ВТОРЖЕНИЕ

Воскресенье, 22 июня 1941 г. — самая драматическая дата в памяти народов нашей страны. На рассвете этого дня фашистская Германия, вероломно нарушив договор о ненападении, внезапно, без объявления войны, нанесла по Советскому Союзу удар огромной силы. Её авиация произвела массированные налеты на города Мурманск, Каунас, Минск, Киев, Одессу, Севастополь, на железнодорожные узлы, аэродромы, районы расположения войск. После авиационной и артиллерийской подготовки ударные группировки фашистских войск стали развивать наступление на широком фронте от Балтийского до Черного моря. Вместе с фашистской Германией в войну против Советского Союза вступили Италия, Румыния, Венгрия, Финляндия. Началась неспровоцированная агрессия.

В 5 часов 30 минут утра этого дня В.М. Молотов принял посла Германии в СССР В.Ф. Шуленбурга и выразил резкий протест: «От имени Советского правительства должен заявить, что до последней минуты германское правительство не предъявляло никаких претензий к Советскому правительству. Германия совершила нападение на СССР, несмотря на миролюбивую позицию Советского Союза, и тем самым фашистская Германия является нападающей стороной. В четыре часа утра германская армия произвела нападение на СССР без всякого повода и причины. Всякую попытку со стороны Германии найти повод к нападению на СССР считаю ложью или провокацией. Тем не менее факт нападения налицо».

Вторжение на территорию нашей страны агрессор начал мощными группами армий «Север», «Центр» и «Юг» на трех стратегических направлениях: из Восточной Пруссии — на Ленинград, из района восточнее Варшавы — на Минск и далее на Москву, из района Люблина — на Житомир и Киев. Одновременно наносились удары с территории Финляндии и Румынии. Наиболее сильная группировка действовала на направлении Минск, Москва.

Нападение Германии застало Советские Вооруженные силы в разгар стратегического развертывания, когда все его мероприятия были начаты, но ни одно к началу войны не завершилось. В наиболее тяжелом положении оказались Северо-Западный, Западный и Юго-Западный фронты (бывшие Прибалтийский, Западный и Киевский особые военные округа), войска которых приняли на себя с первых дней войны удары главных группировок войск противника.

Объединения, соединения и части Красной Армии на указанных направлениях должны были в полной мере осуществить оперативное развертывание, занять исходное положение для отражения ударов противника. Однако этого не было сделано. Из семидесяти пяти стрелковых дивизий этих фронтов более трети находились в движении, совершали марши к новому месту дислокации или в районы сосредоточения, двадцать дивизий требовали доукомплектования от 25 до 50 %. Из шестнадцати механизированных корпусов, входивших также в состав этих фронтов, тринадцать находились в стадии доукомплектования личным составом, вооружением и техникой. При этом четыре корпуса не имели количества танков, необходимого даже для оснащения одной танковой или механизированной дивизии. Например, из 1134 положенных по штату танков в 17-м механизированном корпусе было всего 63, а в 20-м мехкорпусе Западного фронта — 94 танка.

В доукомплектовании нуждалась авиация фронтов и армий. В ней недоставало не только новой материальной части, но и лётного состава, обслуживающего персонала, аэродромов базирования.

Немецко-фашистское военное командование считало, что внезапность и быстрота действий ударных группировок вермахта не позволят Советским Вооруженным силам провести мобилизацию и развернуть резервы. Однако первые же столкновения с войсками Красной Армии показали обратное. Бойцы и командиры упорно оборонялись. Героически сражались с врагом пограничники, гарнизоны приграничных городов и поселков, укрепленных районов.

22 июня в полдень московское радио передало Обращение Коммунистической партии и Советского правительства к народам нашей многонациональной страны.

В нем подчеркивалось, что нападение гитлеровской Германии на СССР явилось беспримерным в истории цивилизованных народов вероломством, содержался призыв к тесному сплочению, единству, самоотверженности в борьбе с захватчиками. Обращение заканчивалось словами: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами!»

Важнейшую роль в мобилизации страны на разгром врага сыграл Государственный Комитет Обороны (ГКО). Создан 30 июня 1941 г. В него входили И.В. Сталин (председатель), В.М. Молотов (заместитель председателя), К.Е. Ворошилов, Г.М. Маленков, Л.П. Берия. Позднее введены Н.А. Булганин, Н.А. Вознесенский, Л.М. Каганович, » А.И. Микоян. ГКО сосредоточил в своих руках всю полноту власти в государстве. Он объединял усилия фронта и тыла. Высший военно-политический орган власти в стране за годы войны принял более 9970 важнейших постановлений и решений по различным вопросам государственного управления, военного строительства, оборонной и хозяйственной жизни государства.

Государственный Комитет Обороны осуществил руководство перестройкой страны на военный лад, возглавил и довел до победного конца вооруженную борьбу.

Большая заслуга в организации отпора врагу, в планировании и проведении оборонительных и наступательных операций, в достижении победы над врагом принадлежит Генеральному штабу Вооруженных сил. Он вместе со сражающейся армией пережил дни поражений и внес достойный вклад в разгром сильного противника.

Допущенные просчеты в определении сроков начала фашистской агрессии и ряд других важных упущений отрицательно сказались на деятельности центральных органов военного управления. Решать сложнейшие проблемы им пришлось в экстремальных условиях начала войны. Поэтому принимаемые меры не всегда были успешными. Слабое знание обстановки на фронтах, недостаточная оперативность в принятии решений не позволяли активно влиять на действия фронтов.

Генеральный штаб как главный рабочий орган наркомата обороны в мирное время нуждался в срочной перестройке. Немедленная реорганизация потребовалась всем высшим органам военного управления. 23 июня была создана Ставка Главного Командования, которая 10 июля преобразована в Ставку Верховного Командования, а 8 августа — в Ставку Верховного Главнокомандования. Её руководящее значение в исходе войны трудно переоценить.

Ответственность представителя Ставки за повышение эффективности действия войск на фронте достаточно полно отражена в ответной телеграмме И.В. Сталина в адрес Л.З. Мехлиса, жалующегося на командующего Крымским фронтом Д.Т. Козлова.

«Вы держитесь странной позиции постороннего наблюдателя, не отвечающего за дела Крымфронта, — говорится в ответе И.В. Сталина. — Эта позиция очень удобна, но она насквозь гнилая. На Крымском фронте вы — не посторонний наблюдатель, а ответственный представитель Ставки, отвечающий за все успехи и неуспехи фронта  с и обязаны исправлять на месте ошибки командования. Вы вместе с командованием отвечаете за то, что левый фланг фронта оказался из рук вон слабым. Если “вся обстановка показывала, что с утра противник будет наступать”, а вы не приняли всех мер к организации отпора, ограничившись пассивной критикой, то тем хуже для вас. Значит, вы еще не поняли, что вы посланы на Крымфронт не в качестве Госконтроля, а как ответственный представитель Ставки...»1

В июле 1941 г. образованы главные командования Северо-Западного (упразднено 27.08.1941 г.), Западного (упразднено 5.05.1942 г.) и Юго-Западного (упразднено 21.06.1942 г.) стратегических направлений. Главное командование Северо-Кавказского направления образовано 21.04.1942 г., упразднено 19.05.1942 г.

Генеральный штаб стал основным рабочим органом Ставки по стратегическому планированию и руководству вооруженной борьбой. В годы войны на разных этапах его возглавляли Г.К. Жуков (1941 г.), Б.М. Шапошников (1941—1942 гг.), А.М. Василевский (1942—1945 гг.), А.И. Антонов (1945—1946 гг.).

Значительные реорганизации были проведены и в самом Генеральном штабе. 10 августа 1941 г. утверждено Положение о Генеральном штабе. Оно определяло организацию и задачи этого органа управления и его подразделений. В нем изложены основы совершенствования форм, методов и стиля работы, повышения профессионализма генералов и офицеров...

29 июля 1941 г. приказом народного комиссара обороны СССР было создано Главное управление формирования и укомплектования войск Красной Армии (Главупраформ). Его начальником с 8 августа стал армейский комиссар 1-го ранга Е.А. Щаденко.

Организационные мероприятия положительно повлияли на деятельность Генштаба. Генералы и офицеры штаба часто бывали на фронтах, большое внимание уделяли поддержанию постоянной связи с командованием войск фронтов, командованием флотов, их штабами, строго контролировали выполнение директив и распоряжений Верховного Главнокомандования. Значительна их заслуга в изучении передового опыта ведения войны, его внедрении в практику действующей армии, а также в организации взаимодействия советских войск с войсками союзников на Западном и Восточном театрах Второй мировой войны.

Высокую оценку деятельности Генерального штаба, в частности его оперативного управления в годы войны, особенно на завершающем его этапе, дал Маршал Советского Союза Г.К. Жуков. «Должен с удовлетворением отметить, — писал он, — что наш Генеральный штаб в этот период стоял на большой высоте в искусстве планирования крупных стратегических наступательных операций... Его главные операторы А.И. Антонов, С.М. Штеменко, А.А. Грызлов, Н.А. Ломов на всех этапах работы показали себя выдающимися знатоками оперативно-стратегического планирования»2.

«Наши организаторы, — писал в воспоминаниях С.М. Штеменко, — всегда работали рука об руку с операторами, изучали опыт войны и своевременно перестраивали боевые организмы так, чтобы они успешно решали возникшие в ходе войны задачи. Без этих наших товарищей, без их труда была немыслима ни одна серьезная операция на фронте...»3 Это вполне достойные оценки деятельности руководящего органа военного управления.

* * *

В период смертельной опасности, нависшей над нашей Родиной, на её защиту встали представители всех наций и народностей, населяющих СССР. Их национальные и религиозные различия не стали препятствиями к единению. В рядах вооруженных защитников Отечества вместе сражались православные и мусульмане, иудеи и буддисты... В церквах, мечетях, храмах прихожане молились за свободу родной земли.

Митрополит Московский и Коломенский, глава Православной церкви Сергий в первый день войны выступил с обращением к пастырям и верующим. «Фашистские разбойники, — сказал Митрополит, — напали на нашу Родину. Попирая всякие договоры и обещания, они внезапно обрушились на нас, и вот кровь мирных граждан уже орошает родную землю. Повторяются времена Батыя, немецких рыцарей, Карла шведского, Наполеона. Жалкие потомки врагов православного христианства хотят еще раз попытаться поставить народ наш на колени перед неправдой, голым насилием принудить его пожертвовать благом и целостностью Родины...

Но не первый раз приходится русскому народу выдерживать такие испытания. С Божьей помощью и на сей раз он развеет в прах фашистскую вражескую силу. Наши предки не падали духом и при худшем положении... Не посрамим же их славного имени и мы — православные, родные им и по плоти и по вере...»

Этот призыв закономерен. Покровительство Церкви не раз способствовало спасению России в годины бед. Христианская вера издавна утверждает, что воинская служба есть не только обязанность, но особый подвиг самопожертвования и любви к ближнему, чрезвычайный крест труда, терпения и даже смерти, добровольно принимаемой ради сохранения веры, спасения Царя, ради счастья и спокойствия Отечества. Это высокое проявление человеческой любви к ближнему: «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих»4.

С первых дней начавшейся битвы в православных храмах служились молебны о даровании победы русскому оружию. Служители Церкви внушали народу мысль о духовном значении начавшейся войны как войны христианской против антихриста с языческой свастикой.

Нарушая последовательность изложения, скажем: когда по всей стране начался сбор средств в помощь фронту, в рядах патриотического движения были служители и сторонники всех конфессий. На деньги, собранные верующими, рабочие танкового завода Челябинска построили 40 танков Т-34. Они составили общецерковную танковую колонну имени Дмитрия Донского. Эту технику вручили под Тулой двум отдельным танковым полкам.

Еще одним примером патриотического служения Церкви стало сооружение на средства, собранные духовенством и верующими, эскадрильи боевых самолетов имени Александра Невского. В Новосибирске православные и миряне внесли средства на строительство самолетов сибирской эскадрильи.

Всего за войну по приходам собрано более 200 млн рублей на нужды фронта5.

Тысячи верующих и священнослужителей, приверженцев различных вероисповеданий самоотверженно сражались с врагом в действующей армии, в партизанских отрядах и в подполье. Их имена увековечены среди победителей и миллионов павших за независимость родного Отечества.

Вся деятельность Церкви способствовала сплочению антифашистских сил стран Европы, повлияла на их консолидацию и создание антигитлеровской коалиции. Весь христианский мир поддерживал антифашистскую борьбу советского народа и патриотическую деятельность Русской православной церкви.

Примечания:

1 Штеменко С.М. Генеральный штаб в годы войны. — М.: Воениздат, 1968. С. 50, 63—69.

2 По книге «Генеральный штаб Российской армии: история и современность». — М., 2006. С. 241.

3 Штеменко С.М. Генеральный штаб в годы войны. Книга вторая — М.: Воениздат, 1973. С. 11.

4 Золотарев О.В. Стратегия духа армии. Книга 2, 2006 г., с. 246, 247.

4 Золотарев О.В. Стратегия духа армии. Книга 2, 2006 г., с. 270.

 

ВСЕОБЩАЯ МОБИЛИЗАЦИЯ

В день фашистского вторжения Указом Президиума Верховного Совета СССР в стране была объявлена мобилизация. Согласно Указу выполнение мероприятий мобилизационного плана началось с 00 часов 23 июня 1941 г. Призыву по мобилизации

подлежали военнообязанные 1905—1918 годов рождения. На действительной военной службе к этому времени находились юноши 1919—1922 годов рождения.

В связи с организационно-штатными мероприятиями, проведенными в Красной Армии в первой половине 1941 г., штатная численность войск армии и сил флота на военное время резко возросла. Потребность в личном составе на случай их полного отмобилизования достигла почти 9 млн человек.

По мобилизационному плану 1941 г. (МП-41) для доукомплектования и приведения в полную боевую готовность соединений первых эшелонов армий прикрытия в приграничных военных округах отводилось два-три дня. Отмобилизование остальных боевых соединений, частей боевого обеспечения, армейских тыловых частей и учреждений предусматривалось к седьмому дню мобилизации. Таким образом, полностью мобилизационное развертывание боевых войск с частями обслуживания и обеспечения в приграничных округах должно было закончиться к 29 июня 1941 г.

Однако стремительное вторжение немецко-фашистских войск в пределы юго-западной части Прибалтики, Западной Белоруссии и Западной Украины не позволило провести отмобилизование соединений и частей в этих регионах. Войска западных округов фактически вынуждены были вести боевые действия, имея только 60-70 % укомплектованности, без развернутых тылов и с весьма ограниченным количеством транспортных средств.

На другой части территории западных приграничных округов, которая в первые дни еще не была охвачена активными боевыми действиями, мобилизацию личного состава удалось провести почти полностью.

В целом по Союзу (без оккупированных регионов) призыв и поставка в войска мобресурсов были проведены организованно и своевременно1.

Напряженная работа местных органов военного управления с большим трудом обеспечивала выполнение этой сложнейшей задачи. В течение первых 8 суток войны (к 1 июля 1941 г.) было призвано по мобилизации 5,3 млн человек и поставлено из народного хозяйства 234 тыс. автомобилей, 31,5 тыс. тракторов и много другой народнохозяйственной техники. За эти сутки на железных дорогах страны находилось в движении ежедневно от 350 до 900 поездов с людьми и техникой.

Из 1580 отправленных эшелонов с пополнением далеко не все были доставлены по назначению. В связи с захватом немцами части западной территории страны некоторые эшелоны разгружались в незапланированных пунктах назначения.

За второе полугодие 1941 г. объем железнодорожных воинских перевозок маршевых пополнений достиг 27 500 вагонов в месяц.

Быстрое продвижение фашистских войск вглубь нашей страны резко снизило демографические и соответственно мобилизационные возможности государства. На захваченной противником в 1941 г. территории остались десятки миллионов населения, в том числе более 2-х млн военнообязанных и призывников2.

По мере продвижения войск вермахта на восток, общее число оставленных на оккупированной территории мобилизационных ресурсов увеличивалось.

В августе 1941 г., в связи с резко возникшей необходимостью восполнения боевых потерь, комплектованием вновь формируемых соединений и частей, созданием резервов, была проведена дополнительная мобилизация военнообязанных старших возрастов (1890—1904 годов рождения) и призывников, родившихся в 1923 году. Одновременно с этим значительная часть людских контингентов в составе рабочих колонн, сформированных из числа военнообязанных старших возрастов, направлялась для работы в промышленности, на транспорте и в оборонительном строительстве.

С целью изыскания дополнительных людских ресурсов руководством страны было принято решение об использовании для нужд армии ряда граждан, осужденных к лишению свободы за не особо тяжкие преступления. Постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 22 января 1942 г. было определено: «осуждение лиц, совершивших уголовные преступления, к лишению свободы на срок не свыше двух лет без поражения в правах, не является препятствием к призыву этих лиц в Красную Армию и Военно-Морской Флот». Из числа таких осужденных было призвано в 1942—1945 гг. 233 474 человек.

Всего только за первые 8 месяцев войны было мобилизовано около 11 млн человек, из них более 9 млн направлено на укомплектование боевых войск, запасных частей и военно-учебных заведений.

Призыв такого большого числа людских контингентов и их военная подготовка требовали громаднейшего напряжения в работе всех мобилизационных органов, начиная от Генерального штаба до военных комиссариатов, учебных и запасных частей, а также местных советских и партийных органов власти.

Примечания:

1 Архив Мобуправления ГОМУ Генштаба, инв. № 2009, т. 2, с. 231, 232.

2 Архив Мобуправления ГОМУ Генштаба, инв. № 2009, т. 2, с. 274.

 

ОБЪЕМЫ ПРИЗЫВА

Для более объективной оценки имевшихся к тому времени мобилизационных возможностей государства по людским ресурсам обратимся к демографической статистике.

Поданным Госкомстата СССР, к началу войны в Советском Союзе проживало 196,7 млн человек, из которых мужчин всех возрастов насчитывалось 93 млн человек. Мужское население, в свою очередь, распределялось на следующие три возрастные группы:

—  мальчики моложе 18 лет — около 33 % от общего числа мужского населения;

—  юноши и мужчины от 18 до 50 лет (призывные возраста) — 45 %;

—  мужчины старше 50 лет — 22 %.

При этом среди мужчин в возрасте от 18 до 50 лет значительное число лиц по состоянию здоровья (инвалидности с детства и физическим недостаткам), судимости и отбыванию продолжительных сроков наказания за тяжкие преступления, призыву в армию и на флот не подлежали. Не подлежали призыву военнообязанные, работавшие в оборонных отраслях промышленности, на транспорте, в рудодобывающих предприятиях и забронированные за ними. Остались непризванными в 1941—1943 гг. военнообязанные, оказавшиеся на оккупированных территориях Советского Союза.

Таким образом, в Вооруженные силы возможно было мобилизовать не более 35 млн военнообязанных и юношей призывного возраста.

Фактически за четыре года войны было мобилизовано (за вычетом повторно призывавшихся) 29 млн 575 тыс. человек. А всего вместе с кадровым составом, находившимся к 22 июня 1941 г. на действительной военной службе в Красной Армии и Военно-морском флоте, в течение всей войны надевали шинели 34,5 млн человек.

Иными словами, из населения страны в годы войны была изъята многомиллионная масса самых жизнедеятельных и трудоспособных людей, равная (по тому времени) численности всего населения Дании, Нидерландов, Норвегии, Швеции и Финляндии вместе взятых. Чтобы яснее представить, насколько эта цифра огромна, достаточно сказать, что более половины всех занятых в сфере материального производства и в непроизводственных отраслях народного хозяйства рабочих, служащих и колхозников в течение войны призывались в армию, причем более двух миллионов — дважды.

Говорят, у войны не женское лицо. Но когда над страной нависла смертельная угроза, женщины встали рядом с мужчинами. На фронте они были летчицами, снайперами, зенитчицами, врачами, военфельдшерами, связистами, синоптиками...

Таблица 4

Общее число призванных и мобилизованных за годы войны

Периоды

Всего призвано военнообязанных и призывников

В том числе призывников по годам рождения

1922— 1923

1924

1925

1926

1927

Всего призывников

Призвано (мобилизовано) на территории СССР

С 22.06.1941г. по 1.05.1942 г.

15 384 837

1 680 856

6502

 

 

 

1 687 358

с 1.05. по 31.12.1942 г.

5 328 392

390 866

956 256

106 417

230

 

1 453 769

В течение 1943 г.

5 901 436

90 242

144 942

1 009 198

741 698

 

1 986 080

В течение 1944 г.

4 646 250

60 005

35 078

53 251

406 540

750 187

1 305 061

С 1.01.1945 г. по 1.05.1945 г.

551 243

15 795

119 996

135 791

Итого

31 812 158*

2221969

1142778

1168866

1164263

870183

6 568 059

В том числе призвано (мобилизовано) на территории Российской Федерации

С 22.06.1941 г. по 1.05.1942 г.

10 851 795

1 236 849

6 502

 

 

 

1 243 351

С 1.05. по 31.12.1942 г.

4 109 222

275 469

782 030

92 453

184

 

1 150 136

В течение 1943 г.

4 046 803

46 685

90 109

793 643

641 532

 

1 571 969

В течение 1944 г

1 890 967

6 242

3 993

8 390

184 527

514 100

717 252

С 1.01.1945 г. по 1.05.1945 г.

288 830

 

 

 

10 928

35 400

46 328

Итого

21 187 617

1565245

882634

894486

837171

549500

4 729 036

Примечание. * В этом числе 2 237 300 чел. призывались в течение войны дважды, из них:

—  939,7 тыс. чел. из числа военнослужащих, которые в начале войны пропали без вести, а после освобождения захваченной противником территории были призваны вторично;

—  1 154,8 тыс. чел. из числа лиц, уволенных в длительный отпуск по ранению и болезни;

—  142,8 тыс. чел. из числа военнообязанных, ранее призванных и направленных для работы в промышленности и на транспорте.

В период Великой Отечественной войны женщины призывались в Красную Армию, Военно-морской флот и в войска НКВД для замены мужчин в тыловых частях и в учреждениях, а также в некоторых боевых войсках.

Призыв женщин осуществлялся на основании решений Государственного Комитета Обороны СССР через районные и городские военные комиссариаты по согласованию с центральными и местными советскими, партийными и комсомольскими организациями.

Годные к военной службе женщины в возрасте от 19 до 30 лет призывались и направлялись в войсковые части и учреждения, а в возрасте до 45 лет — в стационарные тыловые учреждения.

Освобождались от призыва в армию, на флот и в войска НКВД женщины, обремененные семьей и беременные, а также работавшие на предприятиях оборонной промышленности, в органах НКВД и НКГБ, на железнодорожном и водном транспорте, студентки высших учебных заведений и техникумов.

В 1943 г. в части ПВО направлялись женщины на укомплектование должностей военнослужащих не только обслуживающего состава, но и должностей боевых расчетов (разведчиков, орудийных номеров, номеров зенитных пулеметов, прожекторных станций, постов аэростатного заграждения и многих других).

За период Великой Отечественной войны всего было призвано на военную службу 490 235 женщин1.

Из них: в 1941 г..... —.....5 594 чел.,

в 1942 г………...-…….235 025 чел.,

в 1943 г…….…—….. 194 695 чел.,

в 1944 г……..—………51 306 чел.,

в 1945 г……………—......3615 чел.

Из числа призванных направлено: в части ПВО — 177 065 чел., в части связи — 41 886 чел., в части ВВС — 40 209 чел., в женские формирования и школы — 14 460 чел., в автомобильные части — 18 785 чел., на курсы поваров — 28 500 чел., в военносанитарные части и учреждения — 41 224 чел., в части и учреждения ВМФ — 20 889 чел., в железнодорожные части НКПС — 7500 чел., в части МПВО НКВД — 70 458 чел., в другие (фронтовые, окружные и армейские) части и учреждения Красной Армии — 29 259 человек.

Таблица 5

Количество женщин в Красной Армии (без ВМФ) на должностях военнослужащих

По состоянию на:

Числилось по списку женщин-военнослужащих

всего в Красной Армии

из них в частях действующих фронтов

1.01.1943 г.

348 309

239 954

1.01.1944 г.

473 040

308 109

1.01.1945 г.

463 503

318 980

Состоявшие по списку на 1.01.1945 г. военнослужащие-женщины по составам распределялись: офицеров — 70 647, сержантов — 113 990, солдат — 276 809, слушателей и курсантов — 2057.

К другой категории женщин следует отнести тех, которые были приняты путем вольного найма на замещение соответствующих должностей в штабы войск и сил флота, соединения, части, учреждения, предприятия (в том числе и в действующей армии). Они, как и мужчины старших возрастов, ограниченно годные к военной службе по состоянию здоровья, в Вооруженных силах относились к так называемому тогда вольнонаемному составу.

Численность вольнонаемного состава (мужчин и женщин) характеризуется следующими показателями:

Таблица 5а

По состоянию на:

Всего в Красной Армии (без ВМФ)

Из них в действующих фронтах

1.01.1943 г.

369 673

157 500

1.01.1944 г.

459 198

212 154

1.01.1945 г.

512 161

234 759

Вольнонаемный личный состав использовался в штабах всех инстанций и в войсках на должностях обслуживающего персонала военно-медицинских, продовольственных (полевых хлебозаводов, пищеблоков), вещевых, банно-прачечных, ремонтных и других учреждений.

* * *

Для нужд Вооруженных сил в период войны было изъято из народного хозяйства и поставлено в войска автомобилей — 335 663, тракторов — 39 350, лошадей — 2 579 997, повозок с упряжью — 551 864.

Война тяжело отразилась на различных сторонах деятельности нашего государства, особенно на его экономике. Из сферы производства была изъята значительная часть трудоспособного населения, что потребовало изыскания трудовых ресурсов, особенно квалифицированных кадров для оборонной, тяжелой и горнодобывающей промышленности, а также других важных отраслей народного хозяйства.

Примечания:

1 Архив Мобуправления ГОМУ Генштаба, инв. № 2009, т. 2, с. 300, 301.

 

ЧИСЛЕННОСТЬ СОВЕТСКИХ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ В ХОДЕ ВОЙНЫ

Исследуя отчетную статистику об объемах призыва людских ресурсов, динамику ежемесячного изменения списочной численности и потери личного состава войск и сил флота, мы видим, что в ходе войны на всех её этапах выбывало из строя большое количество военнослужащих, которых надо было своевременно и равноценно заменять.

На восполнение потерь, создание новых формирований и поддержание общей списочной численности Вооруженных сил (начиная с 1943 г. и до конца войны) в пределах 10—11,5 млн чел. (в том числе в действующих армии и на флоте 5—6,5 млн чел.), из запаса призывались миллионы людей (табл. 4). Это было необходимо прежде всего для обеспечения активных боевых действий на фронтах, создания оперативной группировки войск на Дальнем Востоке, прикрытия государственной границы в Средней Азии и в Закавказье, а также для укомплектования запасных и учебных частей во внутренних военных округах, где проводилась интенсивная подготовка маршевых пополнений для фронтов.

В зависимости от характера и размаха боевых действий на фронтах, числа потерь войск и их восполнения, доукомплектования запасных и учебных частей ежемесячно менялась списочная численность личного состава Красной Армии.

Таблица 6

Динамика изменения ежемесячной списочной численности Красной Армии (без ВМФ) в ходе войны1

По состоянию на:

Годы войны

1941

1942

1943

1944

1945

1 января

3 858 765

8 490 778
606 770

10 017 612
949 049

10 662 162
1 255 302

11 084 086
915 328

1 февраля

3 916 474

8 620 289
806 120

9 981 609
1 063 689

10 476 316
1 313 700

10 777 052
1 058 961

1 марта

3 910 878

9 314 719
983 500

9 985 576
1 131 040

10 322 066
1 306 932

10 432 852
1 180 684

1 апреля

3 930 197

9 735 380
1 059 861

10 333 958
1 174 986

10 351 322
1 262 558

10 239 126
1 234 045

1  мая

4 053 587

10 177 305
1 040 817

10 824 335
1 013 835

10 690 041
1 153 498

10 102 567
1 262 434

1 июня

4 275 713

10 459 113
901 222

11 264 098
872 237

11 073 675
970 349

10 788 153
1 038 945

1 июля

4 699 478
82 146

10 363 890
813 976

11 449 404
731 420

11 047 090
915 244

10 786 628
749 866

1 августа

6 713 311
181 007

9 671 141
730 412

10 946 611
881 541

10 865 345
1 025 190

10 503 857
582 501

1 сентября

7 606 500
443 111

9 647 962
858 776

10 380 216
1 176 495

10 674 798
1 098 548

9 605 217
445 692

1 октября

7 920 081
445 149

9 716 877
990 415

10 199 616
1 239 156

10 700 061
1 045 844

9 089 427
355 508

1 ноября

6 983 814
440 279

9 974 443
872 688

10 203 061
1 320 719

10 538 993
1 080 384

7 616 133
275 999

1 декабря

7 733 345
494 695

10 096
794 826 288

10 472 861
1 310 955

10 693 106
1 002 058

6 154 743
229 801

 

Примечания. 1 ЦАМО, фонд 13-А, оп. 3029, д.д. 55,65, 92, 116, 166, 167, 181, 182 и др.

В числителе — в строю, в знаменателе — кроме того, на излечении в госпиталях.

Из-за отсутствия ежемесячных сведений о числе личного состава сил флота, находившегося в госпиталях, данные по ВМФ в таблицу не включены.

Таблица 6а

Списочная численность военнослужащих ВМФ

По состоянию на:

Численность

По состоянию на:

Численность

22 июня 1941 г.

351 622

1 января 1944 г.

460 336 г.

1 января 1942 г.

485 752

1 января 1945 г.

527 707 г.

1 января 1943 г.

427 714

 

 

* * *

Чтобы более детально разобраться в сложной картине наличия и перемещения огромной массы людей, увидеть «приход» и «расход» личного состава армии и флота в годы Великой Отечественной войны, обратимся к табл. 7. Приведенные в ней статистические данные детально раскрывают картину использования призванных (мобилизованных) людских ресурсов в период войны.

Таблица 7

БАЛАНС использования людских ресурсов, призванных (мобилизованных) в период Великой Отечественной войны (в тыс. чел.)

К началу войны состояло по списку:

— в армии и на флоте

4826,9

— в формированиях других ведомств, состоявших на довольствии в наркомате обороны

74,9

В ходе войны призвано, мобилизовано, с учетом военнообязанных (842 850 чел.), находившихся к 22.06.1941 г. в войсках на «Больших учебных сборах» (за вычетом повторно призывавшихся)

29574,9

Всего за годы войны привлечено в армию, на флот, формирования других ведомств и для работы в промышленности (с учетом уже служивших к началу войны)

34476,7

По состоянию на 1 июля 1945 г. в армии и на флоте оставалось (всего)

12839,8

в том числе:

 

—в строю

11390,6

— в госпиталях на излечении

1 046,0

— в формированиях гражданских ведомств, состоявших на довольствии в наркомате обороны

403,2

Убыло в ходе войны (всего из числа призывавшихся)

21636,9

из них:

 

а) безвозвратные потери военнослужащих списочного состава

11444,1

в том числе:

 

— убито и умерло от ран, болезней, погибло в катастрофах, покончило жизнь самоубийством, расстреляно по приговорам судов

6 885,1

— пропало без вести, попало в плен

4559,0*

б) пропало без вести в пути военнообязанных, призванных по мобилизации, но не дошедших до войск и не зачисленных в списки соединений и частей

500,0

в) другая убыль (всего)

9 692,8

в том числе:

 

— уволено по ранению и болезни (из них стало инвалидами — 2576,0 тыс. чел.)

3 798,2

— передано для работы в промышленности, местной противовоздушной обороне и в подразделения военизированной охраны

3 614,6

— направлено на укомплектование войск и органов НКВД, специальных формирований других ведомств

1 174,6

— передано на укомплектование соединений и частей Войска Польского, чехословацкой и румынской армий

250,4

— отчислено по различным причинам

206,0

— не разыскано дезертиров, а также отставших от эшелонов

212,4

— осуждено — 994,3 тыс. чел., из них направлено:

 

— на фронт в составе штрафных подразделений

427,9

— в места заключения

436,6

Примечание. * Из них 1 836,0 тыс. чел. после войны вернулись из плена, 939,7 тыс. чел. — вторично призваны на освобожденной территории.

С учетом уточнения, показанного в сноске «*» Баланса фактические безвозвратные потери военнослужащих, состоявших по списку в Вооруженных силах СССР, составили 8 млн 668,4 тыс. человек.

Как видим из Баланса, к началу войны (на 22 июня 1941 г.) в Красной Армии и Военно-морском флоте состояло по списку 4 млн 826 тыс. 907 военнослужащих. Кроме того, на довольствии в наркомате обороны находилось 74 тыс. 945 военнослужащих и военных строителей, проходивших службу в формированиях гражданских ведомств.

Чтобы яснее представить, насколько число призванных (29 млн 574,9 тыс.) огромно, достаточно сказать, что в течение войны в Вооруженные силы СССР привлечено более половины всех рабочих, служащих и колхозников, занятых в сфере материального производства и обслуживания. Всего, таким образом, за годы войны из населения было изъято: в России — 19,2 % трудоспособных граждан, а с учетом тех, кто был призван перед войной, — 22,2 %; в каждой из республик Закавказья, Средней Азии и в Казахстане — более 18 %; в Белоруссии — 11,7 %; на Украине — 12,2 %.

На долю России пришлось наибольшее число мобилизованных (табл. 4). В её областях, краях и республиках за этот период было призвано 21 млн 187,6 тыс. военнообязанных и призывников.

Как же была использована эта весьма значительная часть населения СССР? Отчетная статистика свидетельствует, что из 34 млн 476,7 тыс. чел., надевавших в течение войны шинели, свыше одной трети (33 %) постоянно находились в строю (состояло по списку 10,5—11,5 млн чел.). Половина этого личного состава проходила службу в войсках действующей армии, то есть воевала на советско-германском фронте.

За годы войны по различным причинам из Вооруженных сил убыло в общей сложности 21,6 млн человек, или 62,9 % от числа всех призывавшихся и состоявших на военной службе. Более половины этой убыли составляли безвозвратные потери — 11 млн 944,1 тыс. человек, в числе которых учтены и 500 тыс. военнообязанных, призванных по мобилизации, но не дошедших до своих частей и поэтому не состоявших в списках войск.

К числу выбывших из Вооруженных сил (но не приведенных в табл. 7) отнесены также военнослужащие, отчисленные из армии и флота по политической неблагонадежности (206 тыс. чел., это в основном лица, подозреваемые тогда в предательской и шпионско-диверсионной деятельности, а также военнослужащие ряда национальностей, семьи которых насильственно выселялись из мест постоянного проживания в восточные районы страны), и, кроме того, значительное количество не разысканных дезертиров. Не входили в списочную численность войск (сил) раненые и больные, лечившиеся в госпиталях, и личный состав, находившийся на время составления отчетности в пути следования к месту службы в составе маршевых частей и подразделений.

Порядок подсчета числа потерь и выбывших из Вооруженных сил показан в табл. 8, 9 и 15.

Таблица 8

Виды потерь

Всего (тыс. чел.)

Проценты

от убыли

от общего числа призванных

Убито и умерло от ран и болезней, погибло в результате происшествий и т.п.

6 885,1

31,8

19,9

Пропало без вести, попало в плен

4 559,0

21,1

13,2

Пропало без вести в пути к месту службы и захвачено противником военнообязанных, призванных по мобилизации, но не зачисленных в списки войск

500,0

2,3

1,5

Итого

11 944,1

55,2

34,6

Остальная часть убывших из армии и флота — 9 млн 692,8 тыс. чел. к безвозвратным демографическим потерям не относится (табл. 9). Это уволенные из армии и флота по ранению, болезни и возрасту, переданные для работы в промышленности, МП ВО, ВОХР, направленные на укомплектование войск и органов НКВД, соединений и частей дружественных нам армий, формирований гражданских ведомств, осужденные и другие лица.

После окончания войны с Германией по состоянию на 1 июля 1945 г. в Вооруженных силах по списку оставалось 11390,6 тыс. человек и лечилось в госпиталях 1 млн 046 тыс. чел. военнослужащих. Кроме того, 403,2 тыс. человек находилось на службе в военных формированиях других ведомств, состоявших на довольствии в наркомате обороны СССР.

Таблица 9

Причины убытия

Число людей (тыс. чел.)

Проценты

от числа убывших

от общего числа призванных

Демобилизовано по ранению, болезни, возрасту  (из них стало инвалидами)

3 798,2
(2 576,0)

17,55
11,9

11,0
7,5

Передано на укомплектование войск и органов НКВД, военных формирований других ведомств,  соединений и частей дружественных армий, для  работы в промышленности и на транспорте

5 039,6

23,3

14,6

Осуждено — 994,3тыс. чел*
(в том числе за дезертирство - 376,3 тыс. чел.).
Из числа осужденных направлено в места  заключения:

436,6

2,0

1,27

Отчислено из войск по различным причинам

206,0

0,95

0,6

Не разыскано дезертиров

212,4

1,0

0,6

Итого

9 692,8

44,8

28,1

Примечание. * Из этого числа — 422,7 тыс. осужденным исполнение приговоров отсрочено до окончания военных действий с направлением на фронт в составе штрафных подразделений, 436,6 тыс. направлено в места заключения, а 135 тыс. расстреляно (учтены в числе небоевых потерь).