2. США И АНГЛИЯ ПЕРЕД ПЕРСПЕКТИВОЙ ОКОНЧАТЕЛЬНОГО РАЗГРОМА ГИТЛЕРОВСКОЙ ГЕРМАНИИ СИЛАМИ КРАСНОЙ АРМИИ И НАРОДНЫХ МАСС ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ БЕЗ ИХ УЧАСТИЯ

К началу 1944 г. фашистская Германия была еще сильным противником, способным оказывать яростное сопротивление. В ходе войны произошел перелом, но окончательную победу советский народ мог одержать лишь ценой дальнейшего напряжения всех сил на фронте и в тылу.

В это время на советско-германском фронте действовали 236 дивизии и 18 бригад противника, в том числе 38 дивизий и 12 бригад союзников Германии1. В общее количество дивизий входили 25 танковых и 8 моторизованных. Немецкие войска на советско-германском фронте составляли около 63% вооруженных сил Германии.

В количественном отношении силы и средства противника на Восточном фронте составляли 4 906 тыс. человек, в том числе 706 тыс. союзников Германии, 54 570 орудий и минометов, 5400 танков и штурмовых орудий (из них 3700 исправных) и 3073 самолета 2.

Советская Армия к началу 1944 г. превосходила противника (без учета стратегических резервов): по людям — в 1,3 раза, по танкам — 1,4, по артиллерии — 1,7, по самолетам — в 2,7 раза 3.

За два с половиной года воины советский народ и его Вооруженные Силы, возглавляемые Коммунистической партией, не только отразили небывалый по силе натиск врага, но и полностью ликвидировали преимущества немецко-фашистских войск в силах и средствах. К этому времени Вооруженные Силы Советского Союза превосходили немецко-фашистскую армию не только в количественном, но и качественном отношении. Историческая победа в битве на Волге и решающая победа в Курской битве убедительно показали высокий уровень военного искусства Советской Армии. В стране царил необычайный патриотический подъем. Все это дало возможность осуществить в 1944 г. наступательные операции большого масштаба, с крупными политическими и стратегическими целями.

Английский историк Макэлви старается убедить в том, что «русские все свои планы летнего наступления в 1944 г. строили с расчетом на обещание союзников осуществить вторжение через Ла-Манш в первой неделе июня и ослабить военные усилия Германии»4. Но напрасно искать в книге Макэлви хотя бы упоминания о наступательных операциях Советской Армии в первой половине 1944 г., которые подготовили условия для развертывания мощного наступления советских войск летом 1944 г. независимо от открытия второго фронта через Ла-Манш.

Советская Армия сразу же после побед, одержанных в 1943 г., перешла в наступление под Ленинградом и Новгородом, отбросив врага на 220—280 км. В конце декабря 1943 г. Советская Армия приступила к освобождению Правобережной Украины и Крыма.

В ходе зимней кампании 1944 г. советские войска охватили фланги группы армий «Центр» противника, которая находилась в Белоруссии и прикрывала важнейшие пути к границам Германии. На юге наши войска вышли к Карпатам и открыли себе дорогу на Люблин, Львов, в Румынию и в глубь Балканского полуострова. Глубина продвижения советских войск за время зимней кампании составила около 400 км. Военные действия развернулись на фронте протяженностью до 1400 км.

Значение побед Красной Армии признавали видные политические деятели союзников. Г. Гопкинс, например обращал внимание Маршалла на тот факт, что «русский фронт несомненно ослабляет Германию значительно больше, чем все театры военных действий, вместе взятые» 5.

Победы Советской Армии в первой половине 1944 г. поставили фашистскую Германию на грань полной изоляции. Буржуазно-помещичьи круги Румынии, Венгрии, Финляндии и Болгарин стали искать выхода из фашистской коалиции.

Военно-политическая обстановка в Европе к началу открытия второго фронта в Северной Франции определялась не только выдающимися победами Советской Армии, но и мощным подъемом освободительной борьбы народов европейских стран против фашистских оккупантов.

Победы Советской Армии укрепили уверенность порабощенных народов в окончательной победе над врагом и способствовали широкому развертыванию всенародной борьбы во Франции, Италии и других европейских странах.

Французские патриоты с первого дня нападения фашистской Германии на Советский Союз сказали себе: «Мы не одни; с таким союзником, как советский народ, мы можем завоевать свободу, мы можем победить»6. Организатором борьбы французского народа против оккупантов и предателей выступила Французская коммунистическая партия (ФКП).

В течение 1943 г. французские партизаны совершили 2 тыс. диверсий на железных дорогах, которые более надежно поражали цель, чем англо-американская авиация, совершившая 1600 налетов7.

В начале 1944 г. по инициативе ФКП отряды франтиреров и партизан, руководимые коммунистами, слились с другими во-, оружейными патриотическими группами в единую организацию— Французские внутренние вооруженные силы (ФФИ). Начальником национального штаба ФФИ был назначен коммунист генерал А. Маллере (Жуанвиль). Общее руководство осуществляла комиссия военных действий Национального совета Сопротивления. Два члена этой комиссии (из трех) также являлись коммунистами (П. Вийон и И. Крижель-Вальримон).

В первой половине 1944 г. благодаря ФКП национально-освободительная борьба французского народа охватила всю страну. Движение Сопротивления стало массовым и более организованным.

Особенно успешно действовали партизаны и франтиреры, насчитывавшие в своих рядах к лету 1944 г. в общей сложности 200 тыс. человек8. Многие районы страны были освобождены до прихода союзных войск. Для их подавления гитлеровцы были вынуждены привлекать регулярные войска. В департамент Эн, например, германское командование в марте 1944 г. перебросило около трех дивизии.

К 6 июня 1944 г. немецкое командование вынуждено было бросить на борьбу с французскими партизанами около восьми пехотных дивизий, что ослабляло силы фашистской Германии во Франции и облегчило высадку англо-американских войск в Нормандии.

В общей сложности немецко-фашистские силы, вовлеченные в борьбу с французским народом, достигали почти 500 тыс. человек (войска, полиция, жандармерия, местные формирования).

Своей героической борьбой французский народ ослабил немецко-фашистскую группировку войск в Западной Европе и тем самым содействовал успеху высадки войск союзников и их продвижению к границам Германии.

В Италии, так же как и во Франции, Коммунистической партии принадлежит главная роль в организации массового движения Сопротивления итальянского народа против немецких оккупантов и их фашистских союзников внутри страны. После оккупации Северной Италии немецко-фашистскими войсками в сентябре 1943 г. итальянские коммунисты первыми приступили к созданию вооруженных сил Сопротивления. Вначале были сформированы группы патриотического действия, затем партизанские бригады имени Гарибальди (октябрь — ноябрь 1943 г.). На их базе возникла партизанская армия вопреки приказу англо-американского командования разойтись по домам и ждать продвижения союзных войск на север Италии.

В январе 1944 г. по инициативе Итальянской коммунистической партии в Милане был образован Комитет национального освобождения (KНO) Северной Италии, сплотивший на борьбу с немецко-фашистскими оккупантами подавляющую часть населения страны. Произошло также объединение всех партизанских отрядов в единые патриотические вооруженные силы (Корпус добровольцев свободы).

Сплочение итальянских патриотов нарушило замыслы англо-американского командования в Италии, надеявшегося нарушить единство итальянского народа в освободительной борьбе.

В марте 1944 г. комитеты действия, созданные Компартией на промышленных предприятиях, организовали и провели в Турине и Милане грандиозную двухнедельную забастовку, которая приняла всеобщий характер на всей оккупированной территории страны и охватила 1 200 тыс. человек. Эта забастовка сыграла важную роль в подготовке национального восстания итальянского народа.

К весне 1944 г. движение Сопротивления охватило широкие слон трудящихся. Численность партизанских отрядов возросла с 20—30 тыс. человек в феврале — марте до 80 тыс. в мае — июне 1944 г. Партизаны контролировали большую часть провинций Ломбардия, Апуания и Марке.

9 июня 1944 г. было создано Главное командование Корпуса добровольцев свободы, руководящая роль в котором принадлежала представителям левого крыла КНО во главе с коммунистом Луиджи Лонго.

Движение Сопротивления усилилось также в Бельгии, Голландии и Дании. В Бельгии наибольшее влияние в народе, среди партий Фронта независимости и освобождения имела Коммунистическая партия. Вооруженные отряды бельгийских патриотов к началу 1944 г. насчитывали в своем составе свыше 150 тыс. человек. Самую активную вооруженную борьбу против оккупантов вела партизанская армия и патриотическая милиция. Так называемая «тайная армия» в составе 55 тыс. человек, выполняя директивы бельгийского эмигрантского правительства, до высадки англо-американских войск не принимала заметного участия в вооруженной борьбе против оккупантов.

В начале 1944 г. партизаны почти полностью контролировали территорию бельгийской провинции Арденны.

В Голландии и Дании также под руководством коммунистических партий велась активная вооруженная борьба против оккупантов и их сообщников.

Правящие круги США и Англии боялись расширения партизанской войны в странах Западной Европы. Поэтому они препятствовали вооружению тех партизанских отрядов, которые находились под влиянием коммунистов. Партизаны были вынуждены сами с боем доставать оружие и боеприпасы у врага.

Обстановка к лету 1944 г. в странах Западной Европы позволяла совместными усилиями Красной Армии и народных масс без помощи союзников завершить разгром фашистской Германии.

Алан Кларк пришел к выводу, что «русские могли самостоятельно выиграть войну... без чьей-либо помощи извне»9. «Становилось похоже, — пишет Тейлор, — что война кончится тем, что англичане и американцы будут контролировать Средиземное море, а Советская Россия — господствовать на континенте» 10.

На летне-осеннюю кампанию 1944 г. советское Верховное Главнокомандование наметило планы решительного наступления Советской Армии. Эти планы предусматривали восстановление государственных границ Советского Союза по всей линии от Черного до Баренцева моря и освобождение из фашистского рабства народов Западной Европы. Замысел Ставки заключался в последовательном развертывании крупных стратегических наступательных операций Советской Армии. Белорусская операция была среди них крупнейшей.

Если бы союзники продолжали затягивать с открытием второго фронта, то советские войска могли оказаться не только в Берлине, но и в Париже. Такое окончание войны в Европе не устраивало правящие круги США и Англии, и они стали торопиться с открытием второго фронта в Северной Франции, чтобы «ограничить сферу послевоенного влияния Советов...» 11 Открытие второго фронта в Северной Франции в 1944 г. было предпринято не из интересов скорейшего разгрома фашистской Германии, а в «собственных интересах Запада» 12. США и Англия торопились из боязни, что «если бы союзники оказались втянутыми в войну на Балканах, то русские могли бы дойти до Ла-Манша, овладев при этом стратегической промышленностью Рура» 13.

Английские историки подтверждают, что Черчилль 6 июня 1942 г. руководствовался политическими соображениями, стремясь опередить русских в выходе к Берлину и Праге и тем самым предупредить их проникновение в Центральную Европу 14.

12 февраля 1944 г. объединенный комитет начальников штабов издал директиву о высадке десанта в Нормандии (Северо-Западная Франция) 1 мая 1944 г. Но не успели высохнуть чернила на бумаге, как Черчилль и английские начальники штабов потребовали отсрочить начало операции «Оверлорд» до конца мая — начала июня, мотивируя это тем, что «на Восточном фронте к этому времени начнется русское наступление...» 15. Американские начальники согласились пересмотреть уже принятое решение и перенести дату начала операции «Оверлорд» на срок не позднее чем до 31 мая.

Союзники до конца хотели использовать в своих интересах то влияние, которое оказывал советско-германский фронт на ослабление немецких сил в Западной Европе. «Предполагалось, — пишет Монтгомери, — что в конце мая метеорологические условия будут более благоприятны для крупного наступления русских, которое способствовало бы проведению операции «Оверлорд»...»16. Окончательный срок высадки все же был установлен на 6 июня 1944 г.

С осени 1943 г. началась переброска американских дивизий в Англию. В среднем прибывало по две дивизии в месяц. Для перевозки войск были использованы огромные пассажирские лайнеры «Куин Мэри» и «Куин Элизабет».

На 1 января 1944 г. в Англии было уже 11 американских дивизий и 51 авиагруппа. 31 мая это количество возросло до 20 дивизий и 102 авиагрупп17. Общая численность американских войск в Англии к этому времени составила более 1,5 млн. человек 18.

Англо-американское командование (верховный главнокомандующий союзными экспедиционными силами на европейском театре военных действий американский генерал Д. Эйзенхауэр, его заместитель — английский главный маршал авиации А. Теддер) для проведения главной операции в Нормандии к 6 июня 1944 г. сосредоточило на британских островах четыре армии: 1-ю и 3-ю американские, 2-ю английскую и 1-ю канадскую. Эти армии имели в своем составе 37 полностью укомплектованных и оснащенных дивизий и 12 бригад (в том числе 4 воздушнодесантные дивизии, 12 дивизий и 8 бригад бронетанковых) и до 10 разведывательно-диверсионных отрядов (английские—«Коммандос», американские — «Рейнджере»)19. К началу десантной операции общая численность экспедиционных сил союзников составляла свыше 2 876 тыс. человек.

Военно-морские силы, предназначавшиеся для прикрытия с моря транспортных судов, высадки войск и их действий на берегу, насчитывали около 700 боевых кораблей, в том числе 6 линкоров, 22 крейсера и 93 эсминца. Свыше 6 тыс. транспортных и десантновысадочных судов обеспечивали переброску огромных людских масс и военной техники.

Действия сухопутных войск и военно-морского флота поддерживали 10 859 боевых самолетов, в том числе примерно поровну бомбардировщиков и истребителей. Для переброски воздушнодесантных войск предназначалось свыше 2300 транспортных самолетов и около 2600 планеров.

Этим силам немецко-фашистское командование могло противопоставить на 1 июня 1944 г. 60 немецких дивизий, в том числе 10 танковых. Количество боевых самолетов, находившихся на Западе (Франция, Бельгия и Голландия) в составе 3-го воздушного флота, колебалось от 350 (165 бомбардировщиков и 185 истребителей) 20 до 419 машин21.

В пехотных дивизиях насчитывалось в среднем по 9,5 тыс. человек, и они «состояли в основном из людей престарелого возраста» 22.

На совещании 31 августа 1944 г. Гитлер заявил, что на протяжении длительного периода «на Западе, как правило, оставались только учебные дивизии, а что касается танковых дивизий, то они сюда направлялись только для комплектования» 23. Пехотные дивизии «были очень скудно оснащены вооружением и автоматами»24. В танковых дивизиях имелось от 90 до 130 танков вместо 200 по штату. Во многих танковых частях «некомплект тяжелых танков достигал 50% »25.

Боеспособность немецких дивизий на Западе была ограничена еще и тем, что «более половины немецких дивизий на Западе являлись стационарными (т. е. они не имели своих средств передвижения-. — В. С.) или ограниченной боеспособности» 26. «У так называемых мобильных частей, — пишет Погью, — нередко почти ничего не имелось для мобильности, кроме повозок на копной тяге и велосипедов» 27. Почти вся артиллерия дивизий «находилась на конной тяге» 28. Следовательно, хотя немцы имели в Западной Европе большое количество дивизий, «но их фактическая боеспособность соответствовала только 27 полным пехотным дивизиям и 6 1/2 полным танковым дивизиям» 29.

Лучшие немецкие войска на Западе «служили резервом живой силы для Восточного фронта...»30.

Основной группировкой немецких войск на Западе являлась группа армий «Б» (командующий генерал-фельдмаршал Э. Роммель) в составе 7-й и 15-й армий и 88-го отдельного армейского корпуса. Она дислоцировалась на территории Голландии, Бельгии и Северной Франции. 36 дивизии этой группировки, в том числе 3 танковые, обороняли побережье протяженностью свыше 1300 км. Наиболее плотно прикрывалось побережье узкой части пролива Ла-Манш (ширина 30—40 км), то есть на кратчайшем направлении к жизненно важным центрам Германии. В Нормандии побережье Сенекой бухты (широкая часть Ла-Манша, шириной 154 км) обороняла незначительная часть группы армий «Б».

Англо-американское командование, учитывая, что основная группировка противника находилась в районе Па-де-Кале, место высадки выбрало на участке побережья Сенекой бухты протяженностью 70 км. На этом участке «оборона была весьма слабой»31. На 150-кнлометровом фронте побережья Сенекой бухты «оборонялись всего лишь три немецкие дивизии (716, 352, 709-я пехотные дивизии)» 32.

Побережье Бискайского залива и Средиземноморское побережье Франции протяженностью 900 км обороняли 12 дивизий (из них 3 танковые) немецкой группы армий «Г» (командующий генерал И. Бласковиц), входившие в состав 1-й и 19-й армий. В резерве главнокомандующего на Западе генерал-фельдмаршала Г. Рундштедта находилось 13 дивизий, из них 4 танковые и 1 моторизованная.

Для обороны побережья Франции немецкое командование имело «несколько эсминцев и миноносцев, 30 торпедных катеров и 36 подводных лодок, не считая сторожевых кораблей и флотилии тральщиков» 33. Этими силами немцы, конечно, были не в состоянии помешать высадке морского десанта.

Основные германские военно-морские силы к началу десантной операции в Нормандии находились на Балтийском и Северном морях, действуя на морских коммуникациях Советского Союза.

Американский историк Гриффитс в статье «Морские десантные операции в прошлом и будущем» из анализа соотношения сил сторон на 1 июня 1944 г. сделал правильный вывод, который заключался в том, что «противник к этому времени не имел большой силы и мощи — лучшие его дивизии были перемолоты в России, его авиация была бессильна, моральное состояние войск находилось на низком уровне» 34. К этому надо добавить, что оборонительные позиции немцев на побережье Сенекой бухты (так называемый Атлантический вал) не могли устоять перед готовящимся ударом большой силы. Район высадки «не имел сильнейшей обороны...» 35. План строительства инженерных сооружений в данном районе был выполнен лишь на 18 процентов.

В 2—3 км от берега немецкие войска создали оборонительную полосу из опорных пунктов, артиллерийских и пулеметных огневых точек, разбросанных на глубину до 2 км.

Опорные пункты были заняты «главным образом частями войск береговой обороны, не отличавшимися высокими боевыми качествами»36. Далее в глубине не было создано оборонительных полос, которые могли быть заняты войсками заблаговременно или в ходе обороны.

Бывший начальник германского генерального штаба сухопутных войск Гальдер следующим образом оценил полевую оборону немецких войск: «Никакие наземные войска не могли удержаться в сфере огневого воздействия корабельной артиллерии, так как они не располагали какими-либо средствами борьбы с этими кораблями. Мы не имели этих средств ни на земле, ни в воздухе, ни на воде» 37.

Долговременные сооружения имелись в районе Кале, Булонь (побережье пролива Па-де-Кале). Отдельные оборонительные сооружения, например в Дьеппе, даже демонстрировались иностранным военным миссиям и корреспондентам как якобы типичные для всего Атлантического побережья и Ла-Манша протяженностью 2100 км. В действительности же «германские береговые укрепления вдоль нормандского побережья не соответствовали широковещательным заявлениям нацистов в период, предшествовавший вторжению союзников в Европу» 38.

7 ноября 1943 г. Йодль, бывший в то время начальником штаба оперативного руководства ОКВ, прочитал руководящему составу фашистской партии доклад, в котором говорил, что «невозможно на всем 2600-километровом фронте по побережью (включая 500 км побережья Средиземного моря.— В. С.) повсюду создать глубоко эшелонированную систему укреплений...»39. Там имелось 2632 орудия калибра от 75 мм и выше, 2354 противотанковых орудия и 8500 долговременных оборонительных сооружении 40. Для этого пришлось снять артиллерийское вооружение с линии Зигфрида (на западных границах Германии). И тем не менее среднюю плотность полевой артиллерии не удалось поднять выше одного орудия на 1 км побережья.

На вопрос, можно ли было все же отразить вторжение, Гальдер после войны ответил: «Нет. Мы должны, наконец, решиться покончить с этими сказками»41.

Таким образом, общая обстановка для американо-английского командования в Западной Европе была исключительно благоприятной:

— советское Верховное Главнокомандование готовило крупное летнее наступление советских войск, которое неизбежно должно было отвлечь значительную часть немецких стратегических резервов на советско-германский фронт и тем самым облегчить англо-американским войскам высадку и военные действия в Северной Франции;

— немецко-фашистские вооруженные силы на Западе были рассредоточены на огромном пространстве Западной Европы и имели низкую боеспособность, так как лучшие по укомплектованности и боеспособности дивизии находились на Востоке и вели тяжелые оборонительные действия против Красной Армии;

— англо-американское командование обеспечило значительное превосходство в силах и средствах над противником на суше и подавляющее в воздухе и на море;

— народно-освободительное движение во Франции разрушало тыл армии фашистской Германии и отвлекало на себя значительное количество ее дивизий.

Примечания:

1 См. Великая Отечественная война Советского Союза 1941— 1945 гг. Краткая история, стр. 312.

2 См. там же.

3 См. там же.

4 W. МсЕlwее. The Battle of D-Day, p. 48.

5 P. Шервуд. Рузвельт и Гопкинс, т. 2, стр. 84.

6 Морис Торез. Сын народа. стр. 168.

7 См. там же, стр. 175.

8 См. 40 лет Французской коммунистической партии. М., Изд. ВПШ и АОН при ЦК КПСС, 1961, стр. 118.

9 A. Clark. Barbarossa. p. XIX.

10 A. Taylor. From Sarajevo to Potsdam. London, 1966, p. 183.

11 Н. Baldwin. Battles Lost and Won. p. 279.

12 T. Higgins. Hitler and Russian, p. 283.

13 Важнейшие решения. Сборник статей, стр. 231.

14 См. R. Рrеstоn, S. Wisе, Н. Wеrкеr. Men in Arms. A History of Warfare and its Interrelationship in Western Society. London, 1956, p. 318.

15 Ф. Погью. Верховное командование, стр. 118.

16 В. Моntgоmеrу. Normandy to the Baltic, p. 10.

17 См. М. Мэтлофф. От Касабланки до «Оверлорда», стр. 468.

18 См. там же.

19 В числе бронетанковых дивизий 6 американских, 3 английские, 1 французская, 1 канадская и 1 польская. Американская пехотная дивизия имела по штату на 1 марта 1943 г. 14 253 человека, а бронетанковая дивизия по штату на 15 сентября 1943 г. — 10 937 человек, 186 средних и 77 легких танков.
(The Organization of Ground Combat Troops. By R. Greenfield, R. Palmer, B. Wiley. Washington, 1947, p. 320—321.)

20 См. Мировая воина 1939—1945 гг. Сборник статей, стр. 431.

21 См. „Entscheidungsschlachten des zweiten Weltkrieges“, 1960, S. 436.

22 S. Westphal. Heer in Fesseln, S. 264.

23 Hitlers Lagebesprechnungen. Die Protokalenfragmente seiner mili-tarischen Konferenzen 1942—1945. Stuttgart, 1962, S. 615.

24 S. Westphal. Heer in Fesseln, S. 264.

25 Ф. Погью. Верховное командование, стр. 191.

26 G. Harrison. The Gross-Channel Attack. 1951. p. 175

27 Ф. Погью. Верховное командование, стр. 191.

28 В. Liddel Hart. The Other Side of the Hill, p. 241.

29 S. Westphal. Heer in Fesseln, S. 264.

30 Ф. Погью. Верховное командование, стр. 191.

31 Мировая война 1939—1945 гг. Сборник статей, стр. 65.

32 Там же, стр. 66.

33 Там же, стр. 375.

34 “United States Naval Institute Proceeding", August, 1950.

35 Ф. Погью. Верховное командование, стр. 191.

36 В. Моntgоmеrу. Normandy to the Baltic, p. 18.

37 F. Halder. Hitler als Feldherr. Miinchen, 1949, S. 58.

38 “Coast Artillery Journal", London, March — Aprill, 1945.

39 «Совершенно секретно. Только для командования!» Документы и материалы, стр. 542.

40 См. там же.

41 F. Halder. Hitler als Feldherr. S. 58.