Печать
Родительская категория: Материалы
Просмотров: 45879

Чем больше мы удаляемся во времени от рубежа 80-90 годов, тем очевиднее становится разрушительная роль антисталинской кампании, уже много лет ведущейся продажными российскими и западными СМИ вокруг Договора о ненападении между СССР и Германией. Подлая акция Яковлева дала старт началу искусственного развала СССР еще задолго до фарисейского лозунга Ельцина: "Берите суверенитета - сколько проглотите". Вскоре с отрывом прибалтийских республик началось уничтожение Советского Союза, закончившееся Беловежским сговором трех предателей.

На то, что демонстрировавшийся депутатам Верховного Совета "документ" был фальшивкой, указывает целый ряд фактов.

Так, в тексте этого "документа" говорится, что сей "секретный протокол" составлен к Пакту о ненападении. Но ведь с Германией 23 августа 1939 г. был подписан не Пакт, а Договор. Пакт более значителен в международном плане, и "Пактом" Договор стал называться только с 16 сентября 1939 г. ("Правда" впервые назвала Договор Пактом 19.09.39 г.), после принятия Сталиным решения об освобождении Советским Союзом Западной Украины и Западной Белоруссии, отторгнутых панской Польшей в 1920 г., в результате чего мы получили общую границу с Германией и большую возможность оказывать влияние на обстановку в Европе.

Совсем нелепо выглядит последний, 4-й пункт фальшивки: "Данный протокол рассматривается обеими сторонами как строго секретный".

Элементарная безграмотность этого пункта очевидна. Если сам протокол по названию - секретный, то зачем же в таком случае в конце текста писать слова "строго секретно"? Тем более что в практике нашего государства применялись тогда только три категории секретности: "секретно", "совершенно секретно" и "особой важности". Термин "строго секретно" не употреблялся.

Еще одним доказательством тому, что с вопросами секретности у фальсификаторов не ладится, может служить некая "служебная записка", которую Яковлев извлек на 2-м съезде народных депутатов СССР. В "служебной записке" якобы фиксировалась передача в апреле 1946 г. заместителем заведующего секретариатом Молотова Смирновым старшему помощнику Министра иностранных дел Подцеробу подлинного секретного протокола с тремя заверенными машинописными копиями на русском и немецком языках вместе с еще 14-ю не относящимися к этому делу несекретными документами.

Однако совершенно ясно, что передачи секретного документа вместе с несекретными, да еще по несекретному акту, согласно инструкции о работе с секретными документами, в ведомстве Молотова не могло быть.

А что это за "заверенные машинописные копии протоколов", якобы найденные А. Яковлевым в ночь с 23 на 24 декабря 1989 г.?! Кем заверенные? Неизвестно. О какой же достоверности тогда может идти речь? Помимо упомянутой чепухи А. Яковлев привел Съезду еще и следующие "аргументы.":

А. "Криминалисты провели экспертизу подписи Молотова в оригинале Договора о ненападении, подлинник которого, как вы сами понимаете, у нас есть, и в фотокопии секретного протокола. Эксперты пришли к выводу об идентичности этих подписей."

"Аргумент" пустяковый, ибо, во-первых, скопировать подпись не составляет никакого труда для фотографа, во-вторых, что это за идентичность подписей, если в последнем случае "подпись Молотова" почему-то сделана... на немецком языке?

В. Оказалось, что протоколы, с которых сняли... фотокопии, были напечатаны на той же машинке, что и хранящийся в архивах МИД СССР подлинник договора.

Здесь Яковлев явно рассчитывает на идиотизм слушателей. Ведь ясно, что если уж сделали фальшивку, то, естественно, ее отпечатали на той же машинке, что и договор.

Г. "Существует разграничительная карта. Она завизирована Сталиным..."

Простите, но эту "секретную разграничительную карту" совершенно несекретно и официально печатала газете "Правда" 23 сентября 1939 г. На ней Сталин всего лишь уточнял расположение советских войск относительно "линии Керзона", которая была определена на Парижской мирной конференции 1919 г. и являлась общепризнанной в мире границей между Польшей и РСФСР.

В арсенале врагов Советского Союза были и другие столь же пустяшные "доказательства" существования "секретного протокола", который якобы обернулся впоследствии "трагедией миллионов и миллионов людей". Все эти "доказательства" отвергаются столь же просто, как и приведенные выше, поэтому нет никакого смысла продолжать далее перечисление и опровержение этих "доказательств". Куда важнее отметить другое: гроссмейстер политического блуда А.Яковлев для того и высыпал ворох этой чепухи, чтобы, утопив в ней внимание оппонентов, не допустить обсуждения главного и принципиального вопроса: "Имело ли советское руководство моральное право подписывать такой протокол?" Рассмотрим же этот вопрос.

Допустим, что "секретный протокол" существовал и разграничивал сферы интересов сторон в Восточной Европе. В каком случае этот "протокол" мог реализоваться в каких-то конкретных действиях? Об этом ясно говорит начало его 1-ой статьи: "В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств..." В дальнейшем тексте говорится о конкретных сферах интересов в случае, если это переустройство будет.

Далее. В результате чего могло произойти так называемое "территориально-политическое переустройство"? Ясно, что оно могло произойти только вследствие военных действий. Так оно и произошло, и, если бы Германия не начала Вторую мировую войну, то не было бы никакого "переустройства", никакой "протокол" не имел бы никакого значения и никоим образом не мог бы обернуться "трагедией для миллионов и миллионов людей". Следовательно, если советское руководство было уверено, что Германия не начнет войны, и, стало быть, "протокол" останется ничего не значащей бумажкой, то оно имело моральное право подписать такую бумажку.

Но советское руководство знало, что Германия непременно начнет войну и главной целью этой войны для Германии будет разгром СССР. Имело ли советское руководство и в этом случае моральное право подписывать такой "протокол"? Имело! Имело, ибо было совершенно ясно, что с началом войны Германии против СССР все договоры и протоколы потеряют всякое значение. Так и было! Германия действовала не по "протоколу", а творила все, что хотела. И Советский Союз, тоже наплевав на "протокол", взял да и разгромил Германию! На войне как на войне.

Что отсюда вытекает? Отсюда вытекает то, что и в случае войны данный "протокол", если он даже и был, никоим образом не мог обернуться "трагедией для миллионов и миллионов людей". Трагедию могла вызвать и ее вызвала захватническая война фашистской Германии. Советская же сторона, если бы она и подписала такой "протокол", поступила бы правильно, ибо при этом она получала очень важную отсрочку начала войны с Германией и занимала перед этой войной значительно более выгодную стратегическую позицию.

Совершенно ясно, что каждое правительство обязано заботиться о благе и безопасности своего народа. Противоположное мнение может быть только у людей, являющихся предателями своего народа, или у людей, пораженных чрезвычайным слабоумием. К сожалению, как это уже давно известно, при Горбачеве в ЦК КПСС, в правительстве и на Съездах народных депутатов СССР верховодили матерые враги народа, которые, до предела накалив антисоветскую истерию, сумели большинство депутатов перековать в предателей или превратить в слабоумных людей.

Поэтому, вместо того чтобы смотреть в корень и думать о благе и безопасности страны, эти предатели и слабоумные люди занялись детскими "ребусами", которыми их закидал г-н Яковлев.

В тяжелейшей обстановке перед началом Второй мировой войны и перед неизбежным нападением Германии на нашу Родину И.В.Сталин сделал все возможное для защиты народов Советского Союза от фашистской угрозы. Более того. Сталин уже тогда прекрасно понимал, что исторической миссией нашей Родины становится спасение от коричневой чумы не только своих народов, но и всего человечества. И он был обязан мыслить и действовать, исходя именно из этой реальности, а не из того, что будут кричать какие-то польские паны, прибалтийские бароны или доморощенные ненавистники власти трудящихся.

Ложь о Сталине "демократы" превратили в мощное оружие, с помощью которого была разорвана на куски наша Советская Родина. Но сможем ли мы восстановить ее, если не развеем ложь о нашем великом советском прошлом, если мы отступим и позволим отравлять ложью души наших детей? Нет, отступать нельзя! Потому что тогда не будет Победы!

А. ЛЕБЕДЕВ