3. НЕДОСТАТОК СИЛ И СРЕДСТВ, КОТОРЫЙ СУЩЕСТВОВАЛ ТОЛЬКО НА БУМАГЕ

8 июля 1942 г. Черчилль информировал Рузвельта о том, что «ни один английский генерал, адмирал или маршал авиации не считает возможным осуществление операции «Следжхаммер» в 1942 г.»1 В ход был пущен довод о недостатке сил и средств, необходимых для преодоления «мощного Атлантического вала», созданного якобы немецко-фашистскими войсками на всем побережье Северной Франции, а также о том, что «нехватка снабжения и транспортных средств влияла на разработку стратегии англо-американским командованием» 2.

Чаще всего в буржуазной историографии встречается ссылка на то, что «вся трудность заключается в транспорте...» 3.

Бывший начальник генерального штаба армии США Маршалл утверждал, что основная проблема, которая помешала открыть второй фронт в Европе в 1942 г., «была острая нехватка десантных средств» 4. Личный адъютант Эйзенхауэра Гарри Батчер в своих мемуарах указывает, что «недостаток десантных судов (наличие, достаточное только для одной дивизии) — основная причина, приводимая британцами» 5. Сам Черчилль в своих мемуарах выдвигает как основной аргумент с целью оправдать переносы сроков открытия второго фронта в Западной Европе недостаточное количество судов и войск.

Монтгомери также пытается убедить, что недостаток вооружения и специальных средств, необходимых для операции по форсированию Ла-Манша в 1942 г., «делал успешное разрешение данного вопроса в то время невозможным»6.

На словах Черчилль признавал всю необходимость оказания военной помощи Советскому Союзу путем открытия второго фронта в Западной Европе. На деле он отказался это сделать, ссылаясь на небольшой тоннаж морских судов, имеющихся в наличии7.

Не имея возможности сослаться на недостаток авиации, танков, подготовленных дивизий, политические и военные руководители США и Англии выдвигали в качестве предлога недостаток тоннажа каждый раз, когда переносился очередной срок открытия второго фронта в Западной Европе.

На секретных же заседаниях английского парламента во время войны Черчилль говорил о том, что Англия имеет в достаточном количестве суда, необходимые для высадки в Северной Франции.

В начале второй мировой войны тоннаж английского торгового флота составлял свыше 17 млн. тонн8. Из секретной речи Черчилля в парламенте стало известно, что к концу 1940 г. торговый флот Англии уменьшился лишь на 1,5 млн. тонн. «С конца июня 1941 г. потери судов резко снизились»9.

На Вашингтонской конференции в начале 1942 г. объединенный комитет по планированию пришел к выводу, что «недостаток в морском тоннаже невелик» и его «нетрудно будет преодолеть»10.

Возможности торгового флота США по сравнению с 1917 г. не уменьшились. А ведь тогда 2 млн. американских солдат были переброшены в Европу в течение всего лишь 5 месяцев11.

Эрман пишет, что «в рассматриваемый период отказ от той или иной операции вызывался другими причинами»12. Но он не раскрывает содержание этих причин, так как эти причины заключались в стремлении правящих кругов США и Англии под разными предлогами оттянуть открытие второго фронта в Северной Франции.

Как искусственно создавались причины для оправдания политики затягивания второй мировой войны, можно проиллюстрировать на примере программы строительства специальных десантных кораблей, судов и барж. На 1942 год в США запланировали построить 12 тыс. таких судов. Производственные возможности обеспечивали выполнение плана. В 1942 г. производство было довольно хорошо приспособлено к требованиям вооруженных сил. Но это планирование имело формальный характер.

Программа не была выполнена, так как «отсутствие с самого начала интереса к ней со стороны объединенных органов планирования и морского министерства США не позволило не только выполнить ее, но даже и приблизиться к плановым заданиям. В ноябре 1942 г., «после того как высадка в Северную Африку сняла с повестки дня высадку во Францию в следующем году, эту программу перенесли на 12-е место в списке первоочередных потребностей...»13.

Первоочередной задачей строительство десантных кораблей и судов вновь было признано лишь в сентябре 1943 г.

Производство специальных судов в 1942 г. составило: в Англии - 546, в США – 690014.

Несмотря на то что строительство десантных кораблей, судов и барж тормозилось, наличное их количество могло обеспечить потребности операции по форсированию Ла-Манша при условии осуществления принципа централизованного использования этих судов.

Общая стоимость всего произведенного только в США вооружения составила в 1942 г. 30,1 млрд. долларов15.

О военном производстве США и Англии в 1942 г. можно судить по данным табл. 3.

Таблица 3

 

Англия16

США17

Боевые самолеты .........

23 600

47 836

Танки ..............

8 600

23 884

Торговые суда, тонн .......

1 300 00018

8 090 000

Неубедительны попытки, направленные к тому, чтобы доказать имевшуюся якобы нехватку сухопутных войск и авиационных сил. Морисон, например, утверждает, будто Англия была бедна резервами, поэтому «британские лидеры были вынуждены стать оппортунистами в своих стратегических замыслах»19 то есть они были вынуждены принять план операции «Торч» вместо вторжения во Францию. Однако насчет бедности Англии резервами утверждения Морисона не соответствуют действительности.

Возможности авиационной промышленности Англии быстро возрастали. Только «за четыре месяца, с апреля по июль 1941 г., было построено 1715 новых бомбардировщиков»20. В конце октября 1941 г. Черчилль конфиденциально признал, что «английские военно-воздушные силы уже сейчас сильнее авиации Гитлера...»21. К 1 сентября 1941 г. британская армия имела в своем составе 39 дивизий, из них 5 бронедивизий. Всего в сухопутных войсках осенью 1941 г. насчитывалось свыше 2 млн. солдат, находившихся на Британских островах. Кроме того, имелось в военно-воздушных силах — 750 тыс., во флоте метрополии—500 тыс. и в частях гражданской самообороны — 1,5 млн. человек.

В конце марта 1942 г. командующий военно-воздушными силами Арнольд и военный министр Стимсон пришли к выводу, что у англичан «уже имелись значительно большие резервы, чем им было нужно для военных действий...» 22. Действительно, Англия уже к июню 1941 г. «имела... вполне достаточные сухопутные силы...»23. Английский комитет начальников штабов рассчитал, что «для обороны страны требовалась армия в составе 37,3 дивизии...» 24. К июню 1941 г. Англия по численности личного состава «уже почти располагала такими силами» 25. В конце 1942 г. британская армия достигла 50 дивизий. Английские историки пишут о наличии в Англии в 1942 г. «огромных сил, бездействующих в нашей (английской.— В. С.) стране в период, который мог оказаться самым критическим этапом в войне» 26.

Английские планирующие органы считали, что для захвата и удержания плацдарма на континенте «транспортные суда, войска и авиацию для поддержки действий этих войск можно было найти без ущерба для наших (английских.— В. С.) основных морских перевозок и без создания угрозы безопасности страны»27. Аналогичные условия имелись у США.

На совещании в Вашингтоне 29 мая 1942 г. генерал Маршалл заявил, что «мы располагаем хорошо обученными войсками, боеприпасами, авиацией и бронетанковыми дивизиями» 28. Действительно, уже к 1 июля 1941 г. армия США состояла из 22 дивизий, из них 4 бронетанковые. Кроме того, завершалось формирование еще двух бронетанковых дивизий. Всего в сухопутных войсках насчитывалось приблизительно 1400 тыс. человек29. В конце 1941 г. армия США возросла до 37 дивизий, 5 из них были бронетанковые30. Кроме того, в армии США было 67 боевых авиационных групп.

В конце 1942 г. в армии США насчитывалось 73 дивизии и 167 боевых авиационных групп31. Всего в вооруженных силах США в это. время насчитывалось около 5 400 тыс. человек32. На заокеанских театрах военных действий в начале декабря 1942 г. находилось 17 дивизий и 66 боевых авиационных групп 33.

В начале июня 1942 г. Г. Гопкинс писал Черчиллю, что «наше участие в войне (англо-американское.— В. С.) не соответствует нашей военной мощи» 34. Г. Стимсон, учитывая военную мощь в целом, считал, что «недостаточные темпы строительства десантных барж не должны послужить причиной для бездействия в самый критический период войны» 35.

С полным основанием видный политический деятель республиканской партии США Уэнделл Уилки 26 сентября 1942 г. заявил: «Я лично убежден сейчас, что мы можем помочь им (русским.— В. С.), установив вместе с Великобританией действительный второй фронт в Европе в кратчайшие сроки, которые будут одобрены нашими военными руководителями. И пожалуй, общественному мнению придется подтолкнуть некоторых из них»36. Это заявление, естественно, было воспринято народами, требовавшими своевременного открытия второго фронта, как доказательство того факта, что «при желании англичане и американцы могли бы сразу же открыть второй фронт»37.

Срыв любой запланированной операции, связанной с открытием второго фронта в Западной Европе, объяснялся недостатком судов. Однако проблема нехватки судов явилась, по существу, надуманной проблемой 38. Любая операция, не связанная с форсированием Ла-Манша, была полностью обеспечена всеми видами транспорта. Эрман указывает на тот факт, что «никто не мог бы сказать, что недостаток морского тоннажа помешал проведению хотя бы одной операции в последние два года войны» 39.

На нехватку судов английские и американские руководители любили ссылаться до конца войны. Если, например, переброска значительных сил со средиземноморского театра в Англию была нежелательна с точки зрения большой стратегии, то выдвигался аргумент о недостатке грузового тоннажа и провести операцию оказывалось якобы невозможно по объективным причинам.

На войне всегда бывает нехватка чего-нибудь. Однако у англо-американских союзников не было такой нехватки по грузовому тоннажу и по десантным судам, из-за которой нельзя было провести успешную операцию с целью вторжения в Северную Францию в 1942 г., не говоря уже о 1943 г. Нехватка возникала в результате отказа от принципа централизации необходимых судов для проведения главной операции — форсирования Ла-Манша.

Недостаток сил и средств выдвигался как предлог также и для невыполнения программы ленд-лиза по оказанию экономической помощи СССР.

М. Галлахер утверждает, будто Советскому Союзу «союзники оказывали материальную помощь в такое время и при таких условиях, когда им приходилось приносить ущерб собственным военным усилиям» 40. Однако факты говорят о другом. Согласно первому московскому протоколу (был подписан 1 октября 1941 г.), США обязались доставлять в Советский Союз по 200 тыс. тонн грузов ежемесячно до конца июня 1942 г. Фактически доставляемое количество грузов не достигало и 100 тыс. тонн в месяц41.

В ноябре 1941 г. советские представители обратились с просьбой направить в Советский Союз 600 транспортных самолетов. Только в начале апреля 1942 г. совет по распределению вооружений после споров и проволочек согласился предоставить 29 самолетов. Несмотря на столь мизерное количество, Арнольд был «категорически против этого. ..» 42. По его инициативе комитет начальников штабов рекомендовал объединенному комитету начальников отклонить это решение. Потребностям какого-либо незначительного гарнизона на Тихом океане отдавалось предпочтение.

Вместо самолетов начальник английского генерального штаба Джон Дилл посоветовал «дать очень хорошо обоснованное объяснение» 43. Маршалл присоединился к Арнольду. В результате совместного демарша объединенный комитет начальников штабов 21 апреля 1942 г. принял решение «отменить приказ совета по распределению вооружений» 44.

Отказ Советскому Союзу в транспортных самолетах Маршалл 27 апреля 1942 г. мотивировал тем, что для открытия второго фронта в Западной Европе в 1942 г. «не хватит 379 самолетов» 45.

Самолеты не были посланы, по и второй фронт в Европе не был открыт ни в 1942, ни в 1943 г.

12 января 1942 г. на совещании у Рузвельта Маршалл добивался сокращения поставок в Советский Союз по ленд-лизу на 30% под предлогом, что все грузовые суда запланированы для других целей. Присутствовавший на совещании Г. Гопкинс заметил, что из 1200 имеющихся судов не очень трудно будет найти 7 судов. Тогда Кинг сослался на то, что Архангельск закрыт в настоящее время. Рузвельт напомнил о заявлении русских, что они могут принять поставки. В поддержку Маршалла и Кинга включился адмирал Старк. Он поставил вопрос так: что важнее — поставки в Россию или немедленная переброска подкреплений на Дальний Восток? Маршалл подхватил идею, заложенную в этом вопросе, и добавил: «Все то, что мы предпримем на Дальнем Востоке, в той или иной степени поможет русским» 46.

Изложенный диалог характеризуется тем упорством, с каким военные руководители США препятствовали осуществлению поставок в Советский Союз.

В конце марта 1942 г. Маршалл даже заявил, что к «августу пли, во всяком случае, в сентябре поставки России придется резко сократить, а может быть, и прекратить совсем»47. Это свое намерение он объяснял тем, что поставки в Советский Союз якобы мешают открытию нового фронта в Европе осенью 1942 г.

Под этим и другими предлогами доставка грузов в Советский Союз «продолжала падать»48.

7 мая 1942 г. правительство США подготовило проект второго протокола по ленд-лизу (был подписан в Вашингтоне 6 октября 1942 г.). Новая программа ленд-лиза основывалась на трезвой оценке того факта, что продолжение участия Советского Союза в войне как активного и мощного союзника является основным условием победы над гитлеровской Германией. Однако и вторая программа не имела своей целью помочь Советскому Союзу ускорить победу над фашистской Германией. Намеченные поставки показались руководителям США опасными, и были приняты меры к их сокращению.

В проекте протокола «содержалось твердое обязательство открыть второй фронт в 1942 г.» 49. Ссылаясь на этот пункт проекта протокола, Маршалл и Кинг сразу же стали настаивать на сокращении поставок в Советский Союз с 4 100 тыс. тонн до 2 500 тыс. тонн за счет общих предметов снабжения.

Рузвельт «поддержал предложение Маршалла и адмирала Кинга...» 50. Черчилль в свою очередь настаивал на таком новом соглашении с русскими, которое предусматривало бы «уменьшение обещанных поставок» 51.

Совет по распределению вооружения заверил, что, «прежде чем представить окончательные расчеты, он учел все потребности европейского театра военных действий, а также другие потребности армии и флота Соединенных Штатов»52. Но совет по распределению вооружения не учел, что ссылки на необеспеченность военных потребностей служили лишь прикрытием для политических причин, которые имели целью не допустить быстрого перевеса Советской Армии в основных видах вооружения над гитлеровской армией.

Маршалл, не удовлетворившись сокращением поставок Советскому Союзу, предложил оговорку, согласно которой намеченная программа может быть изменена в любой момент в зависимости от непредвиденных обстоятельств, возникающих в ходе войны. Комитет начальников штабов утвердил изменения, предложенные Маршаллом.

Ныне в Вашингтоне заявляют, что США якобы явились «арсеналом победы». Бывший глава американской военной миссии в Москве Д. Дин (1943—1945 гг.), например, в интервью для американского журнала пытается убедить читателей в том, что американская помощь во время битвы на Волге «была главным фактором спасения России»53.

Тревор Дюпуи не забывает упомянуть Англию: «Победы на Волге и Дону стали возможными в значительной степени благодаря той помощи, которую Россия получила в большом количестве из США и Англии» 54. Однако Дин и Дюпуи игнорируют факты, которые доказывают прямо противоположное.

18 июля 1942 г., в трудный момент борьбы на советско-германском фронте, когда немецко-фашистские полчища рвались к Волге, Советское правительство получило послание Черчилля, в котором сообщалось об отказе английского правительства до сентября 1942 г. продолжать снабжение Советского Союза военными материалами по Северному пути в северные порты СССР (Мурманск и Архангельск) под предлогом больших потерь. Английский историк Батлер, имея в виду английскую помощь в целом, не скрывает, что «помощь России со стороны Великобритании не могла казаться не чем иным, как сущими пустяками» 55.

В сентябре 1942 г. американские военные руководители, как и намечали еще в конце марта 1942 г., приостановили поставки Советскому Союзу по ленд-лизу и все суда, идущие в советские порты, направили в район Средиземного моря. 7 октября 200 американских самолетов, предназначенных для Советского Союза, были переброшены для участия в операции «Торч» 56.

Отправка октябрьского конвоя была также приостановлена англичанами. Эти дополнительные затруднения для Советского Союза были созданы в самый разгар битвы на Волге, когда Красная Армия, снабжаемая отечественным вооружением, вела тяжелую борьбу с основными силами гитлеровской военной машины.

Летнее наступление немецко-фашистских войск в 1942 г. увеличило трудности в работе нашего тыла. Но, несмотря на новые трудности, во втором полугодии 1942 г. промышленность страны в целом продолжала успешно наращивать темпы производства и увеличивать выпуск военной продукции.

В первом полугодии 1941 г., например, промышленность производила в среднем ежемесячно 1750 самолетов. В 1942 г. ежемесячное производство возросло до 2260 самолетов57. Всего за 1942 г. было произведено: самолетов — 25 436 58, танков — 24 66859. Это была крупнейшая победа социалистической системы хозяйства.

Советский народ, вдохновляемый и руководимый Коммунистической партией, собственными силами добился изменения в соотношении сил на фронте, что предопределило не только дальнейший ход вооруженной борьбы на советско-германском фронте, но и развитие событий всей второй мировой воины.

Таким образом, возможности военного производства обеспечить, а вооруженных сил США и Англии осуществить высадку в Северную Францию свидетельствуют о том, что политика правящих кругов была направлена на всемерное сохранение своих вооруженных сил, чтобы в момент завершения второй мировой войны выступить со свежими силами. На словах американское военное руководство выступало за сосредоточение в 1942 г. главных усилий на европейском театре военных действий, но на деле отказывалось от своевременного осуществления стратегических планов по форсированию Ла-Манша, которые носили неопределенный характер и состояли из «но» и «если».

Примечания:

1 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 482.

2 “Armor,” May-June, 1956.

3 Р. Шервуд. Рузвельт и Гопкинс, т. 2, стр. 180.

4 Дж. Фуллер. Вторая мировая война 1939—1945 гг., стр. 384.

5 См. Н. Butcher. My Three Years with Eisenhower, p. 11

6  B. Montgomery. Normandy to the Baltic, 1947. p. 1.

7 Я. Jars. Les Campagnes d’Afrique, p. 192.

8 См. Дж. Эрман. Большая стратегия. Август 1943 — сентябрь 1944, стр. 61.

9 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 28.

10 См. Дж. Эрман. Большая стратегия. Август 1943 — сентябрь 1944, стр. 65.

11 М. Мэтлофф и Э. Снелл. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941—1942 гг., стр. 130

12 См. Дж. Эрман. Большая стратегия. Август 1943 — сентябрь 1944, стр. 66.

13 См. Дж. Эрман. Большая стратегия. Август 1943 — сентябрь 1944, стр. 69.

14 Там же, ст. 70-71

15 W. МсNеill. America, Britain and Russia, 1953. p. 229.

16 Statistics Relating to the War Effect of the United Kingdom. 1944. p. 14, 12

17 W. МсNеill. America, Britain and Russia, 1953. p. 229.

18 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 420.

19 S. Morison. The Invasion of France and Germany 1944-1945. p. 5

20 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 40.

21 W. Сhurсhill. The Second World War. Vol. III, p. 549.

22 М. Мэтлофф и Э. Снелл. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941—1942 гг., стр. 241

23 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 21.

24 Там же

25 Там же

26 Там же, ст. 433

27 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 433.

28 Р. Шервуд. Рузвельт и Гопкинс, т. 2, стр. 180.

29 The War Reports of General of the Army George C. Marshall, General of the Army H.H. Arnold, Fleet Admiral Ernest J. King. 1947. p. 28

30 М. Мэтлофф и Э. Снелл. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941—1942 гг., стр. 68

31 Там же, ст. 402

32 Там же

33 Там же, ст. 405

34 Р. Шервуд. Рузвельт и Гопкинс, т. 2, стр. 206.

35 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 471-472.

36 W. МсNеill. America, Britain and Russia, p. 211..

37 W. МсNеill. America, Britain and Russia, p. 211..

38 См. Дж. Эрман. Большая стратегия. Август 1943 — сентябрь 1944, стр. 64.

39 Там же, ст. 66

40 М. Gallagher. The Soviet History of World War II. p. 21.

41 М. Мэтлофф и Э. Снелл. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941—1942 гг., стр. 239

42 М. Мэтлофф и Э. Снелл. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941—1942 гг., стр. 242

43 Там же.

44 Там же, ст. 243

45 Там же.

46 Р. Шервуд. Рузвельт и Гопкинс, т. 2, стр. 40.

47 М. Мэтлофф и Э. Снелл. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941—1942 гг., стр. 241

48 Там же, стр. 239.

49 Там же, стр. 270.

50 Там же, стр. 269.

51 Р. Шервуд. Рузвельт и Гопкинс, т. 2, стр. 154.

52 М. Мэтлофф и Э. Снелл. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941—1942 гг., стр. 268

53 “U.S. News and World Report”, March 4, 1955, s. 58

54 T. Dupuy. The Military History of World War II. V. I. p. 83

55 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 458.

56 См. Н. Butcher. My Three Years with Eisenhower, p. 136

57 См. История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941—1945, т. 2, стр. 511.

58 См. там же, стр. 510.

59 См. там же, стр. 511.