дело, не это "осуждаем". У меня и других критиков фильма речь шла главным образом о том, что он напичкан вздором, вообще не встречавшимся на фронте, например, как самое безобидное, - священник в рясе, идущий в бой.

      "Право художника, - так и вижу воздетый к небу палец, - выбирать те ситуации и тех героев, которые дадут возможность создать впечатляющую работу". Значит, главное - не сказать правду, не достичь высокой художественности, а произвести впечатление. Мерси...

     От этих впечатленщиков вот уже двадцать лет стон стоит на святой Руси. Марина Мурзина констатирует в "АиФ"№27: "В шекспировском "Сне в летнюю ночь"(театр им. Пушкина) дело происходит где-то в Африке, а полуодетые персонажи ловко лазают по деревьям". Впечатляет? "Герои "Ревизора"(театр им. Моссовета) начинают спектакль на зимней рыбалке, Бобчинский и Добчинский - заядлые лыжники, все же вместе губернские чиновники напоминают банду". Пронимает? А перечень можно и продолжить: чеховские три сестры в каком-то театре представлены лесбиянками; король Лир у кого-то впечатленщика сожительствует с дочерьми и т.д. Но всё это паскудство не идёт в сравнение со "штрафбатами". А "Литгазета" взяла один из них под защиту.

     И поучает: "Правда не укладывается в несколько горьких слов, пусть даже сказанных большим писателем, который хлебнул своё лихо на фронте..." Это о чём? О ком? Кто пытался выразить всю правду о войне в нескольких словах?

     А в конце поучения уж вовсе нестерпимые демагогия и ханжество: "И вот о чём следует не забывать всем нам: сегодня Победу наших отцов пытаются у нас отнять". Как? Оказывается, "Литгазета" видит здесь только одно: кто-то безымянный " призывает мир не участвовать в праздновании 60-летия Победы". О Господи, какая великая опасность! Ну, отпраздновали, отметили. К 9 мая что-то вроде больше полусотни президентов нагрянули к нам потоптаться на Красной площади. И что?

     Опасность совсем не в этом.

     Попытаться "отнять Победу" можно по-разному. Можно просто долдонить, что главное дело в разгроме фашизма сыграли американцы, а больше всего жертв понесли евреи. Но есть и другой, более изощренный способ - создать грязный, омерзительный, скотский облик Отечественной войны и самой Победы. Это и делают творцы таких фильмов. как "Штрафбат". "Долг каждого из нас, - завершает наставление "Литературка", - встать на защиту победителей". А сама встала на защиту "штрафбатов" и володарских. А сама выступила против статьи одного из поколения победителей и заткнула ему рот.

     Таким образом, Александр Васильевич, моя статья, как видите, была в сущности дезавуирована. В самом деле, как можно принимать её в расчёт, если автор путает художественное произведение с историческим исследованием, т.е. не понимает простейших законов искусства.

     Однако возмущение "Штрафбатом" и подобными ему "сагами", как сворой псов, по команде спущенной на народ в год юбилея Победы, оказалось столь широким и мощным, что заставил "Литгазету" задуматься.

     Негодовали, прежде всего, конечно, фронтовики. Многие названы были в моей статье, но есть смысл и добавить. Так, ленинградец Н.И.Гусев писал в "Правду": "Диву даёшься, как можно было состряпать такую липу. Всё переврано... Это издевательство над великой датой, пасквиль на советскую действительность". Особенно веско звучали голоса тех, кто сам служил в штрафбатах. Один из них - полковник в отставке москвич Иван Рощин изумлен: "Много я видел и слышал с телеэкрана лжи, но такое бесстыжее вранье встречаю впервые". И вспоминая тот или иной эпизод фильма, обстоятельство или персонаж, заключал: "Авторы сознательно пошли на подлог... Галиматья, злостный поклёп на русских солдат... Чушь собачья!.. Издевательство над фронтовиками в преддверии юбилея Победы... Полная чепуха!" Полковник Пыльцын Александр Васильевич, ленинградец, прошедший лейтенантом свою часть войны не в киношном, а в настоящем Восьмом штрафбате 1-го Белорусского фронта и написавший книгу "Как офицерский штрафбат дошел до Берлина", утверждал: "В фильме всё перевернуто с ног на голову. Даже первые титры поданы через колючую проволоку, чтобы сразу внушить зрителю: между штрафбатом и лагерем уголовников нет никакой разницы. Всё в фильме сознательно показано абсолютно не соответствующим приказу №227 Сталина и "Положению о штрафбатах", утвержденному Жуковым... Свидетельствую: всё, нагроможденное в фильме, совершенно не соответствует правде"... Слышите "литгазетчики"? Возмущает ВСЁ, а не "исключительные случаи".

     Возмущались "штрафбатами" и их бесстыжими создателями, конечно, не только бывшие солдаты и офицеры Великой Отечественной. Доктор физико-математических наук И.Г.Воронцов писал в "СР": "Советские фильмы о войне созданы с любовью к Родине и её народу, а все "штрафбаты" - с ненавистью к СССР и его народу... Те, кто критиковал фильм Володарского, вспоминают об армии с любовью, а он рассказывает с ненавистью... А его насквозь лживая статья "Во славу русского солдата" это уже генетическая подлость..."

     Не выдержал даже 93-летний Тихон Николаевич Хренников. Когда-то помните: "Как соловей о розе поет в ночном саду..." А вот теперь: "Я видел настоящую войну, видел настоящие войска, настоящих руководителей. А в этих фильмах столько вранья...Я бы просто мордой об стену всю эту сволочь, которая льет грязь на Красную Армию!"

      Для нас, Александр Васильевич, не секрет, чьи морды-розы имел в виду возвышенный старец.

     Надо полагать, что именно эта буря зрительского гнева заставила "Литгазету" вернуться к оценке "Штрафбата". Она не посвятила ему новую статью, но в ряде публикаций о нем говорилось даже резче моей статьи. Так, В.Вишняков, называя фильмы, в которых правда поставлена "с ног на голову", подчеркнул: "Здесь, конечно, первенствует "Штрафбат"... Никакой "исторической правды", как уверяют нас авторы, в этой ленте, конечно, нет. Она откровенно нацелена на утверждение известной "теории мяса", которым мы якобы победили фашистов". И автор, кстати, указал на первоисточник этой "теории": вышедшая в 1996 году книга "Другая война", разумеется, под редакцией известного когда-то Юрия Афанасьева, ветерана пионерского движения..

     Редакция сочла полезным опубликовать отклики даже из-за границы. Так, А. Ходинов писал из Нью-Йорка: "Всё чаще появляются нагло тенденциозные, противоречащие русской истории и ментальности сериалы типа "Штрафбат" (сценарий Володарского), "Дети Арбата" (сценарий Дамскера), "Московская сага"(сценарий Волиной-Барщевской). Их создатели ведут целенаправленную кампанию с целью унизить русский народ, представляя его тупой серой массой, целиком виновной в том, что общество морально и материально опустошено, а государство на грани развала. Подрыв вековых устоев народа поддерживается властью. Кто руководит культурой - агенты иностранных спецслужб? Сильно швыдкие ребята выполняют заокеанский заказ".

     Вы, Александр Васильевич, тоже пишете об этом: "Когда смотришь "Штрафбат", то возникает мысль, а нет ли какого-то тайного постановления о усилении антипатриотической пропаганды?" Мысль ваша вполне естественна, она пришла и мне, когда смотрел "Сагу": ведь в её начальных титрах упоминалось правительство Москвы и другие важные государственные инстанции. Я написал письмо Ю.Лужкову: как это понимать? Начальник управления телевидения и радио В.А.Трусов 6 декабря прошлого года, несмотря на свою фамилию, смело ответил мне: "телесериал "Московская сага" произведен по заказу Правительства Москвы". Это даёт основание думать, что так же "произведена" и вся остальная русофобская телебодяга.

     Между прочим, Юрий Соломин, играющий в "Саге" один из главных ролей, проходящую через весь фильм, в недавнем интервью Виктору Кожемяко ("Правда") выразил краткое и мягкое сожаление о своем участии в этом бездарном шабаше: "Нехорошо получилось". За два года, что снимался фильм, за 23 серии он этого сообразить не мог! Да и сейчас тут же гордо заявил: "Но ведь я играю там потомственного русского интеллигента!" Не понимает народный, что именно в этом качестве да еще как руководитель Малого театра он и нужен был в русофобском фильме - как ширма для Досталей-Барщевских. Неужели не ведал Соломин и того, что принижает великий театр, ставя несколько лет тому назад на его сцене убогую пьеску Солженицына "Пир победителей" такого же русофобского пошиба?..

     МЕЖДУ ТЕМ, ОКАЗЫВАЕТСЯ, ВЫШЕЛ НОВЫЙ СЕРИАЛ по сценарию Володарского "Последний бой майора Пугачева". Николай Бойко писал о нём в "ЛГ": "Последние серии заставили думать, что сижу я в стране, побежденной Гитлером, и смотрю кино, созданное геббельсовской пропагандой... Вот ведь чем на самом-то деле, оказывается была победа в войне - победой преступного режима, который ничуть не лучше фашистского".

     В моей статье, повторю, были приведены высказывания о штрафбатах, заградотрядах, о войне и о фильме Володарского множества фронтовиков, в том числе тех, кто сам служил в этих частях. У Володарского же в его многочисленных выступлениях по телевидению, в газетных интервью и в статье, что была в "ЛГ", - ни одного фронтовика. Он говорит лишь о телефонных звонках каких-то безымянных поклонников, восторгающихся "Штрафбатом". Кто они? Где они? Как узнали номер телефона? Неизвестно.

     Исходя из этого, я мог бы уже не возвращаться к свидетельствам фронтовиков, но недавно мой старый друг Сергей Семанов, недрёманное око патриотизма, прислал мне вырезку из выходящей в Нью-Йорке газеты "Новое русское слово" за 12 мая. И это изменило мои намерения.

     Дело в том, что, во-первых, среди тех, на кого я ссылался, большинство - русские да еще, вероятно, и члены партии. Во-вторых, все они советские люди. Наконец, иные из них уже умерли. Как проверить их заявления!

     А С.Семанов дал мне возможность привести свидетельства человека совсем иного ряда. Во-первых, это соплеменник Володарского. Неужто маэстро и своему-то не поверит? Мало того, ныне этот человек - гражданин США. Во-вторых, в отличие от меня, например, он, скорей всего, не был членом партии, коих тов. Володарский, лауреат премии КГБ, уж очень не жалует. В-третьих, он не со стороны знает о штрафбате, как кое-кто из моих свидетелей, а сам служил в нём. Наконец, он родом из Харькова - земляк Володарского. Какой роскошный набор! Так вот, на одной стороне вырезки из "Новой русской газеты" рассказывается, как прекрасно праздновали юбилей Победы бывшие советские граждане, живущие ныне в США - американские русские и американские евреи. Им устроили приемы в ООН, в Нью-йоркской городской ратуше, парад Победы на Брайтоне, многочисленные торжественные собрания, банкеты и т.д.

     И во всём этом участвовал Лев Бенционович Бродский. У этого, в отличие от Володарского, не имеющего никакого отношения к КГБ американского еврея и беспартийного земляка нашего маэстро и взяла интервью корреспондент газеты Лея Мозес в связи с тем, что, оказывается, "фильм "Штрафбат" смотрит вся русскоязычная эмиграция, и само это слово сейчас у всех на устах".

     Л.Бродский приехал в США еще в 1993 году и, судя по всему, хорошо устроился. А на фронт он попал после Харьковского медицинского училища в июле 1942 года. Служил фельдшером в третьем батальоне 1275-го полка 387-й стрелковой дивизии Брянского фронта.14 сентября полк попал в окружение. Две недели старались вырваться. После этого командование приказало выходить группами по четыре человека. Увы, группе Бродского не повезло: около деревни Сеничкино Белевского района Тульской области - он до сих пор всё отлично помнит! - угодил в плен. Затем - лагерь: сперва в деревне Середичи Орловской области, потом - в Белоруссии.

     Журналистка спрашивает, как ему, еврею, удалось уцелеть. Бродский отвечает: "Да, евреев фашисты расстреливали на месте. У меня на глазах расстреляли четверых. Они были из небольших местечек, плохо говорили по-русски, их сразу распознали. А я знал русский и украинский и выдал себя за украинца. К тому же - голубые глаза, светлые волосы".

     Володарскому, Розовскому, Сарнову и некоторым другим товарищам очень полезно подумать о том, что Бродский сказал дальше: "Но главное не это всё помогло мне, а то, что мои товарищи по плену меня не только не выдали, но, наоборот, старались всячески подстраховывать - брили наголо, когда волосы отрастали и начинали подозрительно виться, окружали толпой, когда мы шли купаться... А ведь все знали, что есть приказ, по которому за выдачу комиссара и еврея отпускали на свободу". Помните, Александр Васильевич, подлые сцены общего глумления над евреем в штрафбате, измысленном Володарским?

     В декабре 1943 года Бродскому с тремя товарищами удаётся бежать к партизанам. Те передали их в регулярную часть. И после тщательной проверки - сейчас трудно судить, справедливо это или нет - они попали в знакомый нам по биографии А.В.Пыльцина Восьмой штрафбат 1-го Белорусского фронта, где пробыли три месяца.

     Лея Мозес, которой, видимо, хочется, чтобы собеседник поддержал фильм, ставит вопрос в лоб: "Вы считаете, что фильм Володарского не даёт реальной картины происходившего, что по фильму нельзя судить о штрафных батальонах и штрафниках?" Бродский отвечает внятно: "Да, я так считаю".

     Почему? Да по всем главным статям. Во-первых, "по фильму люди думают, что штрафбаты формировались из одних лишь уголовников, что это была своего рода фронтовая тюрьма". А на самом деле? "Лишь процентов 10 уголовников, которых не посадили в тюрьму, а отправили на фронт".

     Во-вторых, "в фильме показано, будто всё командование штрафных батальонов тоже состояло из штрафников". А в действительности? "Всё командование от командиров взводов до командира батальона - штатные офицеры".

     В-третьих, в фильме ничего не сказано о сроках, и можно подумать, в штрафбаты направляли непременно до ранения. Во всех сериях комбат Твердохлебов голосит, размахивая пистолетом: "Только кровью! Только кровью!" А по правде? "В штрафбат я был направлен на три месяца. Все бойцы освобождались, если батальон выполнял возложенную на него задачу. Раненых освобождали, даже если батальон и не справился с задачей".

     В-четвертых, Володарский изобразил штрафников пьяницами, картёжниками, ворами, насильниками, у него и поножовщина из-за ссоры, и убийство сослуживца как свидетеля совершенной подлости... А если без вранья? "Да если и были бы склонные к этому, то просто времени не было для насилия, зверств, убийств... Все выполняли устав, все хотели освободиться".

     В-пятых, спрашивает Лея Мозес: "А с вами не обращались бесчеловечно?" Ответ: "Ну, дисциплина, конечно, была железная - более жесткая, чем в обычных частях. За невыполнение приказа могли расстрелять без суда. Но в целом - обычная военная обстановка". Лея подначивает: "И многих расстреляли за три месяца?" Ответ: "Представьте себе, никого. Дисциплина у нас была на высоком уровне. Да и в командовании не было жестоких кровожадных людей". Ну, таких, что нам изобразили в фильме. Представляю себе, каково всё это читать сочинителю Володарскому, режиссеру Досталю и всем артистам, которых они втравили в свою бездарную и грязную провокацию.

     Л.Мозес, видимо, с иронией: "А как насчёт обязательных сотрудников НКВД? Они в штрафбате были? Или это тоже миф?" Бродский: "Может быть, и были, но мы об этом и не подозревали". А в фильме особист Харченко с его картинным хамством все время на первом плане, он один из главных героев.

     А как Бродский освободился из штрафбата? Я советую Володарскому это не читать: кондрашка хватить может. Лев Бенционович рассказывает, что в феврале 1944 года они должны были принять участие во взятии Рогачева. Перед операцией к ним приехал Рокоссовский, сам знавший, что такое нары, и сказал: "Товарищи! Братишки! Забудьте, что вы штрафники. Вы советские люди и защищаете родину". Батальон свою задачу выполнил. При этом Бродский получил средней тяжести ранение в спину, и всех освободили!

     Л. Мозес еще не теряет надежду услышать цифру потерь, способную хоть в одном пункте поддержать фильм Володарского, в котором, что ни бой, то 70-90 процентов убитых: "Вы понесли большие потери?" Вопрос поставлен провокационно. Ответ: "В батальоне было 700 человек, погибли 32, из них 18 - в бою, который длился три дня, а 14 - в результате бомбежки нашей авиации. Когда мы заняли Рогачев, то не успели сообщить об этом высшему командованию. Налетели самолёты, стали бомбить..." Увы, такое бывает во всех войнах, во всех армиях. Вон хотя бы американцы в 1979 году в Иране сколько передавили друг друга. Но приведенные цифры, даже вместе с погибшими нелепо, не спасают Володарского: 32 - это лишь 4,5 процента, а не 70, не 90.

     НО ВОТ И ОСВОБОЖДЕНИЕ: "ПРИЕХАЛ ПРЕДСТАВИТЕЛЬ Военного совета фронта, зачитал приказ, выдал нам соответствующие документы". Во имя человечности уберите Володарского, если он тут!.. "Офицеров восстановили в звании и выплатили зарплату не только за время в штрафбате, но и за время в плену".

     В плену! А Володарскому и в Союзе кинематографистов и в Союзе писателей (а он давно укоренился и там, и здесь), иногда не выплачивали даже по бюллетеню.

     Александр Васильевич, от своего и вашего имени я через океан благодарю Льва Бенционовича Бродского за честное свидетельство. А о том, как Володарский в год юбилея великой Победы глумится над национальными героями России и США, над маршалами Жуковым и Эйзенхауэром, я с вашей помощью еще расскажу читателям "Завтра".