ОТКРЫТИЕ США И АНГЛИЕЙ ВТОРОГО ФРОНТА С ЦЕЛЬЮ НЕ ОПОЗДАТЬ В ЗАПАДНУЮ ЕВРОПУ

1. ЗАТЯЖНОЙ ХАРАКТЕР ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ ИТАЛИИ

В первой половине 1944 г. англо-американские союзники продолжали военную кампанию в Италии и обсуждали планы дальнейших военных действий в бассейне Средиземного моря.

До вторжения в Нормандию американо-английское командование рассчитывало очистить от немецко-фашистских войск Центральную Италию и выйти в долину реки По, чтобы в последующем, после занятия Северной Италии, развить наступление на Вену (Австрия).

К началу 1944 г. в Центральной и Северной Италии гитлеровцы имели 21 дивизию и 340 самолетов. Союзники могли противопоставить 28 дивизий, около 4 тыс. самолетов и свыше 3 тыс. боевых кораблей и судов различных типов в составе союзного флота. Кроме того, в резерве на Средиземноморском театре военных действий находилось 4 дивизии 1.

Несмотря на благоприятные условия, англо-американское командование намеченный план не выполнило. Военные действия в Италии затянулись до конца второй мировой войны.

1944 год на средиземноморском театре начался с подготовки десантной операции у Анцио (южнее Рима) с целью обойти правый фланг немецких оборонительных позиций на рубеже Гарильяно, Кассино, открыть дорогу на Рим и занять столицу Италии (ближайшая цель). Решение на эту операцию было принято на совещании союзных командующих 26 декабря 1943 г. и подтверждено на аналогичном совещании союзников в Маракеше (Марокко) 7—8 января 1944 г.2.

Союзное командование не стремилось к окружению противника, довольствуясь созданием угрозы в ближайшем тылу противника «непосредственно за линией фронта»3. Подобно тому как в сентябре 1943 г. союзные войска высадились в районе Салерно, а не в районе Рима, так и в январе 1944 г. они высадились не в районе Ливорно, а в районе Анцио. Неоспоримым остается тот факт, пишет Вестфаль, что в результате вторжения в район Ливорно группа войск Кессельринга «была бы отрезана и уничтожена. В долине По не было ничего, что заслуживало бы названия «войска». В этом случае союзники уже летом 1944 г. овладели бы всем Апеннинским полуостровом» 4. Столь решительных целей союзники не добивались, и военные действия в Италии затянулись до конца войны в Европе.

Ряд частей и соединений, предназначенных к отправке в Англию для участия в операции «Оверлорд», был задержан. Американские военные руководители согласились также оставить для обеспечения высадки у Анцио 50 десантновысадочных судов.

Высадке десанта у Анцио предшествовала предварительная авиационная подготовка, продолжавшаяся три недели (с 1 по 21 января 1944 г.). Союзная авиация бомбила мосты, шоссейные и железные дороги и аэродромы в Центральной Италии.

12 января в наступление перешли 9 дивизий 5-й американской армии 5 с задачей прорвать фронт обороны противостоящего противника — 5 дивизий из состава 10-й немецкой армии и обеспечить тем самым высадку десанта у Анцио.

Развить первоначальный успех войскам 5-й армии не удалось, так как к 20 января силы немцев возросли до 9 дивизий. Однако основная задача была выполнена. Основные резервы 10-й немецкой армии были использованы для того, чтобы остановить наступление 5-й американской армии.

В этой благоприятной обстановке в ночь на 22 января началась высадка 6-го американского корпуса численностью более 40 тыс. человек. Высадка войск на берег проходила «при почти незначительном сопротивлении» 6. Это объясняется тем, что немецкие войска были скованы южнее, на рубеже рек Сангро и Гарильяно, а переброска войск с севера была затруднена в результате нарушения итальянскими партизанами линий коммуникаций.

В момент высадки у Кессельринга под руками были всего лишь два немецких моторизованных батальона. «И это было все. Большего противопоставить противнику, — пишет Вестфаль, — в тот день было нечего. Дорога на Рим была открыта. Такая обстановка была в течение первых двух дней после высадки»7.

У Эрмана нет с ним расхождений. Он пишет, что в течение двух дней американские войска переправлялись на берег «при полном отсутствии сопротивления со стороны немцев» 8. И тем не менее первоначальный успех не был развит.

Проявилась недопустимая «медлительность союзников в расширении плацдарма...»9. Противник, описывает Вестфаль события на плацдарме у Анцио, «вел себя поразительно спокойно. По всей вероятности, он был целиком занят устройством своего плацдарма. Поэтому нам (т. е. немцам.— В. С.) удалось создать новый фронт» 10.

Эрман объясняет топтание на плацдарме тем, что командир десантной группы проявил нерешительность и «не рискнул быстро продвинуться в глубь страны, что тогда представлялось возможным» 11. Возможность действительно была полная, но перед командующим войсками десанта была поставлена ограниченная задача — «создать для немцев угрозу с тыла, что вынудило бы противника отступить на Кассино» 12. Поэтому высадившиеся войска вели «в основном бои местного значения...» 13. Оценивая характер боевых действий на берегу, Черчилль позволил себе такое сравнение: «Я думал, мы выпустили на берег рысь, а на самом деле это был всего лишь полусдохший кит» 14.

Союзники преследовали весьма ограниченную цель — угрозой обхода заставить противника отойти с укрепленных позиций. Союзное командование продолжало придерживаться стратегии вытеснения немецких войск, но не их окружения и разгрома. В результате пассивных действий не были выполнены даже весьма скромные цели. Десант «нисколько не подорвал эффективность германской обороны в районе Кассино и не предотвратил прибытия резервов к району новых боев...» 15.

Немецкое командование, выиграв время в результате пассивности противника, сосредоточило в конце января к району высадки десанта пять дивизии 15-й армии, в том числе две танковые и одну моторизованную. Союзное командование в это же время имело на плацдарме немногим более трех дивизий. Промедление с переходом в наступление высадившихся войск «дало возможность новым германским дивизиям прибыть с севера...»16 Поэтому запоздалая попытка войск 6-го корпуса перейти в наступление 29 января успеха не имела.

Г. Батчер 8 февраля записал в дневнике: «Итальянская кампания зашла в тупик» 17.

У противника, пишет Макиннис, «оказалось достаточно времени, чтобы предпринять меры к организации контратаки против предмостного укрепления в районе Анцио» 18.

16 февраля после трехнедельной подготовки три немецкие дивизии нанесли контрудар у Анцио на участке 3 км. В ходе двухдневных тяжелых боев немецкие войска продвигались очень медленно и с большими потерями. Они подошли на расстояние 12 км к побережью. Дальнейшее наступление было приостановлено в то время, как «командование союзников решилось на обратную погрузку на суда...» 19.

Флот и авиация союзников помогли войскам удержать этот плацдарм. Против наступавших немецких войск «были брошены колоссальные воздушные силы...»20.

Анализируя причины неуспеха немецкого наступления, итальянский генерал Роатта предупреждал своих немецких союзников, что если германская авиация не получит решающего подкрепления, то даже 100 дивизий, посланных германским верховным командованием, не смогут продержаться.

Германское верховное командование не могло обеспечить итальянский театр даже минимальным количеством самолетов, так как на Восточном фронте в это время «численное превосходство авиации постепенно переходило в руки русских» 21.

Отсутствие авиационной поддержки лишило немецкое командование возможности ликвидировать плацдарм союзников у Анцио. Однако даже ограниченный успех немецкого наступления 16 февраля привел к тому, что в Италии начался новый период застоя. К 20 февраля стало ясно, что «наступление союзников на Рим... провалилось»22. Неудачи были использованы союзниками как благовидный предлог для пересмотра стратегии. Первыми сделали вывод англичане, настаивая на более решительных методах ведения итальянской кампании. Маршалл не возражал. Английские руководители стали постепенно раскрывать свои новые комбинации. Вначале они предложили значительно сократить масштабы операции «Энвил», чтобы за счет этой операции расширить военные действия в Италии или к востоку от нее. Это предложение также не встретило возражений.

Тогда Черчилль начал ожесточенную атаку на операцию «Энвил». Он стал высказываться за то, чтобы осуществить решительные действия в Италии за счет отказа от вторжения в Южную Францию (операция «Энвил»). Эта операция, как вспомогательная к операции «Оверлорд», была утверждена на Тегеранской конференции.

Эйзенхауэр занял промежуточную позицию и стал высказывать сомнения о возможности одновременного проведения операций «Оверлорд» и «Энвил». Он «допускал, что в свете событий в Италии высадка в Южной Франции может оказаться неосуществимой» 23. Однако это не соответствовало действительному положению вещей. Американские технические советники на запрос комитета начальников штабов сообщили «о возможности проведения операции «Энвил» 24.

Английские начальники штабов, чувствуя скрытую поддержку Эйзенхауэра, внесли официальное предложение «немедленно отменить операцию «Энвил» 25.

Маршалл заподозрил, что на Эйзенхауэра оказывают влияние английские начальники штабов. 7 февраля он поставил перед Эйзенхауэром вопрос прямо: может ли Эйзенхауэр допустить отказ от операции «Энвил», «особенно имея в виду готовящееся восстание французов против немцев в Южной Франции»26. Эйзенхауэр поспешил заверить Маршалла, что операция «Энвил» будет проведена.

Американские начальники штабов находили «возможности достаточными для одновременного проведения операций «Оверлорд» и «Энвил»27.

Англичане по-прежнему не считали операцию «Энвил» необходимой. Но это не означало, что для английских руководителей были безразличны последствия вооруженного восстания французского народа. Нет, они были полностью согласны с Маршаллом о необходимости вовремя прийти во Францию, но считали, что помешать развитию собственных усилий французского народа в освобождении своей страны от немецко-фашистских захватчиков можно будет путем проведения операции «Оверлорд» теми силами, которые были уже запланированы.

В какой-то момент американские начальники штабов усматривали в атаке Черчилля на операцию «Энвил» стремление сорвать также и операцию «Оверлорд», лишь бы продолжить  английскую политику развертывания операций на средиземно-морском театре. Письмо Монтгомери от 21 февраля, адресованное Эйзенхауэру, внесло ясность. В письме говорилось о том, что «пусть у нас будут две действительно большие кампании: одна —в Италии, другая — на северо-западе Франции (т. е. «Оверлорд».— В. С.)» 28. Английские руководители возражали в отношении только операции «Энвил» и не для того, чтобы отменить или усилить операцию «Оверлорд», а для того, чтобы расширить военные действия в Италии.

В поисках подходящей формулировки для соглашения английские начальники штабов предложили считать необходимым, чтобы нуждам итальянской кампании придавать большее значение, чем другим операциям на средиземноморском театре.

Американские начальники штабов продолжали настаивать на своем, но недолго. 22 февраля Эйзенхауэр, выступая перед английскими начальниками штабов, от имени американского комитета начальников штабов возражал в отношении английского предложения немедленно отменить операцию «Энвил». Однако в том же выступлении дал понять, что проведение операции «Энвил» возможно «после обеспечения  потребностей кампании в Италии...»29. Английские руководители не возражали, если операция «Энвил» будет проведена в таком плане. Они согласились продолжать разработку плана операции «Энвил» при условии, что военным действиям в Италии будет придаваться «преобладающее значение перед всеми настоящими и будущими операциями на Средиземноморском театре...» 30.

В конечном итоге Рузвельт и американский комитет начальников штабов 24 февраля 1944 г. согласились на временную отсрочку решения относительно операции «Энвил». Эта операция была целиком поставлена в зависимость от событий в Италии.

В результате нового компромиссного решения сошлись на том, что «в случае если обстановка в Италии не улучшится до 1 апреля, то тогда и решить, следует ли отложить операцию «Энвил»31. Но раз английские начальники штабов не желали улучшения обстановки в Италии, то она и не могла улучшиться.

Так и случилось. В середине марта 1944 г. «положение здесь (т. е. в Италии.— В. С.) не улучшилось» 32. Военные действия продолжали находиться в тупике.

В районе Кассино 5-я американская армия дважды предпринимала наступление на узком участке фронта (10 февраля и 15 марта). Однако «все попытки союзников прорваться через этот сектор в тот период потерпели неудачу...» 33. К 23 марта наступила стабилизация и бои Приняли местный характер. Канадский историк Макиннис был вынужден отметить тот неоспоримый факт, что «в противоположность колоссальным изменениям, которые произошли на Восточном фронте, эти месяцы в Италии характеризуются парализованностью союзников» 34. И это произошло, несмотря на то что повсюду можно было увидеть «штабели боеприпасов, которых хватило бы, по меньшей мере, для захвата двух континентов» 35.

Вильсон получил возможность заявить, что соединение войск с плацдарма у Анцио с войсками 5-й армии произойдет не ранее 15 мая. На этом основании английские начальники штабов вновь настаивали на отказе от одновременного проведения операции «Энвил».

21 марта Эйзенхауэр «также пришел к заключению, что проводить операцию «Энвил» одновременно с операцией «Оверлорд» невозможно» 36. За это тотчас же ухватились англичане. В результате совместных рекомендаций Эйзенхауэра и Вильсона кампания в Италии была признана объединенным комитетом начальников штабов более важной, чем операция «Энвил».

Так, в результате первоочередной заинтересованности союзников в операции «Оверлорд» и в итальянской кампании гибла операция «Энвил».

Соперничество и столкновение интересов правящих кругов США и Англии отражалось на стратегическом планировании. Беделл Смит жаловался на то, что неопределенность и частые изменения в планировании могут свести с ума.

Решение отложить операцию «Энвил» не положило конец спорам. Возник вопрос, что делать после преодоления тупика в Италии. Англичане высказались за продолжение кампании на севере Италии, с тем чтобы продвинуться через Люблянский проход в Словакию и Венгрию. Американцы считали необходимым вернуться к операции «Энвил». Американские руководители опасались, что в результате окончательного отказа от операции «Энвил» будут созданы политические трудности с французами.

Черчилль соглашался на осуществление операции «Энвил» лишь в том случае, если десантновысадочные средства, предназначенные для тихоокеанского театра, будут переданы средиземноморскому театру. Ему стало известно, что в середине марта 1944 г. генерал Соммервэл обратил внимание оперативного управления армии США на тот факт, что одобренное распределение высадочных и десантновысадочных средств на весну 1944 г. отвело львиную долю тихоокеанскому театру, рассматриваемому всеми как второстепенный театр.

Соммервэл спрашивал, нельзя ли обеспечить потребности главного европейского театра за счет тихоокеанского. Ответ был отрицательным. Такой же отрицательный ответ получил Черчилль. Маршалл вместо десантных судов предложил Черчиллю вспомнить о его согласии на операцию «Энвил» в Тегеране. Черчилль сослался на то, что в ноябре 1943 г. он надеялся на взятие Рима в январе 1944 г. Но так как эта надежда не оправдалась, то у Маршалла нет оснований требовать от него выполнения обещания относительно операции «Энвил».

В апреле Ведемейер прислал Маршаллу из Лондона доклад, в котором сообщал о том, что Черчилль предупреждает о несвоевременности прямого удара по Германии и напоминает о своем плане одновременного наступления с юга через Балканы и на севере через Норвегию, с тем чтобы таким способом окружить противника и вынудить его еще больше распылять свои силы.

Правящие круги США не хотели таскать для англичан каштаны из огня. Поэтому 18 апреля американские руководители предпочли лучше согласиться отложить операцию «Энвил» на неопределенный срок, так как одновременное проведение двух операций («Оверлорд» и «Энвил») могло привести к нежелательным решительным результатам в Западной Европе.

11 мая войска 5-й и 8-й армий возобновили наступление и стали теснить противника к Риму37.

18 мая войска 8-й армии выбили немцев из развалин Кассино. При проведении артиллерийской подготовки англичане истратили 10 тыс. снарядов по участку полка и до 100 тыс. снарядов в полосе корпуса.

Союзные истребители предоставили возможность самолетам-корректировщикам направлять артиллерийский огонь «без малейших ошибок, как на маневрах»38.

23 мая в наступление перешли войска 6-го корпуса с плацдарма у Анцио. Наступление союзников развивалось удивительно медленно. Усилия англо-американского командования были направлены «лишь к постепенному вытеснению немецкого фронта»39.

С 25 мая начался общий отход 10-й и 14-й немецких армий.

4 июня американские войска без боя вступили в Рим. Немцы постепенно, от рубежа к рубежу, отходили на север от Рима. Немецким войскам удалось легко оторваться от англо-американских войск, не проводивших настойчивого преследования (3—4 км в сутки).

К лету 1944 г. периферийная стратегия союзников на средиземноморском театре приобрела новую особенность, которая и определяла основное содержание стратегии. Это была уже периферийная стратегия, направленная, в сущности, на то, чтобы «сдержать наступление советских войск в Восточной Европе» 40.

2 июля 1944 г. Рузвельт предложил Черчиллю одобрить директиву Вильсона о начале операции «Энвил» (высадка в Южной Франции). Черчилль уже не спорил. В середине июля он сказал Гопкинсу, что пришлось подчиниться против воли, но это означало подчинение не Рузвельту, а обстоятельствам. К лету 1944 г. Черчилль «уже стал смотреть на европейский континент по-другому, следя одним глазом за отступавшими немцами, а другим — за продвигавшимися вперед русскими» 41. С не меньшим беспокойством за этим же следили американские руководители.

Черчилль до конца продолжал сожалеть, что обстановка, заставившая безотлагательно повернуться лицом к Западной Европе, помешала в продвижении к Вене и, не считая Греции, английская помощь «не могла повлиять на освобождение Юго-Восточной Европы» 42. Так Черчилль маскирует экспансионистские планы английского империализма на Балканах, не осуществленные в силу быстрого продвижения Советской Армии к границам Германии.

К середине августа немецко-фашистские войска заняли оборону в 270 км севернее Рима на рубеже Пезаро, река Арио (Готская линия). Этот рубеж удерживали 16 немецких дивизий и 1 бригада, в том числе 1 танковая дивизия43.

15-я англо-американская группа армий имела в своем составе 21 дивизию и 6 бригад, в том числе 5 бронетанковых дивизий. Союзники превосходили немцев по живой силе примерно в 2 раза, по танкам—в 10 раз, по артиллерии—почти в 4 раза; союзная авиация безраздельно господствовала в воздухе.

26 августа 8-я английская, а 1 сентября и 5-я американская армии приступили к прорыву в долину реки По, чтобы затем раньше Советской Армии выйти на Балканы. Однако наступление развивалось медленно, и к концу 1944 г. фронт стабилизировался на подступах к городу Болонья. За 128 дней союзники продвинулись всего на 120 км (1 км в сутки). Не была выполнена даже ближайшая цель. Возникли другие задачи, и наступательные действия были прекращены до весны 1945 г.

Успешное наступление Советской Армии на балканском направлении спутало карты союзников. Окружение и разгром 18 немецко-фашистских дивизий в районе Кишинева в августе 1944 г. завершились освобождением Румынии. В сентябре советские войска вступили на территорию Болгарии.

3 октября германское верховное командование в связи с выходом Советской Армии на Балканы принимает решение вывести свои войска из Греции. На следующий день английское командование поспешно снимает с итальянского фронта 4-й армейский корпус в составе трех дивизий и перебрасывает в Грецию для подавления греческого народа, восставшего против немецко-фашистских оккупантов, и восстановления монархического строя. 18 октября эмигрантское правительство на английских штыках возвращается в Афины.

Замедленный ход прорыва союзными войсками Готской линии позволил немецко-фашистскому командованию без труда выделить шесть дивизий и бросить их для борьбы с партизанами, которые контролировали почти всю Северную Италию.

Союзное командование имело полную возможность оказать помощь единой партизанской армии путем энергичного продвижения своих войск в долину По. Союзники, используя подавляющее превосходство в танках и особенно в самолетах, могли относительно легко занять крупные промышленные центры Милан, Турин, Геную и др. Но они продвигались «потихоньку, шаг за шагом лишь «вытесняли» противника, ни разу не прорвав оборону немцев»44. Союзники явно не торопились продвинуть свои войска за рубеж реки По по политическим соображениям.

Английское командование, убедившись в том, что упредить Советскую Армию в выходе на Балканы не удается, предприняло другую попытку — продлить режим фашистской оккупации. на севере Италии, чтобы штыками немецко-фашистских интервентов разгромить партизанские вооруженные силы.

В октябре командующий союзными войсками в Италии Г. Александер вместо оказания помощи направил командованию единой партизанской армии приказ распустить партизанские соединения на севере страны. Эта попытка успеха, конечно, не имела. Пришлось снизить требования. В ноябре последовало новое распоряжение, в котором требовалось от партизанского командования сократить размеры операций и на время прекратить проведение операций в больших масштабах. Сами союзники наступательные действия прекратили до весны 1945 г.

Союзное командование упорно не желало устанавливать взаимодействие с вооруженными силами итальянского народа, опасаясь, что быстрое освобождение севера прибавит силы только левым партиям.

Огромные вооруженные силы союзных войск являлись надежной опорой внутренней итальянской реакции. Итальянским демократическим силам, и в первую очередь рабочему классу, приходилось вести борьбу с двумя основными противниками — внутренней реакцией и ее иностранными покровителями. Внутренняя реакция преследовала цель отстоять свое классовое господство и свои классовые привилегии. Правящие круги западных держав преследовали цель создать марионеточное итальянское правительство. С помощью такого правительства они надеялись максимально обессилить Италию в экономическом (главным образом промышленном) отношении, чтобы превратить ее в аграрный придаток своей экономики.

В передовой статье газеты «Италиа либера» от 3 декабря 1944 г. констатировался тот факт, что освобождаемая от фашистов и нацистов территория попадает от одной формы оккупации к другой.

«Странный характер» военных действий обращает, конечно, внимание буржуазных историков. «Весьма многозначительным, — пишет Макпннис, — являлся и тот факт, что союзники не пытались использовать Южную Францию в качестве трамплина для атаки, в результате которой угроза удара по войскам Кессельринга могла бы вынудить его отступить»45. Однако обнажить истинные причины затяжного характера военных действий в Италии он уклонился.

Новую возникшую в Италии паузу Лиддел Гарт, например, объясняет тем, что на помощь измотанным немецким войскам, находившимся на грани поражения, «пришли осенние дожди» 46. Однако наивность такого объяснения очевидна.

Затишье на итальянском фронте явилось результатом политических комбинаций внутренних и внешних реакционных сил. Союзники всячески противились созданию широкого антифашистского единства в стране, чтобы лучше контролировать внутреннюю политику Италии и руководить ею сообразно собственным интересам.

Англо-американских союзников вполне устраивало правительство Бадольо, которое не обладало никакой властью. Поэтому и с этой точки зрения затяжная война была в интересах союзников. Вот почему еще 22 февраля 1944 г. Черчилль заявил в парламенте, что война в Италии будет длинной и трудной.

Англо-американской военной администрации в Италии (АМГОТ) были предоставлены такие права, что недовольство существовавшими формами военного контроля союзников нарастало не только в широких массах, но и среди представителей правых буржуазных партий. Однажды даже министр Руини в правительстве Бадольо заявил, что сморкнуться негде, везде контроль. Недовольство буржуазии, конечно, мало было связано с борьбой за подлинно национальную независимость. Реакция мечтала только о большем доверии к ней со стороны англичан и американцев и предоставлении большей свободы в политической и экономической областях. За отмену контроля правые не вели активной борьбы, а ограничивались жалобами на его стеснительные формы.

Таким образом, в первой половине 1944 г. Италия была единственным районом в Европе, где американо-английские войска вели боевые действия. Но и эти бои носили затяжной характер и не увенчались серьезными успехами.

В течение первой половины 1944 г. союзные войска медленно и с неоправданными паузами продвигались с рубежа реки Гарильяно, вытесняя противника с занимаемых позиций.

Союзное командование, господствуя на море и в воздухе, могло высадить морской десант в любом месте побережья с решительной целью — окружения немецких войск. Могло, но не сделало ни одной серьезной попытки за это время в стратегическом плане.

Затяжной характер военных действий в Италии был использован руководителями США и Англии для срыва решения Тегеранской конференции об одновременном осуществлении главной операции по форсированию Ла-Манша и вспомогательной операции но высадке в Южной Франции.

Во второй половине 1944 г. затяжной характер военных действий союзных войск в Италии также определялся главным образом не военными, а политическими причинами. Одна из основных целей, которую преследовали англо-американские союзники в Италии, заключалась в том, чтобы оказать помощь старым правящим классам, спасти их от поражения и удержать их у власти, давая нм возможность опереться на режим военной оккупации.

Примечания:

1 См. Дж. Эрман. Большая стратегия. Август 1943 — сентябрь 1944. стр. 272.

2 В декабре 1943 г. английский генерал М. Вильсон сменил Д. Эйзенхауэра на посту верховного главнокомандующего вооруженными силами союзников на средиземноморском театре военных действий, его заместителем был назначен американский генерал Девере.

3 Е. МсInnis. The War, Fifth Year, p. 42.

4 S. Westphal. Heer in Fesseln, S. 255—256.

5 Состав: 2-й американский корпус (две пехотные дивизии), 10-й английский корпус (три пехотные дивизии и одна танковая бригада), французский экспедиционный корпус (две пехотные дивизии — алжирская и марокканская) и резерв (пехотная и бронетанковая американские дивизии).

6 Е. МсInnis. The War, Fifth Year, p. 123.

7 S. Westphal. Heer in Fesseln, S. 242.

8 Дж. Эрман. Большая стратегия. Август 1943 — сентябрь 1944, стр. 246.

9 Е. МсInnis. The War. Fifth Year, p. 124.

10 S. Westphal. Heer in Fesseln, S. 243.

11 Дж. Эрман. Большая стратегия. Август 1943 — сентябрь 1944, стр. 246.

12 Е. МсInnis. The War. Fifth Year, p. 122.

13 S. Westphal. Heer in Fesseln, S. 243.

14 М. Мэтлофф. От Касабланки до «Оверлорда», стр. 477,

15  Е. МсInnis. The War, Fifth Year, p. 124.

16  Е. МсInnis. The War, Fifth Year, p. 124.

17 H. Butcher. My Three Years with Eisenhower, p. 488.

18 E. MсInnis. The War, Fifth Year, p. 124.

19 S. Westphal. Heer in Fesseln, S. 245.

20 E. MсInnis. The War, Fifth Year, p. 125.

21 Мировая война 1939—1945 гг. Сборник статей, стр. 481.

22 Дж. Эрман. Большая стратегия. Август 1943 — сентябрь 1944, стр. 248.

23 Ф. Погью. Верховное командование, стр. 120.

24 Там же, стр. 121.

25 См. там же.

26 М. Мэтлофф. От Касабланки до «Оверлорда», стр. 478.

27 Ф. Погью. Верховное командование, стр. 120.

28 М. Мэтлофф. От Касабланки до «Оверлорда», стр. 480-481.

29 Ф. Погью. Верховное командование, стр. 121.

30 Там же.

31 Ф. Погью. Верховное командование, стр. 121.

32 М. Мэтлофф. От Касабланки до «Оверлорда», стр. 482.

33 Е. МсInnis. The War, Fifth Year, p. 127.

34 Tам же.

35 Ф. Киланти. По следам войны. М., Изд-во иностр. лит., 1951, стр. 32.

36 М. Мэтлофф. От Касабланки до «Оверлорда», стр. 482.

37 В составе 8-й армии действовал 2-й польский корпус (две пехотные дивизии и одна бронетанковая бригада), а также итальянская моторизованная бригада. 5-я армия имела в своем составе (кроме американских дивизий) французский экспедиционный корпус (марокканская и алжирская пехотные, французская моторизованная и марокканская горнострелковая дивизии).

38 Е. МсInnis. The War, Fifth Year, p. 193.

39 G. Hoppe. Die 278. Infanteriedivision in Italien 1944/1945. Bad Naugeim, 1953, S. 53.

40 M. Мэтлофф. От Касабланки до «Оверлорда», стр. 527.

41 Там же.

42 Там же.

43 Кроме того, 15 немецких дивизий и 1 бригада были скованы охраной тыла и борьбой с партизанами.

44 J. Mоrdаl. La Bataille de France 1944—1945. Paris, 1964, p. 443—444.

45 Е. МсInnis. The War, Fifth Year, p. 317.

46 Б. Лиддел Гарт. Стратегия непрямых действий, стр. 415.