2. ФАШИСТСКАЯ ГЕРМАНИЯ СОЗДАЕТ СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ПЛАЦДАРМ НА ЮГО-ВОСТОКЕ ЕВРОПЫ И В СЕВЕРНОЙ АФРИКЕ

В начале января 1941 г. Муссолини выразил уверенность в том, что старания Кавальеро «сделают излишней прямую помощь нам (т. е. Италии.— В. С.) со стороны Германии на албанском фронте»1.

Итальянцы имели в Албании две армии (9-ю и 11-ю) в составе 16 дивизий. Греческие войска также увеличились до 16 дивизий.

На фронт были направлены ведущие фашистские деятели. По распоряжению Муссолини девять министров, в том числе и Чиано, покинули свои посты в Риме, чтобы принять участие в войне с Грецией. Все они курсировали между Римом и фронтом и не были ни солдатами, ни министрами.

Затем на фронте появился сам Муссолини, считая, что он сможет «гальванизировать» деморализованные войска. Однако присутствие Муссолини не воодушевило солдат, которые не хотели сражаться за фашизм.

Ринтелен это хорошо знал и в своем дневнике записал, что итальянский народ и армия вступили в войну без какого-либо внутреннего убеждения в ее необходимости2.

Американский журналист Гервази пишет, что один наудачу выбранный пленный итальянский солдат рассказал, что он был в Испании, Абиссинии и Франции и за все это время не сделал ни одного выстрела. Солдаты все чаще и чаще прикрепляли фотографии Муссолини к стенке возле своей койки и прокалывали их штыками. Они проклинали не только Муссолини, но и все, что было связано с фашизмом.

Несмотря на подкрепление фронта министрами, успехов у итальянских фашистов по-прежнему не было. 13 января Кавальеро записал в своем дневнике: «Наши сведения о том, что в греческой армии наблюдаются признаки усталости, оказались неверными. Мы должны считать, что перед памп вполне боеспособный противник»3.

В середине января обстановка на фронте стала столь катастрофической, что Муссолини вынужден был сообщить об этом Гитлеру и просить немцев вступить во Фракию через Болгарию. 19 января в Зальцбурге (Австрия) состоялась встреча Муссолини с Гитлером. В течение приблизительно двух часов Гитлер говорил о своей предстоящей интервенции в Греции. На другой день Гитлер подтвердил свое намерение в марте напасть на Грецию4. Он воспользовался поражением итальянского фашизма в Греции как удобным случаем осуществить очередную агрессию в свою пользу.

К 7 февраля итальянское командование в Албании получило в общей сложности 11 резервных дивизий, и тем не менее Кавальеро 16 февраля отмечает в своих записках, что «противник продолжает наступать...» 5. 16 марта новая констатация: «Прорвать оборону противника нам не удалось»6. 31 марта глава германской миссии подполковник Шпет спрашивает Кавальеро: «Сколько времени мы рассчитываем продержаться?» Ответ гласил: «По крайней мере месяц»7.

Кроме того, руководителям фашистской Германии стало известно и о решении английского правительства послать британские экспедиционные войска в Грецию из Северной Африки. Поэтому они стали форсировать интервенцию в Грецию, чтобы устранить угрозу на Балканах «еще до нападения на Россию» 8.

Для подготовки агрессии против Югославии гитлеровцы также нашли предлог. 25 марта 1941 г. антинародное правительство Цветковича — Мачека присоединилось к фашистским агрессорам и согласилось на размещение немецких войск на территории Югославии. 27 марта буря народного негодования смела правительство Цветковича — Мачека, предавшее национальные интересы страны. К власти пришло правительство Симовича, которое под нажимом народных масс заключило в ночь на 6 апреля 1941 г. с СССР договор о дружбе. «На такое соглашение народные массы всегда возлагали большие надежды. Но было уже поздно» 9. Гитлер еще 27 марта отдал приказ о проведении кампании против Югославии и Греции. 28 марта 1941 г. немецко-фашистское командование в спешном порядке приступило к разработке плана военной интервенции в Югославии (операция «25»). Гитлер «не хотел иметь в тылу будущего фронта необеспеченные позиции»10.

Замысел Гитлера не ограничивался захватом Югославии. В директиве главного штаба вооруженных сил фашистской Германии № 25 от 27 марта 1941 г. ставилась задача в первую очередь отрезать крайнюю южную часть Югославии от остальной территории и захватить ее в свои руки в качестве базы для продолжения немецко-итальянского наступления против Греции.

Правящие круги Англии разбрасывали свои вооруженные силы для одновременного решения многих военно-политических задач. Они стремились удержать за собой захваченную Киренаику, отвоевать потерянные, колониальные владения в Восточной Африке и захватить новые колонии. Они рассчитывали также удержать свои позиции в Ираке и Сирии, закрепиться в Греции для осуществления своих далеко идущих планов в Восточной и Юго-Восточной Европе.

В своих планах по отношению к Греции «союзники отнюдь не выглядят невинными агнцами» 11. Английские войска 31 октября 1940 г., всего через 3 дня после нападения фашистской Италии на Грецию, заняли на острове Крит порт Суда. Во время высадки английских войск в порту Суда итальянцами был потоплен английский линкор «Йорк».

В январе 1941 г. английское правительство приказало Уэйвеллу оставить в Киренаике минимальное количество войск и готовить к отправке в Грецию большую часть британских войск, находившихся в Египте. У командующего английской армией «Нил» О’Коннора тотчас же забрали почти все самолеты, оставив ему лишь одну эскадрилью истребителей. 7 марта началась переброска английских войск из Египта в греческие порты Пирей и Волос.

В послевоенных мемуарах Черчилль уверяет, что английская экспедиция в Грецию была предпринята по просьбе Греции, которая потребовала осуществления гарантий, данных Чемберленом 13 апреля 1939 г. Однако у Лиддел Гарта, например, другие данные. 22 февраля 1941 г. в Афины прибыл Иден в сопровождении внушительного штаба военных советников и «заставил нового греческого премьер-министра принять предложение» 12. Это произошло следующим образом.

Во время переговоров с Иденом и начальником английского генерального штаба Джоном Диллом «греческие лидеры весьма сомневались, следует ли принять предложение английского правительства о вмешательстве, но Идену удалось уговорить их дать согласие, потому что он преувеличил размер помощи, которую сможет оказать Англия»13.

Военная помощь, предложенная Иденом, была столь внушительной, что греки соблазнились. Им стало казаться, что их безопасность обеспечена. Однако греки были обмануты, и сделано это было чрезвычайно просто. Готовился цифровой материал, характеризующий размеры английской помощи Греции, рассказывает бывший советник английской делегации генерал де Гинганд. Эти цифры «показались недостаточно хороши одному из помощников Идена, который составлял сводку. Он просил увеличить эти цифры настолько, что мне они показались сомнительными» 14. Эти сомнительные цифры и были показаны греческому правительству.

На деле английская помощь оказалась весьма скромной. Общая численность всех английских войск, переброшенных в Грецию, составляла 62 тыс. человек15. Этих сил было «явно недостаточно, чтобы оказать серьезное сопротивление агрессору» 16. В составе британских экспедиционных войск было 150 танков, которые, по выражению американского журналиста Гервази, не стоили ни гроша, и 8 тыс. автомашин.

Авиационная поддержка была чрезвычайно слабой. Всего английское командование в Греции имело в своем распоряжении 80 исправных машин17.

В своих мемуарах Черчилль пытается уверить читателей, что «помимо нескольких авиаэскадрилий, посылки британской миссии и, возможно, нескольких символических воинских частей, мы ничего не могли предложить (грекам.— В. С.)»18. Но факты говорят о другом.

62 тыс. британских солдат, высаженных в Греции, были не символические воинские части, а большая и лучшая часть британских сил в Египте. Правда, этих сил теперь было совершенно недостаточно, чтобы удержаться в Греции, как это удалось англо-французским империалистам в первую мировую войну.

Английские войска посылались под флагом помощи греческому народу в борьбе с итальянским фашизмом. В действительности «английские войска были посланы в Грецию для того, чтобы закрепить английские позиции на Балканах...»19

Английское правительство принимало все меры к тому, чтобы втянуть Турцию в свою авантюру в Греции. Перед началом второй мировой войны между Турцией и Англией был подписан военный пакт сроком на 15 лет. Президент Турции Йемен Иненю 1 ноября 1940 г. подтвердил в парламенте, что союз с Англией прочен и непоколебим.

В Анкару 26 ноября 1940 г. выезжал Иден. Перед поездкой Черчилль писал Идену: Чрезвычайно важно, чтобы Турция немедленно начала драться20. Английские империалисты всемерно стремились, чтобы турки таскали каштаны из огня.

Однако турецкие правящие круги не оправдали надежд, которые возлагали на них английские любители загребать жар чужими руками. В феврале 1941 г. Иненю пригласил английскую военную миссию проинспектировать так называемую линию Чакмака на границе с Советским Союзом и укрепления в районе Дарданелл, построенные на английские деньги фирмой «Армстронг — Виккерс». В то же время Турция за спиной Англии заключила пакт о ненападении с фашистской Германией. Секрет раскрывался просто: Германия предложила Турции более, чем деньги. За один только нейтралитет гитлеровский посол в Турции Папен обещал правящим кругам Турции Советскую Армению и Советский Азербайджан. И они были готовы при благоприятной обстановке идти и на большее, чем нейтралитет. Кроме того, Папен не поскупился обещать Турции «жирные куски» британской колониальной империи.

Английские правящие круги твердо надеялись, что им удастся удержать стратегический плацдарм на Балканах. Они предприняли военную экспедицию в Грецию, имея достоверные сведения о том, что война против Советского Союза была уже решенным делом в Берлине. Поэтому английское правительство рассчитывало, что Гитлеру будет не до Греции. Однако английские политики не учли, что для нападения на Балканские страны у гитлеровцев было больше возможностей, чем у германских империалистов в 1915 г. Тогда германские империалисты были связаны военными действиями на двух основных фронтах первой мировой войны — французском и русском. В начале 1941 г. такой благоприятной для английских империалистов ситуации не было.

28 марта 1941 г. Гитлер сообщил обер-квартирмейстеру генерального штаба сухопутных войск Паулюсу об окончательном решении вторгнуться в Югославию и Грецию «в качестве предварительного шага к вторжению в Россию»21. Паулюс пояснил смысл этого решения следующим образом: «Целями в данном случае... было прежде всего сделать свободным свое правое плечо, когда мы нападем на Россию»22. Это означало, что военные действия на Балканах должны были «обеспечить южный фланг восточного похода...»23. Английский замысел — создать балканский фронт — «мог стать опасным для южного фланга против России» 24.

Германское верховное командование главный удар по Греции и Югославии подготовило с территории Болгарии силами 12-й армии — всего 18 дивизий, из них 4 танковые, 2 моторизованные и 3 горноегерские. Против этих сил Греция могла выставить шесть дивизий, не считая тех, которые находились в Албании; Англия — три дивизии25.

В составе 4-го немецкого воздушного флота насчитывалось в строю около 1200 самолетов. Кроме того, итальянцы выставили свыше 300 самолетов26.

Греки и югославы имели вместе не более 100 самолетов 27.

5 апреля немецко-фашистские войска заняли районы выжидательных позиций в готовности к нападению на территорию Греции.

По плану английского командования греческие части должны были удерживать фронт против итальянских войск в Албании и, кроме того, опираясь на укрепленные районы вдоль болгарской границы (линия Метаксаса протяженностью 170 км), не допустить прорыва противника в направлении Салоник. Задача британских войск состояла в прикрытии линии, идущей параллельно югославской границе от Салоникского залива до Флорины, причем на эту линию основные силы английских войск не выдвигались. Английское командование выжидало, надеясь, что Турция, напав на Болгарию, прикроет правый фланг английских войск и тем самым позволит им оставаться в резерве.

Стремление возложить основную тяжесть на плечи союзников лишило английское командование возможности использовать правильный шанс, который заключался в том, чтобы координированными усилиями всех югославских, греческих и английских сил стремиться к выполнению твердого общего плана действий. Как и в мае 1940 г., каждый из союзников Англии был предоставлен самому себе.

6 апреля 1941 г. 12-я немецкая армия перешла в наступление и начала военные действия в Югославии и Греции. Замысел германского командования состоял в том, чтобы силами 48-го и 14-го корпусов прорваться в направлении Скопле, Штип (Югославия), а силами 18-го корпуса — на Салоники, причем в директиве № 25 главного штаба вооруженных сил фашистской Германии имелось указание, что 18-й армейский корпус также «может сделать заход через югославскую территорию». Части 30-го армейского корпуса получили задачу действовать по северному побережью Эгейского моря.

Изменники югославского народа — командующие армиями Цуковец и Недич открыли фронт немецким войскам и перешли на службу к фашистским агрессорам. Реакционные правящие круги Югославии отказались от борьбы, хотя и располагали довольно значительными силами. В югославской армии насчитывалось 24 дивизии, из них 3 кавалерийские28.

Правящая великосербская буржуазия предала национальные интересы страны. Только одна Коммунистическая партия Югославии осталась верной народу. В пределах возможного она сделала все, чтобы отстоять национальную независимость. Однако одних усилий коммунистов оказалось недостаточно. Также безуспешными были героические попытки немногих офицеров-патриотов организовать сопротивление врагу. Буржуазно-помещичье правительство и король на самолетах улетели за границу. 18 апреля 1941 г. профашистские генералы подписали акт о капитуляции.

На салоникском фронте греки отразили первый натиск немецко-фашистских войск. Первая атака на Рупельском перевале против линии Метаксаса захлебнулась под сосредоточенным огнем оборудованных на скалах огневых точек греков29. Вот несколько донесений штаба 12-й немецкой армии генеральному штабу сухопутных сил: 6 апреля — «греческие войска оказывают упорное сопротивление на своих оборонительных позициях» 30; 7 апреля — «греки оказывают чрезвычайно упорное сопротивление, особенно на заранее подготовленных оборонительных позициях. Гарнизоны дотов сопротивляются до последнего человека»31. 8 апреля — «в проходе Руппель и восточнее греки продолжают упорно сопротивляться»32. Участник боев по прорыву линии Метаксаса Бухнер пишет о греческих крепостных войсках, что они «имели крепкие нервы и проявили хорошую дисциплину» 33.

8 апреля разрозненные очаги сопротивления югославских войск в Южной Югославии были подавлены. Английское командование не ожидало такого оборота событий, и английские войска застыли в бездействии у нижнего течения реки Алиакмон34. 9 апреля командующий английскими войсками Вильсон «отдал приказ о начале отступления...»35. Типпельскирх деликатно, не желая задеть самолюбие своего союзника по НАТО, пишет о том, что «англичане чувствовали себя недостаточно сильными, чтобы принять участие в этих боях»36. Это означало, что английское командование попросту бросило своего греческого союзника на произвол судьбы.

Немецкие войска вошли в боевое соприкосновение с английскими войсками 14 апреля. В тот же день немецкие пикирующие бомбардировщики под прикрытием истребителей подвергли ожесточенной бомбардировке позиции английских войск. К 15 апреля в распоряжении английского командования в Греции оставалось всего 46 исправных самолетов37.

Штаб 18-то немецкого армейского корпуса сообщал командующему 12-й армией: 14 апреля — «англичане, по-видимому, бежали, бросив заранее подготовленные оборонительные позиции...» 38; 15 апреля — «англичане поспешно отступают. Арьергарды осуществляют крупные разрушения, пытаясь задержать преследующие немецкие части. Английские части грузятся на суда в устье реки Пиниос (Пеней), в Волосе и в Пирее»39.

Немецко-фашистские войска, быстро продвинувшись из Югославии на юг, напали на Салоники через недостаточно защищенный английский участок фронта.

Греческие войска в Албании оказались под угрозой обхода, так же как и на линии Метаксаса, и вынуждены были отступить. Это позволило немецким войскам соединиться с итальянскими войсками, действовавшими в Албании40. Типпельскирх отмечает, что в это время на линии Метаксаса, «несмотря на применение немцами большого количества пикирующих бомбардировщиков, тяжелой артиллерии и танков, греческие войска несколько дней храбро отбивали немецкие атаки» 41.

Встретив упорное сопротивление греческих войск, командование 12-й немецкой армии переносит свои основные усилия на территорию Южной Югославии для обхода линии Метаксаса. Югославские войска в этом районе, оставленные без руководства, были разбиты в первый же день немецкого наступления.

На английском участке фронта вдоль границы Греции с Югославией развернулись 1-я бронебригада и новозеландская дивизия. Левый фланг англичан прикрывали 12-я и 20-я греческие пехотные дивизии, находившиеся в районе города Флорина, а правый фланг прикрывался греческими войсками на линии Метаксаса. Когда началось немецкое наступление, английские войска на своем участке фронта «не успели закрепиться» 42. 6-я австралийская пехотная дивизия находилась на марше.

Английское командование выбрало себе участок фронта по границе с Югославией, считая его наиболее безопасным, поскольку до 6 апреля на территории Югославии немецко-фашистских войск не было. Поэтому продвижение немецко-фашистских войск через территорию Югославии застало английское командование врасплох. Немецко-фашистские войска вышли «на фактически не обороняемую территорию» 43. Кроме того, немецкая авиация сразу же завоевала господство в воздухе. Передовые английские аэродромы в первый же день военных действий были выведены из строя.

14 апреля командующий греческими войсками в Албании, убедившись, что его правый фланг обошли немецко-фашистские войска с участка английского фронта, а британские войска обратились в бегство, был вынужден запросить перемирия. 21 апреля капитулировали 16 дивизий общей численностью 140 тыс. человек44.

20 апреля немецкая авиация (100 бомбардировщиков и истребителей) осуществила налет на гавань Пирей. Сопротивление оказали 15 английских истребителей «Харрикейн». Один из кораблей, зажженный бомбами, англичане из-за паники не вывели из порта, и он остался догорать на месте. От него загорелся другой пароход — «Клан Фрезер», загруженный взрывчатыми веществами (200 тонн тринитротолуола). Взрыв, похожий на извержение вулкана, разрушил весь порт. Пароходы, верфи и здания в порту были объяты пламенем. Пошел ко дну пароход, нагруженный самолетами типа «Харрикейн». Всего в порту было потоплено 11 судов общим водоизмещением 43 тыс. тонн.

26 апреля, за 3 дня до захвата южных гаваней, гитлеровцы выбросили парашютный десант для овладения Коринфом. В это время английские войска проходили через Афины к пунктам погрузки на суда.

Английская авиация, находившаяся в Греции, не использовалась полностью для поддержки своих войск. Командование британской авиации «по-прежнему считало самым важным стратегические бомбардировки»45. На второй день военных действий в Греции английские бомбардировщики совершили налет на железнодорожный узел Софии, вместо того чтобы бомбить наступавшие немецко-фашистские войска. От небольшого числа бомбардировщиков трудно было ожидать большого эффекта, но все же, действуя под прикрытием истребителей, они могли бы задержать колонны противника, продвигавшиеся по горным дорогам Греции. Вместо этих ближайших к фронту целей английские бомбардировщики наносили удары по коммуникациям в Болгарии46. Фуллер пишет: «Использование британской авиации показало, что англичане ничему не научились во Франции» 47. Бухнер также указывает на тот факт, что англичане распыляли свои воздушные силы и продолжали бессмысленные стратегические бомбардировки в глубине немецкого тыла, бесполезно расходуя время и технику 48.

27 апреля немецко-фашистские войска заняли Афины, а 29 апреля войска 12-й армии, преследуя англичан, прорвались до южных гаваней Пелопоннеса, захватив большое количество пленных.

Эвакуация английских войск на 11 транспортах под прикрытием 6 крейсеров и 19 эсминцев продолжалась пять ночей.

Из 62 тыс. человек было потеряно 12 тыс., погибло также два английских эсминца. Английские войска потеряли все орудия, машины и тяжелое вооружение, в том числе 150 танков.

Эвакуацию англичан прикрывали греческие войска. Часть эвакуируемых из Греции британских войск была направлена на Крит. Вместе с ранее находившимся на острове английским гарнизоном эти войска составили армию в 28 500 человек при поддержке 12 исправных самолетов 49. Греческие войска были сведены в 11 батальонов. Выступая 17 мая в парламенте, Черчилль заявил, что Крит будет защищаться до последнего человека.

Остров Крит (длина с запада на восток около 260 км, ширина от 20 до 50 км) имеет важное стратегическое значение; он блокирует вход в Эгейское море и так же, как остров Кипр (560 км к востоку от Крита), контролирует турецкое побережье Средиземного моря. Кроме того, Крит прикрывает западные подступы к восточному бассейну Средиземного моря, к Египту, Суэцкому каналу и Палестине.

Крит препятствовал продвижению немцев на острова восточной части Средиземного моря и к Красному морю. Поэтому гитлеровское командование решило захватить этот остров.

Подготовку, руководство и проведение операции по овладению островом Крит осуществлял штаб 4-го воздушного флота.

Немецкие военно-воздушные силы, предназначенные для участия в захвате Крита, имели в своем составе 440 боевых самолетов, 550 транспортных самолетов и 60 грузовых планеров 50.

Непосредственно в операции участвовали 7-я парашютная дивизия (15 тыс. стрелков-парашютистов), планерный полк и 5-я горнострелковая дивизия (8,5 тыс. горных егерей), а всего около 25 тыс. человек. В резерве находилась 6-я горноегерская дивизия. Эти силы планировалось доставить на Крит путем выброски и высадки десантов с транспортных самолетов и планеров.

18 мая гитлеровцы приступили к воздушной бомбардировке Крита. В ночь на 20 мая началась высадка ударных групп парашютистов в четырех пунктах острова. Всего было сброшено в первом эшелоне около 8 тыс. парашютистов.

К 1 июня 1941 г. весь остров Крит был уже в руках Гитлера. Потери английских войск составили около 1800 убитыми и около 12 тыс. пленными. Флот потерял свыше 1800 убитыми. Английское командование сумело эвакуировать около 14,5 тыс. человек51.

Английская экспедиция в Грецию обошлась недешево. По самым минимальным подсчетам, в Греции англичане потеряли в общей сложности 30 тыс. человек. Английским войскам «пришлось пережить второй Дюнкерк, в результате чего они вынуждены были бросить все танки и большую часть снаряжения» 52.

Потери англичан в военных кораблях составили три крейсера и шесть эсминцев 53.

Недешево эта операция обошлась и немецко-фашистскому командованию. Бон за остров Крит привели к неслыханным потерям среди парашютистов. Воздушнотранспортные части также сильно пострадали. По данным бывшего командующего немецкими воздушнодесантными войсками Штудента, Крит обошелся гитлеровцам «в 4000 убитыми и пропавшими без вести...» 54. Кроме того, англичане сбили 220 немецких самолетов, в том числе 119 транспортных55.

После оккупации немецко-фашистскими войсками Греции для британского империализма в бассейне Средиземного моря создалась сложная обстановка. Захват Крита — важного стратегического пункта в восточной части Средиземного моря — явился подготовкой к агрессии не только в Египте56 для захвата Суэцкого канала, но и на острова восточной части Средиземного моря для организации наступления в Ирак, Сирию и Иран — страны, являющиеся основным источником нефти на Ближнем Востоке.

Командующий немецкими воздушнодесантными войсками Штудент предложил Гитлеру вслед за Критом захватить с воздуха Кипр и, сделав оттуда прыжок, овладеть Суэцким каналом. Но Гитлер был «слитком занят мыслью о предстоящем вторжении в Россию» 57. Поэтому этот проект не встретил с его стороны ни малейшей поддержки.

Гитлер решил отложить осуществление ближневосточных планов, так же как и вторжение на Британские острова, до осени 1941 г., когда, по его расчетам, должна была закончиться «молниеносная» война против Советского Союза. Геринг на допросе в Нюрнберге по окончании второй мировой войны показал, что он был «готов закрыть Гибралтар и Суэцкий канал», но вместо этого «Гитлер предпочел напасть на Россию»58.

Провал английской авантюры в Греции позволил Италии выиграть необходимое время, в течение которого в Ливию беспрепятственно прибыли немецко-фашистские подкрепления.

Прекращение английского наступления у Эль-Агейлы и переброска большей и лучшей части английских войск из Египта в Грецию избавили итальянские войска от угрозы их полного вытеснения из Северной Африки.

Гитлеровцы решили оказать помощь итальянцам в Ливии, чтобы «спасти своего союзника от поражения» 59. Однако затем они стали рассматривать эту акцию «под другим углом зрения, то есть как наступательное средство для уничтожения британского господства на Среднем Востоке» 60.

5 января 1941 г. в Триполи прибыл большой караван судов. Десятки тысяч тонн снаряжения, продовольствия и горючего были быстро доставлены в Африку. В середине января 1941 г. в Италию были переброшены также части немецкой авиации из состава 10-го авиакорпуса (командующий Кессельринг). Все 10 аэродромов Сицилии, в том числе два аэродрома, пригодных для базирования тяжелых бомбардировщиков, были использованы в качестве баз немецко-фашистской авиации. На них находилось около 250 немецких самолетов, в том числе 100 бомбардировщиков Хе-111, 60 пикирующих бомбардировщиков 10-87 и 20 истребителей БФ-109, а также некоторое количество ночных истребителей, самолетов для установки минных заграждений, транспортных самолетов61.

Авиакорпусу была поставлена задача во взаимодействии с итальянскими военно-воздушными силами парализовать английскую военно-морскую базу на острове Мальта, нарушить английские морские перевозки в бассейне Средиземного моря и в то же время обеспечить восстановление морской коммуникации между Италией и Ливией.

И января 1941 г. Гитлер подписал директиву об отправке в Ливню 5-й танковой дивизии, но ввиду катастрофической обстановки, которая сложилась в Ливии для итальянского союзника, в течение февраля 1941 г. в Ливню были переброшены две немецкие легкопехотные дивизии: 5-я (впоследствии она была переименована в 21-ю танковую дивизию) и 90-я, а также 132-я итальянская танковая дивизия «Ариете». Транспорты с войсками сопровождались конвоем, состоявшим из крейсеров и эсминцев, и прикрывались с воздуха немецкой авиацией.

11 февраля немецкие войска начали выгрузку в порту Триполи. Транспорты выгружались непрерывно, не только днем, но и ночью при полном прожекторном освещении. В течение трех недель основные силы итальянских дивизий стояли «в узком пространстве вокруг Триполи»62. Английское командование не вело разведки в необходимых масштабах, и переброска в Ливию двух немецких дивизий прошла незамеченной. В штабе главнокомандующего английскими войсками в Египте вообще «не верили в возможность появления крупных сил немцев в Африке» 63.

Немецкие соединения 18 февраля были объединены в так называемый немецкий африканский корпус (командующий Роммель). Ближайшая задача этого корпуса состояла в том, чтобы остановить английское продвижение в Киренаике и предотвратить полный развал итало-фашистской армии Грациани, действовавшей в Ливии.

Грациани был смещен. Специальная комиссия под председательством адмирала де Равеля, расследовавшая деятельность Грациани, заклеймила его действия как командующего и поведение как солдата. Тем не менее Муссолини не привлек Грациани к ответственности перед военным трибуналом из-за боязни, что в ходе судебного разбирательства раскроется гнилость фашистского режима.

Главнокомандующим в Ливии вместо смещенного Грациани был назначен Гарибольди, но фактическое командование осуществлял Роммель. Вместе с Роммелем 12 февраля в Ливию прибыл заместитель начальника итальянского генерального штаба генерал Роатта, который оказал давление на Гарибольди и его штаб, проявивших нежелание подчиняться Роммелю.

Маршал Мессе, позже возглавивший все итало-немецкие войска в Северной Африке, отмечает в своих воспоминаниях, что итальянское командование стремилось к самостоятельности главным образом потому, что германское командование проявляло полнейшее презрение ко всему не немецкому. Гарибольди все же заставили прислушаться к немецким предложениям и приводить их в исполнение.

14 февраля 1941 г. Роммель отправил главному штабу вооруженных сил Германии первое донесение, в котором сообщал, что «соприкосновения с противником в . наземных условиях в данное время нет... англичане намерены удовольствоваться достигнутыми успехами в Киренаике...»62. В это время английский военно-морской флот в восточной части Средиземного моря был занят перевозкой британских экспедиционных войск из Египта в Грецию.

Когда Роммель прибыл в Ливию, он увидел, что «существующее ныне соотношение сил благоприятно для противника» 63. Обнаружилось, что итальянские войска в Ливии не имеют в достаточном количестве современного оружия. Значительная часть орудий была взята из трофеев, захваченных еще при развале Австро-Венгрии осенью 1918 г. Максимальная дальность огня этих орудий не превышала 8 км, в то время как у современных английских орудий она составляла 15— 20 км. Оказалось, что итальянцы особенно «ощущают острый недостаток в противотанковом оружии, которое теперь особенно необходимо» 64. Начальник генерального штаба сухопутных войск Гальдер предложил вооружить итальянские дивизии противотанковыми средствами за счет французского трофейного оружия65. Моторизация трех итальянских пехотных дивизий планировалась путем доставки из Франции 3000 автомашин 66.

На итальянскую авиацию также рассчитывать не приходилось. Вся итальянская авиация в Ливии состояла из 60—70 устаревших истребителей «Капрони-42» и «Фиат-50», непригодных для эффективного использования, 30 бомбардировщиков, 6—7 дальних разведчиков и нескольких войсковых разведчиков67.

Роммель обратил также внимание главного штаба вооруженных сил Германии на то, что и 10-й немецкий авиакорпус слишком слаб, чтобы выполнить поставленные ему две основные задачи: участие в наземных боях в Африке и охрану пролива между Сицилией и Триполи. Кроме того, корпус должен был действовать против английского средиземноморского флота68. После этого 10-му авиакорпусу был отдан приказ поддерживать лишь немецкий африканский корпус. Операции против английского флота в восточной части Средиземного моря возлагались на 11-й немецкий авиакорпус, который базировался на южном побережье Греции.

30 января 1941 г. немецкая авиация произвела первый налет на Суэцкий канал. На сброшенных магнитных минах подорвались четыре судна.

За период с 30 января и по 5 октября 1941 г. на Суэцкий канал было совершено 60 налетов немецко-фашистской авиации. Канал на длительный срок был выведен из строя. Особенно интенсивные налеты производились на остров Мальта (58 налетов в течение января 1941 г.).

Во второй половине февраля 1941 г. в Триполитанию прибыло 110 самолетов Ю-87 и Ме-110 из состава 10-го авиакорпуса69. При первом же боевом вылете немецко-фашистской авиации был сбит английский истребитель. Летчик спустился на парашюте в расположение итало-немецких войск. На допросе он заявил: «До вашего прибытия у нас каждый день был днем отдыха» 70.

Морские и воздушные силы держав оси без труда установили полный контроль над Сицилийским проливом, имеющим ширину (между Тунисом и Сицилией) всего 145 км. Итало-немецкие военно-воздушные силы, базирующиеся на аэродромы побережья Киренаики, Триполитании, острова Сицилия и южной части Апеннинского полуострова, оказались в состоянии наносить удары по любому пункту Средиземного моря. Жизненно важный для английского империализма кратчайший морской путь на Восток через Суэцкий канал оказался перерезанным. Англичане вынуждены были восстановить старый морской путь в Индию вокруг мыса Доброй Надежды. Если через Суэцкий канал путь в Индию составлял 3600 км и корабли проходили его за 8 дней, то теперь в обход нужно было пройти 20 тыс. км, затрачивая на это 50—60 дней.

Английские военно-морские силы в восточной части Средиземного моря оказались к тому же отрезанными от Гибралтара и метрополии.

Вскоре для английского командования сложилась трудная обстановка не только на море, но и на суше.

К моменту приезда Роммеля в Ливию остатки итальянских дивизий, потерявшие все свое вооружение, находились близ населенного пункта Сирт, занимая главную линию обороны южнее Мисураты71. Разрыв между итальянскими и британскими войсками достигал 270 км. Далее на восток к Эль-Агейле итало-фашистских войск с середины февраля не было.

После того как было приостановлено бегство итальянских войск, итало-немецкие войска стали продвигаться обратно к Эль-Агейле и 22 февраля встретились с британскими войсками, расположившимися в Эль-Агейле и на восточной границе пустыни Сирт.

Английское командование имело все возможности для полного изгнания итало-фашистских войск из Северной Африки. Сам Роммель 14 февраля 1941 г. следующим образом оценивал обстановку: если англичане предпримут немедленно решительное наступление на Триполи, «катастрофа при всех условиях будет неминуема»72. В середине февраля 1941 г. Роммелю в Ливии приходилось «считаться с почти полным обнажением этого фронта» 73. Но английское командование не использовало своих возможностей. 10 февраля 1941 г. английские войска были остановлены у границ Триполитании. 14 февраля разведывательный отдел доносил Роммелю о том, что «в данное время нет никаких признаков, которые указывали бы на предстоящее продолжение английского наступления» 74.

Небоеспособность итальянских, войск заставила Роммеля обратиться 14 февраля к главному командованию сухопутной армии Германии с просьбой о дополнительных подкреплениях. «Для того чтобы оборона Триполитании была обеспечена полностью,— писал Роммель,— необходимо указать на то, что предназначенные для этой цели немецкие силы слишком слабы. Необходимо доставить еще одну танковую дивизию и корпусные части» 75.

Первоначальные планы итало-немецкого командования были очень скромны и заключались в том, чтобы удержать за собой Триполитанию — на большее в тот момент рассчитывать не приходилось.

После того как выяснилось, что английское командование не намерено продолжать наступление, Браухич в директиве от 21 марта 1941 г. поставил перед Роммелем задачу — «овладеть районом Аджедабия как исходным плацдармом для дальнейших наступательных операций» 76. «От исхода боев у Аджедабии, — писал Браухич, — будет зависеть вопрос о наступлении в общем направлении на Тобрук»77. Одновременно Роммелю сообщили, что на усиление африканского корпуса направляется 15-я немецкая танковая дивизия, которая прибудет в Ливию в середине мая78. Прибытие этой дивизии определяло готовность к наступлению итало-немецких войск. Ориентировочно подготовка должна была закончиться к 20 мая79.

19 марта 1941 г. Роммель отправился в Берхтесгаден, где лично докладывал Гитлеру обстановку на ливийском фронте. Возвращаясь в Ливию, он 23 марта 1941 г. посетил Муссолини в Риме и сообщил ему о решении Гитлера отложить развертывание военных действий крупного масштаба в Северной Африке до окончания «молниеносной» войны с Советским Союзом и о полученной им ограниченной задаче — «вернуть назад западную половину Киренаики в качестве подготовки более крупного наступления предстоящей осенью» 80. При переговорах Роммеля в Риме с итальянским генеральным штабом

23 марта вновь в острой форме был поставлен вопрос о руководстве военными действиями в Северной Африке. Роммель пожелал «сам командовать всей наступающей группой»81. Итальянские генералы предприняли демарш с целью «избежать объединения в руках генерала Роммеля командования всеми механизированными войсками, включая итальянские мотодивизии» 82. Гальдер считал, что «итальянское командование не внушает доверия»83. Поэтому он предложил Гитлеру «произвести объединение немецко-итальянской командной власти»84. Гитлер оказал давление на Муссолини, и этот вопрос уже больше не поднимался итальянским верховным командованием. Вся полнота фактического военного руководства была сохранена за Роммелем.

Итак, в мае намечались лишь ограниченные боевые действия итало-немецких войск с целью создания плацдарма в западной части Киренаики, более же решительные действия по вторжению в Египет переносились на осень 1941 г. Однако сложившаяся обстановка позволила Роммелю изменить первоначальное решение и быстро перейти в наступление.

17 февраля 1941 г. немецкая разведка донесла, что на острове Крит сосредоточиваются английские соединения85. 6 марта Роммель высказал соображение о том, что англичане снимают часть своих сил в Киренаике для переброски их в Грецию86.

Германскому верховному командованию нз донесения Роммеля стало совершенно ясно, что продвижение англичан в Ливии преследовало «лишь одну цель — захватить Киренаику, обеспечить Суэцкий канал от воздушных налетов с запада и исключить всякую возможность наступления итальянцев на Египет»87. Так оно и было в действительности. Британские войска после их остановки у Эль-Агейлы стали устанавливать минновзрывные заграждения и производить разрушения на прибрежной дороге в районе Эль-Агейлы88.

В Риме и Берлине придерживались «единогласного мнения, что англичане в Северной Африке в данное время перешли к обороне»89. Поэтому итальянцы и немцы согласились с тем, что настал благоприятный момент «еще до наступления лета нанести им удар...»90.

Английское командование пыталось всячески отвлечь внимание итальянского командования от южного побережья Греции, где в это время высаживались британские экспедиционные войска. Например, 17 февраля в Южной Италии были сброшены парашютисты для выполнения диверсионных задач, причинившие «лишь незначительный ущерб»91. Более значительная диверсия была предпринята с моря. Английская эскадра в составе авианосца «Арк Ройял», линкоров «Риноун» и «Малайя» и трех крейсеров вышла из Гибралтара и 9 февраля 1941 г. совершила набег на итальянский порт Геную. В течение 30 минут английские корабли, пользуясь полной растерянностью итальянского военно-морского командования, безнаказанно обстреливали портовые сооружения.

Удача этой операции побудила английское военно-морское командование к активным действиям против итальянского военно-морского флота. Английские разведывательные самолеты с авианосца «Илластриес» выследили итальянскую эскадру. Англичане в ночь на 28 марта перехватили итальянские корабли у мыса Матапан (южное побережье Греции). Неожиданная ночная атака английской эскадры увенчалась полным успехом. Итальянцы потеряли потопленными три крейсера и два эсминца, англичане — два самолета.

Обстановка на Средиземном море изменилась в пользу англичан. Но на суше она для английского командования продолжала ухудшаться, и прежде всего потому, что итало-немецкое командование накапливало в Ливни свежие силы. Штаб Роммеля доносил в Берлин, что «каждое вновь прибывающее судно ухудшает перспективы англичан на успех. Время работает явно на Италию»92. Английское командование не имело никаких достоверных сведений о масштабах приготовлений немецко-фашистских войск в Ливии. Недостаточно активно работала наземная и воздушная разведка. Агентурные сведения о переброске немецких войск в Ливию поступили к англичанам только через 15 дней после того, как в Триполи прибыли первые транспорты с войсками.

Уэйвелл не придал большого значения разведывательным данным о прибытии немецких войск в Ливню. Он сообщил военному кабинету, что ввиду огромного расстояния от Триполи до Бенгази крупное наступление противника маловероятно до конца лета. В течение марта командир 9-й австралийской пехотной дивизии неоднократно докладывал о частых появлениях перед фронтом подразделений немецких войск. Но Уэйвелл незадолго до итало-немецкого наступления, вновь оценив обстановку, все же остался при своем мнении93.

10 марта разведывательный отряд африканского корпуса Роммеля сообщил генеральному штабу немецкой сухопутной армии, что «англичане, по-видимому, до сих пор не знают ни сил, ни состава немецких войск, имеющихся в данное время в Ливии» 94. Это подтверждалось и английскими источниками. Так, 27 марта, за четыре дня до перехода итало-немецких войск в наступление, Уэйвелл доносил в Лондон: «Нет никаких сведений о том, что у Эль-Агейлы находятся многочисленные немецкие войска. Вероятно, это в основном итальянские войска, подкреплённые небольшими частями немцев» 95. На совещании в Каире 27—29 марта командующий армией «Нил» генерал Ним вообще «утверждал, что в Триполитании нет никаких немецких войск, за исключением нескольких технических экспертов» 96. Из этого Уэйвелл делал вывод, что вряд ли противник попытается вернуть Бенгази. Однако действительность не оправдала этих надежд английского командования.

Гальдер 25 марта 1941 г. подтвердил, что подготовка к наступлению должна закончиться к середине мая. Вместе с тем он торопит с переходом в наступление. «Необходимо, — говорится в директиве генерального штаба от 25.3 1941 г., — форсировать начало наступления как можно скорее...»97 Германское верховное командование заканчивало последние приготовления к нападению на Советский Союз и считало нежелательным отвлекать свое внимание к второстепенному театру военных действий в тот момент, когда будет решаться основная задача всей второй мировой войны.

24 марта Роммель прибыл в населенный пункт Сирт. В тот же день немецкие танковые части произвели разведку боем под Эль-Агейлой, которая установила, чт.о англичане имеют в этом районе две бронебригады (2-ю и 3-ю) 2-й бронедивизии, разбросанные на широком фронте отдельными отрядами и разобщенные друг от друга, а в районе Бенгази находятся основные силы 9-й австралийской дивизии. Естественно, после отправки в Грецию «четырех дивизий и пяти эскадрилий численность английских вооруженных сил в Киренаике значительно уменьшилась»98. Несмотря на это, в штабе Нима царили беспечность и благодушие. 30 марта Ним отдал приказ по войскам, в котором указывалось, что «нет никаких оснований считать, что противник намеревается предпринять крупное наступление сейчас или в ближайшем будущем» 99.

Итало-немецкое командование воспользовалось столь благоприятным случаем и 31 марта нанесло по англичанам удар силами 5-й легкопехотной дивизии (около 150 танков).

С воздуха сухопутные итало-немецкие войска прикрывались самолетами из состава 10-го авиакорпуса. Завоевав господство в воздухе, немецкая авиация обеспечила успешное наступление наземных войск.

Англичане не вели непрерывной боевой разведки, а потому удар немецко-фашистских войск оказался внезапным. Английская 2-я бронебригада была захвачена врасплох и разбита наголову. Со 2 апреля английские войска «отходили в беспорядке» 100. Только через 80 км у Аджедабии передовые части немцев вновь натолкнулись на сопротивление противника.

В Аджедабии итало-немецкие войска разделились на две группы: одна неожиданно напала на Бенгази, другая, действуя в северо-восточном направлении, внезапно атаковала 8 апреля форт Эль-Мекили, в котором находились штаб английской бронедивизии и 3-я бронебригада. К Эль-Мекили немецкая моторизованная колонна приблизилась через пустыню, обходя стороной полевую дорогу, и атаковала форт с тыла. 3-я бронебригада была «большей частью уничтожена»101. Начальник английского гарнизона в Эль-Мекили генерал Гамбье-Перри был захвачен в плен в своей палатке во время отдыха. Кроме него в плен попали 5 генералов и 2 тыс. солдат и офицеров.

В ночь на 4 апреля немецко-фашистские войска без боя заняли Бенгази. Во время отступления из Бенгази в ночь на 7 апреля попали в плен ближайший помощник Уэйвелла корпусный командир генерал О’Коннор и генерал Ним.

11 апреля Тобрук был окружен. Гарнизон Тобрука насчитывал около 35 тыс. человек. Ему была поставлена задача — при поддержке военно-морского флота удержать город и сковать тем самым инициативу итало-немецкого командования.

Попытки итало-немецких войск овладеть Тобруком с ходу успеха не имели. В последующем итало-немецкие войска не делали серьезных попыток овладеть городом. Они лишь выставили против укреплений Тобрука заслон и затем перешли к Бардии и Саллуму. Основные усилия итало-немецких войск направляются в сторону Египта. К 15 апреля они вышли на границу с Египтом и приостановили дальнейшее продвижение.

Итало-немецкие коммуникации растянулись на многие сотни километров, снабжение войск производилось с большими перебоями в связи с тем, что в плане операции первоначально не предусматривалось продвижение на столь большую глубину (около 900 км). Транспорты с продовольствием и водой не поспевали за наступавшими частями. Однако основной причиной остановки итало-немецких войск в середине апреля 1941 г. было то, что германское верховное командование до окончания «молниеносной» войны против Советского Союза не собиралось предпринимать крупного наступления в Северной Африке. В планах Гитлера Северная Африка имела второстепенное значение. Он ясно указывал германскому верховному командованию, что «поддержка итальянцев в Северной Африке является лишь отвлекающим маневром»102. План «Барбаросса» подчинял себе все прочие планы.

Гитлер считал, что «действительно решающее действие по отношению к Великобритании может быть достигнуто лишь наступлением на английскую метрополию»103. Но достижение этой и других целей он отложил до окончания «молниеносной» войны против Советского Союза.

В мае 1941 г. немецкое командование «приняло решение перебазировать свою авиацию со Средиземноморского театра военных действий»104. Решение касалось 10-го авиационного корпуса и было связано с подготовкой Германии к нападению на Советский Союз. В том же месяце «10-й авиационный корпус начал перебазироваться из Сицилии на Балканы, а оттуда на восток, чтобы принять участие в очередной крупной авантюре Гитлера»105.

Для оказания военной помощи немецким войскам, находившимся в Ливии, было привлечено правительство Виши.

24 мая 1941 г. Варлимонт и Хюнтцигер подписали соглашение, в котором говорилось, что правительство Виши обязано «наряду с уже предназначенными для африканского корпуса в Ливии 1740 автомашинами предоставить еще 400 автомашин из Франции, перевезти на французских судах в Северную Африку и отправить их на ливийскую границу... разрешить использовать для снабжения германских войск военный порт Бизерту с ограниченным сопровождающим персоналом, одетым в штатское платье... предоставить французский тоннаж для обеспечения германского снабжения в Бизерту и конвоировать эти суда.

Разрешить использовать германским военным транспортам дороги из Бизерты в Габес.

Предоставить в распоряжение германского африканского корпуса в Ливии тяжелые орудия и боеприпасы к ним из наличия застрявших в Северной Африке»106.

В ходе этих же переговоров по инициативе Виши обсуждался вопрос о вступлении Франции в войну против Англии. Однако гитлеровцы в тот период не были заинтересованы в этом. Представитель министерства иностранных дел Германии при командующем германскими оккупационными силами во Франции Абец дал понять правительству Виши, что «сроки непосредственных военных действий Франции против Англии или Америки в настоящий момент не следует форсировать»107 Первоочередной целью Гитлера весной 1941 г. являлось нападение на СССР. Поэтому нападение на другие объекты временно откладывалось.

21 июня 1941 г. Гитлер писал Муссолини: «О наступлении на Египет до осени вообще не может быть речи»108. Перед итало-немецким командованием в Северной Африке стояла задача захватить западную часть Киренаики и тем самым подготовить условия для наступления большого масштаба осенью 1941 г.

Гитлер и генеральный штаб сухопутных войск исходили из того, что германские сухопутные войска и военно-воздушные силы «должны уже в августе начать свое возвращение с Востока»109. На осень 1941 г., после похода «Барбаросса», Гитлер планировал очищение Средиземного моря путем захвата Гибралтара, островов Мальта, Кипр и Суэцкого канала. В директиве от 3 апреля 1941 г., адресованной командованию немецкого африканского корпуса, шла речь о «широком наступлении в Северной Африке восемью немецкими дивизиями осенью 1941 г.» 110. Эти дивизии должны были быть подвижными и с тропическим оснащением.

19 июня 1941 г. германское верховное главнокомандование издает директиву № 32 под названием «Подготовка к периоду после осуществления плана «Барбаросса». В ней содержались следующие стратегические задачи на конец осени 1941 г. и зиму 1941/42 г.: «В Северной Африке задача состоит в том, чтобы захватить Тобрук и тем самым обеспечить возможность продолжения наступления германо-итальянских войск на Суэцкий канал. Это наступление надлежит подготовить примерно к ноябрю... в его распоряжение (то есть немецкого африканского корпуса. — В. С.) поступят достаточные резервы...»111. И далее: «Подготовка операции «Феликс» (план захвата Гибралтара.— В. С.), которая была уже в свое время запланирована, должна быть возобновлена в полном масштабе, когда боевые действия на Востоке будут близки к завершению» 112.

В памятной записке ОКВ от 28 августа 1941 г. с особой силой подчеркивалось, что «только после исключения России как фактора силы следует в больших масштабах развернуть сражение в Атлантике и в бассейне Средиземного моря против Англии» 113.

Следовательно, германское верховное командование предприняло военные действия в Северной Африке в марте — апреле 1941 г. с ограниченной целью. Эти действия должны были лишь поддержать слабого союзника на Средиземном море и подготовить условия для широкого наступления на Египет осенью 1941 г.

Неожиданный успех — быстрое продвижение итало-немецких войск к египетской границе — вышел за рамки первоначального плана.

Примечания:

1 См. У. Кавальеро. Записки о войне. стр. 45.

2 См. Е. Rintelen. Mussolini als Bundesgenosse, S. 116.

3 См. У. Кавальеро. Записки о войне. стр. 47-48.

4 См. Е. Rintelen. -Mussolini als Bundesgenosse, S. 124.

5 См. У. Кавальеро. Записки о войне. стр. 54.

6 Там же, стр. 59.

7 Там же, стр. 60.

8 A. Buchner. Der deutsche Griechenland-Feldzug. Heidelberg, 1957, S. 11—12.

9 И. Марянович. Освободительная война и народная революция в Югославии. Перев. с серб. М., Изд-во иностр. лит., 1956, стр. 17.

10 И. Марянович. Освободительная война и народная революция в Югославии. стр. 18.

11 F. Мilsсhе. Unconditional Surrender, p. 241.

12 В. Liddel Hart. Defence of the West, p. 16.

13 В. Liddel Hart. The Other Side of the Hill, p. 176.

14 B. Liddel Hart. Defence of the West, p. 16.

15 См. Дж. Батлер. Большая стратегия. Сентябрь 1939 — июнь 1941, стр. 423.

16 Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 199

17 Там же, стр. 196.

18 W. Churchill. The Second World War. Vol. II, p. 472.

19 B. Liddel Hart. Defence of the West, p. 18.

20 W. Churchill. The Second World War. Vol. II, p. 484.

21 В. Liddel Hart. The Other Side of the Hill, p. 178

22 M. SсhuIman. Defeat in the West, p. 61.

23 Мюллер-Гиллебранд. Сухопутная армия Германии 1933— 1945 гг., т. I, стр. 162.

24 A. Buchner. Der deutsche Griechenland-Feldzug, S. 12.

25 См. Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 195—196.

26 См. там же, стр. 195.

27 См. там же, стр. 196.

28 В составе военно-морского флота Югославии имелись 1 легкий крейсер, 4 эсминца, 6 миноносцев, 3 подводные лодки и 8 торпедных катеров

29 См. Мировая война 1939—1945 гг. Сборник статей, стр. 124.

30 Архив МО СССР, ф. 6598, од. 725169, д. 370, л. 8а.

31 Архив МО СССР, ф. 6598, о.п. 725169, д. 370, л. 9.

32 Там же.

33 A. Buchner. Der deutsche Griechenland-Feldzug, S. 129.

34 Там же, стр. 149.

35 Дж. Батлер. Большая стратегия. Сентябрь 1939 — июнь 1941, стр. 422—423.

36 К. Типпельскирх. История второй мировой войны, стр. 148.

37 См. Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 197.

38 Архив МО СССР, ф. 6598, о.п. 725169, д. 370, лл. 10—11.

39 Taм же, Л. 11.

40 В конце марта 1941 г. 9-я и 11-я итальянские армии в албании были доведены до 20 пехотных, 4 альпийских и 2 танковых дивизий, 6 отдельных механизированных полков и 13 отдельных батальонов

41 К. Типпельскирх. История второй мировой войны, стр. 148.

42 Дж. Батлер. Большая стратегия. Сентябрь 1939 —июнь 1941, стр, 422.

43 Д. Ричардс, X, Сондерс. Военно-воздушные силы Велико

44 См. A. Buchner. Der deutsche Griechenland-Feldzug, S. 148

45 Дж. Фуллер. Вторая мировая война 1939—1945 гг., стр. 144.

46 См. Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 196.

47 Дж. Фуллер. Вторая мировая война 1939—1945 гг., стр. 144.

48 См. A. Buchner. Der deutsche Griechenland-Feldzug, S. 180.

49 См. Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 208—209.

50 См. А. Гове. Внимание, парашютисты!, стр. 143—144.

51 См. Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 212.

52 В. Llddel Hart. Defence of the West, p. 17.

53 См. Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 212.

54 М. Sсhulman. Defeat in the West, p. 59.

55 См. Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 212.

56 Крит находится всего в 400 км от Ливии и Западного Египта.

57 В. Liddel Hart. The Other Side of the Hill, p. 169

58 A. Seversky. Air Power: Key to Survival, 1950. p. 291.

59 R. Iars. Les campagnes d’Afrique. Libye-Egypte-Tunisie 1940— 1943. Paris, 1957, p. 107.

60 Там же.

61 См. Мировая война 1939—1945 гг. Собрание статей, стр. 482.

62 Архив МО СССР, ф. 6598, о.п. 725169, д. 79, л. 74.

63 Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 192.

62 Архив МО СССР, ф. 6598, о.п. 725169, д. 79, л. 85-86.

63 Там же, л. 88.

64 Там же.

65 Там же, л. 46.

66 Там же, л. 49.

67 Там же, л. 96.

68 Там же, л. 91.

69 Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 194.

70 См. Мировая война 1939—1945 гг. Собрание статей, стр. 485.

71 Архив МО СССР, ф. 6598, о.п. 725169, д. 79, л. 101.

72 Архив МО СССР, ф. 6598, о.п. 725169, д. 79, л. 89.

73 Там же.

74 Там же.

75 Там же, л. 91.

76 Там же, л. 51.

77 Там же.

78 Архив МО СССР, ф. 6598, о.п. 725169, д. 79, л. 51.

79 Там же, л. 53.

80 Там же, л. 49.

81 Там же, л. 50.

82 Там же, л. 48.

83 Ф. Гальдер. Военный дневник, т. 2, стр. 220.

84 Архив МО СССР, ф. 6598, оп. 725169, д. 79, л. 45.

85 Там же, л. 79.

86 Там же, л. 74.

87 Архив МО СССР, ф. 6598, оп. 725169, д. 79, л. 83.

88 Там же, л. 73.

89 Там же, л. 49.

90 Там же.

91 Там же, л. 80.

92 Архив МО СССР, ф. 6598, оп. 725169, д. 79, л. 88.

93 См. Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 192.

94 Архив МО СССР, ф. 6598, оп. 725110, д. 79, л. 61.

95 W. Сhиrсhill. The Second World War. Vol.Ill, p. 179.

96 Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 194.

97 Архив МО СССР, ф. 6598, оп. 725110, д. 79, л. 45.

98 Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 191.

99 Там же, стр. 194.

100 Там же.

101 Там же, стр. 194—195.

102 К. Кlее. Das Unternehmen „Seelowe", S. 193.

103 Там же.

104 Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 202.

105 Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 202.

106 Документы. «Международная жизнь», 1959, № 8, стр. 150.

107 Там же.

108 «Совершенно секретно! Только для командования!» Документы и материалы, стр. 188.

109 A. Hillgruber. Hitlers Strategie. S. 377—378.

110 Там же, S. 382.

111 «Совершенно секретно! Только для командования!» Документы и материалы, стр. 200.

112 Там же, стр. 202.

113 ,,Militarwessen“, Marz, 1963, S. 421.