7. ПРЕСЛЕДОВАНИЕ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ ВОЙСК И ПЕРЕХОД СОЮЗНИКОВ К ПОЗИЦИОННОЙ ОБОРОНЕ НА ЗИМНИЙ ПЕРИОД 1944/45 г.

С 26 августа по 12 сентября американо-английское командование осуществляло преследование отходивших немецко-фашистских войск на основе стратегии «широкого фронта». Основная цель заключалась в захвате территории. Союзные войска наступали одновременно на ряде направлений, выталкивая немецко-фашистские войска с территории Бельгии и Северной Франции. Союзники стремились, наступая на широком фронте, оккупировать всю Францию и помешать тем самым дальнейшему развитию всенародного восстания, направленного против немецко-фашистских захватчиков. Цели правящих кругов США выразил Буллит, заявивший, что «в наших собственных интересах нам придется взять на себя задачу восстановления Франции, с тем чтобы спасти ее от большевизма»1. Опасение, что французский народ в ходе национально-освободительной борьбы установит подлинно народную власть, побуждало правящие круги США и Англии ускорять ход военных событий.

Эйзенхауэр настоял на развертывании преследования немецких войск на нескольких направлениях для одновременного выхода войск на реку Рейн на всем ее протяжении. Английское командование безуспешно пыталось навязать свой план нанесения единого концентрированного удара по Германии через Бельгию к Рейну с форсированием реки к северу от Рура. Англичане были в первую очередь заинтересованы в очищении Ла-Манша до Антверпена, чтобы затем продолжить захват всего северного побережья Германии.

Замысел Монтгомери был прост и ясен для американцев: все силы использовать в интересах правящих кругов Англии. Прикрывался этот замысел разговорами о стремлении скорее закончить войну с Германией. У Эйзенхауэра также не было недостатка в высказываниях о том, что он «хотел поскорее закончить войну...»2

Английские руководители согласились с Эйзенхауэром на компромиссной основе. Дальнейшее наступление на восток было поставлено в зависимость от двух факторов:

— захвата и нормального функционирования порта Антверпена;

— установления единого фронта от Швейцарии до Северного моря путем развертывания сил вдоль Рейна и установления контакта с 6-й группой армий, наступавшей из Южной Франции 3. На основе этого соглашения Эйзенхауэр 22 августа принял решение направить 21-ю английскую группу армий к северу от Арденн, а 12-ю американскую группу армий к югу от Арденн. Англичане нацеливались на Антверпен вдоль Па-де-Кале. Монтгомери удалось все же настоять на том, чтобы 1-я американская армия прикрывала его правый фланг. Эйзенхауэр согласился в интересах общего успеха.

К преследованию немецких войск союзники перешли с опозданием по крайней мере на неделю. На рубеже реки Сена, удобном для обороны, немцы не задержались. Первыми переправились на восточный берег «отборные эсэсовские части, спешившие на Восточный фронт...» 4.

В результате Белорусской операции советские войска подошли к границам Восточной Пруссии. В военных дневниках верховного командования германских вооруженных сил отмечается, что разгром группы армий «Центр» в Белоруссии означал, что «снова произошла катастрофа, по масштабу равная Сталинграду...» 5. С точки зрения уничтожения боевых сил Белорусская операция «была даже большей...» 6. 17 немецких дивизий и 3 бригады были полностью уничтожены, а 50 дивизий понесли потери от 60 до 70% своего состава7. В центре германского фронта образовалась гигантская брешь шириной 400 км. Требовалось ее заполнить в короткие сроки. Этим и объясняется поспешное оставление немецко-фашистскими войсками Франции и Бельгии. Гитлеру нужно было высвободить новые силы для переброски на Восточный фронт.

Первыми реку Сена севернее и южнее Парижа форсировали 21 августа войска 3-й армии. Войска 2-й английской армии приступили к форсированию Сены 25 августа. В полосе 30-го английского корпуса противник «оказал слабое сопротивление»8. На основной переправе 27 августа в полосе 12-го английского корпуса «противник не оказывал сопротивления» 9. Аналогичная картина наблюдалась и на всех участках форсирования американских войск.

С рубежа реки Сена и до западных границ Германии англо-американские войска продвигались, не имея даже боевого соприкосновения с противником. «Появление в воздухе немецких самолетов,— пишет Брэдли,— стало для нас редкостью» 10. Не опасаясь налетов авиации противника, союзные войска «на машинах совершали свои передвижения по хорошим дорогам в дневное время» 11.

Несмотря на исключительно благоприятную обстановку, союзное командование не предприняло даже попытки совершить какой-либо маневр с целью помешать отходу немецко-фашистских войск за линию Зигфрида.

Монтгомери уверяет, что стратегия «широкого фронта» осуществлялась только потому, что «исключала риск, с которым связаны глубокие операции на сравнительно узком фронте» 12. Однако риска не могло быть. Превосходство сил и средств было настолько большим на стороне англо-американского командования, что исключало его полностью.

В начале сентября силы союзных войск в Северной Франции состояли из 38 полнокровных дивизий (20 американских, 13 английских, 3 канадских, 1 французской и 1 польской) и 8 американо-французских дивизий на юге Франции. Из этого числа 11 дивизий были бронетанковые. К ним следует причислить 10 отдельных бронетанковых бригад и полков. Кроме того, в это время в Нормандию перебрасывалась из США новая — 9-я американская армия (здесь не учитывается). Первые четыре дивизии находились в пути 13. В Англии ожидали применения 4 воздушнодесантные дивизии.

Военно-воздушные силы союзников состояли из 4035 тяжелых бомбардировщиков, 1720 легких и 28 средних бомбардировщиков и торпедоносцев и 5000 истребителей. К этому надо добавить транспортную авиацию, насчитывавшую более 2000 транспортных самолетов.

Немецкие дивизии, отходившие в пределы Германии, были настолько обескровлены и деморализованы, что не поддаются никакому сравнению с дивизиями союзников.

Убедившись в том, что восточнее Сены немцы сами открыли путь через всю Францию до границ Германии, союзники занялись реорганизацией своего командования.

До 1 сентября Монтгомери сохранял полное руководство американскими армиями как главнокомандующий сухопутными войсками союзников. В этот день Эйзенхауэр взял в свои руки руководство операциями на фронте, что означало фактическое отстранение Монтгомери. Американские командующие категорически заявили, что они не будут выполнять его приказы как антиамериканские.

3 сентября английская гвардейская бронедивизия вступила в Брюссель. Советский журналист Д. Краминов лично наблюдал, как «знаменитый «прорыв» к столице Бельгии больше походил на веселый шумный карнавал, чем на войну и поход»14.

4 сентября английские войска вошли в Антверпен без всяких усилий, так как город «был освобожден... дружинниками внутренних сил» 15. Английские военные руководители ограничились этим успехом и устье Шельды к северу от Антверпена оставили в руках немцев. В результате союзники в течение долгого времени не смогли пользоваться портом. 12 сентября войска 3-й армии соединились с французской армией «Б» — в районе Шатильона, 7-й американской армией — в районе Труа. Соединение этих войск произошло после того, как войска 19-й и 1-й немецких армий без помех прошли через Бельфорский проход на территорию Германии. Проход для 1-й армии удерживала 19-я армия. Командующему этой армией «не приходилось при этом слишком беспокоиться о том, что ему будет перерезана дорога на север, так как армия Паттона лишь окаймляла его, не оказывая на него давления, поскольку планы Эйзенхауэра в самом зародыше не предусматривали наступления на юго-восток»16. В результате такой пассивности командующий 19-й армией Бласковиц «спас большую половину своих войск» 17.

13 сентября танки 3-й бронетанковой дивизии 7-го армейского корпуса 1-й американской армии перешли германскую границу на слабо обороняемом участке линии Зигфрида (в 16 км южнее Аахена). В тот же день 28-я пехотная дивизия 1-й армии перешла границу Люксембурга с Германией и углубилась на 5 км. 12-й и 20-й корпуса 3-й армии находились на плацдарме на восточном берегу реки Мозель. Дальнейшее продвижение было приостановлено. Брэдли объясняет это якобы наступившим кризисом со снабжением.

Руководители снабжения не подтверждают возникновения кризиса. Американские бронетанковые войска не испытывали, например, кризиса с горючим. Скорость прокладки бензинопроводов за американскими войсками, продвигавшимися по территории Франции, доходила временами до 100 км в сутки. В течение второй половины сентября артиллерия 3-й армии ежедневно расходовала до 700 тыс. снарядов.

У Паттона орудий было в 4 раза больше, чем у немцев, которые оборонялись в полосе его армии. 29 сентября на один из .фортов около города Мец 21 американский пикирующий бомбардировщик сбросил 21 бак с зажигательной смесью. Форт замолчал навсегда. Эти факты говорят об имевшихся реальных возможностях, для того чтобы продолжить наступление. При желании англо-американские союзники «смогли бы провести преследование «до последнего дыхания» и окончили бы войну на полгода раньше, так как немцы не располагали сколько-нибудь существенными соединениями на земле, не говоря уже об авиации. Кроме Того, велись очень напряженные бои в Восточной Пруссии и Венгрии и на переброску сил с Востока рассчитывать не приходилось»18. Однако англо-американское командование не проявило заинтересованности закончить войну хотя бы на полгода раньше.

Отход немецких войск из Франции происходил в настолько спокойной обстановке, что немецкие части и соединения «сумели отойти на точно предписанные им места, занять для последующей обороны все районы, которые для них были указаны немецким командованием» 19.

Англо-американские войска, несмотря на полную обеспеченность автотранспортом и отсутствие боевого соприкосновения с поспешно отходившим противником, совершали преследование в низких темпах — в среднем 16 км в сутки. 3-я армия, например, представлявшая собой ударную силу американских войск, продвигалась всего со скоростью 8 км в сутки.

Союзное командование при преследовании руководствовалось принципом «оказывать давление на противника по всей линии фронта, с тем чтобы распределить и рассредоточить более или менее равномерно силы и средства противника по всему фронту»20.

Союзники могли преодолеть линию Зигфрида уже в сентябре 1944 г. Если бы усилить 3-ю армию «всем, чем было возможно, то немцев можно было бы загнать далеко в глубь территории собственно Германии...» 21. Столь решительные действия не предусматривались военной стратегией союзного командования. Политическая установка на всемерное затягивание войны продолжала оставаться в силе.

К середине сентября американо-английские войска остановились у западных границ Германии и создали непрерывный фронт протяженностью 800 км от границ Голландии до Швейцарии.

Немецко-фашистские войска были лишь вытеснены в пределы Германии. Они сохранили свою боеспособность к дальнейшему сопротивлению. Маневренный период военных действий на Западе закончился, и союзные войска стали переходить к позиционной обороне и ведению боев местного значения.

Выход союзных войск к границам Германии совпал по времени с проведением второй конференции в Квебеке (12—16 сентября 1944 г.).

На этой конференции Рузвельт и Черчилль рассмотрели положение в районе Средиземного моря. Черчилль, в который раз, поставил вопрос о продвижении на северо-восток к Австрии, с тем, чтобы «попытаться достигнуть Вены раньше русских» 22. А. Брук дополнил Черчилля предложением направить все суда, которые были использованы для операции «Драгун» (высадка в Южной Франции), для захвата Истрии. Кинг поддержал. Американские руководители «также не были расположены спешить с переброской во Францию своих сухопутных войск» 23. Маршалл не скрывал на конференции от английского союзника, что «американский комитет начальников штабов не собирается сейчас выводить войска из Италии»24. Все участники конференции согласились, что Вены нужно достигнуть раньше русских.

Руководители США и Англии обсудили вопрос о разделе Германии на зоны. Этот вопрос был выдвинут ими еще на Каирской конференции. В то время американский комитет начальников штабов настаивал на том, чтобы северо-западная часть Германии была американской зоной, а южная часть — английской. Американцы добивались независимых коммуникаций. На второй конференции в Квебеке американским руководителям пришлось уступить в этом вопросе, чтобы иметь возможность остаться непреклонными в вопросах войны на Тихом океане. Соглашение предусматривало оккупацию английскими войсками Северо-Западной Германии, американскими — Юго-Западной Германии. Англичане согласились передать американцам один из северных германских портов для использования в качестве базы снабжения американских войск.

Военные руководители союзников, остановив свои войска у линии Зигфрида, занялись обсуждением дальнейших военных действий против Германии.

В сентябре на европейском театре США имели 2 053 тыс. человек, включая 34 дивизии (в том числе 8 бронетанковых и 3 воздушнодесантные) и 103 авиационные группы. На средиземноморском театре численность американских вооруженных сил составляла 712 тыс. человек, включая 6 дивизий (в том числе 1 бронетанковую) и 46 авиагрупп. Две бронетанковые дивизии находились на пути в Европу. В резерве, на территории США, штаб армии США имел в своем распоряжении 24 дивизии и 33 авиагруппы25. На 1 октября 1944 г. на территории Европы в распоряжении Эйзенхауэра было 56 американских и британских дивизий. Эти дивизии были полностью обучены и обеспечены всем необходимым.

На всем Западном фронте в это время противник имел 55,5 дивизии. Они были равноценны приблизительно 24 дивизиям полного состава.

Встал вопрос, как лучше использовать подавляющее превосходство союзников на европейском театре войны. В отношении стратегического объекта наступления споров между союзниками не было. 15 сентября Эйзенхауэр заявил, что хочет двигаться к Берлину наиболее прямым и быстрым путем объединенными американо-английскими силами. Монтгомери также стремился в Берлин. Захват Берлина рассматривался им как «наиболее весомый козырь в руках западных союзников»26. Английский историк Райан пишет, что Рузвельт еще в 1943 г. заявил: «Мы должны дойти до Берлина. США должны обладать Берлином» 27. Не менее желал этого Черчилль, считавший, что «с русскими нужно встретиться как можно дальше к Востоку»28.

Расхождения между Эйзенхауэром и Монтгомери возникли по вопросу о методе достижения цели. Предложение Эйзенхауэра сводилось к тому, чтобы развернуть крупные силы союзников по всему Западному фронту и продвигаться широким фронтом. Монтгомери настаивал наступать по северному пути силами 21-й английской группы армий, то есть узким фронтом к центру Германии. Этой группе армий англичане предлагали отдать все, что нужно, американцы должны довольствоваться тем что останется. Монтгомери рассчитывал, что именно ему удастся взять прямой курс на Берлин. Американцы не пожелали согласиться на неравное распределение ролей. Поэтому Брэдли предложил нанести два одинаковой силы удара: севернее и южнее Рура, а затем уже на Берлин.

Эйзенхауэр стал на точку зрения Брэдли. Монтгомери все же предпринял операцию с целью вырваться вперед, оставив американцев на месте. Эта операция, получившая условное название «Маркет Гарден», проводилась в Голландии силами 2-й английской армии с использованием двух американских воздушнодесантных дивизий с 17 по 26 сентября 1944 г.

Замысел английского командования состоял в том, чтобы силами авиадесантного корпуса (1-я английская, 82-я и 101-я американские воздушнодесантные дивизии и польская парашютная бригада) создать плацдарм в 12 км севернее города Арнем (на восточном берегу реки Нижний Рейн) и пробить к нему узкий коридор шириной 10 км и длиной 90 км. Затем 30-й армейский корпус 2-й английской армии (гвардейская бронедивизия и две пехотные дивизии) должен был пройти до Арнема, а далее обойти правый фланг линии Зигфрида и открыть ворота на территорию Германии. Считалось, что в районах Неймегена и Арнема обороняются лишь немногочисленные и второразрядные немецкие войска. Имея в составе корпуса 732 орудия и миномета и авиационную поддержку около 650 самолетов, английское командование не сомневалось в успехе.

17 сентября были выброшены воздушнодесантные дивизии. Одновременно тремя эшелонами (участок прорыва 1,5 км) перешел в наступление 30-й корпус. Дивизии корпуса продвигались по одной дороге, приподнятой на 1,8 м над уровнем окружающей местности. Бронированным клювом являлась гвардейская дивизия.

Как и ожидалось, «сопротивление противника сначала было слабое» 29. 30-й корпус продвинулся на 10 км. Однако соседние корпуса (28-й справа и 12-й слева) отстали: за 4 дня продвинулись на 4 км. У Арнема английские парашютисты сразу же оказались в тяжелом положении. В этом районе у немцев находились на отдыхе две танковые дивизии (9-я и 10-я), которые не были выявлены английской разведкой. 1-я воздушно-десантная дивизия оказалась в окружении. Из 358 планеров 38 были потеряны30. На второй день положение этой дивизии «стало отчаянным» 31.

30-й корпус, атакованный с открытых флангов, остановился и не смог своевременно пробиться к плацдарму. 18 сентября войска корпуса соединились с 101-й американской воздушно-десантной дивизией.

Утром 25 сентября положение английской дивизии «стало явно безнадежным» 32. К вечеру 43-й пехотной дивизии удалось пробиться к западному берегу реки Нижний Рейн. На плацдарм переправилась польская бригада и сменила остатки английской воздушнодесантной дивизии (2400 человек). Около 6400 человек из состава этой дивизии погибли или попали в плен33. «Поляки,— пишет очевидец событий,— назад не вернулись» 34.

Срыв операции не помешал Монтгомери заявить, что «Арнемская битва была на 90% выиграна»35. Эта оценка была основана на успехе местного значения. Американские воздушнодесантные дивизии удержали захваченные районы, что позволило английским войскам выйти на западный берег реки Нижний Рейн. Однако важнейшую часть плана выполнить не удалось. В Арнем английские войска вошли лишь в апреле 1945 г.

Монтгомери стал готовиться зимовать, не желая идти за Рейн ни при каких обстоятельствах. Понесенные потери показались Черчиллю настолько ужасными, что он даже составил специальный меморандум, в котором поставил задачу военному командованию «не просто выиграть войну, а выиграть ее дешево, заставив других расплачиваться»36.

В середине октября Монтгомери объяснил неудачи тем, что нигде не был настолько сильным, чтобы быстро достигнуть решающих результатов. Под этим предлогом он возобновил 30 ноября свои попытки добиться от Эйзенхауэра решения на переброску севернее Арденн 12-й американской группы армий для совместных действий с 21-й английской группой армий. Для того чтобы распоряжаться американскими войсками по своему усмотрению, он добивался, чтобы Брэдли был ему подчинен в оперативном отношении.

Черчилль даже обратился к Рузвельту с осуждением стратегии Эйзенхауэра, но без успеха.

Осенью 1944 г. американо-английское командование проводило частные операции с ограниченными целями, которые не привели к существенным результатам (в Северной Бельгии в октябре, на рурском направлении в районе Аахена в октябре — ноябре и в Сааре в ноябре 1944 г.).

20 октября англо-американским войскам удалось захватить Аахен и незначительно вклиниться в этом районе на территорию Германии на участке шириной 25 км и на глубину до 15 км.

К концу ноября военные действия на Западном фронте от устья реки Маас до швейцарской границы прекратились. Немецко-фашистские армии (1, 7, 15 и 19-я), сохранив основные силы и средства, находились за линией Зигфрида. Немецкие укрепления на западных границах Германии проходили по линии южнее Арнема, через Аахен, южнее Франкфурта-на-Майне и далее вдоль реки Рейн до границы Швейцарии. Общая протяженность линии Зигфрида составляла 600 км.

Прекращение союзниками дальнейшего продвижения к жизненно важным центрам Германии гитлеровцы расценили как нечто неожиданное, как вариант «чуда» на Марне французов в 1914 г. Они предположили, что на противника подействовала сила названия — линия Зигфрида.

После того как с линии Зигфрида в течение 1942—1943 гг. было снято артиллерийское вооружение, там действительно осталось одно только громкое название. Эйзенхауэр отмечает, что военные действия американо-английских войск поздней осенью 1944 г. приняли самые неприятные формы топтания пехотинцев на месте. Продвижение было медленным и измерялось обычно метрами, а не километрами. Однако он уходит от выяснения истинных причин этого явления, ссылаясь на сопротивление противника и недостаток снабжения. Американо-английское командование не использовало огромные неизрасходованные возможности своих вооруженных сил и благоприятную стратегическую обстановку на советско-германском фронте для нанесения решительного удара по фашистской Германии.

Не приходится сомневаться, что при достаточной настойчивости американо-английские войска имели полную возможность прорваться в любом месте, после чего совершенно беспрепятственно переправиться через Рейн и вклиниться в глубь Германии.

Монтгомери, решив спокойно перезимовать, предоставил своим войскам отдых. Солдат и офицеров большими группами отпускали в Париж, Брюссель, в Англию, а наиболее ловкие из канадцев «умудрялись добираться даже до Канады»37. Кругооборот совершался в следующем порядке: одна восьмая часть находилась в отпуске, две восьмых следовали в отпуск или обратно, а остальные находились в ожидании. Организация этого отдыха давала понять гитлеровцам, что им нечего опасаться наступления на Западе и что они могут спокойно делать свои дела на Востоке.

Таким образом, без всяких к тому оснований союзники решили прекратить на период зимы 1944/45 г. даже те ограниченные военные действия, которые они вели в осенние месяцы 1944 г.

Огромные силы и средства не были использованы для осуществления стратегических наступательных операций к центру Германии. Решительные намерения союзного командования не выходили за рамки стратегического планирования. Руководители США и Англии вместо реализации стратегических операций предпочли политику дальнейшего ожидания.

Примечания:

1 W. Leahy. I was there, p. 285.

2 Н. Butcher. My Three Years with Eisenhower, p. 799.

3 15 сентября французская армия «Б» и 1-я американская армия были объединены в 6-ю группу армий и перешли в подчинение Эйзенхауэру.

4 Д. Краминов. Правда о втором фронте. Записки военного корреспондента. Петрозаводск, 1960, стр. 132.

5 Kriegstagebuch des Oberkommandos der Wehrmacht. Bd. IV, Frankfurt am Main, 1961, S. 14.

6 Tам же.

7 См. История Великой Отечественной войны Советского Союза 19-41—1945 гг. Т. 4. стр. 198.

8 B. Montgomery. Normandy to the Baltic, p. 124.

9 Tам же.

10 О. Брэдли. Записки солдата, стр; 462.

11 W. Мillis. The Last Phase, p. 32.

12 B. Montgomery. Normandy to the Baltic, p. 120.

13 Прибыли на континент 5 сентября

14 Д. Краминов. Правда о втором фронте. Записки военного корреспондента. стр. 132.

15 Там же, стр. 133.

16I. de Lattre de Tassjgny. Histoire de la Premiere Armee Francaise, p. 139.

17 Ф. Погью. Верховное командование, стр. 246.

18 H. Speidel. Invasion, 1944. 1950. p. 147

19 W. Millis. The Last Phase, p. 59.

20 W. Millis. The Last Phase, p. 61.

21 Tам же.

22 W. Churchill. The Second World War. Vol. VI. London, 1955, p. 131.

23 Дж. Эрман. Большая стратегия. Август 1943 — сентябрь 1944, стр. 503.

24 Tам же.

25 На других театрах: тихоокеанском – 1102 тыс. человек, включая 21 дивизию и 35 авиагрупп; на бирмано-индийском – 149 тыс. человек и 20 авиагрупп

26 С. Ryan. The Last Battle, p. 164.

27 Tам же, стр. 145.

28 С. Ryan. The Last Battle, p. 165.

29 В. Montgomery. Normandy to the Baltic, p. 139.

30 См. J. Моrdа1. La Bataille de France 1944—1945, p. 307.

31 Ф. Погью. Верховное командование, стр. 306.

32 Там же, стр. 308.

33 См. там же.

34 Д. Краминов. Правда о втором фронте. Записки военного корреспондента, стр. 140.

35 В. Montgomery. Normandy to the Baltic, p. 149.

36 Д. Краминов. Правда о втором фронте. Записки военного корреспондента, стр. 144.

37 Д. Краминов. Правда о втором фронте. Записки военного корреспондента, стр. 145.