Печать
Родительская категория: Материалы
Просмотров: 6657

В 1957 году, в октябре, Пленум ЦК КПСС, Хрущев, выставил маршала Г.К. Жукова из Президиума (Политбюро) ЦК КПСС и из ЦК КПСС, с перспективой снятия его с поста министра обороны СССР. На этом Пленуме за то чтобы снять Жукова выступили разные маршалы и генералы, и ни один не выступил в защиту Жукова. Даже маршал К.К. Рокоссовский, который отказался писать в угоду Хрущеву грязь на Сталина. А 3 ноября 1957 года в газете «Правда» вышла статья «подписанная» маршалом Коневым «Сила Советской Армии и флота – в руководстве партии, в неразрывной связи с народом». В которой еще и маршал «Конев» подверг критике маршала Жукова, фактически призвал снять его с поста министра обороны.

Все эти годы «разоблачители Сталинизма» нам рассказывали что статью эту Конев, не писавший ее, подписал под давлением Хрущева (что правда) и что писали ее ему в ЦК КПСС. Что на самом деле ложь. Увы, данную статью писали в Генеральном штабе Советской армии, в Военно-Научном Управлении. Под руководством генерала Курасова, который сменил в 1956 году генерала Покровского, который проводил с 1949 года по 1956 год опрос командиров о событиях связанных с трагедией 22 июня. Данный опрос ВНУ планировало издать отдельным сборником ответов генералов, от комполка лета 41-го до офицеров штабов округов, имевших гриф «секретно» и «совсекретно», однако министр обороны Жуков, без ведома которого такой сборник даже мизерным тиражом, для библиотек военных академий никто не смог бы издать, не дал это сделать.

И вот спустя год офицеры ВНУ подготовили статью для Конева. Критикующую маршала Жукова.

Если почитаете саму статью, то в ней видно – писали ее несколько человек. Как политработники какие-то, так и офицеры ГШГ имевшие доступ к архивным документам и знающие о чем они пишут – в чем обвиняют Жукова.

3 ноября, спустя буквально 5 дней после Пленума ЦК КПСС в «Правде» вышла статья «подписанная» маршалом Коневым, о Жукове – «Сила Советской Армии – в руководстве партии, в неразрывной связи с народом». И в этом же номере помещено информационное сообщение о состоявшемся 28 октября пленуме ЦК, который и вывел Жукова из состава членов Президиума ЦК (бывшее Политбюро) и из членов ЦК КПСС. В этой статье «Конева» говорится о «политических» и пр. «ошибках» Жукова, которые были «вскрыты» на октябрьском пленуме ЦК и якобы явились причиной его выведения из руководящего партийного органа страны. И снятием с поста министра обороны. Жуков, говорилось в публикации, «неправильно, не по-партийному» осуществлял руководство Вооруженными Силами, «вел линию на свертывание работы партийных организаций, политорганов и военных советов» в армии и на флоте, стремился все вопросы «решать единолично, не выслушивая мнений других и полностью эти мнения игнорируя».

Однако в этой статье, показано более интересное – Жукову ставились в вину и «неудачи на фронтах вооруженной борьбы». Как писал историк Анфиллв, по мнению «автора» статьи, «на Жукове, как на начальнике Генерального штаба, лежала серьезная ответственность за то, что войска приграничных округов оказались застигнутыми врасплох внезапным нападением фашистских армий, за то, что было предпринято развертывание большого количества механизированных соединений без учета возможностей их укомплектования техникой и специалистами. Наконец, перечислялся целый ряд событий на фронтах, в которых Жуков допустил «серьезные промахи в руководстве войсками»: неудавшаяся попытка окружения гитлеровцев под Демянском, затянувшийся штурм Зееловских высот и др.».

Все знают, что Конев не писал эту статью, и потом перед Жуковым извинялся за нее – подписал под давлением Хрущева и все такое.… Все уверены, что ему ее в ЦК КПСС состряпали, но на самом деле – сама статья писалась – в Генштабе!

В 1965 году, 26 мая, старший преподаватель кафедры истории войн и военного искусства Военной академии Генерального штаба, доктор исторических наук профессор В.А.Анфилов лично беседовал с Жуковым, и спустя годы, в 1995 году Военно-исторический журнал (ВИЖ) в № 3 опубликовал запись этих бесед. И Анфилов и показал – кто писал эту статью на Жукова:

«Я рассказал маршалу, что эту статью писал не Конев. Знал, что она готовилась в военно-историческом отделе Военно-научного управления Генерального штаба, где я тогда работал. Начальник отдела генерал-лейтенант С.П.Платонов в узком кругу поведал, как Конев сопротивлялся, не желая подписывать этот вздор. Н.С.Хрущев якобы сказал тогда, что если он не подпишет, то вместе с Жуковым отправится в отставку. И Иван Степанович "сдался".»

ВНУ ГШ закончило к 1956 году опрос командиров на «вопросы Покровского». Министр обороны Жуков не дал опубликовать эти ответы хотя бы секретным тиражом, для военных академий, и ВНУ и подготовило статью против Жукова. В которой для нас более важны не слова про «политические ошибки» Жукова, о которых поведал какой-нибудь замполит в ВНУ ГШ, а – показ его роли в трагедии 22 июня! Что сделали офицеры ВНУ, которые явно опирались на фактуру и, особенно на ответы комдивов по событиям начала войны….

 

Впрочем – читайте сами данную статью – это в любом случае исторический документ, документ эпохи… А затем найдите в сети «Георгий Жуков. Стенограмма октябрьского (1957 г.) пленума ЦК КПСС и другие документы» (Международный Фонд «ДЕМОКРАТИЯ» (Фонд Александра Н. Яковлева), 2001г.) и почитайте – в чем обвинялся Жуков на этом Пленуме и за что его сняли реально. А то нам все эти годы «разоблачители сталинизма» и неумные защитник Г.К. Жукова усердно рассказывают байки про то что Жуков регулярно подвергался опале то при Сталине то при Хрущеве и делали они это – исключительно из зависти к «славе» маршала Победы . Которого якобы еще и в армии и народе все очень обожали, а «тиран» и затем и «волюнтарист» этому ну очень завидовали. Увы – все было попроще…

 

«Сила Советской Армии Флота – в руководстве партии, в неразрывной связи с народом.

И. С. КОНЕВ Маршал Советского Союза

 

Через несколько дней советский народ, рабочий класс всех стран, все передовое человечество будут торжественно праздновать 40-летие Великой Октябрьской социалистической революции, открывшей новую эру всемирной истории. Эту знаменательную дату вместе со всеми трудящимися с глубоким чувством отмечают воины Вооруженных Сил нашего социалистического государства. Подготовка к 40-летию Октября, развернувшаяся во всех частях и соединениях Советской Армии, на кораблях Военно-Морского Флота, повсеместно вылилась в яркую демонстрацию непоколебимой сплоченности советских воинов вокруг Коммунистической партии, их тесной и неразрывной связи с нашим великим народом — строителем коммунизма.

Все 40 лет существования Советского государства партия и народ заботливо и любовно растили наши Вооруженные Силы, видя в них надежную защиту всемирно-исторических завоеваний Великого Октября, оплот мирного труда рабочего класса, крестьянства, советской народной интеллигенции.

Советская Армия всегда честно и предано выполняла свой священный долг перед народом, перед социалистической Родиной. Она покрыла себя неувядаемой славой в сражениях гражданской войны, разгромила полчища интервентов и белогвардейцев и выбросила их из пределов родной земли.

Сохранятся в веках, в благодарной памяти нашего и будущих поколений легендарные подвиги советских воинов в годы Великой Отечественной войны. Выстояв в тяжелых оборонительных боях первого периода войны. Советские Вооруженные Силы затем перешли в мощное наступление и разгромила гитлеровскую военную машину. Они не только с честью защитили свободу и независимость своей Родины, но и выполнили великую освободительную миссию, спасли человечество от угрозы фашистского порабощения.

Всеми своими славными делами, образцовым выполнением своего долга перед Родиной Советские Вооруженные Силы, руководимые Коммунистической партией, доказали, что они являются верным детищем нашего народа, преданно и беззаветно служат его интересам, великому делу коммунизма.

Коммунистическая партия, ее Центральный Комитет, свято выполняя заветы
бессмертного Ленина, проявляли и проявляют постоянную заботу о дальнейшем
укреплении Вооруженных Сил нашей Родины. Новым ярким выражением этой
ленинской заботы является публикуемое сегодня в «Правде» Постановление Пленума Центрального Комитета КПСС «Об улучшении партийно-политической работы в Советской Армии и Флоте».

В этом Постановлении подчеркивается, что современная сложная международная обстановка, гонка вооружений в основных капиталистических странах, интересы защиты нашей Родины требуют от командиров, политработников и партийных организаций и впредь неустанно совершенствовать боевую готовность войск, укреплять воинскую дисциплину, воспитывать личный состав в духе преданности Родине, Коммунистической партии, заботиться об удовлетворении духовных и материальных потребностей воинов. Особо важное значение в решении этих задач, говорится в Постановлении Пленума ЦК, приобретает дальнейшее улучшение партийно-политической работы в Советской Армии и на Флоте, призванной укреплять боевую мощь наших Вооруженных Сил, сплачивать личный состав вокруг Коммунистической партии и Советского правительства, воспитывать военнослужащих в духе беззаветной преданности
Советской Родине, в духе дружбы народов СССР и пролетарского интернационализма.

Решение Пленума ЦК КПСС полностью отвечает ленинским принципам, строительства Вооруженных! Сил социалистического государства. Эти принципы заключаются в руководящей роли Коммунистической партии, в воспитании высокой политической сознательности личного состава нашей армии и флота.

 

«Политика военного ведомства, как и всех других ведомств и учреждений, — говорится в постановлении Центрального Комитета партии, написанном в 1918 году В. И. Лениным и принятом по его инициативе, — ведется на точном основании общих директив, даваемых партией в лице ее Центрального Комитета и под его непосредственным контролем». Оценивая опыт первых боев гражданской войны, Владимир Ильич со всей силой подчеркивал, что там, где наиболее заботливо ведется политработа в войсках, «там нет расхлябанности в
армии, там лучше ее строй и ее дух, там больше побед» (Соч., т. 29, стр. 413).

Постановление Пленума ЦК КПСС, проникнутое этими ленинскими идеями, вне всякого сомнения, сыграет огромную положительную роль в дальнейшем укреплении боевого могущества наших Вооруженных Сил.

Пленум Центрального Комитета вскрыл серьезные недостатки в партийно-политической работе в армии и на флоте. Воспитание сознательного, дисциплинированного воина, глубоко понимающего свой воинский долг, нередко подменялось только административными мерами, что противоречит самой природе нашей армии, как армии социалистического государства.

Ответственность за эти недостатки несет бывший министр обороны СССР Маршал Г. К. Жуков, линия и практическая деятельность которого противоречили линии партии, ленинским принципам строительства Советских Вооруженных Сил. Ввиду этого Пленум ЦК КПСС постановил т. Г. К. Жукова, как не оправдавшего оказанного ему партией доверия, вывести из состава членов Президиума ЦК и состава членов ЦК КПСС. Это решение было принято Пленумом ЦК с полным единодушием, в том числе при горячем одобрении всех присутствовавших на Пленуме военных работников.

 

* * *

В чем же конкретно состоят политические ошибки т. Жукова, в чем корень этих ошибок?

Тов. Жуков, как военный и государственный деятель, неправильно, не по-партийному осуществлял руководство таким сложным организмом, каким являются современные Вооруженные Силы Советского государства, грубо нарушал ленинские принципы руководства Вооруженными Силами. Его стиль руководства фактически был направлен на свертывание работы партийных организаций, политорганов и Военных советов.

Вместо того, чтобы, опираясь на партийные организации, мобилизовать личный состав армии и флота на быстрейшее выполнение задач по дальнейшему совершенствованию их боевого мастерства, на всемерное укрепление воинской дисциплины и порядка, т. Жуков своими неправильными действиями низводил партийные организации до положения чисто просветительских органов. В результате этого активность партийных организаций и их самодеятельная работа были принижены.

Будучи министром обороны, т. Жуков вел линию на свертывание работы партийных организаций, политорганов и Военных советов, на ликвидацию руководства и контроля над Армией и Военно-Морским Флотом со стороны партий, ее ЦК и Правительства. Центральный Комитет своевременно вскрыл эту опасную тенденцию и принял решительные меры для ее устранения.

Партия, советский народ высоко ценят заслуги людей, которые своим честным трудом или боевыми подвигами возвеличивают славу нашей Родины. Но если эти люди, не понимая природы советского общественного и государственного строя, начинают зазнаваться и недооценивать руководящую роль партии, то, несмотря на любые заслуги в прошлом, народ лишает их своего уважения и доверия.

Именно так и произошло с т. Жуковым. Он переоценил себя и свои способности, стремился все вопросы руководства Вооруженными Силами решать единолично, не выслушивая мнений других и полностью эти мнения игнорируя.

Особенно грубые извращения линии партии были допущены в вопросах воспитания и подготовки офицерских кадров. Наши Вооруженные Силы располагают опытнейшими кадрами генералов и офицеров, вынесших на своих плечах основную тяжесть в руководстве боевыми действиями войск в Великой Отечественной войне. Вместе с тем армия и флот непрерывно пополняются молодыми офицерами. Необходимо заботливо выращивать эти кадры, беречь их, как золотой фонд страны. Однако в последнее время вместо внимательного и чуткого отношения к людям, заботливого и терпеливого выращивания их чаще всего применялись административные меры.

Сила дисциплины Советской Армии, как армии нового типа, зиждется на сознательном выполнении личным составом своего воинского долга, на высоком патриотизме преданности Родине, верности идеям марксизма-ленинизма. Жуков же стремился всю воспитательную работу подменить только административными мерами.

У нас в армии и флоте была крепкая и хорошая традиция тесной связи частей и соединений с местными партийными и комсомольскими организациями, с коллективами предприятий и учреждений. Эта связь выражалась в устройстве шефских вечеров, систематических встречах воинов с передовыми людьми предприятий, колхозов, строек. Такая практика обогащала внутреннюю жизнь войск, поднимала их моральное состояние, способствовала укреплению воинской дисциплины и боевой готовности наших Вооруженных Сил. Однако в последнее время тенденция Жукова к отрыву армии и флота от партии привела к нарушению этой хорошей традиции. Более того, сплошь и рядом нарушался Устав нашей партии, который требует от политорганов поддерживать тесную связь с местными партийными комитетами.

Ошибки т. Жукова по руководству Вооруженными Силами усугублялись его отдельными необоснованными высказываниями по вопросам советской военной науки и строительства Вооруженных Сил. Даже в такой ясный вопрос, как значение воинских уставов, он внес изрядную путаницу, заявив, что наши уставы якобы играют отрицательную роль в воспитании командира и не способствуют проявлению их творческой инициативы. Такое утверждение в корне неправильно. Уставы Советских Вооруженных Сил, обобщая накопленный боевой опыт войск, не только дают возможность, но и прямо требуют от всех командиров творческих, разумных решений с учетом конкретных условий и обстановки.

Таким образом, речь идет не об отдельных ошибках, а о системе ошибок, о его определенной тенденции рассматривать Советские Вооруженные Силы как свою вотчину. Он не оправдал доверия партии, оказался политически несостоятельным деятелем, склонным к авантюризму в понимании важнейших задач внешней политики Советского Союза и в руководстве Министерством обороны.

У него не оказалось необходимых партийных качеств для осуществления правильного руководства Вооруженными Силами, отвечающего их современному уровню и стоящим перед ними задачам.

Но если т. Жуков оказался несостоятельным как государственный деятель, то, может быть, он был безупречным полководцем и непогрешимым военным руководителем, не имевшим ошибок в своей работе и неудач на фронтах вооруженной борьбы? Таким, по крайней мере, т. Жуков пытался изобразить себя перед лицом партии, народа и Вооруженных Сил.

Коммунистическая партия и советский народ не отрицают заслуг т. Жукова перед Родиной. Но со стороны т. Жукова было по меньшей мере нескромно кичиться своими заслугами, непомерно превозносить себя и преувеличивать свою роль в успехах Советских Вооруженных Сил.

Победы Советских Вооруженных Сил над немецко-фашистскими захватчиками были достигнуты благодаря преимуществам нашего социалистического общественного и государственного строя, благодаря правильному руководству Коммунистической партии, направлявшей усилия советского народа и его Вооруженных Сил на быстрейший разгром врага, благодаря величайшему героизму советского народа на фронте и в тылу.

Вместе с тем т. Жукову следовало бы помнить, что в его деятельности было немало крупных ошибок и промахов. Не следует, например, забывать, что т. Жуков в период, непосредственно предшествовавший войне, находился на высоком посту начальника Генерального штаба и что он несет немалую долю ответственности за состояние и боевую готовность Советских Вооруженных Сил к отражению фашистской агрессии.

Несомненно, что неправильная оценка И. В. Сталиным военно-политической обстановки, сложившейся накануне войны, явилась предпосылкой крупных недочетов в подготовке страны и ее Вооруженных Сил к отражению агрессии. Но нельзя только этим объяснить наши неудачи в начальный период Великой Отечественной войны.

В том, что войска наших приграничных военных округов оказались застигнутыми врасплох внезапным нападением фашистских армий, серьезная ответственность лежит также на начальнике Генерального
штаба т. Жукове, в распоряжении которого находились неоспоримые данные о реальной угрозе нападения фашистской Германии на СССР.

Являясь начальником Генерального штаба, т. Жуков обязан был разобраться в обстановке и разработать конкретные предложения в Центральный Комитет партии и правительство, направленные на повышение боевой готовности Вооруженных Сил. Однако всем известно, что своевременных мероприятий, связанных с заблаговременным приведением войск в боевую готовность и занятием ими соответствующих оборонительных рубежей для организованного и подготовленного отпора врагу, осуществлено не было.

Серьезные ошибки были допущены т. Жуковым и в организационном строительстве Вооруженных Сил. Одной из таких ошибок явилось предпринятое в бытность т. Жукова начальником Генерального штаба одновременное развертывание большого количества крупных механизированных соединений без учета возможности их своевременного укомплектования боевой техникой и кадрами специалистов, что отрицательно сказалось на ходе вооруженной борьбы в начальный период войны.

Отсутствие должной большевистской принципиальности и скромности у т. Жукова особенно проявилось в чрезмерном подчеркивании своей якобы особой роли в руководстве операциями на фронтах Великой Отечественной войны, где он был командующим фронтом или представителем Ставки Верховного Главнокомандования.

Так, например, т. Жуков незаслуженно приписывает себе особую роль в разработке плана стратегической наступательной операции по разгрому немецко-фашистских войск под Сталинградом. Если же обратиться к историческим фактам, то станет ясно, что не только сама идея, но и все основные положения плана по разгрому немецко-фашистских войск под Сталинградом родились у командования фронтов и их штабов еще в ходе ожесточенных оборонительных сражений, развернувшихся на Сталинградском направлений. Командующий Сталинградским фронтом т. Еременко А. И., командующий Юго-Западным фронтом т. Ватутин Н. Ф., командующий Донским фронтом т. Рокоссовский К. К. принимали активное участие в разработке плана разгрома группировки врага под Сталинградом. Наиболее подробные соображения по плану операции были представлены в Ставку Верховного Главнокомандования в начале октября Военным советом Сталинградского фронта. В этих соображениях была отчетливо выражена идея разгрома фланговых группировок противника и окружения его главных сил. Известное участие в разработке этого плана принимали и т. Жуков, как заместитель Верховного Главнокомандующего, а также руководящие работники Генерального штаба во главе с т. Василевским А. М.

Из сказанного выше следует, что разработка плана разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом явилась результатом большой творческой деятельности командования фронтов, Генштаба и ряда ответственных руководителей Наркомата обороны.

В практической деятельности т. Жукова особенно отчетливо проявилась тенденция подчеркивать, что он единственный из советских полководцев, который не имел поражений в Великой Отечественной войне. Это противоречит историческим фактам и, прежде всего, тому общеизвестному факту, что т. Жуков занимал пост начальника Генерального штаба, а затем и заместителя Верховного Главнокомандующего в те тяжелые дни, когда Советская Армия, терпя серьезные поражения, отступала в глубь страны.

Жуков допускал и другие серьезные промахи в руководстве войсками, что нередко приводило к неудачному исходу операций.

После решающей победы наших войск под Сталинградом зимой 1942—1943 г. сложилась выгодная обстановка для окружения и разгрома Демянской группировки противника, которая глубоким клином врезалась в наш фронт на Северо-Западном направлении, юго-восточнее озера Ильмень. План операции предусматривал удары с севера и юга под основание неприятельского клина с целью окружения его группировки в районе Демянска. Для руководства боевыми действиями войск Северо-Западного фронта Ставка командировала т. Жукова.

Операция была организована крайне неудачно, без достаточного учета реальных условий местности, времени года и характера обороны противника. В результате этого наступление наших войск не увенчалось успехом. Они понесли неоправданно тяжелые потери и не выполнили своих задач. Противник, воспользовавшись слабой организованностью действий войск Северо-Западного фронта, сумел вывести свои соединения из так называемого «Демянского котла».

В конце марта 1944 года наши войска в ходе успешного наступления на Правобережной Украине окружили в районе севернее Каменец-Подольска крупную группировку немецко-фашистских войск. В сложившейся обстановке требовалось принять эффективные меры к окончательному разгрому и уничтожению окруженной группировки и недопущению ее прорыва на запад, в сторону Львова. Однако т. Жуков, как командующий 1-м Украинским фронтом, не принял необходимых мер по своевременному усилению 1-й гвардейской и 4-й танковой армий свежими силами. В результате окруженной группировке удалось прорвать фронт окружения и вывести значительную часть своих войск на запад. Это позволило немецко-фашистскому командованию создать новый фронт обороны на подступах к Львову.

Тов. Жуков претендует на свое особовыдающееся место и в Берлинской операции, нескромно считая, что решающуюроль в этой операции сыграл 1-й Белорусский фронт, которым он командовал.Роль остальных фронтов, участвовавших вБерлинской операции, по его мнению, сводилась к нанесению только вспомогательных ударов, что не соответствует исторической действительности.

Как известно, задача разгрома группировки противника на Берлинском направлении выполнялась решительными и активными действиями трех фронтов: 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского. Каждый из них в этой стратегической операции выполнял свою конкретную задачу в интересах общей цели, поставленной Ставкой Верховного Главнокомандования. .Что же касается задачи по овладению столицей фашистской Германии — Берлином, то она выполнялась войсками 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов. Следует отметить, что в ходе операции, по решению Ставки, главные усилия войск 1-го Украинского фронта были направлены для развития удара на Берлин с юго-востока. Это было продиктовано тем, что темпы наступления войск 1-го Белорусского фронта с Кюстрииского плацдарма были медленными и не обеспечивали быстрое овладение Берлином.

 

Между тем т. Жуков стремился замолчать некоторые просчеты, допущенные им при проведении Берлинской операции. Необходимо сказать, что одной из причин затянувшегося прорыва обороны противника в полосе 1-го Белорусского фронта явилось то, что командование и штаб фронта недооценили имевшихся данных о преднамеренном отводе войск противника на Зееловские высоты, находившиеся в 68 километрах от переднего края. В результате неправильной оценки обстановки войска фронта, подойдя к сильно укрепленным Зееловским высотам, вынуждены были штурмовать их без достаточной подготовки, что повлекло за собой, как отмечалось выше, медленный по темпам прорыв обороны противника в полосе наступления 1-го Белорусского фронта.

Таковы некоторые факты из истории Великой Отечественной войны, опровергающие утверждения т. Жукова о «непогрешимости» его полководческого мастерства.

Опыт Великой Отечественной войны показывает, что основная тяжесть организации и подготовки операции ложилась на плечи командующих войсками фронтов и армий и их штабы. В Свете этого претензий т. Жукова на его исключительную роль как заместителя Верховного Главнокомандующего в руководстве всеми фронтами по меньшей мере являются искажением истины и не соответствуют фактическому положению дел. Было бы нелепо утверждать о какой-то особой его роли в Великой Отечественной войне. Необходимо подчеркнуть, что каждый командующий в проведенных операциях, исходя из условий конкретной обстановки на фронте, вносил свой творческий опыт и знания в общее дело разгрома врага.

 

* * *

После исторического XX съезда Коммунистической партии Советского Союза по всей стране развернулась большая работа по исправлению ошибок, связанных с культом личности. Восстановлены ленинские нормы партийной жизни, развивается творческая инициатива работников всех отраслей народного хозяйства, науки и культуры.

В то время как вся партия и народ вели борьбу с последствиями культа личности, т. Жуков, как человек необычайно тщеславный и не обладающий
партийной скромностью, использовал свое положение министра обороны и насаждал в Вооруженных Силах культ своей личности. Он игнорировал лучшие традиции партийного строительства в армии и флоте, насаждал грубое администрирование и стремился все дела решать единолично. Критика и самокритика в партийных организациях Вооруженных Сил была по существу ликвидирована, и вокруг личности Жукова, при его прямом участии, искусственно создавался ореол славы и непогрешимости.

Подхалимы и угодники начали превозносить и возвеличивать т. Жукова в лекциях и докладах, в статьях, брошюрах и кинофильмах. Особенно в этом отношении отличился художник Василий Яковлев. Он создал картину, где на фоне Бранденбургских ворот и горящего рейхстага изобразил Жукова на вздыбленном белом коне, под ногами которого валяются знамена поверженной фашистской Германии. Ну, ни дать ни взять Георгий Победоносец со старой иконы!

С художественной точки зрения эта картина никакой ценности не представляет, а с точки зрения идейной является вредной. Однако эту картину т. Жуков приказал выставить в Музее Советской Армии.

Тов. Жуков приложил свою руку и к сценарию фильма «Сталинградская битва», который переделывался киностудией. В новом варианте картины, названной «Великая битва», удалено все то, что проповедовало культ Сталина, но зато в ней незаслуженное место занял Жуков. В дикторском тексте фильма появились внесенные лично Жуковым слова о том, что «разработкой плана и практической подготовкой Сталинградской наступательной операции руководили заместитель Верховного Главнокомандующего генерал армии Жуков, а также представитель Ставки генерал-полковник Василевский». Как уже было показано выше, это утверждение не соответствует исторической действительности. В этот же фильм искусственно, вне связи с событиями, были вмонтированы кадры, прославляющие Жукова в сражениях под Москвой и Берлином.

Характерным является то, что т. Жуков сам неоднократно выступал против культа личности Сталина, резко критикуя его за ошибки. Однако эта критика была рассчитана не на то, чтобы помочь преодолеть отрицательные последствия культа личности, а на то, чтобы возвеличить самого себя.

Эти и ряд других фактов свидетельствуют о том, что т. Жуков в результате недостаточной партийности неправильно понял высокую оценку его заслуг. Он потерял ппартийную скромность, которой учил нас Ленин и которая должна быть присуща каждому советскому государственному деятелю.

 

* * *

Единодушное одобрение коммунистами Советской Армии и Военно-Морского флота, всем личным составом Вооруженных Сил Постановления Пленума ЦК КПСС, как об этом свидетельствуют сообщения с мест, вновь и вновь показало, что советские воины тесно сплочены вокруг Коммунистической партии, преисполнены решимости с новой энергией претворять в жизнь исторические решения XX съезда КПСС, поставившего перед партией и народом задачу — держать нашу оборону на уровне современной военной техники и науки, обеспечить безопасность социалистического государства.

У нас есть все условия для успешное решения этой задачи. Благодаря забота Коммунистической партии, на основе общего подъема народного хозяйства нашей страны, неустанного развития тяжелой промышленности, науки и техники Вооруженные Силы СССР поднялись на новую, более высокую ступень. Они оснащены всеми видами современной боевой техники и вооружения, в том числе атомным и термоядерным оружием и ракетной техникой. На высоком уровне находится политико-моральное состояние советских войск: личный состав нашей армии и флота беспредельно предан своему народу, Советской Родине, своему испытанному руководителю — Коммунистической партии. Советская Армия и Военно-Морской Флот готовы в любой момент, по первому зову партии и правительства, выполнить свой воинский долг по защите любимой Родины.

Претворение в жизнь Постановления Пленума ЦК КПСС «Об улучшении партийно-политической работы в Советской Армии и Флоте» ещё выше поднимет, могущество наших доблестных Вооруженных Сил—любимого детища и надежной защиты великого советского народа — строителя коммунизма

(Правда, 3 ноября 1957 г.)

 

Глянем еще раз – что офицеры ВНУ ГШ написали о роли Жукова в трагедии 22 июня в этой статье:

«Вместе с тем т. Жукову следовало бы помнить, что в его деятельности было немало крупных ошибок и промахов. Не следует, например, забывать, что т. Жуков в период, непосредственно предшествовавший войне, находился на высоком посту начальника Генерального штаба и что он несет немалую долю ответственности за состояние и боевую готовность Советских Вооруженных Сил к отражению фашистской агрессии.

Несомненно, что неправильная оценка И.В. Сталиным военно-политической обстановки, сложившейся накануне войны, явилась предпосылкой крупных недочетов в подготовке страны и ее Вооруженных Сил к отражению агрессии. Но нельзя только этим объяснить наши неудачи в начальный период Великой Отечественной войны.

В том, что войска наших приграничных военных округов оказались застигнутыми врасплох внезапным нападением фашистских армий, серьезная ответственность лежит также на начальнике Генерального штаба т. Жукове, в распоряжении которого находились неоспоримые данные о реальной угрозе нападения фашистской Германии на СССР.

Являясь начальником Генерального штаба, т. Жуков обязан был разобраться в обстановке и разработать конкретные предложения в Центральный Комитет партии и правительство, направленные на повышение боевой готовности Вооруженных Сил. Однако всем известно, что своевременных мероприятий, связанных с заблаговременным приведением войск в боевую готовность и занятием ими соответствующих оборонительных рубежей для организованного и подготовленного отпора врагу, осуществлено не было.

Серьезные ошибки были допущены т. Жуковым и в организационном строительстве Вооруженных Сил. Одной из таких ошибок явилось предпринятое в бытность т. Жукова начальником Генерального штаба одновременное развертывание большого количества крупных механизированных соединений без учета возможности их своевременного укомплектования боевой техникой и кадрами специалистов, что отрицательно сказалось на ходе вооруженной борьбы в начальный период войны.»…

Как видите, с одной стороны есть явный прогиб под Хрущева – обвинение Сталина в «неправильной оценке И.В. Сталиным военно-политической обстановки, сложившейся накануне войны», что якобы «явилось предпосылкой крупных недочетов в подготовке страны и ее Вооруженных Сил к отражению агрессии». А с другой – прямое обвинение начальника Генштаба Жукова в его личных просчетах по подготовке армии к нападению Германии. Особенно – в дурном разворачивании еще 20 мехкорпусов к имеющимся, под которые к лету 41-го тупо не было ни техники, ни даже иной раз и оружия для солдат. Хотя задачи им на случай войны с Германией, на 1941 год – ставились вполне как полноценным…

 

Но смотрите, что ставят в вину офицеры ГШ Жукову…

1-е – к июню 41-го в его «распоряжении находились неоспоримые данные о реальной угрозе нападения фашистской Германии на СССР», однако ответственность за то что «войска наших приграничных военных округов оказались застигнутыми врасплох внезапным нападением фашистских армий» лежит не на Сталине, а именно на Жукове!

2-е – как начальник Генштаба «Жуков обязан был разобраться в обстановке и разработать конкретные предложения» в ЦК партии и СНК, «направленные на повышение боевой готовности» армии. «Однако всем известно, что своевременных мероприятий, связанных с заблаговременным приведением войск в боевую готовность и занятием ими соответствующих оборонительных рубежей для организованного и подготовленного отпора врагу, осуществлено не было.»

И если по первому пункту обвинений в адрес Жукова возражений не будет – ответственность на начальнике ГШ за трагедию 22 июня не смыть и кровью, то по второму – уважаемые подчиненные Покровского палку немного перегнули. Ведь на сегодня мы точно знаем, что приказы им подписанные – по выводу войск по Планам прикрытия, по повыщению моб и боеготовности реально уходили в округа в предвоенные дни, недели и месяцы. И Жукову это как раз можно и нужно ставить в заслугу! А вот за то, что они выполнялись через одно место или вообще не выполнялись в округах – обвинять Г.К. Жукова нельзя!

Действительно, «своевременных мероприятий, связанных с заблаговременным приведением войск в боевую готовность и занятием ими соответствующих оборонительных рубежей для организованного и подготовленного отпора врагу, осуществлено не было». Но! В этом вины начальника Генерального штаба генерала армии Г.К. Жукова нет!!!

Можно конечно обвинить Жукова в том, что он плохо контролировал, как павловы исполняют приказы НКО и ГШ, но если павловы шлют оперсводки в ГШ каждый день, что войска выводятся по приказам НКО и ГШ змечательно – то, что можно требовать в этом случае от начальника ГШ – чтоб он лично ехал в округа и лично наблюдал-контролировал, как комдивы выводят свои полки – берут ли с собой патроны и прочее военное имущество или тащат учебный хлам?! Как говорится – седалища не хватит, на 5-х лошадях (округах) проскакать, проверяя каждую дивизию. Ведь реально каждую и надо было проверять – одни шли как положено, вывозя боевое имущество а другие – тащили мишени. Оставляя боеприпасы на складах «зимних квартир». Но с другой стороны – в ЗапОВО ни одна приграничная дивизия не выводилась по ПП с 18 июня, и соответственно не приводилась в б.г. и Павлов на первом же допросе потребовал на очную ставку именно Тимошенко и Жукова. И в КОВО – по показаниям Баграмяна Покровскому «Войска прикрытия – первый оперативный эшелон, дислоцировались непосредственно у границ и начали развертывание под прикрытием укрепленных районов с началом военных действий. Заблаговременный их выход на подготовленные позиции Генеральным Штабом был запрещен». По словам «политкоректного» Баграмяна делалось это – «чтобы не дать повода для спровоцирования войны со стороны фашистской Германии», но мы сегодня знаем, что Жуков вполне разрешал выводить войска в УРы на Украине с 16 июня…

 

 

О.Козинкин , 14.10.2016г.