Среди многих мифов и мификов о Войне есть одна самая поганая сказочка о том, что потери РККА за время Войны были намного выше, чем у немцев в Вермахте, мол, Сталин «завалил немцев трупами своих солдат». Но, во первых, любое воюющее государство во время ведении боевых действий свои потери занижает, а потери противника завышает. Может конечно доходить и до маразма в этих «подсчетах». Что ж поделаешь, нигде так не врут, как на охоте, рыбалке и на войне. А уж тем более в среде военных. Во-вторых, для наших «разоблаченцев» от истории немецкие данные самые данные в мире! Ведь немцы такие педантичные (говорят с придыханием наши поклонники Запада) и врать просто не умеют. А то, что пропагандистский аппарат Геббельса мог приврать– боже упаси!

А то, что потери Вермахта весны 1945 года у немцев оказались просто неучтенными в силу объективных причин и ввиду слишком быстрого наступления Советской Армии, то это и не важно. И тем более когда всегда можно поспекулировать на эту тему сравнивая общие суммарные потери армии и мирного населения СССР с потерями Германии, в которых доля мирных граждан несравнимо меньше наших. Как замечательно сказал тот же генерал Гареев М.А., если бы мы, войдя на территорию Германии, устроили соревнование с немцами, истребляя мирное население, то и у них потери были бы огромными. А ещё у нас любят постенать про то, что никто убитых не считал. Но вот как раз по этому вопросу сегодня каждый может убедиться сам – считали, или не считали, учитывали, или не учитывали, как и когда.

В 2007 году Архив МО РФ, «В соответствии с Перечнем поручений Президента Российской Федерации В. В. Путина от 23 апреля 2003 г. № пр-698 по вопросам организации военно-мемориальной работы в Российской Федерации и Указом от 22 января 2006 года № 37 "Вопросы увековечения памяти погибших при защите Отечества", Министерством обороны Российской Федерации создан Обобщенный компьютерный банк данных, содержащий информацию о защитниках Отечества, погибших и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны, а также в послевоенный период (ОБД Мемориал)», разместил в интернете на сайте www.obd-memorial.ru\\   «Мемориал» данные на погибших и пропавших без вести советских солдат и офицеров во время Великой Отечественной Войны. Сегодня любой гражданин может найти своего погибшего и пропавшего без вести отца, деда и т.д. То есть, на своем собственном примере, на примере своей семьи, лично проверить сказки про «неучтенных и скрываемых страшным Злодеем Сталиным» солдат, погибших в Войне.

Мой родной дед, Козинкин Степан Михайлович, 1909 г.р., уроженец ст. Самашки, по смутным семейным преданиям и воспоминаниям его жены (моей бабки) Козинкиной Прасковьи Мироновны, в девичестве Подзолко Пр.М., которую я сам расспрашивал про деда в конце 1980-х, летом-осенью 1941 года добровольцем ушел на Войну. Попал в какую-то «Дикую дивизию», кавалерийскую часть формировавшуюся в Грозном. В 1942 году бабушке пришло извещение на пропавшего без вести мужа. Само извещение с годами потерялось, и осталась информация, со слов вернувшихся с Войны друзей-сослуживцев, что дед сгинул где-то под Сталинградом, в 1942 году. Остался после немецкого обстрела на нейтралке, куда они лазили по очереди за убитыми лошадьми. Как я уже сам смог домыслить на основе своего собственного военного опыта, в этой ситуации командир подразделения обязан проверить «наличие личного состава» и доложить о возможных потерях. Среди живых, раненых и погибших, находящихся в своих траншеях деда не оказалось. Докладывать о «самовольном» оставлении бойцом позиции, командир роты, или взвода не стал. Все были с одного города и даже района, и не собирались докладывать об ушедшем за дохлой кониной приятеле, которого могли обвинить в дезертирстве (приказ № 227 уже действовал), со всеми возможными вытекающими для жены и детей последствиями. Да и «взводному ваньке» задницу бы надрали за такой доклад. А так просто написали, что пропал без вести. Правда, бабка после Войны никогда не получала пенсию на погибшего мужа. Но это только мои предположения на основе семейных преданий. Вполне могло всё произойти и проще. Полк вел бой и отступил. А оставшиеся на поле боя бойцы автоматически были списаны как «пропавшие без вести». Но с появлением Сайта «Мемориал» (не путать с шоблой «правозащитников») история последнего боя моего деда и место этого боя стали уже документальным фактом. Немного о Сайте. Обобщённый Банк Данных «Мемориал» показывает как минимум пять видов учета погибших, пропавших без вести и умерших от ран в госпиталях.

Первый учет – «Донесения о безвозвратных потерях» частей и подразделений, в которых служил человек, составляемых сразу после боев, в среднем за прошедший месяц. Эти донесения составлялись, например, начальником штаба какого-нибудь кавалерийского полка, даже в летние отступления 1941 года, и уж тем более в последующие годы Войны. Это просто входит в прямые должностные обязанности данных офицеров.

Второй учет вёлся в госпиталях и медсанбатах по умершим от ран.

Третий учет проводился сразу после Войны через военкоматы.

Всеми РВК (райвоенкоматами) для «Главного Управления по учету потерь рядового и сержантского состава Красной Армии» составлялся «Список форма 2/БП (безвозвратные потери) на пропавших без вести красноармейцев, семей, которые не имеют извещений. По имеющимся некоторым документам на руках у семей пропавших без вести военнослужащим (письмам, справкам и другим документам)». Эта форма представлялась «для высылки официальных извещений семьям пропавших без вести». К примеру, РВК из которого призывался мой дед был в Грозном, никуда не эвакуировался. Но и данные РВК западных областей также никуда не пропадали в массовом порядке. Это, вообще-то, «конторы» Наркомата Обороны и их документацию и архивы в тыл эвакуировали ничуть не хуже, чем военные и гражданские заводы. Это только в Белорусском округе немцы захватили Минск через неделю после начала Войны. В других местах времени на эвакуацию документов вполне хватало. Тем более, все документы РВК замыкаются на областные Военкоматы в крупных областных центрах, откуда их тем более успевали вывезти.

Так вот, этот послевоенный Учет проводился наверное всё же не для смеха, а для уточнения количества погибших на Войне и подсчета точного количества всех погибших. Это учет наверняка лёг на стол не только Министерства Обороны, но наверное и на стол Сталина. Вроде бы Сталин как-то в узком кругу даже обмолвился, мол, мы потеряли на Войне около 30 миллионов человек. Почему эти цифры не были оглашены? Мозг напрягите, «господа разоблачители»-ненавистники». В конце 40-х (а учет только на 112 призывников Молотовского РВК г. Грозного, где отмечен мой дед, составлялся два месяца и закончили весь анализ потерь в Минобороны не за один год) поднимать вопрос о погибших от рук немцев и их союзников венгров, румын и прочих «европэйцев», ставших к этому времени нашими «союзниками», о почти 30 миллионах погибших от их рук граждан Советского Союза было просто невозможно по тем же политическим мотивам. Если «разоблачители» этих вещей не понимают, то как говорится, я не виноват. Да и для граждан нашей страны эта «правда» в те годы была мало нужна. Тогда бы пришлось начать говорить всю Правду о конкретных виновниках этой Гибели советского народа, о всех тех, чьё не исполнение своих должностных обязанностей привело в 41-м к разгрому Армии, оккупацию трети страны, последующий угон наших граждан в Европу на работы и т.д. и т.д. . А значит ставить уже тогда, в конце 1940-х, к стенке, вслед за Павловыми и многих других генералов, вплоть до Наркома обороны в 1941 году с начальником Генштаба за компанию. Солониных-соколовых и прочих сванидз прошу не напрягаться – Сталин в этой ситуации по любому «виновным» быть не мог. Он то, как раз, свои обязанности главы государства выполнил до конца. И Сталин также не был заинтересован в разборках с военными, виновными в гибели стольких людей. Ненавистникам это как серпом по одному месту, но всё же не был Сталин «кровожадным деспотом», хоть вы усритесь. Он был просто Нормальным правителем, и не более того. И уж точно поумнее всех наших «борцов со сталинизмом».

Четвертый учет был проведен в конце 1980-х, в начале 1990-х годов. Кроме проводившегося тогда повторного подсчета потерь, был ещё и учет по «Поименным спискам захоронений». Если ваш родственник есть в этом списке, то вы теперь можете найти ещё и его могилу.

Есть ещё и пятый учет, самый скорбный для наших граждан. Это учет пленных по спискам в немецких концлагерях.

Так вот мой родной дед оказался учтен два раза. Первой раз по «Донесению о безвозвратных потерях полка» он проходит как Казинкин Степан (отчество не указано), 1909 г.р., красноармеец, кузнец 1-го эскадрона 255 отдельного Чечено-Ингушского кавалерийского полка (тои самой «Дикой дивизии»), уроженец г. Грозного, ул. Гамангурской, 18, имеющий жену Казинкину Пр. М., призванный Молотовским РВК ЧИАССР, Молотовского района г. Грозного и пропавший без вести 5.08.1942 года у ст. Чилеково (на ж/д ветке от ст. Котельниково до г. Сталинграда). Донесение на 341 человека солдат и офицеров, погибших, пропавших без вести и попавших в плен с 1 августа, за два месяца боев ( в основном боев за эту станцию 4-го и 5-го августа 1942 года) составлял 26.09.1942 года начштаба полка капитан Емельянов. Кстати, в этом списке погибших и пропавших без вести за эту чертову станцию больше половины были чеченцы и ингуши. Большинство из этого списка, «пропали без вести». Но эта станция так и осталась в том августе у немцев. Так что хоронили наших бойцов либо местные жители, либо похоронные команды немцев, либо наши выжившие после боя пленные солдаты. Кто-то из тех «пропавших» конечно мог и в плен попасть (хотя попавшие в плен также указаны в том «Донесении»). Но мой дед в «немецких» списках не проходит и подачка от Германии нашей родне, слава богу, не грозит.

Второй раз дед проходит по спискам РВК составленным в 1947 году, со слов его жены, Подзолко Прасковьи Мироновны. Здесь он показан, как Козинкин Степан Михайлович, 1909 г.р., уроженец ст. Самашки Грозненской области, призванный 30.12.1941 г. Молотовским РВК ЧИАССР, Молотовского районом г. Грозного, ул. Червленая, 49 и «выбывшим» (пропавшим без вести) 02.1942 года (со слов жены пропал в декабре 1941 г.). Дублирование произошло из-за того, что, первое, фамилию написали по разному разные писари, – правильно звучит и пишется через «а». Второе, до Войны они с детьми проживали у родни на одной улице, а потом бабушка перебралась на соседнюю, в том же квартале. До Войны она проходила как Казинкина, а после Войны, не дождавшись в 45-м и окончательно «схоронив» мужа, назвалась уже своей девичьей. Потом, не устроив свою судьбу с тремя детьми на руках, меняя паспорт, записалась под фамилией погибшего мужа, но уже как Козинкина.

В Одесском особом военном округе в 74 стрелковой дивизии 360 стрелкового полка встретил Войну родной старший брат моей другой родной бабушки, старшина сверхсрочник Качурин Николай Семёнович, 1913 г.р. (прадеды звались Качура, с Донских хуторов). Пропал он без вести 3 августа 1941 года. Проходит он дважды по «Именному списку военнослужащих с которыми письменная связь прекратилась и которых родственники разыскивают через Центральное Бюро по учету потерь» под №№ 19 и 54. При этом запись под № 54 явно ошибочная, в списках зачеркнута волнистой линией, но в интернете человек всё равно учитывается. Список составлялся в 4 отделе Управления потерь 26.07.1943 г., начальником отдела полковником Митрофановым по запросу родственников (толи родителей, толи жены). Жена его, Качурина Анастасия Васильевна, проживала в Краснодарском крае, станица Усть-Лабинская, ул. Коммунистическая, 174. Во время Войны уехала в Мордовию, в г. Рузаевка. И теперь Качурин Николай Семёнович, 1913 г.р., числится в книге «Памяти республики Мордовия. Том 7», погибшим в бою в августе 1941 года, как житель г. Рузаевка, Мордовской АССР. Числится в списках погибших уже третий раз. При этом у всех солдат из этой Книги указана национальность, но у Качурина Н. С. не указана. Видимо не смогли определить составители этой Книги национальность человека со странной фамилией, распространенной у жителей Донских степей.

Если кто-то считает, что такое дублирование случай единичный, можете сами проверить на примере своих родных и близких и на родных своих знакомых и друзей. Я лично проверял также родного дядьку своего соседа по дому, по фамилии Кислый Николай Иванович, 1923 г.р., гвардии старшего сержанта 45 Гвардейской стрелковой дивизии, 612 ЛАП (легкого артполка) умершего от ран 27.02.1945 г. в медсанбате, в Прибалтике. Он проходит погибшим трижды: – по «Донесению о безвозвратных потерях» 45 Гвардейской стрелковой дивизии; – по документам Медсанбата, где он умер в тот же день; – и по «Поименному списку захоронений», кладбища в г. Приекуле. Также приводится фото этого кладбища, со схемой захоронения и номером могилы солдата. Также на сайте есть его полный тёзка, но только младший лейтенант Кислый Николай Иванович, Прилукского РВК, Черниговской области, с. Охиньки. 1923 г.р., умерший от ран годом ранее, 18.02.44 г. Проходит это человек дважды. По «Донесению…» 340 стрелковой дивизии и по «Донесению…» 433 мсб (медсанбата). И опять писавший тогда бумаги писарь в медсанбате, в с. Охиньки написал вместо прописной буквы «и», прописную «ш». Получилось в тексте лишняя палочка и вышло с. Охшньки. А уже другой человек прочитал это уже как с. Охленьки. В итоге, из-за этого этот офицер учтен также два раза.

Так что практически каждый боец, учтен до двух раз. Если пропал без вести, то его перепроверяли после Войны райвоенкомоты (РВК). Если умер от ран, то он показан, и в госпитальных списках, и в списках своей части. Если просто погиб в бою, то мог быть отмечен только один раз своей частью. Но потом идут повторы из-за ошибок писарей в написании фамилии, в написании места жительства, в записи данных родных, и за ошибок в данных на солдата и т.п. Сами администраторы Сайта так и написали:

«На сегодняшний день в ОБД введено 9,8 млн. цифровых копий документов ЦАМО (Центральный архив Министерства обороны) о безвозвратных потерях периода Великой Отечественной войны (около 8,6 млн. персоналий), свыше 30 тыс. паспортов существующих мест воинских захоронений в Российской Федерации и за ее пределами (из списков захороненных в них - около 2,4 млн. записей), а также других архивных документов, уточняющих потери (похоронки, документы госпиталей, трофейные карточки советских военнопленных и т.д. - на 9 млн. записей).

Всего в ОБД 20 млн. записей (не путать с общим числом боевых потерь - 8,5 млн. чел.). Сравнение информации из всех этих источников позволит дополнить и уточнить данные из первоисточника - фронтовых донесений о потерях. Кроме того, широкий доступ к информации о погибших и пропавших без вести воинах через Интернет документально опровергает фальсификации псевдоисториков в отношении количества потерь Советской Армии в годы Великой Отечественной войны.» Видимо «подсчёты от резунов-соколовых» достали уже всех.

Также Сайт Минобороны «Мемориал» просит всех граждан России сообщать на сайт обо всех неточностях, обнаруженных ими при поиске своих родных, для упорядочивания списка погибших на Войне Солдат: «

Уважаемые пользователи ОБД Мемориал! В созданной поисковой базе данных возможно наличие неточностей из–за ряда объективных причин военного времени: составление документов в условиях боевых действий, неграмотность писарей, особенности написания имен и фамилий, угасающий текст, плохое качество составления некоторых документов, их ветхое состояние и многое другое.

  1. Если Вы хотите сообщить об обнаруженных Вами неточностях в базе данных, пожалуйста, выберите для своего сообщения кнопку «Исправление ввода ». Для каждой исправляемой записи укажите: –Номер записи; – Фамилия, Имя и Отчество военнослужащего; – Ваша информация для исправления.

  2. Если Вы обнаружили по каким-либо критериям неточность, ошибку или несоответствие в самих документах, то выберите кнопку «Исправление данных». В самом сообщении изложите суть Вашего уточнения и реквизиты документов, на основании которых Вы пришли к такому выводу о несоответствии.

  3. Для сообщений на другую тему выберите кнопку "Другое" и не забудьте, пожалуйста, в сообщении заполнить поле "Тема"».

Была ещё одна группа погибших на Войне. Ополченцы прифронтовых городов. Родной дед моей жены, Савельев Александр Федорович, примерно 1910 г.р., работал в Сталинграде на тракторном заводе. Жена с сыном смогли под бомбежками уехать из города, но он остался на заводе. Вроде бы вместе с другими рабочими вступил в ополчение, участвовал в боях и погиб. Но на сайте «Мемориала», среди нескольких разных Савельевых, числящихся в рядах Красной Армии, нашего нет. Зато есть несколько Савельевых по спискам захоронений. Но к сожалению в этих списках, кроме Ф.И.О. человека, почти ничего нет. Но в любом случае человек не пропал совсем.

Не хочется расстраивать всю нашу кодлу «ненавистников сталинской сатрапии», но похоже, что списки погибших на Войне наших солдат и офицеров не только не занижены, но ещё и могут оказаться завышенными на пару сотен тысяч человек (если не больше!). И уж точно будет теперь сложновато высасывать из пальца всяким соколовым дурные цифири про количество погибших на Войне. По количеству погибшего гражданского населения тоже придётся расстроить «детей безвинно репрессированных жертв репрессий». Учет гражданского населения в стране ведётся через ЗАГСы. А эти конторы тогда вообще подчинялись страшному Лаврентию Павловичу. Что-то мне подсказывает, что у этого «злодея» бумажки в конторах при эвакуациях не пропадали. Чего доброго в ГУЛАГ попадешь! Так что, «господа счетоводы» соколовы и им подобные, чешите-ка вы все на … пенсию, и не лезьте со своим бредом к приличным людям.