РАЗВИТИЕ СРЕДИЗЕМНОМОРСКОЙ СТРАТЕГИИ США И АНГЛИИ

1. РЕШЕНИЕ КОНФЕРЕНЦИИ В КАСАБЛАНКЕ (ЯНВАРЬ 1943 г.) О ЗАМЕНЕ ОТКРЫТИЯ ВТОРОГО ФРОНТА В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ В 1943 г. ДЕСАНТНОЙ ОПЕРАЦИЕЙ АМЕРИКАНО-АНГЛИЙСКИХ ВОЙСК НА ОСТРОВ СИЦИЛИЯ

Не успела закончиться операция «Торч», как перед союзниками встал вопрос о планах на будущее. 9 ноября 1942 г. начальник штаба союзных войск в Северной Африке Беделл Смит имел беседу с Черчиллем. В докладе Рузвельту о содержании этой беседы Смит писал, что Черчилль, казалось, «утрачивал интерес к плану операции «Раундап» в Северной Франции»1. Интереса к операции «Раундап» у Черчилля не было и раньше, но он старался это скрыть. Он направил Рузвельту телеграмму, в которой писал, что отказ от проведения операции «Раундап» в 1943 г. был бы «весьма прискорбным решением» 2.

В осторожной форме Черчилль приступил к подготовке отмены операции «Раундап» в 1943 г. В том же месяце он направил Рузвельту телеграмму, в которой намечался план дальнейших действий, а именно: после захвата Северной Африки и открытия Средиземного моря для военных перевозок использовать военно-морские и военно-воздушные базы на африканском побережье «для нанесения удара в мягкое подбрюшье держав оси... в самое кратчайшее время»3.

Не отказываясь от плана «Раундап», Рузвельт не исключал также и отмену этого плана. Он писал: «Никто сейчас не может сказать, представится ли нам возможность нанести удар через Ла-Манш в 1943 г.»4.

На «балканский вариант» Черчилля Рузвельт пока не реагировал, но, как показали дальнейшие события, правящие круги США к продолжению и расширению военных действий в бассейне Средиземного моря относились положительно. Идея о самом якобы уязвимом месте стран оси была положена в основу средиземноморской стратегии союзников на 1943 г.

После предварительного обмена мнениями оба западных лидера направились на очередную конференцию, которая состоялась в Касабланке (Марокко) с 14 по 26 января 1943 г.

На конференции Алан Брук напомнил, что Рузвельт и Черчилль еще год тому назад на Вашингтонской конференции в конце 1941 г. (условное наименование «Аркадия») согласились с тем, что союзные войска не могут высадиться на континент через Ла-Манш до тех пор, пока Германия не будет заметно ослаблена.

Это условие относилось прежде всего к состоянию немецких войск на советско-германском фронте. Брук еще раз с особой настойчивостью подчеркнул, что «фронтальная атака на Германию будет возможна лишь через продолжительное время, и то только в том случае, если военная мощь гитлеровской Германии будет резко ослаблена русским сопротивлением»5. По его мнению, такая ситуация еще не наступила, а если и наступит, то не раньше чем через полтора года. На основе такого предположения Брук заявил, что «союзники могут определенно решиться на вторжение в Европу лишь в 1944 г.»6

Что же должны были делать союзники в течение предстоящих полутора лет, учитывая благоприятные метеорологические условия с мая 1944 г.?

А. Брук разъяснил, что в ожидании, пока Германия не будет ослаблена, усилия англичан и американцев должны быть направлены к тому, чтобы вынудить Германию возможно больше распылять свои силы. Закончил свои рассуждения А. Брук тем, что средиземноморские операции, особенно против Италии, в течение длительного времени могут заменить открытие второго фронта через Ла-Манш, так как они якобы «приведут к значительному отводу войск с советско-германского фронта» 7.

Затем доводы А. Брука стал обосновывать сам Черчилль. Чтобы вынудить немцев распылять свои силы, доказывал Черчилль, необходимо провести сначала серию отвлекающих действий против Сицилии, Корсики, Сардинии, Додеканезских островов и побережья Италии и Греции, до того как будут предприняты какие-либо основные операции на средиземно-морском театре.

Рузвельт «сам был склонен согласиться с расширением действий на Средиземноморском театре»8. После этого объединенный комитет начальников штабов без труда и окончательно договорился 18 января 1943 г. о том, чтобы предпринять наступление на Сицилию.

Английские и американские руководители согласились, что США и Англия, как и в 1942 г., должны быть готовы провести внеочередную операцию по форсированию Ла-Манша в 1943 г. в том случае, «если Германия проявит признаки истощения» 9, иными словами, если Красная Армия неожиданно быстро окажется у границ Германии. Рузвельт употребил даже более сильное выражение. Он предложил своевременно подготовить силы вторжения, «с тем чтобы их можно было немедленно использовать в случае краха Германии» 10.

Ну а если Германия не будет разбита Красной Армией в 1943 г. и перейдет к длительной обороне? В этом случае, пояснил Рузвельт, «использовать их (подготовленные силы вторжения.— В. С.) позднее...» 11.

На конференции в Касабланке была также достигнута договоренность относительно того, что русским должна и впредь оказываться экономическая помощь, «чтобы истощить силы Германии...» 12. А пока будет проходить процесс истощения Германии на советско-германском фронте, союзники решили основную операцию 1943 г. осуществить в наименее чувствительном для Италии месте. На конференции «было договорено, что ближайшая кампания (под названием «Хаски») будет направлена против Сицилии» 13. Это решение означало, что второй фронт в Европе через Ла-Манш не будет открыт и в 1943 г. Вторжение во Францию тем самым было отсрочено примерно еще на один год.

Несмотря на неоднократные заявления руководителей США и Англии о том, что второй фронт в Западной Европе будет открыт в 1943 г., военные планы США и Англии продолжали ограничиваться районом Средиземного моря, то есть булавочными уколами по периферии гитлеровской «европейской крепости». «Следует признать, — говорил Черчилль 20 января в ходе конференции в Касабланке, — что все наши военные операции весьма незначительны по сравнению с огромными ресурсами Англии и США, а тем более в сравнении с гигантскими усилиями России»14. Стратегия малых дел продолжала оставаться в силе.

Решение вновь отложить вторжение во Францию через Ла-Манш не помешало У. Черчиллю 9 февраля 1943 г. заявить Советскому правительству, что «мы (англичане и американцы.— В. С.) также энергично ведем приготовления, до пределов наших ресурсов, к операции форсирования Канала15 в августе, в которой будут участвовать британские части и части Соединенных Штатов» 16.

11 марта 1943 г. Черчилль в стремлении как можно дольше скрыть истинные планы сообщил Советскому правительству, что «мы готовимся ударить раньше августа...» 17.

Однако в феврале и марте шли энергичные приготовления к высадке американо-английских войск на остров Сицилия.

Участники конференции, принимая решение на высадку англо-американских войск на остров Сицилия, одну из целей сформулировали так: «Уменьшить давление немцев на советско-германском фронте...»18. Черчилль убеждал, что «лучшей помощью русским будет выбить Италию из войны» 19. На деле это вело «к булавочным уколам на периферии» 20. Не опасаясь за свой тыл в Западной Европе, германское верховное командование непрерывно перебрасывало свои резервы на Восточный фронт. Только за последние четыре месяца 1943 г. из Германии и оккупированных ею стран Западной Европы на советско-германский фронт было переброшено 32 дивизии и бригады21.

Все коалиционное стратегическое планирование, касающееся вторжения на Европейский континент через Ла-Манш, продолжало оставаться в положении неопределенности и изменчивости. Реальные «планы разгрома держав «оси» разработаны не были»22. План «Болеро», как и план «Следжхаммер» в 1942 г., «был отодвинут на последнее место...» 23. Вопрос об операции по форсированию Ла-Манша (план «Раундап») «был просто оставлен открытым до новых переговоров» 24 .

По плану «Раундап» намечалось к 1 апреля 1943 г. сосредоточить на Британских островах 48 союзных дивизий для форсирования Ла-Манша. Принятие плана «Хаски» привело к «сосредоточению в Англии к концу 1943 г. всего лишь шести дивизий»25.

В целом конференция в Касабланке «оказалась бесплодной в основных вопросах стратегии»26. Правительства США и Англии по-прежнему выступали за открытие второго фронта в Северной Франции только в принципе и с осуществлением в далеком будущем. В результате этой конференции вместо вторжения в Европу через Ла-Манш «на Средиземноморском театре был предпринят ряд второстепенных действий...»27.

Бывший военный министр США Стимсон в своих мемуарах утверждает, что вопрос о высадке в Сицилии был решен лишь в январе 1943 г., и то только потому, что Черчилль оказался непреклонным в своих требованиях продолжать военные действия в бассейне Средиземного моря.

Американский военный историк Погью проводит эту же линию. Он пишет, что в результате «нежелания англичан предпринимать операцию «Раундап» в 1943 г. объединенный штаб решил осуществить вторжение на Сицилию»28. Однако в американской историографии встречаются и другие данные. Например, де Вирд в статье «Маршалл — организатор победы» приводит факты, которые доказывают, что высадка на остров Сицилия была предусмотрена еще до 8 ноября 1942 г., то есть задолго до высадки американо-английских войск в Северной Африке29. Действительно, вскоре после опубликования коммюнике от 12 июня 1942 г. об открытии второго фронта в Европе в том же году оформилось соглашение американо-английских правящих кругов, направленное к тому, чтобы не только подменить в 1942 г. открытие второго фронта в Европе военными действиями в Северной Африке, но и продолжать эти действия в бассейне Средиземного моря. Черчилль, заявляя 9 февраля 1943 г. о подготовке к форсированию Ла-Манша в августе 1943 г., не мог не знать, что к разработке плана Сицилийской операции приступили в декабре 1942 г.

Таким образом, уже на конференции в Касабланке правящие круги США и Англии договорились о срыве второго фронта в Западной Европе в 1943 г. Они не использовали имевшиеся возможности для осуществления стратегии прямых действий по фашистской Германии. Стратегия англо-американских союзников на протяжении всего 1943 года все больше и больше отходила в сторону действий на периферии второй мировой войны.

Средиземноморская стратегия США и Англии все глубже втягивала их вооруженные силы в военные действия на средиземноморском театре (в Тунисе, Сицилии, Италии, Сардинии и на Корсике), являвшемся второстепенным театром второй мировой войны.

В связи с этим приготовления к вторжению через Ла-Манш весной 1943 г. были прекращены, британские острова почти оголены от американских войск, и американские ресурсы переориентированы. На протяжении всего 1943 года союзники занимались сначала Северной Африкой, а затем Сицилией и югом Апеннинского полуострова. Периферийная стратегия союзников не оставляла сомнений в том, что в течение 1943 г. никакой попытки к вторжению не может быть предпринято по меньшей мере до 1944 г. Поэтому германское командование, не опасаясь и в 1943 г. за свой тыл в Западной Европе, продолжало наращивать свои силы на советско-германском фронте.

В 1943 г. возникло разногласие между Советским правительством и союзниками по вопросу признания Французского национального комитета освобождения, созданного в Алжире.

На протяжении всей войны Советский Союз проводил неизменно дружественную политику по отношению к народу Франции. Правительства же США и Англии самым бесцеремонным образом вмешивались в деятельность Французского национального комитета освобождения, стремясь составить комитет из угодных им лиц. Политические руководители США и Англии очень мало считались с де Голлем.

Достигнутое в Касабланке соглашение между англо-американскими союзниками о замене открытия второго фронта в Западной Европе высадкой англо-американских войск на остров Сицилия привело в свою очередь к соглашению о необходимости примирить де Голля с Жиро и получить тем самым возможность оказать решающее влияние на формирование состава Французского национального комитета освобождения.

Правительство США согласилось вести переговоры с де Голлем лишь после того, как американские позиции во Французской Северной, Северо-Западной и Западной Африке были прочно укреплены.

В ходе конференции в Касабланке де Голлю дважды было послано приглашение приехать, но он наотрез отказался, не желая связывать себя обязательствами по отношению к США. В конце концов встреча его с Рузвельтом все же состоялась. Де Голль вынужден был уступить. Но переговоры в Касабланке не привели к желаемой для США цели. Де Голль не сделался более покладистым.

В мае 1943 г. де Голль приехал в Алжир. 3 июня 1943 г. он и Жиро объявили о соглашении, по которому они оба становились председателями Французского национального комитета освобождения. Советское правительство, движимое общностью интересов Советского Союза и Франции в борьбе против общего врага — гитлеровской Германии, собиралось летом 1943 г. признать Французский национальный комитет освобождения в качестве временного правительства Франции.

19 июня Советское правительство заявило английскому послу в Москве А. Керру, что оно не находит целесообразным откладывать признание Французского национального комитета освобождения. Но этому признанию в 1943 г. помешал Черчилль, заявивший протест в послании от 23 июня 1943 г.

Черчилль был встревожен за судьбу англо-американского плана наступления на гитлеровскую Германию через Италию. Де Голль стремился проводить самостоятельную политику. В связи с этим Черчилль опасался, что де Голль, сосредоточив в своих руках всю власть во Французской Северной Африке, окажет серьезное давление в пользу первоочередного выполнения плана высадки англо-американских войск в Северной Франции. Вот почему в послании от 23 июня 1943 г. Черчилль писал: «Мы не можем быть уверены в его образе действий (т. е. Французского национального комитета освобождения.— В. С.)»30. В том же послании он диктовал свои условия комитету и предупреждал, что США и Англия признают Французский национальный комитет освобождения «лишь после того, как получат достаточные доказательства, что его характер и деятельность будут удовлетворительными в отношении интересов дела союзников» 31.

Непосредственное соглашение де Голля с Жиро в июне 1943 г. до такой степени раздражило правительства США и Англии, что они потребовали доказательств от комитета, что его деятельность будет их удовлетворять.

В начале июля 1943 г. государственный секретарь США К. Хэлл в беседе с послом СССР в Вашингтоне А. Громыко прямо заявил, что «де Голлю американцы и англичане не доверяют» 32.

26 августа 1943 г. правительства США и Англии были вынуждены согласиться с Советским правительством о совместном признании Французского- национального комитета освобождения. Советское правительство признало комитет временным правительством Франции де-факто. Правительства США и Англии подчеркивали, что комитет не является правительством, а лишь органом, который осуществляет руководство французскими усилиями в войне (признание комитета как административного органа).

В октябре 1943 г. на Московской конференции министров иностранных дел СССР, США и Англии Хэлл и Иден выступили против предложения Советского правительства о включении Франции в состав Европейской консультативной комиссии (ЕКК) для решения вопросов, связанных с Германией. Только через, год, 10 октября 1944 г., Англия согласилась включить Францию в состав ЕКК. Правительство США продолжало резко препятствовать полному соглашению.

На Московской конференции в октябре 1943 г. Советское правительство отклонило англо-американский проект осуществления оккупационного режима на территории Франции. В ноябре 1943 г. посол США в Москве А. Гарриман вновь безрезультатно ставил вопрос перед Советским правительством о целесообразности добиваться замены де Голля под тем предлогом, что во Французском национальном комитете есть люди «более сильные и приемлемые, чем де Голль»33.

Двойственная политика США и Англии была направлена к тому, чтобы помешать возрождению сильной и независимой Франции.

Примечание:

1 Р. Шервуд. Рузвельт и Гопкинс, т. 2, стр. 302.

2 Там же, стр. 303.

3 М. Мэтлофф. От Касабланки до «Оверлорда», стр. 46.

4 Р. Шервуд. Рузвельт и Гопкинс, т. 2, стр. 303.

5 A. Bryant. The Turn of the Tide. 1939-1943. s. 347

6 М. Мэтлофф. От Касабланки до «Оверлорда», стр. 48.

7 Там же, стр. 49.

8 М. Мэтлофф. От Касабланки до «Оверлорда», стр. 49.

9 Там же, стр. 50.

10 Р. Шервуд. Рузвельт и Гопкинс, т. 2, стр. 303.

11 Там же.

12 М. Мэтлофф. От Касабланки до «Оверлорда», стр. 52.

13 Н. Stimsоn and M. Bundy. On Active Service in Peace and War, p. 428.

14 W. Churchill. The Second World War. Vol. IV, p. 613.

15 Канал (The Channel) — название, принятое в Англии для обозначения Ла-Манша.

16 Переписка..., т. 1, стр. 92.

17 Там же, стр. 101.

18 М. Мэтлофф. Or Касабланки до «Оверлорда», стр. 52.

19 G. Shepperd. The Italian Campaign 1943—1945. London, 1968, p. 15.

20 М. Мэтлофф. От Касабланки до «Оверлорда», стр. 196.

21 См. История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941—1945. Т. 4. М.. Воениздат. 1962, стр. 23.

22 М. Мэтлофф. От Касабланки до «Оверлорда», стр. 70.

23 Там же, стр. 80.

24 Там же, стр. 70.

25 М. Мэтлофф. От Касабланки до «Оверлорда», стр. 80.

26 Там же, стр. 70.

27 Там же, стр. 273.

28 Ф. С. Погью. Верховное командование. Перев. с англ. М., Воениздат, 1959. стр. 107.

29 De Weerd. Marshall: Organiser of Victory. 1947. p.15

30 Переписка..., т. 1, стр. 135.

31 Советско-французские отношения во время Великой Отечественной воины 1941—1945 гг. Документы и материалы, стр. 167.

32 Там же, стр. 180.

33 Советско-французские отношения во время Великой Отечественной воины 1941—1945 гг. Документы и материалы, стр. 232.