7. ЗАМЕНА ВТОРОГО ФРОНТА В ЕВРОПЕ В 1942 г. ВЫСАДКОЙ АМЕРИКАНО-АНГЛИЙСКИХ ВОЙСК В АЛЖИРЕ И МАРОККО

Во время отхода итало-немецких частей от Эль-Аламейна Англия и США предприняли высадку своих войск в Марокко и Алжире. Германское верховное командование, поглощенное событиями под Сталинградом, и не пыталось воспрепятствовать высадке американо-английского десанта.

Подготовка к осуществлению американского плана вторжения на Африканский континент в 1942 г. происходила в тот период, когда правительства США и Англии заявляли перед всем миром, что они якобы заняты подготовкой к вторжению в Западную Европу в августе — сентябре 1942 г.

Замыслы правящих кругов США в отношении французских владений в Африке начали оформляться сразу же после поражения Франции.

В июне 1940 г. правительство США установило дипломатические отношения с правительством Виши, признав тем самым франко-германское перемирие. Американским чрезвычайным послом в Виши был назначен адмирал Леги, позже занявший пост председателя объединенного комитета начальников штабов. Правящие круги США придавали большое значение дружественным отношениям, которые Соединенные Штаты поддерживали с Францией после 1940 г. Причина заигрывания с вишистами объясняется очень просто. Правящие круги США считали, что, поддерживая официальные дипломатические отношения с Петэном, им будет легче проникнуть и утвердиться во Французской Северной и Северо-Западной Африке.

Английское правительство, хотя и негласно, поддерживало контакт с Виши на протяжении почти всей второй мировой войны. В июле 1940 г. правительство Петэна порвало дипломатические отношения с Англией, но в Виши остался представитель Канады Дюпюи. Английское правительство рассматривало пребывание в Виши Дюшон как окно во двор, на который не было другого доступа.

В Монтуаре 24 октября 1940 г. состоялась встреча Гитлера с Петэном. Эта встреча закончилась договоренностью о содружестве между Виши и Германией. В совместной декларации говорилось о заинтересованности вишистов и фашистов в том, чтобы Англия потерпела поражение как можно скорее.

Несмотря на это, «английское правительство пошло настолько далеко, что вело переговоры с личным представителем Петэна. Во время конференции в Монтуаре король Георг направил личное послание Петэну»1. В Лондоне старались не замечать сговора Петэна с Гитлером и продолжали с ним заигрывать.

19 декабря 1940 г. государственный департамент США по просьбе английского правительства передал Петэну официальное английское предложение направить для обороны Французской Северной и Северо-Западной Африки (Тунис, Алжир, Марокко) английский экспедиционный корпус в составе шести дивизий. В январе 1942 г. эти шесть дивизий были предложены Вейгану в личном послании Черчилля. Вейган в это время находился во Французской Северной Африке в качестве генерального делегата правительства Виши. Ему были подчинены все французские вооруженные силы в Северной, Северо-Западной и Западной Африке.

Не решаясь в тот период изменить германскую ориентацию на английскую, Вейган ответил, что он сможет принять английское предложение лишь в том случае, если число английских войск, направляемых во Французскую Северную Африку, будет увеличено до 50 дивизий (500 тыс. человек). Выдвигая такие условия, Вейган просто считал, что еще не наступило время для перехода на английскую сторону.

По отношению к комитету де Голля правящие круги Англии вели двойную игру. Пасси, один из руководителей деголлевской разведки, установил, что, «работая с нами, англичане сохраняли в то же время некоторые тайные связи с вишистской разведкой» 2.

В борьбе за Французскую Северную Африку все преимущества оказались на стороне американской дипломатии. В неоккупированной Франции, Тунисе, Алжире и Марокко американцы сохранили свои консульства. В декабре 1940 г. в Северную Африку прибыл в качестве специального агента государственного департамента США для руководства всеми консульскими чиновниками и специальными наблюдателями советник американского посольства в Виши Роберт Мэрфи.

Во Французской Северной Африке ко времени приезда туда Мэрфи центральной фигурой был Вейган — один из главных виновников поражения Франции в 1940 г. Для американской разведки Вейган оказался весьма ценным человеком. Мэрфи удалось 26 февраля 1941 г. заключить экономическое соглашение с Вейганом. По этому соглашению США получили неограниченные права торговать на территории французских владении в Африке.

Правительство США придавало огромное значение соглашению, которое позволяло направлять в Северную Африку официальных американских представителей для наблюдения за использованием американских товаров. Соглашение с Вейганом открывало США широкие возможности. Пользуясь этим, в Северную и Северо-Западную Африку на правах вице-консулов с функциями «технических помощников» были отправлены офицеры разных родов войск в гражданской одежде. Леги пишет, что это были шпионы. Страны оси знали об этом. Фердинанд Гелих, секретарь итальянской комиссии по перемирию с Францией, после поездки в Тунис в отчете писал о том, что американское консульство превратилось в центр шпионажа и пропаганды.

Прошло немного времени, и государственный департамент США имел во всех французских колониях в Африке тщательно подобранный штат так называемых контролеров, которые «подобно стае ястребов следили за развитием событий. Они оказали неоценимую помощь в подготовке условий для нашего (американского.— В. С.) вторжения в Северную Африку в ноябре 1942 г.»3. Американские консулы и вице-консулы, находившиеся во Французской Северной, Северо-Западной и Западной Африке, занимались главным образом тем, что вербовали французских офицеров и чиновников из разных ведомственных учреждений на американскую службу, собирали и присылали информацию, которая использовалась военным министерством. Контроль за использованием американских товаров они осуществляли лишь для отвода глаз. Американская торговля с Французской Африкой фактически приводила к снабжению фашистской Германии американскими товарами.

Бывший руководитель разведки, контрразведки и личной полиции де Голля Жак Сустель, достаточно хорошо информированный о торговых махинациях американских и немецких монополий, проводившихся во время второй мировой войны, подтверждает, что ни один французский пароход не пересекал Атлантики без разрешения, которое Виши испрашивало у Висбаденской комиссии по перемирию, так что Вашингтон через подставных лиц оказывался в отношениях с Берлином4. По этому каналу связи оказывалась непосредственная экономическая помощь американских монополий фашистской Германии.

В государственном департаменте США хорошо знали, что стратегические материалы «попадали в Германию через вишистскую Францию»5. Знали там также и о том, что Виши «разрешило отправлять из Туниса снабжение для германской армии в Ливии» 6. Это снабжение шло из американских источников. Американские так называемые «консульские агенты» посылали по этому поводу целые потоки информации. Например, 10 ноября 1941 г. С. Уэллес получил информацию о том, что из Северной Африки были отправлены в Германию грузы кобальта и каучука. Немцы в это время крайне нуждались в каучуке. 30 декабря Уэллес получил новое сообщение о предстоящей отправке 3500 тонн бензина из Туниса в Ливию для вооруженных сил стран оси. В начале февраля 1942 г. американская разведка располагала достоверными сведениями о том, что вишистские суда перевозят военные материалы, в том числе военные грузовики, из Марселя в Тунис, предназначенные для войск держав оси в Ливии. Вне всякого сомнения, в Ливию попадали и военные материалы американского производства. Немецкая армия оснащалась американскими грузовиками.

Американские товары доставлялись не только во Французскую Северную Африку, но и в порты Южной Франции для населения неоккуппрованной зоны. Среди этих товаров также было немало стратегических материалов, доставлявшихся под видом продовольственных продуктов. Нередко случалось так, что, когда американский корабль заходил в Марсель для выгрузки, его уже ожидал вишистский транспорт для доставки военных материалов в Тунис, откуда грузы автомашинами перебрасывались в Триполи (Ливия) для итало-немецких войск.

Все это создавало дополнительные трудности для командования 8-й английской армии, но правящие круги США свои интересы, направленные на подготовку захвата Французской Северной и Северо-Западной Африки, ставили выше интересов коалиционной стратегии.

Экономическое проникновение американских монополий во Французскую Северную и Северо-Западную Африку, проводимое под прикрытием благородных фраз об американской благотворительности, подготовило почву для высадки американских войск в ноябре 1942 г.

Военная оккупация Северной и Северо-Западной Африки подготавливалась правящими кругами CШA и Англии под предлогом вытеснения гитлеровцев из этих районов. Бывший генеральный директор английской комиссии по ведению политической войны Локкарт в своей книге «Час расплаты» так и пишет, что целью операции «Факел» являлось «изгнание германских и итальянских войск из Северной Африки»7. Этот тезис нашел отклик в западногерманской военно-исторической литературе по второй мировой войне. Например, Гёрлиц в книге «Германский генеральный штаб» 8 пытается уверить в том, что в результате высадки англо-американских войск в Марокко и Алжире немецкий африканский корпус Роммеля оказался между двух огней. Это якобы и заставило Роммеля поспешить с отступлением из Египта. В действительности же было не совсем так. Районы высадки англо-американских войск на Атлантическом побережье Марокко находились на расстоянии 2500 км от группировки Роммеля у Эль-Аламейна. Решение на отход из Египта Роммель принял 4 ноября 1942 г., до высадки англо-американских войск во Французской Северной Африке. 8 декабря итало-немецкая группировка возобновила отход из района Эль-Агейлы (Ливня) в Тунис. В это время англо-американские войска находились от Эль-Агейлы на расстоянии 1200 км и были задержаны итало-немецкими войсками, переброшенными с острова Сицилия в Тунис. Фуллер убедительно доказывает, что вторжение англо-американских войск в Алжир создало бы непосредственную угрозу базе Роммеля в Триполи в двух случаях: первый — если бы вторжение предшествовало сражению у Эль-Аламейна; второй — если бы союзные войска высадились как можно ближе к Триполи9. Однако ни один из этих вариантов не был осуществлен. Верховное командование союзников отклонило оба варианта. Английское военно-морское командование было против каких бы то ни было высадок восточнее Алжира. Причины выдвигались самые разнообразные: и недостаток десантных средств, и недостаток авианосцев, и боязнь налетов авиации противника с Сардинии и Сицилии. Ясно одно, высадка в Касабланке, Оране и Алжире не приводила к быстрому окончанию военных действий в Северной Африке, которого не хотели правящие круги США и Англии.

Высадка англо-американских войск во Французской Северной Африке не могла заставить Роммеля поспешить с отходом в Тунис. Отход немецкого африканского корпуса в Тунис объясняется отказом Гитлера послать подкрепления в Северную Африку вследствие разгрома немецких войск в битве на Волге.

Что касается итало-немецких войск непосредственно в районах высадки, то их там просто не было. Бывший государственный секретарь США Корделл Хэлл отмечает в своих мемуарах, что немцев в Северной и Западной Африке почти не было, так как «проникновение немцев в Северную, и Западную Африку не носило серьезного характера»10. Консул Уоссон сообщил в государственный департамент, что ему «не удалось обнаружить в Дакаре ни одного немца...» 11.

Правящие круги США принимали и другие меры к оправданию вторжения американских вооруженных сил на Африканский континент. В мае 1941 г. Уэллес подготовил для Рузвельта проект послания к конгрессу, «смысл которого заключался в том, чтобы распространить действия доктрины Монро на всю территорию Западной Африки к северу от экватора...» 12.

Как известно, доктрина «Америка для американцев» была сформулирована президентом США Монро в 1823 г. В эпоху империализма эта доктрина уже не удовлетворяла агрессивные устремления американских монополистов, и они лихорадочно искали подходящий способ распространить ее не только на Африку, но и на весь мир.

Американские экспансионистские планы в отношении Африки привели к резкому обострению американо-английских империалистических противоречий. Проявились они в связи с проблемой руководства французской администрацией в Северной, Северо-Западной и Западной Африке.

Английское правительство 3 июля 1942 г. поспешило признать де-юре Французский национальный комитет, созданный в Лондоне, рассчитывая, что вооруженные силы де Голля высадятся во Французской Северной и Северо-Западной Африке одновременно с американо-английскими войсками, что позволит де Голлю возглавить французскую администрацию в этих районах.

Этот расчет не оправдался. Рузвельт не только возразил против участия вооруженных сил де Голля в совместной высадке, но и «твердо держался своего решения, о котором было сообщено премьер-министру Черчиллю в начале года (1942 г.— В. С.), что де Голлю не следует сообщать о вторжении до тех пор, пока оно не начнется. Черчилль пытался добиться от президента согласия сообщить де Голлю хотя бы за день до высадки, но Рузвельт был непреклонен» 13. Рузвельт крайне неблагожелательно относился к де Голлю.

Американцы лихорадочно подыскивали среди французов проамериканского кандидата, который возглавил бы французскую администрацию в Северной и Северо-Западной Африке и в то же время помог бы в щекотливом деле — избежать сопротивления американскому вторжению. Выбор пал на Жиро.

Генерал Жиро 17 апреля 1942 г. бежал в Южную Францию из германской крепости Кенигштейн, где он содержался в заключении в течение почти двух лет, после того как попал в плен в 1940 г. Американцы установили с Жиро контакт, и он согласился с ними сотрудничать. Политические взгляды Жиро были самые реакционные. Он открыто и неоднократно высказывал свое восхищение политикой Петэна14. Эти качества больше всего устраивали правящие круги США. Поэтому правительство США спешно признало Жиро руководителем сил сопротивления в Северной и Северо-Западной Африке, главнокомандующим всеми французскими вооруженными силами в этих районах и губернатором, хотя у Жиро не было даже тех немногочисленных французских вооруженных сил, которыми располагал де Голль.

7 ноября 1942 г. американский самолет доставил Жиро из Южной Франции в Гибралтар, где он ожидал начала американо-английского вторжения, чтобы возглавить французскую военную и гражданскую администрацию в Северной Африке, Затем на американской подводной лодке Жиро доставили в Алжир, где он и утвердился на американских штыках.

Когда Жиро появился на политическом горизонте, некоторые из сторонников де Голля переметнулись в американский лагерь. Среди них был и бригадный генерал в отставке Зон.

Американо-английские противоречия в это время, вызванные борьбой за господствующее влияние во французских колониях, накалились до такой степени, что Черчилль послал Рузвельту телеграмму с требованием обеспечить де Голлю заслуженное им место, то есть поставить именно его во главе французской администрации в Африке. В той же телеграмме Черчилль предупреждал Рузвельта, что образование двух соперничающих французских правительств — одного, поддерживаемого Англией, и другого — Соединенными Штатами — должно быть предотвращено любой ценой.

В момент, казалось бы, неотвратимого взрыва англо-американских противоречий на североафриканской сцене неожиданно возникла фигура адмирала Дарлана. После капитуляции французской буржуазии перед Гитлером Дарлан работал в очень тесном контакте с немцами.

18 ноября 1941 г. по требованию Дарлана правительство Виши уволило в отставку Вейгана, опасаясь его сепаратизма. Вместо Вейгана командующим французскими военными силами в Северной Африке был назначен Жюэн.

Узнав из германских и японских источников о подготовке США военной операции по захвату Дакара и Касабланки, Дарлан в свою очередь в критический момент переметнулся на американскую сторону. Накануне высадки американо-английских войск на африканском материке Дарлан приехал в Алжир для организации сопротивления американо-английскому вторжению во французские африканские колонии. В день высадки — 8 ноября 1942 г. — объединенный американо-английский штаб получил сообщение о желании Дарлана начать переговоры.

Верховный главнокомандующий Эйзенхауэр был очень взволнован этим известием. Дарлан предложил свои услуги американцам в самый решающий момент осуществления американского плана вторжения в Африку. Эйзенхауэра смущал вопрос о том, что же теперь делать с Жиро, смогут ли Дарлан и Жиро работать вместе.

Командующий английскими военно-морскими силами на Средиземном море адмирал Кеннингхэм напомнил Эйзенхауэру о том, как относился Черчилль к сотрудничеству с Дарланом в период разгрома Франции. В тот период возник вопрос о дальнейшей судьбе французского военно-морского флота. В связи с этим вопросом Черчилль заявил о необходимости во что бы то ни стало завладеть французским флотом, даже если бы для этого пришлось «поцеловать Дарлана в корму»15. Выход нашли. 13 ноября Дарлана назначили верховным комиссаром в Северной и Северо-Западной Африке, а Жиро поручили командование всеми французскими вооруженными силами в этих районах.

Дарлан, действуя от имени правительства Виши, подписал приказы всем сухопутным, воздушным и морским силам в Северной и Северо-Западной Африке прекратить сопротивление. В соответствии с этим приказом французские силы в Северной Африке «очень скоро прекратили борьбу»16. 14 ноября 1942 г. Эйзенхауэр сообщил о соглашении с Дарланом, а Дарлан официально подтвердил, что он перешел на американскую сторону.

Жиро выразил свое возмущение сделкой с Дарланом, но в конце концов вынужден был признать совершившийся факт. Заместитель Эйзенхауэра генерал Кларк заставил обоих французских военных руководителей работать согласованно. Дарлан возглавил гражданскую власть, а Жиро — вооруженные силы.

Узнав об измене Дарлана, Петэн сместил его и назначил генерала Ногэса генеральным резидентом вместо Дарлана. Но, следуя примеру Дарлана, генерал Ногэс также перешел на американскую службу, и его оставили губернатором Марокко.

Военные приготовления, связанные с высадкой американо-английских войск во Французской Северной Африке, были закончены еще в августе 1942 г.

Военные руководители с необыкновенным энтузиазмом выполняли приказ правящих кругов США и Англии: «...на полной скорости к осуществлению операции «Торч». Экспедиция во Французскую Северную Африку обещала быть легкой прогулкой. В сведениях американской разведки «указывалось, что численность немцев в Марокко не превышала 180 человек»17.

Американо-английское командование подготовило для высадки 12 дивизии, из них 4 бронетанковые. 12-я американская воздушная армия, созданная в августе 1942. г. для тактической поддержки американских войск в Алжире и Марокко, имела в своем составе 1244 самолета18. Английские войска прикрывались восточной группой английских военно-воздушных сил в составе 454 самолетов19.

В начале ноября 1942 г. наступил момент, когда североафриканская экспедиция могла быть проведена без всякого риска: все основные силы гитлеровцев были прикованы к советско-германскому фронту. В США хорошо понимали, что, «если бы не блестящие военные подвиги России, у союзников осталось бы очень мало надежд на победу» 20.

Первоначально высадка американо-английских войск планировалась на август 1942 г., но в дальнейшем сроки переносились в ожидании благоприятного момента. Этот долгожданный час наступил в ноябре 1942 г., когда гитлеровское командование, бросив под Сталинград все свои отборные войска и не добившись успеха, было в тяжелом полонянин. Вследствие этого американо-английское командование получило полную свободу действий в Северной Африке.

В послевоенной американской и английской литературе широкое распространение получила версия, что командование союзников сумело обеспечить тайну подготовки и внезапности высадки своих войск в Северной Африке. Благодаря этому оно и добилось успеха. Фуллер, например, утверждает, что Гитлер «был застигнут врасплох вторжением союзников...»21.

В действительности же итало-немецкая разведка была достаточно хорошо проинформирована о подготовке американо-английского командования к североафриканской экспедиции.

9 октября 1942 г. Чиано имел длительное совещание с руководителем агентурной разведки генералом Аме, который заявил, что «англосаксы готовятся высадиться крупными силами в Северной Африке» 22. Однако к тем данным, которые имелись в распоряжении Аме, немецкая разведка «не проявляла особого интереса» 23.

В начале октября 1942 г. представители Дарлана информировали Р. Мэрфи о том, что правительство Виши узнало из германских источников о намерении Соединенных Штатов развернуть в ближайшем будущем военные операции против Дакара или Касабланки, а возможно, против обоих пунктов одновременно.

Немецкие авторы истории второй мировой войны отмечают, что высадка американо-английских войск во Французской Северной и Северо-Западной Африке для итальянского верховного командования и главнокомандующего немецкими войсками Юга Кессельринга «не была неожиданной»24. Высадка «ожидалась уже давно...» 25. Итальянское верховное командование и Кессельринг «уже в течение нескольких дней знали, что в море находится большой десантный флот союзников»26.

7 ноября Кавальеро получил новые сведения, и довольно подробные, о составе морского десанта союзников. Речь шла о трех эшелонах. «В первом — 110 кораблей, во втором — 38 и в третьем — 43. Общая численность кораблей — 191» 27.

Эти факты в достаточной степени опровергают утверждение, что успех высадки заключался в обеспечении секретности подготовки. Успех высадки американцев и англичан в Северной Африке был обусловлен успехами Красной Армии; она сорвала гитлеровский стратегический план на лето 1942 г. и не дала возможности итало-немецкому командованию перебросить в Северную Африку необходимые силы и боевую технику.

В американской прессе много было разговоров о том, что, поскольку французские порты Африки оккупированы германским военно-морским флотом, североафриканская экспедиция является ударом, направленным непосредственно против Германии. Однако после воины сам Эйзенхауэр признал, что в этих портах не было военно-морского флота стран оси.

Планом «Торч» предусматривалась одновременная высадка войск в трех основных районах: в Касабланке, Оране и Алжире. Американские войска составляли первый эшелон, британские — второй.

В США особо подчеркивался американский характер десантной операции. Маскировка американским флагом была предпринята потому, что после нападения английского флота на французские военные корабли в Оране и Дакаре в 1940 г. французские моряки заняли особенно резкую антибританскую позицию. Английское правительство не без основания опасалось враждебного отношения населения, французской армии и флота к британским вооруженным силам. На совещании объединенной группы начальников штабов одно время даже обсуждался вопрос о том, чтобы переодеть английских солдат в американскую форму и нарисовать американские опознавательные знаки на английских самолетах. Рузвельт пошел дальше и предложил исключить британские сухопутные силы из состава десанта. Он считал, что лучше всего осуществить вторжение без участия англичан. Поэтому в письме от 2 сентября 1942 г. Рузвельт пытался усилить опасение Черчилля предупреждением о том, что атака под командованием англичан натолкнется на решительное сопротивление. Намерение правящих кругов США обойтись своими силами и таким способом устранить английского конкурента с территории французских колоний в Африке вызвало резкий протест со стороны англичан. В конечном итоге английские войска были включены в экспедицию, но в состав вторых эшелонов высаживаемых десантов. Английское командование стремилось все же больше не рисковать. Об участии же английских войск в операции было объявлено только после создания предмостных укреплений на побережье.

Возникали разногласия и по вопросу о месте высадки. Когда разрабатывался еще план «Джимнаст», американцы намеревались начать африканский поход с высадки на северо-западном побережье Африки, в районе Касабланки. Английские представители настаивали на военных действиях главным образом в Средиземном море. В конце концов обе стороны пришли к соглашению, что в начальный период высадка будет осуществляться в основном американцами одновременно как на северо-западном, так и северном побережье Африки.

Американо-английские войска высаживались тремя группами: восточная — в районе Алжира численностью 55 тыс. человек, в том числе 45 тыс. англичан; западная — в районе Касабланки численностью 42 тыс. человек, преимущественно американцы; центральная — в районе Орана численностью 40 тыс. человек, из них 37 тыс. американцев28.

Американский флот прикрывал высадку в районе Касабланки, а английский флот обеспечивал ее со стороны Средиземного моря.

Военно-морские силы, принимавшие участие в обеспечении высадки десантов, насчитывали 200 военных кораблей и 110 транспортов. Общее морское командование осуществлял английский адмирал Эндрыо Кеннигхэм. Военно-воздушные силы имели двух командующих: от США — генерала Дулитла, от Англии — маршала авиации Уэлша. Верховным главнокомандующим был назначен американский генерал Эйзенхауэр.

В сентябре 1942 г. советник американского посольства в Вити Р. Мэрфи был назначен политическим советником по гражданским делам при генерале Эйзенхауэре. В то время в Марокко находились французские войска численностью 110 тыс. человек. Разведывательная деятельность Мэрфи и его консулов и вице-консулов была направлена к тому, чтобы нейтрализовать эти силы. Это им удалось.

2 сентября 1942 г. Рузвельт писал Черчиллю о том, что последние и наиболее надежные сведения, полученные из Северной Африки, состоят в том, что американская экспедиция, возглавляемая на всех трех стадиях американскими офицерами, не встретит большого сопротивления со стороны французской армии в Африке. К числу тех надежных сведении, на которых базировалась уверенность Рузвельта, следует отнести переговоры американской разведки с эмиссарами Дарлана. То дали понять, что в случае начального успеха североафриканской экспедиции Дарлан согласится оказать помощь американо-английскому командованию на посту главнокомандующего всеми французскими вооруженными силами во Франции и Северной Африке. Помимо Дарлана американская разведка связалась непосредственно с рядом высших офицеров французских вооруженных сил в Северной и Северо-Западной Африке. В ночь на 22 октября 1942 г. заместитель Эйзенхауэра генерал Кларк имел с ними секретную встречу вблизи Алжира. Они передали информацию относительно береговых батарей, дислокации войск и, самое главное, подтвердили, что сопротивление в Северной и Северо-Западной Африке оказано не будет. Беспрепятственная высадка американо-английских вооруженных сил была надежно обеспечена.

Первая крупная десантная операция американо-английских войск в Северной и Северо-Западной Африке началась в ночь на 8 ноября и продолжалась до 12 ноября 1942 г.

У Федала, в районе Касабланки, при высадке четырех десантных отрядов «незначительное сопротивление, оказанное французами, выражалось в редком артиллерийском огне береговых батарей»29. Уже в 14 часов 30 минут 8 ноября французские войска в Федале капитулировали.

Высадка десантных отрядов в Саффи, а также в районе Касабланки началась в 5 часов 05 минут в четырех пунктах побережья. Транспорты с 15 часов выгружали танки непосредственно в порту, так как сопротивления оказано не было.

10 ноября американские войска также без сопротивления заняли порт Лиотэ.

9 ноября из Саффи и Федала американские войска, в том числе танковые, начали движение к городу Касабланка. Гарнизон города капитулировал к вечеру 10 ноября, до подхода американских танковых частей, после того как адмирал Дар-лан по радио обратился к гарнизону Касабланки с призывом прекратить дальнейшее сопротивление.

Высадка в районе Орана мало чем отличалась от высадки в районе Касабланки. 8 ноября американцы высадились на берег, 9 ноября накапливали своп силы вблизи города, а в 12 часов 30 минут 10 ноября город Оран капитулировал. В районе города Алжир также «не было встречено почти никакого сопротивления, и район этот был быстро занят нашими войсками» 30. Еще до высадки союзных войск в Алжире с начальником гарнизона этого города генералом Мастом «были проведены тайные переговоры, на которых он заверил нас, что французские войска не окажут союзникам никакого сопротивления» 31.

В действительности так и оказалось. Высадка в районе Алжира началась в час ночи 8 ноября. Мает «сдержал свое слово и сдал Алжир» 32.

Аналогично изложенному проходила высадка американо-английских войск во всех одиннадцати пунктах побережья Северной и Северо-Западной Африки.

Самый лучший аэродром — Мэзон Бланш — был захвачен без единого выстрела. Второй аэродром в Алжире — Бон — английские парашютные десанты заняли также без особых затруднений. Оборона французских войск, находившихся в Северной Африке, «была скорее символической, чем действительной»33. Во второй половине дня 10 ноября было подписано соглашение о прекращении огня.

Вскоре американскому командованию с помощью Дарлана «удалось без единой жертвы заполучить на свою сторону Французскую Западную Африку и ее стратегически важный порт Дакар» 34.

Английские историки Ричардс и Сондерс пишут о «грандиозной операции...» 35. Однако для такой оценки нет оснований по очень простой причине. Высадка союзников «не встретила, откровенно говоря, никакого сопротивления»36. Вследствие этого «высадка была произведена с ничтожными потерями в людях, судах и материалах»37. Так, общие потери союзников на 26 ноября 1942 г. составили 500 убитых, 900 раненых и 300 пропавших без вести38.

Одновременно с высадкой англо-американских войск во Французской Северной Африке немецко-фашистские войска приступили к оккупации Южной Франции и 27 ноября 1942 г. вступили в Тулон. Французские моряки успели потопить или разрушить на рейде 3 линкора, 7 крейсеров, 1 авианосец, 29 эсминцев, 5 миноносцев и 13 подводных лодок39. Три французские подводные лодки ушли в порты Северной Африки 40.

В момент высадки англо-американских войск в Алжире и Оране на территории Туниса не было ни одного итало-немецкого гарнизона. Своевременно высаженная, например в районе Бона, моторизованная группа англо-американских войск «могла бы достигнуть Бпзерты и Туниса без каких-либо серьезных помех...» 41.

В этом случае пришлось бы преодолеть расстояние всего лишь в 280 км. Кроме того, можно было высадить морской или воздушный десант в непосредственной близости от этих городов. Для союзников не представляло большого труда направить военные корабли для высадки десанта непосредственно вблизи городов Бизерта и Тунис, если бы они действительно хотели не допустить действий противника42. Однако англо-американское командование «не хотело попытаться высадить хотя бы небольшой десант...» 43.

На следующий день после начала высадки англо-американских войск во Французской Северной и Северо-Западной Африке в Италию прибыли три группы немецких транспортных самолетов. В составе этих групп были гигантские планеры «Голиаф» грузоподъемностью 16 тонн каждый. 11 ноября 1942 г. транспортными самолетами и планерами в Тунис перебрасывается в качестве первого эшелона немецкий охранный батальон 44. Через два дня к нему присоединились итальянские подразделения. К 15 ноября в Бизерту прибыло 3500 солдат и офицеров (из них 2300 итальянцев), 20 средних и 10 легких танков и 60 орудий. Ежедневно сюда прибывало по 50 транспортных самолетов45. Кроме того, подкрепления доставлялись по морю.

Эшелоны транспортных самолетов и планеров с немецкими войсками несли огромные потери по причине крайне слабого прикрытия истребителями. Эти потери составили не менее 84 немецких транспортных самолетов, сбитых англо-американскими истребителями в ноябре 1942 г. Самолеты упали в море вместе с людьми и вооружением. Итало-немецкое командование было вынуждено из-за недостатка сил занимать ключевые позиции в Тунисе ничтожно малыми группами. Так, например, «для охраны больших портов Суса и Сфакса было выделено только 25 немцев, и то 10 человек из них должны были занять Габес на триполитанской границе. Кайруан — большой торговый город — охранялся только крошечным итальянским гарнизоном» 46.

Во время высадки американо-английских войск в Алжире на территории Туниса находились французские войска численностью 5500 человек под командованием генерала Барре. Французский военный историк Жар с полным основанием считает, что «обстановка совершенно изменилась бы, если бы планы союзников предусматривали использовать несомненную добрую волю и патриотизм генерала Барре, который немедленно выступил бы против немецко-итальянских войск в количестве 2—3 тыс. человек, срочно прибывших в Тунис»47. Однако американо-английское командование не установило контакта с Барре, и он, не имея связи с Алжиром и опасаясь разоружения, вывел свои войска из города Тунис и 19 ноября присоединился к войскам союзников, продвигавшимся по направлению к Тунису. В результате весь Тунис «был сдан без боя...»48.

Американо-английским войскам предстояло преодолеть расстояние от города Алжир до Туниса в 900 км. Однако лишь 25 ноября авангарды американо-английских войск, не встречая никакого противодействия со стороны противника, достигли холмистого района в 20 км от города Тунис. Атаковать с ходу американо-английское командование не решилось и стало ожидать, когда к этому району подтянутся главные силы.

Начальник штаба Эйзенхауэра бригадный генерал У. Б. Смит, оптимистично оценивая обстановку, 1 декабря 1942 г. доложил Рузвельту: «В декабре мы займем Тунис и Бизерту». Но к этому времени благоприятный момент был уже потерян. В результате медленного продвижения американо-английских войск «немцы получили возможность укрепить свой плацдарм в Тунисе и даже несколько расширить его в направлении на запад»49.

За две недели итало-немецкое командование, по английским данным, довело численность своих войск в Тунисе до 15 тыс. человек 50. Американские данные уточняют: к 3 декабря в Тунисе было 11500 немецких и 3500 итальянских солдат51. Эти войска заняли оборону вокруг городов Бизерта и Тунис52.

1 декабря, в день оптимистического доклада Смита, итало-немецкие войска при поддержке 50 танков предприняли контратаку и «нанесли американо-английским войскам тяжелые потери в людях и технике» 53. Союзники не устояли и 6 декабря сдали противнику подступы к городу Тунис. Причем войска 1-й английской армии понесли серьезные потери, а американские войска потеряли основную массу техники строевых частей.

Неудачи в Тунисе английские военные историки объясняют сильным ливнем, а командующий 1-й английской армией оправдывался тем, что это поражение явилось также результатом крайней усталости войск. Однако подлинная причина поражения частей 1-й английской армии на ближних подступах к Тунису заключалась в том, что американо-английское командование не торопилось реализовать своего подавляющего превосходства в силах и средствах над противником.

К этому нужно добавить, что американо-английская авиация господствовала в воздухе. Корреспондент английской газеты «Дейли экспресс» 16 декабря 1942 г. сообщал из Туниса, что «нередко английские истребители возвращались из своих полетов, не встретив ни одного немецкого самолета. Даже летящим без охраны бомбардировщикам во время дневных налетов на Тунис и Бизерту не оказывается сопротивления в воздухе». И тем не менее американцы и англичане «проиграли первую атаку на Тунис»54.

На тунисском фронте установилось затишье. Линия фронта сторон протяженностью 350 км проходила от мыса Серра до Гафсы. На северном крыле фронта располагались части 1-й английской армии, в центре — 19-й французский корпус, на южном крыле — 2-й американский корпус. Французский корпус был сформирован из состав тех французских вооруженных сил, которые находились во Французской Северной Африке до высадки американо-английских войск 8—12 ноября 1942 г.

Американо-английское командование занялось наведением порядка в своем лагере, а итало-немецкое, пользуясь передышкой, укрепляло тунисский плацдарм. Обе стороны были довольны спокойной обстановкой.

О высадке американо-английских войск во Французской Северной Африке де Голль узнал из газет. Леги рассказывает в своих мемуарах, что до последней минуты планы высадки хранились в полном секрете от де Голля55.

Все английские претензии американские военные руководители отводили под предлогом, что организация де Голля «кишит немецкими шпионами» и что они «не могут пойти на риск» 56.

Английское министерство иностранных дел сделало все возможное для того, чтобы продвинуть де Голля по направлению к Северной Африке. Британский военный кабинет настаивал перед американцами на прямом признании де Голля. Но против этого «решительно возражали как государственный секретарь Хэлл, так и президент»57.

14 ноября 1942 г. английский посол Галифакс сообщил Леги о желании английского министерства иностранных дел послать представителей де Голля в Северную Африку. Леги откровенно заявил Галифаксу, что прибытие представителей де Голля в Северную Африку «в данный момент, несомненно, было бы невыгодным для нашей операции (т. е. для американских интересов.— В. С.)»58. К Американцы по-прежнему не допускали де Голля к Северной Африке даже на близкое расстояние.

Английские правящие круги считали Средиземное море важнейшим английским заповедником и проявляли крайнее недовольство тем, что США начинают играть ведущую роль в этом районе. Они никак не могли примириться с тем фактом, что адмирал Дарлан сделался верховным комиссаром в Северной Африке благодаря американским усилиям.

Леги утверждает, что в это время он получил из многих источников сведения о возможной попытке англичан устранить Дарлана и заменить его де Голлем.

24 декабря 1942 г. Дарлан был убит Фердинандом Боньером. 26 декабря убийцу Дарлана поспешно расстреляли. Однако убийство Дарлана не разрешило американо-английских противоречий в Северной Африке. Американское правительство тотчас же облекло генерала Жиро всеми полномочиями по линии французских гражданских и военных дел в Африке и установило во всех французских колониях режим военной оккупации. Эйзенхауэр принял меры к тому, чтобы всемерно усилить позиции генерала Жиро.

4 января 1943 г. Рузвельт послал в Лондон решительную телеграмму, предупреждая, что Жиро будет беспрекословно подчиняться распоряжениям Эйзенхауэра как в политическом, так и военном отношении.

Цель этой телеграммы заключалась в том, чтобы рассеять все английские иллюзии, связанные с физическим устранением Дарлана.

В начале 1943 г. к Жиро присоединилась администрация Французской Гвианы. Чтобы помешать этому присоединению, де Голль назначил губернатором Французской Гвианы Бертана. Англичане незамедлительно доставили Бертана на остров Тринидад и обратились в Вашингтон с просьбой предоставить ему транспорт для дальнейшего путешествия. Уэллес 6 апреля 1943 г. направил в объединенную группу начальников штабов рекомендацию не предоставлять Бертану средств для переезда из Тринидада во Французскую Гвиану. Эта просьба была с удовлетворением выполнена.

В борьбе за господство во французской Северной и Северо-Западной Африке все преимущества оказались на стороне американских монополий, прочно обосновавшихся на Африканском континенте.

США и Англия высадили войска в Алжире и Марокко под флагом «освободительной миссии», добившись от французов гарантий, что они не будут препятствовать. Однако правящие круги США и Англии преследовали свои узкокорыстные цели. Американские и английские монополии стремились установить свое господствующее влияние в районах, ранее принадлежавших итальянскому и французскому империализму, в целях нового порабощения колониальных народов Африки.

Англо-американские руководители пытались убедить Советское правительство в том, что высадка в Северной и Северо-Западной Африке, предпринятая 8—12 ноября 1942 г., представляет собой подлинный второй фронт против гитлеровской Германии.

Еще 17 июля Черчилль в телеграмме Рузвельту «назвал операцию «Джимнаст» настоящим вторым фронтом 1942 г. и взял на себя труд убедить в этом советских руководителей»59.

В памятной записке от 14 августа 1942 г. Черчилль писал И. В. Сталину, что «самым лучшим видом второго фронта в 1942 г. ...является «Факел» (т. е. высадка англо-американских войск в Северной и Северо-Западной Африке.— В. С.)» 6

Черчилль убеждал также и общественное мнение стран антигитлеровской коалиции в том, что единственным средством принести облегчение русскому фронту является осуществление предприятия в Северной Африке.

7 ноября 1942 г. с заявлением выступил Рузвельт, в котором утверждал, что высадка американо-английских войск в Северной и Северо-Западной Африке «представляет собой второй фронт, обеспечивающий эффективную помощь нашим героическим союзникам в России»61. Много лет прошло с тех пор, а утверждение это продолжает поддерживаться в буржуазной литературе по истории минувшей войны. Так, например, Селби пишет о том, что, «стремясь помочь русской армии, союзники решили осуществить наступление в Северо-Западной Африке» 62. Макнейл уверяет, что «англо-американские военные усилия, конечно, глубоко сказывались на ходе событий в России»63.

Локкарт без всяких доказательств объявил, что вторжение в Северную Африку представляло собой «первый поворотный пункт в длительной борьбе» 64.

Бывший гитлеровский генерал Типпельскирх пишет, что в результате высадки англо-американских войск во Французской Северной и Северо-Западной Африке «второй фронт был открыт» 65.

Авторы новейших военно-исторических изданий в США и Англии по-прежнему начало открытия второго фронта относят к осени 1942 г., когда американо-английские войска высадились в Северной Африке 66. На деле же это был прямой отказ от активной помощи Советскому Союзу в наиболее напряженный период войны с фашистской Германией.

Высадка американо-английских войск в Северной и Северо-Западной Африке не только не была вторым фронтом против фашистской Германии, но даже его подобием. Эта высадка не явилась чувствительным ударом по Германии, а поэтому не могла быть поворотным пунктом в войне.

Высадка не оттянула непосредственно с советско-германского фронта ни одной боеспособной немецко-фашистской дивизии. Французский генерал Кельц, командовавший 19-м французским армейским корпусом в Тунисе в 1942—1943 гг., в книге «Кампания, которую мы выиграли» пришел к правильному выводу, что высадка американо-английских войск в Северной и Северо-Западной Африке «не принесла никакого облегчения советским войскам» 67.

Советский Союз был верным и искренним союзником в антигитлеровской коалиции. Красная Армия оказывала огромную помощь своим союзникам по антигитлеровской коалиции тем, что вела успешную борьбу с главными, основными силами фашистских агрессоров, оттягивала на себя эти силы. Советские люди радовались каждому успеху и усилению своих союзников. Поэтому даже предпринятая американо-английским командованием в 1942 г. высадка войск в Северной и Северо-Западной Африке была встречена советским народом как начало каких-то совместных действий против фашистской агрессии.

В ходе высадки была продемонстрирована растущая мощь вооруженных сил союзников. Однако десантная операция в Северной и Северо-Западной Африке не оказала и не могла оказать влияния на уменьшение непосредственного давления вооруженных сил фашистской Германии на Советский Союз.

В течение всех почти трех лет военных действий в Северной Африке с советско-германского фронта на североафриканский театр не было переброшено ни одной немецкой дивизии. Все эти факты говорят о том, что у Черчилля не было никаких оснований провозглашать высадку англо-американских войск в Северной и Северо-Западной Африке как открытие второго фронта в 1942 г.

Уже при подготовке англо-американской военной экспедиции в Северную Африку было ясно, что в летне-осенней кампании 1942 г. «СССР придется принять на себя почти одному удар всего вермахта». Если бы правящие круги США и Англии были действительно заинтересованы в оказании военной помощи Советскому Союзу, то они могли огромные силы и средства, затраченные на осуществление десантной операции в Алжире и Марокко, использовать для нанесения прямого удара по Германии. Однако Вашингтон, как правильно отмечал французский историк Нере, «на деле, по крайней мере временно, отказался от главной стратегической цели...» ради «вспомогательных операций, явившихся плодом периферийной стратегии...»68 Периферийная стратегия полностью соответствовала политическим установкам правящих кругов США и Англии по затягиванию второй мировой войны. Поэтому военные действия англо-американских войск в Тунисе приняли затяжной характер, хотя имелись все возможности для их быстрого завершения.

* * *

Таким образом, на военную стратегию прямое влияние оказывали классовые интересы правящих кругов США и Англии и непримиримость их империалистических противоречий с фашистской коалицией.

В ходе войны правящие круги США и Англии были заинтересованы в устранении фашистской клики в Германии и в истощении Советского Союза в длительной войне с Германией. Осуществление второй цели выразилось в том, что правящие круги этих стран саботировали открытие второго фронта в Европе, вели войну малых дел и непрямых действий, затягивали военные действия на второстепенных фронтах второй мировой войны, что дало возможность немецкому фашизму все свои основные вооруженные силы и технику сосредоточить на советско-германском фронте.

Правящие круги США и Англии сорвали открытие второго фронта в Европе в 1942 г., хотя имели реальную возможность открыть его в Западной Европе, в непосредственной близости к жизненно важным центрам фашистской Германии. Несмотря на то что главные силы Германии были скованы на советско-германском фронте, правящие круги США и Англии отказались от активных действий на западноевропейском театре до 6 июня 1944 г.

Вместо обещанного открытия второго фронта в Северной Франции правящие круги США и Англии высадили свои войска в ноябре 1942 г. во Французской Северной и Северо-Западной Африке, где к моменту высадки не было итало-немецких войск. Чтобы оправдать измену союзническому долгу, правящие круги Англии инсценировали в августе 1942 г. серьезные усилия по высадке пробного десанта в районе Дьеппа. Неудача рейда входила в расчеты английского командования, так как это давало возможность утверждать о неприступности Атлантического вала, которого в действительности не существовало.

Правящие круги США и Англии не сделали полного вклада в войну всех своих реальных возможностей, для того чтобы ускорить победу антифашистской коалиции, переложив на плечи Советского Союза основную тяжесть вооруженной борьбы с главными силами фашистской Германии.

Даже самое крупное сражение за все три года военных действий в Северной Африке (у Эль-Аламейна) не оказало большого влияния на ход второй мировой войны.

Наступательные операции английского командования, проведенные в течение 1942 г. в Северной Африке, характеризуются своей незавершенностью. Английское командование, как правило, не доводило дело до решительного результата — окружения и разгрома основной группировки противника — и довольствовалось частичными и ограниченными успехами — вытеснением и выталкиванием противника.

Английское командование сумело прочно удержать в своих руках стратегическую инициативу в Северной Африке только благодаря срыву Советской Армией стратегического плана Гитлера на советско-германском фронте в 1942 г.

На советско-германский фронт направлялись даже те резервы, которые были подготовлены для усиления немецкого африканского корпуса в Северной Африке.

1942 год закончился переходом к затяжной борьбе в Тунисе.

Примечания:

1 S. Welles. Seven Decisions that Shaped History. p. 46.

2 Colonel Passy. Souvenirs. p. 78

3 The Memories of Cordell Hull. Vol. II. p. 952

4 J. Soustelle. Envers et contre tout. De Londres a Aiger (1940— 1942). Vol. I. Paris, 1947, p. 81.

5 The Memories of Cordell Hull. Vol. II. p. 1161

6 Tам же.

7 R. Lockart. Comes the Reckoning, p. 231.

8 W. Gorlitz. Der deutsche Generalstab. Bonn, 1954.

9 См. Дж. Фуллер. Вторая мировая война 1939—1945 гг., стр. 316.

10 The Memories of Cordell Hull. Vol. II. p. 1040

11 Tам же.

12 Там же, стр. 959.

13 Там же, стр. 1195.

14 См. Н. Michel. Le Giraudismi. “Revue d’histoire de la deuxieme guerre mondiale”, Paris, Juillet, 1959, p. 28,

15 См. Н. Butcher. My Three Years with Eisenhower, p. 178.

16 S. Morison. Strategic and Compromise. 1958. p. 40

17 W. Leahy. I was there, p. 139

18 R. Jars. Les Campagnes d’Afrique, p. 193.

19 Tам же.

20 Там же, стр. 80.

21 См. Дж. Фуллер. Вторая мировая война 1939—1945 гг., стр. 318.

22 The Ciano Diaries, p. 528.

23 C. Ame. Guerra segreta in Italia 1940-1943. 1954. p. 115

24 См. S. Westphal. Heer in Fessein, S. 188.

25 Мировая война 1939—1945 гг. Сборник статей, стр. 349.

26 Там же, стр. 101.

27 У. Кавальеро. Записки о войне, стр. 229.

28 G. Howe. Northwest Africa: Seizing the Initiative in the West, chapter. 3.

29 The Army Air Forces in Northwest Africa. 1945. p. II

30 D. Eisenhower. Crusade in Europe, p. 103

31 Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 394-395.

32 Там же, стр. 395.

33 Мировая война 1939—1945 гг. Сборник статей, стр. 349.

34 The Memories of Cordell Hull. Vol. II. p. 1199

35 Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 393.

36 Итоги второй мировой войны. Сборник статей. 1957. с. 99

37 R. Lockart. Comes the Reckoning, p. 210.

38 См. Н. Butcher. My Three Years with Eisenhower, p. 201.

39 У. Кавальеро. Записки о войне, стр. 253.

40 Немцам удалось поднять со дна лишь 2 линкора, 1 крейсер, 1 авиатранспорт и 1 эсминец, которые надолго вышли из строя. В хорошем состоянии немцы захватили 4 эсминца, 2 подводные лодки, 6 минных тральщиков. (У. Кавальеро. Записки о войне, стр. 253.)

41 Б. Лиддел Гарт. Стратегия непрямых действий, стр. 372.

42 R. Jars. Les Campagnes d’Afrique, p. 197.

43 Б. Лиддел Гарт. Стратегия непрямых действий, стр. 372.

44 См. S. Westphal. Heer in Fessein, S. 189.

45 Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (193С—1945), стр. 396.

46 A. Moorechead. The End in Africa, 1943. p. 83.

47 R. Jars. Les Campagnes d’Afrique, p. 196.

48 Там же.

49 Мировая война 1939—1945 гг. Сборник статей, стр. 102.

50 Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 396.

51 См. Н. Butcher. My Three Years with Eisenhower, p. 211.

52 Немецкие: 10-я танковая дивизия и отдельные части танковой дивизии «Герман Геринг», итальянские: 1-я пехотная дивизия и 50-я пехотная бригада.

53 R. Jars. Les Campagnes d’Afrique, p. 199,

54 См. Н. Butcher. My Three Years with Eisenhower, p. 214.

55 См. W. Leahу. I was there, p. 162.

56 Tам же.

57 H. Stimson and M. Bundy. On Active Service in Peace and War. P. 548

58 См. W. Leahу. I was there, p. 162.

59 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 483.

60 Переписка..., т. 1, стр. 59.

61 Documents on American Foreign Relations. Vol. V. Boston, 1944. p. 548.

62 J. Selby. The Second World War, p. 49.

63 W. McNeill. America, Britain and Russia, p. 220.

64 R. Lockart. Comes the Reckoning, p. 211.

65 К. Типпельскирх. История второй мировой войны, стр. 286.

66 См. Т. Higgins. Hitler and Russia, p. 245; См. W. McEiwee. The Battle of D-Day London, 1965, p. 24.

67 L. Koeltz. Une Campagne que nous. p. 383

68 J. Nere. Logistique et strategie de l’alliance anglo-americaine. “Revue d’histoire de la Оеulemе Guerre mondiale”, Paris, Juillet, 1957, p. 14.