3. СОЗДАНИЕ АНТИГИТЛЕРОВСКОЙ КОАЛИЦИИ

Политические руководители фашистской Германии в своих последних приготовлениях к внезапному и вероломному нападению на Советский Союз не отказывались от надежды договориться с правящими кругами Англии. Миссия Гесса в Англию в мае 1941 г. явилась крупнейшей попыткой в этом направлении.

В ночь на 11 мая заместитель Гитлера по фашистской партии Рудольф Гесс на истребителе Ме-110 совершил перелет в Англию и приземлился в районе города Глазго.

К полету Гесс готовился с осени 1940 г.1 Его план состоял в том, чтобы связаться с герцогом Гамильтоном, который был близок к Черчиллю и королю Георгу VI. Гамильтон являлся сторонником соглашения с Германией, и Гесс рассчитывал, пользуясь посредничеством столь влиятельного лица, «испробовать все пути для мирных переговоров» 2.

Посредничество Гамильтона и его единомышленников использовать не удалось, так как Гесс ошибся в расчетах и приземлился на парашюте в другом месте. Задержание Гесса получило огласку и сделало достижение намеченных целей невозможным. Переговоры пришлось вести, сидя в заточении, с правительственными чиновниками.

12 мая состоялась первая беседа Гесса с представителем английского правительства Киркпатриком3. Гесс заявил, что «его задачей является убедить английское правительство в... необходимости путем переговоров заключить мир» 4.

От чьего имени Гесс говорил это? Бывший видный английский министр лорд Бивербрук был того мнения, что Гесс отправился в Англию с ведома Гитлера5.

Миссия Гесса была следствием настойчивых поисков гитлеровской верхушки путей для сговора с профашистскими кругами Англии в тот момент, когда гитлеровцы заканчивали последние приготовления к внезапному и вероломному нападению на Советский Союз.

Для гитлеровцев важно было иметь до конца обеспеченный европейский тыл. Поэтому миссия Гесса имела целью убедить правящие круги Англии на основе общности классовых интересов заключить соглашение с Германией и получить тем самым возможность беспрепятственно воевать против СССР. Английский обвинитель на Нюрнбергском процессе Гриффитс-Джонс заявил, что, по его твердому убеждению, единственная причина прибытия Гесса в Англию заключалась в том, чтобы обеспечить Германии беспрепятственное ведение войны против России.

Во время беседы 15 мая Киркпатрик спросил Гесса о подготовке Германии к нападению на Советский Союз, но Гесс сделал вид, что такое нападение «совершенно исключено»6. Для успеха своей миссии Гессу было важно создать впечатление, что очередной удар Гитлера может последовать по Англии. Он рассчитывал, что прямая угроза безопасности Англии скорее побудит английское правительство к началу переговоров, в ходе которых свою роль сыграет и антисоветская карта. Гесс в ярких красках нарисовал следующую картину: Германия сконцентрирует огромные воздушные и подводные флоты, подвергнет Англию непрерывной бомбардировке и превратит весь английский остров в груду развалин. Но если Англия согласится заключить соглашение с Германией, продолжал Гесс, то «немецкая армия и английский флот будут править миром» 7.

9 июня переговоры с Гессом продолжил член военного кабинета лорд канцлер Джон Саймон в присутствии Киркпатрика. Гесс передал Саймону документ под названием «Основа для соглашения». Условия Гесс предложил следующие:

1) Германия господствует на Европейском континенте;

2) Англия господствует в своих заморских владениях;

3) Германии возвращаются все ее бывшие колонии;

4) Англия получает от Германии «гарантии» для предотвращения в будущем войн между Англией и Германией.

Условия Гесса означали не что иное, как частичную капитуляцию, а в перспективе и полную капитуляцию правящих кругов Англии перед Гитлером. Такая перспектива их не устраивала, и переговоры с Гессом не привели к тем результатам, на которые рассчитывал Гесс. Почему правящие круги Англии не соглашались с германскими условиями ни в июле 1940 г., ни в мае 1941 г., правящая гитлеровская верхушка хорошо понимала. Гитлер на совещании с руководителями вооруженных сил 13 июля 1940 г. говорил о том, что Англия неуступчива потому, что возлагает надежды на Россию.

22 июня 1941 г. фашистская Германия вероломно напала на Советский Союз. Гитлер рассчитывал разгромить Советский Союз «путем быстротечной военной операции», надеялся на легкую и быструю победу в результате одной стратегической операции гигантского масштаба, а затем довести до победного конца войну против английской группировки держав8.

Наряду с фашистской Италией в гитлеровскую колесницу впряглось и правительство Виши. В начале августа 1941 г. вишийский посол в Париже де Бринон поставил в известность командование немецко-фашистских войск во Франции о том, что Петэн любой ценой желает сотрудничества с Германией и в борьбе против России он желает принять максимальное моральное и материальное участие. Но Петэну удалось сформировать и отправить на советско-германский фронт всего лишь один легион добровольцев из французских фашистов.

Реакционные круги в США и Англии торжествовали. Им казалось, что настало время пожинать плоды политики натравливания фашистских агрессоров на Советский Союз. Представители реакционных сил в США и Англии открыто высказывали свое удовлетворение в связи с нападением Германии на Советский Союз. Так, например, бывший английский министр авиационной промышленности Мур-Брабазон, рассуждая о положении на советско-германском фронте летом 1941 г., высказал следующее пожелание: «Лучшим исходом борьбы на Восточном фронте было бы взаимное истощение Германии и СССР, вследствие чего Англия смогла бы занять господствующее положение в Европе».

Нашлись и среди американских деятелей такие, которые не захотели отстать от Мур-Брабазона. В июне 1941 г. «Нью-Йорк тайме» опубликовала такое заявление: «Если мы увидим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, а если выигрывать будет Россия, то нам следует помогать Германии. И таким образом, пусть они убивают как можно больше». Это заявление было сделано не кем иным, как сенатором Трумэном, ставшим впоследствии президентом США.

Высшие военные руководители США и Англии считали неизбежным поражение России. Они надеялись лишь на кратковременный выигрыш во времени. Военный министр США Г. Стимсон полагал, что «Германия будет основательно занята минимум месяц, а максимально, возможно, три месяца задачей разгрома России» 9. В течение этого времени, говорилось в письме Стимсона от 23 июня, немцы не смогут вторгнуться в Англию, не смогут высадиться в Исландии и помешать американским войскам высадиться там. Военно-морской министр США выразил уверенность, что Гитлеру потребуется от шести недель до двух месяцев для того, чтобы покончить с Россией. Американские военные эксперты предсказывали поражение СССР к 1 августа 1941 г. В числе этих экспертов был Маршалл, занимавший в то время пост начальника генерального штаба армии США.

Английские эксперты в своих прогнозах недалеко ушли от Стимсона. Они считали, что на захват Москвы потребуется самое меньшее три, а самое большее шесть недель. Например, председатель совета английских начальников штаба Исмэй, которого называли оптимистом в отношении России, говорил, что предельный срок сопротивления России — шесть недель.

По-другому отнеслись к внезапному и вероломному нападению фашистской Германии на Советский Союз простые люди Европы, Америки и Азии. Они были целиком на стороне Советского Союза, так как война с фашистскими агрессорами являлась общим делом всех свободолюбивых народов.

Великая Отечественная война Советского Союза против фашистских агрессоров завершила процесс изменения характера второй мировой войны, усилив ее антифашистский, освободительный характер. Дело в том, что вторая мировая война представляла собой более сложное явление, чем первая мировая война 1914—1918 гг. Сложность заключалась в том, что во второй мировой войне с самого начала тесно переплелись империалистические противоречия между двумя капиталистическими группировками, их классовая ненависть к Советскому Союзу и активная борьба широких народных масс против фашизма. Противоречия между империалистами играли решающую роль в определении характера второй мировой войны на первом этапе войны в Западной Европе (с 1 сентября 1939 г. по 10 мая 1940 г.). Англо-франко-германская война на этом этапе носила империалистический характер с обеих сторон. На этом этапе империалисты западных держав продолжали попытки разрешить свои империалистические противоречия с Германией за счет СССР, путем канализации фашистской агрессии в восточном направлении.

Широкое вторжение немецко-фашистских войск во Францию, Бельгию, Голландию и Люксембург 10 мая 1940 г., порабощение народов этих стран и реальная угроза порабощения всех других свободолюбивых народов Европы и Азии ускорили процесс изменения характера второй мировой войны. Борьба народных масс против фашизма стала борьбой за свое существование, за свою свободу и национальную независимость. Нарастание этой борьбы привело к тому, что вторая мировая война постепенно приняла характер антифашистской, освободительной войны со стороны государств антигитлеровской коалиции.

Агрессивные государства  — Германия, Япония, Италия,— распространяя фашистский террористический режим во всем мире, представляли угрозу не только для свободолюбивых народов. Осуществление политики установления мирового господства этих государств угрожало коренным интересам правящих кругов США и Англии.

Оккупация немецко-фашистскими войсками стран Западной Европы привела к резкому обострению противоречий между США и Германией. Европейский рынок был потерян для американских монополий. Возникла реальная опасность вторжения фашистских агрессоров на Американский континент. Бывший государственный секретарь США Стеттиниус пишет, что «мысль о надвигающейся опасности не оставляла президента Рузвельта»10.

Опасность была вполне реальной. 22 мая 1941 г. Гитлер в разговоре с Редером вновь поднял вопрос об овладении Азорскими островами. Он дал понять, что стремится захватить Азорские острова «прежде всего для того, чтобы с них иметь возможность использовать дальние бомбардировщики против США»11. 25 июля 1941 г. Гитлер напомнил Редеру, что он после окончания похода на Восток «намерен предпринять решительное наступление также и против США» 12.

Удержав за собой стратегический плацдарм в Северной Африке, гитлеровцы могли создать плацдарм в Латинской Америке и захватить весь Американский континент. Этой мыслью было проникнуто заявление президента Рузвельта, в котором он предупреждал американский народ, что «победа нацистов будет гибелью для США и что США должны встретить эту угрозу»13.

В связи с тем что в перспективе предстояла неизбежная война с Германией, перед правящими кругами США уже тогда возникла проблема союзов и союзников.

Во всех войнах США побеждали лишь вследствие слабости противника или благодаря помощи своих союзников. В первую мировую войну союзники США три года уравновешивали силы Германии. В 1940 г., потеряв Францию, и США и Англия лишились союзника, который мог быть использован в качестве уравновешивающей силы против германской агрессии. Поэтому 23 июня 1941 г. военный министр США Г. Стимсон в письме к Рузвельту нападение Германии на Советский Союз назвал «почти ниспосланным провидением»14.

Аналогичная проблема возникла и перед Англией. Без союзников она была не в состоянии выиграть войну с фашистской коалицией. Союз с Россией Макмиллан называет «настоящим божьим даром» 15.

Нападение Германии на Советский Союз «дало Британии не только союзника, но и передышку» 16. Англия «выжила благодаря тому, что Гитлер... напал на Россию»17.

Выполнение плана «Морской лев» зависело от исхода борьбы на советско-германском фронте. Локкарт признавал, что «наша (т. е. английская. — В. С.) фортуна была неразрывно связана с судьбой России» 18.

Общая опасность привела к тому, что Соединенные Штаты и Англия были вынуждены вступить в одну коалицию с Советским Союзом. Черчилль еще в июле 1934 г. говорил советскому послу в Англии Майскому, что «ради целостности Британской империи я (т. е. Черчилль.— В. С.) готов сотрудничать с Советами» 19.

Правительства Англии и США ходом событий были поставлены перед необходимостью создания англо-советско-американской коалиции, что отвечало интересам всех свободолюбивых народов. Правительства США и Англии заявили о своей готовности пойти на сотрудничество с СССР. Вечером 22 июня 1941 г. Черчилль, выступая по радио, говорил о том, что «мы (т. е. англичане.— В. С.) окажем всю возможную помощь России и русскому пароду... Гитлер желает уничтожить Россию и надеется, что, если это ему удастся, он сможет перебросить основные силы своей армии и авиации с Востока на Запад и обрушиться на наш остров... Его вторжение в Россию — не более чем прелюдия к вторжению на Британские острова»20. Правда, Черчилль рассматривал союз с Россией как «печальную необходимость». Лейтмотивом всей политической деятельности Черчилля являлась открытая и активная вражда к стране социализма. Но когда стала возрастать опасность со стороны германского фашизма, Черчилль «вынужден был перейти к маневрированию в отношении СССР»21. Он еще 19 мая 1939 г., убедившись в неограниченных аппетитах фашизма, доказывал парламенту, что «без эффективного восточного фронта нельзя обеспечить прочной защиты наших (т. е. британских.— В. С.) интересов на Западе...»22.

25 июня 1941 г. Рузвельт, являвшийся дальновидным представителем либеральной буржуазии, заявил, что Соединенные Штаты окажут всевозможную помощь России. «Он понимал, что борьба СССР против гитлеровской Германии жизненно важна для национальной безопасности США»23.

Правящим кругам США и Англии пришлось в собственных интересах искать сотрудничество с СССР для совместной борьбы против фашистских претендентов на мировое господство.

Процесс оформления антигитлеровской коалиции продолжался почти год. 12 июля 1941 г. состоялось соглашение между правительствами СССР и Великобритании о совместных действиях в войне против Германии. 2 августа 1941 г. правительство США признало, что вооруженное сопротивление Советского Союза фашистской агрессии «соответствует интересам государственной обороны Соединенных Штатов»24.

6 сентября 1941 г. правительство Англии заявило о своей готовности оказать экономическую помощь Советскому Союзу на условиях американского ленд-лиза25. Правящие круги хорошо понимали, что они не выиграли бы «ровно ничего, если бы Гитлер вынудил Россию к капитуляции молниеносной войной» 26.

7 ноября 1941 г. правительство США распространило закон о ленд-лизе на Советский Союз, так как считало, что эта мера является жизненно важной для обороны Соединенных Штатов.

Правящие круги США рассматривали оказание экономической помощи СССР как мероприятие, направленное на то, чтобы «помешать нацистской Германии захватить Россию и использовать ее хлеб, нефть и другие ресурсы, необходимые для осуществления дальнейшей агрессии»27.

В американской буржуазной историографии второй мировой войны широко распространяется утверждение о решающем значении ленд-лиза для Советского Союза. Мэтью Галлахер, например, в книге «Советская историография второй мировой войны» уверяет, что «отклик западных держав на положение, создавшееся в России в 1941 г., был быстрым и благородным, а материальный и военный вклад Запада в дело завоевания победы был очень велик»28. Но факты свидетельствуют о другом. Союзники не торопились с оказанием необходимой экономической помощи, не говоря уже о военной. США с ноября и до конца 1941 г. предоставили Советскому Союзу материалов по ленд-лизу на сумму 545 тыс. долларов (0,1% от общей суммы 741 млн. долларов, предоставленной другим государствам на основе закона о ленд-лизе).

Львиную долю ленд-лиза получала Англия, и размеры ленд-лиза все время возрастали. В заявлении Рузвельта от 26 июня 1941 г. содержалось указание на то, что Англия по-прежнему будет иметь приоритет в отношении ленд-лиза. США после вторжения немецко-фашистских войск в Советский Союз стали оказывать экономическую помощь Англии в более широких размерах, «с большей уверенностью, что в конечном счете она себя окупит» 29. Военная гроза, коснувшись крылом Англии, прошла на Восток, и США поняли, что Англия выживет.

В самые трудные месяцы войны планируемые и фактические поставки Советскому Союзу по ленд-лизу вооружения в 1941 г. составили30 (см. табл. 2).

Таблица 2

Вид вооружения

Обязательство по первому протоколу о поставках

Фактическое выполнение

Самолеты ............

1 200

750

Из них:

 

 

бомбардировщики

300

5

танки

1500

501

зенитные пушки.........

Около 50

8

Глава американской военной миссии в Москве генерал Дин признавал, что в 1941 г. и первые месяцы 1942 г. поставки были «разочаровывающе малы»31. Рузвельт дал указание дефицит покрыть к 1 апреля 1942 г., «однако практически это не выполнялось» 32.

Красная Армия была вынуждена полагаться на отечественные ресурсы.

В конце 1941 г. промышленное производство вступило в полосу постепенного подъема. Уже в первой половине 1942 г. эвакуированные предприятия военной промышленности в основном были восстановлены и полностью перестроили свою работу в соответствии с планами военного времени. Урал, Сибирь, Поволжье, Средняя Азия, Казахстан превратились в мощный арсенал Советских Вооруженных Сил.

Основные поставки по ленд-лизу поступили после самого тяжелого для нас периода войны. Американский историк Гартгофф признает, что «большая часть западной техники действительно поступила в Советский Союз после решающего поворота в войне, которым были сражения под Сталинградом и Курском, в конце 1942 г. и середине 1943 г.» 33.

Военные материалы, полученные Советским Союзом по ленд-лизу, составили около 4% к отечественному производству в годы войны. Они внесли «лишь самый незначительный вклад в оборону Советов или в дело окончательной победы на Восточном фронте»34. За годы войны советская промышленность выпустила 489,9 тыс. орудий и 102,5 тыс. танков и САУ, а иностранные поставки составили 7,5 тыс. орудий и 9,1 тыс. танков (1,5 и 8,9 процента)35. Следует иметь в виду, что исчисление американцы ведут по предметам, предназначавшимся для отправки в Советский Союз. Многие из этих предметов так и не дошли до советских портов, будучи перехваченными и уничтоженными на путях перехода в море. Советский народ отмечал и отмечает, что американская помощь, которая оказывалась в порядке ленд-лиза, сыграла свою роль, и неоднократно выражал благодарность американскому народу за это сотрудничество в борьбе против общего врага. В то же время нельзя не отметить, что вклад советского народа в дело победы над общим врагом являлся самым большим и решающим в разгроме немецко-фашистских захватчиков.

Руководящие политические деятели США понимали, что ленд-лиз не сыграл и не мог сыграть решающей роли в разгроме фашистской Германии. Г. Гопкинс, например, свое мнение о роли ленд-лиза в войне выразил следующим образом: «Я не думаю, чтобы нам (США.— В. С.) когда-нибудь удалось разгромить Гитлера с помощью программы ленд-лиза. К сожалению, я думаю, потребуется нечто значительно большее»36. Гопкинс имел в виду разгром гитлеровских армий на Европейском континенте. Правящие круги США отдавали отчет в том, что в противоположном случае война будет перенесена на Американский континент. Поэтому они, как и правящие круги Англии, были вынуждены пойти на создание совместно с Советским Союзом антигитлеровской коалиции.

7 декабря 1941 г. милитаристская Япония совершила внезапное нападение на военно-морскую базу США Пирл-Харбор (Гавайские острова) и потопила основные силы американского тихоокеанского флота, а 11 декабря 1941 г. Германия и Италия объявили войну США.

Убедившись в том, что Красная Армия представляет собой реальную силу, способную разгромить фашистскую Германию, правящие круги США и Англии предприняли шаги к заключению договорных отношений с Советским Союзом.

26 мая 1942 г. в Лондоне состоялось подписание англо-советского договора о союзе в войне против гитлеровской Германии и ее сообщников в Европе и о сотрудничестве и взаимной помощи после войны. Черчилль был вынужден признать, что заключение договора с СССР отвечало .желанию английского народа и ни одно правительство не удержалось бы у власти, заключив нечто подобное с фашистской Германией.

Процесс образования антигитлеровской коалиции завершился 11 июня 1942 г. заключением советско-американского соглашения «О принципах, применимых к взаимной помощи в ведении войны против агрессии». Реалистическая политика Рузвельта, несмотря на давление реакционных сил, взяла верх. Он «внес крупный вклад в военное сотрудничество трех великих держав в годы второй мировой войны...»37. Конечно, Рузвельт защищал при этом интересы американского империализма, и для него были характерны завуалированные методы достижения целей.

Оформление   англо-советско-американской антигитлеровской коалиции и установившийся контакт и сотрудничество между СССР, США и Англией по важнейшим политическим и военным вопросам имели величайшее значение в деле международной изоляции агрессивного фашистского блока и организации победы над ним.

В создании антигитлеровской коалиции были кровно заинтересованы свободолюбивые народы всего мира. Их борьба против фашизма стала борьбой за существование, свободу и национальную независимость.

В буржуазной историографии второй мировой войны искажается истинная роль участников антигитлеровской коалиции. Американский историк Дж. Снелл, например, уверяет, что «после 1941 г. США стали ведущей силой во всемирном антигитлеровском фронте»38. Английский историк Барклай сетует на то, что в трудное время, «до 1942 г., когда еще не сложилась коалиция, английские генералы одни вынесли на своих плечах всю тяжесть военных невзгод. Эти генералы забыты, хотя обеспечили победу во второй мировой войне» 80.

Ведущая роль определялась реальным военным вкладом в дело достижения победы над антигитлеровской коалицией. До конца войны Красная Армия сражалась с главными силами гитлеровской военной машины. Советский Союз являлся единственно реальной силой, которая остановила фашистских агрессоров и добилась коренного перелома в ходе второй мировой войны в пользу антигитлеровской коалиции.

Решающие победы Советской Армии цементировали единство антигитлеровской коалиции. Вот почему Советский Союз был ведущей и направляющей силой антигитлеровской коалиции.

Таким образом, в ходе борьбы Советского Союза против гитлеровской тирании, фашистской агрессии, борьбы за свободу и национальную независимость больших и малых стран сложилась мощная антигитлеровская коалиция во главе с Советским Союзом, вынесшим на своих плечах основную тяжесть войны.

Эта коалиция представляла собой, с одной стороны, союз народов против угрозы фашистского порабощения, с другой — союз государств с различным общественным и государственным устройством для решения общих задач.

Дальновидная политика Коммунистической партии и Советского правительства, с одной стороны, и неразрешимые империалистические противоречия — с другой, поставили правящие круги США и Англии перед необходимостью создания антигитлеровской коалиции.

Советская внешняя политика сумела предотвратить создание единого фронта империалистов против СССР. В. И. Ленин учил, что «надо уметь использовать противоречия и противоположности между империалистами»81.

Защищая коренные интересы правящих кругов, а также испытывая давление своих народов, правительства США и Англии были вынуждены заключить соглашение с Советским Союзом о совместной борьбе против гитлеровской Германии.

Примечания:

1 См. А. Нillgrubеr. Hitlers Strategie, S. 155.

2 Там же, стр. 155.

3 Айвон Киркпатрик до войны был сотрудником английского посольства в Берлине, а с 1953 по 1956 г. — постоянным заместителем министра иностранных дел Англии.

4 «Международная жизнь», 1960. № 9, стр. 115.

5 P. Шервуд. Рузвельт и Гопкинс, т. 1, стр. 610.

6 «Международная жизнь», 1960. № 9, стр. 116.

7 Там же, стр. 115.

8 Entscheidungsschlachlen des tweiten Weltkrieges. S. 83.

9 P. Шервуд. Рузвельт и Гопкинс, т. 1, стр. 495.

10 Е. Stettinius. Rooseveit and the Russians. New York, 1949, p. 7.

11 A. Hillgruber. Hitlers Strategie, S. 380.

12 Там же

13 T. Fehrenbacli. F. D. R’S Undeclared War 1939 to 1941, p. 231.

14S. Conn and B. Fairchild. The Framework of Hemisphere Defence. p. 127

15 H. Macmillan. The Blast of War 1939—1945, p. 143.

16 P. Young. World War 1939—1945, p. 149.

17 The New Cambridge Modern History, 1968. p. 740.

18 R. Lockart. Comes the Reckoning, 1947. p. 174.

19 И. М. Майский. Кто помогал Гитлеру. Из воспоминаний советского посла. стр. 50.

20 Дж. Батлер, Дж. Гуайер. Большая стратегия. Июнь 1941 — август 1942, стр. 83.

21 Дипломатический словарь. Т. III. 1964. с. 465

22 J. Snell. Illusion and Necessity, p. 24.

23 Дипломатический словарь. Т. III. 1964. с. 69

24 Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. Документы и материалы Т. I. 1946. с. 141

25 11 марта 1941 года конгресс США принял закон, по которому правительство получило право передавать другим государствам в аренду или взаймы различные товары или материалы, в том числе и военного характера. Это закон стал называться ленд-лизом (аренда-заем)

26 R. Seth. Operation Barbarossa, p. 32.

27 Wartime Correspondence between President Roosevelt and Pius XII. New York, 1947, p. 57-

28 M. Gallagher. The Soviet History of World War II, p. 21.

29 W. Willis. Arms and Men. A Study of American Military History. New York, 1956, p. 281.

30 См. История Великой Отечественной войны Советского Союза 19-41—1945 гг. Т. 2. М., Воениздат, 1961, стр. 365.

31 J. Dean. The Strange Alliance. 1947. s. 89

32 М.Мэглофф и Э. Снелл. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941-1942 гг. 1955 с. 239

33 R. Garthoff. Soviet Military Policy. A Historical Analysis. New York, 1966. s. 102

34 W. Langer and S. Gleason. The Undeclared War 1940-1944. 1953, p. 560.

35 Г.С. Кравченко. Военная экономика СССР 1941-1945. 1963. с. 389

36 Р. Шервуд. Рузвельт и Гопкинс, т. 1. стр. 633.

37 Дипломатический словарь, т. III, стр. 69.

79 J. Snell. Illusion and Necessity, p. 103.

80 Barclay. On Their Shoulders. 1964. p. 11

81 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 42, стр. 56.