Печать
Родительская категория: Материалы
Просмотров: 35204

После потрясшего воображение зрителей дебюта фильма Зеркальные войны, возродившего к жизни фильмы категории «Гэ», выдающийся отечественный режиссер Василий Чигинский, не так давно снимавший эпохальные телепередачи про компьютерные игрушки для приставки «Дэнди», решил сделать по-большому. Он обратился к теме нашего славного прошлого и заснял «военно-патриотический» блокбастер о подвигах советских подводников во время Великой Отечественной.

Грамотная рекламная кампания

Чтобы настоящий блокбастер был по достоинству оценен публикой, крайне важно грамотно провести рекламную кампанию. Ведь если не орать на каждом углу «Вы увидите мега-шедевр, затмевающий ВСЁ созданное в Голливуде!!!» - многие зрители решат, что их в очередной раз накормили говном с лопаты. А вот если орать про шедевр по государственным каналам, то, наоборот, многие зрители будут счастливы тому, что им показали шедевр. Народ у нас добрый, доверчивый.

Рекламную кампанию надо начинать как можно раньше. Фильм «Первый после Бога» начали рекламировать многозначительным плакатом, на котором через перископ подводной лодки виден некий броненосец времён Первой мировой. А фильм, напомню, про советских подводников. Стало быть, фильм про охоту на броненосцев - именно их будет топить главный герой, многозначительно взирающий с плаката.

Рекламная кампания должна сосредоточиться на самом главном: рассказать будущим зрителям о том, что после столетий лжи и обмана им наконец-то покажут правду! Вот что написано в буклетике:

Первый после Бога» - фильм о войне. И так же, как на войне, в нём есть всё - боль и надежда, героизм и подлость, дружба и предательство, выбор между страхом и подвигом, между долгом и любовью.

Трудно сказать, в каком жанре снята картина - есть в ней и детективная линия, и любовная, и героико-эпическая, есть и то, что называют «экшн» - насыщенное, напряжённое действие, высокобюджетные батальные сцены, сложнейшая компьютерная графика.

Любителям детектива будет интересно проследить за судьбой главного героя картины, капитана Маринина, дворянское происхождение которого сделает его объектом охоты не только врагов, но и своих. Любителей мелодрамы ждёт любовный треугольник, который сложится у главных героев картины. Любители психологической драмы получат удовольствие, наблюдая за сложными нитями взаимоотношений, связывающих всех героев картины. И наконец, огромное удовольствие получат любители приключений и масштабных батальных сцен - такого количества взрывов, морских боёв, сложнейших декораций давно уже не было в российском кино.

Самое главное в этой картине то, что она настоящая. Про настоящих людей, настоящую историю и настоящую войну. Это честный и качественно снятый фильм.

Вот так вот: вниманию зрителей предлагается честный, а главное - качественный фильм. Ну, я посмотрел.

Блокадница и тема «любви по-русски»

Язык кино - вещь, как известно, особенная. Один режиссёр владеет им мастерски, другой владеет плохо, а третий - вообще никак. Персонаж номер три вместо языка кино использует поясняющие надписи типа «И они поженились». А поскольку кино теперь звуковое, то теперь за кадром начитывают поясняющий текст. Применение самого тупого приёма кинематографа наглядно иллюстрирует способности режиссёра.

Закадровое повествование в фильме ведётся от лица некой блокадницы. Блокадницу играет Лиза Боярская - перспективная дочка Михаила Боярского, она же - один из углов «любовного треугольника». В отличие от бати, Лизавета ходит без ч0рной шляпы. Но так же как папа не стесняется сниматься во всяком шлаке. На блокадницу Лизавета совсем не похожа: у выживших после лютого голода блокадниц лица были несколько не такие.

В моей квартире (коридор тридцать метров, двадцать жилых комнат), например, до войны жило 88 (восемьдесят восемь) человек. После блокады в живых осталось трое тётенек. Одна работала в госпитале, другая - в столовой, третья - на хлебозаводе. Все остальные жильцы, кто был не при еде, умерли. На фотографиях тех лет тётенек опознать невозможно - настолько не похожи оголодавшие люди на самих себя.

Но Лизавета Боярская уверенно компенсирует толщину блокадного лица актёрскими навыками: на камбузе счищает с картошки кожуру такой толщины, что меня, не-блокадника, за такую чистку картошки родители в детстве прибили бы. В кармане - сухари, а картошку чистит как топором. Процесс чистки заснят со знанием дела - полное уважение всему съёмочному коллективу.

Начистив картошки, Лизавета полностью раскрывает тему «настоящей любви русской женщины»: весь фильм отожранная блокадница как умалишённая носится по военной базе взад-назад, страдая по командиру подводной лодки Маринину и время от времени разражаясь истеричными рыданиями.

Любовь, понятное дело, безответная - как положено. С милым ей не удается даже раз словом перекинуться. Не говоря уже о вещах более интересных. Вот такая непростая у Лизаветы роль.

Главный герой

Командира подводной лодки играет Дмитрий Орлов - крепкий юноша с клоком мелированой шерсти на голове. Мелирование, надо полагать, по замыслу режиссера должно было за недорого изобразить преждевременную седину. Однако у мелирования не получается. Видимо, бюджет не позволил покрасить как следует, на гримёров денег не хватило. Толковых, или хотя бы знающих как выглядит седина, нанять не получилось.

Изображать командира подводной лодки у юноши решительно не получается. Поэтому он, судя по всему, изображает самого себя, как принято у большинства нынешних актёров. Таких командиров, как он, судя по всему, выпускают на курсах режиссёров. Или актёров. Ну, таких, которых даже собственная жена не уважает, не говоря уже про матросов.

Но, несмотря ни на что, выдающиеся личные качества капитана Маринина раскрыты актёром в полной мере: в свободное от выходов в море время герой беспробудно пьёт. Нажравшись с флотскими товарищами, они всей гурьбой посещают притон на территории вражеского государства, где советские офицеры пьют до посинения и вступают в беспорядочные половые связи с местными. Налицо прогресс: у Бондарчука была всего одна шлюха, а тут - уже отделение!

«Второй угол» заявленного любовного треугольника - похотливая шведка (Ирен Бьёрклунд), с которой герой регулярно зависает в бардаке. Резвясь в шведской койке, герой самовольно покидает территорию базы на несколько суток. Шведка, понятно, в полном восторге от советского военнослужащего: он её дрючит так, что ломает надёжную шведскую койку, на которой, судя по всему, многочисленные поклонники интенсивно драли ещё шведкину бабушку. Полный восторг!

В сексуальном угаре шведка шлёт подальше своего заграничного жениха, который подарил ей гостиницу, приспособленную шведкой для половых утех советских офицеров. Герой тоже не теряется - шлёт подальше посыльного с базы, который ищет его для срочного выхода в море. Яростно совокупляясь со шведкой, герой, что характерно, вообще ни разу не вспоминает про «первый угол» - Лизавету Боярскую.

Бравому командиру не до выходов в море - настолько сильно он занят пьянством и удовлетворением похоти. На фоне такого поведения неподдельное удивление вызывает всеобщее восхищение героем окружающими и командованием. Зрителю несколько неясно, почему вот этот алкаш и бабник - герой?

Единственное объяснение - отменный пассаж о том, что он один проходит минные поля, потому что ему везёт. А остальным, значит, не везёт - они на минах подрываются.

Советские офицеры

Командиры всех подлодок службу несут чётко: днём - серьёзная пьянка, вечером - заезд к проституткам. Конечно, всё это с командующим во главе (роль исполняет обычно неплохой актёр Гостюхин, который в данном фильме как будто не в себе). Командующий сам не прочь принять на грудь стакана три-четыре в любое время суток и, будучи в чине капитана первого ранга, страшно расстраивается, когда не удаётся посетить публичный дом с лейтенантами.

В промежутках между посещениями борделя коммунисты и комсомольцы из числа флотских офицеров играют в офицерском же клубе в карты - понятно, на деньги.

Единственный луч света в этом темном царстве - персонаж Рама из «Бумера», который хотя бы отдаленно напоминает офицера. Но его - как специально приглашённую звезду из самого дорогостоящего блокбастера - быстренько топят.

Кровавая гэбня

Итак, на базе советских подводных лодок царит полный беспредел. Единственный толковый офицер гибнет, потому что ему «не везет». «Везучий» Маринин постоянно в самоволке, бухает и отважно прячется от начальства. Остальные офицеры бухают и бегают по шлюхам вместе с начальством. Спрашивается, куда смотрит СМЕРШ? Зритель невольно задаётся вопросом: как такое получилось, что их до сих пор не расстреляли кровавые упыри из НКВД?

Как раз об этом повествует заявленная выше детективная линия: на базу заезжает мега-упырь, целый майор НКВД по фамилии Шарабидзэ в исполнении актёра Михаила Гомиашвили. Для разминки он подвергает пыткам двух несчастных членовредителей, склоняя одного из них к аморальному сотрудничеству. Во время пыток подчиненные майору упыри мрачно жрут консервы - не иначе как изготовленные кровавой гэбнёй из мяса младенцев правозащитников.

Внезапно выясняется, что алкаш и бабник Маринин - из благородных! Не из какого-то там тупорылого быдла колхозного, как все остальные вокруг него, не из мужичья сиволапого, а существо высшего порядка - дворянин! Медалей «за родовитость», как у собаки, нету, но запись в личном деле - есть. Как говорил Никита Михалков в одном известном фильме, «это многое объясняет».

Что поразительно, майору НКВД никакого дела до посещения борделей на территории враждебного государства нет! Майор действует как полный идиот: бегает по тюрьме и стреляет по крысам - gangsta style! Очевидно, режиссёр смотрел какие-то фильмы про негров, но вот оружия в руках не держал отродясь.

В свободную минуту майор занят не пресечением морального разложения личного состава, а проведением крайне странной оперативной комбинации по выявлению преступной связи Маринина со сбежавшим за кордон марининским братом. Оперативная комбинация по уровню задумки/исполнения достойна прапорщика из конвойных войск.

Есть мнение, таких идиотов для НКВД готовят там же, где идиотов-подводников: на режиссёрских курсах.

Подвиг

И вот где-то уже к концу фильма, когда зритель окончательно поверил, что «приключений и масштабных батальных сцен» увидеть не удастся, дворянина под угрозой расстрела таки отправляют выполнять прямые обязанности - топить немцев.

Легендарная «везучесть» снова даёт о себе знать. Мало того, что Маринин без проблем просачивается сквозь минные поля, он успешно топит вражеский транспорт «Атилла», а под занавес затевает артиллерийскую дуэль в надводном положении с целой вражеской эскадрой.

Во время дуэли он, конечно, находится возле палубного орудия и показывает пальцем, по кому надо стрелять верным матросам. Удивительно, что при этом не ведёт по вражеским кораблям ураганный огонь из своего пистолета. Очевидно ведь, что это дало бы нашим серьезный перевес в огневой мощи, но он как дворянин не мог воспользоваться таким коварным приёмом.

Картина боя, как и обещали, насыщена сложнейшей компьютерной графикой. Точнее тем, что создатели фильма называют сложнейшей компьютерной графикой. В стиле «из картона лобзиком выпиливали». Созданием этой графики занималась студия Муха под руководством В. Мухаметзянова. Если я правильно думаю, раньше гражданин Мухаметзянов выпускал журнал комиксов под названием Муха. Осмелюсь заметить, комиксы получались значительно лучше.

В самый ответственный момент артиллерийского сражения на помощь отважному дворянину приходит авиация союзников - надо понимать, советские лётчики в это время пьяными бегали по шлюхам, им было не до войны. А тут ведь дело такое - дворянин погибает, и потому союзники приходят на помощь! Но, в конце концов, они - дворянин и союзники - войну выигрывают, а потом ещё и возвращаются на свои базы.

Бестолковому энкавэдэшнику ничего не остаётся кроме, как скрипя зубами, признать геройство героя и убраться к себе в тюрьму в бессильной злобе стрелять по крысам.

А наевшей хомячьи щёки блокаднице так ничего и не обломилось! Про неё герой за весь фильм не вспомнил ни разу. Очень, очень непростая роль досталась Лизавете - читать текст по бумажке и бегать, вытаращив глаза.

Историческая справка

Фильм, конечно же, основан на реальных событиях - это хороший тон в сегодняшнем российском кино. Делается это так: берётся действительный факт, поверх него придумывается наиболее тупая ахинея, а потом выдаётся зрителю как «правда о войне». Если зритель говорит: «Блин, да что это за херня?!» - немедленно следует ответ, что это художественный фильм, что это вообще не про войну, а про крепкую дружбу на войне.

У капитана Маринина, который крепко дружил под одеялом с шведкой, имеется настоящий прототип - капитан Маринеско. Капитан Маринеско неплохо воевал, но вёл себя примерно так же, как Маринин: сильно пил, нарушал дисциплину, ходил в самовольные отлучки. За очередную такую отлучку его должны были отдать под трибунал, но вместо этого послали в море - искупать вину.

Во время этого похода капитан Маринеско утопил два германских транспорта: «Вильгельм Густлов» и «Генерал фон Штойбен». Однако под конец войны за халатное отношение к служебным обязанностям, систематическое пьянство и бытовую распущенность капитана Маринеско отстранили от занимаемой должности и понизили в воинском звании до старшего лейтенанта.

Нынешнему зрителю понять это трудно: а чё тут такого? Подумаешь, выпил! Подумаешь, ушёл в самовольную отлучку! Трибуналы какие-то, разжалования, отстранения от должностей! Ясное дело - происки кровавой гэбни, которая только и ждёт случая унизить и замарать героя!

Однако, при ближайшем рассмотрении и «проступок» оказывается преступлением, и «герой» - не совсем героем.

Как-то так получилось, что тогда шла война. А на войне действуют законы военного времени. И отсутствие командира в течение суток каралось расстрелом, ибо случись что - и лодка и команда на месте, а в море выйти не может. Соответственно, выполнение боевой задачи сорвано, что повлекло бы за собой гибель множества людей: вовремя подвезённые личный состав и боеприпасы вполне могли решить исход боёв в пользу неприятеля и обернуться для нас многотысячными потерями.

Опять же, конкретно Маринеско практически ничем, кроме потопления «Густлова», не отличился. На Балтике действовали и значительно более суровые парни из числа советских подводников. А на «Вильгельме Густлове», как потом выяснилось, кроме пары тысяч германских военных находилось около шести тысяч гражданских, в том числе - женщин и детей.

Да, понятно, что Маринеско об этом знать не мог, а потому имел полное право атаковать транспорт: специальных «гражданских» знаков на нём не было, средства для борьбы с авиацией и судами противника - были, плюс корабль шёл в сопровождении конвоя. Однако нам, потомкам, гордиться в данном случае нечем.

Тем не менее, в перестроечном угаре Маринеско присвоили звание Героя Советского Союза. Именем его названа улица в Питере. А теперь вот ещё и такой замечательный фильм сняли, с полным раскрытием образа.

Итого

И что мы имеем? Мы имеем типичный продукт жизнедеятельности отечественного кинобизнеса. Как получаются такие замечательные фильмы, как «Первый после Бога»? Самым что ни на есть примитивным способом.

С целью заработать денег нанимаются люди, которые чего-то там по слухам умеют. Например, снимать телепередачи для детей. А если умеют снимать клипы в стиле «крутятся жопы» - это редкая удача, это уже из ряда вон. Которые снимают клипы - они хотя бы западное кино смотрят, то есть набираются опыта на работах специалистов. А режиссёр Чигинский даже х/ф Das Boot посмотреть не удосужился - ему и так всё понятно.

Дальше этим людям дают денег, и они, в силу своего понимания и умения, сперва раздают откаты, потом расписывают доли между собой, а на оставшееся снимают фильм. Ну и далее - яростная реклама, люди в кинотеатрах, а потом и вручение наград друг другу.

Кинобизнес - он в первую очередь бизнес. Бывает кинобизнес, а бывает табуреточный бизнес. Способы, цели и средства - одинаковые. Ни о каком так называемом искусстве в обоих случаях речи не идёт. Речь идёт о деньгах. В результате получаются фильмы - как табуретки.

Что можно сказать про очередную табуретку категории «Гэ»? Вот она - правда о войне в понимании выпускников режиссёрских курсов. Всё органично - и уровень понимания собственной истории, и «спецэффекты», и выбор темы, и, самое главное, уровень работы в целом.

Дмитрий ПУЧКОВ,
www.oper.ru