5. ВЛИЯНИЕ СРЫВА ГИТЛЕРОВСКОГО ПЛАНА ЗАКОНЧИТЬ ВОЙНУ ПРОТИВ СОВЕТСКОГО СОЮЗА В 1942 г. НА СТРАТЕГИЧЕСКУЮ ОБСТАНОВКУ В СЕВЕРНОЙ АФРИКЕ

Германское верховное командование, не опасаясь войны на два фронта, к лету 1942 г. сосредоточило свои основные силы по-прежнему на советско-германском фронте.

Вследствие этого военная обстановка к лету 1942 г. сложилась не в пользу Советского Союза. Гитлеровскому командованию ничто не мешало наращивать свои силы на советско-германском фронте. На немецко-фашистскую армию по-прежнему работала промышленность всей оккупированной Европы. Сотни тысяч рабочих из оккупированных стран были принуждены работать в германской промышленности. Открытия второго фронта в Западной Европе не предвиделось. Все это позволило гитлеровскому генеральному штабу в течение 1942 г. сформировать около 60 новых дивизий для действии против Советской Армии.

Кроме того, на советско-германский фронт перебрасывались немецко-фашистские дивизии из оккупированных стран Европы, а также десятки дивизий сателлитов фашистской Германии. В 1942 г. на советско-германском фронте действовали целые армейские объединения союзников германских фашистов — 8-я итало-фашистская армия, 3-я и 4-я армии королевской Румынии и 2-я армия хортистской Венгрии.

Всего на советско-германском фронте гитлеровское командование к июлю 1942 г. сосредоточило 182 немецко-фашистские дивизии и 45 дивизий своих союзников1. Против Красной Армии летом 1942 г. было брошено около 80% всех сухопутных войск только фашистской Германии2. В то же время в оккупированной Франции, Бельгии, Голландии, Норвегии, Данин, Люксембурге находилось всего около 13% немецко-фашистских войск. В Северной Африке даже после переброски туда в июле 1942 г. с острова Крит 164-й немецкой легкой пехотной дивизии действовало всего 1,5% гитлеровских войск. Остальные немецко-фашистские дивизии, неся гарнизонную службу в оккупированных странах Центральной и Юго-Восточной Европы, могли быть брошены на советско-германский фронт в любое время.

Необходимо отметить, что против Красной Армии действовали наиболее боеспособные немецко-фашистские войска, снабженные большим количеством боевой техники. Несмотря на то что отсутствие второго фронта в Европе позволило генеральному штабу фашистской Германии сосредоточить на советско-германском фронте большие силы и средства, противник готовился развернуть свое наступление лишь на одном направлении — юго-востоке нашей страны. Летом 1942 г. «была исключена возможность вновь предпринять наступление на всем фронте»3. Гитлеровцы понесли столь большие потери, что уже не могли наступать одновременно по трем стратегическим направлениям, как это было в начале войны.

Стратегический план германского верховного командования на лето 1942 г. намечал далекие и важнейшие цели. В директиве ОКВ № 41 от 5 апреля 1941 г. говорилось о том, что «общие первоначальные планы кампании на Востоке остаются в силе» 4. Это означало, что гитлеровцы и в 1942 г. не рассчитывали вести затяжную войну.

20 марта 1942 г. Геббельс обсуждал с Гитлером стратегическую обстановку. Содержание этой беседы Геббельс изложил в следующем виде: «...он не хочет слишком затягивать войну. Его целью является захват Кавказа, Ленинграда и Москвы» 5. По данным Фуллера, Гитлер рассчитывал, что к октябрю 1942 г. разработанная операция «приведет войну на Востоке к победному концу»6.

В начале января 1942 г. Блюментритт стал заместителем начальника генерального штаба сухопутных войск фашистской Германии, поэтому ему были известны идеи и мотивы, лежавшие в основе решения Гитлера на 1942 год. Основная стратегическая идея, рассказывает Блюментритт, заключалась в том, что «Гитлер надеялся получить в 1942 г. то, чего он не добился в 1941 г.» 7.

Германское верховное командование планировало выполнить в 1942 г. те стратегические цели плана «Барбаросса», которые были сорваны в 1941 г. Красной Армией. Поэтому в директиве от 5 апреля подчеркивается следующий важный момент: «Цель заключается в том, чтобы окончательно уничтожить оставшиеся еще в распоряжении Советов силы...» 8.

Осуществить главную цель 1942 г. германское верховное командование рассчитывало следующим образом. Вначале сосредоточить усилия на южном крыле фронта и осуществить промежуточные цели войны: прорваться на Кавказ и к Волге в районе Сталинграда. Затем, захватив важные экономические районы на юге, ударом на Москву завершить достижение главной цели войны. Начальник штаба верховного командования вооруженных сил Германии генерал-фельдмаршал Кейтель о немецком стратегическом плане на лето 1942 г. на допросе в Нюрнберге показал, что «выход на Волгу не планировался сразу на широком участке, предполагалось выйти в одном из мест, чтобы в дальнейшем захватить стратегически важный центр — Сталинград. В дальнейшем предполагалось — в случае успеха и изоляции Москвы от юга — предпринять поворот крупными силами к северу (при этом условии, что наши союзники взяли бы на себя реку Дон)»9. Поворот к северу означал бы нанесение завершающего удара врага по Москве с юга. На московском направлении к началу летней кампании 1942 г. «противник продолжал держать сильную стратегическую группировку — до 70 дивизий...» 10. На южном крыле фронта германское верховное командование смогло развернуть для наступления «свыше 90 дивизий, в том числе около 25 дивизий было переброшено туда с запада»11.

Средиземноморский театр для Гитлера имел второстепенное значение. Он был не в состоянии реализовать даже такой ограниченный итальянский план, как захват острова Мальта, пока силы вермахта скованы в России. Меры но оказанию помощи итальянскому союзнику носили паллиативный характер.

С 29 октября 1941 г. на Средиземное море прибыло дополнительно 21 немецкая подводная лодка, несколько тральщиков и торпедных катеров. 5 декабря 1941 г. военно-морской министр правительства Виши Дарлан поставил в известность германского посла Абеца о том, что «германские торпедные катера, доставленные в Средиземное море через Ронский канал и Рону, благополучно прибыли, не привлекая внимания»12

Гитлеровцы возмущались тем, что им приходилось заниматься даже переброской катеров. Начальник итальянского генерального штаба Кавальеро объяснил немецкому военному атташе Ринтелену, что катера необходимы для охраны судов при входе в гавани. На другой день итальянская разведка подслушала телефонный разговор сотрудников немецкой военной миссии, которые говорили между собой: «Настоящее свинство, что итальянцы не охраняют свои конвои при входе в порты» 13. Итальянцы со своей стороны возмущались тем, что Гитлер якобы ошибочно считал русский фронт главным театром второй мировой войны. До сего дня в итальянской историографии утверждается, что «судьбы войны решались на Средиземном море»14. Этим недоказуемым тезисом итальянские историки реакционного направления пользуются для оправдания всех неудач итальянского фашизма в бассейне Средиземного моря.

Пока немцы готовились к оказанию ограниченной помощи своему итальянскому союзнику, потери на море продолжали катастрофически расти. Транспорты, не имея авиационного прикрытия, до портов в Ливии не доходили.

1 декабря, например, итальянцы потеряли 3 транспорта («Капо Фаро», «Адриатике», «Мантованн») 15. 7 декабря они отправили транспорты «Дель Греко» и «Фильци» с немецкими и итальянскими танковыми батальонами. 13 декабря Кавальеро получил извещение о гибели этих транспортов и, кроме того, сопровождавших их крейсеров «Джуссано» и «Барбиано» 16.

После боев в районе Тобрука и отхода на укрепленный рубеж Эль-Агейла в составе итальянской танковой дивизии «Арнете» осталось всего 15 танков, а в немецком африканском корпусе 32 танка (по состоянию на 16 декабря 1941 г.)17.

На протяжении декабря восполнить потерн не удавалось, Резервы в Ливию доставлялись самолетами, но ежедневно «не более 200 (человек.— B.C.)»18. Это было очень мало.

Из-за господства англичан на море и в воздухе «процент потопленных судов поднялся с 41 в октябре до 73 в декабре» 19. 29 декабря Муссолини писал Гитлеру, что «исход сражения (имеется в виду в районе Тобрука во второй половине ноября 1941 г.— В. С.) был предрешен на море, а не на суше. Тяжелейшей была потеря 14 декабря целого конвоя из 7 судов с немецкими и итальянскими танковыми подразделениями» 20.

Изменить обстановку могла авиация. Английские историки утверждают, что в конце 1941 г. в Сицилию с русского фронта прибыли крупные силы авиации21. В действительности же в Италию был переведен штаб 2-го воздушного флота и штаб 2-го авиационного корпуса. Остатки боевых эскадр корпуса, разгромленного в ходе битвы под Москвой (210-я скоростных бомбардировщиков, 3-я и 53-я бомбардировочные, 77-я пикирующих бомбардировщиков и 51-я истребительная) вошли в состав 8-го авиационного корпуса, который был подчинен непосредственно главному командованию люфтваффе и продолжал действовать на советско-германском фронте. По немецким источникам, 2-й авиационный корпус в Италии был сформирован заново из резервных экипажей и материальной части, переброшенных из Германии22.

В ожидании немецкой авиации итальянское верховное командование находит выход в прикрытии транспортов сильным составом военных кораблей. 3 января Кавальеро принимает решение направить 4 линкора, 6 крейсеров и 23 эсминца для конвоирования судов. 5 января в Триполи благополучно прибыл конвой из 5 пароходов и 1 танкера, доставивший горючее и 150 танков23. 14 января итальянцы получили от правительства Виши разрешение на провоз грузовиков. «Мы сможем, — читаем в записках Кавальеро, — отправить также легкое оружие и боеприпасы, лишь бы они были замаскированы» 24.

17 января в Триполи удалось перебросить 11 батальонов, 130 немецких танков и 90 итальянских танков дивизии «Ариете»25 причем охрана конвоя состояла из трех крейсеров, одного линкора, 16 эсминцев, два из них были оснащены гидролокатором.

В результате Роммель получил возможность создать ударную группировку в составе 117 немецких и 79 итальянских танков для нанесения контрудара.

Английское командование неправильно оценивало противника. Оно было уверено в том, что итало-немецкие войска надолго израсходовали свои наступательные возможности. Это видно из донесения главнокомандующего английскими вооруженными силами на Дальнем Востоке Окинлека Черчиллю от 12 января 1941 г. Окинлек писал, что «противник все еще говорит о дивизиях, но от них остались лишь одни названия» 26. Надежды англичан на длительную передышку были основаны на ошибочном предположении, заключавшемся в том, что противник не имеет ни средств, ни желания контратаковывать.

Итало-немецкая разведка установила, что британские войска разбросаны отдельными отрядами по всей Киренаике до границ Египта. Одно это обстоятельство не могло не вызвать желания перейти к активным действиям.

Итало-немецкое командование рассчитывало застигнуть англичан врасплох и тем самым компенсировать недостаток в силах и средствах. Перегруппировка производилась в ночное время. Танки были замаскированы под грузовики.

21 января 1942 г. итало-немецкие войска атаковали из района Мерса-Брега разрозненные английские отряды, быстро прошли сквозь брешь, образовавшуюся между английскими частями, и 22 января вновь заняли Аджедабию. Затем итало-немецкие войска нанесли удар на север и вышли к побережью восточнее Бенгази. Британские войска были разрезаны на две части.

29 января итало-немецкие войска снова заняли Бенгази. Англичане не успели взорвать порт и потеряли все имевшиеся там запасы. Итало-немецкие войска захватили ценные трофеи: танки, автомашины, разное снаряжение, склады с продовольствием и горючим. 2 февраля была взята Барка, а 3 февраля — Дерна.

Английские войска в беспорядке бежали к Тобруку. В штабах царила паника и полная неосведомленность о действительном положении войск. Основным силам 4-й индийской дивизии удалось ценой потери всего вооружения и снаряжения прорваться к Эль-Мекили. В Бенгази немцам удалось захватить из состава этой дивизии 1 тыс. человек пленными.

По английским данным, 1-я английская бронедивизия, считавшаяся одной из лучших в английской армии, потеряла из 150 танков свыше 100, хотя и не участвовала в сильных боях. Столь большие потери 1-й бронедивизии объясняются тем, что многие из ее танков были оставлены, так как не имели горючего. Весьма большие запасы бензина были уничтожены во время возникшей паники.

Итало-немецкие войска, не встречая сопротивления, продвигались вперед и к 6 февраля вышли на линию Эль-Газала, Бир-Хакейм (в 64 км западнее Тобрука). Здесь бои прекратились до 27 мая 1942 г. Недостаток в горючем заставил итало-немецкое командование приостановить наступление.

Таким образом, английское наступление в Ливии, начатое в ноябре 1941 г., «закончилось поражением»27. В результате контрудара Роммеля 21 января 1942 г. английские войска за 25 дней были отброшены от Эль-Агейлы на 630 км к Эль-Газала. Английские перспективы в Ливии «были безнадежно мрачны» 28.

Свыше трех месяцев продолжалось затишье под Эль-Газала. В течение этого времени итало-немецкое командование готовилось возобновить наступление.

В феврале 1942 г. в бассейне Средиземного моря появились наконец части давно ожидаемого 2-го авиационного корпуса 29.

Авиационному корпусу была поставлена тройная задача: непрерывно бомбить остров Мальта, прикрывать конвои на морских коммуникациях между Италией и Триполитанией и оказывать поддержку войскам в Ливии. Без этого Роммель не мог возобновить наступление на Суэцкий канал теми незначительными силами, которыми он располагал.

Итальянское верховное командование видело в Мальте главную опасность для нарушений морских коммуникаций с Ливией. В самом деле, именно с Мальты английские надводные корабли, подводные лодки и самолеты наносили все возрастающие удары по итальянским конвоям, направлявшимся в Триполи.

В течение февраля — мая 1942 г. немецко-фашистская авиация, базировавшаяся главным образом на аэродромах Сицилии, бомбила остров Мальта, порт Тобрук и контролировала английские коммуникации на Средиземном море.

Особенно интенсивные воздушные налеты на Мальту проводились со 2 апреля по 10 мая 1942 г. В феврале 1942 г. на Мальту было сброшено до 100 тонн бомб, в марте — до 2170 тонн, а в апреле — до 6728 тонн30. Немецкая авиация «свела сопротивление до минимума, почти подавила его» 31.

Положение английского гарнизона на острове Мальта, блокированном немецкой авиацией с воздуха, было исключительно тяжелым еще и потому, что суда с продовольствием, направляющиеся на Мальту, топились противником.

Черчилль уже 16 февраля был вынужден заявить, что «Средиземное море закрыто и все наши транспорты должны совершать обходный путь вокруг мыса Доброй Надежды» 32.

В результате частых воздушных налетов на порт Тобрук было потоплено значительное количество английских кораблей.

Помощь со стороны немецкой авиации привела к тому, что потери итальянского торгового флота упали с 80% в конце 1941 г. до 4% за пять первых месяцев 1942 г. Это был период, когда итальянские конвои «могли следовать почти без потерь» 33.

Тяжелая обстановка сложилась для англичан не только на море, но и на суше.

Британские войска в Киренаике, занимая достаточно удаленную от египетской границы позицию, не проявляли активности. Командование не намечало и не разрабатывало планов наступательных действий. Оно надеялось, что затишье будет продолжительным. Поэтому атака итало-немецких войск 27 мая 1942 г. оказалась для англичан неожиданной.

План итало-немецкого командования, возобновившего активные боевые действия, заключался в том, чтобы силами немецких танковых дивизий обойти южный фланг позиции английских войск под Бир-эль-Хакейм и «ударить в тыл 8-й английской армии, а фронт сковать итальянскими армейскими корпусами» 34. Затем итало-немецкие войска должны были двинуться к дельте Нила, захватить Суэцкий канал и создать предпосылки для установления господства итальянских и немецких фашистов в странах Арабского Востока, а затем и на всем Африканском континенте.

Однако для осуществления даже ближайших целей данного плана Роммель не располагал необходимыми силами и средствами. Состав немецкого африканского корпуса с весны 1941 г. не изменился, а нужных подкреплении не осталось.

Английское командование плана активных действий не имело. Оно намечало лишь задержать атакующие войска противника между своими опорными пунктами.

Как и в сентябре 1940 г., сплошной линии фронта в Киренаике не было. Войска обеих сторон были разбросаны и занимали очаговую оборону. Между ними не было даже постоянного соприкосновения. Территория, не принадлежавшая ни той, ни другой стороне, нередко простиралась на десятки километров.

В состав 8-й английской армии входили переброшенные из Сирии французские части, подчинявшиеся генералу де Голлю (1-я усиленная бригада в составе трех батальонов).

Англичане имели значительное превосходство в живой силе, танках и артиллерии. В частности, танков было в два раза больше (966 танков, из них 242 американских35, вооруженных 75-мм пушками). У Роммеля насчитывалось 500 танков и 450 орудий36. По бронеавтомобилям англичане превосходили противника в 10 раз. По качеству легкие немецкие танки Т-11 и итальянские М-13 уступали английским танкам всех марок. И тем не менее Роммель одержал победу в очень важном танковом сражении. Английские ВВС в Западной пустыне имели в своем составе 190 самолетов, не считая ближайших резервов, и 739 самолетов в других районах Среднего Востока37. Итало-немецких самолетов в Северной Африке было 49738. Следовательно, английские войска имели все условия, чтобы не только устоять в обороне, но и нанести серьезный удар по противнику. Однако английское командование не сумело правильно использовать все свои преимущества. В результате 8-я армия получила такой удар, который еще не получала ни одна из английских армий с 1941 г.

Произошло это потому, что, хотя в общем силы Роммеля и уступали по численности силам противника, ему все же удавалось на главном направлении создавать превосходство в силах и средствах. Быстрота перегруппировки производила впечатление, что такое превосходство имеется и на других направлениях. Одновременно с фронтальным ударом наносились удары по флангам и тылу противника. В результате таких действий разобщенные гарнизоны английских опорных пунктов ликвидировались немцами один за другим. В ночь на 14 июня командующий 8-й армией Ритчи отдал приказ войскам об отходе с задачей как можно скорее оторваться от противника.

Централизованное управление британскими войсками было нарушено. Разрозненные подразделения и части британских войск, потеряв большую часть танков и артиллерии, хлынули к границам Египта на оборонительные позиции у Эль-Аламейна. Вся пустыня была покрыта сплошной движущейся массой автомашин, которые представляли прекрасную мишень для авиации.

Самым тяжелым последствием этой катастрофы для английского командования было то, что 21 июня итало-немецкие войска захватили в Тобруке в полной сохранности огромные склады военных материалов. Одного только бензина было захвачено несколько десятков тысяч кубометров, 85% потребности немецкого африканского корпуса в автотранспорте было покрыто за счет трофейных машин. Например, 1 августа Кавальеро отметил в своих записках, что 90-я немецкая пехотная дивизия «полностью моторизуется в Тобруке за счет трофейных английских транспортных средств»39.

23 июня Ринтелен сообщил Кавальеро, что в Тобруке захвачено столько трофеев, что они дают возможность продолжать наступление. Поэтому он предложил отказаться от операции по захвату Мальты («Требование Сз»). На Кавальеро захват Тобрука произвел большое впечатление. Поэтому ответ гласил: «Мы не будем особенно настаивать на проведении этой операции...» 40. 7 июля «Требование Сз» было отменено, что помогло англичанам завершить дальнейшую борьбу на морских коммуникациях в свою пользу.

После падения Тобрука путь на Александрию и Суэц оказался открытым. Английские военные круги охватила паника. Началось катастрофическое бегство английских войск на восток.

24 июня итало-немецкие войска перешли египетскую границу и к 1 июля вплотную приблизились к Эль-Аламейну — последнему рубежу обороны, прикрывавшему дельту Нила и Суэцкий канал. Только по территории Египта они прошли свыше 300 км. До Александрии оставалось всего 80 км.

В это время над штабом и британским посольством в Каире поднимались клубы дыма. Там сжигали секретные документы. Началась эвакуация. Паника царила и в Александрии. По свидетельству Стивенса, в порту сжигались и уничтожались боеприпасы и вооружение. Согласно разработанному Окинлеком плану эвакуации британских сил из Египта англичане должны были двигаться по двум направлениям: на юг до Хартума и на восток в Палестину.

27 июня в Ливию прибыл Муссолини и стал ожидать того часа, когда он сможет войти в Каир или Александрию во главе войск стран оси, а после окончательной победы с триумфом возвратиться в Рим. Муссолини разработал программу своего торжественного вступления в египетскую столицу верхом на арабском жеребце. Готовилась церемония вручения итало-немецким войскам медали в память вступления войск стран оси в Александрию и Каир. Итало-немецкое командование, уверенное в достижении поставленной цели, создало даже административное управление Египтом. Кавальеро с уверенностью записал в дневнике: «30 июня мы будем в Каире или в Александрии»41. Но войска были уже не в состоянии продолжать наступление. Попытка итало-немецких войск 1 июля прорвать английские оборонительные позиции у Эль-Аламейна с ходу успеха не имела.

Окинлек прилагал отчаянные усилия остановить итало-немецкое продвижение, и ему это удалось сделать. 4 июля 1942 г. Роммель был вынужден прекратить дальнейшее продвижение итало-немецких войск. Муссолини, оставив свои чемоданы в Ливии как гарантию скорого возвращения, ни с чем вернулся в Рим.

Английское командование получило очередную передышку, которая продолжалась свыше трех месяцев. Это позволило привести в порядок войска, пополнить их резервами и подготовиться к новому наступлению.

Основная причина, которая заставила Роммеля приостановить 4 июля 1942 г. у Эль-Аламейна свое продвижение к Суэцкому каналу, заключалась в том, что Гитлер в июне 1942 г. завершил переброску из района Средиземного моря на советско-германский фронт 2-го воздушного флота. Об этом сообщал в те дни под свежими впечатлениями американский журнал «Ньюс уик»: «Продвижение армии Роммеля в Египте приостановилось потому, что немцам пришлось перебросить значительные силы авиации из района Средиземного моря в Советский Союз... Немцы отправили на Восточный фронт самолеты, ранее базировавшиеся на Ливию и Сицилию». Ринтелен также указывает на то, что именно «война в России не позволила державам оси довести войну на Средиземноморском бассейне до благоприятного исхода» 42.

Составители книги «Мировая война 1939—1945 гг.» также пишут, что «война с Россией как нельзя лучше способствовала укреплению Британской империи на Средиземном море, ибо она вызвала новый отлив сил с данного театра. Не имея необходимых сил и не получая достаточных подкреплений, генерал Роммель вынужден был прекратить свое наступление к Нилу»43

Первые переброски в 1942 г. немецко-фашистской авиации из бассейна Средиземного моря были произведены 27 апреля, когда «Гитлер принимает неожиданное решение направить часть 2-го воздушного флота на русский фронт...» 44.

25 июня Кессельринг предупредил Кавальеро о резком сокращении авиационной поддержки итало-немецким войскам, которые развивали наступление к Нилу: «Противник будет иметь около 600 самолетов, которым мы можем противопоставить 60 или 70 немецких истребителей и столько же итальянских...» 45. В самые ближайшие дни и это количество «надо сократить на 50%...» 46.

На Нюрнбергском процессе в 1946 г. Кейтель с сожалением отметил, что «одним из благоприятнейших случаев, который мы упустили, был Эль-Аламейн... Но в том районе мы просто не были достаточно сильны... и главным образом вследствие войны с Россией...» 47.

Таким образом, наступление итало-немецких войск в мае — июне 1942 г. по направлению к Суэцкому каналу поставило английское командование на Ближнем Востоке перед катастрофой. Английские потери за период с 27 мая по 30 июня составили 60 тыс. человек.

Суэцкий канал был совсем близко. Но для последнего броска не было ни резервов, ни авиации.

Муссолини из Ливии направил в Рим оценку обстановки, в которой сообщал: «Чтобы задержать наступление наших войск, не имевших никаких резервов, противнику достаточно было использовать авиационную группировку...» 48.

В июне 1942 г. состав немецкого африканского корпуса увеличился всего на одну пехотную дивизию. С острова Крит была переброшена 164-я дивизия.

В середине июля в дивизии «Ариете» осталось всего 12 танков, в дивизии «Литторио» — 15 танков, а в немецком африканском корпусе — 30 танков49.

В то же время силы англичан на ливийском фронте непрерывно возрастали за счет переброски из Англии новых резервов.

Вместо усиления ливийского фронта Гитлер потребовал от Муссолини новой отправки итальянских войск на советско-германский фронт, где решался исход второй мировой войны. «После переброски частей люфтваффе в Россию английский флот, базируясь на Мальту, наносил ощутимые удары по конвоям противника» 50. Доставка грузов морским путем в Ливию упала со 160 тыс. тонн в мае 1942 г. до 55 тыс. в июне. Английская авиация вновь стала господствовать в африканском небе, и записки Кавальеро запестрели потерями на море. Так, например, 25 июля английские самолеты торпедировали транспорт «Пизани», на котором перевозилось 3 тыс. тонн горючего и дивизион самоходных орудий. 4 августа английская подводная лодка торпедировала «Монвизо». На дно моря отправились 2860 тонн различных материально-технических средств, 600 тонн горючего, 6 автодрезин, 120 автомашин, 7 немецких бронеавтомобилей, 11 итальянских танков.

Последнего успеха на морских коммуникациях итальянцы добились 12 августа. Английский конвой в составе 21 транспорта под охраной 4 авианосцев, 2 линкоров, 7 крейсеров и 25 эсминцев пробивался из Гибралтара к Мальте.

Этот конвой был атакован 40 итальянскими самолетами. Кроме того, на пути следования была образована завеса из 21 подводной лодки, в том числе 5 немецких. Английские потери составили 15 транспортов, авианосец «Игл», 3 крейсера.

Для дальнейшей борьбы у итальянцев уже не было сил, а германское верховное командование было занято выполнением стратегического плана на советско-германском фронте.

Предпринимая новое наступление, немецко-фашистское командование не учло всех возможностей Советского государства. В своих планах гитлеровцы по-прежнему исходили главным образом из наличия своих сил и средств, недооценивая возросшей мощи Советского государства, роста его международного авторитета. Немецко-фашистское командование не учитывало того факта, что Красная Армия закалилась в боях, стала организованнее и сильнее, что произошли изменения в соотношении сил и средств в пользу Советского Союза.

Красная Армия в тяжелых оборонительных боях измотала и обескровила немецко-фашистские войска и создала тем самым условия для перехода в контрнаступление и разгрома немецко-фашистских армий в битве на Волге.

Немецко-фашистское командование в ожидании исхода Сталинградской битвы до конца августа не предпринимало дальнейших попыток продвинуться к Суэцкому каналу. Североафриканский фронт стабилизировался. В течение всего августа здесь царил полный покой.

Английское командование использовало передышку для укрепления обороны. Местность здесь была удобна для организации прочной обороны. Каменистые гряды простирались с востока на запад, а фланги позиций могли быть защищены с юга труднопроходимой для танков впадиной Каттара, а с севера — морем51.

Новое английское командование получило значительные резервы 52. В Египет прибыли две бронедивизии, четыре пехотные дивизии и восемь артиллерийских полков. Военные склады Египта были переполнены боеприпасами и военными материалами.

Значительно улучшилось качественное состояние английской боевой техники. На вооружение поступили танки с пушками калибра 75 мм, противотанковые пушки нового образца калибра 57 мм.

Итало-немецкие войска в Ливии ожидаемых подкреплений не получили. В результате германо-итальянская армия продолжала испытывать крайнюю нужду в боеприпасах и горючем 53.

Резервы африканского корпуса предназначались к переброске на советско-германский фронт, где решался исход второй мировой войны. Гитлер, «целиком поглощенный войной в России, не уделял достаточного внимания средиземноморскому театру» 54. При таком положении англичане имели все возможности активизировать военные действия и рассчитывать на успех, так как «у них не было забот о каком-то втором театре воины»55. Однако высшее английское командование не торопилось. Этим и воспользовался Роммель, рассчитывая, как и раньше, меньшими силами и средствами добиться успеха.

31 августа 1942 г. итало-немецкое командование предприняло попытку прорыва левого фланга английских оборонительных позиций, который находился в 25 км от побережья. Для намеченной операции необходимо было иметь 30 тыс. тонн горючего. Имелось только 8 тыс. тонн56.

Итало-немецкой ударной группировке удалось глубоко вклиниться в оборону английских войск.

В руках итало-немецкого командования оказался проход от загнутого фланга британской обороны и до впадины Каттара шириной 35 км. За этим проходом открывалась незащищенная пустыня вплоть до Каира. Казалось, дорога к дельте Нила была открыта. Тем не менее немецкие дивизии «почти целую неделю стояли без движения, как вкопанные в землю, и не были в состоянии сделать ни шагу назад или вперед» 57. Такое бездействие объяснялось тем, что 28 августа перед самым входом в порт Тобрук был торпедирован танкер «Естрия» 58.

30 августа итальянцы потеряли танкер «Сант-Андреа», на котором было 1300 тонн горючего и много авиационного бензина 59. Роммель перешел в наступление, не зная о гибели этих танкеров. 2 сентября были торпедированы еще два танкера: «Фассио» и «Абруцци»60. Только на танкерах «Естрия» и «Абруцци» перевозилось 8500 тонн горючего. 4 сентября англичане потопили танкер «Бьянки». Поэтому о дальнейшем продвижении не могло быть и речи, так как Роммель располагал всего недельным запасом бензина, а ему были необходимы запасы по меньшей мере на 30 дней. В критические дни наступления доставить в Ливию удалось всего 1000 тонн горючего, в то время как «немецким войскам ежемесячно требуется 30 тыс. тонн жидкого топлива...» 61.

Переброска немецкой авиации в июне 1942 г. на советско-германский фронт привела к тому, что коммуникации итало-немецких войск в Средиземном море оказались незащищенными. Чиано 2 сентября записал в своем дневнике, что «войска Роммеля остановились в Египте из-за нехватки горючего... в течение двух дней было потоплено три наших танкера»62. Бывший начальник штаба немецкого африканского корпуса Вестфаль также считает, что наступление Роммеля провалилось прежде всего из-за недостатка горючего63. В результате больших потерь на морских коммуникациях самые насущные потребности африканского корпуса удовлетворялись лишь на 40%.

Английская авиация, господствовавшая в воздухе, наносила беспрерывные удары по итало-немецким войскам, бомбила их исходные районы для наступления, а также их тыловые районы. Роммель заявил, что непрерывные атаки английских самолетов «буквально прижали мои войска к земле...» 64.

Все это, вместе взятое, заставило итало-немецкое командование отвести свои войска на исходные позиции и ожидать переброски резервов. Однако на получение резервов рассчитывать не приходилось.

В ходе летне-осенней кампании на советско-германском фронте противник потерял убитыми, ранеными и пленными около 1 млн. человек. Огромное количество боевой техники превратилось в груды исковерканного железа.

Именно в результате огромных потерь на советско-германском фронте Гитлер был вынужден снять со Средиземного моря авиацию, которая ему нужна была на русском фронте.

14 октября 1942 г. главное командование сухопутных войск Германии было вынуждено отдать приказ о переходе к обороне на советско-германском фронте, чтобы вновь перейти в наступление весной 1943 г. Стратегический план германского верховного командования на лето 1942 г. провалился. Вследствие этого гитлеровцы не могли перебросить в Северную Африку необходимые резервы. Советско-германский фронт поглощал все важнейшие резервы германского верховного командования. О. Брэдли не может не признать, что «германские потери в России лишили немцев резервов» 65.

В сентябре 1942 г. с Запада было переброшено на советско-германский фронт 15 пехотных дивизий с перевозкой их вне всякой очереди. Для немецкого африканского корпуса Гитлер ничего не мог выделить даже из тех резервов, которые были специально подготовлены для действий в тропических условиях.

Гитлер имел в виду в случае успешного окончания «молниеносной» войны против Советского Союза направить моторизованный экспедиционный корпус через Закавказье в направлении Персидского залива, Ирака, Сирин, Египта, то есть в тыл английским войскам на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

Осенью 1942 г. управление моторизованного экспедиционного корпуса «Ф» с корпусными частями было переброшено на Северный Кавказ. Намечалось туда же перебросить и специально подготовленные для этого корпуса соединения. Об этом говорится в приказе Гитлера от 13 сентября 1942 г. в пункте 5: «С января 1943 г. восемь механизированных соединений, пригодных для службы в тропических условиях, должны быть переведены с Запада на Восток, на кавказский фронт». Эти восемь механизированных соединений, несомненно, предназначались для моторизованного экспедиционного корпуса. Они были также и теми резервами, которые Роммель тщетно ожидал в Северной Африке.

Итало-немецкое командование, убедившись в том, что на получение резервов рассчитывать не приходится, в течение сентября — октября 1942 г. не проявляло никакой активности. Роммель уехал в Берлин за получением маршальского жезла. Фашистская пропаганда использовала приезд Роммеля в Берлин для того, чтобы за громом фанфар, возвещавших о победах в пустыне, скрыть крупные неудачи на советско-германском фронте.

Потери судов продолжали возрастать, и Кавальеро вновь вернулся к своему кредо, что Мальта — ключ к Средиземному морю, а также к Египту. 23 сентября итальянцы потеряли транспорт «Апуанино» (64 итальянские автомашины и 2 танка, 54 немецкие автомашины и 10 танков). 9 октября был потоплен транспорт «Дандоло» (150 автомашин)66.

По настоянию Кавальеро 15 октября 65 итальянских и 59 немецких бомбардировщиков67 обрушились на Мальту, но встретили сильное авиационное прикрытие. Англичане оказались в состоянии ежедневно поднимать в воздух по 60 самолетов 68. Итальянцы упустили шанс захвата Мальты весной 1942 г. Муссолини объяснял отказ от операции по захвату Мальты

7 июля тем, что он получил «сообщение Гитлера о развале 8-й английской армии» 69. В свою очередь вину за эту ошибку Кавальеро возложил на немцев. «У нас не было выбора, — восклицает он в своих записках. — Роммель получил приказ Гитлера и выразил уверенность, что итальянцы последуют за ним»70. Итальянцы поспешили за своим союзником, но были вынуждены остановиться у Эль-Аламейна.

Примечания:

1 См. История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945, т. 2, стр. 398.

2 См. там же.

3 Entscheidungsschlachlen des tweiten Weltkrieges. S. 279.

4 Г. Дёрр. Поход на Сталинград. Перев. с нем. М., Воениздат, 1957, cтр. 127.

5 J. Fuller. The Decisive Battles of the Western World end their Influence upon History. Vol. III, p. 519.

6 J. Fuller. The Decisive Battles cf the Western World and their Influence upon History. Vol.Ill, p. 523.

7 B. Liddel Hart. The Other Side of the Hill, p. 204.

8 Г. Дёрр. Поход на Сталинград, стр. 127.

9 См. История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945, т. 2, стр. 403.

10 Л. Василевский. Исторический подвиг советского народа. «Коммунист», 1908, М 1, стр. 60.

11 Там же.

12 Документы. «Международная жизнь», 1959, № 8, стр. 155.

13 У. Кавальеро. Записки о войне, стр. 112.

14 Там же, стр. 108.

15 Там же, стр. 90.

16 Так же, стр. 94

17 У. Кавальеро. Записки о войне, стр. 96, 99.

18 Там же, стр. 84.

19 Там же, стр. 109.

20 Там же, стр. 104.

21 См. Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 332.

22 См. Д. Горбатенко. Тень люфтваффе над Европой. 1967. с. 117

23 См. У. Кавальеро. Записки о войне, стр. 113.

24 Там же, стр. 119.

25 См. У. Кавальеро. Записки о войне, стр. 119.

26 R. Jаrs. Les Campagnes d’Afrique, p. 93.

27 R. Lockart. Comes the Reckoning, p. 144.

28 Tам же.

29 См. Мировая война 1939—1945 гг. Сборник статей, стр. 487; См. Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 363.

30 См. С. Морисон. Битва за Атлантику. Перев. с англ. М., Изд-во иностр. лит., 1956, стр. 202.

31 У. Кавальеро. Записки о войне, стр. 109.

32 A. Seversky. Air Power: Key to Survival, p. 5.

33 У. Кавальеро. Записки о войне, стр. 109.

34 S. Westphal. Heer in Fesseln, S, 177—178.

35 См. Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 459

36 См. У. Кавальеро. Записки о войне, стр. 152.

37 См. Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 459,

38 См. там же.

39 См. У. Кавальеро. Записки о войне, стр. 185.

40 Там же, стр. 168.

41 См. У. Кавальеро. Записки о войне, стр. 172.

42 Е. Rintelen. Mussolini als Bundesgenosse, S. 179.

43 См. Мировая война 1939—1945 гг. Сборник статей, стр. 485

44 П. Баржо. Флот в атомный век. Перев. с франц. М., Изд-во иностр. лит., 1956, стр. 71.

45 См. У. Кавальеро. Записки о войне, стр. 170.

46 Там же

47 М. Shulmаn. Defeat in the West, p. 81.

48 У. Кавальеро. Записки о войне, стр. 180

49 У. Кавальеро. Записки о войне, стр. 179

50 См. Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 467

51 Катарская впадина длинной 300 км и шириной от 30 до 160 км имеет тектоническое происхождение. Ее плоское днище лежит на 133 м ниже уровня моря и занято обширными труднопроходимыми солончаками

52 После поражения у Тобрука в июне 1942 года вместо Окинлека главнокомандующим британскими вооруженными силами на Ближнем Востоке был назначен Александер. В командование 8-й английской армией 13 августа вступил Монтгомери

53 Я. Jars. Les Campagnes d’Afrique, p. 152.

54 Ж. Буше. Бронетанковое оружие в войне, 1956. стр. 292.

55 Итоги второй мировой войны. Сборник статей. с. 95

56 Я. Jars. Les Campagnes d’Afrique, p. 158.

57 S. Westphal. Heer in Fesseln, S. 184.

58 См. У. Кавальеро. Записки о войне, стр. 194.

59 Там же, стр. 194-195.

60 Там же, стр. 197.

61 Там же, стр. 202.

62 Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 383.

63S. Wеstрhаl. Нееrin Fesseln, S. 182.

64 Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 383.

65 О. Брэдли. Записки солдата, стр. 44

66 См. У. Кавальеро. Записки о войне, стр. 205.

67 См. там же, стр. 208.

68 См. там же.

69 Там же, стр. 209.

70 См. У. Кавальеро. Записки о войне, стр. 209.