5. РАЗРАБОТКА США И АНГЛИЕЙ ПЕРИФЕРИЙНОЙ СТРАТЕГИИ

Правящие круги США, базируясь на опыт войны 1914— 1918 гг., с самого начала второй мировой войны «стремились возможно дольше не принимать участия в европейском конфликте...»1. Видные представители правящих кругов США не скрывали, что США вступят во вторую мировую войну на ее завершающем этапе, так же как это было в первой мировой войне 1914—1918 гг. Американский посол в Париже В. Буллит в феврале 1939 г. имел беседу с польским послом Лукашевичем. Польский посол спросил, вступят ли США в войну, в случае если она разразится в Европе.

Буллит ответил: «Сначала мы, наверное, не будем принимать в ней участие, но мы завершим ее»2.

Бывший президент США Герберт Гувер в газете «Нью-Йорк тайме» от 10 февраля 1941 г. политическую цель выразил следующим образом: «Оставаться в стороне наблюдателем, вооруженным до зубов» 3.

Англия на протяжении веков «строила свои планы на теории равновесия сил»4. Германия, претендуя на мировое господство, «превратилась в опасность для британской политики равновесия сил в Европе» 5.

Поражение Франции в 1940 г. лишило Англию той силы, которая использовалась для создания равновесия сил в Европе. Однако правящие круги Англии не теряли надежды на агрессию Германии против СССР. Они, так же как и США, осуществляли политику выжидания, которая укладывалась в формулу достижения равновесия сил в Европе и позволяла избежать тех тяжелых потерь, которые имели место в сражениях первой мировой воины. В течение первой фазы войны от Англии можно было ждать лишь активного вмешательства вдела Средиземноморского бассейна, где проходят жизненно важные морские пути, которые связывают ее с Востоком. США ограничились тем, что в июне 1941 г., не опасаясь противодействия со стороны Германии, оккупировали Исландию. Северная Атлантика была объявлена зоной патрулирования военно-морского флота США.

Все мероприятия США, включая помощь Англии и обеспечение ее жизненно важных коммуникаций через Северную Атлантику, «имели основной целью обеспечить безопасность самих США»6.

После нападения фашистской Германии на Советский Союз проявляется двойственный характер политических целей США и Англии: первая цель — достижение победы над Германией, вторая — максимальное ослабление Советского Союза в длительной войне.

Вторая политическая цель исключала решительный характер ведения войны против Германии, заинтересованность в сокращении сроков окончания войны на советско-германском фронте. Поэтому на протяжении всей войны против Германии военно-стратегические планы США и Англии были двойственными, непоследовательными и противоречивыми.

Американские монополисты были заинтересованы продлить войну и для получения максимальных прибылей. Используя экономическую зависимость Англии от ленд-лиза, они особенно наживались на военных поставках. Так, американские фирмы-поставщики оценивали 1 тыс. патронов в 40 долларов, в то время как в самой Англии соответствующая себестоимость не превышала 18 долларов.

Заинтересованность монополий в военных поставках военно-морской министр США Нокс выразил в газете «Нью-Йорк тайме» от 26 июня 1941 г. следующими словами: «Затяжная война между Германией и Россией работает на пользу США».

Политика выжидания исхода борьбы на советско-германском фронте оказывала прямое влияние на военную стратегию, разработку стратегических планов, методы ведения войны, характер военных действий вооруженных сил.

Рузвельт в беседе с сыном в августе 1941 г. суть стратегии США во второй мировой войне определил следующим образом: «Ты представь себе, что это футбольный матч, а мы, скажем, резервные игроки, сидящие на скамье. В данный момент основные игроки — это русские, китайцы и, в меньшей степени, — англичане. Нам предназначена роль... игроков, которые вступят в игру в решающий момент... Еще до того, как наши форварды выдохнутся, мы вступим в игру, чтобы забить решающий гол. Мы придем со свежими силами. Если мы правильно выберем момент, наган форварды еще не слишком устанут...»7

Большая стратегия, или военная политика, Англии определялась принципом: «При ведении войны важно постоянно помнить о тех целях, которых вы желаете достигнуть после войны»8. Содержание этих целей раскрывается в письме английского посла в Мадриде С. Хора от 19 февраля 1943 г. испанскому министру иностранных дел Хордана. С. Хор выражал полную уверенность в том, что «победа, которая будет одержана в конце этой войны, будет победой союзников, а не русских, то есть такой победой, при которой Британская империя и США будут пользоваться максимальным влиянием» 9.

Уверенность Хора была основана на стратегии максимального взаимного обескровливания Германии и Советского Союза. К концу войны, писал Хор 25 февраля, Россия «будет в значительной мере зависеть от экономической помощи Британской империи и Соединенных Штатов Америки»10. И далее: к моменту конечной победы «на континенте, несомненно, будут находиться многочисленные английские и американские армии... Они будут состоять из свежих войск первой линии, которых не затронули годы изнурительной войны на русском фронте» 11. В отношении самой Англии Хор сделал следующий прогноз: «Я с уверенностью предсказываю, что к тому времени Англия будет сильнейшей военной державой Европы...» 12 Все изложенное Хором являлось политической целью правящих кругов Англии.

Усилия большой стратегии были направлены «на достижение политической цели войны — цели, которая определяется большой, или государственной политикой» 13.

В соответствии с политическими целями неоднократно переносились сроки открытия второго фронта в Западной Европе, чтобы «заставить других вынести основную силу удара»14. В этой фразе легко понять, кого имеет в виду Лиддел Гарт.

«Государство,— заключает Лиддел Гарт обобщение опыта второй мировой войны,— которое растрачивает свои силы до полного истощения, делает несостоятельной свою собственную политику и ухудшает перспективы на будущее» 15.

Сбережение сил для завершения воины и достижения конечных целей политики являлось краеугольным камнем военной стратегии Англии, которая представляла собой не что иное, как периферийную стратегию, часто называемую стратегией непрямых действий или косвенного сближения.

И августа 1941 г., вскоре после подписания соглашения между правительствами СССР и Англии о совместных действиях против фашистской Германии, начальник английского морского штаба Дадли Паунд во время встречи Черчилля и Рузвельта на борту английского линкора «Принц Уэльский» в Арджентии (остров Ньюфаундленд) изложил стратегическую концепцию Черчилля на ведение войны против Германии. Идея заключалась в том, что «удар по Германии следует нанести через Италию и Средиземное море»16. Более конкретно рисовалась следующая картина: союзные войска выходят на побережье Средиземного моря со стороны всей Северной Африки, продвигаются через Италию на Балканы и только после этого — в Германию.

В течение всего периода постепенного приближения к Германии издалека английские начальники штабов предлагали конкретные действия непосредственно против Германии ограничить блокадой, воздушными бомбардировками, подрывной деятельностью и пропагандой. В ходе конференции сам Черчилль «развил эти идеи перед президентом» 17.

Английские руководители совместными усилиями убеждали американского союзника в том, что эти паллиативные методы ослабят волю и способность Германии к сопротивлению.

Во время штабных переговоров в Арджентии англичане поставили вопрос об использовании американских войск в совместных операциях с английскими войсками. Стратегическая концепция Рузвельта в это время состояла в том, чтобы в течение некоторого времени не торопиться вступать в войну на стороне Англии, ограничиваясь оказанием материальной помощи англичанам. Выигрыш времени позволял развить военный потенциал, создать, укрепить и организовать значительные вооруженные силы для последующего их использования, «если это потребуется...»18. Вооруженные силы согласно этой стратегической концепции должны были принять участие в военных действиях «небольшими, не имеющими решающего значения частями...» 19.

С 23 декабря 1941 г. по 14 января 1942 г. в Вашингтоне проходила конференция политических и военных руководителей США и Англии. Советские представители не были приглашены, потому что руководители США и Англии уклонялись от согласованных действий всех участников антигитлеровской коалиции.

На конференцию Черчилль приехал с готовым планом большой стратегии, в котором говорилось, что «главными факторами в ходе войны в настоящее время являются поражения и потери Гитлера в России... Ни Великобритания, ни Соединенные Штаты не должны принимать никакого участия в этих событиях, за исключением того, что мы обязаны с пунктуальной точностью обеспечить все поставки снабжения, которые мы обещали» 20.

При обсуждении своего плана Черчилль выразил надежду, что к концу войны Соединенные Штаты и Британская империя будут далеко не истощены и будут представлять собой наиболее мощный по своей экономике и вооружению блок, какой когда-либо видел мир.

Безоговорочную поддержку Черчиллю оказывали военные руководители Англии. Начальник британского генерального штаба Алан Брук самым решительным образом настаивал на том, что удар во Франции, а затем в сердце Германии следует нанести тогда, когда «германская армия будет истощена русскими...» 21. И не только он. Английские военное руководство «отдавало предпочтение периферийным кампаниям, за которыми, по его мнению, должен был последовать главный удар по уже истощенному и ослабленному противнику» 22.

Основную тяжесть войны англичане предлагали возложить на русских. В ходе конференции они добивались согласия американцев наметить вторжение на Европейский континент «как стратегическую цель на 1943 г.»23. Основные принципы английского плана большой стратегии были изложены в меморандуме английских начальников штабов от 22 декабря 1941 г. На первом этапе англичане предложили сосредоточить усилия в «замыкании и стягивании кольца вокруг Германии...»24. Главная цель первого этапа, писали начальники штабов в меморандуме, «будет состоять в укреплении этого кольца...»25. На втором этапе они намечали «ограниченные наступательные действия на материке Европы...» 26.

Американцам было совершенно ясно, что намечаемые англичанами действия против Германии «не будут носить решительного характера. Они будут осуществляться чрезвычайно небольшими силами и с весьма сомнительными шансами на успех» 27.

Наиболее подходящими направлениями для ограниченных действий были определены направления «или через Средиземное море, или из Турции на Балканы...»28. Эти направления стали основными английскими предложениями при обсуждении всех дальнейших вариантов коалиционной англо-американской стратегии.

Американскую стратегию к началу Вашингтонской конференции английские историки называют «неопределенной» и даже «несколько двусмысленной»29. Американские стратеги, с одной стороны, считали, что войну в Европе можно выиграть лишь прямым нападением на Германию в Северо-Западной Европе, с другой — «предпочитали остаться в стороне до тех пор, пока вооруженные силы Соединенных Штатов не будут достаточно мощными для завершающего сокрушительного удара» 30. США соглашались с английской идеей периферийной стратегии, и в то же время такие районы, как Африка и Средний Восток, ими «рассматривались как второстепенные»31. Американских руководителей устраивала позиция выжидания вооруженной борьбы на советско-германском фронте, но в то же время они не были заинтересованы сражаться за английские интересы в Африке и на Среднем Востоке.

На конференции были сформулированы основные согласованные принципы стратегического планирования. Американские и английские представители согласились, что первой и главной целью англо-американской большой стратегии должно быть поражение Германии.

В памятной .записке американского и английского комитетов начальников штабов по вопросам американской и английской стратегии, принятой на первой Вашингтонской конференции, большая стратегия была сформулирована в следующих выражениях: «Мы по-прежнему считаем Германию главным противником: ее разгром является ключом к победе»32.

Хотя принцип «сперва Европа» сохранял свою силу до конца войны, вопрос о том, как понимать и применять на практике принцип о первенствующем значении европейского театра, возник сразу же после того, как он был сформулирован. Почти в течение всей войны в Европе англичане и американцы не раз меняли свое понимание этого принципа из-за расхождений в определении места и времени нанесения главного удара.

В памятной записке английские и американские начальники штабов не ответили на вопрос о том, как принцип «сначала Германия» должен осуществляться на практике. Это случилось потому, что они не собирались торопиться с нанесением главного удара по Германии. Главными чертами упомянутой большой стратегии являлось «постепенное сжатие кольца вокруг Германии; изматывание сил противника и ослабление его воли к сопротивлению путем бомбардировок, блокады, диверсионных действий и пропаганды»33. Сжатие кольца вокруг Германии было намечено «по линии Архангельск, Черное море, Анатолия, северное побережье Средиземного моря и западное побережье Европы»34.

Периферийная стратегия раскрывала двойственную политику правящих кругов США и Англии но отношению к Советскому Союзу.

Поэтому в упомянутой записке комитетов начальников штабов можно встретить, с одной стороны, утверждение, что главной чертой большой стратегии США и Англии является «непрерывное наращивание наступательных действий против Германии», а с другой — практический вывод: «Маловероятно, что в 1942 г. появится возможность осуществить крупные наземные наступательные операции против Германии где-либо, кроме советско-германского фронта»35.

Американские и английские стратеги пришли к согласию, что Советский Союз в 1942 г. будет вести борьбу с главными силами гитлеровской военной- машины, что они будут готовиться к тому, чтобы «открыть путь на континент в 1943 году...»36 Намечались следующие варианты: либо через Средиземное море, или из Турции на Балканы, либо путем высадки в Западной Европе. Причем сроки завершающей операции и методы ее проведения не были оговорены.

В качестве ближайшей стратегической цели была избрана Северная и Северо-Западная Африка.

23 декабря 1941 г., на первом же заседании англо-американских политических и военных руководителей, Черчилль сообщил, что «английские войска, насчитывающие 55 тыс. человек, и необходимые суда стоят в готовности двинуться в Алжир...» 37.

План английской экспедиции в Северную Африку, предложенный Черчиллем, получил кодовое наименование «Джим-наст». Одновременно с высадкой английских войск в Алжире войска США, по проекту Черчилля, «приступят, с согласия французов, к высадке на побережье Марокко» 38. Для этой цели «у нас есть и морской транспорт» 39,— писал Черчилль.

План Черчилля означал, что так называемое стягивание кольца вокруг Германии начиналось с Африканского континента, чтобы затем наступать через Средиземное море в Италию и в конечном счете в далеком будущем — в Германию. Более длинный путь трудно было придумать.

Старший советник штаба армии США по вопросам стратегии генерал-майор Эмбик, ознакомившись с английским планом большой стратегии, не мог не выразить своего удивления тем, что этот план основан «скорее на политических соображениях, нежели на здравых стратегических расчетах» 40. Политические соображения Черчилля были связаны прежде всего с сохранением Британской империи.

В американской литературе по истории второй мировой войны можно встретить попытки убедить читателей в том, что вторжения в Северную Африку добивался Черчилль, а не американские политические и военные руководители. Однако многие видные представители правящих кругов США не считают нужным скрывать, что «идея вторжения и Африку была не новой. Рузвельт имел это в виду в течение долгого времени...»41

Бывшему личному адъютанту Эйзенхауэра капитану 2 ранга Батчеру стало известно о том, что «президент Рузвельт предложил провести такую операцию еще до вступления Соединенных Штатов в воину (т. е. до 7 декабря 1941 г.— В. С.)»42. Американские начальники штабов «знали о проекте оккупации Французской Северной Африки»43. Мэтлофф пишет, что еще до 7 декабря 1941 г. американские военные планы предусматривали «взятие Дакара»44.

26 декабря 1941 г. в ходе Вашингтонской конференции оперативное управление армии США представило первый проект плана высадки американских войск в Северо-Западной Африке. Поэтому прийти к соглашению не представляло труда. К. Хэлл записал в своем дневнике, что «во время посещения президента премьер-министром Черчиллем до и после рождества 1941 г. оба государственных деятеля решили направить в Северную Африку англо-американские экспедиционные силы» 45.

12 января обсуждался план совместной высадки американо-английских войск в Северной и Северо-Западной Африке. На заседании присутствовали Рузвельт, Черчилль, Бивербрук, Гопкинс, Маршалл, Арнольд, Дилл, Порталл и др. На этом совещании высадка американо-английских войск в Северной Африке «была запланирована на начало марта 1942 г....»46. Было решено, что американские войска вторгнутся в Марокко, а английские — в Алжир.

Разногласия возникли по вопросу, кто и сколько должен выделить сил и средств для проведения совместной операции но высадке американо-английских войск во Французской Северной и Северо-Западной Африке (план «Суперджимнаст»). Англичане предложили выделить одну американскую дивизию морской пехоты и четыре английские дивизии, американцы предложили наоборот — одну английскую дивизию и шесть американских дивизий.

После долгих споров о том, какой флаг будет преобладать, обе стороны пришли к соглашению, что операция будет проведена на паритетных началах. Потребность в силах и средствах на первые три месяца операции была определена в 6 дивизий, включая 2 бронетанковые дивизии, и 348 самолетов (в основном американских).

Американская доля сил превышала 60 тыс. человек47. Американские суда всех типов могли перевезти одновременно около 200 тыс. человек48. Эта цифра из официального доклада начальника управления тыла армии США бригадного генерала Б. Сомервелла и его советника по перевозкам полковника Ч. Гросса от 26 декабря 1941 г. свидетельствовала о возможностях обеспечения более значительной по своим целям десантной операции.

В ходе Вашингтонской конференции 1 января 1942 г. была подписана декларация «объединившихся наций». В декларации подчеркивалось, что каждое правительство обязуется употребить все свои ресурсы против тех держав оси, с которыми это правительство находится в состоянии войны. Основной принцип большой стратегии требовал, чтобы все имеющиеся ресурсы были брошены на борьбу с Германией. Между тем правящие круги США и Англии не использовали все возможности для того, чтобы совместными с Советским Союзом усилиями ускорить окончание второй мировой войны.

На первом месте в списке стран, подписавших декларацию, стояли США и Англия, как активно ведущие войну49. Но так как в действительности этого не было, то военная экспедиция в Африку была нужна еще и для того, чтобы иметь возможность ссылаться на якобы активное участие во второй мировой войне. Маршалл во время заседания 23 декабря 1941 г. записал, что заинтересованность американской стороны в предложении Черчилля заключалась в том, что десантная операция в Алжир и Марокко давала возможность Соединенным Штатам «почувствовать, что они ведут войну...» 50. В этом заключалась, конечно, только одна из причин заинтересованности правящих кругов США — «иметь американские войска в активных боевых действиях где-либо по ту сторону Атлантического океана» 51. «Где-либо» означало Африку, а не Западную Европу.

Мэтлофф и Снелл пишут, что замыкание и стягивание кольца вокруг Германии по методу Черчилля для создания иллюзии активных действий против Германии, «очевидно, было весьма подходящим для этой цели образом действий»52. Однако эта истинная цель, в числе других, была настолько бесспорной, что американские начальники штабов на протяжении всей конференции «избегали спорить по поводу разумности стратегии окружения и предложенного в качестве первого шага для ее осуществления занятия Северной Африки» 53.

В ходе Вашингтонской конференции был сформулирован принцип единства командования. Этот принцип отражал объективную необходимость и, несомненно, имел положительное значение в решении проблемы коалиционного руководства. Однако осуществить этот принцип полностью мешали англо-американские империалистические противоречия. Участники конференции договорились об учреждении объединенного штаба начальников штабов: от США — начальник штаба армии генерал Дж. Маршалл, начальник штаба, а позже одновременно и главнокомандующий ВВС — генерал Г. Арнольд, начальник морских операций адмирал Э. Кинг, а затем адмирал Старк, с июля 1942 г.— начальник личного штаба президента адмирал У. Леги; от Великобритании — миссия объединенного английского штаба во главе с Джоном Диллом54.

В задачу объединенного штаба входила разработка проблем ведения войны и развития военной стратегии двух стран. Штаб подчинялся политическому руководству — президенту США Ф. Рузвельту и премьер-министру Великобритании У. Черчиллю. Оба они принимали самое непосредственное и активное участие в решении всех вопросов ведения войны55. Практическая работа аппарата единого командования началась в марте 1942 г. Весь мировой театр военных действий был разделен на сферы ответственности в соответствии с политическими интересами США и Англии. Английская сфера включала Африку, Средний Восток, Индию, Юго-Восточную Азию. Американская сфера — Западное полушарие, зону Тихого океана с Австралией и Китаем. В ходе войны США сумели проникнуть в сферу интересов Англии56.

В конце работы Вашингтонской конференции Рузвельт и Черчилль договорились совместную операцию в Африку отложить до мая 1942 г.57.

Правительство Виши было в курсе американских планов по отношению к французским владениям в Северной Африке. Французский атташе в Швейцарии в январе 1941 г. имел беседу с американским военным атташе подполковником Леггом, также аккредитованным в Берне (Швейцария). Во время беседы американский военный атташе дал понять, что американцы вступят в войну и будут вынуждены оккупировать Французскую Северную и Северо-Западную Африку. Французский военный атташе в ответе заметил, что вряд ли США смогут осуществить такую сложную военную операцию, тем более что правительство Виши организует военное сопротивление этой высадке. На это подполковник Легг ответил, что военная экспедиция может быть осуществлена хоть сегодня.

Одновременно с разработкой американо-английского плана вторжения в Северную Африку происходили дипломатические переговоры с Советским правительством по вопросу открытия второго фронта в Европе в 1941 г.

Внутри англо-советско-американской коалиции имелись противоречия. Самым серьезным разногласием был вопрос об открытии второго фронта в Северной Франции.

Что же должен был представлять собой второй фронт в Европе? После того как правительство Англии заключило соглашение с правительством СССР о совместных действиях в войне против Германии, Советское правительство 18 июля 1941 г. обратило внимание английского правительства на то, что второй фронт нужно создать именно в Северной Франции, то есть в непосредственной близости от границ фашистской Германии и на кратчайшем направлении к ее жизненно важным центрам.

3 сентября 1941 г. Советское правительство заявило о том, что необходимо открыть второй фронт во Франции, который смог бы «оттянуть с восточного фронта 30—40 немецких дивизии...»58 Только фронт на севере Франции мог бы оттянуть силы Гитлера с Востока, причем только в том случае, если его в какой-то мере можно было бы сравнить по стратегическому значению с тем фронтом, который имел место во Франции в первую мировую войну. Например, к сентябрю 1915 г. на Восточном фронте против русских войск находилось 65 германских дивизий, а 90 германских дивизий сражались на Западном фронте против англо-французских армий.

Одновременная вооруженная борьба на двух главных фронтах лишала германское верховное командование возможности создать решающее превосходство на каком-либо одном фронте. Исторический опыт показал безнадежность для Германии войны на два фронта. Поэтому предложение Советского правительства исходило из учета исторического опыта.

Видные представители правящих кругов США и Англии выступали за оказание Советскому Союзу не только экономической, но и военной помощи в войне против Германии. Довод в пользу оказания немедленной и эффективной помощи Советскому Союзу лорд Бивербрук, например, сформулировал в письме к Г. Гопкинсу следующим образом: «Если мы не поможем русским сейчас, они могут потерпеть поражение. Тогда Гитлер, освобожденный наконец от беспокойства относительно Востока, сосредоточит все свои силы против нас на Западе»59.

Этими соображениями руководствовались правящие круги и Англии и США при вступлении в антигитлеровскую коалицию и при оказании экономической помощи Советскому Союзу.

27 июня 1941 г. Бивербрук выступил с идеей проведения крупных рейдов на северное побережье Франции. Этот шаг объясняется тем, что Бивербрук принадлежал к трезвым и дальновидным представителям правящих кругов Англии. Он хорошо понимал, что участь Англии зависит от исхода войны на Востоке. Иден присоединился к заявлению Бивербрука. Вслед за этим английский посол в Москве Стаффорд Криппс официально поставил в известность Советское правительство о том, что английское правительство собирается осуществить десантную операцию во Францию. Однако в сообщении английского посла ни слова не говорилось о том, когда точно это должно произойти.

Ответ на этот вопрос содержался в следующих словах Бивербрука, относящихся к октябрю 1941 г.: «Наша стратегия войны все еще основывается на планах далекого будущего» 60.

В ответ на предложение Советского правительства от 18 июля о создании второго фронта в Северной Франции Черчилль сообщил, что «начальники штабов не видят возможности сделать что-либо в таких размерах, чтобы это могло принести Вам хотя бы самую малую пользу» 61.

С критикой английских начальников штабов видов вооруженных сил выступил Бивербрук. «Нелепо утверждать,—заявил он,— что мы ничего не можем сделать для России» 62.

Заявляя, что ничего нельзя сделать для России, английские начальники штабов давали возможность Черчиллю ссылаться на непреодолимые военные трудности, якобы не зависящие от политического руководства. Однако проблема заключалась всецело в установках именно политического руководства.

В сентябре 1941 г. Советское правительство было вынуждено заявить английскому правительству, что «немцы считают опасность на Западе блефом и безнаказанно перебрасывают с Запада все свои силы на Восток, будучи убеждены, что никакого второго фронта на Западе нет и не будет. Немцы считают вполне возможным бить своих противников поодиночке: сначала русских, потом англичан»63.

В октябре 1941 г. после своего возвращения из Москвы государственный министр Бивербрук подтвердил этот факт. Он заявил, что «немцы могут безнаказанно перебрасывать свои дивизии на Восток именно потому, что наши генералы до сих пор считают континент запретной зоной для английских войск...» 64. Английские военные руководители «постоянно проявляли нежелание предпринимать наступательные действия» 65. Так считать и, самое главное, соответственно этому действовать английские военные руководители могли только с согласия политического руководства. Американский историк Пал-стон писал, что мнение английских начальников штабов «точно отражает взгляды Черчилля» 66.

К изучению стратегических проблем второй мировой войны военное министерство США приступило еще до того, как Япония 7 декабря 1941 г. напала на Пирл-Харбор (военно-морская база Тихоокеанского флота США на Гавайских островах), а Германия и Италия объявили 11 декабря 1941 г. войну США.

В сентябре 1941 г. военное министерство США приступило к составлению стратегических расчетов на случай вступления США в войну. При расчете потребностей армии офицеры, разрабатывавшие планы, исходили из «основных положений политики США» 67.

Уже тогда возникал вопрос: кого из своих потенциальных противников следует разгромить раньше?

Руководство армии США считало, что главным театром военных действий будет Европа и что победа над возможными противниками (Германия, Италия и Япония) будет зависеть прежде всего от разгрома Германии.

Подготовку вооруженных сил к окончательным, решающим боевым действиям планировалось завершить «не раньше 1 июля 1943 г.»68

Военные действия штаб армии США намечал «сначала оборонительные, затем наступательные...» 69. До начала решительных сухопутных действий на Европейском континенте «программа победы» предусматривала завоевание подавляющего превосходства в воздухе с использованием военно-воздушных баз на английских островах. В эту программу было записано условие, что корабли противника будут изгнаны из Атлантического океана и Северного моря. Кроме того, из плана английских начальников штабов американский штаб армии заимствовал метод блокады, подрывной деятельности и пропаганды. До перехода в решительное наступление военные руководители США и Англии собирались ослабить основу германской военной мощи путем распыления сил противника, действуя на периферии гитлеровской «крепости». По выражению американского историка Т. Хиггинса, оборонительная стратегия США и Англии была прямым продолжением периода «странной войны» 70. Военная стратегия определялась политическими целями правящих кругов США и Англии, осуществлявшимися в скрытой форме,— не торопиться с окончанием второй мировой войны. Западные державы стали ожидать дальнейшего развития событий на советско-германском фронте.

* * *

Таким образом, после поражения Франции и особенно после нападения фашистской Германии на Советский Союз правящие круги США и Англии проводили выжидательную политику. В полном соответствии с политикой выжидания исхода вооруженной борьбы на советско-германском фронте в 1941 г. разрабатывалась стратегия непрямых действий по отношению к Германии. США и Англия планировали в выгодный для себя момент начать наступление против Германии через Западную и Северо-Западную Африку, из районов, которые находились за тысячи километров от жизненно важных центров фашистского блока в Европе. Стратегия косвенного сближения еще до ее осуществления означала, что военные действия на периферии гитлеровской «крепости» примут затяжной характер.

Фашистской Германии удалось удержать стратегический плацдарм в Северной Африке, но завоевание Египта, Суэцкого канала и всей Африки, так же как и завоевание Англии, гитлеровцы отложили до выполнения блицкрига против Советского Союза. Влияние советско-германского фронта на стратегическую обстановку в Северной Африке выразилось в переброске на советско-германский фронт немецкой авиации из бассейна Средиземного моря и в пассивной обороне итало-немецких войск на границе с Египтом.

Срыв Красной Армией гитлеровского плана «молниеносной» войны устранял потенциальную угрозу немецко-фашистского вторжения в Англию.

Свобода действий была использована Англией для того, чтобы заняться укреплением своих стратегических позиций в бассейне Средиземного моря.

У США были собственные планы в бассейне Средиземного моря и в других районах земного шара, продиктованные империалистическими интересами: расширение позиций в Атлантике и Средиземноморье за счет поверженной Франции и слабеющей Англии.

На Атлантической конференции Рузвельта и Черчилля (10—15 августа 1941 г.) была подтверждена стратегическая концепция не торопиться в Европу.

Участники первой Вашингтонской конференции признавали, что Германия является врагом номер один, но в основу стратегического планирования была положена идея постепенного стягивания кольца вокруг Германии: начиная с Африканского континента наступать через Средиземное море в Италию и в конечном счете в Германию.

Средиземноморская стратегия не мешала фашистской Германии вести войну против Советского Союза на востоке Европы.

Примечания:

1 М. Mэтлофф. От Касабланки до «Оверлорда», стр. 24.

2 Ю. М. Мельников. США и гитлеровская Германия. М., Госполитиздат, 1959, стр. 318.

3 W. Foster. History of the Communist Party of the United States. New York. 1952, p. 401.

4 М. Mэтлофф. От Касабланки до «Оверлорда», стр. 23.

5 A. Kesselring. Gedanken zum zweiten Weltkrieg, S. 79.

6 S. Connand В. Fairchild. The Framework of Hemisphere Defence, p. 411

7 Э. Рузвельт. Его глазами. 1947. с. 68-69

8 Б. Лиддел Гарт. Стратегия непрямых действии, стр. 483.

9 J. Fuller. The Decisive Battles of the Western World and their Influence upon Histon. Vol. III. London, 1956, p. 540.

10 Там же, стр. 541.

11 Taм же.

12 Там же.

13 Б. Лиддел Гарт. Стратегия непрямых действий, стр. 442.

14 В. Llddel Hart. Defence of the West, p. 61.

15 Б. Лиддел Гарт. Стратегия непрямых действий, стр. 483.

16 М. Мэтлофф. От Касабланки до «Оверлорда», стр. 34.

17 Там же.

18 М. Мэтлофф и Э. Снелл. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941—1942 гг., стр. 75.

19 Там же, стр. 76.

20 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 246.

21 S. Моrisоn. The Invasion of France and Germany 1944—1945. Boston, 1957, p. 16.

22 Важнейшие решения. Сборник статей, стр. 128.

23 М. Мэтлофф и Э. Снелл. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941—1942 гг., стр. 118.

24 Там же.

25 Там же.

26 Там же, стр. 119.

27 Там же, стр. 120.

28 Там же, стр. 119.

29 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 267.

30 Там же, стр. 366.

31 Там же, стр. 267.

32 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 506.

33 Там же.

34 Там же, стр. 508.

35 Там же.

36 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 274.

37 М. Мэтлофф и Э. Снелл. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941—1942 гг., стр. 121.

38 Там же.

39 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 247.

40 М. Мэтлофф и Э. Снелл. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941—1942 гг., стр. 123.

41 W. Leahy. I was there, p. 135.

42 См. Н. Butcher. My Three Years with Eisenhower, 1946. p. 12

43 М. Мэтлофф и Э. Снелл. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941—1942 гг., стр. 121.

44 См. там же, стр. 122.

45 The Memoirs of Cordell Hull. Vol. II, p. 1127.

46 Р. Шервуд. Рузвельт и Гопкинс. Глазами очевидца, т. 2, 1958. стр. 32.

47 М. Мэтлофф и Э. Снелл. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941—1942 гг., стр. 128.

48 См. там же, стр. 127.

49 Р. Шервуд. Рузвельт и Гопкинс, т. 2, стр. 19.

50 М. Мэтлофф и Э. Снелл. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941—1942 гг., стр. 124.

51 Там же.

52 М. Мэтлофф и Э. Снелл. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941—1942 гг., стр. 124.

53 Там же.

54 American Military History 1607— 1958. Washington, 1959, p. 382.

55 См. A. Buchanan. The United States and World War II. Vol. I, New York, 1964, p. 144.

56 Cm. G. Smith. American Diplomacy during the Second World War 1941—1945. New York, 1965, p. 22.

57 См. М. Мэтлофф и Э. Снелл. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941—1942 гг., стр. 203.

58 Переписка..., т. 1, стр. 19.

59 Р. Шервуд. Рузвельт и Гопкинс, т. 1, стр. 613.

60Там же, стр. 612.

61 Переписка..., т. 1, стр. 12.

62 Р. Шервуд. Рузвельт и Гопкинс, т. 1, стр. 612.

63 Переписка..., т. 1, стр. 19.

64 Р. Шервуд. Рузвельт и Гопкинс, т. 1, стр. 613.

65Там же, стр. 612.

66 W. Puleston. The Influence of Force in Foreign Relations. London, 1955, p. 151.

67 См. М. Мэтлофф и Э. Снелл. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941—1942 гг., стр. 80.

68 См. М. Мэтлофф и Э. Снелл. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941—1942 гг., стр. 80.

69 Там же.

70 Т. Higgins. Winston Churchill and the Second Front 1940—1943. New York, 1957, p. 74.

 

  • vbkom.ru затвор дисковый межфланцевый jma фирмы Viking

    vbkom.ru

  • Программы хакерские

    Программа для тех, у кого русский не родной

    forum.xakepok.net