2. ЗАТЯЖНОЙ ХАРАКТЕР ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ В ТУНИСЕ

Военные действия американо-английских войск в Тунисе неоправданно затянулись. 14 января 1943 г. представитель Французского национального комитета в СССР Гарро заявил, что в Тунисе «союзники располагают 200-тысячной армией, 150 тыс. имеется у Жиро. Из них только 30 тыс. участвуют в боях против немцев, остальные намеренно бездействуют. Бездействует и англо-американская армия...»1. Действительно, прошло полтора месяца после окончания операции «Торч», а союзники не имели даже плана по ведению дальнейших военных действий в Тунисе. По мнению Гарро, «военная пассивность является результатом политических комбинаций...»2.

Англо-американские союзники были заняты не только борьбой Жиро и де Голля за власть, но и проблемой изыскания подходящего предлога для того, чтобы открытие второго фронта в Западной Европе отложить на 1944 г.

Открытие второго фронта в Западной Европе правящие круги США и Англии ставили в прямую зависимость от окончания военных действий в Северной Африке. Черчилль, например, еще 18 июля 1942 г. писал: «Мы должны сначала разбить Роммеля» 3.

Эйзенхауэр на посту верховного главнокомандующего американо-английскими вооруженными силами хорошо понимал, что военные действия в Северной Африке выдвигаются политическими деятелями в качестве одного из удобных предлогов для оправдания неоднократного переноса сроков открытия второго фронта в Западной Европе. Поэтому он в свою очередь пытается убедить, будто «успешное завершение кампании в Северной Африке было необходимо, прежде чем внимание союзников будет посвящено общему наступлению на Европу...» 4.

Затяжной характер военных действий сначала в Ливии, а затем в Тунисе позволял правящим кругам США и Англии в какой-то мере оправдывать перед общественным мнением своих стран неоднократные переносы сроков открытия второго фронта в Северной Франции. Гарро обращал внимание на тот факт, что поведение, в частности, американского правительства «направлено к тому, чтобы парализовать активные действия вооруженных сил Сражающейся Франции и затормозить военные операции в Северной Африке» 5.

В результате итало-немецкие войска в январе 1943 г. «продолжали удерживать инициативу» 6.

18 января итало-немецкие войска атаковали в Тунисе плохо оснащенных боевой техникой французов, прорвали их слабую оборону и стали продвигаться в западном направлении. Целая неделя понадобилась американо-английскому командованию, чтобы остановить продвижение слабых итало-немецких частей. Вина за эту неудачу была возложена на французское военное командование, которое затем было подчинено генералу Андерсону — командующему 1-й английской армией.

В Триполитании в это время события развивались следующим образом. После эвакуации Триполи (23 января 1943 г.) итало-немецкая группировка Роммеля стала поспешно отходить к укрепленной линии Марет (на границе Туниса с Триполитанией). 6 февраля она соединилась в Тунисе с войсками, которыми командовал генерал Арним. До 13 февраля войска 8-й армии не имели боевого соприкосновения с отходившей группировкой Роммеля. «Три недели потребовалось английским войскам для того, чтобы из Триполи подойти вплотную к линии Марет»7. Причем английские войска продолжали действовать в исключительно благоприятной обстановке: итало-немецкие войска отходили без сопротивления на промежуточных рубежах.

Верховное командование стран оси рассчитывало объединенными итало-немецкими войсками прочно удерживать Тунис — выгодный для обороны стратегический плацдарм в Северной Африке, сковать значительные англо-американские силы не только в Тунисе, но и на всем Средиземноморском театре военных действий, и тем самым, как правильно отмечает военный историк Грёлер Олаф (ГДР), «оттянуть открытие второго фронта в континентальной Европе...»8.

В январе 1943 г. Муссолини обратился к Гитлеру с очередной просьбой о помощи, но «немцы сообщили, что они не смогут послать обещанные бронетанковые силы в Тунис»9. Предполагавшиеся для отправки в Тунис восемь механизированных соединений, специально подготовленных для использования в тропических условиях, в это время уже находились на советско-германском фронте.

Гитлеру было не до Туниса. 2 февраля 1943 г. уничтожением окруженной немецко-фашистской стратегической группировки под Сталинградом (22 дивизии и 160 отдельных частей общей численностью 330 тыс. человек) завершилась величайшая битва второй мировой войны. В плен попало 91 тыс. человек, в том числе свыше 2500 офицеров и 24 генерала во главе с генерал-фельдмаршалом Ф. Паулюсом. Общие потери противника с 19 ноября 1942 г. по 2 февраля 1943 г. составили 800 тыс. человек, около 2 тыс. танков и штурмовых орудий, свыше 10 тыс. орудий и минометов, до 3 тыс. боевых и транспортных самолетов и более 70 тыс. автомашин.

Окружение и разгром отборных немецко-фашистских дивизий в битве на Волге имели всемирно-историческое значение. Французский историк Шассэн пишет: «Всему миру стало ясно, что капитуляция армии Паулюса, эти немецкие «Канны», означала «окончательный провал немецкой попытки установления мирового господства»10. Этого факта не могут не признать и некоторые западногерманские военные историки. Бывший начальник штаба 17-го армейского корпуса 6-й немецко-фашистской армии Дёрр пишет, что «в 1942 г. Сталинград стал поворотным пунктом второй мировой войны» 11.

Бывший начальник генерального штаба Цейтцлер также отмечает, что «Сталинградское сражение действительно оказалось поворотным пунктом всей войны»12.

Бывший начальник штаба группы армий «Запад» Блюментритт свое мнение о поражении под Сталинградом выразил в следующих словах: «В войне наступил поворот против Германии» 13.

В битве на Волге был развенчан авторитет военного искусства немецко-фашистской армии. Один из представителей германского генерального штаба — Гёрлиц был вынужден признать, что разгром под Сталинградом явился «самым крупным поражением, которое когда-либо в истории терпела германская армия» 14. И не только один Гёрлиц. Например, вышеупомянутому Дёрру принадлежат такие слова: «Для Германии битва под Сталинградом была тягчайшим поражением в ее истории; для России — ее величайшей победой» 15.

Бывший офицер разведки 6-й армии Видер пишет о том, что «Сталинград был из ряда вон выходящим, беспрецедентным, немыслимым дотоле поражением, поворотным пунктом всей минувшей войны» 16.

Английский историк Скотт-Даниэль не может не отдать должное Сталинградской битве: «Это поворотный пункт», «яркая страница истории», «чудо героизма», немцы потерпели «самое тяжелое Поражение в войне» 17.

Победа Красной Армии в битве на Волге вызвала в лагере фашистских агрессоров панику и смятение, уныние и безнадежность.

18 декабря 1942 г. Чиано прибыл в ставку Гитлера. Там царила атмосфера безнадежности и обреченности. Чиано так описывает свои впечатления: «Когда я прибыл, никто даже не пытался скрывать от меня или от моих сотрудников гнетущего настроения, вызванного известиями о прорыве на русском фронте. Были открытые попытки возложить вину на нас.

Панса (итальянский дипломат.— В. С.) имел следующий разговор с Гевелем, который был очень близок к Гитлеру:

Панса: Наша армия понесла большие потери?

Гевель: Никаких потерь, они бегут.

Панса: Как вы под Москвой в прошлом году?

Гевель: Именно18.

22 декабря 1942 г. Чиано записал в дневнике: «Вернулся в Рим. Застаю здесь значительную панику по поводу известий с русского фронта» 19. В эти дни дневник Чиано пестрит записями только о событиях на советско-германском фронте. Например, «19 января — очень тяжелый день... Отступление в России продолжается и на некоторых участках превратилось в разгром. 22 января — разгром под Сталинградом, отступление по всему фронту» 20.

Вот почему, несмотря на отступление итало-немецких войск из Триполитании, внимание германских фашистов было приковано к советско-германскому фронту.

Американский историк Т. Хиггинс был вынужден признать, что, «несмотря на настойчивые просьбы Муссолини прислать в Африку дополнительные войска, Гитлер не смог этого сделать в связи с огромными потерями под Сталинградом» 21.

Исключительно благоприятная стратегическая обстановка не была использована союзным командованием. Американо-английские войска в Тунисе продолжали бездействовать, что позволило немецко-фашистскому командованию 14 февраля атаковать американский сектор в южной части Туниса. Роммель предполагал отбросить американский правый фланг к границе Алжира и не допустить соединения 8-й английской армии с американскими войсками.

К началу немецко-фашистского наступления части 1-й американской бронетанковой дивизии были разбросаны по всему фронту 2-го корпуса (150 км). У командира дивизии под рукой оказались лишь мелкие подразделения легких танков. В такой обстановке началась атака двух танковых групп немцев (80 и 30 танков) при поддержке 371 итало-немецкого самолета 22. Немецкий контрудар оказался для союзного командования совершенно неожиданным. В результате в «течение четырех дней на фронте стояла полная неразбериха»23.

Англо-американское командование имело в своем распоряжении значительные резервы. Можно было создать сильную ударную группировку для парирования немецкого контрудара. Вместо этого резервы распылялись и вводились в бой по частям, «батальон за батальоном. И как только очередной батальон вступал в бой, немцы уничтожали его» 24.

Разбросанность сил, рассредоточенные удары, ввод войск в бой по частям привели к тому, что к 23 февраля 1943 г. американские войска были отброшены назад к алжирской границе на 150 км «с большими для них потерями: 150 танков и 1660 пленных» 25. Это усилило и тунисский плацдарм и тыл итало-немецких войск на линии Марет. Военный министр США Стимсон был вынужден заявить представителям печати, что американские войска потерпели в Центральном Тунисе серьезные неудачи. Черчилль в письме к королю Георгу сообщал, что «2-й американский корпус понес тяжелое поражение и, очевидно, потерял около половины важного оружия, не нанеся сколько-нибудь серьезных потерь противнику» 26. Развить успех немецко-фашистское командование оказалось не в состоянии из-за недостатка сил. Это был последний успех Роммеля. 9 марта 1943 г. он покинул Тунис.

Февральские атаки немецко-фашистских войск привели к тому, что «американо-английские части перемешались на протяжении всего фронта» 27. Александер в донесении употребил даже более сильное выражение: «Страшно перемешались... управление войсками нарушилось»28. До 20 марта военные действия на тунисском фронте прекратились. Американо-английское командование приводило в порядок свои войска и готовило силы для нового наступления.

20 марта, после полуторамесячной подготовки, войска Монтгомери начали прорыв линии Марет.

Линия Марет протяженностью около 100 км была создана французами еще до второй мировой войны и проходила в 130 км от границы Туниса с Ливией, между морем и горным районом, и состояла из 27 небольших казематов и 21 полевой позиции, из которых только 7 были в законченном состоянии.

Итало-немецкие войска использовали в качестве противотанкового препятствия высохшее русло реки29.

Общая численность итало-немецких войск на линии Марет не превышала 100 тыс. человек. Они имели в своем составе 150 танков и 680 орудий 30.

Итало-немецкое командование ставило перед собой задачу удержать тунисский плацдарм «как можно дольше» 31.

8-я армия насчитывала 187 тыс. человек, 623 танка и 1481 орудие32. Одних только противотанковых пушек на огневых позициях находилось свыше 500.

Итало-немецким войскам на линии Марет «удалось еще раз отойти в порядке на заранее подготовленные позиции и избежать опасности флангового окружения»33.

Итало-немецкие войска перед фронтом 2-го американского армейского корпуса также постепенно отходили на удобный для обороны холмистый рубеж на юго-восточных подступах к городу Тунис. Итало-немецкое командование решило тем самым сузить тунисский плацдарм.

К 30 апреля тунисский плацдарм сократился до 200 км по фронту и 140 км в глубину.

Успешное отражение итало-немецкими войсками попытки англо-американского командования помешать им отойти в район города Тунис давало германскому верховному командованию «возможность эвакуировать своп войска в Сицилию, если бы оно этого захотело» 34. Кроме того, скрытной посадке на суда и перевозке войск благоприятствовали туманы, которые в то время стояли над Сицилийским проливом. Однако гитлеровцы решили продлить кампанию в Северной Африке, чтобы оттянуть на возможно более долгий срок высадку англо-американских войск на южное побережье Европы.

Военные действия в Тунисе в общей сложности затянулись почти на полгода. Лиддел Гарт утверждает, что в Тунисе «изменить ход событии в свою пользу союзники смогли только тогда, когда немцы окончательно выдохлись» 35.

Может быть, действительно англо-американское командование не могло быстро закончить боевые действия в Тунисе?

Нет, были все условия для быстрого окончания военных действий. Англо-американские войска могли задавить противника одним лишь превосходством в технике.

На стороне англичан и американцев в конце марта было подавляющее превосходство в живой силе (тройное), в танках (1136 против 116) и орудиях (около 2 тыс. против 500).

О катастрофическом состоянии итало-фашистских войск в Тунисе Муссолини писал Гитлеру 9 марта 1943 г.: «Итальянские войска вынуждены вести... войну, пользуясь оружием, оставшимся от войны 1914—1918 гг.»36

Американо-английские воздушные силы полностью господствовали в воздухе. В конце апреля в их составе насчитывалось около 3 тыс. боевых самолетов 37. Союзная авиация совершала до 1 тыс. самолето-вылетов в день38. Итало-немецкая боевая авиация «могла сделать лишь 60 вылетов за день» 39. Основные силы немецко-фашистских ВВС «находились на западе и в России» 40.

Немецкие транспортные самолеты были вынуждены летать над Тунисским проливом почти без прикрытия истребителями. В результате потери продолжали оставаться огромными. В начале апреля немецкие транспортные самолеты совершали в среднем 150 самолето-вылетов в день41. Потери составили: 5 апреля — 27 транспортных самолетов, 11 апреля — 24.

18 апреля возле мыса Бон англо-американские истребители перехватили около 100 транспортных самолетов, летевших под прикрытием истребителей. Немцы потеряли 52 самолета, союзники — 7.

С 5 по 22 апреля было сбито 432 транспортных самолета стран оси42. Англо-американские потери за тот же период составили 35 самолетов43. В результате немецкое командование «приняло решение перебазировать свою авиацию в Сицилию» 44.

Однако, несмотря на исключительно благоприятную обстановку, англо-американские войска топтались на месте. Итало-немецкие войска продолжали удерживать за собой решающие позиции. Казалось, что англо-американские войска никогда не смогут прорваться к побережью. Перед холмом Лонгстоп («долгой задержки»), запирающим дорогу в город Тунис, войска 1-й английской армии простояли пять месяцев.

Советское правительство неоднократно обращало внимание глав правительств США и Англии на неоправданные переносы сроков окончания военных действий в Тунисе.

16 февраля 1943 г. Советское правительство обратило внимание на тот факт, что ранее намечавшиеся на февраль сроки окончания военных операций в Тунисе «теперь откладываются на апрель»45. Но и этот срок не был окончательным. 16 марта 1943 г. Советское правительство вновь было вынуждено констатировать, что «англо-американские операции в Северной Африке не только не ускоряются, но откладываются на конец апреля, причем даже и этот срок указывается не совсем определенно» 46.

Лиддел Гарт пятимесячную паузу объясняет сопротивлением немцев. Встречаются в буржуазной историографии более серьезные объяснения, усматривающие причину в неумении англо-американского командования найти правильное решение для быстрого разгрома врага. Действуя по устаревшим методам периода первой мировой войны 1914—1918 гг., оно решило постепенно подвергать итало-немецкие позиции артиллерийскому обстрелу (по рубежам), последовательно захватывать рубежи и продолжать медленное продвижение пехоты и танков до тех пор, пока не будет захвачен Тунис.

Английское командование пришло к выводу, что для победы нужно иметь только количественное превосходство в технике. Такая тенденция, не без основания пишет Фуллер, таит в себе опасные последствия, так как может стать догмой, «вытеснит всякое творчество и даст безынициативным людям шаблонное решение всех проблем наступления» 47.

Затяжной характер военных действий в Тунисе объясняется не только военными причинами.

Непосредственную связь военной стратегии с политическими целями США и Англия неоднократно подчеркивали представители Сражающейся Франции. Например, Гарро по поводу далеко не блестящего положения в Северной Африке заявил 14 января 1943 г., что «генерал Эйзенхауэр действует в полном соответствии с заранее составленными американским правительством планами» 48.

Сам де Голль 8 декабря 1944 г. сказал, что «Англия — это такой союзник, с которым трудно иметь дело, который всегда и везде опаздывает»49.

К 1 мая американо-английские войска охватили полукольцом небольшой тунисский плацдарм держав оси. Помимо лучших соединений 8-й армии с южного на северный участок фронта автотранспортом был переброшен 2-й американский армейский корпус. К этому времени в составе итало-немецкой группировки оставалось всего 76 танков50. Несколько десятков уцелевших итало-немецких самолетов перелетело на остров Сицилия.

30 апреля 1943 г. Муссолини предупредил Гитлера, что, «если не удастся разрешить проблему авиации в Средиземном море... ни один военный корабль, ни один транспорт, ни один самолет не сможет впредь добраться до Туниса. Это означает немедленную потерю Туниса и всех наших сил, которые там находятся» 51. Но Гитлеру по-прежнему было не до Туниса.

2 февраля 1943 г. на Волге была ликвидирована окруженная группировка немецко-фашистских войск. Советские войска продолжали наступление. Пленение двух отборных немецко-фашистских армий под Сталинградом вынудило Гитлера оставить итало-немецкие войска в Северной Африке без всякой поддержки. Единственное, что мог сделать Гитлер, — это послать в Северную Африку категорическое требование: «Тунисское предмостное укрепление удержать любой ценой» 52.

В начале мая Арним сообщил в Рим о том, что итало-немецкие войска в Тунисе располагают «горючим лишь на ползаправки. достаточным только для 50 км марша, а на его складах отсутствуют боеприпасы для артиллерии и противотанковой обороны» 53. Большая часть танков «неподвижна из-за отсутствия горючего»54. Англо-американская авиация, господствуя в тунисском небе, «препятствовала каждому вылету стран оси» 55.

6 мая американо-английская авиация начала обработку участка обороны противника (5,5 км по фронту и 6,5 км в глубину) с целью пробить брешь в итало-немецких позициях. Итало-немецкие войска спешно отошли на полуостров Бон, надеясь эвакуироваться на остров Сицилию. Как отмечает Фуллер, несмотря на «сокрушительные удары, большая часть сил противника была еще не затронута»56.

На мысе Бон, используя двойную гряду холмов, итало-немецкие войска создали укрепленные позиции и собирались на них оказать противнику сопротивление. Однако, убедившись в том, что для последующей эвакуации войск нет необходимых транспортных средств, итало-немецкое командование капитулировало. 12 мая американо-английское командование официально сообщило, что сопротивление итало-немецких войск в Северной Африке прекратилось. По немецким данным, в плен попало около 150 тыс. немецких и 100 тыс. итальянских солдат и офицеров 57. Эти данные совпадают с английскими. Фуллер пишет, что 12 мая «252 415 немцев и итальянцев сложили оружие»58.

Эта общая цифра пленных составлена из учета не только боевого состава, но и всех тыловых учреждений.

Примечания:

1 Советско-французские отношения во время Великой Отечественной воины 1941—1945 гг. Документы и материалы, стр. 105.

2 Там же, стр. 105.

3 Переписка..., т. 2, стр. 56.

4 D. Eisenhower’s own Story of the War. New York, 1946, p. 1.

5 Советско-французские отношения во время Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. Документы и материалы, стр. 105—106.

6 G. Howe. Northwest Africa: Seizing the Initiative in the West, p. 405.

7 R. Jars. Les Campagnes d’Afrique, p. 212.

8 „Miltfarwesen", Marz, 1963, S. 428.

9 The Ciano Diaries, p. 572.

10 L. Shassin. Histoire Militaire de la Second Guerre mondiele 1939-1945. p. 212

11 Г. Дёрр. Поход на Сталинград, стр. 15.

12 Роковые решения. Сборник статей, стр. 209.

13 В. Liddel Hart. The Other Side of the Hill. Frankfurt am Main, 1950, p. 218.

14 W. Gorlitz. Der deutsche Generalstab, S. 610.

15 Г. Дёрр. Поход на Сталинград, стр. 15.

16 Г. Видер. Катастрофа на Волге. Воспоминания офицера разведки 6-й армии Паулюса. Перев. с нем. М., изд-во «Прогресс», 1965, стр. 200.

17 D. Sсоtt -Daniel. World War. London, 1966, pp. 74—75.

18 The Ciano Diaries, p. 556-557.

19 Там же, стр. 558.

20 Там же, стр. 571—572, 573.

21 Т. Higgins. Hitler and Russia, p. 263.

22 См. Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 400.

23 См. Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 400.

24 О. Брэдли. Записки солдата, стр. 47.

25 R. Jars. Les Campagnes d’Afrique, p. 207.

26 W. Churchill. The Second World War. Vol. IV, p. 658.

27 A. Moorechead. The End in Africa, p. 125.

28 Б. Лиддел Гарт. Стратегия непрямых действий, стр. 375.

29 Высохшее русло реки по арабски называется вади

30 См. G. Howe. Northwest Africa: Seizing the Initiative in the West, chapter 27.

31 Les lettres secretes echangees par Hitler et Mussolini, p. 166.

32 Cm. G. Howe. Northwest Africa: Seizing the Initiative in the West, chapter 27.

33 Tам же, p. 538.

34 Б. Лиддел Гарт. Стратегия непрямых действий, стр. 381.

35 Tам же, p. 378.

36 Les lettres secretes echangees par Hitler et Mussolini, p. 170.

37 См. H. Butcher. My Three Years with Eisenhower, p. 293.

38 См. там же.

39 W. Churchill. The Second World War. Vol. IV, p. 692.

40 S. Westphal. Heer in Fesseln, S. 205.

41 В составе транспортной авиации были самолеты «Гигант» (Ме-323) – огромные шестимоторные самолеты, развивавшие скорость около 225 км в час. Каждый самолет вмещал 120 человек

42 Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 403.

43 Там же.

44 Там же, стр. 404.

45 Переписка..., т. 1, стр. 93.

46 Переписка..., т. 2. М., Госполитиздат. 1957. стр. 58.

47 Дж. Фуллер. Вторая мировая война 1939—1945 гг., стр. 329.

48 Советско-французские отношения во время Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. Документы и материалы, стр. 105.

49 Советско-французские отношения во время Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. Документы и материалы, стр. 377.

50 См. R. Jars. Les Campagnes d’Afrique. p. 240.

51 Les lettres secretes echangees par Hitler et Mussolini, p. 187.

52 Tам же, стр. 175.

53 R. Iars. Les Campagnes d’Afrique, p. 240.

54 Tам же.

55 Tам же.

56 Дж. Фуллер. Вторая мировая война 1939—1945 гг., стр. 328.

57 S. Westphal. Heer in Fesseln, S. 193.

58 Дж. Фуллер. Вторая мировая война 1939—1945 гг., стр. 329.