Вопрос №17

Было ли незаконным с точки зрения действовавшего международного права подписание в сентябре — октябре 1939 года договоров о взаимопомощи между СССР и странами Прибалтики?

«Незаконность» советско-прибалтийских договоров о взаимопомощи обычно обосновывают незамысловато: рассказывают о том, что эти договоры были подписаны в результате советского военного и политического давления. И делают вывод: коль скоро договор был подписан под давлением, он является незаконным.

То, что Кремль действительно оказывал на прибалтийские власти давление во время переговоров, не подлежит сомнению. «Советую Вам пойти навстречу пожеланиям Советского Союза, чтобы избежать худшего, - говорил глава советского внешнеполитического ведомства Молотов своему эстонскому коллеге Сельтеру. - Не принуждайте Советский Союз применять силу для того, чтобы достичь своих целей... Если бы Вы и не согласились с нашим предложением, то Советский Союз осуществил бы меры по своей безопасности другим способом, по своему желанию и без согласия Эстонии».[125]

Однако то, что советско-прибалтийские договоры о взаимопомощи были заключены под давлением, вовсе не делает их незаконными. Международное право того времени, в отличие от современного, не запрещало ни экономического, ни политического, ни даже военного давления - главное, чтобы дело не доходило до собственно войны. И коль скоро военных действий не было, то все было законно: «хоть по принуждению, но захотела».

Демонстрация трудящихся Каунаса в честь принятия Литвы в состав СССР
Демонстрация трудящихся Каунаса в честь принятия Литвы в состав СССР

Вид площади во время митинга по случаю принятия Эстонии в состав СССР.
Вид площади во время митинга по случаю принятия Эстонии в состав СССР.

Демонстрация трудящихся г.Риги, посвященная принятию Латвии в состав СССР.
Демонстрация трудящихся г.Риги, посвященная принятию Латвии в состав СССР.

Примеров подобной практики можно привести много. Весной 1938 года Польша, добиваясь официального признания Виленского края польской территорией, шантажировала Литву угрозой войны. Осенью 1938 года участники «Мюнхенского сговора» выворачивали руки чехословацкому правительству, вынуждая его отказаться от Судет. В марте 1939 года Берлин продиктовал Литве договор о передаче Германии Клайпеды (Мемеля). Все эти акции не вызывали протеста мирового сообщества: с формальной точки зрения они не противоречили действовавшему международному праву.

Не противоречили праву и заключенные осенью 1939 года советско-прибалтийские договоры о взаимопомощи. Это признают даже прибалтийские исследователи. «Хотя и под давлением, правительства стран Балтии все же согласились с условиями договоров о взаимопомощи, - пишет эстонский юрист Лаури Мялксоо. - Эти договоры применялись на практике более чем полгода, поэтому говорить об их недействительности задним числом было бы фикцией. Кроме того, в то время доминировало мнение юристов... согласно которому заключенные под принуждением договоры не были автоматически недействительными».127

Хотел бы сделать несколько замечаний в отношении договора с юридической точки зрения... Этот договор между двумя государствами основывается на взаимности и равноправии. В нем подчеркивается наш мирный договор, суверенитет и оговорен срок его действия. На арендуемых территориях сохраняется наша юрисдикция. Подписанный договор не является каким-то новшеством - такие же базы были в Китае и Испании
Член Государственной думы Эстонии А. Пийп, 2 октября 1939 г. 126