10. ПЕРЕХОД ПРАВЯЩИХ КРУГОВ США И АНГЛИИ К ПОЛИТИКЕ «ХОЛОДНОЙ ВОИНЫ»

Несмотря на то что период войны все более отдаляется от нас, количество фактов, доказывающих, что фундамент нынешней политики США и Англии закладывался еще в ходе войны, и в особенности на ее завершающем этапе, все более возрастает.

На завершающем этапе выявилась тенденция в политике правящих кругов США и Англии к установлению жесткого курса по отношению к СССР, к переходу по отношению к Советскому Союзу к политике «холодной войны» и с «позиции силы».

Война еще не закончилась, а правящие круги США и Англии приступили к разработке планов возрождения германского милитаризма. Английское правительство начало вплотную заниматься проблемой послевоенного устройства Европы с лета 1943 г.1. На Тегеранской конференции в ходе дискуссии 29 ноября 1943 г. в ряде случаев Черчилль стремился обеспечить для Германии мягкие условия мира.

27 июля 1944 г. начальник английского генерального штаба и председатель комитета начальников штабов Алан Брук выступил с заявлением о необходимости рассматривать Германию с совершенно другой точки зрения, как будущего военного союзника. В его заявлении содержалось предложение «лелеять Германию, постепенно усиливать ее и ввести в федерацию Западной Европы» 2.

В том же месяце Черчилль «счел нужным отдать Монтгомери приказ о том, чтобы немцы после сдачи в плен собрали бы все свое оружие и вооружение, с тем чтобы оно могло быть вновь возвращено немцам в случае необходимости» 3.

Против кого же Черчилль собирался использовать это оружие? Алан Брук не скрывает, что уже тогда он рассматривал Россию в качестве «главной угрозы» 4. Если отбросить словесную маскировку Алана Брука, то он выступает как заговорщик, как вероломный союзник.

Аналогичные планы разрабатывались и в США. В августе 1944 г., когда англо-американские войска широкой лавиной приближались к западным границам Германии, государственный департамент США разработал меморандум о будущем экономическом режиме Германии. Руководящая идея меморандума заключалась в том, что к Германии необходимо применить особое отношение. Уже тогда «за планами особого отношения к Германии было скрыто намерение включить Германию в мировую систему свободы и безопасности»5. Дымовая завеса из фальшивых фраз прикрывала намерение США превратить Германию в послушное орудие международного империализма.

Уолтер Липпман в 1944 г. писал о том, что после окончания второй мировой воины «западное сообщество будет включать Германию и, возможно, всю Европу до границ Советского Союза» 6.

Мэтлофф считает, что изменения в отношении западных союзников к СССР на второй конференции в Квебеке (сентябрь 1944 г.) «возвестили о начале раскола мира и объединении Запада вокруг США, а Востока — вокруг СССР» 7. В последний год войны в Европе у союзников особенно заметно проявлялось стремление свести военные действия к вопросу военной тактики или политических маневров. Политические соображения приводили, как правило, к ограниченным военным результатам, мало влиявшим на общий ход второй мировой войны.

Бывший советник правительства Дж. Кеннеди профессор экономической истории Уолт Ростоу критикует политику Рузвельта, которая предоставляла военным лишь «относительную свободу в принятии текущих военных решений...»8

Между политическими и военными руководителями США не было расхождений в способах достижения политических целей войны. Известный военный обозреватель Хэнсон Болдуин в предисловии к книге «Стратегические решения» пишет, что «война, если в ней есть какой-нибудь логический смысл, должна иметь политическую, а не просто военную цель» 9. На достижение политических целей и были направлены усилия военных руководителей США в ходе второй мировой войны.

Политический нажим руководителей США и Англии на сферу военной стратегии возрастал по мере того, как вооруженные силы союзников приближались к границам Германии. Планирующие органы военного министерства США с осени 1944 г. со своей стороны «оказались вынужденными все больше и больше углубляться в сферу политики и дипломатии...»10. Выводы, которые ими были сделаны, сводились к следующему: близость победы ослабляет общие узы в коалиционной войне; все более становится ясным, что противоречия вспыхнут с новой силой, как только общая опасность, которая сплотила вместе союзников, будет устранена; поэтому нужно принимать меры к тому, чтобы как можно больше выиграть в момент капитуляции Германии.

К аналогичным выводам в оценке обстановки пришли английские руководители. Локкарт пишет, что «межсоюзническое единство скреплялось лишь цементом общей опасности. Нетрудно было предвидеть, что по мере уменьшения опасности разногласия как в самой Англии, так и между союзниками должны были увеличиться» 11.

Правящие круги США и Англии были озабочены тем, как окончить войну в соответствии с политическими целями войны.

Незадолго до высадки в Нормандии Паттон пришел к выводу, что пора обнародовать затаенные планы своего класса. Оп заявил, что «несомненно нам (т. е. правящим кругам США. — В. С.) предначертано судьбой править всем миром» 12.

Разработка нового курса по отношению к СССР стала принимать конкретную форму вскоре после Тегеранской конференции.

В феврале 1944 г. посол в Москве А. Гарриман предложил, чтобы военная миссия Дина прекратила выполнение советских заявок на поставки по ленд-лизу. В конце марта Маршалл доложил Рузвельту мнение военных руководителей о необходимости заставить Советы продолжать наступление в связи со вторым фронтом. Речь шла о том, чтобы путем шантажа обеспечить операцию «Оверлорд». Маршалл напомнил, что ленд-лиз является американским козырем в отношениях с СССР. Он считал возможным этим наиболее эффективным средством заставить Ставку Верховного Главнокомандования предпринять крупное наступление, намеченное на лето 1944 г., несколько раньше, чем начнется операция «Оверлорд». Этим способом американские военные руководители пытались в еще большей степени заставить германское верховное командование ослабить группировку войск в Западной Европе.

В мае 1944 г. комитет начальников штабов представил Рузвельту конкретные предложения, направленные на использование ленд-лиза в политических целях. Эти предложения сводились к тому, чтобы американская помощь оказывалась исключительно только союзным войскам, участвующим в войне против Японии.

Летом 1944 г. правительство США отказалось подписать и официально оформить протокол о поставках Советскому Союзу по ленд-лизу на весь 1945 год.

Примерно в начале мая 1944 г. глава военной миссии в Москве Дин включился в составление проектов нажима на Советский Союз. Он предложил американскому комитету начальников штабов удовлетворить советскую заявку на тяжелые бомбардировщики только в том случае, если на советской территории американской стратегической авиации будут предоставлены базы для борьбы с Японией.

Американским военным руководителям пришлось довольствоваться челночными операциями против Германии, причем в весьма ограниченном масштабе. Им были предоставлены три базы на Украине — в Полтаве, Миргороде и Пирятине.

2 июня 1944 г. был произведен первый пробный полет. За лето было произведено 7 вылетов. Быстрое продвижение советских войск к Германии устранило военные причины для дальнейшего проведения челночных операций. Но американские военные руководители продолжали настаивать на сохранении этих баз. Ответственный представитель американских военно-воздушных сил предложил, чтобы Соединенные Штаты ввели некоторые ограничения на воздушные операции советской авиации в районе Средиземного моря, Балкан и тем самым заставили бы Советский Союз изменить свое отношение к челночным аэродромам. Однако авиационному командованию США пришлось отказаться от своих намерений. Челночные операции не вызывались военной необходимостью, так как большинство из объектов, по которым были нанесены удары при полетах по плану челночных операций, можно было бомбить, не используя челночные аэродромы.

В связи с вопросом о базах на советской территории под предлогом расширения воздушной войны против Германии в США развернулась кампания за создание глобальных военно-морских и военно-воздушных баз. Большую активность в 1944 г. проявил председатель военной комиссии американского сената Рейнолдс. Он добивался военной оккупации советского острова Врангеля, для того чтобы создать на этом острове одну из важнейших военных баз в мире. Предназначение военных баз, разбросанных по всему миру, главнокомандующий американскими ВВС Арнольд раскрыл в мае 1945 г.: «Для успешного использования стратегической авиации нам нужны базы по всему миру, расположенные так, чтобы мы могли с них атаковать любой объект, который нам прикажут атаковать»13.

На завершающем этапе войны в Европе активизировались попытки реакционных сил США и Англии осуществить сепаратный сговор с фашистскими державами за счет интересов свободолюбивых народов. Лихорадочные поиски в этом направлении предпринимали фашистские руководители.

Автор военных дневников верховного командования германских вооруженных сил П. Шрамм пишет, что «в середине 1944 г. военное положение на всех фронтах было настолько угрожающим, а временами даже столь катастрофическим, что войну следовало считать окончательно проигранной» 14. Это было настолько ясным, что 1 июля 1944 г., в разгар Нормандской операции союзников, Рундштедт на вопрос Кейтеля о том, что делать, ответил: «Заключайте мир, дураки».

Арденнское наступление преследовало цель заключить мир с западными державами. После провала немецко-фашистского наступления в Арденнах и Эльзасе гитлеровская верхушка продолжала искать пути заключения мира с западными державами.

В конце января 1945 г. Гиммлер поручил главному уполномоченному СС при группе немецких армий в Италии Карлу Вольфу установить контакт с Алленом Даллесом, возглавлявшим бюро стратегической службы США.

21 февраля Вольфу с помощью швейцарского профессора Хусмана удалось установить в Цюрихе контакт с А. Даллесом. Дальнейшие переговоры с Вольфом вели заместитель начальника главного штаба союзников в Италии Л. Лемнитцер (впоследствии верховный главнокомандующий вооруженными силами НАТО) и начальник разведывательного отдела Т. Эйри. Переговоры продолжались в городе Берн (Швейцария).

Советское правительство было поставлено в известность о переговорах 12 марта 1945 г. В тот же день посол США в Москве А. Гарриман получил ответ от Советского правительства, в котором выражалось согласие на ведение переговоров о капитуляции германских вооруженных сил в Северной Италии при условии, если в этих переговорах примут участие советские представители.

16 марта правительство США отказало советским представителям в праве на участие в переговорах. В связи с этим Советское правительство потребовало, чтобы уже начатые переговоры в Берне были прекращены. Советским представителям было отказано потому, что переговоры носили политический характер и не ограничивались вопросом о капитуляции немецко-фашистских войск в Северной Италии.

Ряд причин помешал американским руководителям продолжить переговоры в Берне. К ним следует отнести отсутствие доверия к правящей фашистской верхушке. Де Голль, например, в третьем томе своих мемуаров писал о Гиммлере, что «фигура эта была слишком одиозна»15. Неоднократные попытки поставить у власти прямых представителей германских монополий, имевших давние связи в первую очередь с правящими кругами США, заканчивались неудачей.

Одной из существенных причин, несомненно, являлось соглашение в Ялте о том, что Советский Союз вступит в войну с Японией не позже чем через три месяца после окончания войны в Европе. Поэтому в тот период правящие круги США не рисковали идти на прямое обострение отношений с Советским Союзом, так как очень желали, чтобы русские вступили в войну с Японией. Военная мощь японских милитаристов, несмотря на три с половиной года войны на Тихом океане, не была еще сломлена американскими вооруженными силами.

На Ялтинской конференции глав правительств трех союзных держав (4—11 февраля 1945 г.) рассматривался вопрос о том, что общая сумма репараций «должна составлять 20 млрд. (долларов.— В. С.) и что 50% этой суммы должны быть отданы Советскому Союзу»16. «Черчилль возразил...»17 Г. Гопкинс посоветовал Рузвельту: «Предоставьте англичанам не соглашаться...» 18. Так было удобнее замаскировать свое собственное отрицательное отношение к возмещению тех материальных потерь, которые были причинены Советскому Союзу в результате нападения фашистской Германии.

На конференции был решен вопрос о зонах оккупации. Как только стало известно, что Дрезден войдет в советскую зону, авиация союзников совершила ожесточенные налеты на этот город под предлогом «поддержки наступления русской армии» 19.

В ночь на 14 февраля английская бомбардировочная авиация совершила два налета. В первом налете приняли участие 244 самолета, во втором—529. Было сброшено 2659 тонн бомб20. 14 и 15 февраля американские бомбардировщики произвели повторные налеты. В результате бессмысленных и ненужных с военной точки зрения налетов «город был полностью разрушен» 21.

Это случилось «в тот самый момент, когда город был переполнен беженцами, главным образом женщинами и детьми... Бойня была ужасающей. Около 25 тыс. было убито и 30 тыс. ранено» 22.

В феврале 18 и в марте 1945 г. 300 американских самолетов сбросили на жилые дома Праги свыше 9 тыс. бомб23.

В апреле 1945 г. Г. Трумэн заявил, что он займет по отношению к СССР «твердую позицию»24. Первым шагом в этом направлении было распоряжение о прекращении с 12 мая поставок Советскому Союзу по ленд-лизу.

Большие надежды Трумэн возлагал на атомную бомбу, которая, как он рассчитывал, создаст возможность «продиктовать условия в конце войны»25. Гроувз, руководивший созданием атомной бомбы, заявил, что атомная бомба предназначалась «именно против Советского Союза» 26.

1 мая 1945 г. адмирал Дёниц, заменивший Гитлера после его самоубийства, направил союзникам меморандум, в котором говорилось, что война с США и Англией происходит по их собственной вине и она будет продолжаться только до тех пор, пока «они препятствуют мне вести борьбу против большевизма» 27. Это был открытый запуск пробного шара в лагерь союзников с предложением продолжать войну против Советского Союза силами немцев и при поддержке англосаксов. Прямого ответного отклика этот зондаж не имел по той же причине, которую констатировал де Голль. Но классовое чутье не обмануло Дёница.

4 мая 1945 г. А. Иден, находившийся в Сан-Франциско, получил от Черчилля телеграмму, в которой содержались инструкции договориться с американцами о спешном раскрытии карт в отношении русских.

Что конкретно имел в виду Черчилль? Это стало известно 13 лет спустя. В конце 1958 г. известный английский корреспондент Дж. Билэнкин опубликовал содержание своей беседы со специальным представителем Трумэна Джозефом Дэвисом, который 26 мая 1945 г. имел конфиденциальную беседу с Черчиллем. В ходе беседы Черчилль доказывал о необходимости как можно скорее начать войну против Советского Союза, так как, по его мнению, русские почти истекли кровью.

Правильность информации Джорджа Билэнкина подтверждается мемуарами самого Черчилля. Он еще в 1944 г. считал, что «надо немедленно создать новый фронт против нее (Советской России. — В. С.)»28. В мемуарах Монтгомери так же содержится сожаление, что не удалось начать войну против Советского Союза в 1945 г. Он не скрывает, что рассчитывал на военное столкновение с Красной Армией, а поэтому в течение первой половины 1945 г. принимал меры к тому, чтобы «как можно скорее выйти к Балтике и создать фланг, обращенный на восток» 29. Причины, помешавшие развязать войну против Советского Союза в 1945 г., заключались в том, пишет Монтгомери, что любое английское правительство, которое захотело бы воевать с русскими в 1945 г., встретилось бы с большими неприятностями внутри страны.

Неприятности для правящих кругов Англии были связаны с английским народом, который «было немыслимо убедить воевать с русскими в 1945 г.» 30. Английский народ был бы решительно против такой войны. Эта причина отрезвила Монтгомери и побудила настаивать перед Черчиллем на немедленном отводе в Германии войск западных союзников с восточной зоны в пределы их зон, определенные соглашением на Ялтинской конференции. В течение продолжительного времени Черчилль с этим не соглашался31.

Английское военное командование еще до безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии отражало переход к новому курсу правящих кругов Англии. Так, 5 мая штаб 21-й группы армий вместо безоговорочной капитуляции заключил соглашение с командующим немецкими войсками генерал-фельдмаршалом Бушем о сохранении системы германского командования в Шлезвиг-Гольштейне. 11 мая Бушу позволили даже выступить по радио. «Офицеры союзных войск фотографировались в дружеских позах с немецкими офицерами высоких рангов...» 32 Английское командование не только собирало немецкое оружие, но и способствовало уже ясно выявлявшейся политической линии правящих кругов западных держав, направленной к установлению послевоенного сотрудничества с германскими милитаристами.

Военные руководители США также занимались далеко не одними военными проблемами. Классовые цели в политике правящих кругов западных стран вовлекали с особенной силой военных руководителей в сферу политических проблем.

С окончанием войны видные представители американского военного командования не считали больше необходимым скрывать свои замыслы по отношению к Советскому Союзу.

В 1955 г. была опубликована книга Г. Сэммеса «Портрет Паттона», в которой приводятся выдержки из дневников бывшего командующего 3-й американской армией. 18 мая 1945 г. Паттон записал в дневнике, что «американская армия, так как она есть, может без особого труда разбить русских...»33. Воинственный генерал, не испытавший войны во всей ее силе, обосновывал свой прогноз тем, что «наша (т. е. американская.— В. С.) армия не тронута...»34. Кроме того, Паттон, как и Черчилль, уже в то время обратил внимание на возможность пойти войной на Советский Союз вместе с германскими империалистами, «используя помощь немецких войск» 35.

В высказываниях командующего американскими военно-воздушными силами Арнольда, относящихся к июлю 1945 г.36, прямо говорилось о том, что «наш следующий враг — Россия» и необходимо своевременно подготовиться к будущей войне с Советским Союзом.

По данным западногерманского востоковеда профессора Г. Мельцига, переехавшего на жительство в ГДР, «Эйзенхауэр уже в конце 1945 г. хотел построить в проливах Босфор и Дарданеллы операционные базы в качестве плацдарма для действий против Советского Союза» 37. С этой целью американский посол Лоуренс Штейнгардт вел в Турции секретные переговоры об аренде проливов сроком на 99 лет.

Английский историк Л. Брод в книге «Война, которую вел Черчилль» приводит факты, которые доказывают, что в период Потсдамской конференции Черчилль договаривался с США о проведении совместной антисоветской политики.

В конце 1945 г. правительства США и Англии отказались от послевоенного сотрудничества с Советским Союзом, «первыми показали бронированный кулак и первыми нарушили совместные решения»38.

5 января 1946 г. Трумэн объявил начало новой линии в политике США. Разъяснение Трумэна сводилось к тому, чтобы не идти ни на какие компромиссы с Советским Союзом, а проводить жесткий курс.

Послевоенную политику США, направленную к обострению международной обстановки, в октябре 1945 г. разработали 66 промышленников и банкиров. Агрессивный курс американского империализма получил название политики «холодной войны», с «позиции силы», «балансирования на грани войны».

5 марта 1946 г. Черчилль в своей речи в Фултоне (Канада), которую он произнес в присутствии Трумэна, со своей стороны объявил Советскому Союзу «холодную войну». Тем самым западные державы официально перешли к политике с «позиции силы» и «холодной войны», к которой они начали готовиться еще до окончания второй мировой войны.

Кредо американского империализма — «закон силы: мне нужно, я хочу, я беру»39.

Примечания:

1 F. Morgan. Overture to Overlord. 1950. p. 120

2 A. Bryant. Triumph in the West, London, 1949, p. 242.

3 A. Kesselring. Gedanken zum zweiten Weltkrieg, S. 155.

4 A. Bryant. Triumph in the West. 1943—1946, p. 242.

5 G. Moitmann. Amerikas Deutschlandspolitik im zweiten Weltkrieg. 1958. s. 122

6 W. Lippman. N.S. War Aims. New York, 1944, p. 192.

7 М. Мэтлофф. От Касабланки до «Оверлорда», стр. 572.

8 W. Rostow. The United States in the World Arena. New York, 1960, p. 45.

9 Command Decisions. P. XIII

10 М. Мэтлофф. От Касабланки до «Оверлорда», стр. 540.

11 R. Lockart. Comes the Reckoning, p. 185.

12 О. Брэдли. Записки солдата, стр. 255.

13 Н. Arnold. Global Mission, 1949. p. 586—587

14 Kriegstagebuch des Oberkommandos der Wehrmacht. Bd. IV, S. 28.

15 «Международная жизнь», 1961. № 4, ст. 110

16 W. Puleston. The Influence of Force in Foreign Relations, p. 183.

17 Там же, стр. 182.

18 Tам же, стр. 183.

19 Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 606.

20 Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 606.

21 Там же

22 R. Grenfell. Unconditional Hatred, p. 193.

23 «Правда» 18 февраля 1970 г.

24 W, Leahy. I was there, p. 409.

25 The Memoirs by Harry Truman. Vol. I, New York, 1955, p. 87.

26 P. Палм Датт. Проблемы современной истории, стр. 56.

27 Е. Engelberg. Zur politischen Rolle des deutschen Generalsta-bes. „Militarwesen", 1960, H. 9.

28 W. Churchill. The Second World War. Vol. VI, p. 400.

29 B. Montgomery. The Memoirs, p. 334.

30 Tам же, стр. 380.

31 «Известия», 8 января 1959 г.

32 Ф. Погью. Верховное командование, стр. 504—505.

33 H. Sammes. Picture of Patton. 1955. p. 276

34 Tам же, стр. 283.

35 Там же.

36 Н. Arnold. Global Mission, p. 586—587

37 „Wochenpost" (DDR) 24.IX 1960,

38 Э. Рузвельт. Его глазами. с. 250

39 J. Kiffer. Realities of World Power, New York, 1952, p. 15.