6. ПЕРЕЛОМ НА ЛИВИЙСКОМ ФРОНТЕ

Сражение у Эль-Аламейна явилось самой крупной наступательной операцией английского командования за все время военных действий в Северной Африке.

Группировка итало-немецких войск в районе Эль-Аламейна включала немецкий африканский корпус и три итальянских корпуса (всего 6 пехотных, 4 танковые, 2 моторизованные дивизии и 1 авиаполевая бригада).

8-я английская армия состояла из трех армейских корпусов и одного бронекорпуса (всего 8 пехотных дивизий, в том числе 1 греческая, 4 бронедивизии, 2 отдельные бронебригады и 1 французская пехотная бригада).

Соотношение сил и средств было в пользу английского командования.

Это видно из следующей таблицы 1.

Таблица 5

Наименование

8-я А

Итало-немецкие войска

Соотношение

Люди ..........

230 тыс.

80 тыс. (из них 27 тыс. немцев).

1:2,8

Танки ..........

1400 (кроме того, 1 тыс. в тылу).

527 (в том числе 280 ит.)

1:2,6

Бронеавтомобили.....

85

72 (из них 41 ит.)

1:1,1

Орудия полевые2 ....

916

579 (из них 350 ит.)

1:1,5

Противотанковые ружья

850

454

1:1,8

Самолеты боевые3 ....

1500

350

1:4,3

В ноябре — декабре 1942 г. общая численность боеспособных самолетов в немецких бомбардировочных частях «не превышала 100—120 машин (бомбардировщики Ю-88). А через несколько недель их стало еще меньше — не более 40»4. Монтгомери в своих мемуарах отметил «колоссальное превосходство англичан в пушках, танках и людях» 5. О превосходстве в авиации и говорить не приходится.

Английское командование готовилось к фронтальному прорыву итало-немецкой обороны в северной части фронта, поближе к побережью, то есть к своему военно-морскому флоту, и там, где были железная дорога, автострада и водопровод.

Итало-немецкое командование заранее знало, что так будет. Кавальеро записал в своем дневнике разговор с Роммелем о тактике англичан. Роммель исключает обходный маневр, так как «противник будет опасаться, что итальянские и немецкие дивизии отрежут ему пути отхода» 6.

Английское командование поставило перед собой решительную цель — «уничтожить противника, обороняющего передовые позиции» 7. В первую очередь это касалось основной группировки противника — немецкого африканского корпуса. В приказе накануне наступления Монтгомери писал, что главной задачей является «уничтожение Роммеля и его армии» 8.

Главный удар ближе к побережью наносил 30-й армейский корпус в полосе шириной 25 км, прорывая оборону противника на узком участке в 6 км силами 51-й шотландской и 2-й новозеландской пехотных дивизий. Предполагалось создать в обороне противника два прохода и через них ввести в прорыв 10-й бронекорпус для развития оперативного успеха.

13-й армейский корпус при поддержке 7-й бронедивизии наносил вспомогательный удар южнее 30-го корпуса в полосе шириной 35 км с целью вынудить противника сохранить в резерве две свои танковые дивизии на южном участке фронта, что ослабляло его сопротивление на северном участке, где находились также две танковые дивизии.

В резерв армии была включена индийская пехотная бригада, а в резерв главнокомандующего — 8-я бронедивизия.

Накануне наступления Монтгомери в приказе заявил, что сражение «будет одним из решающих в истории. Оно будет поворотным моментом в войне»9. И тут же добавил: «Конечно, я сумею разгромить Роммеля, потому что я лучший генерал» 10. Выступая с таким заявлением, он мало чем рисковал, имея на своей стороне превосходство в силах и средствах.

20 октября началась авиационная подготовка, которой отводилась решающая роль. Англо-американские самолеты бомбили итало-немецкие позиции и тыловые районы днем и ночью, сбрасывая бомбы по площадям.

По немецким данным, в течение первого дня союзная авиация совершила 800 самолето-вылетов бомбардировщиками и 2500 самолето-вылетов истребителями. Итало-немецкая авиация за это же время совершила 60 самолето-вылетов бомбардировщиками и 100 самолето-вылетов истребителями.

По английским данным, союзные военно-воздушные силы могли делать ежедневно до 1200 самолето-вылетов. У немцев число самолето-вылетов колебалось от 107 до 242.

С каждым днем итало-немецкие самолеты все реже появлялись в ярком африканском небе. Союзная авиация господствовала в воздухе.

За 20 минут до атаки началась артиллерийская подготовка из 1200 орудий. Стрельба велась также по площадям.

В 22 часа 23 октября пять дивизий 30-го корпуса (9-я австралийская, 51-я шотландская, 2-я новозеландская, 1-я южноафриканская и 4-я индийская, без одной пехотной бригады) в сопровождении двух отдельных бронебригад при лунном свете перешли в атаку под прикрытием огневого вала артиллерии.

Полупустынная местность не имеет достаточного количества ориентиров. Для того чтобы помочь пехоте выдержать правильное направление движения, производилась стрельба трассирующими снарядами зенитных пушек «Бофорс» вдоль разграничительных линий между бригадами. Для ориентирования применялись также подвижные вышки, которые ночью освещались. Для этой же цели пользовались прожекторами. Проходы в минных полях обозначались бидонами с горящей нефтью. Бидоны расставлялись по границам проходов через каждые 2—3 м и по мере передвижения пехоты переносились ею вперед.

В ходе прорыва обнаружилось, что с началом авиационной подготовки основные силы противника были отведены с первой позиции в глубину обороны.

Завершить прорыв обороны противника было поручено 10-му бронекорпусу. Утром 24 октября начался ввод в сражение 1-й и 10-й бронедивизий этого корпуса. Они пытались прорваться с ходу, но были остановлены артиллерийским огнем и минными полями противника, находившимися в глубине обороны.

Не изменилась обстановка и 26 октября11. Попытки вывести танковые силы на оперативный простор к западу от оборонительной системы войск оси потерпели неудачу»12. 13-й армейский корпус успеха также не имел.

В течение 27 октября обе стороны продолжали перестрелку. Это был кризисный день. Бесперспективная обстановка вынудила Монтгомери произвести перегруппировку. В конце дня 27 октября он начал отводить в тыл 1-ю бронедивизию и 51-ю пехотную дивизию. Встал вопрос о необходимости подготовить и провести новую, третью атаку с целью допрорыва итало-немецкой обороны.

Неоднократные попытки англичан прорваться в прибрежной полосе заставили итало-немецкое командование перебросить в течение 25 и 26 октября 21-ю немецкую танковую дивизию с южного участка фронта на северный.

К 27 октября на северный участок фронта была переброшена 7-я английская бронедивизия.

В эти дни судьба немецкого африканского корпуса решалась также на морских коммуникациях. 25 октября в Ливию благополучно прибыл транспорт «Альфредо» с 450 тоннами жидкого топлива. Но уже на другой день был потерян транспорт «Прозерпина» с грузом горючего и транспорт «Теджестия» с 3 тыс. тонн боеприпасов в результате атаки 30 английских бомбардировщиков и 14 торпедных катеров.

27 октября итало-немецкие войска располагали запасом жидкого топлива на 2,5 дня13. Немцы стали доставлять самолетами по 150 тонн горючего, а с 29 октября — по 500 тонн горючего в день 14. В этот день 10 подводных лодок стали под погрузку боеприпасов, а «150 немецких самолетов с грузовыми планерами уже поднялись в воздух» 15. Меры принимались прямо-таки отчаянные, но они не смогли повлиять на ход сражения.

28 октября Кавальеро получил от Роммеля сообщение, в котором говорилось: «В моем распоряжении 60—70 немецких и 160 итальянских танков...» 16 Резервов, по существу, не было. «От линии фронта, — доносил Роммель, — до египетской границы мы располагаем всего-навсего двумя батальонами, разведывательным отрядом...»17.

2 ноября с южного участка к приморской дороге была переброшена 132-я итальянская танковая дивизия «Ариете». В этот день Монтгомери решил прорваться вдоль приморской автодороги, в полосе 9-й австралийской дивизии. Атака началась 2 ноября в час ночи в полосе шириной 3,6 км. Роммель произвел перегруппировку и сосредоточил весь немецкий африканский корпус недалеко от приморской дороги. Итальянские моторизованные дивизии также передвинулись в сторону побережья. Эта перегруппировка привела к тому, что на стыке итальянских дивизий «Триесте» и «Тренто» между северной и южной группировками итало-немецких войск образовался значительный разрыв.

Отлично действовавшая разведка 4-й индийской пехотной дивизии установила, что все немецкие силы двигаются на север и контакт между немецкими и итальянскими войсками утрачен.

Воспользовавшись разрывом на стыке северной и южной группировок противника, англичане во второй половине дня 2 ноября бросили в обход правого фланга немецкого африканского корпуса 7-ю бронедивизию, 4-ю индийскую пехотную дивизию, а затем и 10-й бронекорпус. В результате этого маневра прорыв обороны противника был завершен.

В донесении Роммеля от 4 ноября сообщалось о том, что «противник крупными силами пехоты при поддержке 400— 500 танков осуществил прорыв на участке шириной 10 км по фронту и 15 км в глубину»18. Итальянскую дивизию «Ариете» атаковали 100 английских танков с фланга и фронта, и после упорного боя дивизия «была в значительной части уничтожена или захвачена в плен» 19.

Генерал Тома предупредил Роммеля, что англичане обходят его с фланга. Но Роммель 2 ноября, имея вполне достоверные данные о том, что Монтгомери не ослабляет усилий с целью прорыва вдоль прибрежной дороги, не поверил ему. Тогда Тома, желая убедить Роммеля в правильности своего сообщения, выехал на командирском танке, чтобы произвести личную разведку, и был взят в плен англичанами. Монтгомери обменялся с пленным фашистским генералом рукопожатием и пригласил его в свой штаб поужинать.

Стремясь избежать полного разгрома, Роммель отказался от продолжения борьбы.

В ночь на 3 ноября начался отход немецкого африканского корпуса. Эта ночь прошла без существенных действий со стороны англичан. Роммель «не ожидал, что английское командование даст ему такой шанс»20.

К утру 3 ноября Роммель «все еще сдерживал основную массу наших (английских.— В. С.) танков» 21. К этому времени против 90 танков противника действовало 800 английских22.

К 10.00 3 ноября английские войска находились полукругом перед немецким африканским корпусом и вели бои местного значения, прощупывая противника. По выражению Роммеля, для англичан «это было потерянное время».

Только в середине дня 3 ноября англичане установили отход немецких войск и бросили по отходящим колоннам 200 самолетов. Итальянцы имели на фронте в это время всего 40 самолетов 23.

Как только был установлен отход немецкого африканского корпуса, Монтгомери пригласил к себе корреспондентов. Последние ожидали «услышать от него сообщение о трудностях и даже о частичном поражении» 24. Но им сообщили о счастливом для английского командования исходе почти двухнедельных боев по прорыву итало-немецкой обороны. Когда корреспонденты поспешно вернулись на линию фронта, они убедились, что немецкий африканский корпус отходит.

Немецко-фашистское командование не имело ни резервов, ни авиации, да и получить их в этот период не было никакой надежды, так как «в Берлине придавали кампании в Северной Африке второстепенное значение и ни Гитлер, ни генеральный штаб не относились к ней особенно серьезно» 25. Поэтому Роммелю ничего не оставалось, как, используя огромные пространства пустыни, прибегнуть к не раз применявшемуся обеими сторонами маневру — «отскоку».

Решение на дальнейший отход немцами было принято 4 ноября. Роммелю удалось отвести свои войска в район Фука. К середине дня 4 ноября немецкий африканский корпус восстановил фронт обороны на новых позициях у Фука (100 км западнее Эль-Аламейна). Роммель сумел сохранить немецкие дивизии, «но бросил на произвол судьбы итальянские пехотные дивизии» 26.

4 ноября Роммель начал быстро отводить немецкие дивизии на запад, за укрепленный рубеж у Эль-Агейлы, находившийся на расстоянии. 1200 км от Эль-Аламейна. Он не сделал даже попытки вывести из-под удара итальянские пехотные дивизии, «оставив итальянские дивизии посреди пустыни» 27. Кавальеро записал в своем дневнике, что «Роммель дал своим войскам приказ об отходе, не поставив в известность наши войска, находившиеся на правом фланге значительно дальше немцев» 28. В результате «шесть итальянских пехотных дивизий, окруженных 8-й армией в пустыне, взяты вместе со всем снаряжением. Речь идет о «Тренто», «Триесте», «Павии», «Болонье», «Брешии» и «Фольгоре» 29. Эти дивизии, потерявшие контакт с немецким африканским корпусом и оставленные в пустыне в плачевном состоянии, были разгромлены или взяты в плен. Больше всего повезло 13-му армейскому корпусу, который завершил окружение «четырех итальянских дивизий, оставшихся без транспорта...» 30.

Кавальеро пришлось настойчиво добиваться от Ринтелена ответа на вопрос: «Будет ли Роммелю приказано возвратить нам автоколонну?» 31 Но, «несмотря на все мои (т. е. Кавальеро.— В. С.) настояния, ее до сих пор не возвратили»32. За счет итальянцев Роммель стремился сохранить как можно больше немецких солдат и техники.

10 ноября Кавальеро констатировал тот факт, что «сейчас Роммель отступает с 10 тыс. машин, из которых 25% — итальянские»33.

Итальянские потерн помимо людей составили 900 орудий, из них 300 полевых орудий, 500 противотанковых орудий и 100 зенитных орудий калибра 88 мм34.

Отступление немецкого африканского корпуса носило организованный характер. В английской газете «Таймс» 4 ноября признавался тот факт, что исход борьбы еще не решен и нельзя считать, что сражение выиграно. Даже 5 ноября «этот счастливый результат был еще далеко не ясен» 35. Столь осторожная оценка английских наблюдателей объясняется тем, что немецкая группировка, которую обходили британские войска, не была разгромлена.

Быстрыми и решительными действиями, умело проведенным маневром через пустыню Монтгомери мог помешать немецким подвижным войскам отойти за укрепленный рубеж у Эль-Агейлы. По заявлению главнокомандующего английскими войсками Александера 4 ноября 8-я армия могла выставить почти 600 английских танков против 80 танков противника36. Но Монтгомери не стремился к энергичным действиям. Впоследствии, оправдываясь, он ссылался на дожди, которые помешали ему 6 и 7 ноября перехватить отходившие итало-немецкие части и разгромить их. Это объяснение неубедительно. Как известно, дождь не задержал отходившие немецкие танки и автомашины. Больше того, Роммель не только отвел свои войска, но и вывез из Тобрука, Дерны и Бенгази значительную часть своих запасов.

В арьергарде у Роммеля находилась 90-я немецкая легкая пехотная дивизия, за которой следовали три британские дивизии: две бронедивизии и одна пехотная. Тройное превосходство в силах позволяло действовать без риска. «Со стороны Монтгомери, — пишет Фуллер, — требовалось лишь немного смелости, чтобы превратить отступление противника в разгром»37. Но английское командование довольствовалось тем, что выталкивало противника. Монтгомери боялся ответных ударов Роммеля. Англичане еще не успели забыть тех ошеломляющих контрударов, которые Роммель наносил ранее.

Монтгомери 7 ноября старался убедить представителей печати в том, что 8-я армия одержала полную и решительную победу, но в тот же день морской министр США Нокс заявил, что немецкий африканский корпус до сих пор еще полностью не разгромлен. Английским войскам «окружить и уничтожить танковые и механизированные дивизии Роммеля... не удалось» 38.

Итак, англичанам не удалось полностью разгромить основную ударную группировку противника в Северной Африке — немецкий африканский корпус. Роммель сумел «воспрепятствовать осуществлению главной цели, поставленной Монтгомери, — уничтожению армии держав оси» 39. Сражение у Эль-Аламейна закончилось поражением немецкого африканского корпуса и его вытеснением из пределов Египта, а затем и Ливии.

Потери англичан за 12 дней операции составили 13,5 тыс. человек и 500 танков, большинство из которых позже были восстановлены40. Итало-немецкие войска, когда они достигли Эль-Агейлы (в 900 км от Эль-Аламейна), потеряли 8 тыс. убитыми и ранеными, 24 тыс. пленными и 450 танков 41. Итальянские дивизии потеряли до двух третей своего состава.

В то время как немецкий африканский корпус отходил на укрепленный рубеж у Эль-Агейлы, Муссолини тщетно добивался от Гитлера военной помощи. Так, 19 ноября 1942 г. Муссолини писал Гитлеру: «Необходимо удержать новый фронт — Агейла, который сейчас консолидируется для обороны Триполитании. Это хорошая линия, как мы уже дважды убедились... нам необходимо следующее... авиация, по крайней мере не уступающая авиации противника. Наше отступление было вызвано подавляющим превосходством противника в воздухе, в этом нет ни тени сомнения» 42.

В том же письме к Гитлеру Муссолини просил существенного усиления зенитной артиллерии, хотя бы на наступающие зимние месяцы. Но Гитлеру в эти дни было не до Северной Африки. Красная Армия перешла в контрнаступление под Сталинградом.

Гитлер ответил Муссолини, что послать в Северную Африку свои резервы он не может и вообще кампанию в Северной Африке рассматривает «как борьбу за время» 43. Роммель был информирован об этом. Поэтому 8 декабря он принял решение о дальнейшем отходе на запад — в Тунис44. 23 января британские войска без сопротивления заняли столицу Ливии Триполи.

Исход сражения под Эль-Аламейном имел для английской армии и английского народа важное значение. После ряда тяжелых поражений победа, одержанная над итало-немецкими войсками в Северной Африке, подняла дух английских солдат и офицеров. Поражение Роммеля вызвало огромную радость в стране, а премьер-министр Черчилль даже собирался отдать приказ звонить во все колокола.

В ходе боев командование и войска приобрели определенный опыт проведения крупных операций в условиях полупустыни против опытного и опасного врага, каким была фашистская армия Роммеля.

Поражение германо-итальянских войск под Эль-Аламейном означало провал планов нацистского блока овладеть Северной Африкой и прорваться на Ближний Восток, осуществить колониальную экспансию за счет Англии и Франции.

Успех 8-й английской армии в этом сражении нельзя рассматривать в отрыве от положения на советско-германском фронте. Срыв Красной Армией германского стратегического плана на лето 1942 г. не позволил немецко-фашистскому командованию оказать своевременную и эффективную поддержку Роммелю.

Определенный вклад в победу под Эль-Аламейном внесли героические действия партизан в странах Европы, особенно на Балканах. Разрушая коммуникации, они тормозили регулярное снабжение итало-немецких войск в Северной Африке. В разгар боев против фашистских полчищ в африканских песках греческие патриоты взорвали железнодорожный мост над ущельем Горгопотамос, перерезав тем самым важнейшую стратегическую линию, питавшую войска Роммеля. В составе самой 8-й армии против нацистских войск .мужественно сражались представители многих народов Европы, Азии, Африки и других континентов.

В буржуазной историографии по второй мировой войне неоправданно преувеличивается роль и место сражения у Эль-Аламейна. Американский историк Т. Дюпуи, например, утверждает, что «Эль-Аламейн был одной из решающих битв второй мировой войны... поворотным пунктом в войне»45.

Бывший начальник штаба министра обороны У. Черчилля и его представитель в объединенной группе начальников штабов Исмей в своих мемуарах, имея в виду всю вторую мировую войну, стремится убедить, что именно у Эль-Аламейна «была заложена основа победы союзников» 46.

Преувеличение роли и значения североафриканского театра военных действий имеет место и в западногерманской литературе по истории второй мировой войны. В частности, Бухгейт, служивший в высших штабах вермахта, в книге «Гитлер как полководец» пытается обосновать вывод о том, что «события в Северной Африке имели намного дальше идущие последствия для всего хода войны, чем сталинградская трагедия» 47. Таким способом Бухгейт преуменьшает значение окружения и разгрома в битве на Волге двух лучших армий гитлеровской Германии.

Можно встретить и таких буржуазных историков, которые, рассматривая сегодня операцию у Эль-Аламейна, вообще не упоминают о советско-германском фронте. Так, в частности, поступает Д. Макинтайр в статье «Вклад в победу», опубликованной в октябре 1965 г. английским журналом «Нэйви»/

Отдавая заслуженную дань мужеству и героизму офицеров и солдат 8-й английской армии, одержавших серьезную победу над фашистскими войсками под Эль-Аламейном, следует вместе с тем подчеркнуть, что огромные силы, которые затратили союзники на проведение операции в Северной Африке, могли быть гораздо эффективнее использованы для нанесения прямого удара по фашистской Германии.

Даже это сражение, имевшее переломное значение для североафриканского фронта, не оказало большого влияния на ход второй мировой войны.

Самые крупные битвы имели место на советско-германском фронте. Именно там участвовало подавляющее большинство личного состава и техники воюющих сторон. Возьмем для примера Сталинградскую битву и сражение при Эль-Аламейне, которые проходили примерно в одно и то же время.

На сталинградском направлении действовала одна из главных и самая активная группировка противника на советско-германском фронте, в состав которой входило до 50 дивизий и большое количество специальных частей (одна пятая часть всех пехотных и около трети танковых дивизий врага). Всего под Сталинградом противник потерял вместе с сателлитами полностью 32 дивизии и 3 бригады, а 16 его дивизий были обескровлены и утратили боеспособность.

8-й английской армии противостояло 12 немецко-итальянских дивизий и 1 бригада (без учета двух дивизий в глубоком тылу). Общая же численность английских войск в Египте и итало-немецкой танковой армии «Африка» накануне решающего сражения при Эль-Аламейне составляла 258 тыс. человек, тогда как на отдельных этапах Сталинградской битвы (начавшейся 17 июля 1942 г.) с обеих сторон одновременно участвовало в боях свыше 2 млн. человек. Эти цифры говорят сами за себя.

Оценивая роль и место советско-германского фронта во второй мировой войне, американский историк Хоув отмечал, что, если бы не победы Красной Армии, Гитлер «сломил бы сопротивление Англии на Среднем Востоке»48. С этим нельзя не согласиться. Главным и решающим фронтом второй мировой войны был советско-германский фронт. Именно там, в грандиозной Сталинградской битве, произошел коренной перелом, решивший исход всей второй мировой войны в пользу антигитлеровской коалиции.

Примечания:

1 F. Тukеr. Approach to Battle. London, 1963, p. 216.
„The Cambridge Modern History", Cambridge, 1968, p. 780—781.

2 Д. Ричардс и X. Сондерс считают, что всего орудий было: британских — 2275, итало-немецких — 1450 (Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 386).

3 В конце июня 1942 г. на Ближнем Востоке появились первые американские части тактической авиации. В ноябре 1942 г. из американских авиасоединений была оформлена 9-я американская воздушная армия для поддержки 8-й английской армии.

4 См. Мировая война 1939—1945 гг. Сборник статей, стр. 491

5 В. Montgomery. The Memoirs. London, 1958, p. 126.

6 У. Кавальеро. Записки о войне, стр. 87.

7 F. Тukеr. Approach to Battle, p. 229.

8 В. Montgomery. The Memoirs, p. 116.

9 A. Moorechead. В, Montgomery. A Biography, 1946. р. 135.

10 P. Rainier. Pipeline to Battle, London, 1944, p. 207.

11 25 октября на фронт прибыл Роммель. Его заместитель генерал Штумм погиб на передовых позициях днем раньше

12 В. Montgomery. F.l-Alamein to the River Sangro. London, 1948, p. 17.

13 См. У. Кавальеро. Записки о войне, стр. 215.

14 См. там же, стр. 216.

15 Там же.

16 Там же, стр. 217.

17 См. У. Кавальеро. Записки о войне, стр. 217.

18 Там же, стр. 221.

19 Там же, стр. 222.

20 E. Rommel. Kreig ohne Hab. 1950. s. 270

21 W. Churchill. The Second World War. Vol. IV, p. 537.

22 Cm. F. Tuker. Approach to Battle, p. 236.

23 См. У. Кавальеро. Записки о войне, стр. 224.

24 A. Moorechead. В, Montgomery. A Biography, р. 138.

25 М. Shulman. Defeat in the West, p. 79.

26 Ж. Буше. Бронетанковое оружие в войне, стр. 281.

27 The Ciano Diaries, p. 523.

28 См. У. Кавальеро. Записки о войне, стр. 233.

29 Там же, стр. 232.

30 Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 390.

31 У. Кавальеро. Записки о войне, стр. 235.

32 Там же, стр. 235—236.

33 Там же, стр. 236.

34 См. там же, стр. 233.

35 A. Moorechead. В. Montgomerry. A Biography, р. 138.

36 См. The Rommel Papers. 1953. p. 23

37 J. Fuller. The Decisive Battles of the Western World and their Influence upon History. Vol. III, p. 500—501.

38 Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 390.

39 G. Buchheit. Hitler als Feldherr. Rastatt (Baden), 1958, S. 338—339

40 F. Тukеr. Approach to Battle. p. 240

41 См. там же, стр. 241.

42 Les lettres secretes echangees par Hitler et Mussolini, p. 139—140.

43 M. Shulman. Defeat in the West, p. 80.

44 Во время отхода войска Роммеля усилились за счет итальянских гарнизонов в Киренаике (пехотные дивизии «Пистоия», «Специя» и «Молодые фашисты»), К началу декабря в составе итало-немецких войск насчитывалось в общей сложности 69 325 человек.

45 См. T. Dupuy. The Military History of World War II. Vol. I. p. 38

46 The Memoirs of General the Lord H. Ismay. London, I960, p. 282.

47 G. Buchheit. Hitler als Feldherr, S. 327.

48 G. Howe. Northwest Africa: Seizing the Initiative in the West. Washington, 1957, p. 8.