4. МИФ ОБ АТЛАНТИЧЕСКОМ ВАЛЕ

Для того чтобы оправдать правящие круги США и Англии перед мировым общественным мнением, Черчилль неоднократно заявлял, что Ла-Манш будет «рекой крови», что Атлантический вал Гитлера неприступен и «нужно позаботиться о том, чтобы волны не покраснели от крови американских и английских юношей и чтобы побережье не было завалено их трупами» 1.

21 июля 1941 г. Черчилль выступил с утверждением, что все побережье Франции «ощетинилось орудиями, колючей проволокой, укрепленными огневыми точками и береговыми минами» 2. Через год этот аргумент был выдвинут Черчиллем в качестве одного из доводов в оправдание нарушения союзнических обязательств. Так, в письме к Рузвельту с особой силой Черчилль подчеркнул, что проведение «любой операции во Франции в 1942 г. невозможно...»3

Однако этих заявлений было мало. Требовалось доказать невозможность открытия второго фронта в Европе в 1942 г. И Черчилль «настаивал, чтобы какая-то операция все же была проведена...» 4. Поэтому английское командование было вынуждено предпринять 19 августа 1942 г. рейд в Дьепп (Северная Франция).

Район Дьеппа был выбран не случайно. Этот город, обороняемый одним полком 302-й пехотной дивизии, являлся одним из наиболее сильно укрепленных пунктов побережья. Оборонительные сооружения этого района показывались иностранным военным миссиям и корреспондентам для поддержания мифа об Атлантическом вале.

Десант состоял из двух бригад 2-й канадской дивизии, танкового полка, четырех отрядов «Коммандос» и 50 американских разведчиков-диверсантов («Рейнджере»). Всего 6100 человек, в том числе 5 тыс. канадцев5.

Канадский военный корреспондент Рейберн пишет, что высадка производилась без артиллерийской подготовки с надводных кораблей. Непосредственная авиационная поддержка «была недостаточно эффективной» 6. С десантами «не было совершенно высажено артиллерии... и станковых пулеметов» 7. С пехотой высаживались танки. По этому поводу в донесении штаба 81-го немецкого армейского корпуса говорилось о том, что «некоторое количество легких орудий, по-видимому, принесло бы англичанам больше пользы, чем танки» 8. Тот же Рейберн выражает удивление по поводу того, что немецко-фашистское командование располагало достаточно подробной информацией

о предстоящем рейде. Бывший генеральный директор английской комиссии по ведению политической войны Локкарт пишет о том, что «немцы были предупреждены и находились начеку» 9. Этот факт подтверждается немецкими авторами, которые лично знали, что немецкие войска своевременно изготовились по тревоге к бою10.

На центральном участке десантные войска «так и не сумели добиться успеха...» 11. На западном участке десантники захватили позиции артиллерийской батареи, уничтожили орудия и поспешили вернуться на корабли. Уже «через 6 часов после начала высадки был отдан приказ об отходе»12.

В целом Дьепп — «самый черный день за всю военную историю Канады» 13. Этот рейд привел к тому, что британские войска «понесли чрезвычайно тяжелые потерн» 14. Эти потери составили 807 убитыми, 2460 ранеными и попавшими в плен15. Кроме того, британские войска потеряли несколько десантных судов. Было сбито 106 английских самолетов. 28 плавающих танков немцы подбили в воде около берега и непосредственно на самом берегу. Немецкие потери составили всего около 300 человек 16 и 48 самолетов17.

Авторы официальной истории участия канадской армии во второй мировой войне установили, что «противник был удивлен тем, что, несмотря на наше точное представление о его обороне, мы (имеется в виду британское командование. — В. С.) предприняли атаку на хорошо укрепленный и надежно защищенный естественными преградами район силами, недостаточными для такой задачи» 18.

Действительно, Гитлер в беседе с Рундштедтом 29 сентября 1942 г. выразил удивление тем, что англичане выбрали именно Дьепп для высадки морского десанта. В Дьеппе, продолжал Гитлер, «нападение казалось невероятным, потому что условия там для противника являются неблагоприятными». И тем не менее англичане выбрали для рейдового удара именно этот район.

Авторы официальной истории участия канадской армии во второй мировой войне пишут, что «фронтальная атака представляется наименее объяснимой частью нашего планирования» 19.

Военные корреспонденты, не связанные ограничениями официального изложения, приоткрывают истинные замыслы организаторов рейда. Алан Мурхед, например, сообщает, что, несмотря на значительные потери, организаторы рейда в Дьепп были довольны, так как этот неудачный рейд «являлся доказательством того, что мы (английское командование.— В. С.) не можем осуществить высадку в Европе»20. Неудача рейда сразу же «положила конец всем надеждам на быструю помощь России с Запада» 21. Эта истинная цель рейда в Дьепп в американской прессе маскировалась широковещательными заявлениями о том, что «английские и американские войска вторглись во Францию» 22. Английские пропагандисты тотчас же объявили, что «началось великое наступление на Дьепп» 23.

Таким приемом создавалось впечатление о серьезной попытке создать второй фронт в Северной Франции. Рейберн сообщает интересную подробность. Во время рейда на кораблях находилось 20 американских и английских корреспондентов и фотокорреспондентов, которым была предоставлена возможность удостовериться в «неприступности Атлантического вала».

Фуллер пытается в какой-то степени оправдать неудачу в Дьеппе тем, что хотя высадка и была неудачной, «однако так испугала Гитлера, что он отдал приказ о переброске двух лучших своих дивизий на Запад (с Востока.— В. С.)»24. Однако нет никаких оснований говорить даже о столь скромном влиянии рейда в Дьепп на положение дел на советско-германском фронте. По данным трофейных документов, в августе 1942 г. с советско-германского фронта в другие страны действительно убыли две немецкие пехотные дивизии, но для восстановления боеспособности. Одна из них была направлена во Францию 16 августа, то есть до начала рейда в Дьепп, другая — в Грецию, еще раньше — 5 августа.

Локкарт стремится создать впечатление, что не только рейд в Дьепп, но и другие проведенные летом 1942 г. мероприятия оказали положительное воздействие, облегчив тяжелое положение советских войск на советско-германском фронте.

Что же это были за мероприятия?

Оказывается, английской комиссии по ведению политической войны военные власти поручили «выступить с рядом предупреждений французам на побережье Атлантики о том, чтобы они эвакуировались. Целью этого обмана было сковать возможно больше германских войск в Западной Европе»25. Вряд ли сами инициаторы этих мероприятий серьезно верили в возможность достижения какого-либо положительного результата. Эти меры были направлены на создание иллюзии о подготовке к активным действиям в Западной Европе в 1942 г.

В течение августа на советско-германский фронт прибыло из других стран 10 немецких дивизий, из них 2 танковые.

В сентябре 1942 г. с советско-германского фронта не было переброшено в другие страны ни одной дивизии. За это же время сюда прибыло из других стран 5,5 дивизии.

Локкарт после всех своих рассуждений о помощи Советскому Союзу все же был вынужден признать следующее: «По правде говоря, мы (т. е. правящие круги Англии.— В. С.) просто запутались в отношении второго фронта, потому что не могли обмануть немцев, не обманув как французов, так и русских» 26.

Неудача рейда в Дьепп позволила английскому командованию заявить, что осуществление продолжительных военных действий на всем Атлантическом побережье Франции в 1942 г. якобы невозможно.

И поныне в буржуазной историографии можно встретить бездоказательное утверждение о том, что Гитлер в 1942 г. создал «неприступную крепость — Атлантический вал» 27.

После войны бывший главнокомандующий группой армий «Запад» Рундштедт признал, что «мощность укреплений была преувеличена до абсурда... Атлантический вал представлял собой иллюзию, созданную пропагандой для обмана немецкого народа, а также для обмана союзников. Читая сказки о неприступности его укреплений, я приходил в раздражение. Называть это валом было бессмыслицей» 29.

С полным основанием Советское правительство заявило 13 августа 1942 г. о том, что «именно в 1942 г. возможно и следует создать второй фронт в Европе» 29. 1942 год, говорилось далее в Заявлении Советского правительства, «представляет наиболее благоприятные условия для создания второго фронта в Европе, так как почти все силы немецких войск, и притом лучшие силы, отвлечены на Восточный фронт, а в Европе оставлено незначительное количество сил, и притом худших сил»30.

В 1942 г. в Бельгии и во Франции находилась группа армий «Д» в составе 1, 7 и 15-й полевых армий. В наиболее благоприятные месяцы для вторжения на Европейский континент в группе армий «Д» насчитывалось (см. табл. 4).

Таблица 4

На первое- число месяца

Всего дивизий

В том

числе

тд

тбр

Май.............

27,5

1

1

Июнь............

22,5

1

1

Июль............

25,5

3

1

Август...........

25,5

3

1

Сентябрь ..........

27,5

4

1

На важнейшем участке Атлантического побережья Франции (от голландской границы до района Авранша) была развернута 15-я армия, имевшая в своем составе 14 дивизий.

На советско-германском фронте к лету 1942 г. находилось 178 немецких дивизий и 8 бригад и 4 из 6 имевшихся воздушных флотов31. Кроме того, союзники фашистской Германии имели на советско-германском фронте 39 дивизий, 12 бригад и военно-воздушные силы32. Батлер вынужден признать, что «меры, принятые Гитлером для подготовки к отражению нападения союзников, занимали лишь второстепенное место в его общем стратегическом замысле» 33.

Показания ряда немецких генералов и офицеров, переведенных в 1942 г. с северного побережья Франции на советско-германский фронт и захваченных в плен на берегах Волги, не оставляют никаких сомнений в том, что, произойди высадка американо-английских войск в Северной Франции в 1942 г., она завершилась бы успехом. Один немецкий лейтенант показал: «Наши гарнизоны в оккупированной Франции до смешного малы и состоят из второстепенных войск...  Мы не можем надеяться на какие бы то ни было резервы. Россия поглотила слишком много». Другой немецкий военнопленный, который также прибыл из Франции, рассказал о фиктивных германских артиллерийских позициях и аэродромах на западном побережье Франции. Цель, объяснил он, заключалась в том, чтобы ввести противника в заблуждение насчет силы германских гарнизонов, расположенных на оккупированном побережье.

Чтобы скрыть малочисленность немецких гарнизонов во Франции, проводились частые перемещения и передвижения небольших подразделений из одного пункта в другой. Один из немецких офицеров заявил: «Поскольку нас так мало, мы должны делать вид, что нас много»34. Бывший гитлеровский адмирал Руге, принимавший непосредственное участие в обследовании оборонительных возможностей побережья Западной Европы в ноябре 1943 г., установил, что на южном побережье Франции, например, «227-я пехотная дивизия обороняла полосу протяженностью 200 км» 35. Бывший начальник штаба группы армий «Запад» Блюментритт свидетельствует, что «имелись только три дивизии на 300 миль побережья к югу от Луары... Командиру роты приходилось колесить весь день по побережью, чтобы осмотреть сектор, занимаемый его ротой» 36. Тот же Блюментритт дает следующую характеристику этим дивизиям, которые находились в Западной Европе: «Офицеры и солдаты в большинстве были старших возрастов, а их вооружение было хуже, чем в активных дивизиях37. Оно в значительной степени состояло из захваченного французского, польского и югославского оружия» 38.

Не могли бы оказать серьезного сопротивления англо-американскому вторжению и военно-воздушные силы гитлеровцев на Западе. В 1941 г. во Францию перебазировали учебно-тренировочные подразделения авиационных эскадр, действовавших на других фронтах. Аналогичное мероприятие было проведено в зенитной артиллерии39. На Западе были сосредоточены учебные и запасные зенитно-артиллерийские дивизии. Эти мероприятия проводились для того, «чтобы создать видимость наличия значительного количества сил...» 40.

Германские военно-морские сплы во французских портах также были серьезно ослаблены. Наиболее значительные боевые корабли в начале 1942 г. гитлеровцы беспрепятственно перебросили из Бреста (Франция) в норвежские воды.

Случилось это при весьма странных обстоятельствах.

В Бресте стояли германские линейные корабли «Шарп-хорст» и «Гнейзенау» водоизмещением по 25 тыс. тонн и тяжелый крейсер «Принц Евгений» водоизмещением 10 тыс. тонн. Эти германские корабли в сопровождении шести эсминцев в ночь на 12 февраля 1942 г. вышли из Бреста. В тот же день, пишет Леги в своих мемуарах, американский морской атташе в Виши «получил шифрованную телеграмму из Бреста из двух слов: «Они ушли».

Сообщение о том, что эти корабли вышли из Бреста, было молниеносно передано в Вашингтон. Мы (американское посольство в Виши.— B.C.) знали, что о нем немедленно станет известно англичанам»,41. Действительно, английское адмиралтейство своевременно узнало о бегстве германских кораблей. Тем не менее эти корабли «успешно прошли Ла-Манш и достигли германского порта Киль» 42.

На Леги большое впечатление произвел тот факт, что «английский народ был возмущен и на правительство премьер-министра обрушилась волна критики» 43.

Английские адмиралы вину за беспрепятственный уход немецких кораблей возложили на военно-воздушные силы, которые якобы не смогли обнаружить германскую эскадру в узком проливе Ла-Манш. Черчилль в свою очередь пытался изобразить это дело как «неприятный инцидент».

Этот случай очень напоминает пропуск двух германских крейсеров «Гебен» и «Бреслау» в Черное море в августе 1914 г. После первой мировой войны было доказано, что английское адмиралтейство пропустило германские крейсеры, чтобы уравновесить морские силы сторон на Черном море и не допустить захвата русским флотом Дарданелльского пролива.

В последующем германские корабли из Киля были переведены в северные норвежские воды для того, чтобы прервать морские коммуникации США и Англии с Советским Союзом в Северной Атлантике.

Таким образом, имелись благоприятные условия для успешного открытия второго фронта в Западной Европе в 1942 г.

Фуллер признает, что если бы правительства США и Англии создали в 1942 г. второй фронт в пределах Германии, то «разгром немцев под Сталинградом открыл бы перед ними путь, который почти наверняка привел бы к окончанию войны весной или летом 1943 г.»44. Но эта возможность не была использована. Правящие круги США и Англии нарушили договоренность об открытии второго фронта в Европе в 1942 г., а затем и в 1943 г.

Причины срыва открытии второго фронта в Западной Европе в 1942—1943 гг. кроются исключительно в политике правящих кругов США и Англии, направленной к максимальному ослаблению Советского Союза.

Возможности были, но не было желания у правящих кругов США и Англии ускорить окончание второй мировой войны путем своевременного открытия второго фронта в Западной Европе, на кратчайшем направлении к жизненно важным центрам Германии, и нанесения мощных ударов по гитлеровской военной машине непосредственно на территории Германии. Булавочные уколы союзников не мешали гитлеровцам вести войну на Востоке. Поэтому Советский Союз мог полагаться только на собственные силы.

Классовые цели в политике правящих кругов США и Англии облегчали Германии ведение войны против Советского Союза, который был вынужден воевать с основными силами гитлеровской коалиции.

Примечания:

1 D. Eisenhower. Crusade in Europe. New York, 1948, p. 194.

2 Переписка..., r. 1, стр. 12.

3 L. Koeltz. Une Campagne que nous. 1959. p. 43

4 Дж. Батлep. Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 489.

5 См. там же, стр. 491.

6 Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 344.

7 Rеуbеrn. Glorious Chapter. The Canadians at Dieppe. London, 1943, p. 103—104.

8 Official History of the Canadian Army in the 2nd World War. Vol. I. 1957. p. 398

9 R. Lockart. Comes the Reckoning, p. 192—193.

10 См. Мировая война 1939—1945 гг. Сборник статей, стр. 60.

11 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Нюнь 1941 — август 1942, стр. 491.

12 Там же.

13 Е. Мaguire. Dieppe: August 19 London, 1963, p. 11.

14 Official History of the Canadian Army in the 2nd World War. Vol. I, p. 397.

15 Там же, ст. 389.

16 См. Мировая война 1939—1945 гг. Сборник статей, стр. 61.

17 См. Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 343.

18 Official History of the Canadian Army in the 2nd World War. Vol. I. p. 398.

19 Там же.

20 A. Moorechead. The End in Africa, 1943. p. 22.

21 W. MсNeill. America, Britain and Russia, p. 210.

22 R. Lockart. Comes the Reckoning, p. 193.

23 Там жe, стр. 192.

24 J. Fuller. The Decisive Battles of the Western World and their Influence upon History. Vol.Ill, p. 527.

25 R. Lockart. Comes the Reckoning, p. 181.

26 Там же.

27 E. Maguire. Dieppe: August 19, p. 187.

28 B. Liddel Hart. The Other Side of the Hill, p. 245.

29 Переписка..., т. 1, стр. 59.

30 Там же.

31 См. История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941—1945, т. 2, стр. 398.

32 См. там же.

33 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 493.

34 M. Werner. Attack Can Win in 1943. 1943. p. 212

35 F. Ruge. Rommel und die Invasion. Stuttgart, 1959, S. 73.

36 B. Liddel Hart. The Other Side of the Hill, p. 247.

37 Под активными дивизиями подразумеваются те, которые находились на советско-германском фронте.

38 B. Liddel Hart. The Other Side of the Hill, p. 241.

39 См. Мировая война 1939—1945 гг. Сборник статей, стр. 429.

40 Там же.

41 W. Leahy. I was there, p. 73.

42 Там же.

43 Там же.

44 J. Fuller. The Decisive Battles of the Western World and their Influence upon History. Vol. Ill, p. 538.