На протяжении трех бесконечно долгих лет на оккупированной нацистами территории Советского Союза разворачивалась драма, равной которой не было в мировой истории. С самого начала войн на Востоке была для нацистов особой войной, войной на уничтожение. Согласно нацистским представлениям, Советский Союз населяли представители низших рас, часть из которых следовало уничтожить, а часть - превратить в рабов. На закрытых совещаниях представители гитлеровского руководства прямо говорили о необходимости уничтожения миллионов советских граждан. И эти планы н оставались на бумаге − они деятельно и непреклонно воплощались в жизнь.

Войска Красной Армии на фронте и советские партизаны в вражеском тылу не дали возможности полностью реализовать нацистские планы геноцида; однако и то, что нацистам удалось сделать, было невероятно в своей чудовищности. По сей день неизвестно точное число мирных граждан, уничтоженных на оккупированны территориях при помощи пули, огня и голода. Советские историк говорили о 10 миллионах, современные российские исследовател называют цифру в 13,5−14 миллионов мирных граждан, 7,5 миллиона из которых было уничтожено в ходе карательных операций, 2, миллиона погибло на каторжных работах в Германии и более 4 миллионов умерло от организованного нацистами голода.1

Составной частью нацистской «истребительной войны» против Советского Союза стало массовое уничтожение евреев. Евреи н были самыми многочисленными жертвами нацистов, но они был первыми, кого начали уничтожать поголовно. У оказавшегося по немецкой оккупацией русского, украинца или белоруса был некоторый шанс остаться в живых, разумеется, в качестве раба. У еврее такого шанса не было: лишь немногие из проживавших на оккупированных землях 3 миллионов евреев дожили до прихода войск Красной Армии.2

Однако далеко не все уничтоженные во время нацистской оккупации евреи были жертвами нацистов. Свой вклад в «окончательное решение еврейского вопроса» внесли националисты из недавно присоединенных к Советскому Союзу республик Прибалтики и Западной Украины. Организованные ими еврейские погромы начинались сразу после ухода советских войск. Евреев забивали насмерть, расстреливали, сжигали в домах и синагогах, за бежавшими из городов охотились боевики из антисоветских националистических формирований.

Уничтожение местными националистами евреев, разумеется, приветствовалось руководством гитлеровских айнзатцгрупп, которое получало возможность выдавать свои преступления за «стихийные акции самоочищения». По иронии судьбы, в наше время происходит обратный процесс: преступления прибалтийских и украинских националистов то и дело пытаются списать на нацистские айнзатц-группы.

Особенно активно это пытаются сделать на Украине, где члены Организации украинских националистов (ОУН) и Украинской повстанческой армии (УПА) объявлены национальными героями. В ноябре 2007 года во время официального визита в Израиль президент Украины Виктор Ющенко неожиданно заявил, что ОУН и УПА никоим образом не были причастны к антисемитским действиям и что уставные документы этих организаций не несут никаких антисемитских положений. «Ни один архив не подтвердит сегодня ни одной акции карательного типа, в которой принимали бы участие бойцы УПА или другие подобные организации, − продолжил глава украинского государства. − Понимаю, что многое из пропаганды советского типа имеет силу стереотипов, но мы имеем право говорить, что есть другая правда».3

Причины столь категоричного утверждения украинского президента понятны. На Украине сегодня идет процесс конструирования новой национальной идентичности, в рамках которой члены ОУН и УПА объявлены национальными героями.4 А национальные герои не могут быть замешаны в преступлениях против человечности.

Ситуация усугубляется тем, что вопрос об отношении ОУН и УПА к евреям имеет не только внутриполитическое, но и международное значение. Осенью 2007 года главнокомандующему УПА Роману Шу-хевичу было посмертно присвоено звание Героя Украины. Не осложнятся ли украинско-израильские отношения в случае, если украинским историкам не удастся «обосновать» непричастность Шухеви-ча к погромам евреев во Львове 30 июня 1941 года? Не потерпит ли имидж Украины на международной арене серьезный урон, когда станет известно о том, как лидеры ОУН намеревались решить «еврейский вопрос»?

Это вопросы далеко не риторические: в конце декабря 2007 года директор Центра Симона Визенталя по международным отношениям Шимон Самуэльс выразил генеральному секретарю Совета Европы Терри Дэвису протест по поводу награждения званием «Герой Украины» Романа Шухевича. По мнению Самуэльса, это награждение нарушает обязательства Украины как члена Совета Европы по борьбе с расизмом и отрицанием холокоста.5

С этими словами трудно не согласиться. Что бы ни говорили украинские власти и поддерживающие их историки-ревизионисты, украинские националисты на самом деле участвовали в уничтожении евреев, поляков и просоветски настроенных украинцев. Это факт, с которым ничего нельзя поделать. Другое дело, что с научной точки зрения данная тема к настоящему времени исследована недостаточно, а это дает простор для различного рода спекуляций.

Монография, которую вы держите в руках, посвящена участию ОУН и УПА в уничтожении евреев. Начиная работу над этой темой, автор преследовал две взаимосвязанные задачи: во-первых, проанализировать существующую украинскую и зарубежную историографию по теме и, во-вторых, с опорой на документы из украинских и российских архивов, исследовать узловые вопросы, связанные с участием ОУН и УПА в холокосте. В монографии рассматриваются предвоенные планы ОУН по отношению к евреям, участие боевиков ОУН в уничтожении евреев летом 1941 года, изменение программных установок ОУН по «еврейскому вопросу», участие формирований УПА в антиеврейских акциях, а также судьба мобилизованных в УПА евреев.

В приложении к монографии помещены ранее не публиковавшиеся документы из фондов Центрального архива ФСБ России о связях ОУН с нацистскими спецслужбами и преступлениях формирований ОУН и УПА. Несмотря на то что эти документы, как правило, не имеют прямого отношения к теме исследования, знакомство с ними позволяет расширить представления о деятельности ОУН и УПА.

Автор не считает свою работу исчерпывающей, однако надеется, что после ее публикации отрицание вклада ОУН и УПА в уничтожение евреев станет невозможным.

*  *  *

Эта книга никогда не появилась бы на свет, если бы не поддержка ряда людей, проживающих как в России, так и на Украине.

Сопредседатель российского фонда «Холокост» Илья Альтман (Москва), с неизменной благожелательностью наблюдавший за моими исследованиями, два года назад предложил мне написать несколько статей о деятельности ОУН − УПА для российской «Энциклопедии холокоста». Монография, которую Вы держите в руках, − прямое следствие этого предложения.

Владимир Ищенко (Киев) щедро предоставил в мое распоряжение неопубликованные документы по истории ОУН − УПА из Центрального государственного архива органов государственной власти Украины и Центрального государственного архива общественных объединений Украины, тем самым серьезно расширив источниковую базу исследования.

Историк Олег Россов (Днепропетровск) взял на себя труд прочесть отдельные главы монографии и сделал ряд ценных критических замечаний. Он также предоставил мне ряд документов из украинских архивохранилищ и некоторые ставшие библиографической редкостью издания.

Представитель издательства «Лiтопис УПА» на Украине Игорь Гомзяк (Львов) с неизменной вежливостью и оперативностью снабжал меня выходившими в этом издательстве сборниками документов. Это заслуживает благодарности еще и потому, что гоподин Гомзяк не разделяет моих взглядов относительно ОУН − УПА.

Многие из моих украинских друзей, однако, просили не упоминать их имена. Это характерная примета процессов, разворачивающихся сегодня на Украине. «Сделать мне, конечно, ничего не сделают, но карьеру поломать могут», − объяснил мне один из этих людей. «Дело не во мне, а в том, что у меня все-таки родные тут, на Украине, живут…Дебилов у нас выше крыши», − написал другой. Не выполнить эти просьбы я, разумеется, не могу, однако от этого моя благодарность не становится меньше.

Февраль 2008