Печать
Родительская категория: Материалы
Просмотров: 7608

Великая Отечественная война началась для Советского Союза с тяжелого поражения по объективным причинам.

Немецкая армия вторжения насчитывала 5,5 млн. человек, около 4300 танков и штурмовых орудий, 4980 боевых самолетов, 47 200 орудий и минометов.

В первом эшелоне немецко-фашистских войск было развернуто 103 дивизии, в том числе 12 танковых. В первом эшелоне советских армий прикрытия находилось 56 дивизий.

22 июня 1941 г., подвергшиеся внезапному нападению, советские войска отражали вдвое превосходящие силы врага, а на ряде направлений - даже в че­тыре раза.

Несмотря на то, что по общему количеству танков и самолетов СССР, на момент нападения, превосходил Германию это превосходство, в результате необъявленного нападения, не было реализовано (В июне 1941 года у Советского Союза имелось – танков свыше 20 тыс. единиц, боевых самолетов - около 22 тыс.).

Только за одни сутки, 22 июня, на подвергшихся внезапному удару 66 приграничных аэродромах, на земле, было потеряно около 800 самолетов. 

 

Танковые части оторванные, по разным причинам, от баз снабжения теряли боеспособность из-за отсутствия топлива и боеприпасов, подвергались массированным ударам с воздуха.

Все это привело к тому, что соотношение сил на советско-германском фронте еще более изме­нилось в пользу противника.

В результате поражений в кровопролитных боях на границе советские войска были вынуждены отступить в глубь страны. Началась стратегическая оборона на всем фронте. В середине июля из 170 диви­зий Красной Армии 28 вышли из строя, а свыше 70 лишились половины состава. Общие наши потери только в дивизиях без учета частей усиления и боевого обеспечения за это время составили около 850 тыс. человек, до 6 тыс. танков, не менее 6,5 тыс. орудий калибра 76 мм и выше, более 3 тыс. противотанковых орудий, около 12 тыс. минометов, а также около 3,5 тыс. самолетов. На оккупированной территории осталось около 200 складов с горючим, боеприпасами и вооружением.

Противник потерял около 100 тыс. солдат и офицеров, более 1700 танков и штурмовых орудий и 950 самолетов.

К декабрю 1941 года потери оружия и боеприпасов составили 75% всего их наличия к началу гитлеровской агрессии. По немецким данным, на 1 декабря 1941 г число уничтоженных или захваченных советских танков составило 21 391, орудий - 32 541, самолетов - 17 332.

В результате оккупации СССР (1941-1944 гг.) была утрачена территория, на которой проживало 45% населения, добывалось 63% угля, производилось 68% чугуна, 50% стали и 60% алюминия, 38% зерна, 84% сахара и т. д.

В результате боевых действий и оккупации были полностью или частично разрушены 1710 городов и городских поселков (60% их общего числа), свыше 70 тыс. сел и деревень, около 32 тыс. промышленных предприятий (захватчики уничтожили производственные мощности по выплавке 60% довоенного объема стали, 70% добычи угля, 40% добычи нефти и газа и т. д.), 65 тыс. километров железных дорог, 25 млн. человек лишились крова.

Колоссальнейший ущерб агрессоры нанесли сельскому хозяйству Советского Союза. Было разорено 100 тыс. колхозов и совхозов, зарезано или угнано в Германию 7 млн. лошадей, 17 млн. голов крупного рогатого скота, 20 млн. свиней, 27 млн. голов овец и коз.
Таких потерь не выдержала бы ни одна страна в мире.

За счет чего же нашей стране все-таки удалось выстоять и победить?

 

1.Создание мощной промышленной базы и сильной армии

С момента своего основания Советский Союз всячески стремился стать самодостаточной, экономически независимой страной. Только такой подход, с одной стороны, способствовал проведению государством самостоятельной внешней и внутренней политики и позволял вести переговоры с любыми партнерами и по любым вопросам на равных, а с другой — укреплял обороноспособность, повышал материальный и культурный уровень населения. Определяющую роль в достижении данных целей играла индустриализация. Именно на нее были направлены основные усилия, тратились силы и ресурсы. При этом удалось добиться значительных результатов. Так, если в 1928 году на производство средств производства (промышленность группы «А») в СССР приходилось 39,5% валовой продукции всей промышленности, то в 1940 году этот показатель достигал уже 61,2%.

СПРАВКА. В 1928 году в Красной Армии было 92 танка и 300 тракторов-тягачей. Боевых самолетов почти не было. Франция имела в тот момент 6 тысяч самолетов.

С 1925 по 1938 год был создан целый ряд передовых отраслей экономики, выпускавших технически сложную продукцию (в том числе оборонного значения). Получали дальнейшее развитие (реконструировались и расширялись) и старые предприятия. Менялась их изношенная и устаревшая материально-техническая база производства. При этом не просто на место одних станков устанавливались другие. Внедрять старались все самое современное и инновационное на тот момент (конвейеры, поточные линии с минимальным количеством ручных операций), повышали энерговооруженность производств. Например, на сталинградском заводе «Баррикады» впервые в СССР была пущена конвейерная система и первая в мире автоматическая линия из агрегатных станков и полуавтоматов.
С целью промышленного освоения восточных районов страны и союзных республик наиболее значимые предприятия тиражировались - дублирующее оборудование и часть работников (в основном инженерно-технического звена) привлекалась для организации и налаживания производств на новом месте. При этом учитывалось  максимальное вынесение хозяйственных объектов за пределы радиуса действия бомбардировочной авиации потенциального противника.

 

Справка. В третьей пятилетке в восточных районах СССР строилось 97 предприятий, в том числе 38 машиностроительных. В 1938-1941 гг. Восточная Сибирь получала 3,5% союзных капиталовложений, Западная Сибирь - 4%, Дальний Восток - 7,6%. Урал и Западная Сибирь заняли первое место в СССР по производству алюминия, магния, меди, никеля, цинка; Дальний Восток, Восточная Сибирь – по производству редких металлов.
В 1936 году только Урало-Кузнецкий комплекс давал около 1/3 выплавки чугуна, стали и производства проката, 1/4 добычи железной руды, почти 1/3 добычи угля и около 10% продукции машиностроения.

На территории наиболее заселенной и хозяйственно освоенной части Сибири к июню 1941 года насчитывалось более 3100 крупных промышленных предприятий, а уральская энергосистема превратилась в самую мощную в стране.

 

На отдельных гражданских предприятиях создавались резервные мощности для выпуска военной продукции. На этих специализированных участках и в цехах в предвоенные годы отрабатывалась технология и осваивался выпуск военной продукции.

В годы первых пятилеток, и особенно предвоенной, были разведаны и начали промышленно осваиваться гигантские месторождения полезных ископаемых, которыми располагала страна. При этом ресурсы не только широко использовались в производстве, но и накапливались.
Благодаря использованию плановой системы хозяйствования удалось, во-первых, наиболее оптимально с точки зрения различных затрат, а во-вторых, наиболее выгодно с точки зрения достижения результатов не только разместить значимые производственные мощности, но и создать целые промышленные районы. В 1938-1940 гг. в Госплане СССР составлялись обзоры о выполнении планов по экономическим районам, о ликвидации нерациональных и чрезмерно дальних перевозок, разрабатывались и анализировались районные балансы (топливно-энергетический, материальные, производственных мощностей, транспортный), составлялись планы по кооперированию поставок в территориальном разрезе, изучались крупные районно-комплексные схемы.

Ставя перед собой задачи превращения страны в передовую, промышленно развитую державу, руководство государства ускоренными темпами осуществляло переход к преимущественно урбанизированному укладу жизни (не только в крупных городах, но и в сельской местности, учитывая, что более 65% населения проживало именно там) с созданием современной системы социальной инфраструктуры (образование, подготовка кадров, здравоохранение, радиофикация, телефонизация и т. п.), соответствующей требованиям индустриально организованного труда.

Все это позволило СССР обеспечить в предвоенные годы высокие темпы экономического развития.


Справка. С 1928 по 1941 год в СССР было построено около 9 тысяч крупных промышленных предприятий.


В 1940 году по сравнению с 1913-м валовая продукция промышленности увеличивалась в 12 раз, производство электроэнергии - в 24, добыча нефти - в 3, добыча чугуна - в 3,5, стали - в 4,3 раза, выпуск станков всех видов - в 35 раз, в том числе металлорежущих - в 32 раза.
Автомобильный парк страны к июню 1941 года вырос до 1 млн. 100 тыс. машин.
В 1940 году колхозами и совхозами государству было сдано 36,4 млн. тонн зерна, что позволило не только полностью обеспечить внутренние потребности страны, но и создать резервы. При этом значительно расширилось производство зерна на востоке страны (Урал, Сибирь, Дальний Восток) и в Казахстане.

Усиленно росла оборонная промышленность. Темпы роста военного производства в годы второй пятилетки составили 286% по сравнению со 120% роста промышленного производства в целом. Среднегодовой темп роста оборонной промышленности за 1938-1940 гг. составил 141,5% вместо 127,3%, предусмотренных третьим пятилетним планом.

С 1939 года стали создавать стратегические резервы на случай войны. Так, запасы продовольствия могли удовлетворить шестимесячную потребность Вооруженных сил. За последние полтора года перед войной общая стоимость материальных резервов возросла  почти в два раза (с 4 до 7,6 млрд. руб.)


Справка. 18 сентября 1940 года новый нарком обороны Тимошенко, назначенный вместо Ворошилова, представил Сталину доклад «Об основах стратегического развертывания Вооруженных Сил Советского Союза на Западе и на Востоке на 1940 и 1941 гг.». В войне на два фронта (Германия и Япония) СССР мог выставить 280–290 дивизий, 11 750 танков, 30 тысяч полевых орудий, 18 тысяч самолетов.

 

Численность Советских Вооруженных Сил увеличилась с 1,4 млн. человек в 1937 г. До 5 млн. человек к началу войны. За два предвоенных года было сформировано 125 новых дивизий, почти удвоено количество авиационных полков, за три года в строй вступило свыше 265 новых боевых кораблей и катеров.

 


В итоге к началу войны Советский Союз превратился в страну, способную производить любой вид промышленной продукции, доступной в то время человечеству.

2. Создание действенной властной структуры

Перестройка всей жизни страны на военный лад началась с первых дней войны. 23 июня 1941 г. была образована Ставка Верховного Главнокомандования, призванная осуществлять высшее стратегическое руководство вооруженными силами.

29 июня 1941 г. была принята Директива Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) партийным и советским организациям прифронтовых областей, в которой со всей определенностью говорилось об опасности, нависшей над нашей страной, и намечался ряд первоочередных задач по перестройке хозяйства на военный лад. Для руководства государством в условиях войны была реорганизована система управле­ния. 30 июня 1941 г. был образован чрезвычайный высший государствен­ный орган СССР - Государственный Комитет Обороны (ГКО), сосредо­точивший в своих руках всю полноту власти. ГКО руководил деятель­ностью всех государственных ведомств и учреждений. Партийные, госу­дарственные, военные, хозяйственные и профсоюзные органы были обязаны выполнять его решения. ГКО ставил перед Вооруженными Силами военно-политические задачи, руководил борьбой народа в тылу врага. Стратегическое руководство вооруженной борьбой ГКО осуществлял через Ставку Верховного Главнокомандования.

В ночь с 22 на 23 июня была образована Ставка Главного Командова­ния Вооруженных Сил СССР в составе Наркома обороны маршала С. К. Тимошенко (председатель), начальника Генштаба генерала армии Г. К. Жукова, И. В. Сталина, В. М. Молотова, маршалов К. Е. Ворошилова, С. М. Буденного, Наркома ВМФ адмирала флота Н. Г. Кузнецова. При Ставке создавалась группа постоянных советников из наиболее опытных государственных и военных деятелей.

Чтобы еще больше поднять авторитет Ставки и расширить ее права, повысить оперативность в управлении войсками действующей армии, 10 июля 1941 г. она была преобразована в Ставку Верховного Командо­вания. В ее состав вошли И. В. Сталин (председатель), В. М. Молотов, С. К. Тимошенко, С. М. Буденный, К. Е. Ворошилов, Б. М. Шапошников и Г. К. Жуков. Через месяц (8 августа) И. В. Сталин был назначен Вер­ховным Главнокомандующим и соответственно Ставка стала называться Ставкой Верховного Главнокомандования (СВГК). В дальнейшем в состав СВГК включались или выводились из нее отдельные лица. И только в конце войны (17 февраля 1945 г.) Государственный Комитет Обороны еще раз объявил состав высшего органа стратегического руководства: И. В. Сталин (Верховный Главнокомандующий), Г. К. Жуков (замести­тель Верховного Главнокомандующего), А. М. Василевский, А. И. Антонов, Н.А. Булганин, Н. Г. Кузнецов.

Ставка ВГК являлась органом верховной военной власти и непосред­ственно руководила фронтами, флотами, авиацией дальнего действия. Она ставила им задачи, утверждала планы операций, распределяла люд­ские и материальные ресурсы, занималась подготовкой стратегических резервов и определяла способы их исполь­зования, подбирала и расставляла коман­дующих фронтами и армиями. Ставка орга­низовывала взаимодействие фронтов, фло­тов, авиации и координировала их дей­ствия в ходе операций.

Основным оперативным рабочим орга­ном Ставки ВГК по планированию и руко­водству Вооруженными Силами на фронтах был Генеральный штаб, который последо­вательно возглавляли выдающиеся воена­чальники Г. К. Жуков, Б. М. Шапошников, А. М. Василевский, А. И. Антонов. Гене­ральный штаб собирал и анализировал све­дения об обстановке на фронтах, готовил Ставке предложения и на основе ее ре­шений разрабатывал планы кампаний и операций. Особое внимание уделялось под­держанию постоянной связи с командова­нием фронтов, флотов и их штабами, а также организации контроля за выполне­нием войсками директив и распоряжений Верховного Главнокомандования.

В работе Ставки ВГК большую роль играло Главное управление Тыла Вооруженных Сил (генерал А. В. Хрулев), которое принимало от промышленности и обеспечивало подвоз войскам материальных средств борьбы, а также Главное управление формирования и укомплек­тования войск (генерал Е. А. Щаденко), готовившее резервы пополнения для сухопутных войск.

В начале войны, когда обстановка быстро менялась, а связь с фронта­ми часто нарушалась, были созданы главные командования направ­лений (Северо-Западного, Западного, Юго-Западного, Северо-Кавказ­ского). Однако той роли, которая отводилась им в руководстве фрон­тами, они не сыграли. По мере того, как обстановка на фронте все более стабилизировалась и связь Ставки с фронтами становилась все более устойчивой, главные командования направлений были упразднены. Ставка ВГК постоянно стремилась непосредственно руководить боевой деятельностью фронтов и флотов. Верховный Главнокомандую­щий путем переговоров по телеграфу, а затем по телефону ВЧ общался с командующими фронтами и армиями. Принятые Ставкой ВГК решения доводились до исполнителей в виде директив, подписанных Верхов­ным Главнокомандующим и начальником Генерального штаба. При­казания и распоряжения по частным вопросам отдавались от имени Ставки ВГК и подписывались заместителем Верховного Главнокоман­дующего или начальником Генерального штаба.

Сложность руководства деятельностью большого количества фрон­тов (11 фронтов, 2 фронта ПВО, 4 флота, авиация дальнего действия) 18 отдельные армии и флотилии), особенно при одновременном прове­дении нескольких операций, заставила Ставку ВГК прибегнуть к по­сылке на фронты своих ответственных представителей для контроля и помощи в организации и ведении операций. Это были высококвали­фицированные, авторитетные военачальники, способные самостоятельно решать на месте вопросы, возникающие при реализации замыслов Ставки. Наиболее часто в качестве представителей Ставки ВГК выезжали Г. К. Жуков, А. М. Василевский, К. Е. Ворошилов, С. К. Тимошенко, А. А. Новиков, Н. Г. Кузнецов, Н. Н. Воронов. Институт представителей Ставки был ликвидирован в 1944-1945 гг., когда устойчивость и опера­тивность руководства фронтами и флотами из Москвы оказалась вполне обеспеченной.

Заслуга Ставки Верховного Главнокомандования и Генштаба состоит в том, что они были способны производить конкретные расчеты сил и средств для стратегических операций и кампаний, могли предсказывать их ход и завершение.

Всю войну Верховным Главнокомандующим был И. В. Сталин. За­меститель (с 26 августа 1942 г.) Верховного Главнокомандующего Г. К. Жуков считает, что он владел основными принципами организации стратегических операций и руководил ими со знанием дела; разбирался в строительстве вооруженных сил и больших стратегических вопросах. «Несомненно, он был достойным Верховным Главнокомандующим».

Г. К. Жуков утверждает, что советское военно-стратегическое руко­водство отвечало уровню развития военной техники и военного искусства. «В ходе войны наше Верховное Главнокомандование сумело за сравни­тельно короткий срок преодолеть огромные трудности, возникшие в начале войны, в результате чего Советские Вооруженные Силы отстояли Ленинград, разгромили немецко-фашистские войска под Москвой, Сталинградом, на Курской дуге, в Белоруссии и на Украине, вырвали у врага стратегическую инициативу, чтобы затем сокруши­тельными ударами довести войну до победного конца».

 

Вынужденный отход войск потребовал организовать эвакуацию из западных республик и областей промышленных предприятий, государ­ственных запасов, имущества колхозов и совхозов, населения. Все это замедлило перевод экономики на военный лад, снизило темпы роста военного производства, сократило возможности формирования новых соединений и армий, создания резерва оружия и материальных средств.

 

3.Эвакуация промышленных предприятий на восток, трудовой героизм,

новаторские формы организации труда

Экономическая мобилизация и перевод хозяйственной жизни страны на военный лад проводились под ударами врага. В условиях негативного развития оперативной обстановки пришлось осуществлять эвакуацию огромного, беспрецедентного в истории количества техники, оборудования и людей в восточные районы страны и среднеазиатские республики. Только Уральский промышленный район принял около 700 крупных промышленных предприятий.

В 1942 г. производство военной продукции увеличилось на Урале по сравнению с 1940 г. более чем в 6 раз, в Западной Сибири - в 27, а в Поволжье - в 9 раз. А в целом за время войны промышленное производство в этих районах увеличилось более чем в 3 раза.

 

Справка. За первые полгода войны на восток страны было перебазировано 2593 промышленных пред­приятий (в том числе 1523 крупных) и свыше 10 млн. трудящихся.

Огромную роль как в успешной эвакуации и скорейшем налаживании выпуска продукции, минимизации трудо- и ресурсозатрат на ее производство, снижении себестоимости, так и в активном восстановительном процессе, начавшемся в 1943 году, сыграл Госплан СССР.

Начнем с того, что заводы и фабрики в чистое поле не вывозились, оборудование в овраги не сваливалось, и люди на произвол судьбы не бросались.

Учет в области промышленности осуществлялся во время войны в форме срочных переписей по оперативным программам. За 1941-1945 гг. было проведено 105 срочных переписей с предоставлением итогов правительству. Так, ЦСУ Госплана СССР проводило перепись промышленных предприятий и зданий, предназначенных для размещения эвакуированных заводов, учреждений и организаций. В восточных районах страны уточнялись расположение имеющихся предприятий относительно железнодорожных станций, водных пристаней, шоссейных дорог, количество подъездных путей, расстояние до ближайшей электростанции, мощность предприятий по производству основной продукции, узкие места, количество работников, объем валовой продукции. Сравнительно подробная характеристика давалась каждому зданию и возможностям использования производственных площадей. Исходя из этих данных давались рекомендации, указания, распоряжения и разверстка по наркоматам, отдельным объектам, местному руководству, назначались ответственные, и все это жестко контролировалось.
В восстановительном процессе был применен поистине новаторский, не использовавшийся до этого ни в одной стране мира, комплексный подход. Госплан перешел на разработку квартальных и особенно месячных планов с учетом быстро меняющейся обстановки на фронтах. При этом восстановление начиналось буквально за спиной действующей армии. Оно происходило вплоть до прифронтовых районов, что не только способствовало ускоренному возрождению экономики и народного хозяйства страны, но и имело огромное значение для максимально быстрого и наименее затратного обеспечения фронта всем необходимым.

 

Пример. В августе 1941 года работники Днепровского металлургического завода (г. Днепродзержинск) и наиболее ценное оборудование было эвакуировано. Отступая, немецко-фашистские войска полностью разрушили завод. После освобождения Днепродзержинска в октябре 1943-го начались восстановительные работы, и первая сталь была выдана уже 21 ноября, а первый прокат - 12 декабря 1943 года! К концу 1944 года на заводе работали уже две доменные и пять мартеновских печей, три прокатных стана.

 

Великая экономика великой войныВоенная перестройка потребовала централизованного перераспределения трудовых ресурсов страны. Если в начале 1941 г. в стране насчитывалось более 31 млн. рабочих и служащих, то к концу 1941 г. их численность сократилась до 18,5 млн. человек. Для того чтобы обеспечить кадрами военную промышленность и связанные с ней отрасли, необходимо было рационально распределить оставшиеся трудовые ресурсы, вовлечь в производство новые слои населения. В этих целях уже 30 июня 1941г. при Совнаркоме был образован Комитет по распределению рабочей силы.

В результате уже к январю 1942 г. в отрасли оборонной промышленности дополнительно было направлено более 120 тыс. человек.

Одновременно были введены обязательные сверхурочные работы и отменялись отпуска. Это позволило примерно на треть увеличить загрузку производственных мощностей, не увеличивая численности рабочих и служащих.

Несмотря на невероятные трудности, в годы войны советскими специалистами были достигнуты значительные успехи в области импортозамещения, технических решений, открытий и новаторских подходов к организации труда.

Так, например, было налажено производство многих раннее ввозившихся медицинских препаратов. Разработан новый способ производства высокооктанового авиабензина. Создана мощная турбинная установка для получения жидкого кислорода. Усовершенствованы и изобретены новые станки-автоматы, получены новые сплавы и полимеры.
При восстановлении «Азовстали» впервые в мировой практике доменная печь без демонтажа была передвинута на место.

Проектные решения по восстановлению разрушенных городов и предприятий с использованием облегченных конструкций и местных материалов предложила Академия архитектуры. Всего просто невозможно перечислить.

Не забывали и про науку. В тяжелейшем 1942 году расходы АН СССР по госбюджетным ассигнованиям составляли 85 млн. рублей. В 1943-м академическая докторантура и аспирантура выросли до 997 человек (418 докторантов и 579 аспирантов).

В этот же период появилось патриотическое движение помощи фронту за счет покупки на личные сбережения боевой техники: танков, самолетов, артиллерийских установок и боевых кораблей.

Всего за годы Великой Отечественной войны труженики тыла купили на личные сбережения боевой техники на 118 млрд. рублей. И это при месячной заработной плате рабочего в 700 рублей. На покупку вооружения собирали средства и дети.

 

Пример.  Ферапонт Петрович Головатый на свои сбережения купил самолет-истребитель ЯК-1, хотя в доме у него была семья из 11 человек.

 

Ф.П. Головатый передает самолет боевому летчику

 

4. Стойкость, муже­ство, самоотверженность

В начале войны, когда для нас складывалась критическая обста­новка, первостепенной задачей армии и флота было остановить противника и выиграть время для перестройки народного хозяйства. И эта задача была выполнена.

На Западном направлении в двухмесячном Смоленском сражении было остановлено продвижение противника к Москве. В сентябре немецко-фашистские войска были остановлены у стен Ленинграда, где они впервые в ходе второй мировой войны не смогли преодолеть оказанного сопротивления. Героическая оборона Киева, Одессы, Крыма и Донбасса сорвала замыслы гитлеровцев бес­препятственно продвигаться на юге.

Встретив упорное сопротивление, гитлеровцы вынуждены были пре­кратить наступление в Заполярье. Во всех этих жестоких оборонитель­ных боях соединения Красной Армии и народного ополчения под­держивали флоты и флотилии. К концу сентября потери врага соста­вили 552 тыс. человек и 1603 самолета. Но потери Советских Воору­женных Сил тоже были велики. Военная промышленность не могла пока восполнить нанесенный урон в оружии и боевой технике.

Большие потери понесли флоты, особенно Краснознаменный Балтийский. В ходе обороны Прибалтики и Ленинграда, эвакуации гарнизонов Лиепаи, Тал­лина, Ханко и др. было потеряно свыше 200 различных боевых кораблей и катеров, транспортных и вспомогательных судов. Однако на боевые возможности флота больше всего влияла потеря передо­вых баз.

К началу наступления на Москву (операция «Тайфун») противник превосходил советские войска в людях в 1,3 раза, в орудиях и мино­метах- в 1,9, в самолетах - в 2,1 раза. В полосе наступления это превосходство было еще более значительным. Октябрь и ноябрь были самыми критическими месяцами первой оборонительной кампании. Весь советский народ напряг силы, чтобы отстоять Москву. Государ­ственный Комитет Обороны принял постановление о формировании десяти резервных армий. С 1 по 15 ноября Западный фронт получил пополнение: 100 тыс. воинов, 300 танков, 2 тыс. орудий.

В ходе ноябрьского наступления на Москву противник потерял более 155 тыс. человек, около 800 танков, 300 орудий и большое количество самолетов. 27-29 ноября, введя в сражение свежие резервы, советские войска стали теснить противника. Гитлеровцы уже не вы­держивали контрударов, и инициатива перешла к советским войскам. «К началу декабря,- отмечал А. М. Василевский,- изменилось соот­ношение сил воюющих сторон. В составе нашей действующей армии было около 4,2 млн. человек, до 22,6 тыс. орудий и минометов, 583 установки реактивной артиллерии, 1954 танка и 2238 боевых само­летов. (Правда, почти две трети наших танков и до половины само­летов были старых типов). Вражеская армия (без ВМФ), включая союз­ников Германии, имела в то время около 4 млн. человек, 26,8 тыс. орудий и минометов, 1940 танков и штурмовых орудий и 3280 боевых самолетов.

Превосходство противника сохранялось в артиллерии и самолетах, но он уже уступал нам по количеству танков. Гораздо важнее то, что в начале декабря наше Верховное Главнокомандование располагало крупными стратегическими резервами, которые Ставка могла исполь­зовать для усиления действующей армии. Наличные резервы врага на советско-германском фронте были в основном израсходованы».

На направлениях намеченных ударов быстро и скрытно было созда­но небольшое превосходство в силах и средствах. 5-6 декабря войска Западного, Калининского и Юго-Западного фронтов перешли в реши­тельное контрнаступление, оказавшееся неожиданным для врага. В ре­зультате его были разгромлены ударные группировки вермахта под Москвой. План «молниеносной войны» окончательно провалился.

 

Пример. Брестская крепость, Смоленск, Киев, Минск, Одесса, Севастополь, Керчь, Новороссийск, Сталинград, Москва, Тула, Ленинград, Мурманск, эти города и крепость являются символами мужества и героизма нашего народа.

В послевоенные годы они были удостоены высокого звания Крепость-герой, Город-герой.

 

5. Высокий оборонный потенциал страны

При планировании нападения на СССР германское командование допустило ряд стратегических ошибок и просчетов. Вот некоторые из них. Гитлер и его генералы допускали, что наша страна может мобилизовать 11-12 млн. человек, но были уверены, что из-за нехватки техники и командного состава будет мобилизовано не более 6,2 млн. человек. По их расчетам, в распоряжении советского командования могло быть не более 209 резервных дивизий. В действительности же до декабря 1941 г. в действующую армию влились 291 дивизия и 94 стрелковые бригады, или 338 расчетных дивизий, в том числе 241 была сформирована вновь (Советская стрелковая дивизия по штату имела меньше, чем немецкая пехотная дивизия: людей - в 1,5 раза, стрелкового оружия - в 1,4, орудий и минометов - в 2,1 раза). Генералы вер­махта считали, что Красная Армия вооружена устаревшим оружием и боевой техникой, и были удивлены, встретив на поле боя танки Т-34 и KB, новые типы истребителей, штурмовики Ил-2 и реактивную артил­лерию («катюши»). Не учел противник и большие оперативные воз­можности советского флота для обороны.

Недооценила гитлеровская клика также сопротивления советских людей, оставшихся в тылу врага. К концу 1941 г. действовало около 2 тыс. партизанских отрядов. И хотя их действия еще не координи­ровались с действиями фронтов, они наносили фашистским захватчикам чувствительные удары. Жители городов и сел срывали экономические и политические мероприятия оккупантов. На захваченной врагом терри­тории вели работу 18 обкомов, более 260 окружкомов и других подпольных партийных органов. Оккупанты не рассчитывали встретить сопротивление всего народа.

 

Пять с половиной месяцев 1941 г. длилась оборонительная кампа­ния Красной Армии, в ходе которой немецко-фашистские войска были обескровлены и затем разгромлены под Москвой.

 

На 1 января 1942 г. соотношение сил воюющих сторон расценивалось как примерно равное. Это обстоятельство, а также то, что в военных округах продолжалось формирование новых соединений, давало Ставке ВГК основание для перехода к активным наступательным действиям и на других участках советско-германского фронта. Однако большой план общего наступления, как оказалось, не был обеспечен достаточными силами и материальными средствами. Многие из эвакуированных за­водов находились еще на колесах или в стадии строительства. Текущее производство только наполовину удовлетворяло потребности фронта и новых резервных формирований. К середине февраля 1942 г. верхов­ному командованию Германии в результате переброски свежих диви­зий из Западной Европы удалось стабилизировать обстановку на фронте, и вермахт, прекратив отступление, избежал нависшей над ним ката­строфы.

В ходе первой наступательной кампании Советских Вооруженных Сил зимой 1941/42 г. было разгромлено 50 дивизий противника, общие потери его сухопутных войск составили около 833 тыс. человек.

К весне 1942 г. на советско-германском фронте сохранялось пример­ное равновесие сил, и руководители «третьего рейха» задумались о дальнейшем ведении войны. Гитлер говорил своим приближенным, что «если ни одна из сторон не может решить спора вооруженной борьбой, то надо его решать иными средствами». Но для агрессора мирного выхода из войны уже не существовало. Логика событий дикто­вала гитлеровцам создание нового подавляющего превосходства над Красной Армией в силах и средствах для достижения прежних полити­ческих целей. Причем этого превосходства нужно было добиться до того, как Советский Союз сумеет значительно увеличить ударную мощь своей армии.

Принимая решение о повторном наступлении на советско-герман­ском фронте, фашистское руководство учитывало сокращение воен­но-экономических возможностей СССР в связи с оккупацией его запад­ных областей и незавершенностью перестройки народного хозяйства, неготовность США и Великобритании к вооруженной борьбе в Европе. Гитлеровцы надеялись во второй наступательной кампании вывести Советский Союз из борьбы, пока «война на два фронта не стала реальностью». В отличие от 1941 г. они рассчитывали в 1942 г. не только привести нашу страну к «военному краху», но и к ее «экономиче­ской катастрофе».

Почему Германии удалось к лету 1942 г. снова изменить соотно­шение сил в свою пользу и захватить стратегическую инициативу? Это стало возможным в связи с благоприятными условиями мобилиза­ции экономических и военных ресурсов фашистского государства; спо­собностью его выжать максимальное количество сырья, военной про­дукции и войск из стран-сателлитов, а также оккупированных и зависи­мых государств. Короткие, не подверженные вооруженному воздейст­вию внутри европейские коммуникации обеспечивали экономические перевозки, быструю доставку резервов к месту назначения. В Совет­ском же Союзе весной 1942 г. еще продолжалась перестройка народно­го хозяйства. Из-за недостатка вооружения и технических средств фор­мирование резервных армий задерживалось. Помощь Советскому Сою­зу со стороны Англии и США была незначительной и не шла в сравне­ние с вкладом в борьбу стран - союзниц фашистской Германии.

Соотношение сил весной 1942 г. для СССР ухудшилось также вслед­ствие затянувшегося до марта - апреля наступления советских войск, когда были израсходованы ресурсы без значительного поражения врага. А. М. Василевский в связи с этим отмечал: «В ходе общего наступления зимой 1942 года советские войска истратили все с таким трудом созданные осенью и в начале зимы резервы. Поставленные задачи не удалось решить». Не оправдались надежды на истощение резервов Германии. С конца февраля немецко-фашистская оборона стабилизиро­валась, и противник расходовал ресурсов значительно меньше, чем наступавшие советские армии.

К маю 1942 г. в нашей действующей армии (без Войск ПВО страны и ВМФ) имелось 5,1 млн. человек, около 45 тыс. орудий и минометов, 3,9 тыс. танков и около 2,2 тыс. боевых самолетов. Немецко-фашистские войска на советско-германском фронте имели свыше 6 млн. человек, около 57 тыс. орудий и минометов, 3230 танков и штурмовых орудий и около 3400 боевых самолетов. Противник превосходил Красную Армию в личном составе, артиллерии, авиации. Советские войска имели несколько больше танков, часть из которых была устаревших конструкций. Германия производила больше снарядов и мин (в 1942 г.- на 15,2 млн. шт.). Такое соотношение сил позволяло Красной Армии вести успешную оборону при условии использования выгодных естественных рубежей и оборонительных сооружений. Однако в мае - июне развернулись встречные сражения под Любанью, Харько­вом и в Крыму с неудачным для нас исходом. Соотношение сил резко изменилось в пользу противника, особенно на южном крыле фронта, где он сосредоточил свыше 90 дивизий. Советские же войска не успели получить пополнение и закрепиться на новых рубежах.

К июлю 1942 г. на советско-германском фронте Германия вместе со своими союзниками имела наибольшее за все время войны коли­чество дивизий - около 270, т. е. в 1,4 раза больше, чем в момент нападения на СССР. Численность вооруженных сил противника воз­росла на 700 тыс. человек - с 5,5 до 6,2 млн. человек. Повысилось и качество вооружения. Но созданное противником превосходство уже не было таким значительным, как в начале войны. Поэтому если летом 1941 г. активные наступательные действия врага охватывали три четверти общей протяженности фронта, то в 1942 г.- менее чем одну треть. Накануне своего главного наступления (конец июня 1942 г.) на южном крыле враг развернул 97 дивизий (900 тыс. человек, 1,2 тыс. танков и штурмовых орудий, более 17 тыс. орудий и минометов и 1640 боевых самолетов). Этим силам противостояли советские войска примерно с такой же численностью личного состава, но усту­павшие противнику в орудиях и самолетах. На направлениях глав­ных ударов группировки врага в 1,5-3 раза превосходили оборо­нявшиеся войска. Этим группировкам удалось продвинуться к Ста­линграду и на Северный Кавказ. Однако военно-политические цели наступления не были достигнуты. Германия не получила кавказской нефти, не прорвалась на Средний Восток, не смогла изолировать Советский Союз от союзников. Связь стала осуществляться через арктические моря и Иран. Врагу не удалось также захватить Ленин­град и повторить свое генеральное наступление на Москву.

В ходе оборонительной кампании 1942 г. Вооруженные Силы СССР истощили врага, потери которого составили около 1 млн. солдат и офицеров, свыше 20 тыс. орудий, 1,5 тыс. танков, более 4 тыс. са­молетов. В течение лета и осени 1942 г. противник перебросил на советско-германский фронт еще 70 дивизий. Но и такое наращи­вание войск не смогло изменить ухудшавшегося для него соотноше­ния сил. Армии фашистской Германии и ее союзников, израсходовав выделенные на кампанию ресурсы, в октябре 1942 г. снова (как и в декабре 1941 г.) были вынуждены перейти к стратегической обо­роне.

 

 

6. Превосходство социалистической экономической системы

Если в начале 1942 г. военное производство СССР еще уступало военному производству Германии, то во втором полугодии это соот­ношение изменилось. Всего за год СССР выпустил больше, чем Германия: самолетов - на 9701, танков - на 17856, артиллерийских орудий - на 17255 шт.

Как произошло, что СССР, производя меньше Германии электро­энергии в два раза (за 1940-1944 гг. в Советском Союзе было выра­ботано 195,9 млрд. кВт • ч, а в Германии 352,7 млрд. кВт • ч), угля и металла в четыре с лишним раза, мог изготовить оружия и боевой техники в 2-4 раза больше? Причина этого феноменального яв­ления в преимуществах социалистической экономической системы. Обладая высокой концентрацией промышленности, Советский Союз эффективно использовал ресурсы для обеспечения фронта. В военной промышленности резко возросла производительность труда.

Успехи руководимого партией советского народа позволили не только улучшить обеспечение армии оружием, техникой, боеприпа­сами, но и реорганизовать Красную Армию в соответствии с тре­бованиями войны.

Весной 1942 г. начали формироваться воздушные и танковые армии. Появились авиация дальнего действия, инженерно-саперные бригады, противотанковые артиллерийские полки и артиллерийские дивизии прорыва, чего не было у противника. Дивизии переводились на новые штаты, в соответствии с которыми увеличились их огне­вая мощь и ударная сила (В течение года было сформировано 50 новых и переформировано 67 стрел­ковых дивизий. Начали формироваться 3 гвардейские армии, которые отличались от обычных общевойсковых более сильным составом. Для прорыва обороны врага и  развития  наступления появились 4 танковые армии. Авиация фронтов была сведена в 13 воздушных армий).

Большое значение имела реорганизация войскового тыла. В по­вышении стойкости и боеспособности войск определенную роль сы­грал приказ НКО от 28 июля 1942 г. № 227, широко известный как приказ «Ни шагу назад!». Выросло мастерство бойцов и всех звеньев командного состава. По всем показателям – технической оснащенности, организации, опыту – Красная Армия перестала ус­тупать вермахту, а во многом и превзошла его.

Таким образом, соотношение сил между противоборствующими сторонами изменялось в результате уничтожения войск и боевой техники, а также формирования новых воинских соединений, насы­щения действующей армии более совершенным оружием. Оно могло бы измениться также вследствие открытия союзниками второго фронта или поставки в СССР крупных партий вооружения. Но, как известно, второй фронт в Европе был открыт только в июне 1944 г., а поставки оружия и материалов в 1941-1942 гг. были не­значительны.

 

7. Превосходство советского военного искусства

В течение лета и осени 1942 г. Советский Союз добился изме­нения соотношения сил на фронте в свою пользу. Флоты все чаще переносили свои усилия из прибрежной зоны на морские коммуни­кации. Профессиональное мастерство командных кадров повысилось. Эффективнее стали использоваться новейшее оружие и боевые тех­нические средства. В октябре был упразднен институт военных комиссаров и установлено полное единоначалие. В новый этап всту­пила борьба партизан и подпольщиков, которая после образования в мае Центрального штаба партизанского движения стала более организованной, целенаправленной. Она, как правило, согласовыва­лась с действиями фронтов и армий (В 1943 г. Против партизан действовало в общей сложности до 50 враже­ских дивизий).

В целом вторая наступательная кампания противника была сорвана во многом благодаря экономическим достижениям совет­ского народа. Наличие оружия и средств борьбы определяло и чис­ленность Вооруженных Сил. Если к началу первой наступательной кампании в декабре 1941 г. В действующей армии СССР находилось 4200 тыс. человек, а в армиях фашистской Германии и ее союз­ников -5093 тыс. человек (соотношение 0,8 : 1), то к началу зимней кампании 1942/43 г. В нашей действующей армии было 6591 тыс. человек, а у противника на советско-германском фронте – 6200 тыс. человек (соотношение 1,1 :1). Существовало примерное равенство и по основным видам вооружения и боевой техники. ГКО и Ставка ВГК большое внимание уделяли созданию и использованию резервов как средства решающего влияния на ход вооруженной борьбы, в то время как командование вермахта по-прежнему возлагало надежды на тщательность планирования первоначального удара и старалось обходиться незначительными резервами (В начале ноября 1942 г. Советское командование в стратегическом резерве имело 5 общевойсковых и 1 танковую армии; 10 танковых, 3 механизированных корпуса и 1 артиллерийский корпус; 25 стрелковых и 24 авиационные дивизии).

К октябрю 1942 г. Немецко-фашистские войска понесли огромные потери и утратили наступательные возможности. Ставка ВГК вы­сокими темпами накапливала средства борьбы, чтобы использовать их после израсходования ресурсов противником. К началу контр­наступления соотношение сил на сталинградском направлении было в нашу пользу: по личному составу-1,1 : 1, орудиям и минометам – 1,5:1, танкам-2,2:1, боевым самолетам – 1,1 : 1. Это позволило советскому командованию поставить перед войсками более масштаб­ные задачи и применить более активные формы наступления по сравнению с декабрем 1941 г. Под Москвой. Особое внимание уде­лялось уничтожению мощных группировок врага, что должно было привести к дальнейшему изменению соотношения сил в пользу Крас­ной Армии.

Разгром немецко-фашистских войск под Сталинградом стал нача­лом нанесения новых мощных ударов. В течение января 1943 г. Контр­наступление переросло в общее стратегическое наступление, которое продолжалось до конца марта. Советские войска разгромили свыше 100 вражеских дивизий, отбросили противника от Сталинграда и Орд­жоникидзе на 600-700 км. Враг потерял около 1,7 млн. человек, 24 тыс. орудий, свыше 3,5 тыс. танков, 4,3 тыс. самолетов. В это же время была прорвана блокада Ленинграда, что улучшило стра­тегическое положение на всем северо-западном направлении. Ленин­град превращался в плацдарм для наступления. Чтобы закрыть бреши, немецко-фашистское командование до конца марта перебросило на восток 33 дивизии и 3 бригады, большое количество маршевого пополнения.

 

Убитые немецкие солдаты и их союзники под Сталинградом

 

Победы Советских Вооруженных Сил зимой 1942/43 г. явились решающим вкладом в создание коренного перелома в ходе всей второй мировой войны. Советско-германский фронт покатился на запад безостановочно, то замедляя, то ускоряя свое движение.

Весной 1943 г. На советско-германском фронте наступила страте­гическая пауза, которая продолжалась в течение трех месяцев (ап­рель – июнь). Государственный Комитет Обороны и Ставка ВГК поставили перед войсками задачу закрепить успехи зимних сражений, удержать в своих руках стратегическую инициативу. Предстояло развернуть новое крупное наступление, чтобы очистить от врага бога­тую хлебом Левобережную Украину и угольно-металлургическую базу – Донбасс, а также восточные районы Белоруссии и Кубань.

К новому наступлению готовился и вермахт. Жажда реванша за крупные поражения зимой 1942/43 г., особенно под Сталинградом, стремление во что бы то ни стало поддержать пошатнувшийся среди своих союзников престиж толкали руководителей «третьего рейха» на очередные авантюры. Нацистское руководство жаждало круп­ной победы, чтобы доказать, что война не проиграна. Но для этого нужно было еще раз изменить соотношение сил в свою пользу, создать превосходство в силах и средствах над Красной Армией, поднять дух солдат.

К этому времени гитлеровцы продолжали удерживать в своих руках Западную Европу, промышленность которой оставалась почти не пострадавшей от войны. Жестоко эксплуатируя рабочих, согнанных из оккупированных стран, Германия увеличила выпуск военной про­дукции. Производство основных видов вооружения в 1943 г. По срав­нению с 1942 г. Возросло в 2 раза. Проведя тотальную мобилизацию, фашисты собрали крупные силы для нового летнего наступления. С уче­том полумиллиона войск стран-сателлитов летом 1943 г. Враг имел на фронте 5,2 млн. человек, 232 дивизии, 49 тыс. орудий и минометов, около 3,4 тыс. танков и штурмовых орудий, 3 тыс. боевых самолетов. Но общее соотношение сил было в пользу Красной Армии: по лич­ному составу – в 1,1 раза, по орудиям и минометам – в 1,7, по танкам и САУ- в 1,4 и по боевым самолетам – в 2 раза.

Планы наступления врага были своевременно раскрыты советским командованием. Учитывая тяжелый опыт лета 1942 г., Ставка ЗГК ре­шила упорной обороной на заранее подготовленных рубежах обе­скровить ударные группировки противника и затем перейти в контр­наступление. Таким образом, обе стороны готовили наступательные кампании. Однако с советской стороны в ней был элемент пред­намеренной обороны.

Результаты Курской битвы общеизвестны. Наступательная кампа­ния врага была сорвана в самом ее начале, тем самым опровергнута германская доктрина сосредоточения всех танковых сил для нанесения первого решающего удара.

12 июля войска Западного и Брянского фронтов перешли в контр­наступление против орловской группировки противника. 15 июля в не­го включился и Центральный фронт. 3 августа началось наступление войск Воронежского и Степного фронтов на белгородском и харь­ковском направлениях. В сражение вступили шесть армий, до этого не участвовавшие в боях. Всего с обеих сторон в операцию было включено более 4 млн. человек, свыше 13 тыс. танков, 69 тыс. орудий и минометов, до 12 тыс. самолетов. Характерно, что если раньше в начале контрнаступления удары наносились по наиболее слабым группировкам противника, то теперь – по наиболее мощным.

Победу под Курском обеспечили высокая боеспособность и вы­сокое моральное состояние советских войск, массовый героизм сол­дат, их хорошая выучка в использовании новых образцов оружия и во­енной техники. С точки зрения военного искусства здесь было все продумано: правильная оценка обстановки, целесообразное решение на кампанию, тщательная подготовка к ней, твердое и гибкое руковод­ство войсками в ходе сражения. За 50 дней кровопролитных боев 30 немецких дивизий были разгромлены, в том числе 7 танковых; гитлеровцы потеряли более 500 тыс. солдат и офицеров, 1,5 тыс. тан­ков, 3 тыс. орудий, свыше 3,7 тыс. самолетов. После поражения под Курском нацистская Германия больше не помышляла о наступ­лении.

Контрнаступление советских войск переросло в общее наступле­ние, которое длилось более пяти месяцев. В ходе наступательных операций были уничтожены стратегические группировки вражеских войск и выведено из строя огромное коли­чество боевой техники.

Почему провалилась попытка врага осуществить крупное наступ­ление на советско-германском фронте и вернуть утраченную страте­гическую инициативу? Одной из причин этого было то, что полити­ческие и военные руководители фашистской Германии игнорировали рост военного могущества Советского государства, пренебрегли уче­том изменившегося соотношения сил. Примечательно, что военное превосходство над гитлеровской Германией и ее союзниками было достигнуто, когда экономика фашистского блока еще не исчерпала своих возможностей по увеличению военного производства. До се­редины 1944 г. Германия продолжала наращивать выпуск вооружения и боевой техники.

 

Пример. Для того чтобы захватить Севастополь немецко-фашистским войскам понадобилось 250 дней для осады города, и три штурма, причем первый штурм продолжался 11 дней, второй штурм 16 дней, третий 23 дня.

Для освобождения Севастополя нашим войскам понадобилось 23 дня на подготовку штурма, и всего один, 5 дневный штурм.

Этот пример наглядно доказывает превосходство советского военного искусства.


8. Достижение подавляющего превосходства

Третий сталинский удар. Освобождение Одессы. Часть 2Несмотря на тяжелое поражение в Курской битве, враг распола­гал еще значительными силами для обороны. Руководители фашист­ской Германии особенно рекламировали неприступность Восточного вала по Днепру, на котором они собирались продолжать долгую позиционную войну.

Перед советскими войсками стояла задача нанести мощные удары по наиболее сильным группировкам врага, с тем чтобы он не успел разрушить Донбасс (и всю Левобережную Украину). Необходимо было форсировать Днепр, захватить плацдармы на его правом бе­регу для последующего наступления. Эта задача была выполнена. Оборонительная стратегия командования немецко-фашистских войск оказалась несостоятельной. Боевая деятельность флотов в это время переместилась на морские коммуникации.

До полного разгрома вермахта и капитуляции гитлеровской Герма­нии Советские Вооруженные Силы провели еще три наступательные кампании при неуклонном нарастании превосходства в силах над про­тивником. Вместе с этим повысилась и степень инициативы совет­ского командования. К началу 1944 г. оно сосредоточило на фронте более 6 млн. солдат и офицеров, до 91 тыс. орудий и минометов, 4,9 тыс. танков и САУ, 8,5 тыс. самолетов. Тщательный анализ со­отношения сил и перспектив войны позволил Советскому Верховному Командованию переносить удары с одного направления на другое. В 1944 г. стратегические операции (десять ударов) проводились последовательно в целях поочередного разгрома наи­более боеспособных группировок вооруженных сил противника, осво­бождения западных областей нашей Родины, а также народов Европы от фашистского ига.

Мощный удар был нанесен силами Ленинградского, Волховского, 2-го Прибалтийского фронтов и Балтийского флота по группе немец­ких армий «Север». В результате полностью была снята блокада Ленин­града и были созданы условия для освобождения Прибалтики. Затем в ходе девяти связанных между собой операций была освобождена Правобережная Украина, в апреле - мае - Крым, в июне - июле - Южная Карелия. В ходе Белорусской операции были нанесены удары по самой сильной группировке противника, действовавшей в центре и прикрывавшей основные пути в Германию. К этому времени значи­тельно окрепли и выросли наши командные кадры, которые научились бить врага, применяя различные формы ведения боевых действий. Окру­жение вражеских войск в ближайшей глубине обороны противника в районах Витебска, Могилева, Бобруйска, прорыв обороны на других участках привели к дроблению более чем тысячекилометрового фронта от Витебска до Жлобина. Стремительность и большая глубина фронто­вых и армейских ударов дали возможность окружить вражеские войска не на оборонительных рубежах, а на марше, в лесах восточнее Минска. Наступление в Белоруссии (операция «Багратион») характеризовалось четкостью взаимодействия фронтов и армий между собой, а также с авиацией, партизанами и Днепровской военной флотилией. Высо­кий наступательный порыв и мастерство советских войск привели к полному уничтожению 17 дивизий и 3 бригад противника. Еще 50 вражеских дивизий потеряли более половины своего состава. Чтобы стабилизировать фронт, противник перебросил на это направление 46 ди­визий и 4 бригады.

В 1944 г. было проведено наибольшее количество операций по окру­жению и уничтожению вражеских войск. Значительные группировки противника были окружены и уничтожены также в районе Корсунь-Шевченковского, в Крыму, в ходе Ясско-Кишиневской и Прибалтийской опе­раций. Свыше 30 вражеских дивизий группы армий «Север» были при­жаты к Балтийскому морю на северо-западе Латвии и изолированы с су­ши (так называемая курляндская группировка). Все флоты и флотилии привлекались к разгрому приморских группировок войск.

В завершающей кампании 1945 г. в Европе Красная Армия (без резерва Ставки) имела 6,7 млн. человек, 107,3 тыс. орудий и мино­метов, 12,1 тыс. танков и САУ, 14,7 тыс. самолетов. Превосходство Красной Армии было настолько значительным, что позволило ей вести наступление на всем фронте одновременно: в Восточной Пруссии, Польше, Чехословакии, а затем в Померании, Венгрии, Австрии. Целью операций были дробление фронта противника и стремительное про­движение к важным районам фашистской Германии и к ее столице - Берлину.

Подводя итог вышесказанному можно сделать следующий вывод:

 

Мы ПОБЕДИЛИ не потому, что то, как заявляют некоторые новоявленные историки, немцев «трупами завалили» - современные исследования соотношения потерь показывают, что верхней границей соотношения безвозвратных боевых потерь Красной Армии и вермахта является соотношение 1,3:1.

 

Мы ПОБЕДИЛИ потому, что превзошли немцев во всем.

Наши солдаты и командиры научились воевать лучше них.

Наша промышленность превзошла промышленность Германии и ее союзников.

Наши ученые и инженеры создали уникальные, не имеющие аналогов, образцы боевой техники, многие из которых на тот момент времени, были лучшими в мире, танки Т-34, КВ, ИС-2, самоходные артиллерийские установки СУ-100, ИСУ-152 «Зверобой», реактивный миномет БМ-13 «Катюша», штурмовик Ил-2, истребители «Як-1», МиГ-3, Ла-5, «ЛаГГ-3», бомбардировщики Пе-2, Ар-2, Ту-2 дальние бомбардировщики Ер-2, ДБ-3 (Ил-4), ТБ-7. Наши артиллерийские орудия такие как 57-мм противотанковая пу­шка ЗиС-2, дивизионная 76,2-мм ЗиС-3, 122-мм гау­би­ца­ М-30, 152-мм гаубица образца 1938 года (М-10), морские орудия: 130-мм Б-13, 100-мм Б-34, 45-мм универсальная пушки 21-К, по многим характеристикам превосходили немецкие образцы.

За предвоенные годы наша промышленность выпустила новейшие корабли: 4 легких крейсера (пр. 26 и 26-бис), еще два крейсера вступили в строй после начала войны, которые несли уникальные 180-мм орудия в трех трехорудийных башнях, 6 кораблей класса лидер, которые были самыми быстроходными в мире среди кораблей своего класса, 30 эскадренных миноносцев проектов 7 и 7У, 18 сторожевых кораблей, 38 тральщиков, 8 речных мониторов, 477 боевых катеров.

В боевом составе флота на 22 июня 1942 г. находилось 213 боеготовых подводных лодок 7 типов: тип Д «Декабрист», тип М «Малютка», тип Щ «Щука», тип С «Сталинцы», тип К «Катюша», тип П «Правда», подводные минные заградители тип Л «Ленинцы».

Наш народ, и на фронте, и в тылу совершил не досягаемый для германцев воинский и трудовой подвиг.