4. ВЛИЯНИЕ СРЫВА «МОЛНИЕНОСНОЙ» ВОЙНЫ ПРОТИВ СОВЕТСКОГО СОЮЗА НА СТРАТЕГИЧЕСКУЮ ОБСТАНОВКУ В ЛИВИИ И НА СРЕДИЗЕМНОМ МОРЕ

Победа советских войск под Москвой явилась решающим событием первого года Великой Отечественной войны Советского Союза, поворотным пунктом в войне и в то же время первым крупным поражением фашистской Германии во второй мировой войне. Советская Армия развеяла миф о непобедимости немецко-фашистских войск. Окончательно провалился план «молниеносной» войны против Советского Союза.

Окончательный срыв гитлеровского плана блицкриг подготавливался в течение всего времени оборонительных боев Красной Армии, которые предшествовали контрнаступлению.

Поражение немецко-фашистских войск под Москвой показало, что Советский Союз является той силой, которая способна одержать полную победу над фашистской Германией и ее сателлитами и освободить народы Европы от фашистского рабства.

В сердцах советских людей и всех порабощенных немецкими фашистами народов Европы окрепла уверенность, что так и будет. Многие буржуазные деятели в то время безоговорочно признавали освободительную миссию Советской Армии. Шарль де Голль 20 января 1942 г. в речи по лондонскому радио заявил, что победы русского народа дают Франции «возможность вновь подняться и победить»1. Его представитель в СССР Гарро в марте 1942 г. отметил, что «вопрос об освобождении Франции решается на русских полях сражений»2. Ликовали также народы, над которыми висела угроза потери национальной независимости и превращения в рабов фашистских завоевателей. Бывший директор английской комиссии по ведению политической войны Локкарт пишет, что «успешность зимней кампании русских пробудила величайший энтузиазм среди английского народа и по всей стране наблюдалось глубокое желание помочь русским армиям, которые в тот момент выдерживали на себе почти весь натиск германской военной мощи»3.

В результате окончательного срыва Вооруженными Силами Советского Союза плана «молниеносной» войны и последующих гитлеровских стратегических планов по достижению первоначальных замыслов восточного похода Соединенные Штаты и весь остальной Новый Свет вообще были «освобождены от серьезной угрозы германского вторжения по морю или по воздуху в Западной Атлантике» 4.

«Эксперты», пророчившие Гитлеру скорую победу, как и следовало ожидать, оказались в незавидном положении.

Неожиданно для Запада «появился новый фактор, причем еще большей важности, чем вступление в войну Соединенных Штатов — сухопутная армия способная навязать немцам свою волю боем» 5.

Поражение немецко-фашистских армий под Москвой помешало Гитлеру осуществить план развертывания в широких масштабах наступления в Северной Африке. Осенью 1941 г. Гитлеру было не до Северной Африки, так как «катастрофа на советско-германском фронте приобрела большие размеры» 6. Этот фронт поглощал все основные резервы. В течение всего 1941 года число немецких дивизий в Ливии не изменилось, так как «Гитлер и его штаб рассматривали войну в Ливни как побочную и незначительную и никак не оправдывавшую отвлечения сил, необходимых в России» 7.

На Ближнем Востоке неделя за неделей проходили в мирной обстановке. Английское командование в Египте в течение семи месяцев — с 15 апреля до 18 ноября 1941 г. — могло заниматься накапливанием войск и техники и готовиться к новым наступательным действиям в Северной Африке.

Переброска основных сил немецко-фашистской авиации из бассейна Средиземного моря на советско-германский фронт позволила английскому военно-морскому флоту получить свободу действий. В воздухе активизировалась английская авиация. 10 ноября Чиано записал в своем дневнике: «Отныне до прихода немцев английская авиация будет господствовать в нашем небе, почти как в собственном»8.

Морские пути подвоза держав оси на Средиземном море оказались под ударами английской авиации, так как «перемещение основного района действий немецкой авиации на восток ослабило непосредственную защиту их конвоев в пути. Начиная с середины июля эта задача вновь была передана итальянцам» 9. В результате «с 19 сентября мы (т. е. итальянцы,— В. С.),— записал в дневнике Чиано,— перестали пытаться направлять караваны судов в Ливию»10. Это решение было вызвано большими потерями в транспортах.

12 сентября 1941 г. «Роммель обратил внимание ОКВ на тот факт, что за последний месяц из состава конвоев было потоплено восемь немецких судов, в результате чего немцы потеряли 12 тыс. тонн различных военных грузов, 352 танка и автомашины и большое количество другой техники и вооружения» 11.

Записки Кавальеро пестрят фактами: 1 сентября потоплен пароход «Эгади», перевозивший 8 тыс. человек из состава дивизии «Триесте», а также пароход «Рио». 3 сентября потоплены пароходы «Гритти» и «Барбаро». 5 сентября потоплен пароход с горючим для немцев12. 16 октября после потопления «Баинзицца» Кавальеро записал в дневнике, что теперь эсминцы будут перевозить в Африку одних немцев.

Воспользовавшись провалом гитлеровского плана «молниеносной» войны против Советского Союза, английское командование решило возобновить активные действия в Северной Африке.

В первой половине ноября 1941 г. английское командование сосредоточило для наступательных действий на приморском направлении пять пехотных дивизий, одну бронедивизию, три бронебригады и одну пехотную бригаду в составе 13-го и 30-го армейского корпусов 8-й армии13. Всего в распоряжении английского командования было до 120 тыс. человек.

Итало-немецкое командование имело в Северной Африке немецкий африканский корпус (две танковые и одна пехотная дивизии) и семь итальянских дивизии (в том числе одна танковая). В составе немецкого африканского корпуса насчитывалось 40 тыс. человек и столько же в составе итальянских дивизий14.

По английским данным, в распоряжении Окинлека было 924 танка15. Эти танки распределялись так: примерно 480 быстроходных танков насчитывалось в ударной группировке (7-я бронедивизия и 4-я бронебригада 30-го корпуса); значительная часть танков находилась в резерве16. Роммель мог противопоставить всего лишь 390 танков17, из них 340 немецких18.

В качественном отношении немецкие танки T-IV значительно превосходили английские танки типа «Валентайн». 75-мм пушки немецких танков стреляли на дистанцию 1500 м, в то время как дальность действительного огня английских 37-мм пушек не превышала 800 м.

Английское командование имело в своем распоряжении свыше 700 самолетов19. Немецких самолетов было примерно 20020. Из этого количества к началу английского наступления у немцев «оставалось всего лишь 22 боеспособных истребителя» 21. 528 английских самолетов были готовы к немедленным действиям22. Кроме того, «в тылу имелись значительные резервы, составлявшие почти 50 процентов указанного количества самолетов» 23.

Англичане превосходили также противника по бронетранспортерам на 750% и по артиллерии на 180%.

Основная цель планировавшихся английским командованием боевых действий в ноябре 1941 г. заключалась в том, чтобы разгромить главную группировку итало-немецких войск в районе Тобрука и деблокировать гарнизон Тобрука (пехотная дивизия, армейская бронебригада и польская бригада).

Отсутствие второго фронта в Европе благоприятствовало фашистской Германии. Советский Союз был вынужден вести освободительную войну один, без чьей-либо военной помощи.

Когда встал вопрос о помощи Советскому Союзу не на словах, а на деле, реакционные силы в Англии пытались представить Северную Африку как один из решающих театров войны с фашистской Германией. Ограниченные действия на североафриканском фронте, которые велись малыми силами и средствами, крайне преувеличивались в английской печати.

Предпринимая 18 ноября 1941 г. наступление в Северной Африке, английские правящие круги представили это как открытие «второго фронта» в Северной Африке. Английская пресса старалась создать иллюзию о якобы равных усилиях в войне против фашистской Германии Великобритании и Советского Союза. Окинлек в свою очередь писал Черчиллю о том, что Германия «подвергается атакам на двух фронтах — в России и Ливии»24.

Однако достаточно сравнить 3 немецкие дивизии в Северной Африке и 162 гитлеровские дивизии на советско-германском фронте, чтобы понять, сколь мизерно было значение «второго фронта» в Северной Африке. Немецко-фашистское командование и не скрывало, что район Средиземного моря остается для него «второстепенным театром военных действий...»25.

В трехдневном бою 30-й корпус сам «потерпел жестокое поражение» 26. Британские бронесилы «оказались сильно рассредоточенными...» 27. Это позволило Роммелю громить английские бронебригады поодиночке.

Успешно действовали войска 13-го корпуса, деблокировавшие 27 ноября Тобрук28. Маневренные действия сторон закончились к 1 декабря тем, что англичанам «отрезать главные силы неприятеля не удалось»29.

Роммель сумел «благополучно оторваться от преследования...» 30 и «отвести свою значительно уменьшившуюся армию в полном порядке и почти без потерь» 31.

Причина поспешного отхода основной итало-немецкой группировки войск к укрепленному рубежу у Эль-Агейлы заключалась в том, что Роммель 4 декабря получил сообщение из Рима, в котором говорилось, что «он не должен рассчитывать на получение каких-либо предметов снабжения в декабре...»32.

Германское верховное командование к тому же не могло послать в Северную Африку ни одного танка, ни одного солдата из своих стратегических резервов, которые в спешном порядке перебрасывались на советско-германский фронт. В тот период «Гитлер не был серьезно заинтересован в Африке и не собирался посылать туда мощные силы. Его внимание было сосредоточено на России»33.

В то же время английские подкрепления непрерывным потоком прибывали из района Александрии, где находились крупные неиспользованные резервы 8-й армии.

В конце декабря 1941 г. Муссолини писал Гитлеру о том, что военные действия в Киренаике закончились вничью, и выразил уверенность, что войска оси безусловно одержали бы верх, если бы удалось ввести в действие живую силу и технику, необходимые для активизации боев. Муссолини имел в виду, конечно, немецко-фашистские резервы для африканского корпуса. Но ввести в действие на североафриканском театре военных действий необходимые резервы не удалось потому, что немецко-фашистская армия в 1941 г. понесла громадные потери на советско-германском фронте.

По английским официальным данным от 7 января 1942 г., 8-я армия потеряла в Северной Африке 1200 офицеров и 16 тыс. рядовых. Кроме того, англичане потеряли три четверти всех своих бронетанковых сил.

План «нового Ватерлоо» оказался невыполненным, несмотря на чрезвычайно благоприятную обстановку: основные немецко-фашистские силы «были безвозвратно прикованы к русскому фронту»34. «Главная цель операции достигнута не была...»35 В ходе операции английских войск «противник» не был разгромлен...»36. «Несмотря на значительные преимущества, нам,— пишет Лиддел Гарт,— не удалось уничтожить силы Роммеля»37. Английской прессе пришлось бить отбой, изображать действия английских войск как оборонительный маневр.

Значительные потери не вызвали беспокойства у командования 8-й армии. Поражение немецко-фашистских войск под Москвой позволило английскому командованию сделать вывод о том, что в создавшейся обстановке маловероятно, чтобы противник мог подтянуть резервы, равные английским резервам.

В условиях огромных пространств североафриканского театра военных действий захват территории не имел решающего значения. Решающее значение могли иметь только разгром живой силы и уничтожение боевой техники противника. Но итало-немецкое командование, потеряв значительную территорию, сохранило основные силы своей группировки вполне боеспособными: вовремя отвело их за укрепленный рубеж Эль-Агейлы.

Примечания:

1 Советско-французкие отношения во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Документы и материалы. С. 55

2 Там же. С.54

3 R. Lockart. Comes the Reckoning, p. 174.

4S. Conn and B. Fairchild. The Framework of Hemisphere Defence. p. 129

5 M. Howard. The Mediterranean Strategy in the Second World War. 1968. p. 15

6 The Ciano Diaries, p. 415.

7 Дж. Фуллер. Вторая мировая война 1939—1945 гг., стр. 207

8 The Ciano Diaries, p. 396.

9 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 143.

10 The Ciano Diaries, p. 395.

11 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 185.

12 См. У. Кавальеро. Записки о войне, стр. 82.

13 5 июля 1941 г. Окинлек сменил Уэйвелла на посту главнокомандующего английскими войсками на Ближнем Востоке. В сентябре 1941 года британская армия «Нил» была пополнена и переименована в 8-ю армию. Командующим армией был назначен Кэннингхем

14 См. Мировая война 1939—1945 гг. Собрание статей, стр. 485.

15 W. Сhиrсhill. The Second World War. Vol.Ill, p. 179.

16 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 143.

17 См. там же

18 S. Westphal. Heer in Fesseln. S. 157.

19 Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 217

20 S. Westphal. Heer in Fesseln. S. 157.

21 См. Мировая война 1939—1945 гг. Собрание статей, стр. 485.

22 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 143.

23 Там же

24 W. Сhurсhill. The Second World War. Vol.Ill, p. 179.

25 Итоги второй мировой войны. Сборник статей. 1957. с. 172

26 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 143.

27 Там же

28 В состав гарнизона Торбука входила польская отдельная бригада карпатских стрелков с приданным ей чехословацким пехотным батальоном (11-й Восточный)

29 The English Army. 1944. p. 30

30 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 143.

31 Там же, ст. 192

32 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 191.

33 В. Llddel Hart. Defence of the West, p. 18.

34 Д. Ричардс, X. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939—1945), стр. 217

35 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 192.

36  Так же, ст. 330

37 Б. Лиддел Гарт. Стратегия непрямых действии, стр. 497.