Цена освободительной миссии

Огненный вал войны почти полтора года катился на восток, сжигая на своём пути деревни, разрушая города, уничтожая мирное население. Первыми его жертвами были люди в шинелях. Погибая, они заслоняли собой страну. Неся потери, советские воины в жестоких боях перемалывали фашистские дивизии, покорившие Европу, рвущиеся к богатствам Украины, Белоруссии, Прибалтийских республик, центральных и южных районов России, Закавказья. Приобретая опыт боевых действий и получая мощную поддержку тыла, Красная Армия все чаще била врага ощутимыми ударами. Била, чтобы повернуть этот огненный вал на запад, освободить народы от фашистского нашествия.

И вот в битве под Москвой (сентябрь 1941 — январь 1942 гг.) гитлеровский план «молниеносной войны» был сорван советскими войсками, которые отбросили врага далеко от стен столицы и развеяли миф о непобедимости германской армии. Немецко-фашистские захватчики столкнулись тогда, несмотря на наши временные неудачи, с небывалым сопротивлением Красной Армии, большой силой духа защитников родной земли. Все, кто сражался на фронте и кто день и ночь трудился в тылу, верили в свое правое дело, в далекую Победу.

В выступлениях руководителей Коммунистической партии и Советского государства, во многих международных документах, подписанных ими, ставились воедино задачи разгрома гитлеризма, освобождения народов Европы и Азии от фашистско-милитаристских захватчиков и содействия этим народам в восстановлении государственной независимости.

Внимательно, с надеждой следили за событиями на советско-германском фронте народы оккупированных стран. Они видели в Красной Армии своего спасителя и потому желали ей успеха, усиливая сопротивление немецко-фашистским войскам. С началом Великой Отечественной войны изменился и социально-политический характер Второй мировой войны. Постепенно образовалась антигитлеровская коалиция народов стран, воевавших против Германии. Руководители Англии и США высоко оценили роль нашей страны в общей борьбе с фашизмом. В личном послании Сталину в июле 1941 г. У. Черчилль сообщал: «Мы все здесь очень рады тому, что русские армии оказывают такое сильное, смелое и мужественное сопротивление совершенно не спровоцированному и безжалостному вторжению нацистов. Храбрость и упорство советских солдат и народа вызывают всеобщее восхищение...»1

Весной 1942 г., когда советские войска вели тяжелые бои на широком фронте, из-за океана пришла ободряющая телеграмма. От имени американского народа президент США Франклин Д. Рузвельт писал: «Решимость Ваших армий и народа нанести поражение гитлеризму вдохновляет свободные народы всего мира»2.

Такие сообщения поступали в Москву из различных уголков земного шара. Во многих странах хорошо сознавали, что Красная Армия, неся большие потери, ведет борьбу не только за свою землю, но и за спасение свободолюбивых народов мира. Поэтому можно утверждать, что освободительная миссия советских воинов началась не с пересечения западной границы и вступления на территорию Румынии, Польши, Чехословакии, Венгрии. Она начала свой отсчет с первых приграничных сражений и продолжалась все 1418 дней войны. Красная Армия шла к победному дню через большие испытания, трудности и жертвы оборонительных и наступательных боев. Уже в 1942 г. началось освобождение первых пядей родной земли, захваченной противником, а в 1943 г. советские войска приступили к массовому изгнанию немецко-фашистских захватчиков с оккупированных ими территорий. В табл. 63 приведены потери советских войск, понесенные при освобождении каждой союзной республики.

Таблица 63

Людские потери Советских Вооруженных сил при освобождении союзных республик

Наименование союзных республик

Безвозвратные потери (убитые, пропавшие без вести, попавшие в плен, умершие от ран и болезней, небоевые потери)

РСФСР (с Крымом)

1 860,9 тыс. человек

Украинская ССР

968,1 тыс. человек

Белорусская ССР

213,6 тыс. человек

Латвийская ССР

130,2 тыс. человек й

Литовская ССР

137,2 тыс. человек

Молдавская ССР

18,7 тыс, человек

Эстонская ССР

67,1 тыс. человек

Всего

3 395,8 тыс. человек

Весной 1944 г. Советские Вооруженные силы, не дожидаясь открытия второго фронта, начали непосредственное освобождение европейских народов от немецко-фашистской оккупации. Первой на её освободительном пути была Румыния. В ночь на 28 марта 1944 г. наши войска форсировали пограничную реку Прут.

Выход советских войск на государственную границу с Румынией стал важным военно-стратегическим и политическим событием. Это вдохновило советский народ, воинов Красной Армии, укрепило их веру в скорую победу над фашистскими захватчиками. В связи с этим историческим событием 2 апреля 1944 г. на весь мир прозвучало следующее заявление: «Советское Правительство доводит, до сведения, что наступающие части Красной Армии, преследуя германские армии и союзные с ними румынские войска, перешли на нескольких участках, реку Прут и вступили на румынскую территорию. Верховным Главнокомандованием Красной Армии дан приказ советским наступающим частям преследовать врага вплоть до его разгрома и капитуляции.

Вместе с тем Советское Правительство заявляет, что оно не преследует цели приобретения какой-либо части румынской территории или изменения существующего общественного строя Румынии и что вступление советских войск в пределы Румынии диктуется исключительно военной необходимостью и продолжающимся сопротивлением войск противника»3.

7 ноября 1944 г. в приказе Верховного Главнокомандующего было сказано, что низвергнуто трехлетнее фашистское иго на временно захваченных немцами землях наших братских советских республик. Красная Армия вернула свободу десяткам миллионов советских людей. Государственная граница СССР, вероломно нарушенная гитлеровскими полчищами 22 июня 1941 г., восстановлена на всем протяжении от Черного до Баренцева моря.

Советские воины нанесли сокрушительное поражение врагу под Яссами и Кишиневом. Это способствовало вооруженному восстанию в Румынии и ее выходу из фашистского блока. Войска 2-го Украинского фронта совместно с румынскими частями, вступившими на сторону народа, к концу октября полностью освободили Румынию. В Ясско-Кишиневской стратегической наступательной операции безвозвратные потери наших войск составили 13 197 чел., санитарные — 53 933 человека. Всего — 67 130 солдат и офицеров.

Хлебом-солью, цветами встречали болгары армию-освободительницу в сентябре 1944 г. Здесь власть перешла к патриотам — членам Отечественного фронта. Болгария объявила войну Германии.

Тяжелые бои шли за освобождение Венгрии. С 6 по 28 октября «1944 г. проведена Дебреценская фронтовая наступательная операция. Затем началась Будапештская стратегическая наступательная операция, в результате которой войска 2-го Украинского фронта, наступавшие на Будапешт с востока и северо-востока, и 3-го Украинского фронта, наносившего удар с юга, завершили окружение 188-тысячной группировки врага. После Балатонской оборонительной операции советские воины совместно с болгарской и югославской армиями 4 апреля завершили освобождение Венгрии.

Большие усилия и жертвы потребовались для изгнания фашистов с территории Польши. Освобождение этой страны началось еще во второй половине 1944 г., в ходе Белорусской операции. Она проведена с 23 июня по 29 августа с-целью разгрома немецко-фашистской группировки армий «Центр» и полного освобождения Белоруссии. Нашим войскам противостояли 63 дивизии и 3 бригады численностью 1,2 млн человек. Они преграждали путь на Варшаву.

В результате ожесточенных боев немецкая группа армий «Центр» потерпела поражение, её главные силы были окружены. На втором этапе операции (с 5 июля по 29 августа 1944 г.) завершен разгром окруженных войск противника и нанесен значительный ущерб переброшенным сюда с запада и вновь сформированным соединениям.

Советские воины вступили на территорию Польши. И здесь приходилось преодолевать упорное сопротивление врага, опирающегося на мощную систему обороны. В результате Висло-Одерской стратегической наступательной операции Красная Армия при участии Войска Польского освободила западные и южные районы Польши и вышла на территорию фашистской Германии. Разгромлено 25 и полностью уничтожено 35 вражеских дивизий, захвачено 147,4 тыс. пленных.

Велики утраты и советских воинов-освободителей. Их безвозвратные потери только в названной операции составили 43 251 чел., санитарные — 149 874 чел. Всего 193 125 человек.

Нелегкие обстоятельства возникли при освобождении Варшавы. Руководители Армии Крайовой по разработанному эмигрантским правительством плану решили захватить власть до вступления советских войск в польскую столицу. С этой целью они уже 1 августа начали восстание, которое было плохо подготовлено, не учитывало обстановку на советско-германском фронте.

Войска 1-го Украинского и 1-го Белорусского фронтов, пройдя с боями за 40 суток около 700 км, вынуждены были вести тяжелые бои севернее и южнее Варшавы и не смогли незамедлительно пробиться к городу. Советские летчики поддерживали действия повстанцев, сбрасывали им оружие, боеприпасы, продовольствие и медикаменты. Немецко-фашистские войска жестоко расправились с восставшими и мирным населением. В ходе боев от террора погибло свыше 200 тыс. человек, почти полностью разрушена Варшава. 17 января 1945 г. войска 47-й и 61-й армий совместно с 1-й армией Войска Польского освободили Варшаву.

Освобождение Польши осуществлено советскими войсками за девять месяцев (с середины июля 1944 г. до мая 1945 г.). За это заплачено многими сотнями тысяч жизней советских солдат и офицеров. На территории Польши находится около 500 мест захоронений советских и польских военнослужащих. Из них 120 отдельных кладбищ, 199 братских могил. Кроме того, здесь покоится прах многих сотен тысяч погибших советских военнопленных. Разве можно такие жертвы предать забвению!

В освобождении родной земли могли участвовать солдаты и офицеры польской армии, которой командовал генерал В. Андерс. Она начала формирование в 1941 г. Для обучения и снаряжения армии Советское правительство предоставило Польше беспроцентный заем в 300 млн рублей. На территории СССР были созданы все условия для комплектования армии и лагерных учений. Однако командование армии не спешило готовиться к боевым действиям против немецких войск.

Наступила весна 1942 г., а польская армия Андерса так и не приняла участия в боях. Более того, её командование приняло решение об эвакуации в Иран. В августе 1942 г. 75 491 офицер и солдат, 37 756 членов их семей покинули советскую территорию, не сделав ни единого выстрела в защиту своей страны.

Польское эмигрантское правительство, находившееся в Лондоне, проводило враждебную политику в отношении наступающей Красной Армии. Террористы Армии Крайовой совершали диверсии против советских войск и патриотов Польши. По неполным данным, опубликованным позднее советскими военными властями, террористы АК за восемь месяцев убили 594 офицера и бойца Красной Армии, ранили 294 советских военнослужащих4.

Советские воины протянули руку помощи братским народам Чехословакии, помогли югославской армии в разгроме немецко-фашистских оккупантов. Помнят подвиг советских солдат в Австрии, Норвегии, Дании. Рядом с ними сражались воины Войска Польского, чехословацкого корпуса. Затем против гитлеровцев выступили румынские, болгарские, венгерские части. Активно боролись против гитлеризма немецкие патриоты-антифашисты.

Очищая землю от фашистских захватчиков, советские воины стремились максимально сохранить от разрушений города, промышленные предприятия, исторические памятники, очаги культуры. Так были спасены Краков, Польская Силезия, многие другие города, а также и всемирно известная Дрезденская картинная галерея.

В боях за Будапешт советское командование пыталось избежать разрушительных боев в городе, жертв среди мирного населения и воюющих армий. С этой целью в расположение врага были направлены парламентеры. Однако гитлеровцы отвергли разумное предложение, а парламентеров И.А. Остапенко и М. Штеймеца убили.

Продвижение наших войск на запад способствовало усилению народного сопротивления фашизму в оккупированных странах Европы.

Освободительное движение антигитлеровских сил происходило при активной и бескорыстной военной и материальной поддержке со стороны Советского Союза. Кроме того, многие наши соотечественники, бежавшие из фашистского плена и с каторжных работ, активно участвовали в движении Сопротивления.

«Имеется много фактов, — говорил в интервью Ф.И. Голиков, уполномоченный Совнаркома СССР по делам репатриации советских граждан из Германии и оккупированных ею стран, — свидетельствующих о том, что тысячи советских людей, находясь в немецкой неволе, героически боролись против врага. Так, например, известно, что на территории Франции большое число русских, грузин, армян, таджиков, татар, украинцев, белорусов — бывших красноармейцев и офицеров Красной Армии, попавших в плен к немцам и загнанных ими на территорию Франции, восстали против немецкого командования и с оружием в руках целыми группами и подразделениями присоединялись к французским партизанам и активно участвовали в освобождении Франции и Бельгии от немцев. Родина по праву может гордиться такими сынами»5.

Наши соотечественники храбро сражались в Бельгии, Италии, Голландии, Норвегии, Югославии, Греции, Польше, Чехословакии и на севере Африки. «Трудно сказать, сколько было русских среди итальянских партизан, — вспоминает один из руководителей итальянского движения Сопротивления Бини, — но нет в Италии партизанского района, который не сохранил бы в памяти вместе с “Катюшей”, любимой песней итальянских партизан, своих Михайлов, своих Александров, своих Викторов и Григориев»6.

Здесь беспримерную славу о себе оставили русский Федор Полетаев, сын азербайджанского народа Мехти Гусейн-Заде и многие другие.

Велик вклад всех бежавших из плена и с каторжных работ, всех, не покорившихся фашизму советских граждан в освобождение народов Европы.

За годы войны на территории Германии и оккупированных ею стран были построены сотни мест заключения, тысячи концлагерей. Через их ворота прошли миллионы узников, большая часть которых была казнена, отравлена газом, умерла от голода, террора. Ожидали своей участи в местах массового уничтожения еще миллионы мирных граждан и военнопленных.

Благодаря быстрому продвижению Красной Армии, а также наступлению войск стран антигитлеровской коалиции была спасена жизнь миллионов людей, обреченных на уничтожение в концлагерях. Например, только в Силезии Красная Армия вызволила из неволи десятки тысяч людей. К 20 марта 1945 г. войска 1-го Украинского фронта освободили 91 300 советских граждан и 22 500 иностранцев.

К концу войны на территории Германии и Австрии находилось около 14 млн военнопленных и насильственно угнанных мирных граждан из различных стран Европы, в том числе и из Советского Союза. После войны на родину возвратилось 5,5 млн советских граждан, из них 1,8 млн бывших военнослужащих.

Освободительную миссию советские воины осуществляли не только силой оружия. Они помогали народам Европы освободиться от влияния фашистской идеологии, пут геббельсовской пропаганды. Их гуманное поведение на территории Германии и бывших её сателлитов убеждало народы освобожденных стран в том, что Красная Армия пришла к ним не для отмщения за преступления гитлеровцев и их пособников, а как армия-освободительница.

Чтобы ускорить завершение Второй мировой войны и помочь народам Китая, Кореи и других стран Азии освободиться от японского господства, Советское правительство, верное союзническому долгу, вступило в войну с Японией.

Это решение с восторгом встретили народы Китая, Индонезии, Кореи и других стран. Волна воодушевления прокатилась и по США. Маньчжурская стратегическая наступательная операция (9 августа — 2-го сентября 1945 г.) осуществлялась войсками Забайкальского, 1-го и 2-го Дальневосточных фронтов, силами Тихоокеанского флота и Краснознаменной Амурской военной флотилии. В операции участвовали и соединения Народно-революционной армии Монгольской Народной Республики. Миллионная Квантунская армия Японии подверглась одновременным ударам с суши, с воздуха и с моря. Наступающие войска за первые шесть дней сломили на всех направлениях сопротивление японцев, форсировали Амур, Уссури, преодолели хребты Малый Хинган, Большой Хинган, многие другие горные массивы, пустынные степи Внутренней Монголии и вышли в центральные районы Маньчжурии. Квантунская армия оказалась рассеченной, пути отхода отрезаны.

Китайский и корейский народы восторженно встречали советских воинов-освободителей. Успешное наступление Советской Армии создало благоприятные условия для действий Народно-освободительной армии Китая, руководимой Коммунистической партией.

Освобождена территория площадью более 1,3 млн кв. км с населением свыше 40 млн человек. Возникли благоприятные возможности для подъема национально-освободительной борьбы народов многих стран Восточной и Юго-Восточной Азии, для победы народной революции в Китае, Северной Корее и Вьетнаме.

Осуществляя освободительную миссию на Западе и Востоке в 1944-1945 гг., Советские Вооруженные силы провели ряд крупных стратегических операций. Среди них: Белорусская, Ясско-Кишиневская, Львовско-Сандомирская, Будапештская, Венская, Белградская, Восточно-Прусская, Восточно-Померанская, Западно-Карпатская, Висло-Одерская, Берлинская, Пражская, Маньчжурская. В них участвовали 11 фронтовых объединений, 4 флота, 50 общевойсковых, 6 танковых, 13 воздушных армий и 3 флотилии. Около 7 млн советских воинов более года вели ожесточенные бои с врагом.

Полностью или частично они освободили 13 стран Европы и Азии, с населением свыше 147 млн человек7.

Окончательный разгром фашистской Германии и милитаристской Японии, освобождение народов Европы и Азии потребовали прежде всего от Советских Вооруженных сил огромных усилий и жертв. Данные о них приведены в таблице 64.

Таблица 64

Страны*

Потери

безвозвратные

санитарные

всего

всего

в т.ч. убито, умерло от ран и болезней

всего

в т.ч. ранено, контужено, обморожено

количество

%

Польша

600 212

541 029

1416032

1145 329

2016 244

51,84

Чехословакия

139 918

122 392

411 514

346 044

551 432

14,18

Венгрия

140 004

112 625

344 296

290 136

484 300

12,45

Германия

101 961

92 316

262 861

241 522

364 822

9,38

Румыния

68 993

59 499

217 349

150 311

286 342

7,36

Австрия

26 006

23 128

68 179

60 143

94 185

2,42

Югославия

7 995

6 307

21 589

14 617

29 584

0,76

Норвегия

3 436

2 887

14 726

4 750

18 162

0,47

Болгария

977

154

11 773

514

12 750

0,33

Китай

9 272

6 729

20 630

15 885

29 902

0,77

Северная Корея

691

528

1272

1 154

1 963

0,05

Всего

1099465

967 594**

2790221

2 270 405

3889686

100

Примечания. * Страны в послевоенных границах.

** В том числе 10 825 чел. умерли от болезней.

Дорогой ценой заплатил советский народ за освобождение ряда стран Европы и Азии от германского фашизма и японского милитаризма. Все наши потери, безвозвратные и санитарные, в этот освободительный период составили около четырех миллионов человек. Всего в странах Европы и Азии, полностью или частично освобожденных Советской Армией, покоится прах более миллиона советских воинов, в числе которых более 600 тыс. наших соотечественников-россиян.

В публикуемой ниже таблице показано, как распределились эти потери по категориям военнослужащих.

Таблица 65

Виды потерь

Офицеры

Сержанты

Солдаты

Всего

Безвоз-вратные

Убито и умерло от ран

86 203

205848

664718

956769

Пропало без вести и попало в плен

6 467

17 725

70 392

94 584

Небоевые потери

4 228

9 688

34 196

48 112

Итого

96 898

233 261

769 306

1099465

Санитарные

Ранено, контужено, обожжено

174 539

459 340

1636 526

2270405

Заболело

43 696

91 399

383 420

518 515

Обморожено

73

201

1 027

1 301

Итого

218 308

550 940

2020 973

2790221

Всего потерь

315 206

784 201

2 790 279

3889686

Руководство нашего государства, советский народ и его армия рассматривали защиту Отечества, разгром немецко-фашистских войск в неразрывной связи с освобождением стран, порабощенных гитлеровской Германией. И Советские Вооруженные силы, разгромив врага, с честью выполнили свою освободительную миссию в Европе и Азии. Это способствовало усилению национально-освободительной борьбы, развалу колониальной системы, образованию и укреплению свободных, независимых государств.

В этот период с особой силой проявились высокие боевые и моральные качества воина-освободителя. Готовый к самопожертвованию, он храбро сражался с врагом, рисковал жизнью ради сохранения древних городов и очагов мировой культуры. Гуманно относился и к народу Германии, откуда пришли к нам агрессия, кровопролитная война, заботился о спасенных женщинах, стариках и детях. На развалинах войны помогал налаживать новую жизнь. Делил хлеб с обреченными — в одном лишь Берлине были обеспечены питанием 3,5 млн человек. Потому и лежат всегда цветы у памятника советскому солдату в берлинском Трептов-парке, олицетворяющему подвиг воина-освободителя, интернационалиста.

Всесторонняя помощь в налаживании мирной жизни была оказана и другим странам, освобожденным от гитлеровской оккупации. Первой страной, куда пришли советские воины, была Румыния, воевавшая на стороне Германии. В воззвании к населению освобожденных районов разъяснялось, что Красная Армия вошла в пределы страны не как завоевательница, а как освободительница румынского народа от немецко-фашистского ига, что она не преследует других целей, кроме цели разгрома вражеских германских армий и уничтожения господства фашистской Германии в порабощенных ею странах.

С участием советских воинов здесь было восстановлено 380 километров главных железнодорожных путей, свыше 1000 мостов и 16 тоннелей, десятки нефтескважин и предприятий. Наши воинские части выделяли для сельскохозяйственных работ тракторы, тягачи, горючее. Предоставлена продовольственная ссуда в 300 тысяч тонн зерна...

Центральной и Юго-Восточной Европы плечом к плечу с Красной Армией воевали польские, чехословацкие, румынские, венгерские и болгарские воинские формирования. В Маньчжурской операции 1945 г. принимали участие соединения Монгольской Народно-Революционной армии.

Общие людские утраты войск этих стран составили более 244 тыс. человек (таблица 66).

Таблица 66

Государства, периоды их участия в военных действиях

Людские потери

Безвозвратные

Санитарные

Всего

Польша (1943—1945 гг.) Войско Польское: 1-я пд, 1-й тк, 1-й сак, 1-я и 2-я армии

24 707

44 233

68 940

Чехословакия (1943—1945 гг.) 1-й чак, 1-я сад, 1-я чпбр, 1-я отбр, 1-й опб

4011

10 191

14 202

Румыния (1944—1945 гг.) 1-я и 4-я армии, 1-й авиакорпус, 1-я пд

37 208

92 108

129316

Болгария (1945 г.) 1-я армия

10 124

21 541

31 665

Монголия (1945 г.) четыре кд, одна мсбр

72

125

197

Итого

76 122

168 198

244320

Примечания. 1. В таблицу включены потери только воинских частей и учреждений, принимавших участие в боевых действиях на стороне СССР.

2. В соединениях и частях Польши и Чехословакии проходили службу около 60 % граждан СССР (поляки, чехи, словаки, русские, украинцы, белорусы и воины других национальностей.)

Примечания:

1 Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. — М., 1976. T. I, с. 17.

2 Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. — М., 1976. T. II, с. 17.

3 История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945. — М.., 1941-1945 М, с. 82.

4 Сейерс Майкл и Кан Альберт. Тайная война против Советской России. — М.: Госиздательство иностранной литературы, 1947. С. 442.

5 Правда, 11 ноября 1944 г.

6 История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941—1945. — М., 1963, т. 3, с. 495.

7 Великая Отечественная война 1941—1945. Энциклопедия. — М., 1985, с. 519.

 

Потери других формирований

Наряду с личным составом армии и флота активное участие в вооруженной борьбе с немецко-фашистскими захватчиками принимали ополченцы, партизаны и подпольщики. Однако сведения об их утратах весьма ограничены. В частности, данные о потерях народного ополчения имеются только по тем соединениям и частям, которые включались в состав войск действующих фронтов и армий. Из-за отсутствия в военных архивах необходимых документов о других формированиях определить их потери не представилось возможным, но они учтены в общих потерях населения страны.

Следует иметь в виду, что формирование ополченских соединений и частей проводилось под руководством местных партийных и советских органов. В них включались добровольцы, не подлежащие призыву по мобилизации. Всего по стране изъявило желание вступить в народное ополчение свыше 4 млн человек. Из отобранных для обучения лиц формировались соединения, части и подразделения народного ополчения. Но не везде удалось завершить формирование. Однако всего через народное ополчение в действующую армию вошло около 2 млн человек. Дивизии и полки ополченцев сыграли значительную роль в обороне Москвы, Ленинграда, Смоленска, Тулы, Сталинграда и многих других городов. Они несли потери и немалые, так как были недостаточно вооружены и слабо подготовлены к боевым действиям. Соединения добровольцев довооружались, пополнялись по штатам регулярных частей и включались в состав Красной Армии. Всего в действующую армию влилось 40 стрелковых дивизий народного ополчения. 26 из них прошли через всю войну.

24 июня 1941 г. было принято постановление СНК СССР о создании истребительных батальонов. На них возлагались борьба с немецкими парашютистами и диверсантами, охрана важных оборонных и народно-хозяйственных объектов. В них зачисляли тех, кто не подлежал призыву в армию, но имел военную подготовку. Например, в Москве их было создано 25, в которые добровольно вступили 18 тыс. человек. Позднее эти батальоны сведены в 5 полков, занявших оборону на подступах к столице. Они же стали основой 2-й, 4-й и 5-й Московских стрелковых дивизий народного ополчения1.

На территории, временно захваченной врагом, активно действовали партизаны и подпольщики. К концу 1941 г. там находилось свыше 2 тыс. партизанских отрядов (более 90 тыс. чел.). Всего в годы войны в тылу врага сражались свыше 6 тыс. партизанских отрядов, в которых насчитывалось более 1 миллиона человек, в том числе многие тысячи бойцов и командиров Красной Армии, вышедших из окружения и бежавших из плена.

Силу партизанских ударов гитлеровцы постоянно ощущали на оккупированной ими территории и не раз это признавали. Например, командующий войсками вермахта в Крыму генерал-полковник Енеке писал: «Внутри Крыма не удается уничтожить возрастающее партизанское движение. После успешного разгрома в декабре 1943 г. партизан в Зуйском лесу было очень много операций, но они не достигали цели. Несомненный успех достигла банда 8.02.1944 г. в районе Бахчисарая, когда смогла уничтожить немецкую роту, а именно: 86 чел. убиты, 26 ранены и 12 пропали без вести»2.

Партизанское движение и подпольная борьба с немецко-фашистскими оккупантами имели большое политическое и стратегическое значение. Патриоты нанесли огромный материальный и людской урон фашистской армии и оккупационной администрации. Они уничтожили, ранили и пленили свыше миллиона солдат и офицеров вермахта, военно-строительных формирований, чиновников, колонистов и др. Партизанами и подпольщиками убито 67 генералов сухопутных войск, войск СС и ряд других крупных военных чинов, пленено около 45 тыс. солдат и офицеров, в том числе и 5 генералов3.

Действия партизан, особенно на коммуникациях и линиях связи, сковывали продвижение фашистских соединений и частей. Начальник генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-полковник X. Гудериан писал, что «...по мере того, как война принимала затяжной характер, а бои на фронте становились все более упорными, партизанская война стала настоящим бичом, сильно влияя на моральный дух фронтовых солдат».

На борьбу с партизанами, с населением и на охрану важнейших военных объектов германская армия вынуждена была привлекать большие силы. Всего гитлеровцы и их союзники сосредоточили для этих целей около 30 дивизий. Кроме того, использовались и другие многочисленные охранные и карательные легионы, батальоны и полки, полицейские подразделения, служба порядка и другие формирования, общей численностью равной примерно 20 дивизиям4.

Приведенные данные свидетельствуют о больших масштабах всенародной борьбы в тылу врага, о неоценимой помощи, которую оказывали партизаны и подпольщики Красной Армии.

Советское командование постоянно учитывало возрастающие возможности партизанских соединений. В Курской операции, в битве за Днепр, в сражениях при освобождении Белоруссии партизаны и подпольщики активно содействовали наступлению советских войск. По единому замыслу с командованием фронтов они провели несколько крупных операций по выводу из строя вражеских железнодорожных магистралей (кодовые названия «Рельсовая война» и «Концерт»).

Народные мстители активно действовали на Украине, в Белоруссии, Молдавии, Литве, Латвии, Эстонии, Карелии, в оккупированных областях России.

Общее стратегическое руководство партизанской борьбой осуществляла Ставка ВГК. 30 мая 1942 г. был создан Центральный штаб партизанского движения. Он просуществовал; До 13 января 1944 г., после чего руководство партизанскими отрядами возложили на ЦК союзных республик и областные комитеты партии. Работая над книгой, авторы изучили краткие отчеты некоторых обкомов о партизанской борьбе, отчеты Центрального штаба партизанского движения, которые и послужили источником для определения численности и потерь партизан в годы войны. Но для полной оценки числа утрат личного состава партизанских отрядов этой информации явно недостаточно.

Вот, например, сообщение из Орловской области. К 1 июля 1942 г. на территории Орловщины вели вооруженную борьбу против оккупантов 9693 человек. К 15 апреля 1943 г. это количество возросло до 14142 человек. В период со 2 мая по 6 июля 1943 г. против орловских партизан немецкие войска провели карательную операцию, в результате которой погибло 841 чел., утонуло 128, ранено 697, пропало без вести 2450 партизан (большинство из них затем поодиночке вышли в расположение советских войск), попали в плен 30 человек.

По неполным данным, поступившим из Черниговской, Сталинской (Донецкой), Кировоградской, Николаевской, Полтавской, Одесской, Днепропетровской, Орловской областей, Краснодарского края, Калмыцкой АССР, Карело-Финской ССР, безвозвратные потери партизан (убито, пропало без вести и оказалось в плену) составили 5510 чел., ранено 1018 человек. Число погибших подпольщиков не установлено.

За подвиги, совершенные в годы Великой Отечественной войны, 252 партизана и подпольщика удостоены звания Героя Советского Союза и Героя Российской Федерации. Всего награждено орденами и медалями 300 тыс. партизан, подпольщиков, участников движения Сопротивления55.

В настоящем труде не учтены также потери таких активных участников войны, как моряки гражданского морского и речного флотов. Экипажи многих судов участвовали в десантных операциях, перевозили грузы для фронта в условиях постоянного воздействия авиации, подводных и надводных кораблей противника.

Большая тяжесть войны легла на работников железнодорожного и автомобильного транспорта, их специальные формирования. В напряженном ритме они доставляли на фронт пополнение, эвакуировали раненых и оборудование предприятий, перевозили с одного фронта на другой соединения и части действующей армии, восстанавливали разрушенные пути, мосты и станционные сооружения. Железнодорожные и автомобильные перевозки, а также восстановительные работы проводились зачастую при авиационных и артиллерийских налетах противника, в результате чего гибли люди, выходили из строя техника, железнодорожные и автодорожные сооружения.

Все людские утраты учтены в общих потерях страны (26,6 млн чел.), а поименно — в книгах Памяти, изданных в областях, краях и республиках бывшего Советского Союза.

Примечания:

1  Москва военная. Мемуары, архивные документы. — Мосгорархив. 1995, с. 258.

2 Литвин Г.А., Смирнов Е.И. Освобождение Крыма. Документы свидетельствуют. — М., 1994, с. 55.

3 Пономаренко П.К. Всенародная борьба в тылу немецко-фашистских захватчиков. 1941—1945. — М.. 1982, с. 442, 443.

4 Там же, с. 452.

5 Партизанское движение. Военно-исторический очерк под общей редакцией В.А. Золотарева.- М.: «Кучково поле" 2001. С. 398-410.

 

Пленные и пропавшие без вести

В определении масштабов людских потерь Советских Вооруженных сил в годы Великой Отечественной войны особое место занимает проблема, связанная с уточнением количества пленных и пропавших без вести.

Внезапное нашествие фашистской Германии на СССР поставило в тяжелые условия войска западных приграничных военных округов, преобразованных с началом войны во фронты. Заблаговременное развертывание противником превосходящих сил на главных направлениях обеспечило ему успех при вторжении. Быстрое продвижение вражеских танковых группировок, их выход на фланги и в тыл оборонявшихся войск, непрерывные удары авиации, диверсионные действия различных групп противника вызывали в ряде случаев растерянность как рядового так и командного состава.

Крайне невыгодные условия, в которых пришлось действовать в первые дни войны войскам наших фронтов, а также потеря связи и управления во фронтовом и армейском звене привели к образованию огромных брешей в обороне, к окружению и отсечению от основный сил фронтов не только отдельных частей и соединений, но и целых армий. Далеко не все могли выдержать такие испытаний, небывалое физическое и моральное напряжение. В результате большие группы отступавших войск, исчерпав все возможности к сопротивлению, лишенные всякой поддёржки, попадали в плен — одни, будучи раненными, другие — психологически надломленными, третьи — до предела изнуренные от голода' холода и других лишений. Все это привело к захвату врагом в первые месяцы войны большого количества пленных, увеличению числа пропавших без вести. А потеря связи в звене дивизия — армия — фронт — Генеральный штаб лишала возможности регулярно информировать вышестоящие штабы как о результатах боевых действий, так и о понесенных потерях.

В любой войне бывали и пленные,, и пропавшие без вести. Эти потери неизбежные спутники вооруженных столкновений. Например, за 40 месяцев войны 1914—1917 гг. русская армия потеряла пленными и без вести пропавшими 3 638 271 человек. И на территории России за то же время находилось 1 961 333 пленных солдат и офицеров противника1.

Напряженный и широкомасштабный характер Великой Отечественной войны, участие в ней большого числа людей и боевой техники предопределили значительные потери Как военнослужащий, так и гражданских лиц.

Разумеется, условия, приведшие солдат к пленению, были различные. Как правило, этому предшествовали окружение, ранение, физическое истощение, отсутствие боеприпасов. Каждый знал, что добровольная Сдача в плен по трусости или малодушию всегда признавалась воинским преступлением. Однако для основной массы советских воинов слово «добровольно» не применимо. Почти все, кто попал в фашистский плен, испытали в трагический час тяжелый психологический удар, отбросивший их из рядов советских воинов в беззащитную массу военнопленных. Многие из них предпочитали смерть мучительному позору. Однако, попав в плен, большинство наших соотечественников вели себя мужественно, оставались верными Родине. Плен для них - не только трагедия, но и большой героизм, сопротивление, постоянное стремление к побегу вопреки жестокой лагерной системе.

К сожалению, долгие военные и послевоенные годы эта тема была закрытой для печати. А ведь речь шла о миллионах советских солдат и офицеров, оказавшихся в руках фашистов. Поэтому, прежде чем произвести подсчет этих утрат, остановимся на трагической судьбе бойцов, попавших в гитлеровский плен.

К середине июля 1941 г. из 170 советских дивизий 28 оказались в окружении и не вышли из него, 70 понесли серьезные потери и нуждались в пополнении.

Осенью 1941 г. под Вязьмой во вражеское окружение попали 37 дивизий, 9 танковых бригад, 31 артиллерийский полк РГК и полевые управления четырех армий. Одновременно с этим в брянском котле оказались 27 дивизий, 2 танковые бригады, 19 артиллерийских полков и полевые управления трех армий2.

Окруженные советские войска активными боевыми действиями сковали 28 немецких дивизий, из которых 14 не могли высвободиться для дальнейшего наступления на Москву. В середине октября часть войск прорвалась из окружения и влилась в ряды защитников Москвы.

Ориентировочный подсчет по имеющимся архивным материалам позволяет сделать вывод, что из-под Вязьмы удалось вырваться из окружения и пробиться к своим лишь 16 дивизиям с остатками личного состава, а из брянского котла к 23 октября вышли все три полевые управления армий и остатки 18 дивизий. Всего же из этих двух районов окружения вышли 34 дивизии и 13 артиллерийских полков РГК3. Однако значительная часть бойцов и командиров была захвачена фашистами.

Попавшие в плен в 1941 г. советские военнослужащие неделями двигались пешим порядком в немецкие лагеря, находившиеся в Польше, Германии и других странах Европы. Сотни тысяч погибших среди военнопленных явились результатом изнуряющих маршей, голода, физического истощения и ненастья. Число жертв росло также за счет того, что конвоиры имели право на основе отданных командованием приказов расстреливать каждого, кто оказывал малейшее неповиновение или пытался бежать. Распоряжение расстреливать отставших от своих колонн пленных красноармейцев и командиров повлекло за собой такое количество жертв, которое исчисляется пяти-, а то и шестизначными цифрами, особенно в тех районах, где после боев в окружении в лесах прятались тысячи красноармейцев4.

Общее количество погибших на марше и при транспортировке военнопленных не установлено. В некоторых источниках приводятся цифры 200—250 тыс. человек. Однако есть все основания полагать, что погибших было значительно больше. Бесчеловечное обращение с военнопленными во время их эвакуации и транспортировки стало предметом расследования и нашло свое отражение в обвинительном заключении на судебном процессе главных немецких военных преступников в Нюрнберге.

Объясняя на этом процессе причины массового вымирания советских военнослужащих, захваченных в плен под Вязьмой и Брянском в октябре 1941 г., представители военного руководства Германии в качестве основной причины выдвигали то, что огромное количество пленных сделало невозможным их обеспечение. Так, начальник штаба оперативного руководства генерал-полковник Йодль заявил: «Окруженные русские армии оказывали фанатическое сопротивление, несмотря на то, что последние 8—10 дней были лишены какого-либо снабжения. Они питались буквально корой и корнями деревьев, так как отошли в непроходимые лесные массивы, и попали в плен уже в таком истощении, когда были едва ли в состоянии передвигаться. Было просто невозможно их вывести... Поблизости не было мест для их размещения... Очень скоро начались дожди, а позднее наступили холода. В этом и была причина, почему большая часть людей, взятых в плен под Вязьмой, умерли».

Эти объяснения являются попыткой защитить себя и свои преступления. На самом же деле массовое вымирание началось значительно раньше, еще в первые недели войны5.

Немецко-фашистское руководство создало широкую сеть различного типа лагерей для содержания военнопленных и насильственно угнанных в рабство граждан оккупированных стран. При этом использовался опыт работы концентрационных лагерей, созданных в Германии после захвата власти фашистами. Лагеря для военнопленных делились на пять категорий:

а)  сборные пункты (лагеря);

б)  пересыльные лагеря (Дулаг);

в)  постоянные лагеря (Шталаг);

г)  основные рабочие лагеря;

д)  малые рабочие лагеря.

Сборные пункты создавались в непосредственной близости к линии фронта или в районе проводимой операции. Здесь шло окончательное разоружение пленных, составлялись первые учетные документы.

Следующим этапом движения пленных были пересыльные лагеря, которые располагались вблизи железнодорожных узлов. После первоначальной сортировки пленных отправляли в лагеря, имеющие, как правило, постоянное место расположения в тылу. Они различались по номерам. В них обычно находилось большое количество пленных. Так, «Шталаг»-126 в Смоленске в апреле 1942 г. содержал 20 тыс. человек. В «Шталаге»-350, расположенном в районе Риги, в 1941 г. находилось 40 тыс. человек. «Шталаг» был базой для сети основных рабочих лагерей, ему подчиненных. Последние имели по несколько тысяч узников и отличались друг от друга буквами, добавляемыми к наименованию главного лагеря.

Малые рабочие лагеря подчинялись основным рабочим лагерям или непосредственно постоянным «Шталагам». Различались по наименованию населенного пункта, где размещались, и по названию основного рабочего лагеря, к которому были приписаны. Например, в деревне Виттенхейм (Эльзас) лагерь русских военнопленных в 1943 г. назывался «Виттенхейм Шталаг УС». Численность заключенных в малых рабочих лагерях была от нескольких десятков до нескольких сотен человек.

По неполным данным, в Германии и в оккупированных ею странах размещалось 22 тыс. лагерей, в которых одновременно находилось советских военнопленных более 2 млн человек.

Грубо попирая международное законодательство о военнопленных, законы и обычаи войны, гитлеровское военное командование с особой жестокостью относилось к советским людям. Их массовое уничтожение было предусмотрено еще до нападения на нашу страну. Это проявлялось прежде всего в принципиальном согласии немецкого военного руководства на бесконтрольное уничтожение советских военнопленных особыми командами (отрядами) СС в лагерях, располагавшихся в районах военных действий. Войскам были отданы так называемые распоряжения о комиссарах и ряд других приказов, в которых шла речь об уничтожении всех партийных и советских работников, а также евреев и интеллигенции — всех тех, кто мог представлять потенциальную угрозу «Великой Германии».

Стремясь к массовому уничтожению советских военнопленных, германские военные власти обрекали красноармейцев на вымирание от голода, тифа и дизентерии, не оказывая им никакой медицинской помощи. Например, только на территории освобожденной Польши по данным, установленным польскими органами власти, захоронено 883 485 советских военнопленных, расстрелянных, замученных в многочисленных фашистских лагерях6.

Жестокие условия плена, в каких оказались наши соотечественники, ежедневно увеличивали число погибших. По утверждению автора книги «Они нам не товарищи» немецкого ученого Кристиана Штрайта, из 3,4 млн советских военнослужащих и гражданских лиц, плененных вермахтом в 1941 г. при вторжении в Советский Союз, к концу января 1942 г. в живых осталось только 1,4 млн человек. Остальные 2 млн стали жертвами расстрелов, эпидемий, голода или холода. Десятки, сотни тысяч были уничтожены командами СД или же войсковыми подразделениями по политическим или расовым мотивам.

По данным управления по делам военнопленных верховного главнокомандования вермахта, к 1 мая 1944 г. общее число истребленных советских военнопленных достигло 3 291 157 человек, из них: умерло в лагерях 1 981 000 человек, расстреляно и убито при попытке к бегству 1 030 157 человек, погибло «в пути» 280 000 человек.

По другим данным фашистского командования, «к середине 1944 г. было уничтожено около 3,3 млн советских военнопленных7».

Принимая во внимание то, что в числе этих жертв немецким командованием, кроме военнослужащих, учтены также попавшие в плен партизаны, подпольщики, личный состав незавершенных формирований народного ополчения, местной противовоздушной обороны, истребительных батальонов и милиции, а также военизированных формирований гражданских ведомств и часть лиц, угнанных на каторжные работы, приведенные данные могут соответствовать реальному числу истребленных советских людей.

Для определения действительного числа советских военнослужащих, оказавшихся в плену, был проведен тщательный анализ наших и германских архивных документов, материалов различных ведомств, а также публикаций зарубежных авторов.

В ходе исследования не удалось найти немецкие документы, содержащие полные сведения о числе советских военнопленных, захваченных до начала 1942 г. Объясняется это тем, что в 1941 г. представление донесений в штабы вермахта о числе взятых в плен советских военнослужащих не являлось обязательным. Распоряжение войскам по этому вопросу было отдано главным командованием сухопутных сил только в январе 1942 г., когда масштабы пленения значительно снизились.

Ответственность за состояние лагерей, содержание и использование военнопленных в вооруженных силах фашистской Германии была поделена между верховным главнокомандованием (ОКВ) и главным командованием сухопутных сил (ОКХ). На территории рейха вместе с присоединенными странами и областями за эти вопросы отвечал отдел по делам военнопленных главного штаба вермахта, а на территории оккупированных областей Советского Союза — отдел военной администрации начальника тыла сухопутных сил (ведомство генерал-квартирмейстера).

В так называемой зоне компетенции главного штаба вермахта (ОКВ) с самого начала войны не проявлялось должного интереса к восстановлению статистических данных о числе захваченных и оставшихся живыми военнопленных. Организационное указание отдела по делам военнопленных от 16 июня 1941 г. не относило такие сведения к числу обязательных. Этот порядок в июле 1941 г. был изменен, но касался он учета пленных, находившихся только на территории рейха.

В июле 1941 г. на сборных пунктах и в пересыльных лагерях, расположенных в зоне ответственности сухопутных сил, скопилось большое число военнопленных, на содержание которых не выделялось никаких средств. В связи с этим был издан приказ генерал-квартирмейстера от 25.07.1941 г. № 11/4590 об освобождении советских военнопленных ряда национальностей (немцев Поволжья, прибалтов, украинцев, а затем и белорусов). Однако распоряжением ОКВ от 13.11.1941 г. № 3900 дальнейшее действие этого приказа было приостановлено. Всего в этот период освобождено 318 770 чел., из них в зоне ОКХ — 292 702 чел., в зоне ОКВ — 26 068 человек. В общем числе освобожденных находилось 277 761 чел. украинцев. В 1942—1944 гг. из плена освобождались в основном лица, которые вступали в добровольческие охранные и другие формирования, а также в полицию. До 1 мая 1944 г. всего было освобождено 823 230 военнопленных, из них в зоне ОКХ 535 523 чел., а в зоне ОКВ — 287 707 человек8.

В целях наведения порядка в учете военнопленных 30 сентября 1941 г. было дано распоряжение комендантам лагерей на Востоке завести картотеки. При этом подчеркивалось, что данное указание должно быть реализовано только после завершения кампании на Восточном фронте. И что центральному справочному отделу должны сообщаться сведения только на тех пленных, которые «после селекции», произведенной айнзацкомандами (зондеркомандами), «окончательно остаются в лагерях или на соответствующих работах». Из этого следовало, что в учетных документах центрального справочного отдела не были отражены сведения о числе военнопленных, уничтоженных ранее при передислокации и фильтрации. Вероятно, поэтому и не было полных статистических материалов о советских военнопленных по рейхскомиссариатам «Остланд» (Прибалтика) и «Украина», где осенью 1941 г. находилось значительное число пленных.

Отчетность отдела по делам военнопленных ОКВ, представляемая Международному комитету Красного Креста, охватывала только систему лагерей, подчиненных ОКВ. Сведения о советских военнопленных стали поступать в комитет лишь с февраля 1942 г., то есть после того, как было принято решение об использовании их в качестве рабочей силы в немецкой военной промышленности (табл. 67).

7 июля 1943 г. в главной ставке Гитлера состоялось заседание по вопросу использования рабочей силы в горной промышленности. В директиве № 02358/43 от 8.07.1943 г. за подписью Г. Гиммлера указывалось: «Фюрер приказал 7 июля для проведения расширенной программы производства железа и стали непременно увеличить добычу угля, а для этого покрывать потребность в рабочей силе из военнопленных...

Пленные мужчины в возрасте от 16 до 55 лет, взятые в борьбе с бандами в зоне военных действий, армейском тылу, восточных комиссариатах, генерал-губернаторстве и на Балканах, считаются военнопленными. Это же относится к мужчинам во вновь завоеванных областях Востока. Они должны быть пересланы в лагеря военнопленных, а оттуда на работы в Германию»9.

Следует иметь в виду, что в лагерях для военнопленных находилось большое число мирных советских граждан, которые не являлись военнослужащими и были захвачены немцами в нарушение Гаагской и Женевской конвенций. Это, например, подтверждает в своих показаниях 28 декабря 1945 г. бывший начальник отдела по делам военнопленных Данцигского военного округа Остеррайх Курт. Он, в частности, пишет, что в подчиненных ему лагерях на Украине одновременно с военнопленными в отдельных бараках содержались под арестом до 20 тысяч советских граждан, взятых в качестве заложников из ряда районов, охваченных партизанским движением10.

Таблица 67

Количество советских военнопленных, находившихся в лагерях верховного главнокомандования вооруженных сил Германии (ОКВ) и использованных в качестве рабочей силы1

По состоянию на

Количество военнопленных

Всего

в лагерях ОКВ

на работах в военной
экономике Германии (концлагерях)

1 февраля 1942 г.

1 020 531

147 736

1 168 267

1 марта — « —

976 458

153 574

1 130 032

1 апреля —« —

643 237

166 881

810 118

1 июня — « —

734 544

242 116

976 660

1 сентября —« —

1 675 626

375 451

2 051 077

1 октября — « —

1 118 011

455 054

1 573 065

1 ноября — « —

766 314

487 535

1 253 849

1 января 1943 г.

1 045 609

Нет данных

1 февраля — « —

1 038 512

493 761

1 532 273

1 июля — « —

647 545

505 975

1 153 520

1 августа — « —2

807 603

496 106

1 303 709

1 декабря — « —

766 314

564 692

1 331 006

1 марта 1944 г.

861 052

594 279

1 455 331

1 мая — « —

877 980

618 528

1 496 508

1 июня —« —

875 733

618 528

1 494 261

1 августа — « —

889 309

631 559

1 520 868

1 сентября — « —

905 864

765 444

1 671 308

1 октября — « —

911 990

Нет данных

1 ноября — « —

929 100

Нет данных

1 января 1945 г.

930 287

750 000

1 680 287

25 апреля — « —

-

800 000

Примечания. 1 Составлено по немецким учетным данным, хранящимся в федеральном и военном архивах Германии и Центральном архиве Министерства обороны РФ (ф. 500, оп. 12450, д. 86), а также материалам военно-исторических трудов, изданных в ФРГ.

2 В период с февраля 1942 г. по август 1943 г. в этих сведениях не учтены военнопленные, содержавшиеся в сборных и пересыльных лагерях, находившихся в зоне ответственности командования сухопутных сил Германии (ОКХ). С осени 1943 г. они перешли в подчинение верховного главнокомандования Германии (ОКВ).

Еще больше заложников содержалось в лагерях военнопленных на территории Белоруссии и в Прибалтике.

Следовательно, для воссоздания действительного числа советских военнослужащих, оказавшихся в плену, необходим тщательный анализ немецких документальных источников. Это позволило бы приблизиться к истине. Между тем во многих публикациях у нас и за рубежом приводятся противоречивые, а порой явно завышенные данные.

В зарубежной печати (главным образом в Германии) приводится число советских военнопленных в пределах 5 200 000—5 750 000 человек, причем основная их масса относится на первый период войны (июнь 1941 г. — ноябрь 1942 г.). Можно предполагать, что при отсутствии достоверных материалов берутся сведения о пленных, полученные от штабов групп армий «Север», «Центр» и «Юг» в период наступательных действий в 1941 г. Так, в сводках германского верховного командования сообщалось, что в котлах под Белостоком, Гродно и Минском было взято в плен 300 тыс. чел., под Уманью — 103 тыс., под Витебском, Оршей, Могилевом, Гомелем — 450 тыс., под Смоленском — 180 тыс., в районе Киева — 665 тыс., под Черниговом — 100 тыс., в районе Мариуполя — 100 тыс., под Брянском и Вязьмой — 663 тыс. человек. Итого в 1941 г. — 2 млн 561 тыс. человек.

Цифры внушительные, но неточные, так как фашистское руководство в число военнопленных включало не только военнослужащих, но и всех сотрудников партийных и советских органов, а также мужчин независимо от возраста, отходивших вместе с отступающими и окруженными войсками. В итоге число взятых в плен порой превышает численность армий и фронтов, принимавших участие в той или иной операции (сражении). Например, немецкое командование сообщило, что восточнее Киева взято в плен 665 тыс. советских солдат и офицеров. Между тем вся численность войск Юго-Западного фронта к началу Киевской оборонительной операции составляла 627 тыс. человек. Из этого числа более 150 тысяч действовали вне окружения, а десятки тыс. военнослужащих вышли из окружения с боями. Аналогичное положение с сообщением немецкого командования о захвате 100 тыс. военнопленных в Севастополе. Видимо, гитлеровцы подсчитали и все население города, которое не смогло эвакуироваться.

В связи с этим уместно сослаться и на высказывание английского историка Д. Фуллера, утверждавшего, что верить немецким коммюнике о победах нельзя, ибо в них зачастую приводились астрономические цифры11.

Каковы же наиболее близкие к реальным данные о числе советских военнослужащих, находившихся в годы войны в немецком плену? Основным официальным источником являются донесения о людских потерях, получаемые от фронтовых, армейских объединений, соединений, отдельных частей, которые ежемесячно анализировались в Генеральном штабе, уточнялись и дополнялись материалами о неучтенных потерях и докладывались в Ставку Верховного Главного Командования.

После тщательного анализа всех источников предварительно было определено, что за годы войны пропало без вести и оказалось в плену 5 млн 059 тыс. советских военнослужащих, в числе которых 500 тыс. военнообязанных, призванных по мобилизации, но захваченных противником на пути в воинские части. Как выяснилось при дальнейшем исследовании, не все пропавшие без вести были пленены. Около 450— 500 тыс. чел. из них фактически погибли или, будучи тяжело раненными, остались на поле боя, занятом противником12.

В плену оказались также раненые и больные, находившиеся на излечении в госпиталях, которые были захвачены противником. Эти военнослужащие в донесениях наших войск значились в числе санитарных потерь, а противником они учтены как военнопленные. Отсутствие четкого разграничения потерь на плененных и пропавших без вести во многом объясняется и тем, что в условиях быстро меняющейся обстановки на фронте было крайне сложно установить факт пленения. Поэтому многих, не оказавшихся после боя в воинской части, заносили в число пропавших без вести. Необходимо также учитывать существовавшее в то время в армии презрительное отношение к плену, что заставляло командиров и начальников уменьшать число попавших в плен и показывать их в донесениях как пропавших без вести.

В результате изучения различных материалов авторы пришли к выводу, что фактически пропало без вести и оказалось в немецком плену около 4 млн 559 тыс. военнослужащих в числе которых и военнообязанные (500 тыс. чел.). Эти сведения не совпадают, да и не могут совпадать с данными, публикуемыми в зарубежной печати. Расхождения объясняются главным образом тем, что в немецких сведениях учитывались кроме военнослужащих также гражданские лица, захваченные в районе боевых действий, личный состав спецформирований различных гражданских ведомств (путей сообщения, морского и речного флотов, оборонительного строительства, гражданской авиации, связи, здравоохранения и др.), донесения о которых в армейские (флотские) штабы и в Генеральный штаб не представлялись.

Например, в составе управлений оборонительного строительства при Совете народных комиссаров СССР, НКВД и Наркомата обороны военнослужащие составляли небольшой процент (командный состав), а основная масса, при этом довольно значительная, состояла из рабочих и служащих. Они возводили оборонительные рубежи, укрепленные районы, строили аэродромы, дороги. Многие из них попали в окружение и плен. В их числе оказался и генерал Д.М. Карбышев, который был командирован для инспектирования хода строительства укрепленных районов. Не являлись военнослужащими захваченные партизаны и подпольщики, личный состав незавершенных формирований народного ополчения, местной противовоздушной обороны, истребительных батальонов, милиции. Кроме того, в первые недели войны противником было пленено большое количество граждан призывных возрастов, не призванных в Красную Армию по различным причинам, оказавшихся в зоне военных действий, немецком армейском тылу и на оккупированной врагом территории.

Следовательно, публикуемые в зарубежной печати сведения о числе военнопленных не могут быть приняты за основу для определения реального числа советских военнослужащих, оказавшихся в немецком плену.

В октябре 1944 г. в связи с вступлением советских войск на территорию европейских стран при правительстве СССР было создано Управление уполномоченного Совнаркома СССР по делам репатриации. Его возглавлял генерал-полковник Ф.И. Голиков. В делах указанного управления имеются статистические данные на 1 368 849 советских военнослужащих, возвратившихся из плена по состоянию на 3 октября 1945 г. Вот некоторые из них.

Таблица 68

По времени нахождения в плену

С какого года в плену

Офицеры

Сержанты

Солдаты

Всего

С 1941 года

52 025

76 359

544 321

672 705

С 1942 года

48 796

52 046

348 110

448 952

С 1943 года

13 083

18 350

128 082

159 515

С 1944 года

5 876

9 449

54 705

70 030

С 1945 года

1 344

1 665

14 638

17 647

С небольшой погрешностью эти данные можно использовать при характеристике общего числа советских военнопленных.

К сожалению, мы не можем с полной определенностью сказать о судьбе всех военнослужащих, не вернувшихся из плена, в том числе и о количестве погибших в неволе. Однако архивные документы подтверждают судьбу только 2 млн 016 тыс. чел. (из них 1 млн 836,5 тыс. чел. вернулись, а более 180 тыс. эмигрировали в другие страны). Позднее стало известно, что эмигрировало в другие страны около 200 тыс. человек.

Таблица 69

По национальности

Национальность

Количество

% к общему числу

Национальность

Количество

% к общему числу

Русские

657 339

48,02

Башкиры

4 248

0,31

Украинцы

386 568

28,24

Киргизы

4 014

0,29

Белорусы

103 053

7,53

Таджики

3 948

0,29

Татары

30 698

2,24

Калмыки

3 772

0,28

Узбеки

28 228

2,06

Туркмены

3511

0,26

Грузины

23 816

1,74

Латыши

3 286

0,24

Казахи

23 143

1,69

Литовцы

2 749

0,20

Азербайджанцы

20 850

1,52

Эстонцы

2 484

0,18

Армяне

20 067

1,47

Карелы

1 989

0,14

Молдаване

4 739

0,35

Другие национальности

35 890

2,63

Евреи

4 457

0,32

Всего учтено

1 368 849

100

Многочисленные факты свидетельствуют, что подавляющее большинство наших соотечественников в немецком плену вело себя достойно. Мужественно и стойко перенося тяготы плена и издевательства гитлеровцев, они продолжали борьбу с захватчиками. Многие из них бежали и сражались с врагом в партизанских отрядах, в формированиях движения Сопротивления на территории европейских государств. Некоторая часть из них пробилась через линию фронта к советским войскам.

Что касается вернувшихся из плена в конце войны и после её завершения (1 836 562 чел.), то они, как подтверждают документы, после проверки были направлены — около 1 млн чел. для дальнейшего прохождения военной службы в частях Красной Армии, 600 тыс. — для работы в промышленности в составе рабочих команд и батальонов, а 339 тыс. (в том числе 233,4 тыс. бывших военнослужащих) как скомпрометировавшие себя в плену — в лагеря НКВД13.

Разумеется, количество советских воинов, оказавшихся в фашистском плену, отражает страшную трагедию советского народа и его армии. Но это никак не умаляет значения нашей победы, решающего вклада Советского Союза в разгром гитлеровской Германии и ее союзников.

Общее число людских (демографических) потерь страны и ее Вооруженных сил в Великой Отечественной войне — 26,6 млн чел. — свидетельствует об огромных усилиях многонационального Отечества, о неизмеримой тяжести борьбы с фашизмом, которую вынес на себе весь советский народ.

Цена победы велика. Но жертвы были не напрасны. Это вынужденная плата за самое дорогое — свободу и независимость любимой Родины, спасение многих стран от порабощения, плата ради уничтожения германского фашизма и японского милитаризма, ради установления мира на Земле.

Примечания:

1 Россия в мировой войне 1914»и1918 гг. (в цифрах). - М., 1925,, с. 30, 41.

2 Военно-исторический журнал, 1991. № 11, с. 21, 22.

3 Военно-исторический журнал, 1991. № 11, с. 21, 22.

4 Штрайт Кристиан. Они нам не товарищи. — Военно-исторический журнал, 1992. № 11, с. 28.

5 Штрайт Кристиан. Они нам не товарищи. — Военно-исторический журнал, 1992. N° 10.

6 Семиряга М.И. Тюремная империя нацизма и её крах. — М., 1961, с. 126.

7 Совершенно секретно. Только для командования. — М., 1967. с. 102-103.

8 Федеральный архив Германии, RH 23/5-155; RH-53-23/65; R-41/168; Н-3/729.

9 ЦГАОР. Ф. 7021, оп. 148, д. 258, л. 420, 421.

10 Военно-исторический журнал. 1991. № 3, с. 40.

11 Фуллер Д. Вторая мировая война 1939—1945 гг. — М., 1956, с. 164.

12 ЦАМО РФ, ф.13, оп. 3028, д. 8, л.1, 2.

13 ЦАМО РФ, ф. 19 А, оп. 1900, д. 3, лл. 39-41.

 

Тыловое обеспечение

Не ошибемся, если скажем, что важнейшим слагаемым наших побед в сражениях Великой Отечественной войны была слаженная работа тыла, которая осуществлялась под руководством Государственного Комитета Обороны. Главный орган управления организовал перевод народного хозяйства страны на военный лад. Это было вызвано необходимостью ускоренного производства вооружения и других видов материальных средств для обеспечения нужд фронта.

Коренная перестройка произошла и в работе Тыла Красной Армии. С первых дней войны на плечи всех органов Тыла легла большая нагрузка — необходимо было, при неустойчивой линии фронта и интенсивном маневрировании войск, осуществить доставку и обеспечение действующих частей и соединений вооружением, боеприпасами, продовольствием и всем необходимым для их жизнедеятельности и ведения боя. В первые месяцы войны службам Тыла не всегда удавалось полностью выполнить свои задачи. Однако они прилагали большие усилия для обеспечения защиты Ленинграда, Москвы, Сталинграда... Велика их роль в строительстве оборонительных сооружений, железных и грунтовых дорог, организации и практическом выполнении перевозок к линии фронта сотен тысяч человек пополнения, вывоза раненых, подвоза огромного числа тонн воинских грузов. Важнейшим из задач Тыла являлось медицинское обеспечение. Более шести тысяч фронтовых, армейских и флотских госпиталей возвращали в строй пораженных в боях и больных офицеров и солдат.

Большое значение для активизации деятельности тыловых органов имело постановление ГКО «Об управлении Тылом Красной Армии», принятое 28 июля 1941 г. В соответствии с этим документом была реорганизована структура органов Тыла. В целях достижения необходимой централизации руководства вводилась должность начальника Тыла Красной Армии. Им стал генерал-лейтенант А.В. Хрулев. Образовано Главное управление Тыла. В его составе штаб, управление военных сообщений, автодорожное управление и инспекция.

Начальнику Тыла подчинялись Интендантское управление, Управление снабжения горючим, Санитарное (переименованное в Главное военно-санитарное) и Ветеринарное управления.

Во фронтах и армиях были созданы управления во главе с начальником Тыла фронта (армии), который становился заместителем командующего войсками фронта (армии) и одновременно подчинялся начальнику Тыла Красной Армии.

Приказом наркома обороны СССР от 20 августа 1941 г. на одного из членов Военного совета фронта (армии) возлагалась ответственность за снабжение частей и соединений1.

По существу заново созданные фронтовые, армейские базы, автомобильные, железнодорожные, ремонтные, медицинские учреждения успешно справлялись с большим объемом работы по своевременному и всестороннему обеспечению действующей армии на всех этапах войны.

Например, особой сложностью отличалась работа тыловых управлений и частей в период Сталинградской битвы. Отступавшие к Волге соединения имели большие потери в людях и технике. Пополнение, переброска резервов через Волгу под непрерывным огнем противника требовали больших усилий и жертвенности от обеспечивающих служб. При передислокации войск, подвозе материально-технических средств использовались все виды транспорта: железнодорожный, водный, воздушный, автомобильный, гужевой и трубопроводный.

О большой нагрузке, которую пришлось одолевать тыловикам, говорят такие цифры: с июля по ноябрь 1942 г. на Юго-Восточной и Рязано-Уральской железных дорогах ежесуточно выгружалось 1360 вагонов с воинскими грузами, с 19 по 30 ноября — 1850 вагонов, а в декабре 1942 г. — 1980 вагонов в сутки. Объем воинских перевозок с июля 1942 г. по 1 января 1943 г. только в район Сталинграда составил 3269 поездов (106 783 вагона) с войсками и 1052 поезда (42 094 вагона) с материальными средствами2.

Маршал Советского Союза Г.К. Жуков в книге «Воспоминания и размышления» об этом написал так: «...при подготовке контрнаступления предстояло провести колоссальные перевозки войск и материально-технических средств для всех фронтов, особенно для вновь создаваемого Юго-Западного фронта.

Надо отдать должное Генеральному штабу и штабу Тыла Красной Армии. Они блестяще справились с сосредоточением сил и средств для операции».

Так же в сложных условиях выполняли задачи тыловики в Курской битве, завершившей коренной перелом в войне. Руководство решало вопросы построения органов тыла как в обороне, так и в наступлении, создания эшелонирования всех видов запасов. Было принято решение о коренном изменении системы подвоза материальных средств по опыту Сталинградского фронта. Ответственность за подвоз всех видов снабжения в нижестоящие объединения, соединения и части возлагалась на старшего командующего, командира, начальника. План построения органов тыла был осуществлен не по оборонительному, а по наступательному варианту. Фронтовые склады в большинстве случаев находились в 100—250 км от линии фронта, армейские — в 40—100 км, дивизионные склады размещались в 10—20 км от переднего края.

Все это и многое другое при обороне и наступлении советских войск и активных действиях тыловых органов сыграло положительную роль в разгроме немецких группировок.

Такую же распорядительность, а порой и отвагу проявили тыловики на всех фронтах войны.

Людские потери личного состава частей, соединений организаций Тыла отнесены к утратам фронтов, отдельных армий.

* * *

Эвакуация населения, промышленных предприятий, культурных и научных ценностей из прифронтовых районов стала одной из ярчайших страниц истории Великой Отечественной войны. Это была гигантская операция, потребовавшая громадных усилий центральных органов управления, местных органов власти, железнодорожников, речников, всех транспортников, инженеров, рабочих заводов и фабрик...

В период немецкого наступления из угрожаемых районов в труднейших условиях, нередко под огневым воздействием противника, было вывезено 1523 крупных промышленных предприятия, из них 1200 к весне 1942 г. уже давали продукцию, необходимую фронту3.

Восточные районы страны стали главным военно-промышленным арсеналом Родины. Особенно велика была роль Урала. Его промышленность давала до 40 процентов всей военной продукции страны. Уже к концу 1942 г. Советский Союз по выпуску военной продукции превзошел фашистскую Германию. Это во многом определило коренной перелом в ходе войны, а затем и окончательный разгром фашистской Германии.

Примечания:

1 Комаров Н.Я. Государственный Комитет Обороны. М.: Воениздат, 1990, с. 63, 64.

2  Миренков А.И. Военно-экономический фактор. — М., 2005, с. 171.

3 Дюпюи Р.Э., Дюпюи Т.Н. Всемирная история войн. Книга четвертая. — СПБ—М.: Полигон, 2000, с.