Печать
Родительская категория: Материалы
Просмотров: 22299

Разгромив мощными первыми ударами практически полностью вооруженные силы Польши, Франции и в короткие сроки завладев значительными территориями, фашистская Германия стала усиленно готовиться к развязыванию войны против СССР. В основу плана «Барбаросса», по которому намечалось вести эту войну, был положен уже имевшийся опыт, когда прерогатива в начале боевых действий отдавалась ВВС, а наступательные операции предварялись массированными авиационными налетами на авиабазы противника с полным уничтожением или значительным ослаблением его военно-воздушных сил. Руководящим стратегическим постулатом при этом служило положение германского военного теоретика генерала Карла фон Клаузевица1, содержащееся в его фундаментальном труде «О войне»2, о том, что, «чем значительнее будет первый успех, тем благотворнее его влияние на последующие, несмотря на то, что он не является единственным, определяющим конечную победу»3.

Таблица 1

Численность самолетного парка ВВС Германии перед нападением на СССР

Типы самолетов

 

1 мая 1941

ю эао

Дата

г, 22 июня 1941 г.

Боевые самолеты строевых частей, авиашкол, резерва, из них, 10980  10 100

 бомбардировщиков

5940

5840

истребителей

3820

3150

разведчиков

1220

1110

Транспортные самолеты

2000

Нет данных

Учебные и учебно-боевые

4320

Нет данных

Самолеты морской авиации

2200

Нет данных

Всего самолетов

19 500

Нет данных

Составлена по: Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ). Ф. 319. Оп. 4798. Д. 4. Л. 12

В первой половине 1941 года общая численность самолетного парка ВВС Германии достигала почти 20 тыс. единиц4. Из этого количества на момент вторжения германских войск в пределы Советского Союза 10 100 машин, или около 50 проц., являлись боевыми5. Характерно, что при этом в общем количестве боевых самолетов (см. табл. 1) наибольший удельный вес имели бомбардировщики (5840 единиц, или 57,9 проц.). Истребителей было 31,2 проц.6 Как показал опыт войны на западе, такое соотношение в родах авиации позволяло ей эффективно поддерживать сухопутные войска, нарушать коммуникации врага, быстро завоевывать господство в воздухе путем уничтожения самолетов противника на аэродромах и прочно удерживать его сравнительно немногочисленными силами истребительной авиации. Относительно большим был и удельный вес самолетов-разведчиков — 10,9 проц. от всей численности ВВС7. Это свидетельствует о том, что немецкое командование уделяло много внимания воздушной разведке в предстоящей войне против СССР.

Все самолеты, состоявшие на вооружении люфтваффе, были созданы или прошли модернизацию накануне войны.

ВВС Германии находились на надлежащем уровне не только в техническом отношении. Располагая высокоподготовленными кадрами командного, летного и технического состава, обладавшего почти двухлетним опытом войны, они к июню 1941 года представляли собой самостоятельный вид вооруженных сил. В отличие от военно-воздушных сил других стран в их состав входили также войска ПВО, войска связи и парашютно-десантные войска, подчинявшиеся главнокомандующему ВВС, являвшемуся одновременно министром авиации. Основу же немецких авиационных сил представляли пять воздушных флотов (см. схему). При наличии централизованного управления имелась возможность использовать их как для выполнения самостоятельных задач, так и для действий в интересах сухопутных войск на направлении главного удара.

Воздушный флот, насчитывавший 800—1600 самолетов8, состоял из одного-двух авиационных и зенитно-артиллерийских корпусов, а также аэродромных районов (соединений авиационного тыла), число которых равнялось количеству авиационных корпусов и отдельных групп транспортной и разведывательной авиации.

Авиационный корпус являлся высшим тактическим соединением и имел смешанный состав. Он включал в себя 1—2 истребительные, 2—3 бомбардировочные эскадры, из которых одна могла быть эскадрой пикирующих бомбардировщиков. Эскадра как основное тактическое соединение включала 3 группы. Каждая состояла из трех отрядов по 9— 12 самолетов. Низшей тактической единицей являлось звено. В бомбардировочной авиации оно состояло из трех, а в истребительной — из четырех самолетов. Основу боевого порядка звена истребителей составляла пара.

Одной из особенностей организации люфтваффе было то, что большая часть разведывательной авиации была передана в оперативное подчинение сухопутных войск. Отряды воздушных разведчиков были укомплектованы истребителями и разведчиками и находились в полевых армиях и танковых группах. В корпусах сухопутных войск имелись отряды ближних самолетов-разведчиков и самолеты связи.

Экипажи самолетов-разведчиков не только вели наблюдение за противником, но и контролировали передвижение и переброски своих войск, что упрощало управление ими. В подчинении воздушных флотов оставалась разведывательная авиация в основном дальнего действия. Однако воздушную разведку кроме них вели экипажи и бомбардировщиков, и истребителей, входившие в эскадры ночных разведчиков (НРАЭ).

В целях эффективного обслуживания авиационных частей, более полного их обеспечения, организации местной противовоздушной обороны и связи, накопления и подготовки резервов для авиации на территории Германии были созданы военно-воздушные округа. Как правило, штаб одного военно-воздушного округа взаимодействовал с одним авиационным корпусом. Каждый округ объединял несколько (от 2 до 5) аэродромных районов, в состав которых входили авиационные базы с обслуживающим персоналом и подразделениями аэродромно-технической, метеорологической, медицинской и других служб, а также подразделения связи и охраны. В распоряжении командования авиабаз находились основные и запасные (в том числе и полевые) аэродромы, где авиационные части должны были рассредоточиться с началом войны. Такая организация МТО и снабжения ВВС, когда летные части не имели громоздкого аппарата обслуживания, существенно повышала маневренные возможности люфтваффе. Авиационные группы включали в свой штатный состав только тот обслуживающий персонал и технические средства, которые могли быть размещены в боевых и транспортных самолетах, придаваемых для перебазирования. Все остальное оборудование и специалистов, необходимых для обеспечения боевых вылетов, обязана была предоставить авиационная база по месту новой дислокации авиагруппы.


Схема. Организация ВВС фашистской Германии к июню 1941 г.

Составлена по: ЦАМО РФ. Ф. 319. Оп. 1798. Д. 4. Л. 12.

С середины 1940 года руководство Германии приступило к выполнению мероприятий по стратегическому сосредоточению и развертыванию своих вооруженных сил на востоке. На начальном этапе летом и осенью того же года проводилась частичная передислокация войск и отдельных штабов вермахта ближе к границам с СССР. Большие усилия фашистское командование приложило к строительству новых и переоборудованию старыхаэродромов в восточных районах. С лета 1940 до мая 1941 года на территории Германии были оборудованы 250 аэродромов и 160 посадочных площадок, а в Польше за этот же период их построено и восстановлено соответственно 100 и 609; заново создавались и усовершенствовались аэродромы в Румынии и Венгрии. Широко развитая аэродромная сеть обеспечила в последующем немецким ВВС рассредоточенное базирование и свободу маневра авиации.

Значительную роль в организации и проведении развертывания авиации сыграли созданные в феврале— мае 1941 года «рабочие штабы» (оперативные группы) воздушных флотов и авиационных корпусов. Так, на оккупированных территориях Польши и Чехословакии начали действовать штабы военно-воздушных округов, которые занимались подготовкой районов для сосредоточения и развертывания авиационных соединений, контролировали ход строительства новых аэродромов, объектов связи, радионавигации, решали вопросы расквартирования личного состава.

В ходе подготовки к развертыванию авиационной группировки штабы военно-воздушных округов сформировывали в районе будущей дислокации каждого воздушного флота по два штаба (группы) материально-технического обеспечения, которые руководили деятельностью соединений авиационного тыла, осваивавших закрепленную за военно-воздушным округом территорию. Как правило, на территории военно-воздушного округа находилось до пяти аэродромных районов. В дальнейшем, с началом военных действий и продвижением фашистских войск в глубь территории Советского Союза, такие оперативные группы и «рабочие штабы» создавались на оккупированной территории для обеспечения перебазировавшейся вслед за сухопутными войсками авиации.

Переброска боевой авиации к советским границам происходила поэтапно, достигнув наивысших показателей к июню, а ее наращивание производилось по четко разработанному единому плану переброски сухопутных войск и авиации в приграничные с СССР районы. Самолеты перебрасывались как по воздуху, так и наземными эшелонами.

С февраля 1941 года гитлеровское командование начало переброску основных сил — последовательно, пятью эшелонами. В первых четырех эшелонах передислоцировались войска и авиация, предназначенные для участия в наступлении с первого дня войны. Пятым эшелоном выдвигался резерв главного командования.

Развертывание авиационной группировки производилось с соблюдением строжайших мер маскировки. Так, доставка необходимых материалов к аэродромам, расположенным в приграничной полосе, велась только ночью; во всех авиационных соединениях соблюдался жесткий режим радиообмена; передислокация частей 2-го воздушного флота из Бельгии и Франции шла поэтапно (вначале истребители, затем бомбардировщики) под видом мероприятий по расширению сети летных школ и частей резерва для авиационных соединений, действовавших против Англии.

Передислокация основных сил ВВС производилась скрытно в первые три недели июня 1941 года. Авиационные части перелетали в районы развертывания со своих постоянных баз одиночными самолетами или звеньями, прокладывая маршруты, минуя крупные населенные пункты и объекты. Одновременно с передислокацией боевых частей на восток летные школы перебазировались на запад. Все перелеты осуществлялись при полном радиомолчании.

Таблица 2

Силы немецко-фашистской авиации, сосредоточенные у западных границ СССР к 22 июня 1941 г.

Типы боевых
самолетов

Всего
самолетов

Процент от общего количества
 имевшихся самолетов

Соотношение
родов
авиации

Бомбардировщики

1519

26

46

Истребители

965

31

30

Разведчики

761

70

24 '

Итого

3265

32

100

Составлена по: ЦАМО РФ. Ф. 362. Оп. 6169. Д. 6. Л. 8-17, 33, 234.


Контролировалась передислокация авиации разведывательными самолетами, наблюдавшими также и за передовыми аэродромами. К середине дня 21 июня соединения ВВС первого удара были сосредоточены на передовых аэродромах и площадках западнее реки Вислы. К вечеру того же дня они одиночными самолетами на малой высоте перебазировались на оперативные аэродромы в непосредственной близости к границе с СССР

Район развертывания и сосредоточения соединений ВВС по плану «Барбаросса» охватывал по фронту 3400 км (Финляндия — Ленинград — Одесса) и в глубину до 1600 км. Каждую группу армий поддерживал один воздушный флот, а каждую армию и танковую группу на направлении главного удара — один авиакорпус.

Распределение сил и средств у границ СССР отражало главную ставку немецко-фашистского командования на проведение «молниеносной войны». Создание значительных стратегических резервов считалось при этом нецелесообразным. В то же время командование люфтваффе имело так называемый центральный резерв — до 400 самолетов. В качестве стратегических резервов отчасти можно было также рассматривать авиацию 3-го воздушного флота, дислоцировавшегося к тому времени на территории оккупированной

Франции, и авиационные соединения, базировавшиеся на Балканах и в Северной Африке10.

К 22 июня 1941 года вдоль границы с СССР Германия сосредоточила (см. табл. 2) четыре воздушных флота, в составе которых имелись 3265 самолетов (32 проц. от общего количества боевых самолетов ВВС), в том числе 70 проц. разведчиков, 31 — истребителей и 26 — бомбардировщиков. Соотношение родов авиации было следующим: 46 проц. составляли бомбардировщики, 30 — истребители и 24 — разведчики11. Сателлиты фашистской Германии (Финляндия и Румыния) выделили 1010 боевых самолетов. Таким образом, общая численность авиации агрессора (см. табл. 3) у западных советских границ составляла 4275 боевых самолетов. Кроме того, 90 самолетов наготове держала Венгрия, которая ввела их в бой в июле 1941 года12.

К началу вторжения противник перегруппировал свои основные авиационные силы: против ВВС Западного и Киевского ОВО должно было действовать соответственно 34,3 и 22,7 проц. общей численности немецкой авиации, находившейся у советских границ. В целом на восточном направлении противник сосредоточил 43,6 проц. всей ударной авиации, добившись таким образом равенства в количестве бомбардировщиков с ВВС Красной армии. Здесь же было до 25 проц. разведывательной авиации, чем достигалось превосходство над советскими разведчиками и корректировщиками в численном отношении в 1,7 раза. С учетом же боеготовности экипажей в целом неприятель здесь обеспечил более чем полуторный перевес сил.

Независимо от характера выполняемых задач боевой деятельностью люфтваффе руководило лишь командование ВВС. Командующие воздушными флотами, командиры авиационных соединений и частей руководствовались только его приказами. Это позволяло массировать авиацию на главных направлениях, сосредоточивать ее усилия на решении главных задач. Благодаря такой организационной структуре достигались централизация управления ВВС, удобство руководства боевыми действиями, а также их всестороннее обеспечение.

Таким образом, авиационная группировка, созданная у границ СССР к июню 1941 года, отвечала требованиям гитлеровской концепции «молниеносной войны». Немецкие ВВС упредили советскую авиацию в развертывании, при этом их части и соединения были укомплектованы высококачественной техникой и личным составом, имевшим богатый боевой опыт. Все это позволяло эффективно выполнять стоящие перед ними задачи, действовать массированно, энергично, с высоким боевым напряжением, что и обеспечило им захват стратегической инициативы в ведении войны в общем и стратегическое превосходство в воздухе над советскими ВВС в частности.


Таблица 3

Группировка ВВС фашистской Германии и ее сателлитов, сосредоточенная у западных границ СССР к 22 июня 1941 г.



В том числе

Районы базирования авиации

Всего

бомбардировщиков

истребителей

разведчиков

В полосе гр. А «Норвегия» и финских армий
 «Юго-Восточная» и «Карельская», в том числе:

614

302

173

139

5 ВФ (Германия)

98

66

12

20

гр. А «Норвегия- (Германия)

10

-

-

10

ВВС Финляндии

506

236

161

109

В полосе гр. А «Север», в том числе:

669

271

203

195

1 ВФ (Германия)

530

271

203

56

гр. А «Север» (Германия)

139

-

-

139

В полосе гр. А «Центр-, в том числе:

1468

822

384

262

2 ВФ (Германия)

1252

822

384

46

гр. А «Центр» (Германия)

216

-

-

216

В полосе гр. А «Юг», в том числе:

1473

492

570

411

4 ВФ (Германия)

772

360

366

46

гр. А «Юг» (Германия)

197

-

-

197

ВВС Румынии

504

132

204

168

В распоряжении ГК ВВС

51

-

-

51

Всего боевых самолетов

4275

1887

1330

1058

Самолетов связи и транспортных

639

-

-

-

Итого

4914

1887

1330

1058

Составлена по: ЦАМО РФ. Ф. 35. Оп. 1128. Д. 154. Л. 180; Бабкин В.Д. Опыт подготовки и ведения боевых действий объединений и соединений фронтовой авиации в начальный период Великой Отечественной войны и его значение для современных условий. Дисс. ... канд. ист. наук: Монино: ВВА, 1989. С. 35, 165.



ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Клаузевиц Карл (1780—1831) — немецкий военный теоретик и историк, генерал-майор прусской армии (1818). В 1812—1814 гг. находился на военной службе в русской армии.

  2. Более подробно об этой работе см.: Воен.-истор. журнал. 2003. № 1, 2, 3.

  3. Клаузевиц К. О войне. М.: Эксмо; СПб.: Terra Fantastica, 2003. С. 28.

  4. ЦАМО РФ. Ф. 319. Оп. 4798. Д. 4. Л. 12.

  5. Там же.

  6. Там же.

  7. Там же.

  8. Там же.

  9. Там же. Ф. 35. Оп. 11285. Д. 154. Л. 180.

  10. 1941 год — опыт планирования и применения Военно-воздушных сил, уроки и выводы. Материалы военнонаучной конференции руководящего состава центрального аппарата ВВС (к 70-летию СА и ВМФ). М.: ЦОТИ, 1989. С. 37.

  11. Бабкин В.Д. Указ. соч. С. 36.

  12. Там же. С. 35, 165; ЦАМО РФ. Ф. 35. Оп. 11285. Д. 154. Л. 180.

Полковник М.А. БОБРОВ

 ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ  2006 № 3