Печать
Родительская категория: Материалы
Просмотров: 10933

 

marinesko.jpg

Прошло много лет после Великой Отечественной войны но чем не дальше мы уходим от той войны тем громче подают голоса те кто пытается очернить, принизить подвиг советского народа, подвиг моряков в ВОВ. Такие попытки делаются как за рубежом так и в нашей  стране. Ну зачем это делают на западе – понятно, если ты весь в грязи чтобы над тобой не смеялись измажь грязью остальных, и на их фоне уже не будешь таким грязным. А почему такие с позволенья сказать авторы находятся в нашей стране на мой взгляд по двум причинам:

1- по скудоумию, начитается такой господин «произведений» типа «Война на море» Юнг Майстера и начинает «заново переосмысливать нашу историю», своего-то ума нет, а взять не где.

2- злой умысел, обычно это люди умные, но по каким - то причинам ненавидящие все русское, советское, (возможно их дедушек и бабушек в свое время «раскулачили»). Они пишут грамотные и на первый взгляд правдивые, убедительные книги приводя большое количество «фактов и доказательств», выливаю ушаты грязи на нашу армию и народ которые победили фашизм, и то они сделали плохо и воевали не так, а вот немцы-то, эти да-а, они молодцы.  Только у всех подобных «произведений» есть один недостаток – правду ее не скроешь победили-то мы, а не немцы. И если мы воевали как утверждают эти авторы каменными топорами и мотыгами, и те из рук постоянно вываливались, то почему-же немцы со своей первоклассной техникой войну проиграли?  И вот если задать такой вопрос этим господам то все их «факты и доказательства» разлетаются в дребезги. И оказывается на виду одна злоба и русофобство.

 

Одной такой темой где у таких господ есть повод «лягнуть» наш флот является потопление лайнера «Вильгельм Густлов». В Интернете по этой теме нашел статью подписанную буквально: Источник: http://www.mediasprut.ru/, автор: Сергей Глезеров. Приведу выдержки из этой статьи.

«Подводная лодка «С-13» под командованием Александра Маринеско поразила лайнер тремя торпедами. Оставшиеся в живых пассажиры оставили страшные воспоминания о последних минутах «Густлофа». Люди пытались спастись на спасательных плотах, но большинство выдерживало только несколько минут в ледяной воде. Девять кораблей участвовали в спасении его пассажиров. Ужасающие картины навсегда врезались в память: детские головы тяжелее, чем ноги, и поэтому на поверхности видны только ноги. Много детских ног...».

«…Таким образом, уцелело 50% подводников и только 5% беженцев. Приходится признать, что, в основном, погибли женщины и дети - они были совершенно безоружны перед войной. Такова была цена «атаки века», и вот почему в Германии сегодня многие немцы считают действия Маринеско военным преступлением». «Признавая, что на потопленном «Густлофе» были не только немецкие подводники, но и беженцы, мы сделаем еще один шаг к признанию исторического, хотя и нелицеприятного для нас факта. Но выходить из этой ситуации надо, ведь в Германии «Густлоф» - это символ беды, а в России - символ наших военных побед. Вопрос о «Густлофе» и Маринеско - очень сложный и деликатный, затрагивающий настоящее и будущее отношений России и Германии».  

И так видно, что трагедия немецкого лайнера глубоко тронула душу Сергея Глезерова (далее СГ), ну а какого нормального человека не тронут такие строки - «Ужасающие картины навсегда врезались в память: детские головы тяжелее, чем ноги, и поэтому на поверхности видны только ноги. Много детских ног...». Детей особенно жалко потому что, дети невинны и беззащитны.  И тогда становятся прочувствованными и понятными следующие строки написанные СГ - «Такова была цена «атаки века», и вот почему в Германии сегодня многие немцы считают действия Маринеско военным преступлением» (!). И далее: «Вопрос о «Густлофе» и Маринеско - очень сложный и деликатный, затрагивающий настоящее и будущее отношений России и Германии».

Приведу в добавление к этому несколько отрывков из книги «Подводная война на Балтике 1939-1945», автор Евгений Чирва. «Говоря о гибели на борту лайнера генералов и других высших партийных чинов в количестве нескольких десятков, современ­ные мифотворцы не называют ни одного имени, ни одной долж­ности. В то же время гибель семьи партийного функционера нельзя отнести к фактору, влияющему на положение на фронте. Не вписываются в рамки карателей и убийц добровольные по­мощницы флота - связистки, секретари и т.д Мы вполне допус­каем, что на борту «Вильгельма Густлова» находились лица, от­ветственные за преступления нацистского режима, но, чтобы вы­вести тараканов, никто не сжигает дом».

Ну а теперь как в химическом опыте выпарим нахлынувшую жалость навеянную на нас Сергеем и Евгением, и посмотрим на сухой остаток.

И попробуем разобраться, действительно ли Маринеско совершил преступление как утверждают выше названные авторы или он стал объектом для злобной клеветы под благовидным предлогом?

Еще с советских времен было известно, что на ряду с немецкими подводниками на лайнере погибли высокопоставленные чины в том числе  22 гауляйтера. Но вот пришли новые времена появились «новые» данные, причем в основном из немецких «уст» в которых информация о чинах нацистской администрации, партийных функционерах, чинах гестапо и полиции, жандармерии, администрации концлагерей бывших на оккупированных территориях и принимавших непосредственное участие в злодеяниях нацистов, и которые могли бы быть в качестве пассажиров на «Вильгельме Густлофе» полностью отсутствует, для примера приведу список пассажиров, которые опубликовал Хейнц Шен - человек, уцелевший после потопления лайнера «Вильгельм Густлоф», как его называют, как он уцелел об этом мы еще поговорим.

918 - офицеры, унтер-офицеры и курсанты 2-го батальона 2-й учебной дивизии подводных лодок

173 - члены гражданского экипажа (моряки торгового флота)

162 - тяжелораненые солдаты из госпиталей Данцига и Готенхафена

373 - женщины вспомогательного состава ВМС

8956 - беженцы, в большинстве своем женщины с детьми и старики из Восточной, Данцига, Готенхафена и Западной Пруссии.

Всего: 10.582 человека.

 

Каково? Школяры-курсанты, девчонки из вспомогательного состава, тяжелораненые солдаты (обратите внимание на количество 162!), старики, женщины, дети. Все невинные овечки, не запятнанные, ни в чем не замешанные, «сиротки». Ну, прям не лайнер а «сиротский пароход».

Ну и правда возникает невольное возмущение – ну как поднялась рука утопить такой пароход.

Браво! Могут прикинуться сирыми и убогими когда им надо эти немецкие ребята, «уцелевшие после потопления лайнера». Аж, на слезу пробивает. Молодцы!

Только возникает не совсем уместный в данной ситуации вопрос – А, начальники то где? Что взяли винтовки в руки и пошли в окопы фатерлянд защищать - вряд ли. Уступили свое место на лайнере бедным сиротам, а сами на старых лайбах веслами стали грести – то же вряд ли. А, может их и не было ни жандармов, ни партагеноссов, ни районных и областных начальников и т.д. и т.п. – нет, все таки были.  

Ну а теперь успокоим эмоции и проведем небольшой анализ состава пассажиров, комфортабельных кают на лайнере, и порядок посадки на лайнер.

         И так 22 января 1945 года «Вильгельм Густлоф» стоит в порту Гдыни (тогда называвшегося немцами Готенхафен (нем. Gotenhafen) на причале возле корабля тысячи людей в основном женщины и дети стоят на морозе уже несколько часов, но их на борт не пускают! Подняться на борт можно только по спецпропуску. Интересно если на борту лайнера по утверждению г-на Шена и ему подобных плыли одни «сироты» кого по пропускам то пускали? - женщины и дети мерзнут на причале, ясно не их, раненые, курсанты и девчонки из вспомогательного батальона прошли по «разнарядке».

На причал одна за другой подъезжают легковые автомашины, из которых вылезаю важные господа с большими чемоданами, окруженные домочадцами, и снисходительно поглядывая на замерших до синевы ребятишек уверенно поднимаются на борт, предъявляя заветный пропуск, это и были чины нацисткой администрации, и функционеры национал-социалистической партии, принимавшие непосредственное участие в зверствах фашистов на оккупированных территориях, причисленные г-ом Шеном и «иже с ним» к бедным старикам, женщинам и детям.

         И другой вопрос, сколько было пропусков? На лайнере имелись комфортабельные каюты (в трюм «таких людей» не поселишь) на 1500 человек, можно с уверенностью предположить, что таких виппассажиров было не менее 1300 человек (включая членов семей). Ну, тогда остаются еще каюты на 200 человек, кто поселился в них? В начале этой статьи я обращал Ваше внимание на странно мизерное количество раненных «бойцов вермахта». Идет наступление Красной армии, ведутся упорные бои, надо полагать, что все госпиталя забиты ранеными. А грузят на лайнер только 162 солдата – ага, первых попавшихся взяли, которые ближе к двери лежали тех и отправили на лайнер. Нужно быть очень наивным чтобы поверить в эти «сказки» г-на Шена.

Естественно, что и раненые были не простыми солдатами, а высокопоставленными офицерами, что и подтверждается размещением в комфортных условиях, да и последующими событиями, но о них чуть позже.

Несколько кают заняли офицеры и их семьи из 2-го и вспомогательного батальонов.

И так, на борт погружены «блатные», все каюты заняты (то, что каюты заняты нацистскими бонзами подтверждает тот факт, что даже женщин из вспомогательного батальона разместили в пустом бассейне, а не в каютах), начинается погрузка, окоченевши на ледяном январском ветру женщин и детей которых размещаю где попало – в трюмах, коридорах, подсобных помещениях и т.п.    

Загрузившись «Вильгельм Густлоф» выходит в море, как Вы могли убедиться пароход оказался не таким уж и «сиротским» и там было кого утопить «за все их хорошее». То, что невинные дети стали невольными жертвами, печальный факт, но вины Маринеско в этом нет. Он не топил женщин и детей, он как солдат своей Родины сражавшейся со смертельным врагом уничтожил вражеский транспорт, шедший в составе конвоя. В «Вильгельм Густлоф» попало три торпеды- на первой было написано «За Родину», на второй «За советский народ», на третьей «За Ленинград». Ну, что здесь можно сказать, это расплата за зверства и злодеяния за потопленные санитарные транспорты (давайте вспомним «Армению», «Виенибу» и.т.д.) с ранеными, женщинами и детьми, за тысячи детей умерших от голода в блокадном Ленинграде.

Для дальнейшего продолжения разговора о пассажирах лайнера давайте посмотрим список спасенных, пережили катастрофу 1239 человек, в том числе:

528 - подводники 2-го батальона 2-й учебной дивизии подводных лодок

123 - женщины вспомогательного состава ВМС

86 - тяжелораненые

83 - члены экипажа (моряки торгового флота)

419 - беженцы.

 

Состав спасенных говорит о многом, представьте -получив в борт три торпеды лайнер накренился, и стал тонуть на судне началась страшная паника огромная толпа пассажиров давя друг друга бросилась к шлюпкам. На трапах и лестницах началась жуткая давка, которая усугублялась наличием у людей значительного количества огнестрельного оружия. (Спасательные средства лайнера включали в себя 12 больших шлюпок, рассчитанных на 50-60 человек каждая, 18 катеров на 30 человек и 380 надувных плотиков на 10 человек, т.е. только на 5000 человек, после того как лайнер накренился, спасательными средствами правого борта уже нельзя было воспользоваться поэтому реально средств к спасению набиралось на 2500-3000 человек). Но крепкие ребята из  2-го батальона 2-й учебной дивизии подводных лодок растолкав всех женщин и детишек быстро себя эвакуировали, при этом может возникнуть вопрос их было 918 у остальных 390 совесть проснулась? Да нет конечно, кто поверит в теорию совестливого суицида. Дело в том, что когда раздались взрывы торпед капитан судна, согласно инструкции, приказал заблокировать  водонепроницаемые отсеки в нижних палубах, тем самым отрезав пути эвакуации для части команды лайнера и пассажиров.

От ребят из 2-го батальона не отставали девчонки из вспомогательного состава ВМФ, лихо перепрыгнув, а где и растоптав попавших под ноги ребятишек они прорвались к шлюпкам. Здесь опять пытливый читатель может спросить но их было 373 у 250 возможно совесть проснулась и они решили свое место в шлюпках уступить детям. Опять мимо, вторая торпеда ударила в борт как раз напротив бассейна, в котором располагались «помощницы» при этом большое количество было ранено кусками разлетевшейся облицовочной плитки и контужено. В результате они не догнали своих более резвых и удачливых подруг и по видимому были затерты толпой.

Члены команды лайнера тоже себя не забыли и не заботясь о пассажирах начали спасать самих себя во главе с капитаном лайнера (благополучно пережили катастрофу уже упомянутый помощник капитана г-н Х. Шен, корветтен-капитан Цан, командир 2-го батальона и распоряжавшийся на борту судна капитан Петерсен и пр. Все те кто по морским (писанным и неписанным) законам должны были бороться за жизнь пассажиров до конца).

Хочу обратить особое внимание на количество спасенных раненых из 162 спаслось 86. Если бы это были простые солдаты кто про них в такой панике вспомнил бы. Естественно раненным нужно иметь большие чины чтобы в такой давке кто начал переносить их на шлюпки, сдерживая напор толпы.

Из 8956 брошенных после «доблестной эвакуации» с тонущего корабля курсантов,  помощниц и членов экипажа лайнера, женщин и детей удалось спастись только 416, это были те кому невероятно повезло попасть на шлюпку или спасательный плот.

Многие надев спасательные пояса прыгали за борт.

В ту далекую январскую ночь температура воздуха была -180, температура морской воды около 00 физически крепкий человек даже при наличии спасательного жилета в такой воде сможет выжить не более 20 мин.

Пытливый читатель здесь может сказать – А, где же функционеры? Отвечу на этот вопрос выдержкой из книги Грасса Г. «Траектория краба»: «… Я могу лишь изложить то, что приводится в различных источниках в качестве свидетельства очевидцев, переживших эту катастрофу. Стариков и детей затаптывали насмерть на широких лестницах и узких трапах. Каждый думал только о себе. Заботившиеся о других пытались опередить мучительную смерть. Рассказывают об одном офицере-преподавателе, который застрелил в своей каюте из служебного пистолета сначала троих детей, потом жену, а затем застрелился сам. То же рассказывается и о партийных функционерах и их семьях, которые занимали спецапартаменты, предназначавшиеся некогда для Гитлера и его верного сподвижника Лея и ставшие теперь кулисами для акта самоликвидации».

Т.е. если кого-то из курсантов удалось заставить перенести часть раненых в шлюпки то о партийных функционерах никто ни думал и не заботился, а если они и пытались командовать и обращать внимание на свои персоны их просто игнорировали. Пробиться в одиночку к заветным шлюпкам было невероятно трудно, хотя не исключено, что каким-то мордастым партагеноссам удалось, отпихнув несчастных детей, занять место в шлюпке и попасть в счастливую цифру - 416 спасенных (по утверждению г-на Шена) женщин и детей.

Прошло много лет и сейчас эти господа «уцелевший после потопления лайнера «Вильгельм Густлоф»», а точней, как крысы сбежавшие с тонущего корабля, и «отечественные» кликуши пытаются через трагедию тысяч невинных людей ставших заложниками нацизма, очернить, опорочить честное имя героя-подводника Александра Ивановича Маринеско воевавшего с фашизмом за свой народ и свою страну, и внесшего свой весомый вклад в нашу общую Победу над фашисткой Германией.

Пытаясь на фоне трагедии обелить зверства фашизма (мол не мы одни черные, вон у вас тоже пятно на рукаве) эти «господа» набирались наглости обращаться в суд для признания А.И. Маринеско военным преступником (это после того, что они натворили в нашей стране, для этого надо иметь «луженую» совесть). Однако вот какое заключение вынес Институт морского права в Киле: «Вильгельм Густлов являлся законной военной целью, на нем находились сотни специалистов-подводников, зенитные орудия… Имелись раненые, но отсутствовал статус плавучего лазарета. Правительство Германии 11.11.44 объявило Балтийское море районом военных операций и приказало уничтожать все, что плавает. Советские вооруженные силы имели право отвечать тем же».

А, трусливая крыса, Хайнц Шен пользуясь «демократией» ездит по нашей стране с лекциями и рассказывает нам какие мы «нехорошие звери».

Привожу выдержку из статьи Морозов М. «Гибель «Вильгельма Густлофа»: правда и домыслы»: «Здесь хочется вспомнить о событии, состоявшемся в 1991 г. в калининградском "Зале Дружбы". Здесь Хайнц Шён сделал свой первый на русской земле доклад о судьбе "Вильгельма Густлофа". В дополнении к словам докладчика аудитории был показан фильм "Ночь опустилась над Готенхафеном". По сообщению присутствовавшего там немецкого корреспондента, после просмотра встал пожилой человек (из русских) и произнес: "Наконец-то мы узнали правду. Теперь мы знаем, что на этом судне были не только нацисты и экипажи подводных лодок. Я попрошу присутствующих встать и почтить память погибших женщин и детей". Весь зал встал, многие плакали».

 

Самое печальное в этой истории (если она действительно имела место)  не то, что люди встают и почитают погибших противников, а то что никто не встает и не почитает плывших на «Армении» сограждан (вот уж поистине Иваны не помнящие родства), до сих пор, даже, не установлены точные координаты гибели судна с 5000 пассажиров на борт,  не встают не почитают память безвинно погибших на других судах, печально, что никто не ездит за границу и не рассказывает о понесенных нашим народом жертвах, и страданиях. Кто там «за бугром» знает о наших потопленных санитарных транспортах, о сожженных вместе с мирными жителями деревнях (вспомните белорусскую деревеньку Хатынь), кто знает как немецкие танкисты давили гусеницами танков, детей из разбомбленного эшелона в 1941 г., о сотнях тысяч погибших в блокадном Ленинграде (вспомните дневник Тани Савичевой) и т.д., может и знают – единицы !

Почему, да потому, что эти кликуши носятся с «Вильгельмом Густлофом» как с «писаной торбой» тычут им в нос где надо и не надо, а мы о своих погибших от рук фашистов, забыли.

Во время ВОВ работала комиссия по зверствам фашистов, был собран огромный материал от которого стынет кровь, почему эти материалы не выложены для общего доступа, почему не обращаемся в суды для признания (пусть и посмертно) виновных в военных преступлениях на территории нашей страны. Если бы все граждане нашей страны знали хотя бы малую часть фактов из собранного материала Х.Шен вряд ли бы выступал в России со своими лекциями, проливая крокодильи слезы, по невинно погибшим детишкам, которых он сам же и бросил. 

И коль скоро зашел разговор о советских подводниках хочу продолжить эту тему тем более, что в последние годы появилось много всевозможных изданий и статей в которых принижается, очерняется подвиг советского подводного флота. Причем необходимо отметить авторами подобных «перлов» являются не ветераны ВОВ - непосредственные свидетели и участники тех событий, а новые «демократические» копатели истории. В качестве примера можно взять книгу уважаемого ЕЧ. В своей книге он кратко рассказал о всех подводных лодках КБФ, подробно описал все недостатки и промахи советских подводников и в итоге  «записал» на счет Балтийского подводного флота с 1941 по 1945 г.г. целых восемнадцать потопленных судов и кораблей противника. А остальные 47 (Цифра 47 взята из книги Евгения Чирвы (ЕЧ) потопленные советскими подводниками судов и кораблей потоплены не ими, а погибли по другим причинам (Подорвались: на немецких минах- 6, на английских минах - 9, на советских минах - 5, на неизвестных минах - 7, прочие причины - 20) ниже привожу первую часть таблицы из книги ЕЧ. И так согласно данным приведенным в книге «Подводная война на Балтике 1939-1945», (автор Евгений Чирва), все подводники Краснознаменного Балтийского флота в одно мгновение превращаются из героев в трусов и очковтирателей, которые потопили своими руками только 18 кораблей и судов, а остальные себе приписали. Вот так не больше не меньше. На чем основывает свои выводы уважаемый ЕЧ. На том, что координаты атак советских подводных лодок и координаты гибели судов и названия судов в ряде случаев не совпадают, а если не совпадают значит не топили, а потопленный транспорт себе записали, ордена, денежное вознаграждение получили. На первый взгляд приводятся «железные аргументы», ну действительно возьмите карту с координатами атак советских подлодок наложите сверху карту с координатами гибели судов и все сразу видно не совпали координаты все не топили, а приписали. Ну это только на первый взгляд, а теперь давайте разберем подробно «железные аргументы» ЕЧ. Ну начну с несовпадения названий кораблей и судов т.е. в отчете «о работе» подлодки числится к примеру транспорт «Фридрих Карл», а тот же корабль через месяц гибнет в другом месте, вот вам и очковтирательство. Все дело в том, что  атаки кораблей и судов противника в основном проводились в условиях плохой видимости когда не то, что название, само судно едва заметно, либо из подводного положения по данным гидроакустики тут вообще не понятно в кого попали, если слышен взрыв через расчетное время то попали, в транспорт или корабль, взрыва нет – промахнулись. Данные о потопленных судах сравнивались либо по данным разведки, либо уже после войны, таким образом в подобных несовпадениях виноваты не подводники, а люди которые занимались списками потопленных судов противника. 

Перейдем к другому более весомому «железному аргументу» - несовпадению координат атак подлодок и гибели судов.

Точность координат атак не вызывает сомнений, а вот «точные» координаты гибели очень сомнительны (если только потопленное судно не шло в составе конвоя). Ну представьте сами, идет одинокий транспорт в открытом море (в 1941-1943 г.г. когда Гитлер и Гебельс заявили, что с советским флотом покончено, немецкие корабли ходили по Балтийскому морю без конвоя, на берегу горели маяки и т.д.), взрыв (возможно мина, возможно торпеда), транспорт со всем экипажем тонет. Откуда известны «точные» координаты и причина его гибели? Кто их сообщил ЕЧ? - непонятно.  Кроме немецких судов в море выходили суда оккупированных фашистами стран, немцы их потери не учитывали. Поэтому должно быть много без вести пропавших судов которые скорее всего стали объектами атак советских подводников.

Таким образом можно сделать следующий вывод: советские моряки действительно были настоящие герои, которые воевали за свою страну и народ не жалея себя, но некоторые непорядочные «господа» используя военную-послевоенную путаницу в бумагах пытаются очернить, принизить роль советского флота, и в частности подводного флота в разгроме фашисткой Германии.  Ну как говорится флаг им в руки барабан на шею…

Для того чтобы было понятно как уважаемый ЕЧ вел счет победам советских подводников приведу пример,  в гл. «Краснознаменный Балтийский флот» - «Прорыв в Померанскую бухту» (статья размещена на сайте www.dpfmordoviya.ru), рассказано о боевом походе минзага «Л-3», на основе воспоминаний участников похода и находившегося на борту в том походе независимого свидетеля писателя-мариниста А.Зонина. В данном походе «Л-3» потопил только торпедами пять транспортов противника. А теперь приведу выдержку из книги ЕЧ посвященную этому же походу: «10 августа 1942 года подводная лодка перешла на Лавенсари, а 12 августа вышла в район западнее острова Борнхольм (позиция № 1). На борту субмарины находил­ся известный писатель-маринист Александр Ильич Зонин. Вечером 14 августа «Л-3» форсировала Финский за­лив, но на сутки задержалась в районе острова Богшер, проводя тренировку личного состава. (По свидетельству П.Д. Грищенко, лодка отрабатывала торпедные атаки по транспорту, выбросившемуся на берег при уклонении от атаки «Щ-406».)

18 августа у мыса Эландс Норраудде (северная оконечность Эланда) «Л-3» вышла в свою первую торпедную атаку на транспорт из состава конвоя. Видимо, трени­ровка не прошла даром, и обе выпущенные торпеды попали в цель, отправив на дно шведский транспорт «К.Ф. Лильевальш» (5513 брт.), шедший в Германию с гру­зом железной руды, который Грищенко определил как танкер в 15 000 тонн. На судне погибло 33 человека, в том числе капитан Эрнст И.Ф. Брамфорд и лоцман. Семь человек из его экипажа спасены шлюпкой, спущенной с другого судна. После выпуска торпед лодку выбросило на поверхность, и охраняющие конвой шведские эсмин­цы «Норденшельд» и «Норчёпинг» контратаковали субма­рину, сбросив на нее 42 глубинные бомбы, от взрывов ко­торых «Л-3» получила незначительные повреждения.

После атаки подводная лодка ушла к Готланду, где 21-22 августа провела поиск судов вдоль его восточно­го побережья, но ничего, кроме шведских рыболовных шхун, обнаружено не было. С одной из них «Л-3» чуть бы­ло не столкнулась. Досмотрев судно, шведов отпустили. Днем 23 августа в районе Карлскроны подводная лод­ка была обнаружена шведским миноносцем. Чтобы оторваться от преследования, на «Л-3» не запускалась издающая сильный шум помпа, для сбережения заряда ак­кумуляторов горячей пищи не готовили.

24 августа субмарина прибыла в район минной поста­новки. Тщательно разведав фарватеры, «Л-3» 25 августа выставила 6 мин в районе Треллеборга. Якорь седьмой мины не вышел из трубы, и в течение получаса мина бук­сировалась подводной лодкой. Все же «Л-3» сумела за­вершить минную постановку, выставив еще две минные банки (по 4 и 9 мин). Результатом этого заграждения ста­ла гибель германских парусно-моторной шхун «Вальтер» (177 брт.) и «Ф. Бомке» (бывшая голландская «Флидерведа у Брюстерорта. Так же эта минная постановка не име­ет отношения к гибели германских транспортов «Мария Фердинанд» (1757 брт.), который выбросился на берег после подрыва на мине у Либавы 14 января 1943 г., и «Эдит Боссельман», который погиб на мине 9 декабря 1942 года несколько севернее заграждения, установлен­ного «Л-3».

В ночь на 6 ноября юго-западнее Мемеля «Фрунзовец» выходит в атаку на миноносец противника, но тор­педы прошли мимо цели. В ночь на 10 ноября подводная лодка сместилась к Либаве, где при попытке 13 ноября атаковать конвой «Л-3» попала под таранный удар транс­порта и лишилась перископов. К счастью, больше ника­ких повреждений подводная лодка не получила.

В этот же день, выставив в 11 милях юго-западнее мы­са Акменрагс оставшиеся 3 мины, подводная лодка поки­нула позицию и начала возвращение на базу.                 

Форсировав заграждение «Зееигель», «Л-3» 18 нояб­ря ошвартовалась в Кронштадте и вскоре встала на ре­монт».

Т.е. по приведенным данным торпедами «Л-3» потопил только один транспорт. Ну кто говорит неправду, участники того похода или ЕЧ судить вам дорогие читатели.

Давая оценку деятельности подводного Балтийского флота ЕЧ призывает на помощь западного историка Ю.Майстера и пишет в своей книге буквально следующее: «Оценивая действия советских подводных лодок в 1941 году, известный швейцарский, по оценке советских пропагандистов, «фальсификатор истории» Ю. Майстер отмечал, что они «были сплошной неудачей, причина которой крылась частично в неподготовленности к войне и недостаточно хорошей обученности, частично в потере удобно расположенных баз... Действия советских под­водных лодок находились особенно под несчастливой звездой... новые корабли не были полностью освоены, и прежде всего подводные лодки с точки зрения техники и обученности личного состава не были готовы к ведению боевых действий… Советская минная война и дейст­вия подводных лодок не оправдали опасения немцев».

Т.е. по мнению г.г Майстера и Чирвы советские подводники были плохо обучены, подводные лодки ими не изучены, и все из рук у них валилось. Любая подводная лодка это сложнейший организм которым управляет экипаж - несколько десятков человек. Каждый из которых имеет свой уровень знаний, характер, быстроту реакций и т.д. Поэтому несомненно во время боевых походов были и промахи и досадные ошибки. Но это не значит, как утверждают г.г.  Майстер и Чирва, что советские подводники были хуже других в часности немецких. Как говорится все познается в сравнении, поэтому чтобы увидеть действительную эффективность действия наших подводников сравним их с действиями немцев. При этом я буду использовать в основном данные которые даны в книге самого ЕЧ.

За всю войну потери советского подводного флота на Балтике составили 49 лодок (46). По утверждению ЕЧ нашими подводными лодками было потоплено за всю войну 18 немецких судов общим тоннажом приблизительно 21000 брт т.е на одну погибшую подлодку приходится 428 брт. Теперь посмотрим как воевали на Балтике немцы цитирую книгу ЕЧ: «Действия немецких подводных лодок на Балтике на завер­шающем этапе войны никак нельзя назвать успешными. За 9 ме­сяцев 18 субмарин совершили в общей сложности около 70 бое­вых походов, в результате чего в четырех десятках атак потопле­но три тральщика, восемь катеров, вспомогательное судно и семь барж и шхун». Добавлю, что в начальном и последующих этапах войны они действовали еще хуже, лишь в сорок первом им удалось потопить три наших подлодки «М-78», «М-94», «М-99». Таким образом всего им удалось уничтожить три тральщика, восемь катеров, вспомогательное судно, семь барж и шхун, три подводные лодки. Общий тоннаж погибших судов составил около 2500 брт. За период военных действий в Балтийском море наши моряки потопили 8 немецких подлодок (по данным ЕЧ уничтожены U -144, U-250, U-479, U-676, U-679, U-745. По данным изложенным в кн. Ю.В. Ладинского «На фарватерах Балтики», уничтожена также U-2342. По данным изложенным в кн. Л.Л.Ермаша и В.С.Бирюка «Малые охотники типа МО-IV», уничтожена U-2331. В книге В.Ф.Трибуца «Балтийцы сражаются» - гл. «В водах Ботники», приводится цифра потерянных на Балтике по разным причинам немецких подводных лодок - 65). Т.е. на каждую уничтоженную немецкую подводную лодку приходится только 312 брт. Соотношение тоннажа потопленных судов 1:0,73. Если учесть победы советских подводников данные только в книге ЕЧ (Общая сумма тоннажа потопленных германских судов 280112 брт), и отнесенные этим уважаемым автором к разряду «мнимых» (как уже сказано выше все победы советских подводников не «мнимые», а самые настоящие прим. Автора) то соотношение составит не менее 5717:0,73.  Вот вам г.г. Майстер и Чирва и «плохая» подготовка советских моряков, и все это сделано в условиях огромной плотности минных заграждений, когда выходить на боевое дежурство и возвращаться назад приходилось буквально по минам, при постоянной угрозе со стороны вражеской авиации, подводных лодок и кораблей. В таких тяжелых условиях не воевал флот ни одной страны мира.

Рассмотрим причины гибели подводных лодок КБФ (по данным ЕЧ),  из 49 - 29 (предположительно) подорвались на минах, 6 взорваны при отступлении своими экипажами, 4 затонули в результате попаданий артиллерийских снарядов, 4 в результате попадания торпед с немецких и финских подлодок, 1 потоплена немецкими торпедными катерами, 2 в результате столкновения с немецкими судами, 3 глубинными бомбами.

(По другим данным погибло 46, из них погибло на минах и по другим не установленным причинам – 29, были торпедированы (немецкими и финскими) подлодками – 4, потоплено тараном финской подлодки – 1, глубинными бомбами (шведский эсминец) – 1, взорваны при отступлении – 6, потоплено немецкими торпедными катерами – 1, в результате артобстрела – 1, в результате авианалета – 1, в бою с немецкими сторожевыми кораблями – 1, в результате столкновения – с надводным кораблем – 1).

Т.е. гибель советских субмарин от действия немецких противолодочных сил несмотря на то, что лодки регулярно выходили в боевые походы составила всего лишь 6 процентов (4%) от общего числа погибших субмарин. Этот факт свидетельствует о низкой подготовке немецких экипажей противолодочных судов.

И продолжая тему - уровни подготовки экипажей, приведу такой пример: начиная с весны 1942 года немцы ежедневно спускали на воду одну боеготовую подводную лодку, к 1945 году было сделано 1108 субмарин (по другим данным 1155). Трудно представить, что для такого количества лодок немцам удавалось готовить опытные экипажи, поэтому слова  о «…недостаточно хорошей обученности» и «…новые корабли не были полностью освоены, и прежде всего подводные лодки с точки зрения техники и обученности личного состава не были готовы к ведению боевых действий…» можно с полной уверенностью записать на немецкий счет. Возможно здесь «продвинутый» читатель может задать мне такой вопрос: Ну если на немецких субмаринах были такие «зеленые» экипажи как же они умудрялись в Атлантике топить в отдельные месяцы до миллиона тонн тоннажа? (за всю войну было потоплено 2779 кораблей общим тоннажем около 14100000 брутто-регистровых тонн). Значит экипажи у немцев были опытные?.  Уважаемый пытливый читатель когда в океане на боевом дежурстве одновременно находятся 100-200 субмарин и из них хотя бы каждая десятая потопит по одному океанскому лайнеру то количество потопленного тоннажа будет солидным, и если бы на немецких субмаринах были высоко классные экипажи то при таком количестве они могли бы полностью блокировать английские морские перевозки. Но как известно им этого не удалось сделать. Английские моряки не оставались в долгу и топили немецкие подлодки десятками, а потом и сотнями (1940 г. - 22, 1941 г. - 33, 1942 г. - около ста, 1943 г. - 231, 1944 г. - 204, (по другим данным 1943 г. - 250, 1944 г. - 263) в Атлантическом океане где ни что не связывает маневра подводной лодки как по курсу так и по глубине, нет ни минных ни противолодочных заграждений, что также свидетельствует о низкой профессиональной подготовке экипажей быстро «испеченных» немецких подлодок (Всего за время войны потери немецких подводников составили 789 субмарин (644) и 32 000 моряков (28728)). В качестве примера высокой выучки советских моряков можно привести «Щ-303» на которую было сброшено около 2 тысяч глубинных бомб в районе где маневр был ограничен противолодочными сетями, минными заграждениями, мелями и мелководьем, но тем не менее она сумела уклонится от атак и успешно вернулась на базу.

В заключении хочу сказать следующее, в той войне победили мы. И не потому, что «шапками закидали». Эта победа была бы невозможна без опытных, хорошо подготовленных специалистов военного дела, без хорошего вооружения. И как бы не извращались цепляясь к неточностям в документах военного времени, однобоко показывая события и т.д.,  всякого рода господа Майстеры, Чирвы, Глазьевы и им подобные, со своими «выводами» и «доказательствами», это неоспоримый факт.    

 

Источник:   "Общественное движение в поддержку флота"