САБОТАЖ ПРАВЯЩИМИ КРУГАМИ США И АНГЛИИ ОТКРЫТИЯ ВТОРОГО ФРОНТА В ЕВРОПЕ

1. ВМЕСТО ЕВРОПЫ АФРИКА

В. И. Ленин писал о том, что «искренность в политике есть вполне доступное проверке соответствие между словом и делом»1. На словах создавалась иллюзия решимости правительств США и Англии вести активные действия против Германии, а на деле они решили отказаться от активного участия в вооруженной борьбе на стороне Советского Союза. До 6 июня 1944 г. США и Англия осуществляли периферийную стратегию постепенного замыкания и стягивания кольца вокруг Германии, или, проще говоря, стратегию малых дел. Главным звеном в этой цепи была выбрана Северная и Северо-Западная Африка.

25 марта 1942 г. у Рузвельта состоялось совещание, на котором присутствовали морской министр Нокс, военный министр Стимсон, Г. Гопкинс, начальник штаба армии Маршалл, главнокомандующий военно-воздушными силами Арнольд. Речь шла о политике США в районе Средиземного моря. Обсуждался план высадки американских войск в Марокко. Этот план был одобрен всеми присутствовавшими на совещании, а Черчилль проинформирован об одобрении подготовленного стратегического плана.

В конце мая 1942 г. советская делегация вела в Лондоне и Вашингтоне переговоры об открытии второго фронта в Европе в 1942 г. Во время этих переговоров в Лондоне английское правительство уклонилось от определенного ответа относительно открытия второго фронта в Европе до выяснения точки зрения правительства США на этот вопрос. Черчилль заявил, что он будет в состоянии дать конкретный ответ только после переговоров советской делегации в Вашингтоне, а пока не может обещать ничего определенного.

На совещании в Вашингтоне 29 мая 1942 г. Рузвельт, Гопкинс, Маршалл и начальник главного морского штаба Кинг были единодушны в том, что имеется возможность открыть второй фронт в 1942 г. Тогда Рузвельт «объявил, что может информировать Советское правительство о намерении союзников открыть второй фронт в 1942 г.»2 Маршалл подтвердил, что у Соединенных Штатов «есть для этого достаточно обученных войск и снаряжения...»3. Однако он сделал оговорку, что США недостает транспортных средств. В то же время Маршалл настаивал, чтобы не было упоминания о 1942 годе.

На другой день состоялось совещание Рузвельта с начальниками штабов, на котором была зачитана телеграмма для отправки Черчиллю. В телеграмме говорилось о том, что военные действия по плану «Следжхаммер» (вторжение в Западную Европу ограниченными силами для захвата плацдарма) должны начаться в августе 1942 г.

При встрече советской делегации с Рузвельтом и Гопкинсом 1 июня 1942 г. президент повторил: «Мы надеемся на создание второго фронта в этом году» 4.

Более того, Рузвельт даже заявил, что «определенно рассчитывает открыть второй фронт в 1942 г.» 5.

Торжественные заверения правительств США и Англии об открытии второго фронта в Европе были включены в советско-американское и советско-английское коммюнике, оба от 12 июня 1942 г. В обоих коммюнике объявлялось, что при переговорах «была достигнута полная договоренность в отношении неотложных задач создания второго фронта в Европе в 1942 г.»6. Подписывая это торжественное обещание открыть второй фронт в Европе в 1942 г., руководители США и Англии знали, что оно не будет выполнено.

На заседании английского военного кабинета 11 июня, накануне опубликования в Лондоне и Москве англо-советского коммюнике, «была достигнута общая договоренность о том, что мы (т. е. англичане.— В. С.) не должны высаживать крупные силы на континент в 1942 г. до тех пор, пока не будем уверены в нашей способности удержать захваченный плацдарм...»7 Черчилль, выступая на этом заседании, говорил о том, чтобы не открывать второй фронт во Франции «до тех пор, пока немцы не будут деморализованы дальнейшим отступлением в России»8.

В .меморандуме английского правительства от 10 июня 1942 г. говорилось следующее: «Мы готовимся к десанту на континенте в августе или сентябре 1942 г.» 9. Упоминание об осени 1942 г. было оставлено на случай, предусмотренный планом «Следжхаммер». Однако уже на другой день решение английского правительства «нанесло сокрушительный удар всем планам операции «Следжхаммер» 10. Этот удар был нанесен еще раньше. 28 мая 1942 г. Рузвельт получил телеграмму от Черчилля, в которой говорилось: «Мы никогда не должны упускать из виду операцию «Джимнаст». Все другие приготовления будут, если необходимо, способствовать этому»11. Американское руководство восприняло эту телеграмму «как отказ от вторжения на континент в 1942 и 1943 гг.» 12.

В упомянутом выше меморандуме английского правительства от 10 июня 1942 г. имелась оговорка, которая на нет сводила заявление о подготовке к высадке десанта осенью 1942 г.: «Мы не можем дать никакого обещания в этом вопросе...»13. В памятной записке Черчилля от 14 августа 1942 г. упоминается и меморандум от 10 июня 1942 г. и эта оговорка.

М. Галлахер утверждает, что «советская послевоенная пропаганда ничего не сообщала об этой памятной записке...» 14. Но это утверждение заведомая ложь, потому что полный текст памятной записки У. Черчилля от 14 августа 1942 г. был опубликован за 6 лет до появления книги М. Галлахера15.

Таким образом, англо-американские декларации об открытии второго фронта в Европе в августе — сентябре 1942 г. не отражали истинных замыслов правящих кругов США и Англии. Американский историк Гренфелл, говоря о Черчилле, обращает внимание на то обстоятельство, что «заявления политического деятеля не всегда выражают его сокровенные намерения»16. Американский историк Ч. Уэртенбейкер называет выражение Рузвельта «крайняя необходимость второго фронта в 1942 г.» знаменитым двусмысленным выражением17.

Вскоре после опубликования коммюнике от 12 июня 1942 г. Рузвельт сообщил Маршаллу и Кингу, а затем и Черчиллю, что это коммюнике «имело целью лишь обнадежить советское правительство» 18. Черчилль тотчас же направил в Вашингтон адмирала Маунтбэттена с задачей подготовить почву для пересмотра соглашения об открытии второго фронта в Европе в 1942 г.

Маунтбэттен приступил к своей миссии с изложения проекта Черчилля, который заключался в том, чтобы наряду с высадкой десанта в Северной Африке захватить небольшой плацдарм в Северной Норвегии (план «Юпитер»). Затем он информировал Рузвельта и Гопкинса «об отрицательном отношении английского правительства к плану форсирования Ла-Манша и захвата плацдарма на Европейском континенте в 1942 г. (план «Следжхаммер»)»19.

Для руководителей США не оставалось никаких сомнений в том, что английское правительство не собиралось и не желает осуществить открытие второго фронта в 1942 г. Руководители США сами этого не желали, но выявили истинное отношение к плану «Следжхаммер» не сразу. Сначала Рузвельт предложил отложить эту операцию до конца осени 1942 г. Маунтбэттен возразил, что в этом случае до зимы войска не успеют захватить какой-либо крупный порт, например Шербур, и останутся зимой без снабжения. Далее Маунтбэттен напомнил о предупреждении Черчилля: «Не забывать плана «Джимнаст» 20. И только после этого Рузвельт как бы под напором неопровержимых доводов Маунтбэттена высказался за отправку во Французскую Северную Африку шести американских дивизий, «предназначавшихся к отправке (летом и в начале осени) в Англию» 21

19 июня 1942 г. в Вашингтон прибыл сам Черчилль со своим штабом для продолжения миссии Маунтбэттена. Переговоры Черчилля в Вашингтоне были направлены на выяснение конкретных форм замены второго фронта в Европе вторжением англо-американских войск во Французскую Северную Африку. Политические и военные руководители США еще в ходе Вашингтонской конференции 1941 —1942 гг. сделали выбор в пользу плана «Джимнаст» вместо плана «Следжхаммер».

Инициатива приглашения Черчилля исходила от американских руководителей. Г. Гопкинс еще в начале июня 1942 г. писал Черчиллю, что «есть вопросы высокой политики, которые Вам следует обсудить с президентом, и он надеется, что Вы сможете приехать сюда ненадолго»22. Вопросы относились к окончательному выбору стратегического плана на 1942 г. Выбор плана базировался на основном условии: Англия и Соединенные Штаты «должны быть готовы действовать в соответствии с быстро меняющейся обстановкой на Восточном фронте» 23.

Победа Красной Армии под Москвой заставила англо-американских союзников по-иному отнестись к силе и возможностям Советского Союза. Английские начальники штабов высказали предположение, что Красная Армия сможет удержать фронт в течение осени 1942 г. и зимы 1943 г., а так как фронт находился на достаточно далеком расстоянии от границ Германии, то «целесообразно готовиться к вторжению на континент в 1943 г.» 24.

В Вашингтоне Черчилль засыпал Рузвельта вопросами относительно того, что конкретно делается американскими военными руководителями по подготовке форсирования Ла-Манша в сентябре 1942 г.: «Имеет ли такой план американский штаб? Если имеет, то какой это план? Какие силы предполагается использовать? В каких пунктах предполагается нанести удар? Сколько имеется десантных и транспортных судов? Кто будет командовать операцией? Какая помощь и какие английские силы будут необходимы?» 25 Оказалось, что ни на один вопрос американские начальники штабов не смогли дать конкретного и исчерпывающего ответа.

Если нет такого плана, продолжал Черчилль, в котором предусматриваются меры, обеспечивающие захват постоянного плацдарма на Европейском континенте, то остается лишь один выход — осуществить план «Джимнаст». Этой операцией, убеждал Черчилль, можно «нанести удар по Гитлеру в 1942 г.» 26. Вывод Черчилля из всего сказанного состоял в том, что выполнение плана «Джимнаст» окажет-де прямо или косвенно помощь России.

После бурного натиска с целью установить отсутствие конкретной подготовки американских военных руководителей к открытию второго фронта в Европе в 1942 г. Черчилль признал, что и английские военные штабы не имеют разработанного плана высадки десанта во Франции в сентябре 1942 г., так как якобы нет ни малейших шансов на успех. Поэтому, заключил Черчилль, следует подготовить какую-либо другую операцию.

21 июня председатель английского комитета начальников штабов Исмэй предложение Черчилля сформулировал следующим образом: «Лучшим вариантом в 1942 г. будет операция «Джимнаст». Поэтому детальные планы этой операции должны быть разработаны в кратчайший срок. Войска, предназначенные для операции «Джимнаст», в основном будут состоять из частей, выделенных для выполнения плана «Болеро» (план сосредоточения сил и средств в Англии для вторжения через Ла-Манш.— В. С.), которые еще не отправлены из Соединенных Штатов»27.

Черчиллю не пришлось долго уговаривать Рузвельта. Президент так же охотно согласился с доводами Черчилля, как и американские штабные представители в Вашингтоне согласились с точкой зрения английских начальников штабов. Черчилль легко добился успеха потому, что умело использовал известные ему настроения Рузвельта в отношении плана высадки американских войск в Марокко. До июльского совещания в Лондоне американцы предпочитали постепенно сдавать свои позиции в отношении отказа от открытия второго фронта в Европе в 1942 г. в силу якобы непреодолимых и не от них зависящих обстоятельств.

Итак, не успели высохнуть чернила коммюнике от 12 июня, как уже 21 июня «было принято решение, отвечающее аргументации Черчилля и фактически похоронившее планы операции «Следжхаммер» (десантная операция через Ла-Манш в 1942 г.- В. С.)»28.

Заявление Черчилля о том, что выполнение плана «Джимнаст» окажет Советскому Союзу хотя бы косвенную помощь, не могло никого ввести в заблуждение. Штаб армии США не скрывал, что даже успешное выполнение этого плана «не заставит немцев перебросить с русского фронта ни одного немецкого солдата, танка или самолета»29. Это мнение было доведено до сведения Рузвельта и Гопкннса.

В проекте меморандума Маршалла в адрес Рузвельта говорилось, что «никакие булавочные уколы не отвлекут их (т. е. немцев.— В. С.) от поставленной цели» 30. Только высадка американо-английских войск на Европейском континенте и в необходимых масштабах могла оказать помощь советским войскам. Но для этого нужна была готовность пойти на решительные действия по захвату стратегического плацдарма и развитию достигнутого успеха. Однако ни готовности, ни желания открыть второй фронт в Западной Европе у правящих кругов США и Англии не было. Поэтому в принципе «президент и премьер-министр пришли к соглашению о посылке армии во Французскую Северную Африку в конце года»31. Это был сговор о совместных действиях в обход взятых на себя обязательств по открытию второго фронта в Европе в 1942 г. Правящие круги США к приезду Черчилля уже имели вполне разработанный план замены открытия второго фронта в Европе в 1942 г. развертыванием военных действий в бассейне Средиземного моря.

8 июля английский военный кабинет одобрил принципиальное соглашение Рузвельта и Черчилля об отказе от вторжения во Францию в 1942 г. в пользу вторжения в Северную Африку. Англичане выразили свое отрицательное отношение к операции по вторжению на континент даже при условии нанесения внезапного удара с последующим быстрым отходом.

В тот же день Черчилль направил Рузвельту следующее послание: «Я сам уверен, что... операция «Джимнаст», несомненно, даст наилучшие шансы для облегчения положения русских на Восточном фронте в 1942 г.» 32. Это были фальшивые фразы. Черчилль хорошо понимал, что североафриканская экспедиция не сможет заставить Гитлера ослабить своп Силы на советско-германском фронте. События в Северной Африке не решали исхода второй мировой войны.

Больше того, по мнению Маршалла и Эйзенхауэра, решение о проведении операции «Джимнаст» означало, что «союзники допускают возможность поражения России в войне...» 33.

17 июля 1942 г. Маршалл, Гопкинс и Кинг отправились в Лондон для ведения окончательных переговоров об американо-английской стратегии на 1942 г.

Переговоры начались с того, что американские представители вновь стали отстаивать план «Следжхаммер». Тогда Черчилль и его начальники штабов стали вообще возражать против плана «Следжхаммер» без каких-либо новых аргументов. Вот это и нужно было американской делегации. Как только выяснилось, что вина за срыв плана «Следжхаммер» внешне полностью ложится на англичан, Рузвельт «согласился окончательно снять этот вопрос с повестки дня»34.

В ходе Лондонского совещания раскрылась политическая игра самого Маршалла. Оказалось, что все предыдущие возражения Маршалла против плана «Джимнаст» в пользу плана «Следжхаммер» носили формальный характер. Он хорошо знал, что десантная операция в Северной Африке «пользуется полной поддержкой как Рузвельта, так и Черчилля...» 35. Поэтому Маршалл на совещании в Лондоне легко перестроился в пользу плана «Джимнаст», после того как удалось переложить вину за срыв плана «Следжхаммер» на англичан. Это относится и к Стимсону. «Ни Маршалл, ни Стимсон не были против операции «Джимнаст», как таковой...» 36.

23 июля Рузвельт «направил премьер-министру (Черчиллю.— В. С.) телеграмму, в которой признал факт отказа от крупных операций в Европе в 1942 году...» 37. На другой день он послал в Лондон новую телеграмму, «в которой повторил, что он стоит за операцию в Северной Африке в 1942 году...» 38.

Нужно было как-то объяснить американскому народу столь быстрый отказ от провозглашенного обязательства открыть второй фронт в Европе в 1942 г. И Рузвельт выдвинул довод о необходимости «не допустить сосредоточения Немецкой авиации в Северной Африке» 39. Однако в это время немецкая авиация сосредоточивалась не в Северной Африке, а на советско-германском фронте.

25 июля Рузвельт телеграммой предложил «начать операцию «Джимнаст» не позднее 30 октября» 40. В тот же день планы «Джимнаст» и «Суперджимнаст» (совместная высадка американо-английских войск в Северной Африке) были переименованы в единый план «Торч». 30 июля было решено к подготовке выполнения плана приступить немедленно. Рузвельт выразил Черчиллю свой восторг по случаю принятия окончательного решения.

18 июля 1942 г., накануне англо-американских переговоров в Лондоне, Советское правительство получило от Черчилля послание, в котором он извещал о решении английского правительства отложить организацию второго фронта с 1942 на 1943 г.

Для успокоения советской стороны Черчилль без каких бы то ни было оговорок заявил, что вторжение англо-американских войск на континент Европы в 1943 г. произойдет в большом масштабе, и назвал следующую цифру: «свыше 1 миллиона человек при соответствующей авиационной поддержке»41. Но уже тогда стало ясно, что вопрос об организации второго фронта в Европе «начинает принимать несерьезный характер» 42.

В ответном послании Советское правительство было вынуждено самым категорическим образом заявить, что оно «не может примириться с откладыванием организации второго фронта в Европе на 1943 г.» 43.

План «Торч» («Факел») вызвал горячую поддержку со стороны самых высокопоставленных лиц США. Этот план намечал империалистические захваты в Африке и приводил к срыву открытия второго фронта в Западной Европе не только в 1942 г., но и в 1943 г.

Принятие плана «Торч» означало, что план «Раундап». (операции непосредственно против Германии в 1943 г.) будет сорван так же, как был сорван план «Следжхаммер» в 1942 г. Именно так оценивал последствия плана «Торч» сам Маршалл. В письме к главе миссии английского комитета начальников штабов Джону Диллу (август 1942 г.) Маршалл писал, что в результате плана «Торч» операции непосредственно против Германии, «по всей вероятности, нельзя успешно выполнить в 1943 г.» 44.

Глава миссии английского комитета начальников штабов в Вашингтоне Джон Дилл телеграфировал 1 августа в Лондон, что, «по мнению американского руководства, решение об операции «Торч» исключает возможность проведения операции «Раундап»45. При переговорах и в Лондоне и в Вашингтоне «все согласились обдуманно» 46.

Дело в том, поясняет Гарри Батчер в записи дневника от 31 июля 1942 г., что при обсуждении деталей плана «Торч» уже ставился вопрос о дальнейшем продвижении американо-английских войск на Сицилию или Сардинию. Черчилль летом 1942 г. уговаривал американцев после установления контроля над побережьем Северной Африки высадить десант в Сардинии (операция «Бримстоун»). Он готов был предпринять экспедиции «всюду, за исключением главного театра военных действий против нацистов...» 47.

Одновременно с планом «Бримстоун» Черчилль продолжал решительно настаивать на посылке экспедиционного корпуса в Норвегию48. Северную Норвегию и Северную Африку он называл флангами Германии. Эти далекие «фланги» были выбраны Черчиллем для организации отвлекающих операций вдали от основного пункта фронтального нападения через Ла-Манш. Эти отвлекающие внимание народов США и Англии операции являлись предлогом для срыва открытия второго фронта в Западной Европе.

Таким образом, правящие круги США и Англии договорились не начинать в 1942 г. военных действий против гитлеровской Германии на решающем театре — в Западной Европе. Принятие плана «Торч» означало, что он «исключает наступательные операции против Германии...»49.

По выражению начальника оперативного управления штаба армии США Т. Хэнди, решение о проведении операции «Торч» являлось не чем иным, как принятием стратегии «ненужного разбрасывания сил»50. Разбрасывание сил по второстепенным стратегическим направлениям исключало возможность сосредоточения сил на главном стратегическом направлении непосредственно против Германии и приводило к тому, что всегда имелся предлог для оправдания неоднократного переноса сроков открытия второго фронта в Западной Европе.

В Лондоне, по существу, было решено «ожидать развития события на Восточном фронте...»51. Американо-английские союзники решили ожидать до тех пор, пока не будет сломлена военная мощь Германии на советско-германском фронте. Эта «путеводная звезда» была оформлена меморандумом объединенного комитета начальников штабов, в котором говорилось, что операция по вторжению на Европейский континент будет проведена, «когда будет ослаблен немецкий военный потенциал»52. А до этого заветного дня «Соединенные Штаты и Великобритания должны сберечь свои силы...»53.

Англо-американские союзники хотели воевать вообще без всякого риска. Они больше всего опасались такого варианта: «Англо-американские войска поспешили с вторжением во Францию в 1942 или в 1943 году... немцы сбросили бы их в море с невосполнимыми потерями»; США не успели бы создать новую армию, и тогда произошла бы катастрофа: «коммунизация всей Европы, вследствие неспособности США и Англии противопоставить русским мощную армию в Центральной Европе» 54.

Мэтлофф и Снелл утверждают, что план «Торч» заставил штаб армии США отказаться от идеи выжидания. Но в действительности этот план лишь способствовал маскировке этой «путеводной звезды» стратегического планирования по ведению правящими кругами США и Англии второй мировой войны.

Примечания:

1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т, 32, стр. 259.

2 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 454.

3 Там же.

4 Р. Шервуд. Рузвельт и Гопкинс, т. 2, стр. 180.

5 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 454.

6 Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. Документы и материалы Т. I. с. 284-285

7 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 455.

8 A. Braynt. The Turn of the Tide. 1939-1943. 1957. s. 391

9 Переписка..., т. 1, стр. 391.

10 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 475.

11 Там же, Стр. 472.

12 Там же, стр. 474.

13 Переписка..., т. 1, стр. 391.

14 М. Gallagher. The Soviet History of World War If. p. 28.

15 См. Переписка.... т. 1, стр. 59—60.

16 R. Grenfell. Unconditional Harted, p. 103.

17 C. Wertenbaker. Invasion. 1944. p. 75

18 М. Мэтлофф и Э. Снелл. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941—1942 гг., стр. 271.

19 Там же, стр. 273.

20 Там же, стр. 274.

21 Там же.

22 Р. Шервуд. Рузвельт и Гопкинс, т. 2, стр. 206.

23 М. Мэтлофф и Э. Снелл. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941—1942 гг., стр. 275—276.

24 Там же, стр. 277.

25 Там же, стр. 279.

26 Важнейшие решения. Сборник статей, стр. 134.

27 М. Мэтлофф и Э. Снелл. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941—1942 гг., стр. 284.

28 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942,. стр. 480.

29 М. Мэтлофф и Э. Снелл. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941—1942 гг., стр. 282.

30 Там же, стр. 283.

31 The Memoirs of Cordell Hull. Vol. II, p. 1162.

32 Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 393.

33 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942,. стр. 486.

34 М. Мэтлофф и Э. Снелл. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941—1942 гг., стр. 323.

35 Там же, стр. 324.

36 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 480.

37Там же, стр. 485.

38 Р. Шервуд. Рузвельт и Гопкинс, т. 2, стр. 243.

39 М. Мэтлофф и Э. Снелл. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941—1942 гг., стр. 327.

40 Р. Шервуд. Рузвельт и Гопкинс, т. 2, стр. 244.

41 См. Переписка.... т. 1, стр. 391.

42 Там же, стр. 54.

43 Там же.

44 М. Мэтлофф и Э. Снелл. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941—1942 гг., стр. 343.

45 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 488.

46 Там же.

47 W. Рulеstоn. The Influence of Force in Foreign Relations, p. 151.

48 J. Kennedy. The Business of War, 1957. p. 252.

49 М. Mэтлофф и Э. Снeлл. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941—1942 гг., стр. 170.

50 М. Мэтлофф. От Касабланки до «Оверлорда», стр. 39.

51 М. Mэтлофф и Э. Снeлл. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941—1942 гг., стр. 324.

52 М. Mэтлофф и Э. Снeлл. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941—1942 гг., стр. 326.

53 Там же, стр. 373.

54 R. Ferrel. George C. Marshall 1947-1949. 1966. p. 16