ГЛАВА II

«СТРАННАЯ ВОЙНА» И ПАССИВНО-ОБОРОНИТЕЛЬНАЯ СТРАТЕГИЯ АНГЛИИ II ФРАНЦИИ В ОТНОШЕНИИ ГЕРМАНИИ

1. ЗАПАДНЫЕ ДЕРЖАВЫ ЖЕРТВУЮТ ПОЛЬШЕЙ ТАК ЖЕ УМЫШЛЕННО, КАК И ЧЕХОСЛОВАКИЕЙ

В Мюнхене Гитлер окончательно убедился, что ему открыли «зеленую улицу» для похода на Восток.

После оккупации Чехословакии события развивались очень быстро. 3 апреля 1939 г. оперативное управление вермахта получило указание от Гитлера начать приготовления к нападению на Польшу. 11 апреля Гитлер утвердил директиву о единой подготовке вооруженных сил к войне на 1939/40 год. Приложением к этой директиве явился план нападения на Польшу, получивший кодовое название «Белый план». В этом документе ставилась задача с Польшей «свести окончательные счеты, несмотря на действующий договор»1. Для того чтобы уничтожить польские вооруженные силы, говорилось в «Белом плане», необходимо подготовить неожиданное нападение. С этой целью предусматривалось дать приказ о проведении мобилизации «в возможно более поздний срок, в день, предшествующий нападению» 2.

28 апреля Гитлер объявил в рейхстаге о расторжении германо-польского соглашения о ненападении, подписанного обоими государствами в 1934 г. На совещании гитлеровских военных руководителей армии, флота и авиации 23 мая было принято решение напасть на Польшу прн первом же удобном случае. В конце мая 1939 г. началась подготовка генерального штаба к осуществлению «Белого плана». Верховное командование подчеркивало необходимость «начать военные действия нанесением неожиданных сильных ударов и добиться быстрых успехов» 3. Особое внимание обращалось на то, чтобы «обеспечить внезапное нападение авиации на Польшу...»4. Помимо уничтожения польской авиации германские военно-воздушные силы должны были «воспрепятствовать проведению польской мобилизации и сорвать планомерное стратегическое сосредоточение и развертывание польской армии»5. Гитлеровцы твердо решили до конца года напасть на Польшу.

В эти тревожные месяцы Чемберлен не скупился на обещания Польше. 31 марта 1939 г. он заявил в парламенте, что Англия в случае нападения Германии на Польшу немедленно предоставит польскому правительству всю помощь, какая только будет в его силах. Аналогичное заявление последовало и от французского правительства. Польский посол в Лондоне Рачинский в сообщении министру иностранных дел в Варшаве от 26 апреля 1939 г. обращал внимание Бека на ненадежность английских гарантий, так как английскую политику определяет «ожидание англичан, что агрессия Германии будет распространяться на Восток» 6. Это было действительно так. В мае 1939 г. английская военная миссия в Варшаве довела до сведения польского правительства, что в случае нападения Германии на Польшу английская авиация предпримет действия только против «определенных немецких военных объектов» 7.

25 августа 1939 г. правительство Чемберлена оформило ранее данные Польше гарантии (25 апреля 1939 г.) договором о взаимопомощи. С Францией Польша была связана военным союзом еще с 1921 г. Франция также гарантировала независимость и безопасность польского государства.

В первой половине мая 1939 г. происходили польско-французские военные переговоры, которые завершились 19 мая заключением конкретного военного соглашения. В секретном франко-польском военном протоколе говорилось, что в случае немецкой агрессии против Франции Польша немедленно выступит против Германии. В случае нападения Германии на Польшу «Франция перейдет (с пятнадцатого дня) в наступление основной частью своих вооруженных сил» 8. Гамелен оценил военную конвенцию следующим образом: «Мы остановились на такой формуле, которую всегда могли истолковать логически» 9. Это означало, что Франция всегда могла найти подходящий предлог, чтобы отказаться от взятых на себя обязательств. Так оно и случилось. Французские военные руководители «обманули поляков, заявив о твоей якобы твердой решимости начать военные действия»10. Аналогично поступили англичане, «которые давно решили не предпринимать никаких действий,— обещали полякам в договоре от 23 августа оказать им любую помощь...» 11.

В договоре от 25 апреля 1939 г. не говорилось о территориальной целостности Польши. Англия гарантировала лишь ее независимость и безопасность. Содержание англо-польского соглашения не исключало возможности повторения Мюнхена. Чемберлен, заключая договор с Польшей, преследовал цель оказать тем самым воздействие на Германию для заключения нового соглашения, аналогичного мюнхенскому.

В то же время оказывалось воздействие и на поляков. Ближайший советник Чемберлена Гораций Вильсон в беседе с американским послом в Лондоне Кеннеди прямо заявил, что поляков нужно заставить вести непосредственные переговоры с Германией по территориальным вопросам и что именно в этом направлении должен быть оказан нажим. Кеннеди телеграфировал о содержании своей беседы с Вильсоном государственному секретарю США Корделлу Хэллу.

Попытки устроить «польский Мюнхен» были предприняты не только со стороны «гарантов» Польши, но и со стороны Соединенных Штатов Америки.

24 августа Рузвельт направил Гитлеру личное послание, в котором предложил германо-польский спор урегулировать с помощью одного из трех методов: прямых переговоров, третейского разбирательства или мирного посредничества.

За два дня до этого на совещании руководителей вермахта было принято решение о нападении на Польшу 26 августа 1939 г. Гитлер лишь выразил опасение, что «в самый последний момент какая-нибудь свинья предложит мне свое посредничество» 12.

Польское правительство проявило готовность рассмотреть все претензии Германии путем переговоров и поручило вести эти переговоры своему послу в Берлине Липпскому. Но от прямых переговоров с Польшей гитлеровское правительство уклонилось. Тогда посредничество предложил шведский промышленник Далерус. Гитлер отменил приказ о начале военных действий против Польши, которые должны были развернуться в ночь на 26 августа, и направил Чемберлену следующие основные условия:

— между Германией и Англией заключается военный союз;

— Германия получает Данциг и польский коридор;

— Англия возвращает бывшие немецкие колонии.

Английское правительство выразило согласие по всем пунктам, за исключением возврата немецких колоний. В ответе английского правительства говорилось, что в будущем, после урегулирования всех других спорных вопросов, и колониальный вопрос разрешится для Германии положительно. Боннэ со своей стороны уговаривал Риббентропа: «Оставьте нам нашу колониальную империю, и тогда Украина будет ваша»13. Англия и Франция, уговаривая фашистскую Германию напасть на Советский Союз, толкали ее к нападению в первую очередь на Польшу, так как Польша находилась на пути Гитлера к границам СССР. «Тот, кто собирался нанести удар по Советскому Союзу, должен был сначала ударить по Польше»14.

Итак, Гитлер окончательно убедился, что Чемберлен пойдет на дальнейшие жертвы лишь бы добиться соглашения с Германией. У него «имелись основания полагать, что западные державы не станут препятствовать ему, когда он нападет на восток — то есть на Польшу»15.

Уверенность Гитлера в бездействии Англии и Франции нашла отражение в плане нападения на Польшу. В «Белом плане» выражалась надежда, что удастся «ограничить войну боевыми действиями с Польшей»16. Политическая обстановка во Франции и сдержанность Англии «позволят в ближайшее время добиться этого» 17.

Гитлер 31 августа, за день до начала войны, выразил уверенность, что Англия и Франция «не вступят активно в войну...»18. В гарантиях Польше «он видел лишь политическую угрозу...»19. Эта уверенность была основана на опыте демилитаризации Рейнской зоны, агрессии против Австрии и Чехословакии и нарушения всех договоров с западными державами.

1 сентября, когда фашистские орды уже топтали польскую землю, Муссолини предложил Гитлеру повторить мюнхенский опыт и созвать конференцию, подобную мюнхенской, с участием Польши. Но гитлеровцы уже решили начать войну за мировое господство, и Польша была только очередным объектом в этой войне. Война с Польшей рассматривалась как подготовка к решающей схватке с английскими и французскими конкурентами германского империализма.

На Нюрнбергском процессе выяснилось, что гитлеровский план завоевания мирового господства имел семь стадии. Первые пять предусматривали подготовку к нападению на Советский Союз путем предварительного завоевания всех европейских капиталистических стран на континенте Европы. Шестая стадия называлась планом «Барбаросса» и означала нападение на Советский Союз. Последняя стадия предусматривала завоевание Англии путем высадки войск на Британских островах и разгром США на море, в воздухе и на американском материке.

1 сентября 1939 г. немецко-фашистские войска вторглись в пределы Польши после «почти полностью завершенного стратегического развертывания сухопутных сил»20. Польское правительство всеобщую мобилизацию объявило слишком поздно — 31 августа. Опоздание объясняется вмешательством послов Англии и Франции, которые обещали предотвратить войну дипломатическим путем.

Для оправдания разбойничьего нападения на Польшу фашисты предприняли чудовищную провокацию. В качестве повода для агрессии они инсценировали нападение переодетых в польские мундиры уголовников на немецкую радиостанцию в Глейвице.

Правительства Англии и Франции вынуждены были объявить войну фашистской Германии. В 11 часов 3 сентября 1939 г. британский посол в Берлине передал гитлеровскому правительству об объявлении Англией войны Германии, в 17 часов аналогичную ноту вручил французский посол. Вслед за Англией и Францией войну фашистской Германии объявили британские доминионы: 3 сентября — Австралия и Новая Зеландия, 6 сентября — Южно-Африканский Союз и 10 сентября — Канада. США 5 сентября официально заявили о строгом нейтралитете, чтобы на первом этапе не принимать прямого участия в войне.

«В те дни, — говорил В. Гомулка на торжественном заседании в Варшаве, посвященном 20-летию ППР, — мы слышали и слышим до сих пор слова англичан и французов: «Мы объявили войну Германии в защиту Польши». Это полуправда. А полуправда это целый обман. Франция и Англия действительно объявили Германии войну, но не вели с ней войны из-за Польши. И никогда не будут вести» 21.

Объявлением воины Германии правительства Англии и Франции как бы предупреждали Гитлера о том, что поворот агрессин в сторону Запада встретит с их стороны решительный отпор и свободным остается только восточное направление. Гитлер и его ближайшее окружение эту цель правящих кругов Англии и Франции именно так и понимали. Поэтому, пишет Якобсен, они «пришли к мнению, что британское и французское объявление войны следует рассматривать лишь как формальное...»22.

К. Клее такого же мнения. Он считает, что Гитлер был уверен в том, что Англия и Франция объявили войну только для того, чтобы «формально выполнить договор от 25 августа 1939 г. Бездеятельная позиция, с которой эти два государства смотрели на разгром своего польского союзника, еще более укрепила в нем это мнение»23. Уверенность Гитлера за свой тыл на Западе позволила ему бросить основные силы против Польши.

Вторая мировая война началась как воина империалистическая. Главную ответственность за развязывание как первой, так и второй мировых войн несет империалистическая Германия. Но нельзя забывать, что эти войны подготовлены международной империалистической реакцией. Большая часть вины за нападение гитлеровской Германии на Польшу лежит на англо-французских империалистах, которые летом 1939 г. сорвали переговоры с Советским правительством о коллективных мерах против агрессивных действий немецкого фашизма.

Поощряли развязывание воины и правящие круги США. Американский историк Рассел Гренфэлл пишет, что правительство США дало понять Англии и Франции: если они вступят в войну, Соединенные Штаты тотчас же придут им на помощь. Американский посол в Лондоне Джозеф Кеннеди «неоднократно заявлял Чемберлену, что в случае неспровоцированной агрессии Америка бросится на помощь Англии и Франции»24. Однако этого не случилось. Правящие круги США, как и в первой мировой войне, решили не торопиться.

Нападение на Польшу означало, что гитлеровцы в соответствии с планом семи стадий предпочли ударить сначала по Англии и Франции, которых они оценивали как менее сильных по сравнению с СССР.

К отражению гитлеровского нападения правящие круги Польши оказались совершенно неподготовленными. Вся после-версальская политика польских реакционных правящих кругов была направлена на подготовку воины совместно с Германией против Советского Союза. Правящие круги Англии и Франции рассматривали буржуазно-помещичью Польшу «как оружие против большевиков»25.

Только в 1939 г., после расторжения гитлеровцами соглашения о ненападении, польские военные руководители разработали план защиты западных границ Польши на случай нападения фашистской Германии. Основу польского плана составляли оборонительные действия до тех пор, пока Франция и Англия не окажут Польше эффективной военной помощи. Польская стратегия исходила из предположения, что англофранцузские союзники сразу же перейдут в наступление на Западе. Это заставит высшее немецкое командование все свои основные силы перебросить для защиты западных границ Германии. В результате удастся стабилизировать фронт, а затем перейти и в контрнаступление.

Польское командование планировало построить на своей 1800-километровой западной границе оборонительную полосу в виде широкой дуги протяженностью до 1000 км. Однако к постройке сплошной, глубоко эшелонированной оборонительной полосы польское военное руководство даже не успело приступить. «Единственно реальный план, который санационное правительство и генеральный штаб польской армии разрабатывали на случай войны, был план бегства из страны. Уже в первые дни июля было принято решение, что в случае войны правительство покинет Варшаву и переедет поближе к румынской границе. Бегство из Варшавы началось сразу же после развязывания войны» 26.

До апреля 1939 г. польские военные руководители не собирались усиливать свои войска, находившиеся на польско-германской границе, за счет передислокации части сил, размещавшихся вдоль границы Польши с Советским Союзом. Лишь после того как создалась явная угроза нападения фашистской Германии, было принято решение о развертывании двух третей всех польских сил на западной границе Польши.

Польская армия на 1 сентября 1939 г. имела в своем составе 37 пехотных дивизий, 11 отдельных бригад кавалерии, 3 отдельные горные бригады, 2 отдельные механизированные бригады, 8 отдельных пехотных бригад, 13 отдельных пехотных полков, 7 отдельных пехотных батальонов, 500 танков и самоходных установок, 430 боевых самолетов27. Мобилизационная готовность составляла всего 66%, а план стратегического развертывания польских войск был выполнен только на 45 %.

Польские армии развернулись в виде заслона вдоль германо-польской границы в следующем порядке: оперативные группы — «Нарев» и «Вышкув», армии—«Модлин», «Поможем, «Познань», «Лодзь», «Краков», «Карпаты»28. Во втором эшелоне развертывалась армия «Прусы». Резерв главного командования состоял всего из трех резервных пехотных дивизий в районе Варшавы.

Польские военные руководители стремились равномерно прикрыть всю западную границу. Это лишило польское командование возможности создать сильную группировку для парирования главного удара противника. Развертывание главных польских сил в непосредственной близости от границы привело к тому, что польские армии попали под сокрушительные удары танков и авиации противника еще до того, как было определено направление главного удара немецко-фашистских армий.

Польское командование заблаговременно не отвело свои главные силы для занятия оборонительных позиций на мощных водных рубежах таких рек, как Нарев, Висла, Сан, что сократило бы фронт обороны до 600 км и при условии активной помощи англо-французских союзников могло бы спасти польскую армию от разгрома. Однако эти естественные оборонительные рубежи использованы не были, а помощи от союзников Польша не дождалась. Союзники не предприняли никаких попыток оказать помощь. Франко-английские войска упорно отсиживались за своей собственной границей.

Надежды же польского командования на быструю и эффективную помощь Англии и Франции лишь ускорили ее поражение. Это стало неизбежным следствием иллюзий, которые питали в Варшаве относительно действий союзников.

Для вторжения в Польшу главное командование германских сухопутных сил выделило 53 дивизии, в том числе 6 танковых и 5 моторизованных (2500 танков) при поддержке около 2 тыс. самолетов (1190 бомбардировщиков, в том числе 200 пикирующих, и около 800 истребителей)29. Немецко-фашистские дивизии были вооружены более современным и разнообразным оружием, чем польские дивизии. Впервые немецко-фашистское командование применило танковые корпуса для решения оперативно-стратегических задач.

В географическом и военном отношении гитлеровцы имели предпосылки для быстрой победы. Германские территории окружали значительную часть Польши с севера и запада. Кроме того, чрезмерная распыленность польских сил как нельзя лучше служила интересам немецкого верховного командования.

Этн благоприятные условия позволили германскому верховному командованию спланировать окружение польских армий, развернувшихся западнее Варшавы, двумя концентрическими ударами. Эти удары наносились со стороны Померании и Восточной Пруссии группой армий «Север» (3-я и 4-я армии) и со стороны Силезии группой армий «Юг» (8, 10 и 14-я армии). Группа армий «Север» (командующий Бок) поддерживалась 1-м воздушным флотом, а группа «Юг» (командующий Рундштедт) — 4-м воздушным флотом. Операции групп армий планировались на глубину 200—250 км.

Главный удар на участке группы армий «Север» наносился силами 3-й армии (командующий Кюхлер); на участке группы армий «Юг» — силами 10-й армии (командующий Рейхенау). Оба эти удара были направлены на Варшаву, чтобы по сходящимся направлениям окружить главные силы польских армий.

В центре стратегического развертывания, против познаньского выступа, занимали оборону резервные немецко-фашистские войска в составе восьми пехотных дивизий.

Таким образом, в отличие от польских сил, равномерно разбросанных на широком фронте, немецкие войска наступали фланговыми группировками, далеко отстоявшими друг от друга, «почти полностью отказавшись от действий в центре (дуга Одер — Варта)»30. В этих двух фланговых группировках на направлениях главных ударов и были сосредоточены основные силы немцев.

Группы армий развертывались в один эшелон с выделением незначительных резервов. Прорыв слабой польской обороны достигался сильным первоначальным ударом.

Командующие группами армий получили задачу провести тщательно замаскированное стратегическое развертывание войск, внезапно прорвать фронт противника крупными подвижными соединениями и не дать полякам возможности отойти за реки Нарев и Висла.

Внезапность обеспечивалась тем, что кадровые дивизии уже в мирное время почти достигали численности, предусмотренной для военного времени. Кроме того, кадровые дивизии якобы «для учебных целей», а также под предлогом участия в праздновании 25-летней годовщины сражения в Восточной Пруссии были переброшены в районы стратегического развертывания группы армий «Север». Легкие пехотные и моторизованные дивизии были стянуты в центральную часть Германии под предлогом «осенних маневров». В целях маскировки танковые корпуса именовались армейскими корпусами. Таким образом, в отличие от первой мировой войны 1914—1918 гг. развертывание проводилось без официального объявления мобилизации.

Польская авиация была в основном уничтожена в первый же день войны на своих аэродромах неожиданным нападением немецких бомбардировочных соединений. Крупные силы германской авиации совершили одновременный налет на 21 польский аэродром. По немецким данным, «уже 2 сентября можно было без преувеличения сказать, что немцы имели в воздухе безраздельное господство»31.

Массированные налеты немецко-фашистской авиации не позволили организованно провести мобилизацию польских вооруженных сил, а также сделали невозможными крупные переброски войск по железным дорогам страны. В дальнейшем ходе войны против Польши немецкие военно-воздушные силы использовались лишь для выполнения тактических задач над полем боя.

Танковые и моторизованные дивизии 10-й армии прорвали польский фронт, разрезали польскую армию «Лодзь» на две части и вышли на пути отхода польских войск к Варшаве. В результате внезапности нападения танковые дивизии переправились через реку Варта по уцелевшим мостам и 7 сентября были уже под Варшавой.

Отдельные польские оборонительные позиции, оборудованные в виде системы опорных пунктов и расположенные на большом удалении одна от другой, гитлеровцы не атаковывали, а просто обходили.

Войска 4-й немецкой армии (командующий Клюге), наступавшие из Восточной Померании, без особого труда прошли через польский коридор и к 4 сентября установили связь с войсками, находившимися в Восточной Пруссии.

Польские войска стали отходить на рубежи рек Нарев, Висла, Сан. В междуречье Вислы и Бзуры до 8 сентября не было больших боев, так как немецкие подвижные соединения совершали обходы с флангов.

Польское верховное командование проявило полную растерянность. Только спустя 8 дней после начала поенных действий армия «Познань» нанесла из района Кутно короткий контрудар по обнаженному северному флангу 8-й немецкой армии (командующий Бласковиц), продвигавшейся через Лодзь. В результате этого контрудара войска, действовавшие на левом фланге немецкой группы армий «Юг», понесли тяжелые потерн. По этот контрудар был предпринят малыми силами, что не позволило достигнуть решительных результатов. Немецко-фашистское командование успело повернуть два корпуса 8-й армии фронтом на север для отражения этого удара. Кроме того, значительные силы левого фланга 10-й армии, наступавшие на Варшаву, также были повернуты в сторону реки Бзура. Части 4-й немецкой армии, которые наступали вдоль Вислы на юго-восток, повернули на юг и замкнули фронт окружения польской армии «Познань» с севера.

Войска правого фланга группы армий «Юг» продолжали безостановочно продвигаться по направлению ко Львову (14-я армия — командующий Лист), а левого фланга группы армий «Север» — к Бресту.

Польский народ, польская армия героически боролись за свою свободу и независимость. Попытка немецко-фашистских войск взять Ломжу внезапным нападением «не удалась из-за мужественного сопротивления поляков»32. Манштейн признал, что «намеченное окружение группировки противника в районе Кракова не удалось осуществить...»33.

Войска варшавского гарнизона и трудящиеся Варшавы сорвали попытку немецко-фашистского командования с ходу захватить столицу Польши. Тогда Гитлер потребовал от главного командования сухопутных сил беспощадного обстрела польской столицы.

25 сентября германская артиллерия открыла огонь на разрушение но внешним фортам, опорным пунктам и важнейшим базам снабжения Варшавы, а 26 сентября вечером начался обстрел самого города. 27 сентября 1150 самолетов подвергли Варшаву ожесточенной бомбардировке.

Однако патриоты Варшавы отказались капитулировать даже в условиях полного окружения и ожесточенных налетов гитлеровской авиации. Варшава держалась до 28 сентября. Моряки Гдыни до 2 октября успешно отбивали все атаки гитлеровских вооруженных сил с моря и суши34. Солдаты ряда гарнизонов и опорных пунктов оказывали стойкое сопротивление в условиях полного окружения. Например, крепость Модлин капитулировала лишь 30 сентября.

15 сентября 1939 г. завершилось окружение Бреста. Но, как был вынужден признать Гудериан, «попытка взять эту цитадель внезапным нападением танков провалилась...»35. Три дня гарнизон Бреста оказывал ожесточенное сопротивление отборным немецко-фашистским войскам.

17 сентября войска 3-й армии юго-западнее Бреста установили связь с авангардными частями 10-й армии, завершив тем самым окружение Варшавы.

Героическое сопротивление польских патриотов было дезорганизовано поспешным бегством обанкротившегося польского правительства. 9 сентября представитель польского правительства Шембек запросил французского посла Ноэля о возможности эвакуации правительства во Францию. «В это время население Варшавы воздвигало баррикады на дорогах, ведущих в столицу, копало вокруг нее окопы, организовывало рабочие батальоны»36. 11 сентября Бек разработал с Ноэлем маршрут эвакуации польского правительства во Францию.

16 сентября правительство Польши перешло границу Румынии, бросив народ и армию на произвол судьбы.

Накануне второй мировой войны (в мае 1939 г.) Советский Союз предлагал Польше свою помощь на тот случай, если она подвергнется нападению. Это соответствовало стремлению польского народа к братскому сотрудничеству с советским народом и обеспечило бы защиту Польши от посягательств фашистского агрессора. «Спасти Польшу от немецкой агрессии или принести ей победу в войне с Германией могло только оборонное соглашение с Советским Союзом»37. Однако правящие буржуазно-помещичьи круги Полыни отказались от союзных отношений с Советским Союзом и тем самым способствовали осуществлению агрессивных планов фашистской Германии. 20 августа 1939 г. в ходе переговоров военных миссий Англии, Франции и СССР Бек телеграфировал польским послам в Москве, Лондоне и Париже, предупреждая их о том, что «Польша не связана с Советами никакими договорами и в намерения польского правительства не входит заключать такой договор» 38.

Характер соглашений с Англией и Францией в апреле — мае 1939 г. не оставлял «никаких сомнений в том, что в случае войны с Германией западные государства не придут на помощь Польше»39. Правящие круги Польши хорошо знали, что так будет. Польский министр иностранных дел Бек неоднократно говорил французскому послу в Варшаве Ноэлю: «Мы не строим никаких иллюзий. Мы хорошо знаем, что наш союз с вами является односторонним. Если вы подвергнетесь нападению со стороны Германии, Польша поспешит вам на помощь, ибо это в ее интересах, однако взаимность совершенно не обеспечена»40. Так и случилось. В трагические дни сентября «Англия и Франция оставили Польшу один на один с немецким агрессором»41. Правящие круги Польши ориентацией на Запад добровольно привязали себе камень на шею. В жертву классовым интересам буржуазии и помещиков были принесены национальные интересы польского народа.

По вине польских правящих кругов, проводивших антинародную внутреннюю и антинациональную внешнюю политику, польский народ в сентябре 1939 г. потерял свою национальную независимость и свободу. Немецко-фашистские захватчики принесли польскому народу неисчислимые бедствия и поставили под угрозу само существование польской нации.

Немецко-фашистским захватчикам удалось закончить оккупацию Польши в короткие сроки в результате не только политических, но и военных причин. Следует прежде всего отметить подавляющее превосходство гитлеровцев в авиации и танках. Немецко-фашистское командование, обобщая боевой опыт в Польше, подчеркнуло необходимость и в будущем начинать войну с немедленного уничтожения авиации противника и достижения господства в воздухе.

Массированное использование танковых и моторизованных войск, поддерживаемых авиацией, для развития первоначального удара в быстрых темпах и окружения противника методом танковых клиньев и клещей привело к тому, что «польская армия как организованная войсковая сила перестала существовать уже в первые дни войны»42

Англия и Франция в это время сложа руки взирали на уничтожение своего польского союзника. Никакой помощи Польше они не оказали и даже, больше того, на фронте против Германии «не подавали признаков жизни...»43.

Примечания:

1 Документы. «Военно-исторический журнал», 1959, N° 9, стр. 99.

2 Там же, стр. 100.

3 Там же, стр. 99.

4 Там же, стр. 100.

5 Документы. «Военно-исторический журнал», 1959, N° 9, стр. 101.

6 Polnische Dokumente zur Vorgeschichte des Krieges. Erste Folge. Berlin, 1940, Dok. N 10/3, 26 IV 1939.

7 В. Гомулка. ППР показала польскому народу новый путь исторического развития. «Жиче Варшавы», 21—22 января 1962 г.

8 «За рубежом», 1969, № 41, стр. 20.

9 В. Гомулка. ППР показала польскому народу новый путь исторического развития. «Жиче Варшавы», 21—22 января 1962 г.

10 «За рубежом», 1969, № 41, стр. 20.

11 Там же, стр. 21.

12 «Военно-исторический журнал», 1961, N° 11, стр. 45.

13 В. Гомулка. ППР показала польскому народу новый путь исторического развития. «Жиче Варшавы», 21—22 января 1962 г.

14 Там же.

15 Там же.

16 Документы. «Военно-исторический журнал», 1959, № 9, стр. 99.

17 Там же.

18 К. Кlee. Das Unternehmen „Seelowe", S. 23-24.

19 Там же

20 Документы. «Военно-исторический журнал», 1959, № 9, стр. 101.

21 В. Гомулка. ППР показала польскому народу новый путь исторического развития. «Жиче Варшавы», 21—22 января 1962 г.

22  Н. Jacobsen. Fall Gelb, S. 2.

23 К. Кlee. Das IJnternehmen „Seelowe", S. 24.

24 R. Grenfell. Unconditional Hatred, p. 138.

25 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 324.

26 В. Гомулка. ППР показала польскому народу новый путь исторического развития. «Жиче Варшавы», 21—22 января 1962 г,

27 J. Kirchmayer. Kampania wrzesniowa. 1946. s. 35. и др.

28 См. Г. Xeльмepт. Вооруженная агрессия. Сентябрь 1939 г. Перев. с нем. М., Соцэкгнз, 1961, стр. 105.

29 См. Великая Отечественная война Советского Союза 1941-1945 гг. Краткая история, 1965. с. 20

30 Е. Мanstеin. Verlorene Siege. Bonn, 1955, S. 26.

31 Мировая война 1939—1945 гг. Сборник статей. Перев. с нем. М., Изд-во иностр. лит., 1957, стр. 16.

32 Н. Gudеriаn. Etinneriingen eines Soldaten, 1951. S. 68.

33 Е. Мanstеin. Verlorene Siege. Bonn, 1955, S. 40.

34 Военно-морской флот Польши состоял из четырех эсминцев, двух миноносцев и пяти подводных лодок и был блокирован немецко-фашистской эскадрой в порту Гдыня.

35 Н. Gudеriаn. Etinneriingen eines Soldaten, S. 72.

36 В. Гомулка. ПНР показала польскому народу новый путь исторического развития. «Жиче Варшавы», 21—22 января 1962 г.

37 В. Гомулка. ПНР показала польскому народу новый путь исторического развития. «Жиче Варшавы», 21—22 января 1962 г.

38  Там же.

39  Там же.

40  Там же.

41  Там же.

42 В. Гомулка. ПНР показала польскому народу новый путь исторического развития. «Жиче Варшавы», 21—22 января 1962 г.

43 P. Young World War 1939—1945, p. 20.