Печать
Родительская категория: Материалы
Просмотров: 27731
Это мрачное событие вошло в историю самой северной немецкой земли Шлезвиг-Гольдштейн, что граничит с Данией, под названием «Охота на советских военнопленных» - охота загадочная, словно легенда. . У короткого, но жаркого боя за околицей Хартенхольма есть свидетели, однако ни в одном архиве не нашлось документов, подтверждающих проведение здесь военной операции в начале мая 1945-го. Есть пять могил, где похоронены погибшие в то утро возле городка «русские», однако кто и почему их убил, - только версии. Как звали этих солдат, на могилах которых лишь номера, никто не знает...


Раскрыть тайну расстрела возле Хартенхольма попытался несколько лет назад, как ни странно, бывший... гитлеровский десантник. Сегодня рассказать «ФАКТАМ» о происшедшем согласился еще один солдат вермахта в прошлом, а ныне директор мемориала близ Хартенхольма Герхард Хох. Собранные им свидетельства очевидцев, версии историков проливают сумрачный, но все же хоть какой-то свет на одно из самых таинственных событий конца Великой Отечественной.

- Утром 8 мая от трудового лагеря к Хартенхольму направилась часть бывших узников, - продолжает г-н Хох. - По воспоминаниям очевидцев, это были исключительно советские военнопленные. Французы и бельгийцы не проявляли никакого интереса к происходившему. (Так было и в других лагерях: узники с Запада уже знали, что их вскоре отправят по домам.) А с «братьями-славянами» - поляками - у «русских» в то время, кажется, вышла какая-то размолвка, поэтому они шли одни, подбирая оружие, оставленное отступавшими немецкими солдатами на обочине дороги. Очевидцы вспоминали: пленные, наверное, хотели поквитаться кое с кем в городе, кто им особенно насолил. Прежде всего с начальником строительной фирмы Генрихом Боком, на которого они работали. Но «русские» прошагали колонной через центр городка и... строем, с оружием в руках, ушли за околицу.

Куда направлялась колонна военнопленных, никто не знал. Но все очевидцы говорили, что вскоре с юга показались английские армейские джипы и четыре или пять грузовиков. В центре городка, возле гостиницы, из машин высадились вооруженные английские и немецкие солдаты. Кто их вызвал - загадка. Люди предполагают, что это сделали те, кто чувствовал за собой грехи перед «русскими» и боялся расправы.

После короткого совещания послышалась команда по-английски «пошли!», и странное смешанное подразделение поспешило вслед за скрывшейся колонной военнопленных. Спустя некоторое время жители Хартенхольма услышали частую автоматную и винтовочную стрельбу с той стороны, потом пальба переросла в шум жаркого боя. Любопытные мальчишки из городка побежали посмотреть, что происходит, но солдаты из прибывшего конвоя отогнали их выстрелами из винтовок... Когда английско-немецкое подразделение вернулось к гостинице, солдаты принесли мертвые тела четверых советских военнопленных и одного раненого. Он вскоре умер - истек кровью из ран в животе. Так рассказывали жители Хартенхольма, а глава общины Веллер говорил о восьми убитых. Куда делись остальные, неизвестно.

- Я бы не хотел называть имена тех, кто рассказал мне некоторые подробности, - уточняет мой собеседник. - Один горожанин видел немецкого солдата, чья винтовка болталась на ремне, как палка, потому что приклад был раздроблен. Под смех товарищей солдат живописал, как бил прикладом «русского». А другой очевидец, который тогда был мальчиком, вспомнил одного пленного: тот раненый приполз к дому и мог бы спрятаться, но немецкие солдаты заметили его и добили одним ударом приклада. Трупы закопали потом в лесу.

- Я пытался выяснить, что за подразделение «охотилось» на советских пленных в Хартенхольме. Но в архивах немецких штабов, располагавшихся в этом округе, нет никаких упоминаний, - признается Герхард Хох. - Зато удалось найти указания на то, что британские командиры вооружали пленных немецких солдат и использовали их для борьбы с «восставшими мародерствующими иностранными работниками». И в самом деле: следы «сборной» карательной команды теряются чуть южнее, в городке Кальтенкирхен, где раньше располагался концлагерь, а в то время - сборный пункт для полутора тысяч немецких военнопленных (теперь здесь наш мемориал). В мае англичане начали формировать в Кальтенкирхене немецкую дивизию из числа пленных добровольцев. Их вооружили, а спустя примерно восемь недель формирование дивизии прекратили и добровольцев... отпустили с оружием. Вполне возможно, что это они успели повоевать в Хартенхольме.

Кстати, англичане использовали и полнокровные гитлеровские части. Так, в том же округе Зегебергер Форст 22-й парашютно-десантный полк вермахта, прекративший боевые действия 5 мая, но все еще остававшийся при оружии, «в трехдневной борьбе подавил восстание польских и чешских иностранных работников» - совместно с частями 15-й шотландской танковой дивизии. Сведения об этом имеются в «Парашютно-десантной хронике» Эриха Буша, опубликованной в 1983 году. Кстати, историк шотландской дивизии Г. Мартин тоже рассказывал, как немецкие десантники сломили сопротивление солдат СС в этом округе, не желавших сдаваться, а англичане оцепили район боя и в драку не ввязывались.

В своей книге «Зегебергер Форст в 1945 году» бывший десантник вермахта Альфред Хофманн, сообщая о боевой операции 22-го полка против эсэсовцев, усомнился, что отборные гитлеровские парашютисты стали бы воевать против «камрадов» из элиты вермахта. Он говорил о применении десантников, на самом деле, против «вооруженных и мародерствующих русских». Правда, опрошенные мной жители Хартенхольма говорили, что немецкие солдаты были не в десантной форме.

- Как вы считаете: почему англичане, союзники СССР в той войне, позволили уничтожить колонну советских военнопленных?

- Вот отрывок из речи Черчилля от 23 ноября 1954 года: «Еще до окончания войны, когда немцы уже сдавались сотнями тысяч, я указал фельдмаршалу Монтгомери позаботиться, чтобы немецкое оружие собирали, дабы потом его можно было вновь раздать немецким солдатам и, если Советы продолжат наступление, действовать вместе». В эту концепцию целиком вписывается и формирование немецкой дивизии из числа пленных в Кальтенкирхене, и раздача оружия охранным командам концентрационных и трудовых лагерей, да и расстрел советских военнопленных возле Хартенхольма наверняка не одинок. Я нашел, например, сообщение о том, как подразделение, составленное из немецких парашютистов, было использовано близ Гамбурга «против русских, поляков и прочих».

Владимир РУДЮК, «Факты», 15 мая 2002 г.